Форум » Дискуссионный Зал » Оружие и прочие средства уничтожения » Ответить

Оружие и прочие средства уничтожения

Nail Buster: Это общая тема об оружии. Здесь можно задавать вопросы, делиться интересными фактами и, конечно же, придумывать свои оригинальные средства подавления разумной жизни. Холодное оружие, огнестрельное, замысловатая военная техника будущего - всё это здесь.

Ответов - 301, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 All

Хондао: К настоящему времени сложился определенный стереотип компоновки танка: гусеничный движитель, одна башня с вооружением, корпус прямоугольной формы. Но инженерная фантазия гораздо богаче. Конструкторы разрабатывали самые экзотические проекты бронемонстров, которые по тем или иным причинам так и не появились на поле боя. Одним из таких проектов был танк-шароход, то есть боевая машина в форме шара. Идея с точки зрения вездеходности очень перспективная. Но боевой бронешар… не фантастика ли это? «Подвижный щит для защиты от ружейных и других пуль» В. Майера, СССР, 1927 г. Два пустотелых цилиндра в рост человека, в центре – боец с пулеметом. Единственный член экипажа сам передвигал агрегат по полю боя, переступая ногами по скобам на внутренней поверхности колес. Фактически это перекатной бронещит или мобильная бронеточка. Для настоящего шаротанка не хватает только двигателя Сборно-разборный пятиместный «контртанк» Ф. Бородавкова, СССР, 1930-е гг. «Бронебочку» катили на врага сидящие внутри бойцы, цепляясь руками за скобы. Тормозами служили выдвижные ножевые упоры. Отсутствие вооружения делает непонятным назначение устройства – по-видимому, его можно рассматривать в качестве бронетранспортера для сближения с передовыми окопами противника. Благополучно достигнув передовой, экипаж спешивается и атакует траншею неприятеля «Сходукет» В. Лукина, или «Скороходовая двухколесная танга», СССР, 1928 г. Самая впечатляющая и поражающая воображение идея – бронемонстр диаметром 12 м с десятком пулеметов. Эскиз студента-недоучки (отчислен из Ленинградского технологического института за академическую неуспеваемость, поскольку все свободное время посвящал разработке сходукета) заставляет вспомнить не менее громоздкий «царь-танк» (или «боевую колесницу») Н.Н. Лебеденко 1917 года с колесами диаметром 9 м В шаре все едино – и колеса, и кабина… Сферические вездеходы давно привлекали внимание конструкторов. Это по-настоящему вездеходная техника. Большой диаметр корпуса-колеса обеспечивает отличную проходимость на пересеченной местности, позволяя преодолевать высокие вертикальные препятствия, широкие рвы и овраги. Большая площадь опорной поверхности позволяет машине свободно идти по непроходимому болоту, зыбучим пескам, сыпучему снегу, крутым склонам песчаных дюн, то есть там, где обычные «вездеходы» проваливаются, буксуют и без посторонней помощи выбраться не могут. Одно из дополнительных преимуществ данной конструкции – ее амфибийность. Большой объем корпуса обеспечивает большую грузоподъемность (водоизмещение) машины на воде. А двигаться по поверхности машине позволяет свободное вращение внешней оболочки, которая выполняет роль движителя, и протектора, выполняющего роль плиц гребного колеса. При этом кинематическая схема со свободно вращающимся внешним сферическим корпусом позволяет машине после остановки начать движение в любую сторону без разворота всего вездехода. Машина движется только за счет смещения центра тяжести в нужную сторону. Устойчивость вездехода может обеспечиваться как мощным гироскопом, так и просто низким расположением центра тяжести. Единственная проблема – обзорность: создание прозрачного корпуса проблематично, а применение радиопрозрачных материалов (углепластик, например) позволяет ориентироваться только с помощью радиолокатора. В давние времена научно-популярные журналы любили публиковать рисунки на тему «Мир двухтысячного года». В том, выдуманном, будущем мире по воздуху неслись причудливые махолеты, по земле катились шароходы… Двухтысячный год уже миновал. Мир остался таким, какой он есть, – ни тебе махолетов, ни шароходов… Может быть, они появятся в «мире трехтысячного года»? Но на самом деле идея не умерла и в наши дни. Например, уже в XXI веке в России разработано стабилизированное шасси для роботов в виде моноцикла, то есть машины в виде единственного колеса, в котором смонтированы двигатель и все системы управления роботом. Шаротанк Межвоенный период – это время экспериментов и поисков. Идея сферической боевой машины захватила умы конструкторов многих стран. Она буквально носилась в воздухе. Ведь при всей экзотичности идеи была очевидна высокая проходимость агрегата (весь корпус – одно большое колесо, а его большой объем обеспечивает плавучесть и преодоление водных преград) и повышенная пулестойкость сферического бронекорпуса, форма которого заметно повышает вероятность рикошета. Наш соотечественник С.Г. Зайцев еще в 1925 году запатентовал «шарообразный танк», который состоял из двух вложенных одна в другую сферических оболочек. Внутренняя, не вращающаяся оболочка служила основным корпусом машины, в ее нижней части размещались все механизмы и экипаж. Внешняя бронеоболочка вращалась, перекатывая танк по местности. Движение машины происходило с помощью двигателя внутреннего сгорания за счет вращения внешней оболочки относительно неподвижной внутренней. Управление машиной по направлению осуществлялось за счет перемещения влево-вправо специального груза, который вызывал изменение центра тяжести внутренней оболочки. Как же танкист будет видеть сквозь две сплошные оболочки? Эту проблему изобретатель решил изящно: экипаж вел наблюдение через два перископа, проходящие через полые оси по бокам танка (по оси вращения оболочек). Автор особо отмечал как преимущество своей машины то обстоятельство, что вращение наружной оболочки повышает ее пулестойкость, так как увеличивается вероятность рикошета. Правда, автор совершенно забыл упомянуть, где же размещается самое главное – вооружение его чудо-машины? В самом деле, не по принципу же «сама едет, сама давит»… В 1927 году другой наш изобретатель, В. Майер, предложил «подвижный щит для защиты от ружейных и других пуль» – два пустотелых цилиндра в рост человека справа и слева от бойца с пулеметом. Сзади агрегат придерживали два роликовых катка, а двигал его сам красноармеец, переступая ногами по скобам, образующим боковую поверхность колес, – этакая белка в колесе, которая при этом еще должна была стрелять из пулемета… Впрочем, автор толком не пояснил, как именно ехал «щит». Это, конечно, не совсем танк, но поставьте на подобную конструкцию двигатель – и шар-танк готов. Не совсем понятно, как действовал и сборно-разборный пятиместный «контртанк» Ф. Бородавкова, который катили на врага сидящие внутри бойцы, цепляясь руками за скобы. Тормозами служили выдвижные ножевые упоры. Главным достоинством своей «бронебочки» автор считал дешевизну и уверял, что в бою она не уступит полноценному танку! Хотя орудий почему-то не нарисовал. И. Лысов в 1928 году подал заявку на танк в виде огромного шара с пушками (почему-то не показанными на чертежах) и пулеметами в боковых спонсонах по оси вращения. Двигатель, как самая тяжелая часть конструкции, помещался в центре на карданном подвесе, а поворот осуществлялся «изменением центра тяжести». Но самая впечатляющая и поражающая воображение идея – «Сходукет» студента-недоучки В. Лукина, «Скороходовая двухколесная танга» (одно название чего стоит!), предложенная в 1928 году. Монстр диаметром 12 м должен был быть вооружен десятком пулеметов. Но дальше общей идеи дело не пошло… Буржуины тоже не дремали. Существует германский патент на шаровой танк аж 1905 года. А в конце 1930-х немецкие и японские фирмы начали активно разрабатывать танки в виде шара. В тот же период, а точнее – в 1936 году, один изобретатель из Техаса (США) предложил проект оригинального танка, двигавшегося по принципу катящегося шара. Танк представляет собой сферическую стальную кабину, заключенную во вращающуюся внешнюю оболочку. Эта внешняя оболочка состояла из двух полушарий, имевших на поверхности ребра. Двигатель, находившийся в кабине, вращал наружную оболочку, двигая танк по земле. Повороты танка осуществлялись при помощи изменения скорости одного из полушарий (левого или правого). Пулеметы были установлены в двух сферических башнях по бокам. Между двумя двигающимися полушариями имелась стационарная неподвижная полоса, в которой располагались окошки для пулеметов. Тяжелый двигатель, установленный в центре полукабины, давал танку устойчивость и предохранял его от сваливания на бок. Кабина при необходимости могла быть хорошо защищена от отравляющих веществ. Изобретатель утверждал, что благодаря сферической форме такой танк представляет собой очень малую и неудобную мишень для бомб и гранат противника; ему не страшен пулеметный и артиллерийский огонь, так как пули и легкие снаряды скользят по шаровидной поверхности, теряя свое направление. В заключение изобретатель отметил значительную проходимость танка в самых тяжелых условиях. Инженерная мысль не дремала даже в разгар войны, в блокадном Ленинграде: изобретатель Н.Н. Чегодаев предложил свой проект «шарового танка», который рассматривался Комиссией по реализации оборонных изобретений Военного отдела Ленинградского городского комитета ВКП(б). Все приведенное выше – не более чем теоретические изыскания и игра инженерного ума. Но ведь существовал и реально построенный настоящий шаротанк! В танковом музее в подмосковной Кубинке хранится опытный немецкий легкий шар-танк Kugelpanzer времен Второй мировой войны. Об этом аппарате почти ничего не известно. Наши войска захватили его в конце войны на Куммерсдорфском полигоне вермахта вместе со сверхтяжелым «Маусом» («Мышонком»). Вооружения он не имел и применялся как самоходный наблюдательный пункт (для передового артнаблюдения и корректировки артогня). Толщина его брони составляет 5 мм. Масса – 1,8 т. Одноцилиндровый мотоциклетный двухтактный карбюраторный двигатель мощностью 25 л.с. позволяет развивать скорость до 8 км/ч. По бокам центрального цилиндрического отсека в рост человека расположены две вращающиеся полусферы, которые и служили движителем. Сзади установлен небольшой хвостовой опорный каток. Двигатель приводил в действие полусферы, снабженные грунтозацепами. Танкист, конечно, не бегал, как белка в колесе: в корпусе оборудовано вполне комфортное место для водителя-наблюдателя – единственного члена экипажа. Спереди, на уровне глаз сидящего бойца, находится смотровая щель. Входной люк для танкиста расположен сзади. Особенно озадачивает полное отсутствие на этой экзотической машине вооружения. Или бронеколобок – сам по себе вооружение, асфальтовый каток, просто закатывающий врагов?.. Поиски дополнительной информации по архивам и запросы в Германию никаких результатов не дали. Похоже, немцы тоже не имеют никакого представления об этом детище конструкторской мысли.

Хондао: С началом войны на заводах Цеппелина стали лихорадочно строить новые дирижабли. Большую часть цеппелинов, сделанных в конце 1914 и начале 1915 годов, составляли корабли серии «т» объемом 22 470 куб. м. Они примерно соответствовали объему морского дирижабля L-3 (LZ-24), построенного в мае 1914 года, но вместе с тем в их конструкцию было введено много усовершенствований. У них остался еще укороченный внешний киль, но дирижабли получили современное одинарное хвостовое оперение на тонкой кормовой части. Под оболочкой находились 2 одинаковые длинные гондолы, расположенные друг за другом. Передняя, командирская, была застеклена. В ее задней части был установлен мотор «Майбак» МС-Х мощностью 210 л. с., с толкающим воздушным винтом. Во второй гондоле находились два МС-Х, их мощность разделялась между толкающим винтом в хвостовой части гондолы и двумя винтами, установленными на рамах на боковых сторонах корпуса корабля. Длина цеппелинов серии «т» составляла 158 м, грузоподъемность 7450 кг. Дирижабли развивали скорость 80,6 км/ч и могли действовать на высоте 2000 м. В конце 1914 года был выпущен новый значительно усовершенствованный тип дирижабля переходной серии «m/n» Z-XII (LZ-26) объемом 25 000 куб. м, у которого коридор, соединяющий гондолы, проходил не по килю под корпусом дирижабля, как это делалось прежде, а был устроен внутри каркаса. Дирижабль имел более совершенную аэродинамику. Армия получила четыре дирижабля: Z-IX, Z-X, Z-XI и Z-XII. Военные опасались вводить в свой состав «несчастливый» тринадцатый номер. Поэтому некоторое время использовались заводские обозначения. Большинство кораблей серии «m» были переданы флоту. Энергией и стараниями Штрассера к новому 1915 году Дивизион воздушных кораблей пополнился сразу пятью боевыми единицами: L-4, L-5, L-6, L-7 и L-8. Однако на 6 дирижаблей приходилось 25 подготовленных экипажей, что никак не устраивало Штрассера. В его распоряжении уже находилось почти 4000 человек, рассредоточенных на воздухоплавательных базах и готовых по первому приказу вылететь на бомбардировку Англии. Правда, лететь пока им было не на чем, и поэтому Петер Штрассер фактически в одиночку провел переговоры с заводами Цеппелина и договорился о постройке к середине 1915 года двадцати восьми дирижаблей увеличенного объема, пригодных для налетов на Британские острова. Моряки использовали дирижабли в основном для патрулирования Северного и Балтийского морей и для установки минных заграждений. Морская разведка была столь интенсивна и успешна, что британцы с горечью отмечали: для этого дела один дирижабль стоит пяти-шести крейсеров. Вот только некоторые наиболее характерные примеры совместной боевой работы цеппелинов с флотом. L-5 принимал участие 25 декабря 1914 года в обороне германского побережья от нападения девяти гидросамолетов англичан. В воздушном бою было сбито 3 гидросамолета. 24 января 1915 года в Северном море произошел бой между германской эскадрой линейных крейсеров под командованием адмирала Хиппера и такой же эскадрой англичан под командованием адмирала Битти. В этом бою дважды случай становился на сторону англичан, парализуя действия германского командования, основанные на правильных расчетах и опирающиеся на объективные разведданные. Первый случай — секретная сигнальная книга германского флота, которая была найдена русскими моряками на затонувшем еще в августе 1914 года германском крейсере «Магдебург». Она была передана англичанам, вследствие чего союзники получили возможность расшифровать все радиограммы немцев. Второй случай — неудачное ведение разведки цеппелином L-5, приданным в том бою германским крейсерам, и третий — совершенно случайное попадание английского снаряда в самое уязвимое место германского крейсера «Блюхер». Мы остановимся на втором эпизоде, который близок нам по теме, и сразу оговоримся, что видим в нем только отсутствие опыта совместных действий флота и дирижаблей и недостаточную предварительную проработку боевой задачи. Германской крейсерской эскадре были приданы 3 дирижабля, стоявшие в своих эллингах в готовности для вылета. Адмирал Хиппер воспользовался только одним, перед которым к тому же была поставлена недостаточно ясная задача. Таким образом, во время боя над судами германского флота находился один цеппелин вместо трех. Вместо того чтобы осматривать районы вблизи сражения, и сообщать о передвижениях морских сил противника, он занялся бомбометанием по английским кораблям, окружившим подбитый германский крейсер «Блюхер». Для оказания помощи гибнущему кораблю Хипперу нужны были сведения о противнике и дальних подступах к месту боя, но L-5 самозабвенно швырял бомбы, которые ложились вдали от кораблей противника, совершенно не обращавшего внимания на цеппелин. Не зная точной обстановки, адмирал отказался от первоначального намерения напасть всеми своими силами на англичан и тем облегчить положение «Блюхера», так как опасался быть связанным боем при появлении новых судов противника. Одновременно Хиппер запросил L-5, не замечает ли он уменьшения скорости неприятельских судов, и получил отрицательный ответ. Из-за этого он отменил намеченную на вечер того же дня атаку немецких миноносцев на те корабли англичан, скорость которых из-за повреждений в бою упала. В действительности, в момент сражения 6 английских линейных кораблей, шедших на помощь адмиралу Битти, были еще далеко от района боя и приблизились к нему лишь через три часа; английский крейсер «Лайон» получил в бою повреждения, вышел из строя и малым ходом удалялся из района боевых действий к английским берегам. Таким образом, Хиппер имел возможность спасти крейсер и отправить миноносцы в атаку, но 2 цеппелина, так необходимые в ходе сражения, «прохлаждались» на базе, а командир L-5 проявил тактическую неграмотность. 26 мая 1915 года из воздушного порта Зеддин на Балтийском побережье L-5 поднялся в разведывательный полет вместе с самолетами в направлении на Гельсингфорс. Всего L-5 выполнил 47 патрульных полетов и только один на бомбардировку. L-6 также принимал участие в бою 25 декабря 1914 года, причем его корпус в нескольких местах пробили снаряды. 4 июля 1916 года, благодаря его донесению, было предупреждено нападение английского флота на германское побережье. Применение армейских цеппелинов все время расширялось. В 1915 году была построена база дирижаблей в венгерском городе Темишваре, оттуда летали корабли с курьерскими заданиями и с дипломатами в Софию. В то время царская Болгария выступала союзницей Германии. В конце года в болгарском городе Ямболи началось строительство базы для цеппелинов, которые должны были взаимодействовать с германскими подводными лодками, атакующими русский флот на Черном море. Армейские воздухоплаватели, проанализировав итоги боевой работы первых месяцев войны, поняли, что применение дирижаблей в дневное время суток на небольшой высоте в условиях активного противодействия зенитных средств противника приводит к слишком большим и, главное, неоправданным потерям. Активность цеппелинов перенесли на ночное время, по возможности безлунное — а таких полетных ночей было лишь около четырнадцати в месяц. Объекты для атак выбирались очень тщательно с учетом стратегических интересов. Рейды в глубокий тыл противника с целью уничтожения важных опорных пунктов или крупных промышленных предприятий планировались только после тщательной разведки, изучения аэрофотоснимков и других надежных данных. Роль Парижа и Лондона как сильно укрепленных пунктов и центров военной промышленности оценивалась немецким командованием чрезвычайно высоко. При нападении на эти города участникам рейда указывались точные координаты целей — железнодорожные станции, военные заводы, арсеналы, портовые сооружения, казармы и т. д. Проводя принцип концентрации боевых сил на одной цели, немецкое командование по возможности избегало дробления этих сил второстепенными операциями. Неизбежность гибели большого числа мирных жителей при проведении воздушных бомбардировок густонаселенных центров прекрасно осознавали обе стороны, но ненасытное жерло войны требовало своих жертв. Политики рассчитывали ходы, военные, не задумываясь, справно бросали в дело все новые и новые дивизии, а мирным жителям приходилось только уповать на милость Бога. Авиация Антанты часто наведывалась на территорию Германии и бомбила практически незащищенные города, поэтому немцы никак не могли оставить эти рейды без ответа. Париж был залит электрическим светом, когда в ночь с 20 на 21 марта 1915 года его «навестили» Z-X, LZ-35 и SL-2. Над линией фронта французская зенитная артиллерия добилась нескольких попаданий в дирижабли, при этом SL-2 получил столь серьезные повреждения, что экипаж вынужден был, не долетев до цели, сбросить бомбы на Компьен, где находился штаб одной из армий, и вернуться. Прожекторы указывали дирижаблям путь в темноте над зоной боевых действий от Лилля до Нуайона. В Париже затемнение полностью не соблюдалось; с высоты в 2400 м можно было различить линии улиц. Множество прожекторов отыскивали дирижабли, которые, несмотря на сильнейший огонь зенитной артиллерии, сбросили 1500 кг бомб в течение полуторачасового налета. Непосредственно на город упали 6 зажигательных бомб, остальные — в основном на предместье Батигнолл. Бомбардировка принесла незначительные результаты: ранены 17 человек. Назад после одиннадцатичасового полета вернулся только LZ-35, a Z-X был сбит у Сен-Кантена. И тем не менее первый крупный налет на центр французской военной промышленности, несмотря на потери, удался. Насколько эффективно оказалось его действие, можно было видеть по паническим настроениям в прессе и дебатам в парламенте. Париж, да и вся территория Франции, являлись для экипажей дирижаблей «тяжелой» целью, ведь им следовало пролететь над районами сильно насыщенной средствами ПВО как прифронтовой полосы, так и самого города. Усиление неприятельской воздушной обороны, в особенности авиации — опаснейшего врага дирижаблей, потребовало повышения их скорости и высоты подъема; оба эти условия привели к увеличению размеров дирижаблей. В апреле был выпущен LZ-38 — первый дирижабль нового типа объемом 31 900 куб. м. Он имел 3 мотора, обладал скоростью 90 км/ч, максимальной высотой полета 2200 м и поднимал 12 750 кг полезного груза. Успехи Штрассера в деле развития боевого воздухоплавания выглядели просто потрясающими. Даже германская армия, которая вдруг прозрела и поняла, что цеппелины представляют собой весьма перспективный вид оружия, не смогла угнаться за «сумасшедшим лейтенантом». Все, чего смогло добиться армейское командование, это построить полтора десятка разнокалиберных дирижаблей, которые использовались в тактических целях с немногочисленных баз на Восточном фронте и на Балканах. Бомбардировочные операции были эффектными, но вместе с тем почти никогда неэффективными. Между армией и флотом развернулось острое соперничество за достижение большего успеха в налетах на Британские острова. Однако эти операции оказались не такими уж легкими. Ночной полет создавал серьезные проблемы с точной ориентацией воздушного корабля. Радиотелеграф развивался довольно неспешно и служил в большей мере для получения информации о погоде, чем наведению и уточнению местоположения корабля. Кроме того, над головой пилотов находилось огромное количество водорода, который только и ждал малейшего повода к воспламенению. Несмотря на это, полная опасностей служба привлекала и в армию, и во флот все больше добровольцев, из которых и формировали экипажи цеппелинов.

Хондао: Рейд 8 сентября 1915 года стал самым удачным налетом на британскую столицу за всю историю Дивизиона воздушных кораблей. Неудивительно, что историография этого, скажем прямо, неординарного события, весьма обширна. Вот, к примеру, свидетельство старшего механика L-13, находившегося во время бомбардировки Лондона в рулевой гондоле рядом с Генрихом Мати. «Самую большую бомбу мы сбросили с высоты примерно в два с половиной километра. К сожалению, в цель она не попала, но даже с той высоты, на которой находился L-13, можно было разглядеть чудовищный масштаб разрушений, вызванных взрывом 300-килограммового монстра. Целый городской квартал превратился в груду обломков и щебня. Через несколько секунд на этом же месте начал разгораться пожар, охвативший затем всю центральную часть Лондона. Эта картина казалась нам совершенно фантастической, и буквально весь экипаж словно завороженный застыл у иллюминаторов гондолы. И вдруг — резкий свет, ослепительный, как удар по глазам. Это зенитный прожектор поймал нас в свой луч. Когда ко мне вернулось зрение, на фоне огненного ковра, застилавшего Лондон, сквозь слезы я разглядел странные темные шарики, которые как бы подплывали к дирижаблю все ближе и ближе. Другие члены команды L-13 с неменьшим интересом разглядывали эти штуки, пытаясь понять, что же все-таки это такое. Внезапная догадка пронзила меня, словно электрический ток. Шрапнель! И действительно, это были разрывы зенитных снарядов, медленно, но верно приближавшиеся к нашему воздушному кораблю, в оболочке которого находилось 35 000 куб. м водорода. Видимо, я не один был таким догадливым — кто-то в рубке заорал не своим голосом: «Пора сматываться отсюда к чертовой матери!» Этот призыв был поддержан другими членами команды с большим энтузиазмом, но наш командир казался абсолютно безразличен к этим воплям. Он приказал сделать еще один круг над центром, чтобы подыскать цель для последних двух фугасок. Генрих Мати был спокоен так, будто он находился не под обстрелом на мостике цеппелина, а сидел в прогулочной лодке, выбирая на берегу самое удобное место для пикника. Да, черт возьми, такого командира дирижабля надо было еще поискать! Оставшиеся бомбы мы сбросили на железнодорожную станцию. Удар был точным — вверх полетели рельсы, обломки пакгауза и двух больших автобусов, стоявших перед зданием вокзала. Разглядеть эти подробности не составляло никакого труда — по улицам Лондона текли огненные реки пожаров, вызванных нашими зажигалками. Наконец-то Мати успокоился. Все, что мог, он уже сделал. Бомбы закончились, пришло время выходить из боя. Он приказал дать полный ход и увеличить высоту полета до трех с половиной километров. Эта предосторожность была явно не лишней — зенитные снаряды начинали рваться в опасной близости от дирижабля, и достаточно было маленького раскаленного осколка, чтобы L-13 превратился в погребальный костер для всех шестнадцати членов его команды. Парашютов мы с собой никогда не брали. Во-первых, они были еще слишком ненадежны, а во-вторых, тяжелые и громоздкие ранцы «съедали» драгоценные килограммы полезной нагрузки. Вместо них мы либо грузили лишнюю пару-тройку бомб, либо заливали несколько десятков литров горючего. Когда горящий Лондон остался позади и я смог перевести дух, то с удивлением обнаружил, что несмотря на зверский холод, который царил в продуваемой всеми ветрами гондоле, пот буквально катится с меня градом. Слаженный рев «Майбахов», за которыми я неусыпно следил во время всего пути, успокаивал, вселяя надежду на благополучное возвращение домой. Те 12 минут, которые мы провели над центром британской столицы, показались мне вечностью. Целых 10 часов понадобилось L-13 чтобы пересечь Северное море и добраться до своего эллинга. Подвахтенные забрались в свои подвесные койки и захрапели. Я же, отстояв две вахты, буквально валился с ног, но так и не смог сомкнуть глаз. Нервное напряжение было так велико, что несмотря на смертельную усталость, сон не шел ко мне. Я смотрел на занимавшийся рассвет и, может быть впервые, понимал, насколько он прекрасен. Я никогда не был верующим человеком, нет. Но в это утро я благодарил Бога за то, что он не дал мне умереть. И я молился о том, чтобы удача сопутствовала нам в следующем рейде. И в следующем. И в тех, что будут потом. Но в глубине души я чувствовал, что от судьбы не уйдешь. В полной мере это чувство знакомо, пожалуй, только подводникам и боевым аэронавтам. Рано или поздно каждый из нас должен вытащить из колоды туза пик». Итак, экипаж L-13 как триумфаторов встречал весь личный состав Дивизиона воздушных кораблей. А что же противная сторона? Как пережили этот разрушительный налет жители британской столицы? Американский репортер А. Шеферд, ставший очевидцем бомбардировки, оставил после себя следующее свидетельство: «...Все движение на улицах замерло. Тысячи людей провожали глазами продолговатый силуэт цеппелина, так мирно плывущий среди осенних звезд. Время от времени лучи прожекторов касались боков несущего смерть корабля, и тогда его корпус начинал светиться лунно-желтым светом. Город сотрясали разрывы бомб. Смерть и разрушение пришли в Лондон. Отчаянно лаяли зенитки, пытаясь поразить шрапнелью неуязвимого врага. — Ради всего святого, не делайте этого! — услышал я рядом испуганный шепот. Один человек умолял другого погасить спичку, от которой тот пытался прикурить. И тут я вдруг обратил внимание, что люди вокруг меня боялись открыть рот! Они разговаривали только шепотом, словно неосторожный, громкий звук мог достигнуть ушей тех, кто управлял цеппелином, и новая порция бомб тотчас же обрушилась бы на голову болтуна и заставила его замолчать навеки. В эту ночь самый большой город на Земле превратился в поле битвы, причем англичанам приходилось сражаться и за те семь миллионов мирных мужчин, женщин и детей, что до сих пор не подозревали, какую опасность таит в себе лондонское небо. Одинокий дирижабль заставил целый город сжаться в ужасе, как кролик перед удавом. На четверть часа война вошла в жизнь каждого лондонца». Пока в Берлине гремели фанфары, а кайзер раздавал награды экипажу L-13, в английских военных штабах царили уныние и растерянность. Британские газеты в один голос призывали доблестные войска метрополии покарать наглых агрессоров, подвергших варварской бомбардировке городской парк, жилые районы и склады текстильной фабрики. Среди убитых и раненых во время налета 8 сентября основную массу составляли мирные жители Лондона. Собор святого Павла, один из главных католических храмов страны, уцелел просто чудом, так как самая тяжелая бомба разорвалась буквально на соседней улице. Наибольшее количество жертв оказалось в двух омнибусах, разбитых во время атаки Ливерпульского вокзала. Страсти разгорались с каждым днем, грозя обрушить волну народного гнева на головы британских генералов и адмиралов. Для того чтобы успокоить общественное мнение, требовались решительные действия по укреплению системы ПВО столицы Великобритании и ее крупных политических и экономических центров. Но наличных сил и средств для реализации этой задачи было явно недостаточно. Через неделю после налета L-13 на Лондон британское Адмиралтейство выпустило секретный меморандум о реальном положении дел с защитой Англии от рейдов цеппелинов. Вскоре этот документ по каналам немецкой разведки попал в штаб Дивизиона воздушных кораблей, и его чтение доставило немало приятных минут Петеру Штрассеру. Меморандум был очень длинным и весьма подробным, но кратко его содержание сводилось к следующим пунктам: — одиночный рейдер за 12 минут нанес столице Британской империи ущерб, сопоставимый с потерями в крупной военной операции; — нападение было абсолютно внезапным, силы противовоздушной обороны не подозревали о присутствии L-13 до тех пор, пока первые бомбы не начали рваться на улицах города; — расчеты прожекторных установок производили поиск дирижабля совершенно хаотично и не могли удерживать его в луче дольше нескольких секунд; — наводчики зенитных орудий не смогли определить высоту полета L-13 и его курс, несмотря на то что цель находилась в зоне эффективного огня около 15 минут; — истребители-перехватчики так и не были подняты по тревоге; причины: во-первых, самолеты не были оборудованы для ночных полетов, во-вторых, время набора необходимой для атаки цеппелина высоты было слишком велико, чтобы догнать и атаковать его; — в случае нападения на город нескольких дирижаблей, количество жертв и разрушений возрастет в несколько раз, а вероятность их перехвата заметно снизится из-за того, что силам ПВО придется бороться с несколькими целями одновременно; — в ближайшее время следует ожидать активизации действий немецких цеппелинов и повышения эффективности налетов, так как на вооружение воздухоплавательных частей должны поступить корабли улучшенной конструкции, с большей бомбовой нагрузкой, скоростью и высотой полета. У командира Дивизиона воздушных кораблей были все основания гордиться действиями экипажа Генриха Мати. С каждой страницы меморандума Адмиралтейства сквозила неприкрытая тревога и даже страх перед новыми рейдами. Штрассер отдавал себе отчет в том, что противник приложит все усилия для того, чтобы защитить своих граждан, города и военные объекты на территории Британских островов, но эта перспектива его не пугала. Скорее наоборот, это являлось одной из главных задач, которую Петер Штрассер пытался реализовать при помощи налетов своих дирижаблей. Не нанесение прямого материального ущерба, а подрыв военного потенциала неприятеля — вот ради чего уходили в ночное небо воздушные корабли. Чтобы отбиться даже от одиночного воздушного рейдера, англичанам приходилось строить новые аэродромы, отводить с фронта эскадрильи истребителей, оборудовать прожекторные и звукоулавливающие станции, постоянно увеличивать число зенитных батарей, прикрывающих крупные города и центры военной промышленности. Мероприятия по затемнению нарушали ритмичность работы промышленности и транспорта, что негативно сказывалось на выпуске военной продукции. В обществе росло недовольство бессилием военных и их неспособностью предотвратить жертвы среди мирного населения. Моральный дух жителей столицы и крупных городов Англии заметно упал. Многие готовились эвакуироваться на север страны или уехать на время в сельскую местность. Штрассер чувствовал, что еще немного, и в стане врага начнется самая настоящая паника. Цифры, приведенные в меморандуме, подкрепляли эту уверенность.


Хондао: Самодельная гауссовка: Обладать оружием, которое даже в компьютерных играх можно найти только в лаборатории сумасшедшего ученого или возле временного портала в будущее, – это круто. Наблюдать, как равнодушные к технике люди невольно фиксируют на устройстве взгляд, а заядлые геймеры спешно подбирают с пола челюсть, – ради этого стоит потратить денек на сборку пушки Гаусса. Как водится, начать мы решили с простейшей конструкции – однокатушечной индукционной пушки. Эксперименты с многоступенчатым разгоном снаряда оставили опытным электронщикам, способным построить сложную систему коммутации на мощных тиристорах и точно настроить моменты последовательного включения катушек. Вместо этого мы сконцентрировались на возможности приготовления блюда из повсеместно доступных ингредиентов. Итак, чтобы построить пушку Гаусса, прежде всего придется пробежаться по магазинам. В радиомагазине нужно купить несколько конденсаторов с напряжением 350–400 В и общей емкостью 1000–2000 микрофарад, эмалированный медный провод диаметром 0,8 мм, батарейные отсеки для «Кроны» и двух 1,5-вольтовых батареек типа С, тумблер и кнопку. В фототоварах возьмем пять одноразовых фотоаппаратов Kodak, в автозапчастях – простейшее четырехконтактное реле от «Жигулей», в «продуктах» – пачку соломинок для коктейлей, а в «игрушках» – пластмассовый пистолет, автомат, дробовик, ружье или любую другую пушку, которую вы захотите превратить в оружие будущего. Мотаем на ус Главный силовой элемент нашей пушки – катушка индуктивности. С ее изготовления стоит начать сборку орудия. Возьмите отрезок соломинки длиной 30 мм и две большие шайбы (пластмассовые или картонные), соберите из них бобину с помощью винта и гайки. Начните наматывать на нее эмалированный провод аккуратно, виток к витку (при большом диаметре провода это довольно просто). Будьте внимательны, не допускайте резких перегибов провода, не повредите изоляцию. Закончив первый слой, залейте его суперклеем и начинайте наматывать следующий. Поступайте так с каждым слоем. Всего нужно намотать 12 слоев. Затем можно разобрать бобину, снять шайбы и надеть катушку на длинную соломинку, которая послужит стволом. Один конец соломинки следует заглушить. Готовую катушку легко проверить, подключив ее к 9-вольтовой батарейке: если она удержит на весу канцелярскую скрепку, значит, вы добились успеха. Можно вставить в катушку соломинку и испытать ее в роли соленоида: она должна активно втягивать в себя отрезок скрепки, а при импульсном подключении даже выбрасывать ее из ствола на 20–30 см. Препарируем ценности Для формирования мощного электрического импульса как нельзя лучше подходит батарея конденсаторов (в этом мнении мы солидарны с создателями самых мощных лабораторных рельсотронов). Конденсаторы хороши не только большой энергоемкостью, но и способностью отдать всю энергию в течение очень короткого времени, до того как снаряд достигнет центра катушки. Однако конденсаторы необходимо как-то заряжать. К счастью, нужное нам зарядное устройство есть в любом фотоаппарате: конденсатор используется там для формирования высоковольтного импульса для поджигающего электрода вспышки. Лучше всего нам подходят одноразовые фотоаппараты, потому что конденсатор и «зарядка» – это единственные электрические компоненты, которые в них есть, а значит, достать зарядный контур из них проще простого. Разборка одноразового фотоаппарата – это этап, на котором стоит начать проявлять осторожность. Вскрывая корпус, старайтесь не касаться элементов электрической цепи: конденсатор может сохранять заряд в течение долгого времени. Получив доступ к конденсатору, первым делом замкните его выводы отверткой с ручкой из диэлектрика. Только после этого можно касаться платы, не опасаясь получить удар током. Удалите с зарядного контура скобы для батарейки, отпаяйте конденсатор, припаяйте перемычку к контактам кнопки зарядки – она нам больше не понадобится. Подготовьте таким образом минимум пять зарядных плат. Обратите внимание на расположение проводящих дорожек на плате: к одним и тем же элементам схемы можно подключиться в разных местах. Расставляем приоритеты Подбор емкости конденсаторов – это вопрос компромисса между энергией выстрела и временем зарядки орудия. Мы остановились на четырех конденсаторах по 470 микрофарад (400 В), соединенных параллельно. Перед каждым выстрелом мы в течение примерно минуты ждем сигнала светодиодов на зарядных контурах, сообщающих, что напряжение в конденсаторах достигло положенных 330 В. Ускорить процесс заряда можно, подключая к зарядным контурам по несколько 3-вольтовых батарейных отсеков параллельно. Однако стоит иметь в виду, что мощные батареи типа «С» обладают избыточной силой тока для слабеньких фотоаппаратных схем. Чтобы транзисторы на платах не сгорели, на каждую 3-вольтовую сборку должно приходиться 3–5 зарядных контуров, подключенных параллельно. На нашем орудии к «зарядкам» подключен только один батарейный отсек. Все остальные служат в качестве запасных магазинов. Определяем зоны безопасности Мы никому не посоветуем держать под пальцем кнопку, разряжающую батарею 400-вольтовых конденсаторов. Для управления спуском лучше установить реле. Его управляющий контур подключается к 9-вольтовой батарейке через кнопку спуска, а управляемый включается в цепь между катушкой и конденсаторами. Правильно собрать пушку поможет принципиальная схема. При сборке высоковольтного контура пользуйтесь проводом сечением не менее миллиметра, для зарядного и управляющего контуров подойдут любые тонкие провода. Проводя эксперименты со схемой, помните: конденсаторы могут иметь остаточный заряд. Прежде чем прикасаться к ним, разряжайте их коротким замыканием. Подводим итог Процесс стрельбы выглядит так: включаем тумблер питания; дожидаемся яркого свечения светодиодов; опускаем в ствол снаряд так, чтобы он оказался слегка позади катушки; выключаем питание, чтобы при выстреле батарейки не отбирали энергию на себя; прицеливаемся и нажимаем на кнопку спуска. Результат во многом зависит от массы снаряда. Нам с помощью короткого гвоздя с откусанной шляпкой удалось прострелить банку с энергетическим напитком, которая взорвалась и залила фонтаном полредакции. Затем очищенная от липкой газировки пушка запустила гвоздь в стену с расстояния в полсотни метров. А сердца поклонников фантастики и компьютерных игр наше орудие поражает без всяких снарядов. Освоившись с простой однокатушечной схемой, можно испытать свои силы в постройке многоступенчатого орудия – ведь именно такой должна быть настоящая пушка Гаусса. В качестве коммутирующего элемента для низковольтных схем (сотни вольт) идеально подходят тиристоры (мощные управляемые диоды), для высоковольтных (тысячи вольт) – управляемые искровые разрядники. Сигнал на управляющие электроды тиристоров или разрядников будет посылать сам снаряд, пролетая мимо фотоэлементов, установленных в стволе между катушками. Момент выключения каждой катушки будет всецело зависеть от питающего ее конденсатора. Будьте внимательны: избыточное увеличение емкости конденсатора при заданном импедансе катушки может увеличить длительность импульса. Это в свою очередь может привести к тому, что после прохождения снарядом центра соленоида катушка останется включенной и замедлит движение снаряда. Детально отследить и оптимизировать моменты включения и выключения каждой катушки, а также измерить скорость движения снаряда поможет осциллограф

Хондао: Змей Мидгарда и Лев Требелецкого: Весьма любопытной вариацией на тему «Путешествия к центру Земли» безудержного фантазера Жюля Верна можно считать миф о боевых подземных средствах Третьего рейха. Мистификаторы решили механизировать французского мечтателя, но, к сожалению, не оправдали надежд и выдали миру всего два проекта. Об этих проектах даже смешно писать в прошедшем времени, поскольку их наверняка не существовало. Первым был Subterrine (еще один вариант названия — «Морской лев») за авторством некоего ушлого немца Хорнера фон Верна (не иначе, потомка французского мэтра ненаучной фантастики) и загадочного русского изобретателя-самоучки со странной фамилией Требелецкий и неожиданным именем Рудольф. Для пущей солидности этого самого Требелецкого определили в одноклассники Григория Адамова, якобы написавшего в 1937 году «Покорители недр» под влиянием его идей. Получается, что Требелецкий, в поте лица вкалывающий на благо рейха, напропалую выбалтывал Адамову самые секретные способы копать самые длинные норы под Объединенным королевством. Ну да, а куда же еще их копать, в кабинет Игнация Мосцицкого, что ли? Возможно, по мнению мифотворца, именно с таким пафосом Subterrine должна была «всплы- вать» из-под земли в тылу британских войск. Идея «Морского льва», воплощение которой приписывается Клаусу фон Штауфенбергу, была безумна, как все безумное. Стартовав во Франции, вундерваффе должно было переплыть под водой Ла-Манш, вгрызться в прибрежные скалы и незаметно проникнуть в тыл англичанам. А там уже все прозаично — высадка десанта и паника в обозе. Вы только не подумайте, что весь этот дурдом придумали фон Верн и Требелецкий. Его придумали веселые и остроумные, но скромные люди, изобретшие «Морского льва», фон Верна и Требелецкого. Впрочем, надо отдать им должное — подземоход развивал всего лишь 7 км/ч и перевозил пять человек с запасом взрывчатки 300 кг. Все бы хорошо, но плохие люди из рейхсканцелярии не оценили проекта, закрыли его, снабдили грифом «Секретно» и наглухо засекретили даже сам факт засекречивания. Второй проект был куда помпезнее. Подземоход под названием Midgardschlange, якобы разрабатывавшийся с 1939 года, представлял собой «поезд», состоящий из отсеков длиной 6 м, шириной 6,8 м и высотой 3,5 м. Общая длина этого «шланге» достигала 524 метра при массе 60 тысяч тонн. Это нелепость: мистификаторы зачастую слабы в математике, и это их здорово подводит. Несложный подсчет показывает, что просто железная коробка указанной длины, ширины и высоты будет иметь при такой массе толщину стенки всего 70 мм. А если вспомнить, что там еще и механизмы бурения предполагались с двигателями и топливными баками, и переборки отсеков, и механизмы их надежной сцепки, то и до пары сантиметров, пожалуй, дойдет. Маловато для подземохода, роющего отнюдь не ракушечник. А теперь держитесь. При экипаже 30 человек (плюс запасы пищи, воды и воздуха) «шланге» тащило 1000 мин по 250 кг каждая, 100 мин поменьше (всего 10 кг) и 12 спаренных пулеметов, стреляющих, вероятно, пулями с буровыми головками. Также на борту имелись: кухня на электричестве, спальня с двадцатью кроватями, три ремонтные мастерские и радиопередатчик, работающий, вероятно, на секретных подземных радиоволнах. Основное вооружение составляли подземные торпеды «Фафнир» (боевая) и «Альберих» (разведывательная). Снаряды для облегчения проходки в скальных грунтах назывались «Мьёлльнир», а малый транспортный челнок для сообщения с поверхностью именовался «Лаурин». Чувствуете, как повеяло оккультным безумием Вевельсбурга и Оберайхльберга? Ходовая часть состояла из четырнадцати электродвигателей мощностью 19800 л.с., питаемых от четырех дизель-генераторов мощностью 10000 л.с. (вероятно, каждый). Емкость топливных баков — 960 кубометров. Люди, знающие физику не понаслышке, наверняка уже снисходительно улыбаются. Давайте и мы с вами немного позанудствуем. Коэффициент трения горных пород по гладкой стали можно оценить как 0,8. Соответственно, сила трения скольжения составит для такого поезда как минимум 500 миллионов ньютон. Нетрудно подсчитать, что при заявленной мощности силовой установки «шланге» разовьет скорость всего лишь 100 м/ч (если, конечно, не порвется от натуги), а никак не обещанные 2 км/ч в скальном грунте и 10 км/ч в мягком. И это, заметьте, при условии движения по гладкому туннелю. А его ведь рыть еще надо. Запасов топлива, если считать КПД дизеля 40%, хватит на 160 часов работы. За это время подземоход при такой скорости проползет максимум 16 км. А затем придется выползать на поверхность и искать заправочную станцию. Или высылать народ с канистрами тем самым транспортным челноком. И кому, скажите, нужен такой цирк? Всякий, кто не слеп, ясно видит, что это советский подземоход. Трудно сказать, чем руководст- вовался художник, но похоже на то, что его надо зажимать в патрон дрели. А вот этот странный предмет — явно один из экспериментальных подземоходов, построенных советскими изобретателями. Насколько он подземоходен — неизвестно. Эти сугубо механистические прикидки уже не оставляют камня на камне от проекта немецкого подземохода. А ведь мы не рассматривали проблемы отвода выхлопных газов дизеля, охлаждения силовой установки, отбора разрыхленного грунта, деформации при неизбежных поворотах для коррекции курса, навигации под землей. Отечественные патриотически настроенные мистификаторы решили не ударить в грязь лицом и придумали советский проект подземохода под названием «Боевой крот» 1964 года рождения, о котором практически ничего неизвестно (а как же, все засекречено, сожжено, проглочено и запито). Он, в отличие от немецкого собрата, должен был получать энергию от атомного реактора. И здесь кривая не вывезла — вероятно, фантазерам-прогульщикам невдомек, что атомный реактор требует для работы огромного количества воды. Не зря ведь ядерными силовыми установками оборудуются только подводные лодки и корабли, а любая атомная электростанция держит под боком водохранилище немалых размеров. На кой черт подземоход мог понадобиться Советскому Союзу, не разглашается. Гриф «Совершенно секретно», смазанная печать, неразборчивая подпись. Параболоид доктора Валлошека : Некий доктор Ричард Валлошек (Richard Robert Wallauschek), работавший на благо рейха в Научно-исследовательском институте акустики близ австрийской коммуны Лофер (земля Зальцбург), предложил вниманию руководства вермахта так называемое «звуковое орудие» (Schallkanone). Разработанное им устройство состояло из двух параболических отражателей диаметром около трех метров и камерой сгорания особого устройства. Срезы двух выхлопных труб камеры сгорания были выведены в фокальную точку параболоидов. Изюминка устройства заключалась в конструкции камеры сгорания. Ее длина была в точности равна половине длины звуковой волны, произведенной взрывом топливной смеси, состоящей из метана и кислорода. Отразившаяся от стенки камеры волна возвращалась через один период к центру камеры, где инициировала подрыв следующей порции. Таким образом, при непрерывной подаче смеси взрывы следовали один за другим, образуя сверхмощный генератор акустических волн. Первые эксперименты показали, что по оси излучателя на дистанции 50 метров развивается звуковое давление в 1 миллибар, что соответствует 134 дБ уровня громкости. Эта величина заметно превосходит болевой порог (120 дБ) и приближается к порогу баротравмы (140 дБ), при котором возможны разрывы барабанной перепонки и даже смерть от кровоизлияния в мозг. На дистанции 250 м уровень звука снижался до 115-120 дБ, но при длительной экспозиции у подопытных животных отмечались устойчивые нарушения зрения и слуха, а также потеря ориентации в пространстве. До испытания на людях дело не дошло, поскольку руководство вермахта сочло устройство малоприменимым в боевых условиях, хотя и весьма интересным. Звуковое орудие требовало прямой видимости цели, а при расстояниях менее трехсот метров оно было бы мгновенно уничтожено стрелковым оружием противника.

Хондао: Говоря о необычных бомбах, стоит упомянуть первую в своем роде Т-12 — малышку весом в 20 тонн, сконструированную таким образом, чтобы, будучи сброшенной с высоты свыше 10 километров, она проникала глубоко под землю и взрывалась там, создавая сейсмическую волну — так называемый “эффект землетрясения”. Вообще, попытки пробить бомбами землю будоражат умы военных даже сейчас. Некоторое время назад Пентагон планировал разработать чудо-бомбу RNEP (“Robust Nuclear Earth Penetrator” — “Сильный ядерный пробиватель земли”). Как следует из названия этого изделия, оно должно было представлять собой заряд небольшой мощности (военные не уточняли, но по оценкам специалистов заряд варьировался бы в пределах от 0,3 до 340 килотонн), способный проникать под землю на большие глубины и взрываться там, уничтожая скрытые укрепления противника. Очевидных преимуществ у такой бомбы было два: она не распространяла радиоактивное заражение по поверхности и могла уничтожать такие бункеры, до которых не добралась бы обычная бомба. Целесообразность создания RNEP широко обсуждалась как военными, так и гражданскими специалистами. Это действительно очень непростой вопрос. Во-первых, такая бомба была слишком уж явно нацелена на Ближний Восток. Следующим кандидатом на принудительную демократизацию считается Иран — а у него есть очень хорошие, сильно укрепленные командные бункеры. Следовательно, разработка RNEP, начнись она сегодня или завтра, — чистой воды провокация. Во-вторых, создание ядерных боеприпасов малой мощности, способных выполнять специфические задачи, де-факто означает усиление гонки вооружений и стимулирует страны бушевской “Оси зла” на принятие адекватных мер. И, наконец, главное — даже самые приблизительные расчеты показали, что пробить толстый слой песка, скалы и бетона не сможет ни одна бомба. Почти все исследования в этой области засекречены, однако известно, что оптимальная скорость падения такой бомбы равна 1200 метров в секунду — тогда она сможет проникнуть в песок (теоретически) на глубину до 45 метров. Тесты на полигоне в штате Невада показали, что малые ядерные заряды должны находиться на глубине от 100 до 500 метров под землей, чтобы можно было избежать радиоактивного заражения местности. К счастью, “подземную” атомную бомбу Пентагона можно списать в утиль — по крайней мере на некоторое время. В мае этого года Комитет по Вооруженным силам Палаты представителей Конгресса США заблокировал выделение четырех миллионов долларов на разработку RNEP. Конгрессмены прислушались к специалистам из Национальной Академии Наук, которые изложили им все вышеуказанные доводы.

Хондао: СОЛДАТЫ-ХАМЕЛЕОНЫ С КЛЕЕВЫМ ПИСТОЛЕТОМ... Западные военные специалисты любят в последнее время поговорить о так называемом гуманном оружии. Что они имеют в виду? "Гуманное оружие", по их мнению, будет определять характер войн в XXI веке. Такое оружие не будет убивать противника, а только временно выводить его из строя. Здесь и пластиковые пули, различные транквилизаторы, и седативные вещества, химикаты, "съедающие" резину и металл, и даже пушки, стреляющие сетями. Ведутся исследования по применению инфразвукового и ультразвукового излучения, способного вызвать состояние, близкое к помешательству. Не забывают разработчики оружия и о лазере. Однако против лазерного оружия активно выступают представители Международного Красного Креста, ведь ранения от него практически не поддаются излечению. Недавно в США было выделено 50 млн долларов на разработку формы солдата будущего. Такая форма будет менять свой цвет соответственно фону местности, защищать солдата от пуль, бактериологического и химического оружия и даже залечивать его раны. Военные ученые собираются не только позаимствовать у хамелеона уникальные способности к маскировке, но и уже изобрели некое подобие его клейкого языка, лишающего жертву возможности сбежать. Клеевой пистолет, стреляющий мгновенно застывающей синтетической пеной, надежно сковывает противника. Если бы военные разработки ограничивались только перечисленными выше, может быть, все было бы не так страшно. ТАЙНА ПРОЕКТА "АВРОРА" Впервые об "Авроре" заговорили в 1958 г. На осуществление проекта были выделены значительные средства. Предполагалось, что уже через два года появятся первые самолеты. Из утечек информации в 1988 г. стало известно – ведется разработка самолета, скорость которого достигает 6 махов (в 6 раз больше скорости звука). Однако военные сообщили, что речь идет только о создании усовершенствованной модели бомбардировщика В-2 "Стеллс" и никакой "Авроры" не существует. Но известен ряд фактов, позволяющий считать, что сверхсекретный самолет не только изготовлен, но и давно совершает полеты. В 1989 г. во время работы в Северном море Крис Гибсон увидел странный летательный аппарат треугольной формы, который летел с эскортом из двух американских истребителей и двух бомбардировщиков. Как утверждает Крис, такого самолета он никогда не видел: в отличие от других "треугольных" самолетов США он был вытянут в длину и имел очень острую носовую часть. Можно было бы засомневаться в показаниях Гибсона, будь он рыбаком или нефтяником, но Крис является членом международной группы экспертов по распознаванию и классификации летательных аппаратов... – Если не знать о существовании подобных самолетов, -утверждает уфолог Билл Свитман, – вполне можно подумать, что это космический корабль. Возможно, знаменитые "бельгийские треугольники" и являются сверхсекретными самолетами США, ведь их появление по временным рамкам совпадает с испытаниями "Авроры", полетами F- 1117 "Стеллс" и В -2 "Стеллс". В 1992 г. в г. Амарилло (штат Техас) Стиву Дугласу удалось заснять на камеру треугольный объект, напоминающий таинственную "Аврору". Он выскочил на улицу после того, как весь дом содрогнулся от мощного хлопка, обычно происходящего, когда самолет преодолевает сверхзвуковой барьер. Однако хлопка такой силы он никогда раньше не слышал. В доме, настроившись на военную частоту, Дуглас услышал загадочные позывные "Темная звезда". Поразил Стива и весьма характерный для таинственного самолета инверсионный след, состоящий из крупных, разделенных между собой сгустков. Самолет издавал рваный пульсирующий звук, нехарактерный для обычных летательных аппаратов. Хлопки от "Авроры" настолько сильны, что даже фиксируются сейсмическими станциями как точечные землетрясения, ну а характерный инверсионный след уже видели в самых различных точках земного шара. Многие уверены в существовании "Авроры", способной за 3 часа достичь любой точки планеты, подобная уверенность основана и на том факте, что в 1990 г. США сняли с вооружения самый скоростной на то время самолет SR-17 "Блэкбед" ("Черный дрозд"), достигавший скорости в 3 маха. Значит, его чем-то заменили? ТЕХНОЛОГИИ НЛО ДЛЯ ОРУЖИЯ АПОКАЛИПСИСА Практически не замеченным прошел уникальный фильм "НЛО. Жизнь за колючей проволокой", который в принципе должен был революционным образом изменить все наше мировоззрение, ведь в нем впервые высокопоставленные военные прямо заявили: "НЛО реально существует!" Оказалось, что еще в годы, когда за интерес к НЛО можно было вполне попасть на прием к психиатру, наши военные вовсю изучали "летающие тарелки". Была гипотеза, что НЛО представляют собой естественные плазменные образования, однако в этом случае они не могли бы существовать в атмосфере, да еще вдобавок совершать вполне разумные маневры и даже атаковать наши самолеты. Изучали НЛО и американцы, по их секретной инструкции в печать попадали об НЛО только шутки и выдумки, а все научные и технические сведения тщательно скрывались. Так как при воздействии НЛО из строя выходила практически любая военная техника, для военных было очень заманчиво овладеть подобной уникальной технологией. Благодаря программе СОИ, на которую ушло 60 млрд долларов, американцам удалось значительно продвинуться вперед в военном отношении и в изучении феномена НЛО. На Аляске на пути наших ракет была создана мощная система из 180 ретрансляторов, которые могли генерировать в атмосфере протяженное плазменное образование, уничтожающее носители ядерного оружия. Как говорят наши военные, американцы до сих пор не испытали это сооружение, опасаясь непредсказуемых последствий. Возможно все – землетрясения, ураганы, торнадо и даже сход планеты со своей орбиты... Все же соблазн испытать эту штуку велик, и вроде в этом году такое испытание состоится...

Хондао: "На пирсе тихо в час ночной. Тебе известно лишь одной, Когда летучая подлодка С небес спускается домой!" Если есть подземная подводная лодка, то почему бы не быть и воздушной подводной лодке? В 1930-х годах советский инженер Борис Ушаков разработал цельнометаллический самолет, который мог плавать под водой. Летал он со скоростью 185 км/ч, а плавал - 5 км/ч. При погружении летающей лодки под воду кабина пилота заполнялась водой, и экипаж должен был переходить в другой отсек. Под фюзеляжем размещались две торпеды. Согласно замыслу, летающая подлодка должна была обнаруживать вражеский корабль с воздуха, затем нырять и со всей внезапностью атаковать его под водой. Или другой сценарий: под покровом ночи летающая подлодка перелетает минные поля, которые окружали базу противника, а затем погружается под воду и выжидает врага. В 1960-х годах американский инженер Дональд Рэйд построил летающую субмарину, на основе которой был ныряющий самолет Aeroship. Он садился на воду на водные лыжи, а реактивные двигатели перед посадкой герметизировались. Скорость полета достигала 130 км/ч, под водой он шел со скоростью 15 км/ч. При погружении открытую кабину заполняла вода, но в отличие от советской воздушной субмарины, пилот оставался на месте и подключался к дыхательному аппарату. Поскольку перед погружением в балластные баки закачивалась вода, то взлететь второй раз такая субмарина не могла - лишь всплыть и держаться на воде.

Хондао: «Аге́нт О́ранж», Эйджент Оранж (англ. Agent Orange) — название смеси дефолиантов и гербицидов синтетического происхождения. Применялся как химическое оружие американской армией во Вьетнамской войне с 1961 по 1971 годы в рамках программы по уничтожению растительности «Ranch Hand». Название появилось из-за оранжевой окраски бочек для транспортировки дефолиантов. Нгуен Тронг Нхан, представитель вьетнамской ассоциации жертв Agent Orange и бывший президент вьетнамского Красного Креста, считают использование этого вещества военным преступлением. «Агент Оранж» представлял собой смесь 1:1 2,4-дихлорфеноксиуксусной кислоты (2,4-D) и 2,4,5-трихлорфеноксиуксусной кислоты (2,4,5-T) и, так же как и ряд других применявшихся в конфликте веществ («Агент Пурпур», «Агент Пинк», «Агент Блю», «Агент Уайт» и «Агент Грин»), производился по упрощённой технологии синтеза. В связи с этим он содержал значительные концентрации диоксинов, которые вызывают рак и генетические мутации у соприкасающихся с ними людей. В общей сложности около 14 % территории Вьетнама было подвергнуто воздействию этого яда. С 1980 года принимаются попытки добиться компенсации с помощью судебных разбирательств, в том числе и с компаниями-производителями этих веществ (Dow Chemical и Monsanto). Ветераны США, Новой Зеландии, Австралии и Канады получили компенсацию в 1984 году. В 1999 году порядка 20 тысяч южнокорейских ветеранов Вьетнамской войны подали два отдельных иска с требованием выплаты компенсации общим размером в 5 миллионов долларов США. 23 апреля 2002 года один из районных судов Сеула отклонил иск ветеранов, но 15 июня того же года, ветераны подали апелляцию. 26 января 2006 года Апелляционный суд Южной Кореи постановил, что американские компании Dow Chemical и Monsanto обязаны выплатить 6795 южнокорейским ветеранам компенсацию в размере 62 миллионов долларов США. По данным министерства обороны США, с 1962 по 1971 годы американцы распылили на 10 % территории Южного Вьетнама 77 миллионов литров дефолианта «Агент Оранж», в том числе 44 миллиона литров, содержащих диоксин. По данным вьетнамского Общества пострадавших от диоксина, из трёх миллионов вьетнамцев — жертв химиката к настоящему времени свыше миллиона человек в возрасте до 18 лет стали инвалидами, страдающими наследственными заболеваниями. Вьетнамским жертвам в выплатах компенсации за ущерб, причинённый жизни и здоровью воздействием дефолианта, было отказано.

Стренжер: А у меня такой вопрос, а орбитальные спутники с функцией плазменого удара не создатут нового "Карибского кризиса"? Это мать вашу спутники которые могут снести целый город! Это не намного лучше ядерного спутника!

Евгения: Стренжер пишет: А у меня такой вопрос, а орбитальные спутники с функцией плазменого удара не создатут нового "Карибского кризиса"? Это мать вашу спутники которые могут снести целый город! Это не намного лучше ядерного спутника! Не создатут. Ситуация качественно не будет отличаться от той, что сложилась в текущей версии реальности, где мы все на самом деле каждую минуту под ядерным Армагеддоном ходим, просто позабыли об этом слегка со времён того же Карибского кризиса. Во вселенной КМ с ЯО тоже, кстати, всё в порядке, и на фоне арсеналов, набитых ядерными бомбами, орбитальные плазмопушки погоду не очень-то делают. Опять же орбитальные орудия, в общем, не являются неотразимым аргументом: есть продвинутые системы маскировки (а-ля башни НОД из третьего С&С), есть стратегические лазеры, есть противоспутниковые ракеты и орбитеры-истребители.

Стренжер: Евгения пишет: Опять же орбитальные орудия, в общем, не являются неотразимым аргументом Н-да, представляю как собъют такой спутничек, а он возьмет и взорветься прямо в атмосфере. Вот радость будет когда начнется катаклизм. Грусть-пичаль военые как обычно мудаки и не думают о запасном плане. Страшно не оружие, а последствие его уничтожение. Мне вот интересно, хоть один военный, хоть в какой-то версии вселенной скажет "Нет, чуваки, мы это юзать не будем, потому что если бомбанет, то плохо будет всем".

Евгения: Стренжер пишет: Н-да, представляю как собъют такой спутничек, а он возьмет и взорветься прямо в атмосфере. Вот радость будет когда начнется катаклизм. Грусть-пичаль военые как обычно мудаки и не думают о запасном плане. Страшно не оружие, а последствие его уничтожение. Эм-м-м... какой катаклизм? С откудова он будет? Как только идут в распыл сверхмощные электромагниты, удерживающие плазменный заряд, спутник превращается в облачко ОЧЕНЬ перегретого газа и растворяется в вакууме. До атмосферы просто ничего не долетит. Разве что вспышка будет на славу - это да. Стренжер пишет: Мне вот интересно, хоть один военный, хоть в какой-то версии вселенной скажет "Нет, чуваки, мы это юзать не будем, потому что если бомбанет, то плохо будет всем". Генералы, придумавшие сбивать ядерные ракеты ядерными же противоракетами, смотрят на вас с недоумением.

Стренжер: Евгения пишет: Эм-м-м... какой катаклизм? С откудова он будет? Как только идут в распыл сверхмощные электромагниты, удерживающие плазменный заряд, спутник превращается в облачко ОЧЕНЬ перегретого газа и растворяется в вакууме. До атмосферы просто ничего не долетит. Разве что вспышка будет на славу - это да. Ну, знаете случай, когда спутник взрывается не сразу, а чуть-чуть позже, из-за какой-то фигни. А за те несколько секунд он меняет траекторию и задевает при взрыве атмосферу. Атмосфера нагревается, создаются внезапные воздушные массы (за счет разницы холодное - горячее) и мы получаем какую-нибудь неприятную штуку в виде урагана, тайфуна или еще чего-то. Правда только в том случае если плазменное облако заденет атмосферу. Если нет, то есть шанс что какая-то часть людей ослепнет (маленькое солнце прямо под боком, чего ж вы хотите)

Евгения: Издержки в любом случае неизбежны. Впрочем, если дело дойдёт до массового уничтожения орбитальных платформ, то издержки уже могут считаться несущественными, потому что сие возможно лишь в преддверии атомного Апокалипсиса, а там кто будет печься о последствиях. Единичная же техногенная катастрофа погоды не сделает. Зато стороны получают стратегическое оружие, по эффективности сопоставимое с ядерным и при этом лишённое его недостатков.

Стренжер: Евгения Посмотреть бы на эти стороны после этого их конфликта... Точнее как они будут выживать в этом техногенном аду, где природа сошла с ума. Вообще не представляю что должно быть настолько ценное, чтобы забить на последствие. Нужно быть мудаком вселенских масштабов чтобы отдать приказ об начале ядерной войны...

Евгения: Стренжер пишет: Нужно быть мудаком вселенских масштабов чтобы отдать приказ об начале ядерной войны... Согласна, но это уже другой вопрос.

Хондао: Стренжер пишет: Ну, знаете случай, когда спутник взрывается не сразу, а чуть-чуть позже, из-за какой-то фигни. Это когда такое бывает?

Стренжер: Хондао пишет: Это когда такое бывает? Когда ракета попадает не совсем в спутник, а допустим в его солнечную панель. Сам спутник относительно цел, но меняет орбиту. Попадание метеорита. Или вариант с ошибкой выброса противоракетной приманкой, из-за чего ракета подрывает приманку слишком близко от спутника. Вариантов много. Сам спутник впринципе цел, но внутренние системы поврежденны волной или еще чем-то.

Хондао: Стренжер пишет: Когда ракета попадает не совсем в спутник, а допустим в его солнечную панель. Сам спутник относительно цел, но меняет орбиту. Попадание метеорита. Или вариант с ошибкой выброса противоракетной приманкой, из-за чего ракета подрывает приманку слишком близко от спутника. Вариантов много. Сам спутник впринципе цел, но внутренние системы поврежденны волной или еще чем-то. Ну с ракетами такое наверное редко бывает. А вот метеор-там уже простор для фантазии.



полная версия страницы