Форум » Отдел Общественного Мнения » Редактирование и новеллизация » Ответить

Редактирование и новеллизация

Nail Buster: В этой теме будет обсуждаться всё, связанное с таким хлопотным, но интересным делом, как склеивание доигранных квестов в рассказы, приведение их в божеский вид (если надо) и выкладывание на сайт, на потеху обозрение почтеннейшей публике.

Ответов - 34, стр: 1 2 All

Nail Buster: И сразу первый вопрос. Редактируя "Варшавский Экспресс", я столкнулся с таким неприятным моментом, как исчезновение Туска и его аэсовцев. Ладно, игрок нас покинул и чёрт с ним, но по логике событий эти ребята должны появиться в повествовании ещё хотя бы пару раз и только потом помереть от руки... кого-нибудь. Ничтоже сумняшеся, я позволил себе проявить фантазию и дополнить эпизод с "начальником станции" вот таким фрагментом: - Думаешь, этот хлам повезут прямо в Варшаву? - он скептически хмыкнул. - Хорошо, если подвезут прямо к дверям Комитета, без остановок. Мы тогда могли бы врубить таймер и сойти прямо сейчас. Угнать какой-нибудь другой состав и доехать до Энска. Хотя этот захолустный вокзальчик так напоминает нашу базу, что прямо-таки уезжать никуда не хочется... Он огляделся вокруг, охваченный приступом ностальгии… и увидал во мгле знакомые очертания броневика. Машина аэсовцев стояла в глубине станции, в тени, а у дверей вокзала прохаживался, сцепив руки за сутулой спиной, старший лейтенант Туск собственной персоной. Вампир дёрнул Брика за рукав. - Гляди!.. - Вижу, коллега, не слепой, - буркнул Семён, сосредоточенно озираясь по сторонам. Где же Вацлав и тот, второй? Почему поезд не спешит трогаться? Что успел выложить начальник станции этому Туску, если успел, конечно?.. Пока паранормалик судорожно пытался измыслить хоть какой-то выход, сзади под чьей-то ступнёй предательски звякнула железная ступенька. Брик медленно обернулся, встретившись взглядом с Вацлавом. - Эм… - молодой человек нерешительно мялся на краю платформы, целясь из пистолета Семёну в голову. – Руки вверх… именем человечества! - Почтенный пан, - успокаивающе проворковал Семён, пристально глядя парню в глаза. Он уже начал соскальзывать в транс, и незримые тёмные щупальца его воли вновь потянулись к разуму рядового. – Не стоит этого делать, ей-ей. Шо за глупость вы тут удумали? - Приказ командующего!... ("А ведь и в самом деле… Ну какие из них нелюди? Туск бы послушал себя! Глупость, дикость какая-то! Почему он не хочет меня слушать?") Ствол в руках у бойца предательски дрогнул. Семён примирительно поднял руки и ласково улыбнулся: - Ну не нервничайте вы так, милейший, не нервничайте. Мы вот они, тёпленькие, в вашем самом что ни на есть полном распоряжении. Вы – молодец, схватили аж цельных двух невооружённых гешефтмейстеров… - он несколько наигранно покосился в сторону вокзала и снизил голос до свистящего шёпота. - В то время как настоящий преступник вот-вот прикончит горячо уважаемого нами пана Туска. - Как!? – Вацлав и не заметил, как сам перешёл на шёпот. Унтер Заремба, сидевший в углу тише воды, ниже травы, кусал от волнения тонкие свои губы. – Что с паном Туском? Брик подался вперёд, нанося ментальный удар. Тёмное щупальце вошло в мозг рядового до самого основания. - Слушай сюда, поц, и слушай очень внимательно… Мэттью Кларк, опершись обеими руками на стол, угрожающе нависал над маленьким человечком, по какой-то нелепой прихоти судьбы поставленному здесь командовать. Человечек взирал на него холодно и даже немного презрительно. Это бесило оперативника больше всего. - Отвечай, - рыкнул он. – Отпираться бессмысленно, как ты не можешь понять? Твои бойцы рассказали нам, что здесь были двое людей. Точнее, не совсем людей… И ты их отпустил. Говори, куда они пошли! Начальник станции устало вздохнул, откинувшись на спинку кресла. - Любезный… Я вам на чистом польском объяснил – здесь нет и никогда не было никаких нелюдей. Хотите, могу объяснить на английском. Или на немецком. Я – законопослушный гражданин, всегда уважал Армию Света и лично покойного господина ван Зейна. Мои характеристики прекрасны! Кстати, вы их посмотреть не желаете? Их составлял сам… - он потянулся к ящику стола. - ОТСТАВИТЬ! – Кларк треснул по столу кулаком, и коротышка отдёрнул руку. – Нечего заговаривать мне зубы! Может, ты их нарочно выгораживаешь, а может, просто не представляешь себе, насколько они опасны, но уверяю тебя – если мы их не схватим, у тебя будут ОЧЕНЬ большие проблемы. Или ты забыл, что мы делаем с пособниками нечисти? А может … Может, ты и сам нечисть? А!? - Да как вы смеете? – ахнул начальник в праведном возмущении, но Кларк готов был поклясться, что он вот-вот сорвётся с места, выскочит в распахнутое окно и исчезнет в ночи с проворством, никакому смертному недоступным. В кабинет, пошатываясь, вошёл Туск. Его мигрень постепенно спадала, но выглядел он по-прежнему неважнецки. - Почтенный пан всё так же упрямится? – осведомился он, морщась от болей в черепе. - Сами его уговаривайте, - буркнул Мэттью, выбираясь из тесного, душного кабинета в зал ожидания. – Я пас. Туск молча кивнул и, едва молодой человек вышел, тихо притворил за собой дверь. Мэттью остался один в совершенно пустом помещении, скудно освещённом единственной люстрой под потолком. Стены тонули во мраке. Сквозь огромные окна просачивался свет прожекторов… После каморки начальника, наводившей какую-то безотчётную жуть, здесь было просто великолепно. Оперативник закрыл глаза, с наслаждением вдохнув ночного воздуха, как вдруг у входа началась какая-то возня. - Быстрее! Быстрее! – кричал кто-то надсадно. Мэттью с трудом узнал голос Вацлава. – Командир в опасности! КОМАНДИР В ОПАСНОСТИ! По залу бежали трое солдат, на ходу передёргивая затворы автоматов. Рядом поспешал сам Вацлав – растрёпанный, вспотевший, с расширенными от ужаса ("О боги, да от ужаса ли!?") глазами. - С дороги! – проорал он, взмахнув рукой с пистолетом. – Этот урод, этот начальник станции – высший вампир! Ему тысяча лет, а может, даже и обе две! - Да откуда ты знаешь!? – Кларк, тем не менее, решил не спорить. Отскочив от двери, он сам расчехлил оружие. - Знаю и всё! Ломайте дверь! Ломайте дверь! – чуть ли не плача, заходился рядовой, приплясывая вокруг бойцов. Те уже взяли вход на прицел и напряжённо ждали сигнала. "Он обезумел…" – успел поражённо подумать оперативник, и тут хлипкая дверь кабинета разлетелась в мелкую щепку. Выплеснувшаяся в зал ожидания угольно-чёрная масса сбила двоих солдат с ног и распахнулась, оказавшись мощными кожистыми крыльями. Существо двигалось так быстро, что человеческий глаз почти не различал его очертаний – лишь большую чернильную кляксу, текучую и блестящую. Грянули очереди, но монстр, казалось, их даже не замечал. Рванувшись вперёд, он схватил Вацлава за ноги и одним движением разорвал вопящего парня напополам. Брюхо ещё одного бойца оказалось вспорото крылом, на пол выплеснулись алые внутренности. Мэттью перекатился за скамью, едва дыша, обеими руками сжимая рукоять пистолета. "Из огня да в полымя!" Зал наполнился криками боли. Вампир пировал! Среди этой чудовищной какофонии оперативник услышал ледяной голос Туска: - Именем человечества, умри! Психический импульс, посланный в мозг кровожадного монстра, оглушил даже Мэттью. В голове будто разорвалась та самая злосчастная бомба, а вслед за взрывом настала тьма. Заремба едва не вскрикнул от облегчения, когда поезд наконец тронулся. Похоже, машинист тоже услышал выстрелы и благоразумно решил более тут не задерживаться. Семён, сидя на железяке неизвестного унтеру назначения, лыбился самой безмятежной улыбкой. - Как думаешь, он погиб? – тихо вопросил унтер, глядя в окна оставшегося позади вокзала. - Кто именно погиб, пан Заремба? - Этот вампир. Ребе… Он ведь наш бывший соратник. Мне даже кажется, я видел его до войны. По-моему, дружище, ты поступил как редкостный подлец. Паранормалик перестал улыбаться. - Цель оправдывает средства, коллега. В особенности такая, как наша. Когда транспортируешь такой себе деликатный груз, имея в ближайших планах его невозбранно рвануть под ногами мирных варшавцев, стоит забыть на секундочку обо всяких джентльменских методах. Да, может быть, мне искренне жаль того любезного господина, но уж извиняйте покорно, приказ командора важнее. Уж не оспариваете ли вы приказ командора, Заремба? – он испытующе воззрился на унтера. - Никак нет, - прошипел тот с неохотой и отвернулся. - Вот и чудненько, - кивнул паранормалик и продолжил, как ни в чём не бывало. - Тут, если я правильно помню за схему, только одна магистраль, - он выудил из- за пазухи карту, но удержать её в руках, стоя на платформе, открытой всем ветрам, представляло собой непростую задачу. В конце концов карта вырвалась у него из рук и упорхнула в вечернюю синеву огромной ночной бабочкой. - Ну да, я таки был прав. И если наш бронепоезд не затеет метить каждый столб, как тот кобель, так мы уже через час будем на Варшаве-Восточной. Пока же предлагаю перевести дух, господин Заремба, и в кои-то веки прокатиться с комфортом! А вопрос состоит в чём... Насколько силён и могущественен может быть редактор в таких делах, как постобработка ролевого текста? Отыгрывать недостающие эпизоды заново (или переигрывать откровенно неудачные) весьма муторно, на мой взгляд, но, может, я ошибаюсь? Развейте мои сомнения, коллеги.

Евгения: Абсолютно не вижу, отчего бы благородному редактору не явить авторский произвол во всей его ужасающей мощи. Ибо если доигрывать или переигрывать заново, то квест рискует вообще никогда не закончиться, ибо предела совершенству нет. Ино дело, что, например, игрокам можно бы предоставить право "чуть-чуть немножечко" рихтовать дописанные при редактуре реплики своих персонажей. Например, я совершенно точно знаю, что Семён Воозович никогда не сказал бы "гешефтмейстеры", но только "гешефтмахеры", что, согласитесь, звучит и смотрится на 20% кошернее и вообще органичнее.

Nail Buster: Евгения пишет: Ино дело, что, например, игрокам можно бы предоставить право "чуть-чуть немножечко" рихтовать дописанные при редактуре реплики своих персонажей. Например, я совершенно точно знаю, что Семён Воозович никогда не сказал бы "гешефтмейстеры", но только "гешефтмахеры", что, согласитесь, звучит и смотрится на 20% кошернее и вообще органичнее. Ну разумеется, все пожелания соавторов будут учтены, это святое. *пошёл исправлять*

iguana: Напишите чтоли сюда кто-нибудь эти ваши пожелания к иллюстрациям квеста. Какие там моменты по вашему мнению были эпичными - те попробую изобразить.

Евгения: iguana пишет: Какие там моменты по вашему мнению были эпичными - те попробую изобразить. Приветствую. Если я правильно понимаю, речь идёт о "Варшавском Экспрессе"? Стало быть: - диалог Семёна Воозовича (в присутствии Зарембы) с Вацлавом; - перестрелка бандитов друг с другом у противотанковых ежей (например, глазами одного из свидетелей); - драка Мэттью с оборотнем; - явление вампира на ж/д станции (с кровью и расчленёнкой); - пришествие Надежды Ефимовской; - её первая встреча с Густавом Шульцем (у подъезда Банковского дома Колер); - беседа Брика с паном Мнишеком (на заднем плане - Заремба); - бой в аэропорту (произвольный эпизод); - Семён в вестибюле Дворца культуры и науки; - Заремба и Надежда, убивающие друг друга (на фоне ядерного гриба); - полёт Феникса над польской столицей. Это очень бесстыдно до фига или?

Nail Buster: Евгения пишет: Это очень бесстыдно до фига или? А и верно, такой объём работы может фройляйн Игуану испужать. Со своей стороны, хотелось бы в первую очередь увидеть следующее: Евгения пишет: - драка Мэттью с оборотнем; (+ эффект "Пелена Дождя" 50-го уровня) - явление вампира на ж/д станции (с кровью и расчленёнкой); (Адская Чёрная НЁХ detected) - бой в аэропорту (произвольный эпизод); - Семён в вестибюле Дворца культуры и науки; (произносящий пафосную речь, непременно с воздетыми в экстазе руками) - Заремба и Надежда, убивающие друг друга (на фоне ядерного гриба); Добавлю ещё и сцену на вокзале, непременно с участием председателя. Остальное - по вдохновению. Этот список, кстати, тоже можно подсократить, если всё ещё дофига. Ах да. Плюс ещё обложка. Я не силён в обложках, но до завтрашнего вечера постараюсь что-то породить с помощью карандаша и такой-то матери для понимания задумки.

Евгения: Nail Buster пишет: Добавлю ещё и сцену на вокзале, непременно с участием председателя. Взыскую вместо этой сцену диалога Надежды с Генрихом фон Зонненменьшем в салоне его лимузина.

Nail Buster: Евгения пишет: Взыскую вместо этой сцену диалога Надежды с Генрихом фон Зонненменьшем в салоне его лимузина. Окей, пущай художник выбирает. Но почтенный немец определённо не должен остаться без внимания.

iguana: Евгения пишет: - диалог Семёна Воозовича (в присутствии Зарембы) с Вацлавом; - перестрелка бандитов друг с другом у противотанковых ежей (например, глазами одного из свидетелей); - драка Мэттью с оборотнем; - явление вампира на ж/д станции (с кровью и расчленёнкой); - пришествие Надежды Ефимовской; - её первая встреча с Густавом Шульцем (у подъезда Банковского дома Колер); - беседа Брика с паном Мнишеком (на заднем плане - Заремба); - бой в аэропорту (произвольный эпизод); - Семён в вестибюле Дворца культуры и науки; - Заремба и Надежда, убивающие друг друга (на фоне ядерного гриба); - полёт Феникса над польской столицей. Хорошо бы дозволить мне выбор из этого списка. Но прежде - не покидаете ли ссылок на посты? А то я давно читала ту же битву с оборотнем, уже плохо помню как они там резвились.

Z: iguana ОПЕРЕЖАЯ БЕЗУМИЕ ТАМ ОДИН МОМЕНТ ЭПИЧНЕЕ ДРУГОГО

Nail Buster: iguana пишет: Хорошо бы дозволить мне выбор из этого списка Само собой. iguana пишет: не покидаете ли ссылок на посты? Семён и Вацлав (плюс следующие несколько постов) Мэтт vs. Оборотень (плюс посты выше и ниже) Бойня у ежей Явление вампира на станции (эпизод дописан после квеста, поста не существует) Пришествие Надежды Надежда и Густав Паника на вокзале (и Зонненменьш), плюс посты ниже Брик и Мнишек (ну и, по традиции, всё что ниже) Самый разгар боя в аэропорту Речь во Дворце культуры Надежда vs. Заремба Z пишет: ОПЕРЕЖАЯ БЕЗУМИЕ ТАМ ОДИН МОМЕНТ ЭПИЧНЕЕ ДРУГОГО Его мы, пожалуй, склеим потом с "Серой Ратью" и с другими квестами про Серую Рать. Будет такой опус страниц на двести. Там и подумаем, как его иллюстрировать.

iguana: Nail Buster пишет: Будет такой опус страниц на двести. Там и подумаем, как его иллюстрировать.

Nail Buster: iguana Ну-ну, не пугайся. Вдруг к тому времени мы и Родаши сагитируем? Или третьего найдём. Уж обложку-то она осилит (хотя, можно весьма условно считать вот это обложкой, и неплохой).

Nail Buster: Работа над текстом ВЭ входит в финальную стадию. Написал пролог, чтобы квест не начинался ВНЕЗАПНО. Вот он: - Груз прибыл, герр командор! – бодро отрапортовал молоденький вампир-адъютант, распахивая дверь кабинета вице-майора. Сам вице-майор в тот миг стоял у стола, склонившись над толстой картонной папкой, распахнутой на середине. Что в этой папке было, адъютант в сумраке не мог рассмотреть, как ни вглядывался, а уж когда командор поднял на него тяжкий усталый взгляд кроваво-красных очей под чёрными нахмуренными бровями, юный вампир и вовсе стушевался, отступив на шаг в коридор. Несколько секунд оба молчали. Игру в гляделки, эту маленькую проверку на прочность, адъютант выиграть даже не помышлял. - Вот как, - наконец вымолвил Джулиано, закрывая папку и выпрямляясь. – Прибыл, значит… Вовремя, очень вовремя… Она в целости и сохранности? – глаза его хищно сверкнули. - Эм, да… Так точно, герр командор! – адъютант нервно сглотнул и оттянул воротник гимнастёрки. Хорошо, что искусственные вампиры не потели, иначе бы он точно взмок от волнения. – Желаете… Желаете проинспектировать? Вице-майор выдержал ещё две секунды паузы, о чём-то раздумывая. - Как там наш арестованный? – неожиданно осведомился он. – Тот русский, что явился неделю назад из Белого города. Ничего нового не сообщил? - Никак нет, герр командор. По-прежнему утверждает, что… - Вот и славно, - оборвал адъютанта вице-майор. – Раз всё по-прежнему и не о чём докладывать, займёмся-ка сперва грузом. – Он подхватил папку под мышку и направился к двери. – А потом и к арестованному заглянем, послушаем. - Есть! – молодой нечеловек вихрем бросился по лестнице вниз. Джулиано не спеша направился следом, и тяжёлая поступь его сапог гулко отдавалась в узких коридорах базы. Стояла тихая безлунная ночь. На станции царила привычная суета, вокруг неё – опять же привычная мёртвая тишина. Казалось, город Энск крепко спит, но то было обманчивое впечатление. Жизнь ни на миг не переставала пульсировать в его каменных жилах – странная, страшная, противоестественная жизнь, своего рода не-жизнь, порождённая Бесконечной Войной. Когда-то давным давно этот город, ничем не примечательный среди других городов маленькой страны Польши, стал полем битвы между Человечеством и Нечеловечеством, а его улицы наполнились огнём и кровью… С тех пор минули годы, обе враждующих армии развалились, но их бойцы и офицеры не могли поделить Энск до сих пор, держась за каждую пядь земли, остервенело борясь за каждую улицу, за каждый дом… Бесконечная Война продолжалась, даже когда исчезли её главные инициаторы. В любое время, при любой погоде, при любом расположении звёзд. Вот и такими тёмными ночами, как эта, ни на секунду нельзя было расслабляться. Командор и не расслаблялся. Они прошли мимо главных ворот. Часовые с тяжёлыми пулемётами встали по стойке смирно и отдали Джулиано традиционный салют правой рукой. Он удовлетворённо кивнул и быстро прошествовал к грузовому составу, застывшему на путях монструозным нагромождением металла. Его освещали со всех сторон яркие станционные прожекторы, и вокруг деловито сновали грузчики, таскавшие туда-сюда большие немаркированные тюки. Железнодорожная станция «Энск-1». Единственная транспортная артерия, связывающая город с остальным миром. Единственный способ что-то ввезти в Энск и вывезти из него в Европу. Вотчина командора Винсента Джулиано и его немногочисленной армии. Несколько дюжин нелюдей, не слишком умелых в бою и совсем уж никакущих в тактике и стратегии, но достаточно дерзких и безумных, чтобы на них можно было положиться в серьёзных делах. Жалкие осколки былого могущества Коалиции Максов, сплошная головная боль командора и, вместе с тем, его призрачный шанс на… что? Чёрный вагон, последний в составе, оцепленный кольцом безликих часовых – единственный, вокруг которого не сновали рабочие – скрывал за стальными гофрированными дверями ответ на этот трудный вопрос. Завидев приближающегося командора, часовые встали по стойке смирно и отсалютовали тяжёлыми пулемётами. Они были облачены в тяжёлую боевую броню, оставшуюся ещё со старых добрых дней, когда Энск не был разгромлен жалкими смертными, не превратился в одну огромную выгребную яму, кишащую разномастными паразитами... Джулиано тихо усмехнулся себе в усы. В такие ночи его частенько посещали невесёлые мысли. Однако нынешняя ночь должна была всё изменить. Самым что ни на есть коренным образом. - Откройте, - коротко приказал вице-майор, и чёрные двери вагона с грохотом разъехались пред ним. Внутри, в душном полумраке, стоял один-единственный деревянный ящик. Разумеется, без каких-либо маркировок или надписей, лишь желтевший на крышке значок радиационной опасности выдавал его особое содержимое. - Достать её было нелегко, герр командор, - осторожно заметил адъютант, почему-то вполголоса. - Верно, - кивнул тот в ответ. Ему не хотелось распространяться обо всех деталях, предшествовавших получению груза. Во всяком случае, не этому юноше. – Отнесите её в подвал станционного склада. А я пойду проведаю пленника. - Есть! – выпятив грудь, гаркнул вампирчик в спину удаляющемуся вице-майору. Тюремные камеры располагались в том же подвале, куда вот-вот должны были принести груз. Их было две, и по большей части они пустовали – пленных Коалиция не брала, а желающих нарушать по мелочи внутреннюю дисциплину и отбывать за это пару месяцев на сухом пайке в последние месяцы не находилось. Возможно, с этим пленником командор бы тоже не церемонился, но… уж больно тот был занятный. Он сидел за простым деревянным столом, маленький, толстый, полнощёкий, похожий на воробья под дождём. На носу его поблескивали небольшие круглые очки, из-под которых прямо на командора глядели внимательные глаза нелюдя. Больше того, прирождённого киллера, а может, даже главаря целого киллерского синдиката. "Повстречай я такого типа на улице, точно принял бы за бакалейщика или бухгалтера", - озадаченно подумал Джулиано, усаживаясь напротив пленника. Они были в камере одни – в присутствии охраны командор не видел необходимости. Тем более что разговор предстоял… в высшей степени деликатный. - Имя, фамилия? – деловито буркнул вице-майор. - Семён Воозович Брик, - спокойно ответил ему толстяк. - Место и год рождения? - Тысяча восемьсот восемьдесят шестой, Вильно. Командор задумчиво кивнул. - Должность, род занятий? - ГУГБ НКВД СССР, литерный отдел «М», - без запинки отчеканил Брик. Командор задумчиво кивнул. - Вы продолжаете утверждать, что прибыли к нам… из прошлого? - Если вы, глубокоуважаемый герр командор, немножко себе не спешите доверять бедному старому еврею, вдруг откуда ни возьмись свалившегося на вашу многострадальную голову, - в голосе чужака явно прорезался еврейский говорок. – то я вас никоим разом не виню, ой-вэй! Откуда я прибыл, что я там делал? Это, с вашего позволения, вопрос совсем даже десятый. Важней другое – какой гешефт мы с вами сможем извлечь из нашего… продуктивного сотрудничества? Командор снова кивнул, несколько раз и с выражением. - Сотрудничества, говорите?.. Продуктивного?.. Что ж, на предыдущем допросе вы предъявили более чем убедительные доказательства того, что действительно знались с русскими вампирскими Домами. Правда, Дом, с которым вы сотрудничали, уже семьдесят лет как разгромлен, но более серьёзных оснований не доверять вам у меня нет. Пожалуй, я дам вам задание, исходя из ваших особых талантов. Избыточно сложное, как может вам показаться вначале, но… - Сложность? Ой-вэй, да о чём вы таком говорите, герр командор? Нашему брату любое дело по плечу – вон, Красное море перед нами расступалось, и ничего, все живы-здоровы. Так что вы имеете мне предложить? Пытливый, но холодный взгляд пленника встретился со взглядом Винсента Джулиано. Молча поднявшись со стула, командор вышел вон. - Подготовь машину, - бросил он на ходу унтер-офицеру Зарембе, ждавшему в коридоре. – Возьмёшь с собой герра Брика, авось он тебе и пригодится в чём. Но помни! – вице-майор нахмурился. – Всё должно пройти как по маслу. Если мы не предотвратим это чёртово заседание этого чёртова Комитета, последствия для нас могут стать фатальными. - Проще говоря, они размажут Энск ядерной бомбой? – хмыкнул тот. – Как уже несколько лет собирались? - Если успеют. Ведь они не знают, что у нас есть теперь СВОЯ бомба. И что мы планируем нанести им хороший упреждающий удар.

Nail Buster: Торжественно объявляю, что квест "Варшавский Экспресс" успешно склеен и ожидает финальной вычитки всеми виновниками событий: http://depositfiles.com/files/3nco1brv8 Мелкие косяки, опечатки и стилистические шероховатости (там, где их углядел мой пристрастный взор) исправлены. Дописана ещё одна сцена с Туском и Кларком, судьба которых просто таки должна была быть как-то решена во имя связности повествования. Ещё замечу, что было бы неплохо сократить историю Надеждиного похождения по магазинам, ибо в общий настрой она плохо вписывается, но тут уж у меня рука не поднялась, порежьте, пожалуйста, как-нибудь сами. В остальном - жду ваших рецензий, потом всё вылью насайтЪтм.

Евгения: Эпилог, реплика Семёна Воозовича (с. 115): "Можно сказать и так, герр Джулиано. Но я себе немножечко думаю, что не все разделяют такую точку зрения..." (Семён Воозович ниоткуда не может знать, что Надежда СМижайловна выжила).

Nail Buster: Евгения Вас понял. Как в остальном?

Евгения: Nail Buster пишет: Вас понял. Как в остальном? Местами бывает смитьё, и я бы ещё ловила блох, но в целом - текст вполне на уровне какого-нибудь Дюши нашего Круза или вроде того.

Nail Buster: Евгения Ну, оставим ловлю блох на совести читателей. Завтра выложу на сайт и буду ожидать иллюстраций от фройляйн Игуаны. А там уже и до издания в бумаге рукой подать *__*

Евгения: По мере приближения к финишу квеста "Русская рулетка" всё более отчётливо вырисовывается схема трилогии ""2012-ый: взгляд с ЭТОЙ стороны", которая включала бы в себя повести "Белая революция", "Не вооружён и опасен" и "Русская рулетка". В противовес можно было бы запустить трилогию же "2012-ый: взгляд с ТОЙ стороны" в составе "Было ваше, стало наше!" (повелеть разыграть наново под угрозой лишения всех прав), "Подземелий Энска" ("В том тоннеле меня любят!" тож) и чего-нибудь третьего). Всё вышеизложенное- сугубо на правах бредовых идей.



полная версия страницы