Форум » Бесконечная Война » Будьте здоровы, командор! » Ответить

Будьте здоровы, командор!

Nail Buster: Место действия: город Энск Время действия: 28 ноября 2012 года. День Исхода Участники: eddichka, доктор Шабунин, Nail Buster Действующие лица: Агнешка Закржевская, доктор Шабунин Сюжет: Это была последняя ночь Энска на Земле - морозная, тихая ночь, без малейшего дуновения ветерка. Никто не подозревал, сколь важные и драматические события сейчас разворачивались на психотронной станции, затерянной во глубине окрестных лесов. Не знал об этом и известный в узких кругах эскулап по прозвищу Зингер - он преспокойно занимался своими обычными для такого часа делами. Какими именно? Кто его разберёт... От этих дел - а может быть, от крепкого сна - его оторвал короткий, но настойчивый стук в дверь. Герр Джулиано никогда не пользовался телефоном для связи с Белым городом - это было бессмысленно. Кабель, протянутый по секретному тоннелю под дном Ядвиги, давно уже перегрызли крысы. Так что депеши до штаба КМ и обратно передавались либо по зашифрованным радиоканалам, либо... способом, известным с древних времён - с помощью верных гонцов. Один из них теперь стоял на пороге клиники и, задумчиво глядя в небо, гадал, сможет ли док исполнить странную просьбу командующего.

Ответов - 48, стр: 1 2 3 All

Nail Buster: Лазарет "Итерации-9" некогда был залом ожидания, а после - одним из военных складов. Теперь почти всё пространство этого внушительного помещения, озарённого бледным мертвенным светом нескольких сотен ртутных ламп, занимали ровные ряды белых матрасов. Заболевших разместили прямо на бетонном полу, нимало не заботясь об их комфорте, оставив между матрасами ровно столько свободного места, чтобы...хм... надзиратель мог пройти между ними, не наступив ни на чью руку или ногу. Надзиратель? Да-да, именно так и выглядели бойцы в чёрно-хромированных доспехах, прохаживавшиеся по залу туда-сюда с оружием наперевес. Больше всего они напоминали стервятников, тихо кружащих над полем брани и высматривающих свежие трупы. По сути всё так и было - никакой помощи больным солдаты "Итерации", понятное дело, оказать не могли, и их единственным предназначением было следить, чтобы те вдруг не принялись умирать. Или чтобы зараза, поразившая Белый Город, не начала мутировать во что-то действительно жуткое и опасное. "Боятся сюрпризов, гляньте-ка, - подумал Сташек, осторожно двигаясь между матрасами и улыбаясь каким-то своим мыслям. - Нет, ну а что такого? С этих упырей и правда станется." - Пани Закржевская! - прикрикнул тем временем один из стервятников на рыжеволосую девушку. - В расположение отряда прибыл доктор. Накормить по высочайшему разряду. - Его речь была не более окрашена эмоциями, чем речи посланников подземной Республики. Это пугало Сташека, но отчего-то и веселило. - Местный шеф-повар? - он не удержался от громкого смешка, кивнув в сторону Агнешки. - Распоряжение командующего, - ответствовал стервятник, вперив глаза-окуляры поверх фельдшера, - гласит, что гостям отряда следует обеспечить все возможные удобства, включая трёхразовое питание в общей столовой. Кроме того, командующий намеревался встретиться с вами лично, когда вы вознамеритесь отобедать. - Александр Сидорович, - Сташек просяще обернулся к Шабунину. - Давайте-ка и в самом деле отведаем местной стряпни. Может, нам дело какое скажут... Мы же не завтракали даже ещё... - он неожиданно вновь прыснул со смеху. Не завтракали ещё... Да кто в такой темноте завтракает? Умора, да и только!

Доктор Шабунин: - Witzelsucht? - удивился Шабунин. – Сташек, смех без причины – признак дурачины... и вообще, знаете ли, симптом нехороший… хо-хо-хо-хо! - А сам-то? – резонно заметила Эльвира и тоненько захихикала. Грозный суперсолдат смерил стеклянным взором веселящихся медиков и повернулся к рыжей девушке, на веснушчатом лице которой тоже играла улыбка. - Пани Закржевская! – громыхнул стервятник. – Больные получили свой завтрак? Прекрасно, я отмечу в рапорте вашу расторопность, а сейчас – не смею задерживать! Рекомая пани Закржевская пожала плечами и с поварёшкой наперевес поплыла прямо на суперсолдата, так что тому пришлось отступить. Стоило девушке покинуть помещение – и беспричинный смех у гостей как ножом отрезало, да и среди пациентов веселье сразу же поутихло. Вряд ли это было простым совпадением. Определённо, не так проста миловидная пани, как может показаться на первый взгляд. - Насчёт завтрака, шеф… - вернулся было Сташек к любимой теме. - После! – отрезал Александр. Он и Эльвира сноровисто скинули тёплые «скоропомощные» комбинезоны, оставшись в обычных салатовых нарядах, натянули респираторы, очки-консервы и латексные перчатки. – У нас пока что ощущается прискорбный недостаток тем для застольной беседы с мадам Марией, Сташек. Надо постараться их найти. Сделаем обход, поставим предварительный диагноз, а тогда уже можно и завтракать. Давайте, запускайте наших маленьких друзей. Ты готова, милая? - Начнём, - кивнула Эльвира. Сташек скорбно вздохнул, всем своим видом демонстрируя, что вот-вот скончается от голода прямо на месте, но возражать не стал – знал, что слово доктора твёрдое. Чемодан распахнулся, как пасть зевающего бегемота. В мягком его чреве в поролоновых гнёздах сидел десяток серебристых сферических объектов размером примерно с теннисный мячик. - Что это у вас? – бдительно проскрипел надзиратель. - Не боись, не бомбы, - подмигнул Сташек. – Так, ребятки, пора просыпаться. Живей! По этой команде шарики все как один трансформировались с негромким бряканьем. Верхние полусферы треснули и задвигались, как встопорщенные надкрылья. Потом вытянулись суставчатые лапы и усики-антенны, сверкнули созвездия крошечных рубиновых глазок – и десять проворных стальных насекомых с радостным писком полезли из чемодана под удивлённый гомон больных и неодобрительное пыхтение суперсолдата. - Видал миндал? – хмыкнул Сташек, обращаясь к нему. – Высокие технологии на марше. - Республика машин? - Не, я сам на коленке собрал из конструктора «Лего», - съязвил Сташек. – Вот чего ты глупости-то спрашиваешь? - Но мадам не одобряет… - А если доктора тут по старинке с твоими хворыми бойцами до завтрашнего вечера проколупаются, так это мадам одобрит? - Хорошо, - сдался стервятник. – В виде исключения. И я отмечу в рапорте… - Да хоть в двух! – великодушно разрешил Сташек. Действия четы Шабуниных на протяжении следующего часа исчерпывающе описаны в классической литературе – «и ставит, и ставит им градусники». Какие жалобы, контроль температуры, осмотр кожи и слизистых, аускультация… электронные истории болезней в их КПК заполнялись сухими, отточенными формулировками. Диагносты тоже времени не теряли – прыгая прямо по телам уложенных на пол бойцов, они шустро и совершенно безболезненно собирали анализы крови и мокроты. - Ну, что, диагноз, кажется, вполне ясный? – оторвался Шабунин от очередного пациента. - Головные боли, жалобы на ломоту в суставах и костях, слабость, адинамия, начинающаяся лихорадка, симптомы токсикоза, гиперемия кожи лица и верхней половины туловища, тенденция к артериальной гипотензии, - прилежно перечислила Эльвира. – Просто по учебнику. Поглядим ещё, конечно, на результаты Диагностов, но, думаю, мы не ошибаемся. - Согласен, - кивнул муж. – Вот у нас и появился предмет для разговора с командиром. Теперь можно позавтракать. Сташек! Идёмте, пусть роботы тут заканчивают и обрабатывают результаты.

eddichka: Слава Богу, завтрак уже подходил к концу, когда в лазарете появилась делегация из троих человек, поименованная лаконичным "Доктор". Конечно, хотелось съязвить, не все ли трое одновременно являются одним этим самым доктором, но Агнешка все же проявила не всегда присущее ей благоразумие и, внимательно оглядев всех троих, проплыла мимо делегации направляясь на кухню. Огромный мужик и женщина судя по всему, русские. Третий походил на еврея, но евреи могут жить где угодно и угадать гастрономические пристрастия по взгляду не представлялось возможным. Во всяком случае, стоит исключить из меню свинину, все равно ее практически и нет. На кухне же девушка собрала своих немногих подчиненных (посудомойку, девицу какой-то степноазиатской национальности, названия которой Агнешка все никак не могла запомнить и которая, по большому счету, двух слов не умела связать по-польски, и долговязого парнишку, приписанного к кухне за невесть какие прегрешения, но хорошо тут устроившегося на должности "подай-принеси-пошел вон-не мешайся"), раздала ЦУ и занялась ревизией продуктов, решая, чем же накормить высоких гостей "по высочайшему разряду". Попутно она ворчала себе под нос, что, мол, как гостей кормить, так по этому самому высочайшему, а как заказать на закупку что-либо дороже перловки, так "бюджет, знаете ли, не резиновый". Да еще и приготовить что-то удобоваримое нужно вотпрямщас, без учета, что нормальная еда, знаете ли, не стряпается самосильно за пять минут, стоит лишь залить ингредиенты кипяточком. Ворчать, в принципе, не имело такого уж большого смысла, так как, несмотря на все вышеописанные трудности, через час гостей ожидал вполне полноценный обед из горохового супа с копченостями, смалец на закуску к водке (ну русские же точно будут пить водку!), голонка в пиве с варениками и кнедлями на гарнир и... и все. Выдумать десерт за такое короткое время не получилось. И без того к концу этого спринтерского забега девушка чувствовала себя донельзя вымотанной. Но и гордой собой. Кто еще за час соорудит вполне приличный обед? То, что все блюда относятся к польской кухне, пани Закржевскую вообще не смущало - пускай жрут дорогие гости и не забывают, в какой стране вообще находятся. Попутно пришлось слегка нагавкать на парнишку-помощника, который был отправлен к завхозу за скатертью и сервизом покачественнее и два раза возвращался ни с чем, поругаться по телефону с тем же завхозом, объясняя ему, что нет, это не блажь и тем более не разворовывание, и да, она отчитается за каждую разбитую тарелку по всей строгости военного времени и вообще и вообще и вообще. Так что, хоть и успели, но в последний момент и, когда доктора прибыли наконец откушать, Агнешка, раскрасневшаяся и слегка взъерошенная, как раз заканчивала сервировать стол. И хоть и вымоталась, была настолько довольна собой, что даже гости смутно почувствовали прилив самодовольства.

Nail Buster: В столовой, кроме почётных гостей, оказались несколько хмурых "стервятников" - усевшись поодаль друг от друга за простым, невероятно длинным столом и уткнувшись в свои тарелки, они с самым сосредоточенным видом поглощали их содержимое. Не ели, а именно поглощали - было видно, что к принятию пищи эти господа относятся так же ответственно, как и к любой другой важной миссии во имя Света. Наслаждаться процессом? Отставить эти непрактичные излишества! Солдаты даже не взглянули на вошедшую медбригаду, чего нельзя было сказать о рыжем шеф-поваре. Взгляд девушки, излучавший чистейшее, просто-таки эталонное любопытство, не мог не укрыться от наблюдательного Сташека. "Она ведь явно не из местной братии, - заключил фельдшер. - Или гражданский персонал тут весь такой? С родными, не промытыми ещё мозгами?.." - Отряд, смирно! - гаркнул кто-то из-за двери в дальнем конце столовой. Столовая ответила грохотом стульев и звоном брошенных вилок - все, как один, солдаты повскакали со своих мест и вытянулись по струнке, отдавая честь неизвестно кому. Через пару секунд дальняя дверь приоткрылась, и взору Шабуниных предстала... "Вот ты какой, северный олень... - Сташек часто-часто заморгал. - Никогда бы не подумал..." Хозяйка аэродрома вплыла в помещение, гордо восседая в простом инвалидном кресле, которое степенно катил один из её чёрных солдат. Взгляд Марии был цепок и ясен, губы плотно сжаты, будто она едва сдерживала гнев, бурлящий где-то в самых глубинах её загадочной тёмной души. Гнев на собственную беспомощность. - Заместитель Главнокомандующего Армии Света, - громко возвестил закованный в доспехи паж, - Генерал Колумб! - ...или просто Мария, - закончила за него женщина и, завладев столовыми приборами, обратилась к гостям. - Привет вам, господа эскулапы. Я много слышала о вас и уважаю ваш богатый опыт, хоть и надеялась как можно дольше им не пользоваться. Да простят мне боги мою прямоту... Не нужно так на меня смотреть, уважаемый, - она мягко взглянула на Сташека, и тот невольно поёжился. - Это последствия некоего инцидента с Серой Ратью, в который я имела несчастье попасть в самый разгар её мерзких бесчинств. К несчастью, это неоперабельно, меня вылечит только время. Нам нужно заняться более насущными хлопотами, пан доктор. Вы видели наших пациентов. Обследовали их. Что вы можете сказать о характере болезни? Самое главное, - женщина покосилась на стоявшую поодаль Агнешку и сделала зловещую паузу. - меня интересует, почему заболели не все? Как видите, некоторые наши собратья, побывавшие непосредственно в зоне поражения вражеских боеголовок, по-прежнему на ногах. Или я ничего не смыслю в медицине, или вам следует ими заняться в первую очередь. Засим предводительница "Итерации" принялась наконец за еду, то и дело одобрительно щурясь. Что-что, а стряпню нового повара она любила. Хорошо, что эта Закер... Закро... что эта рыжая не слегла, как лежит сейчас в лазарете её предшественник.

Доктор Шабунин: - Профессор Преображенский, помнится, предупреждал, что говорить за обедом о медицине вредно для пищеварения, - заметил Александр, усаживаясь и придвигая к себе тарелку с огнедышащим, благоуханным гороховым супом. – Сташек, оставьте водку в покое, душевно вас прошу! - Так дезинфекция же, господин доктор, - с самым серьёзным видом возразил фельдшер, уже завладевший запотевшим графинчиком. – Полезно для здоровья. А рулить она мне не мешает, вы же знаете. Последнее было чистой правдой. Отправляясь на процедуры по лежачим больным, Сташек никогда не отказывал себе в удовольствии как следует посидеть в «Четырёх кружках» или «Чёрном пистолете». На следующее утро Эльвира неизменно обнаруживала его мирно храпящим в гараже на полу рядом с аккуратно припаркованной «буханкой», причём на её изумлённо-негодующее: «Да как же вы вчера доехали?» - следовало резонное возражение: «А как бы я, по-вашему, дошёл?» Автопилот у фельдшера работал с точностью лучшего швейцарского хронометра: он мог одной рукой невозмутимо крутить баранку на зависть иному пилоту «Формулы-1», другой в то же время разгоняя назойливых зелёных чертиков. - Ладно, наливайте, - смилостивился Шабунин. – Нет-нет, только себе… Так вот, госпожа Мария, что касается избирательного действия вируса, то это, я полагаю, не очень сложная загадка. – Оторвавшись от супа, что потребовало большого усилия воли, он повернулся к Агнешке. – Пани, знаете анекдот про старого беззубого вампира и монашку? - Саша! – возмущённо ахнула Эльвира. – Тебе не стыдно?! Пани Закржевская немедленно залилась пунцовым румянцем и хихикнула. Сташек тут же хрюкнул в рюмку, расплескав половину её содержимого, а секундой позже рассмеялась и сама Эльвира. Только ледяные глаза генерала Колумб оставались совершенно бесстрастными. - Вот и ответ на ваш вопрос, - улыбнулся Шабунин. – Ваш изумительный повар – нелюдь-экстрасенс, правда? Вирус не действует на нелюдей. А равно и на людей с генетическими изменениями… например, вызванными влиянием Гиперкосмоса, - добавил он, невозмутимо глядя на мадам Марию. Генерал Колумб промокнула салфеткой тонкие губы. Её ладони трижды сошлись вместе, изображая беззвучные аплодисменты. - Браво, браво. Преклоняюсь перед вашей проницательностью. Голубушка, - обратилась она к Агнешке, - распорядитесь подавать второе. Впрочем, мы ведь собрались за этим столом не для того, чтобы обсуждать причины и характер моей… генетической трансформации. Что вы можете сказать про сам вирус? Что это за болезнь? - Грипп, - коротко ответила Эльвира. Правая бровь мадам Марии поползла вверх. - Простите? - Грипп, - повторил Александр. – Никаких сомнений. - Вы хотите сказать, - процедила сквозь зубы генерал Колумб, - что Коалиция затеяла ракетный обстрел наших позиций только для того, чтобы заразить моих солдат какой-то простудой?! - Ну, почему вы так уничижительно отзываетесь о гриппе? – благодушно возразил Шабунин, принимаясь за свиную рульку. – Вполне почтенное заболевание. Во время эпидемии «испанки», знаете ли, народу полегло больше, чем на полях Первой мировой, так-то… нет-нет, не думаю, что с вашими людьми всё будет настолько плохо. Другое дело, что и на ноги они встанут не скоро. Токсикоз чудовищный… ну, не станем входить в малоаппетитные подробности, но недели две на больничной койке я вашим солдатам могу обещать твёрдо. - Это совершенно неприемлемо! – резко бросила мадам Мария. – Особенно сейчас, когда Энск провалился в параллельное измерение… - Так это правда? – переспросила Эльвира. – Мы действительно уже не на Земле? - Определённо, - мрачно кивнула предводительница «Итерации-9». - А значит, вопрос о том, чьи в лесу шишки, становится актуален как никогда, - невозмутимо продолжил Александр. – И эпидемия гриппа вам сейчас совсем некстати. - Потому что в вашу песочницу могут заявиться плохие ребята с того берега, отнять все формочки и порушить куличики, - разъяснил Сташек, ни на мгновение не расстающийся с графином. – А вы им и сдачи дать не сумеете. - Благодарю за точный и подробный анализ ситуации! – Госпожа Мария раздражённо швырнула вилку на скатерть. – Только я, извините за прямоту, не для того за вами посылала. Поставьте на ноги моих бойцов! Александр и Эльвира быстро переглянулись. Доктор вздохнул. Как бы это так слова-то подобрать, чтобы без нужды не соврать, подумал он. - Хорошо. У нас имеется экспериментальный препарат, который теоретически должен быстро помочь вашим солдатам. Правда, он ещё толком не проверен на побочные эффекты, так что риск большой. Выбор за вами, мадам Мария. Решайте.

eddichka: По-хорошему, никаких официальных прав присутствовать при этой дофига конфиденциальной беседе у Агнешки не было. В конце концов она всего лишь вольнонаемная. И она даже честно хотела деликатно удалиться, удостоверившись, что гости и госпожа Колумб устроились за столом вполне комфортно, но пани Мария жестом велела остаться. Агнешка задумалась. Этак и шею могут свернуть при увольнении, чтобы не болтала, если вдруг услышу что неподходящее мне по рангу, - мелькнула обеспокоенная мысль, но девушка довольно быстро ее отбросила. Увольняться она не собиралась, а в будущее слишком далеко не заглядывала. Поэтому просто отошла от стола на пару метров, заняв место рядом с молчаливой охраной. Да, с этими-то и парой слов не перекинешься. Молчат вечно, будто Мария им языки поотрезала. Хотя не удивлюсь. А мне стой. И ведь даже не присядешь, невежливо как-то. А у меня, между прочим, ножки устали полдня у плиты скакать. Агнешка даже честно пыталась особо не прислушиваться к разговору, мол, не ее это дело и нафиг не надо, но кое-какие обрывки все же оседали у нее в мозгу. Поэтому, когда девушка услышала слово "грипп", она сперва ойкнула, а затем, не удержавшись, захихикала в кулачок. Ларчик-то просто открывался. А я ж ведь говорила, мол, дайте денег на поставку курицы, наварю ребятам бульона, вмиг на ноги встанут. Жадные бюрократы. Смеяться-то она перестала быстро, но так и кривила губы, обуянная весельем и оправданным самодовольством. Даже ближний к ней невозмутимый охранник заулыбался краешками губ. Хотя, может, и показалось.

Nail Buster: - Можно подумать, у меня он есть, этот выбор, - фыркнула предводительница "Итерации", раздражённо крутанув пальцами в воздухе. Чёрный телохранитель взялся за ручки её кресла и осторожно откатил от стола. - Конечно же, вы можете попробовать этот ваш чудо-препарат. Одна из двух наших исследовательских лабораторий будет отдана в ваше полнейшее распоряжение - там вы сможете доработать препарат и устранить побочные эффекты, если они возникнут. Если хотите, туда сейчас же доставят пару больных, над которыми можно будет производить тесты... - Госпожа Мария! - возмущённо воскликнул Шабунин. - Ладно-ладно, у нас и лабораторные мыши найдутся, - нетерпеливо прошипела мадам Колумб, после чего внезапно повернулась к Агнешке. - Пани Закржевская, проводите господина доктора и его коллег в медицинский блок. В ближайшее время мои люди будут слишком заняты проверкой оборонительных рубежей, так что вы - единственная, кто сможет ассистировать доктору в его нелёгкой работе. "Проще сказать, она решила приставить к нам единственное нормальное существо на этой базе, - подумалось Сташеку. Оглядев Агнешку внимательней, он окончательно уверился в том, что она к "Итерации-9" имеет такое же отношение, как и они сами. - Разумное решение. Вряд ли эти мордовороты стали бы с нами цацкаться. Не уверен, что они вообще считают нас за представителей своего вида. А она... Её способности и иммунитет могут нам пригодиться. Только вот как?.." Мария, меж тем, преисполненная чувством выполненного долга, укатила вновь в свои апартаменты. В столовой остались Агнешка, Шабунины, Сташек и двое "чёрных солдат". Встав по обе стороны от рыжей, они весьма недвусмысленно дали понять и ей, и гостям, какой у них в действительности здесь статус. - Ну... пошли, что ли? - осторожно предложил фельдшер.

eddichka: Услышав такое поручение, Агнешка картинно закатила глаза. Ясен хрен, все на больничном. Кому еще-то ассистировать, как не поварихе. Неприязнь к фамилии Колумб почувствовала даже ее носительница. Закржевская же, премило улыбнувшись, закивала. - Да-да, конечно, пани Мария. Я так понимаю, в связи с форс-мажорными обстоятельствами ужинать Вы не будете? Или мне доплатят за сверхурочные? Я не то, чтобы против ассистировать уважаемым господам, но хотелось бы, знаете ли, прояснить этот момент. Вы ведь можете себе представить, сколько времени отнимает приготовление ужина на... - не стоит, наверное, при посторонних называть точное количество людей, находящихся на базе, - на такое количество людей. Госпожа Мария довольно громко поскрежетала зубами, но все же выдавила из себя подобие улыбки: - Само собой, пани Закржевская, вам оплатят переработку в тройном размере. И, учитывая обстоятельства, задержим время подачи ужина на час-полтора. С улыбкой победительницы Агнешка одернула белый халатик и, цокая каблучками, двинулась к выходу, махнув рукой уважаемым гостям. - Пойдемте, пан доктор, не будем задерживаться, времени у меня в обрез. Солдаты прожорливы, да и я сегодня только завтракала, чего доброго, похудею.

Доктор Шабунин: - Это было бы сущим преступлением против человечности, пани, - галантно откликнулся Сташек, мазнув масленым взглядом по пышным формам поварихи. Помимо весьма впечатляющих внешних данных, сугубую прелесть Агнешке в глазах фельдшера придавало ещё и то соображение, что она по должности, несомненно, должна была иметь беспрепятственный доступ к винному погребу «Итерации-9». - Не забудьте Диагностов, Сташек, они нам понадобятся, - напомнила Эльвира. Фельдшер, поглощённый составлением нового комплимента для пани Закржевской, почувствовал себя самцом вальдшнепа на тяге, коварно подстреленным в тот самый момент, когда он совсем уже приготовился закурлыкать своё обольстительное «хор-хор-цык-цык». Трагически вздохнув и наполнив столовую водочным перегаром, Сташек направился в изолятор, сопровождаемый одним из чёрных штурмовиков. Лаборатории были оборудованы в бывшем зале прилёта на первом этаже и оберегались пуще того дуба, на ветвях которого, согласно русскому фольклору, помещался сундук с Кащеевой смертью. Бог весть, сколько времени понадобилось бы докторам для преодоления всех постов охраны, не расчищай им дорогу красноглазый «стервятник», объяснявшийся со своими бдительными собратьями посредством сложных комбинаций свиста, щёлканья языком и горлового клёкота. Зато когда перед ними распахнулась последняя гермодверь… - Вот это да, - пробормотал Александр. Его профессиональное самолюбие было не то что уязвлено, а без малого растоптано в пыль открывшимся зрелищем. Он-то не без гордости полагал, что это его маленькая лаборатория оборудована по последнему – ну, в крайнем случае, предпоследнему – слову медицинской техники, но… - …Но реальность, как всегда, оказалась шире наших представлений о ней, - грустно заключил Шабунин, озирая окружающее великолепие. О назначении примерно каждого десятого из имеющихся здесь приборов доктору оставалось разве что строить догадки. Трудно сказать, сколько потребовалось трансатлантических рейсов, чтобы вывезти из Америки всё это добро. Например, вон ту криокамеру, в которой вполне можно заморозить средних размеров тираннозавра. Или целый набор пузатых резервуаров, где в густой фиолетовой жиже плавают тёмные тела, не больно-то похожие на человеческие. - Хм… какое милое местечко, - выразилась Эльвира. – Прямо готовая декорация для высокобюджетного фильма ужасов. Не думала, что когда-нибудь это скажу, но твоя лаборатория наверху мне теперь даже нравится – хотя ты там проводишь куда больше времени, чем со мной на супружеском ложе. - О да, я же тот ещё извращенец, - покладисто кивнул Александр, бережно извлекая из саквояжа полученную от Брика склянку. – Кстати, может быть, потолкуем о моих девиациях чуть позже, в более подходящей обстановке? Я этак, знаешь ли, прилягу на кушетку, а ты наденешь очки, сядешь в кресло, закинув ногу на ногу, и станешь допытываться, не было ли у меня в подростковом возрасте психотравмы на сексуальной почве… - Размечтался! – вспыхнула Эльвира. – Давай работай, гений. Займись вирусом, я взгляну поближе на чудо-лекарство, а вас, пани Закржевская, - обратилась она к Агнешке, - я прошу пока присматривать за нашим фельдшером, чтобы он не высосал тут все спиртосодержащие жидкости. Сташек, маску и перчатки!

eddichka: Агнешка состроила недовольную мордочку, так как искренне не могла понять, чем она вообще может тут пригодиться. Во всяком случае просьба следить за тем, чтобы кто-нибудь что-нибудь не выпил казалась ей несколько унизительной. - Я бы и сама не отказалась от спитросодержащих жидкостей, - поведала девушка не очень-то тихо, и не очень-то тактично. - Ребятушки, это конечно честь для меня и все такое, что еще в таких случаях говорят, но вы мне скажите честно, я могу чем-то помочь? Я не военная, терять время потому что так приказано я не собираюсь. Договорились? Вы вроде тоже не роботы, как вот эти, - она беспардонно указала кивком на невозмутимо-молчаливую парочку, которые производили впечатление как охранников, так и конвоиров одновременно. - Вы отвечайте, этих не стесняйтесь. Все равно без лишних глаз говорить не получится. А они вообще на самом деле нормальные ребята, к ним просто подход надо найти.

Доктор Шабунин: Эльвира смерила пышнобокую рыжую девицу взглядом – так, должно быть, прикидывали расстояние до цели её далёкие предки, всадники Чингиз-хана, натягивая луки, - и сказала: - Ну, полагаю, с обязанностями лаборанта вы справитесь. Знаю, что у вас иммунитет, но маску и перчатки всё-таки наденьте для порядка. Да, и кстати, пани Закржевская, я что-то не припомню, чтобы мы с вами пили на брудершафт в «Четырёх кружках». Поэтому мы вам не «ребятушки», а пан Александр и пани Эльвира, и впредь прошу обращаться к нам именно так. А за Сташеком всё же присматривайте, не хватает ещё, чтобы он тут освежился чем-нибудь… гиперкосмическим. - Пани Эльвира! – оскорбился фельдшер. – Да я никогда… то есть всегда! В смысле, вы ж меня знаете! - Вот именно, знаю, - кивнула Эля. – Поэтому и попросила пани Закржевскую за вами последить. Не ровен час, выпьете лишнего, обрастёте щупальцами, и откуда мы вам в Энске возьмём японских школьниц, скажите на милость? Часы показывали без четверти два, а в чёрно-серой пелене, накрывшей весь город, до сих пор не обозначилось ни единого просвета. Чем внимательнее Семён Воозович всматривался сквозь окно автомобиля в эту безотрадную картину, тем меньше она ему нравилась. Тщательно разработанный план операции «Исход» начал преподносить сюрпризы, и свалившаяся на Энск кромешная тьма была ещё не самым худшим из них. Шесть часов назад перестали действовать системы водоснабжения, питавшие Казарму. Заместитель командора ласково пообещал повесить на воротах дежурную смену техников, но стремительная проверка показала, что насосы пребывают в совершенной исправности: иссякли артезианские скважины. Меж тем электронные «глаза» немногих оставшихся на связи с Отступниками ос-шпионов бесстрастно зафиксировали, как волны Ядвиги стремительно застывают, превращаясь в кристаллы полупрозрачного антрацитового льда. Зрелище это было ни с чем не сообразное – столбики термометров с утра показывали потепление до пяти градусов по Цельсию – и оттого особенно жуткое. Доклады из-за городской черты веры в светлое будущее тоже не добавляли – в какую сторону ни посмотри, тянулась ровная как стол пустыня всё в тех же унылых чёрно-серых тонах. Ни одной зелёной былинки, ни единого крошечного червячка – лишь мёртвый камень, и ничего больше. Толстый паранормалик не был столь наивен, чтобы представлять себе параллельное измерение волшебной страной, где меж кисельных берегов текут молочные реки и на деревьях растут имбирные пряники, но всё-таки ему рисовались несколько более радужные картины, нежели одно сплошное ничто серого цвета в чёрных прожилках. Ой-вэй, да ещё эта болезнь, так не вовремя подкосившая командора! Сколько лишних треволнений для бедного бывшего энкаведешника, у которого и без того сердце не в порядке и забот полные карманы! В другое время Семён Воозович, может статься, не столько беспокоился бы за здоровье герра Джулиано, сколько примерял на свою упитанную тушку жёлтую майку лидера. Но сейчас, когда так хорошо, казалось бы, спланированный Исход повернулся вдруг совсем неожиданной стороной, и дела явно надвигались чрезвычайно суровые, выгоды и удовольствия от власти над Коалицией на глазах делались весьма гадательными, а неприятные издержки – более чем вероятными. Оставалось лишь возложить упование на Б-га и надеяться, что репутация доктора Шабунина не из пальца высосана. А покуда операция должна продолжаться. Вовсе не обязательно иметь на плечах многомудрую идишекопф, чтобы предвидеть сваливание Энска в анархию и хаос – если не сразу после Исхода, то самое малое время погодя. Очень скоро пауки сообразят, что банка, в которой они годами привычно грызлись друг с другом, разбита, и тогда попрут во все стороны разного сорта идейные борцы за дело Тьмы и Света, бандиты и мародёры всех мастей, полуразумные мутанты из Серого города... Новёхонькое авто представительского класса, ведомое шофёром типично орочьей наружности, миновало поворот на железнодорожную станцию и покатилиось в сторону скованной льдом Ядвиги. За ним тяжко громыхали два транспортёра, по самую крышу зашитые в динамическую броню. Колонна направлялась к Харонскому мосту. Формула чудодейственного лекарства, над которой так долго корпела Эльвира, заняла четыре с половиной строчки на большом мониторе под потолком лаборатории. Когда доктор прочла её вслух, у Агнешки возникла твёрдая уверенность, что вот сию секунду пол под ногами разверзнется, и из дыры полезут рогатые черти – настолько инфернально для её уха звучали все эти «изопропилы» и «нафтальдегиды». - …не обладает мутагенными и тератогенными свойствами, не канцерогенно и не эмбриотоксично, - заключила Эльвира. – Последнее очень предусмотрительно, хотя ни одной женщины я среди бойцов мадам Марии пока не видела. - А главное – действует прямо-таки замечательно, - отозвался Шабунин, наблюдая за белыми лабораторными крысами. Грызуны, заражённые вирусом, ещё два часа назад вяло готовились присоединиться к большинству, а теперь, после инъекции вновь синтезированного препарата, носились по клетке маленькими электровениками. – Ни намёка на побочные эффекты. Сташек, заряжайте шприцы. Пани Закржевская, - обратился он к рыжей красотке с довольной, хотя и усталой улыбкой, - мы вам уже, верно, надоели, но не откажите ещё немного помочь нам в лазарете? НРИ: Благодарю Семёна Воозовича за участие в написании поста.

eddichka: - Ну конечно-конечно, ясное дело, ясновельможный пан и ясновельможная пани, даром, что даже не поляки, - пробурчала под нос Агнешка, теперь уже в самом деле негромко, натягивая резиновые перчатки. Да уж, ничего не попишешь, придется торчать тут. К середине дня все это мракобесие ей порядком поднадоело, так что она подмигнула мающемуся от той же проблемы фельдшеру, и, пользуясь тем, что господа-товарищи доктора не видели вокруг себя ничего, кроме вычленяемой формулы, менее квалифицированные сотрудники по-тихому отошли в дальний конец лаборатории, где так же по-тихому распили по мензурке медицинского спирта. После этого Агнешка слегка повеселела, хотя так толком и не знала, чем себя занять. Лишь несколько раз ей давали крайне ответственные поручения из разряда "подай-принеси-стой-куда-а-ну-тащи-обратно". Большую же часть времени она слонялась по лаборатории без дела, играла с лабораторными мышками и крысками и только изредка толкала под бок слегка осоловевшего от спирта Сташека, дабы он не заснул тут же на вертящейся табуреточке. Слава Богу, все заканчивается, даже это бесполезное времяпрепровождение. Поэтому, когда прозвучала фраза о том, что выведенное лекарство работает, Закржевская аж подпрыгнула на месте, восторженно захлопав в ладошки. - Уииии! Радость-то какая! И... Ох, ну да, конечно, что еще от меня требуется, дорогие мои паны доктора? Улыбка ее несколько скисла, когда девушка услышала, что и это еще не все.

Доктор Шабунин: - Стоять, нелюдь! – лазерная винтовка упёрлась Семёну Воозовичу прямо в жирную грудь, когда он беспрепятственно миновал большую часть Харонского моста. У него за спиной угрюмо пыхтели два бронетранспортёра в окружении хорошо вооружённых вампиров. – Предъяви документы! - Вот же ты чудак, – поделился впечатлениями заместитель командора. Шествующие за ним нелюди приятно оскалились и наставили на ретивого часового стволы крупного калибра. - Я сказал, стоять, иначе открываю огонь! – возвысил «светлячок» голос, явственно отдающий дрожью в коленках. - Ты не понял или где? – невозмутимо осведомился толстый паранормалик. – Господа и дамы, ну этот поц не в курсе, объясните ему уже кто-нибудь за политику партии и правительства… Над самой головой бойца грохочущей молнией полыхнула протонная вспышка, заставив его скорчиться в позе зародыша на покоробленном асфальте. - Сигнал принят, пароль правильный, - проворчал седовласый командир по левую руку от Брика. – Меняем частоту и присоединяемся к силам Коалиции. - Слышу и выполняю, - дуэтом откликнулись невидимые снайперы, засевшие на вершинах башен. - Предатели! – взвыл «светлячок». – Всё будет доложено мадам Марии! - Да уймитесь уже, - Брик ловко выдернул автомат у упёртого воина света из рук и отправил оружие в свободный полёт. АК-74 звякнул о горбившийся под мостом чёрный лёд. – Поищите – найдёте. А мадам Марии прямо сейчас чуть-чуть немножечко не до вас. И у меня тоже есть много более важных дел, чем с вами разговоры разговаривать, так что свободны. Боец покосился на нелюдей, обстоятельно хозяйничающих на людском блокпосту, на грузные бронетранспортёры, ощетинившиеся плазмомётами, как дикобразы иголками, и сглотнул: - Меня расстреляют… - Если хватит ума явиться до мадам Марии с приятными новостями – тогда конечно, - пожал плечами Брик. – Только вот не понимаю, зачем вам таких радостей. Или в Белом городе мало свободных банд, которым ни один штык не лишний? «Светлячок» раздумывал не дольше секунды. Вампиры заулюлюкали вслед его мелькающим пяткам, какой-то оборотень, перекинувшись, припустил вдогонку. - Докладываю: доктора благополучно добрались до штаба «Итерации-9», - вампиресса висела на стальном ребре моста головой вниз, как летучая мышь. – Внутрь я за ними не полезла, там не продохнуть от сенсоров, а мне ещё не надоело жить. В общем, всё идёт по вашему плану. Новые приказы? - Таки да, - паранормалик извлёк из-за пазухи плотно свёрнутое красно-бело-чёрное полотнище. – Поднимите наше знамя над Харонским мостом. Пусть уже каждый шлемазл в этом городе знает, что теперь он принадлежит Коалиции. - Снова, и присно, и во веки веков, аминь, - хихикнула Оксана. - Как самочувствие? – заботливо спросила Эльвира. - Так это, доктор, - широко улыбнулся боец «Итерации», - как всё равно заново родился. - Угу, угу, - Александр черкнул что-то в своём наладоннике. – Мы вам ещё пропишем курс витаминов для укрепления иммунитета. Три раза в день перед едой. Как наши дела? – адресовался он к жене. - Очень хорошо, - кивнула Эля. – Пани Закржевская и Сташек заканчивают с вакцинацией. - Отлично, - буркнул Шабунин. – Самое время потолковать с мадам Марией насчёт нашего вознаграждения.

Nail Buster: - Я провожу вас, пан доктор, - образовался неизвестно откуда чёрный солдат госпожи Колумб, закованный с головы до ног в свой чёрный доспех. Впрочем, что-то в этом конкретном субчике было не так... Определённо не так... Спустя пару секунд раздумий Сташек всё же понял, что его смущает - боец, заговоривший с ними, был без шлема. Иначе говоря, закован-то он был с ног, но отнюдь не до головы, а только до подбородка - его шлем-респиратор покоился под мышкой, поблескивая багровыми стёклами окуляров. "Поразительно..." - подумал фельдшер, поморгав. Несмотря на все очевидные факты, он до последнего считал, что под бронёй "Итареции-9" скрываются не люди, а бездушные роботы или, на худой конец, ожившие мертвецы со встроенными синтезаторами речи. Этот же выглядел на первый взгляд вполне нормально - молодой, улыбчивый, несколько бледноват и худощав на взгляд прожжённого медика, но при такой-то службе оно и неудивительно... - Будем премного благодарны, - буркнул Сташек, направляясь следом за провожатым. Из лазарета Александр и его спутники вышли в извилистый полутёмный коридор, который, в свою очередь, привёл их к лифту. Первым по коридору шёл чёрный солдат, за ним следовал доктор, за доктором - Эльвира, за Эльвирой - Сташек. Замыкала процессию Агнешка, которой явно не улыбалось играть ещё и роль конвоира, но не оставаться же одной в этом богомерзком лазарете, в самом-то деле, раз уж от кухни её временно отлучили? К тому же, за всё её недолгое пребывание в этом жутком местечке это был первый раз, когда её вообще впустили в этот лифт. Куда же он может вести?.. Этим вопросом они со Сташеком задавались вместе. Фельдшер, да и его старшие товарищи тоже, почти физически ощущали волны смутной тревоги, накатывавшие на них словно бы из пустоты. Возможно, виной тому было просто-напросто тусклое освещение в коридоре и почти что полное отсутствие такового в кабине, или мерзкие скрипы и скрежеты, доносящиеся из шахты при спуске... Старый лифт полз медленно - целую вечность полз, а то и дольше. А провожатый их, казалось, даже не думал с ними заговаривать - стоял себе со своей загадочной полуулыбочкой да глядел куда-то поверх Сташековой головы. Фельдшера так и подмывало состроить ему какую-нибудь рожицу - просто так, посмотреть, как он отреагирует. Через пару минут лифт, вздрогнув, остановился. Взору медиков открылся ещё один коридор, освещённый ещё более скупо,чем прежний. Дальний его конец терялся в тёмной дали. И было холодно. "На электричестве экономят, так ещё и отопление отключили?" - тупо подумалось фельдшеру. Выдохнув облачко пара, он потёр ладони. - Госпожа Колумб привыкла работать в несколько более прохладном климате, чем вы привыкли, - словно бы извиняясь, проговорил молодой солдат. Это были первые слова, произнесённые им с тех пор, как они покинули лазарет. Странно, но эха здесь почти не было. Голос тонул во тьме, как в чёрной вате. - Кроме того, здесь размещаются наши основные лаборатории, а в них, смею заверить вас, ещё холоднее. - Саша, - тихо проговорила Эльвира, тронув мужа-здоровяка за рукав. - Похоже, я знаю, где мы. - Да, это он, - кивнул в ответ Александр. - Ох и везунчики мы с тобой, Эля... Четыре Великих Орудия. Самая потрясающая и загадочная из городских легенд. Легенда о наследии прежней Коалиции Максов, о средствах уничтожения чудовищной, разрушительной мощи, способных мгновенно решить исход Битвы за Энск, а то и вовсе привести старого фюрера к абсолютному мировому господству. Однако предательство машин сыграло свою роковую роль - ни одно из Великих Орудий не приняло в Битве за Энск участия. Храм Крови, ныне Блуждающий Храм - средоточие Оккультного Кулака, обитель Кармиллы Карнштейн, способной призвать из недр Гиперкосмоса неизмеримый плотоядный ужас. БМА - гигантские боевые андроиды, могущие окружать себя непроницаемым защитным барьером, делающим их неуязвимыми для любого известного земного оружия. Психотронная станция - затерянный в энских лесах излучатель, генерирующий импульс, достаточный для поджарки мозгов всем в Энске и его окрестностях, если, конечно, его правильно настроить. И, наконец, он. "Лом Неба". Самый большой и мощный из известных миру дирижаблей. Слишком тяжёлый, чтобы летать на гелии или водороде, оснащённый единственным на планете левитационным генератором. Несущий тяжёлые ракеты и плазмомёты, оборудованный жилыми и исследовательскими отсеками - то, что надо для боевых операций в иных, неизменно враждебных Коалиции реальностях. Флагман флота КМ в Секраментийской кампании... и бесполезный металлолом после неё. Законсеровированный до лучших времён... - ...под этим вот самым аэропортом? - Это не аэропорт, - покачал головой солдат, ухмыляясь. - Это всего лишь ангарные двери. Очень большие ангарные двери. - Так значит, слухи не врали? - повертел головой Александр. На уме у него был ещё миллион вопросов, но... тут он заметил отсутствие Сташека. И Агнешки, которая, вроде бы, шла за ним. - Кажется, мы пропустили поворот, - угрюмо бурчал фельдшер, потягивая из прихваченного в лаборатории шкалика. Он изо всех сил пытался согреться, но проклятущий холод только усиливался. - Или наших друзей слопала какая-то местная гадина, а мы и не заметили... Слушайте, мадам, вы же вроде местная? - он взглянул на рыжеволосую спутницу, в глазах его явственно читалось беспокойство. - Давайте, что ли, показывайте дорогу. Редко какие места нравятся мне меньше этого. НРИ: Как уже было сказано выше, мадам не знает. Агнешка тут впервые, в отличие от местной братии. Будьте няшечками и поплутайте немного, пока герр доктор беседует с минотавром хозяйкой здешних коридоров.

eddichka: И вот как-то так, за беседой с существом, до уровня интеллекта которого хотя бы можно было допрыгнуть (беседа активно смазывалась содержимым заполненной еще в лаборатории фляжечки) и следуя за белыми халатами по извилистым полутемным коридорам, они вдвоем умудрились повернуть куда-то... не туда. - Ах ты ж, курва, - высказалась девушка, оглядевшись вокруг. - Знаете, ли, уважаемый. Если бы мы заблудились где-нибудь на кухне, то я бы вывела вас в десять секунд. Но тут я, как и Вы, в первый раз. М, еще глоточек? Ну, как хотите. Она глотнула, огляделась еще разок, тряхнула рыжими кудрями. - Предлагаю вернуться обратно, а оттуда вернуться на кухню. Черт с ними, с медиками. Перекусим и я отправлюсь на боковую. Ужасающе хочется, знаете ли, жрать и спать.

Доктор Шабунин: - Подождите, а где, собственно… Стервятник обернулся. Его лицо, и без того бледное, моментально сделалось уже совсем бело-синюшным, как у покойника, глаза наполнились самым настоящим ужасом. Едва ли солдата настолько обеспокоила судьба исчезнувших Агнешки и Сташека; скорее уж он вообразил себе реакцию генерала Колумб на известие о том, что двое посторонних свободно бродят по самым засекреченным помещениям её базы. При мысли об этом Александр даже посочувствовал незадачливому вояке: хотя сегодня он видел предводительницу «Итерации-9» лишь второй раз в жизни, у него успело сложиться твёрдое убеждение, что слова «мадам Мария» и «милосердие» принадлежат к разным вселенным. - Пани Агнешка! Сташек! – громко позвала Эльвира. Подземелье отозвалось глухим гудением каких-то механизмов и завыванием холодного ветра. - Сташек!! Пани Агнешка!! Где вы?! Ну как же это… А вы почему стоите столбом, боец, как неживой? – напустился доктор на стервятника. – Нужно их найти, пока что-нибудь не случилось! Медвежье рычание Александра вывело солдата из ступора. Он встряхнулся, быстро надел шлем, и до врачей донесся неотчётливый бубнёж, перемежающийся уже знакомым клёкотом и свистом. Обмен странными сигналами продолжался минут пять, после чего штурмовик уставился на чету Шабуниных мёртвым взглядом стеклянных линз и проскрежетал: - Приказ остаётся без изменений. Я должен сопроводить вас к генералу Колумб для отчёта. Что касается пропавших, то ими займётся специальный поисковый отряд. - В каком смысле «займётся»? – осведомился Александр. – Выследит их и прикончит, чтобы они случайно не увидели лишнего? Патогенный штамм синегнойной палочки! - Ваши подозрения не только безосновательны, но и оскорбительны, - возразил стервятник, однако в его искажённом динамиками голосе отчего-то не ощущалось уверенности. Шабунин, не удостоив солдата ответом, повернулся на сто восемьдесят градусов и зашагал в ледяную темноту тоннеля. - Пойдём, Эля. Постараемся сами отыскать Сташека и Агнешку. - Стойте! – лязгнул боец. – Стойте, - повторил он тише, опять снимая шлем. – Общая протяжённость этих чёртовых тоннелей – почти полсотни километров. Коалиция в своё время понастроила на совесть. Вы здесь никого не найдёте и вдобавок сами сразу же заблудитесь. А наши люди знают всю систему коммуникаций как свои пять пальцев. Как только пропавшие отыщутся, вам немедленно сообщат. Прошу следовать за мной, мадам Мария ждёт. Александр поглядел на солдата сверху вниз. В том, что он говорил, несомненно, имелся резон. Но можно ли доверять его словам? Заместитель командора Джулиано тоже, помнится, приводил очень убедительные аргументы, а потом легко и изящно подставил Шабуниных со своей ракетной атакой. С другой стороны, не похоже, чтобы у нас сейчас был большой выбор, подумал доктор. Да и время не ждёт, мы провозились в лаборатории дольше, чем рассчитывали, а впереди ещё не самый простой разговор с генералом Колумб. Согласится ли она поделиться информацией о гиперкосмическом паразите? - Хорошо. Идёмте. - На кухню так на кухню, - согласился Сташек, озираясь по сторонам. Впрочем, верти головой или не верти – во тьме египетской, окружавшей невезучую парочку, всё едино ничегошеньки было толком не разглядеть. То и дело спотыкаясь, фельдшер побрёл за Агнешкой… …чтобы буквально минут через десять убедиться, что слухи о географическом кретинизме созданий, обделённых Y-хромосомой, не всегда так уж сильно преувеличены. - Налево или направо? Направо или налево? А-а-а, я запуталась! Сташек, помогите мне! Фельдшер погрузился в раздумья. Он твёрдо помнил, что дерево гуще обрастает мхом с северной стороны, но понятия не имел, как это бесценное знание из курса школьной программы может им сейчас помочь. Поэтому он просто вздохнул и сказал: - Пошли. - Куда? - Туда! – махнул фельдшер рукой в произвольном направлении. И они пошли.

Nail Buster: Чем ближе они подходили к апартаментам Генерала, тем холоднее становилось вокруг. Разномастные кабели, змеившиеся вдоль стен, были теперь покрыты тонким слоем голубоватого инея, этот же иней тихо похрустывал под ногами. Чёрных солдат попадалось на их пути всё больше, но, в отличие от их белокожего провожатого, эти исправно носили свои шлемы, недобро поглядывая на гостей сквозь свои багровые окуляры. На их доспехах тоже искрился иней. Это, подумал Александр, уже ну совсем ни капельки не смешно. - Когда мы уже придём, уважаемый? - обратился он к стервятнику, тронув того за плечо. Тёмный хромированный металл казался ледяным. - Мы направляемся к госпоже Марии или всё-таки врефрижераторныйблок? Как врач, я боюсь за свою супругу - она запросто может подхватить здесь воспаление лёгких! - Терпение, доктор, - ответил тот, хотя, судя по голосу, его собственное терпение явно было на исходе. - Большую часть времени Генерал проводит на капитанском мостике, а до него путь неблизок. К несчастью, конструкцией дирижабля не предусмотрено горизонтальных транспортных систем, потому-то мы с вами, дорогой доктор, вынуждены идти пешком. Не волнуйтесь, скоро должно стать теплее. И он оказался прав. Коридоры тянулись за коридорами, повороты следовали за поворотами, развилки сменялись новыми развилками - мёртвыми, несмотря на сновавших туда-сюда стервятников, и совершенно одинаковыми. У Александра уже давно сложилось премерзкое чувство, что они плутают кругами, а немногочисленные таблички и указатели кто-то шустро меняет на новые, стоит им зайти за очередной поворот. Неужели их провожатый хочет, чтобы они здесь продрогли насмерть, так и не повидав их нанимательницу?.. Однако, через какое-то время в лицо Шабуниным дохнуло тёплым воздухом, и все страшные догадки улетучились, как по волшебству. Лаборатории, скрытые от них за толстыми стенами дирижабля, наконец-то остались позади. Последний коридор, вильнув раз-другой, неожиданно вывел их в огромный величественный зал, сводчатый потолок которого терялся где-то у них над головой в густом синеватом сумраке. На стенах горели факелы - да-да, самые настоящие факелы, кроваво-красные, чадящие дегтярно-чёрным дымом. На тёмно-рыжем, отполированном до зеркального блеска паркете, расписанном символиками Коалиции Максов и нацистскими орлами, плясали размытые алые блики пламени. Именно пламя разгоняло таинственную полутьму, в которую был погружен зал - других источников света доктор вокруг не замечал. Не было окон, не было мебели - при всех своих невероятных размерах, место это было абсолютно пустым и оттого производило давящее впечатление. Особенно дверь в дальнем его конце - тяжёлая, массивная, почти десяти метров высотой, она вполне могла скрывать за собой логово великана. Или существа, поражённого острой манией величия. "Это был любимый дирижабль Нэйла Бастера, - вспомнилось Александру. - Всё, чего касаются фюреры, обречено или сгореть, или раздуться до совершенного неприличия." Между тем стервятник стремительно пересёк зал и исчез за высокой дверью. Она была слегка приоткрыта, из-за её размеров щель казалась не тоньше пальца. Из неё лился холодный лиловый свет, не понравившийся Шабуниным даже больше, чем всё остальное в этом жутком местечке. Когда по залу разнёсся скрип колёс, они оба вздрогнули и, не сговариваясь, взяли друг друга за руки. Так они и встретили госпожу Марию, которую вывез стервятник им навстречу. - Мои солдаты здоровы? - спросила она, не размениваясь на приветствия. - Ваше лекарство подействовало, пан Шабунин? Расскажите мне всё! - Глава "Итерации-9" подалась вперёд. - У нас мало времени. Разведчики с моста сообщают, что нелюди уже успели вывесить над ним свою тряпку. Я знала, что за этой атакой последуют и другие, но у меня слишком мало людей, они должны защищать горожан... - она стиснула кулаки. - Расскажите мне всё, что знаете об этом вирусе, пан доктор. А потом я расскажу кое-что вам. - ...Всё, я больше не могу! - авторитетно заявил Сташек, кутаясь в свой белый халат и бессильно сползая по холодной стене. Его дыхание было белым, пар окутывал его раскрасневшиеся от мороза небритые щёки. В этих треклятых коридорах они с Агнешкой плутали, казалось, уже целую вечность, но наткнуться на вожделенный выход так и не могли. Хуже того, сектор, в который они ухитрились попасть, выглядел вовсе необитаемым - это подтверждала смёрзшаяся бахрома паутины на стенах и провода, обгрызенные давным-давно какими-то гигантскими обитателями подземелий. В одном месте стена была проломана насквозь, и до этого пролома фельдшер не дошёл буквально нескольких десятков шагов. Оттуда, из чёрной дыры с торчащими во все стороны кусками кабелей, тянуло таким жгучим холодом, будто он выходил прямёхонько в Гиперкосмос. Но оно выходило не в Гиперкосмос. Оттуда слышались чьи-то приглушённые шаги, тихие голоса, щелчки и потрескивания. Оттуда лился свет, и хоть его источник был далеко, не требовалось быть гениальным доктором, чтобы понять - где-то там начинаются обжитые территории. - Агнешка, душа моя, - проговорил фельдшер уже почти трезвым голосом. Всё, что могло быть выпито ими для сугреву, выпито было уже давно. Возможно, именно благодаря алкоголю они были всё ещё живы. - Сходи, скажи ясновельможным стервятникам, что их тут ждёт мороженая мертвечинка... - тяжело вздохнув, он закрыл глаза. НРИ: За проломом Агнешка увидит коридор, в конце коридора - дверь, ведущую в такое вот примерно помещение. Пустое, естественно. Описывай своими силами, Эд)

Доктор Шабунин: «Всё, что заботит мадам Марию – как скоро солдаты смогут опять встать в строй, - подумала Эльвира, разглядывая в мерцающем свете факелов предводительницу «Итерации-9». – Она не жестока, не кровожадна – просто бездушна, как хорошо отлаженный механизм. Оболочка, внутри которой всё человеческое выжжено отравленным дыханием Гиперкосмоса. Всё, кроме жуткого властолюбия, ни на миг не остывающей ярости и острейшего милитаристского психоза». - Как мы и полагали, это вирус гриппа, - сказал Александр. Он был настроен говорить официально, сухо и коротко, но как всегда, когда дело касалось его любимого предмета, быстро увлёкся и сбился на привычный лекторский тон. – Необычная разновидность, почти наверняка представляющая собой результат целенаправленного мутагенного воздействия. Очень короткий инкубационный период, высочайшая вирулентность при практически нулевой вероятности передачи от человека к человеку – кстати, характерная особенность биологического оружия… Убить заболевшего этот вирус не способен – ну, разве что совсем ослабленного, но вот вывести из строя на неделю-другую – запросто. Что, если подумать, не столь уж глупо: подрыв боевого духа и резко возросшая нагрузка на тыловую инфраструктуру парализуют любую армию, состоящую из людей, не хуже танковых прорывов. А более смертоносные микроорганизмы вампиры, по-видимому, применять не хотели. Кому нужна еда, заражённая сибирской язвой или бубонной чумой? Вникать в сугубо медицинские детали я не стану, все они расписаны в отчёте, который мы оставили в компьютере лаборатории вместе с формулой вакцины и описанием технологии её производ… - И ваша вакцина действует? – жадно перебила его генерал Колумб. - Мы изготовили на пробу две сотни доз и ввели вашим бойцам, - сообщил Шабунин. – Общее улучшение самочувствия налицо, побочных эффектов не отмечено. Однако я рекомендовал бы ещё хотя бы двое суток постельного режима. Плюс курс иммуностимуляторов и витаминов. - Последнее – пожалуй, а вот разлёживаться некогда, - отрезала мадам Мария. Показалось Эльвире – или её глаза светились в полумраке холодными серебристыми огоньками? Нет, всё-таки не показалось. – Прежде всего, нам нужно… - Прежде всего, нам нужно отыскать пана Сташека и панну Агнешку, - Александр шагнул вперёд, нависнув всеми своими двумя метрами без малого над креслом Марии. По мостику дирижабля прокатился слитный металлический лязг – «стервятники» передёрнули затворы автоматов, и на доктора уставилась добрая дюжина стволов. - Вольно! – махнула рукой генерал Колумб. – Ваши подозрения насчёт моего вероломства в известной степени даже лестны, - не без яду добавила она, - но, боюсь, придётся вас разочаровать. Я уже распорядилась выслать поисковые команды. «Итерация-9», конечно, охраняет свои секреты, однако вашему фельдшеру ничего не грозит. Как и нашей поварихе, впрочем. - Кстати, мадам Мария, вы собирались нам что-то рассказать? - напомнил Александр.

Nail Buster: - Верно, - медленно кинула та. - Я обещала, и я расскажу. Но сперва ответьте мне на один вопрос, пан Шабунин. На чьей вы стороне в Бесконечной Войне? Доктор нахмурился. - Простите, госпожа Мария, но я вас не вполне понимаю... - Не надо лукавить. Мой вопрос очень прост, - Генерал Колумб откинулась на спинку кресла и прикрыла глаза, однако Александр по-прежнему ощущал на себе её серебряный взгляд из-под ресниц. - По миру, оставленному нами, бродят сонмища вооружённых монстров, жаждущих истребить нас и поработить наших детей, отобрать у нас то, что принадлежит нам по праву. Мы же, солдаты и офицеры Армии Света, храним покой человечества и искореняем заразу на корню, прежде чем её споры взойдут на поверхности огенно-красными ядерными грибами. В Энске всегда проходила передовая линия фронта, здесь куётся идеология этих тварей, здесь они вынашивают свои планы, разрабатывают смертоносные орудия убийства, отсюда их диверсанты направляются во все уголки Земли, планируя и нанося коварные удары человечеству в спину. Поэтому, доктор, всё, что здесь происходит, пронизано сакральной важностью и значением для будущего нашей цивилизации. От выбора каждого из нас зависит, будет род людской уничтожен, или же мы расквитаемся с этими тварями навсегда. Каждый из нас, пан Шабунин, должен решить, на чьей он стороне. - Я на стороне своих пациентов, госпожа Мария, - после короткой паузы ответил Александр. - И я следую клятве Гиппократа. Да, сейчас мои пациенты - ваши солдаты, но время от времени ко мне приходят и те, кого вы зовёте тварями и монстрами. Таиться мне проку нет - вы же наверняка навели обо мне кое-какие справки, иначе не задавали бы этот вопрос... На пару мгновений эскулап заколебался. Не слишком ли он разговорился? Всё-таки принципы принципами, но не стоит забывать, зачем они здесь. Однако Мария лишь снисходительно улыбнулась: - Я пригласила вас, доктор, отлично зная, на что иду. И, честно говоря, рада, что вы мне не солгали. Ваша репутация в Чёрном городе говорит сама за себя - вы по-настоящему беспристрастны, вы приходите на помощь и людям, и их исконным врагам, несмотря на то, что сами являетесь человеком. Такая неразборчивость была бы преступна при иных обстоятельствах, но сейчас Энску слишком нужны хорошие врачи. Кто виноват, что найти их можно лишь в стане противника?.. - Она подалась вперёд и смерила Шабуниных тяжёлым взглядом. - Однако, доктор, хорошая репутация среди монстров может сыграть вам и на руку. Кто знает, не даёт ли вам судьба шанс спасти не одного-единственного пациента, а всю нашу расу? Стать героем, вписать своё имя в историю человечества золотыми буквами на века? - Всего-то и нужно, - заговорил до того молчавший "стервятник", недвижимо стоявший за спиной Генерала, - что перешагнуть на краткое время границу, отделяющую врача от солдата, целителя от диверсанта, спасителя от убийцы. Выбрать, на чьей вы всё-таки стороне, док, и признать всех, кто окажется по другую сторону - врагами. Смогли бы вы сделать это, зная, что в конечном счёте поступаете во благо человечества? - Сейчас такое время, пан Шабунин, - закончила мадам Колумб, - что тягчайшим преступлением будет остаться в стороне от войны, делая вид, что вы тут ни при чём. Если, конечно, - она прищурилась, - у вас нет никаких своих целей в этой войне. Ведь я права? Что прячется за вашей добротой, доктор? Что вами движет на самом деле? НРИ: Здесь доктору предоставляется полная свобода в выборе ответов, но за мадам Марию временно писать не рекомендуется. Если пост получится коротким, не страшно.

Доктор Шабунин: Александр покосился на жену. Хотя смуглое лицо Эльвиры заметно напряглось и побледнело, сжатые в ниточку губы и твёрдый взгляд тёмных миндалевидных глаз сказали ему более чем достаточно. «Я с тобой, Саша. Не сомневайся. Я ведь знаю, какой ты на самом деле. Жалко, конечно, если всё закончится прямо сейчас… но не вздумай предавать меня. И себя заодно. Думаешь, мне будет приятно разочароваться в тебе? Не смей!» - Вы так красиво и убедительно говорили, мадам Мария, - Шабунин слегка поклонился, отдавая должное красноречию Генерала Колумб. – Вряд ли я сумею ответить вам в том же духе – ведь я всего лишь простой врач, а не военачальник. Понимаете, вы и такие, как вы, генералы всегда точно знаете, как сделать счастливым и безопасным весь мир, но вот до отдельных людей у вас почему-то никогда руки не доходят. Ну, а я не лезу в высокие материи и просто помогаю больным. Да, и нелюдям тоже. Желаете называть это преступной неразборчивостью, считаете меня и мою супругу своими врагами – ваше право. Замечу только, что враги вряд ли поставили бы на ноги ваших солдат, скорее уж постарались бы их уморить. Не знаю, что вы там замышляете, и не думаю, что хочу это знать, но я не причиню вреда обитателям Чёрного города ради абстрактных идеалов вроде блага человечества… особенно в специфическом понимании этого блага «Итерацией-9», уж простите. И постараюсь по мере сил помешать вашим планам. Между прочим, - Александр посмотрел прямо в невыразительные глаза «стервятника», - запомните: невозможно стать убийцей лишь на минутку. Переступить черту, а потом сделать вид, что ничего такого не было. Надеюсь, я ответил на первый ваш вопрос, мадам Мария. Даже странно, что "стервятник" ещё не наделал во мне дырок, подумал доктор. Хотя, с другой стороны, куда ему торопиться? - Вы также хотели знать, нет ли у меня своего интереса в Бесконечной Войне. Что ж, вы очень проницательны, мадам Мария. Да, интерес есть. Даже два, если быть совсем уж точным. Во-первых, я очень хотел бы заполучить исходные образцы В-вируса, который Коалиция Максов использовала против Великобритании. Думаю, при правильном подходе из него могло бы получиться… ну, не то чтобы универсальное лекарство от всех болезней, но нечто на той же линии. А во-вторых… Моторика и ловкость у хорошего хирурга развиты на зависть любому спецназовцу. "Стервятник" ещё не успел поднять автомат - а Шабунин уже извлёк из саквояжа плотно закупоренную стеклянную банку, внутри которой в прозрачной слизи яростно извивался кусочек лилового щупальца, и сунул её под нос Генералу Колумб. - А во-вторых, мне совершенно необходимо выяснить, что это такое и как с этим бороться. Вы ведь знаете ответ, правда, мадам Мария? Просто не можете не знать – после всех ваших опытов с Гиперкосмосом. Кстати, я согласен засчитать эту информацию как плату за наши медицинские услуги.



полная версия страницы