Форум » Бесконечная Война » Белая Революция » Ответить

Белая Революция

Nail Buster: ...или «Ко мне, бандерлоги!» Идея квеста - фрау Ефимоffская. Время действия: 31 декабря 2011 года Место действия: Москва, Россия Участники: Nail Buster, Семён Брик, Евгения, Хондао Действующие лица: Семён Брик, Надежда Ефимовская, Страх Сюжет: Кто совершил диверсию на трансбалтийском трубопроводе "Суверенный поток"? Почему в российской столице то и дело вспыхивают межнациональные свары? Куда подевался прототип истребителя пятого поколения? И не он ли обстрелял с воздуха "Марш триллионов" на Красной площади? Ответ знает лидер Белой Революции - вчерашний популярный блоггер, велиречивый лидер, уверенно идущий к власти. Вождь новой формации, в тени которого скромно притулился некий малорослый, толстенький господин весьма еврейской наружности, и пара его подручных, готовых буквально на всё ради торжества демократии. Ставленник нелюдей идёт к успеху, и остановить его могут только агенты вновь сформированного Комитета... На дворе - канун Года Дракона. Вице-майор Винсент Джулиано играет по-крупному: на кону - восьмая часть суши, огромные запасы нефти и газа, сто сорок миллионов человек, не говоря уже о ядерном арсенале. Слово мастеру: Итак, господа, вы жаждали литературно похулиганить? Вперёд, на штурм Бастилии Кремля! Чтобы было веселей хулиганить, я решил выбрать временем действия Новый Год - вездесущие ёлки и гирлянды, полки и дивизии Дедушек Морозов, пьяные обыватели, жаждущие общения и дружбы, наверняка создадут нужный фон и не позволят конспирологии возобладать над стёбом (хотя пусть его и возобладает временами - не совсем же в трэш всё скатывать). А чтобы придать событиям ЕЩЁ больше остроты, сделаем-ка мы Семёна Воозовича... впрочем, нет, не буду портить ему сюрприз до заглавного поста. Надежде заглавного поста не будет - я верю в вашу, фрау, фантазию.

Ответов - 69, стр: 1 2 3 4 All

Nail Buster: Несколько секунд графиня, напрочь напрочь лишившаяся дара речи, завороженно смотрела на тетра-сервер, пока тот, воспарив в воздух и зависнув в дюйме над ладонью Молодцова, неспешно вращался вокруг своей оси и издавал тихое-тихое, на пределе слышимости, жужжание. Кожу на ладони "бандерлога" ощутимо покалывало от холода, но это был приятный холод. Он означал революцию. Власть. Тотальную пере... - ОТДАЙТЕ! Бесцеремонно завладев кристаллом и одновременно с этим - а может быть, и благодаря этому - окончательно протрезвев, Ксения направилась к воротам. Осунувшийся Молодцов поплёлся за ней. За пару часов блужданий по заснеженным московским улицам он успел привязаться к своему маленькому ледяному другу. - Значит, я - авторизованный пользователь, - с гордостью протянула Пржевальская, поигрывая камнем на ладони. Улыбка, однако, вскоре медленно сползла с её лица - чем дольше она держала в руках орудие всемогущего Эмергентора, тем яснее и отчётливее понимала, что совершенно не умеет с ним обращаться. - Как это работает? - требовательно вопросила она, развернувшись на каблуках и уставившись на вожака "бандерлогов". Тот лишь руками развёл: - Я не знаю, мадемуазель. Я никогда не... Хотя нет, постойте! Вы, скажем, можете представить себе, что ваш мозг - компьютер? А мир вокруг - это набор программ, которые можно взламывать и перестраивать под себя? - И всё? - в голосе Ксении послышалось сомнение. - Ну... да. - И никаких оргий? - разочарованно протянула графиня, вертя кристалл в пальцах. - Разве можно заниматься чёрной магией без оргий? - Ритуалы усиливают действие заклинаний, вы правы, - с готовностью закивал Молодцов. - Во всяком случае, так мне объяснял Алексей. Сервер пожирает эмоции, выделяемые участниками ритуала, аккумулирует их внутри себя... точнее, конечно же, внутри Единого Тела... и позволяет пользователю генерировать код более высокого уровня. Но вначале к серверу нужно подключиться, настроиться на нужную волну... На словах этого не объяснишь, мадемуазель. Если бы вы дали мне продемонстрировать... - Не дам! - рявкнула Ксения, шлёпнув Сергея по протянутой руке. - Сейчас я попробую... Компьютер, говорите?.. Наморщив лоб и зажмурившись, она изо всех сил попыталась представить себя компьютером. Однако всё, что выходило у начисто лишённой фантазии девушки - белый электронно-лучевой монитор, гордо покачивавшийся на её шее вместо головы. Причём на экране монитора почему-то мерцало не её лицо, а изображение лиловой кобылы с багровыми фасеточными окулярами на месте глаз. Испугавшись, что образ ненароком воплотится в действительность, графиня принялась думать о дождике из зеленоватых цифр на фоне бескрайней тьмы - так, кажется, видели мир персонажи "Матрицы", фильма исключительно правильного с точки зрения правоверного эмергента. Это, впрочем, тоже не помогло. - Послушайте, я решительно не понимаю, что должно произойти! - открыв глаза, Ксения возмущённо взглянула на Молодцова... и столкнулась с его собственным взглядом, полным хтонического ужаса. - Сергей? Тот отступил на шаг назад, дрожа всем телом и беспардонно тыча в неё пальцем. - Ваша... ваша голова, мадемуазель... Графиню Пржевальскую прошиб пот. - Только не говорите мне, что... - Она быстро вскинула руки к голове в надежде нащупать там привычную эйфелеву башню волос, но её пальцы ощутили лишь гладкие стенки пластиковой коробки. Ощупывание лица дало тот же эффект. Лица не было - был холодный плоский монитор. Что видел на нём Молодцов, Ксения даже не пыталась гадать. - О боги... - простонала она, сползая на тротуар. "Бандерлог" подошёл к ней и попытался взять кристалл, но та раздражённо отдёрнула руку, едва не зашипев на него от злости. - Мадемуазель... - пробормотал Сергей, усаживаясь рядом и покачивая головой (которая, к счастью, никаких изменений не претерпела). - Я ничего, признаться, не понимаю... Разве не вы собрали за последние годы все утерянные тексты Яроврата? Разве не вы финансировали нашу борьбу? Снабжали нас оружием, разведданными? Разве не вы... О боги варпа, вы же наша икона, живой символ всей Революции! Как так получилось, что вы не знаете, как управляться с тетра-сервером? - Я знаю! - возразила Ксения, пряча кристалл в вырез платья. Коснувшись её грудей, он завибрировал чуть сильнее. - Но вы же не думаете, что у меня было время штудировать все труды, которые я собирала? Я молода, красива и богата, у меня масса других дел, требующих моего непосредственного участия! Думаете, жизнь светской львицы легка? - она поднялась на ноги и оправила платье. - Потруднее вашей, сектантской, между прочим! Да, я давала вам деньги! Да, поставляла оружие! Да, я подкинула вам тот великолепный план с Мавзолеем, который, как я надеюсь, мы приведём в исполнение с помощью Коновалова и его писанины. Между прочим, план этот я измыслила в изменённом состоянии сознания, а значит, сам Лорд-Маршал вложил его в мою голову! Да, возможно, я вполне достойна быть новым Комтуром Залесским по возвращении Яроврата на Землю! Но вы же не ждёте, что я прямо сейчас превращу этот "Ламборджини" в восьмиглазого робота-убийцу, лишь указав на него пальцем?! - завершила она свою гневную тираду, махнув рукой в сторону припаркованного рядом автомобиля. И автомобиль, на глазах изумлённого Молодцова, начал со скрежетом преображаться.

Семён Брик: Над Москвой медленно, с зимней ленцой вставал хмурый рассвет. Аккурат под Новый год грянула оттепель, и с затянутого серыми облаками неба сыпалась ледяная морось, покрывая просыпающуюся столицу ледяным панцирем. Отражения наряженных ёлок и разноцветных гирлянд в грязных лужах навевали тоску, и в воздухе вместо праздничной беззаботности ощутимо сгущалось предчувствие чего-то очень скверного – неопределённое, расплывчатое, но оттого не менее тягостное. Смешавшись с сырой гриппозной хмарью, оно растекалось по центральным площадям и проспектам, по улочкам спальных районов и закоулкам промзон, невидимым грозовым облаком висело под сводами станций метрополитена, заползало в малогабаритные квартиры и просторные начальственные кабинеты. Надежда, сбросив мокрую от пота ночную рубашку, в полусне-полубреду ворочалась с боку на бок на растерзанной постели. Патриарх Ипполит, прямой и сухой, неподвижно восседал в своём резном кресле. Его глаза были прикрыты полупрозрачными и морщинистыми, как у старой черепахи, веками. Недопитый чай в чашке на столе давно остыл. С едва слышимым потрескиванием оплывали свечи. Пальцы Коновалова летали по сенсорной клавиатуре эльбука. Монитор компьютера перед ним сиял в темноте спальни холодным белым светом, как зеркало волшебного маяка, которому сегодня предстояло указать единственной верный путь тысячам людей и нелюдей, подать им сигнал к началу великой борьбы, вселить страх в гнилые сердца дорогинской клики! В подземном кабинете-аквариуме под равнодушными взглядами рыбок Генерал задумчиво перелистывал полную копию личного дела специальной посланницы ЦК ВКП(б) Ефимовской Надежды Михайловны, 1908 года рождения, происхождением из рабочих. Молодцов вибрировал, как натянутая до предела струна. Всю свою сознательную жизнь он хотел заглянуть в бездну – и вот сегодня наконец-то удостоился её ответного внимания. То, что открылось ему… то, что случилось с автомобилем Ксении Пржевальской, да и с самой графиней… это наполняло душу неизъяснимым колючим восторгом, манило и одновременно отталкивало. Предводителю «бандерлогов» казалось, что он балансирует на самом краю пропасти, наполненной первозданной тьмой – более древней, чем сама вселенная, и очень, очень голодной. Дух захватывало разом и от невообразимых перспектив, которые распахнулись перед ним, и от ледяного ужаса при одной мысли о том, какую цену придётся уплатить за их воплощение в реальность. Все они чувствовали: что-то должно произойти. Сон бывшего старшего майора НКВД Семёна Воозовича Брика был крепок и безмятежен. Басовито похрапывая в тёплом спальном мешке на скрипучей раскладушке, он набирался сил для трудной работы. Толстому паранормалику и его подручным предстояло хорошенько постараться, чтобы самые мрачные предчувствия людей и нелюдей сегодня вечером оправдались в полной мере. - ...главное полицейское управление Москвы решительно опровергло распространяемую некоторыми СМИ и отдельными блогерами информацию о якобы имевших место вчера вечером беспорядках на почве этнической ненависти. Начальник управления генерал-лейтенант Пустозвонцев назвал это провокацией и заявил о твёрдом намерении выяснить, откуда поступили ложные сведения. Пока среди возможных источников называются госдепартамент США, британская Интеллиджент сёрвис и польская дефензива… Голографическая картинка дешёвой китайской «трёхмерки» рябила и дёргалась, так что девушка-диктор, зачитывая казённо-оптимистическим голосом сводку новостей, в то же самое время саркастически ухмылялась и подмигивала зрителям самым неблагонадёжным образом. Прихлёбывая отвар китайской чайной пыли, Семён Воозович не отказал себе в удовольствии пропеть блеющим голосом: Всё хорошо, прекрасная маркиза, Дела идут и жизнь легка, Ни одного печального сюрприза За исключеньем пустяка… - Таки любимая песня властей всех времён и народов, - подытожил он своё маловысокохудожественное выступление. Боль в горле, кашель и насморк не то чтобы совсем отпустили, но заметно ослабли, и эмиссар Коалиции пребывал в прекрасном расположении духа. – Впрочем, они себе могут гадить на глупую голову хоть до морковкина заговенья. Одним ударом вампиры очень даже недурно пополнили армию Коновалова, чтоб он был здоров. Как же, русских людей обижают, а власти скрывают, вейзмир! - Сраная политика… - скривился Рябой, жуя пресный крекер. – Никогда не хотел заниматься этими делами. Предпочитаю оружейный бизнес. Тут всё по понятиям, безо всяких грязных штучек. - Если вы не хотите себе заниматься политикой, так политика в моём лице уже займётся вами, - ласково пообещал паранормалик. - Воу-воу, полегче, начальник! – поднял руки Рябой. – Не убивайте меня, я вам ещё пригожусь! - Не уверен, - пожал плечами Семён Воозович. – Зато мне таки очень пригодится наша чудесная Фиона. И даже не один раз. Для начала… дитя моё, - обратился он к киборгу, ковыряющемуся под капотом «Лады Дубины», - мне очень нужно сделать телефонный звонок, но совершенно не нужно, чтобы кто-нибудь любопытный сумел его отследить и подслушать. Мне интересно, вы таки можете помочь в этом пустяковом деле или вы не можете? - дождавшись утвердительного кивка, толстяк повернулся к Хондао. – Сын мой, а как вы посмотрите, если старый Самуил предложит вам принять участие в одном неспокойном дельце? Большого гешефта с него не обещаю, зато может выйти много шума и стрельбы, и каждый ствол будет очень даже не лишним. Если согласитесь, я вам расскажу за подробности. Ну что, мы уже договорились?

Хондао: -И в чём состоит ваше дело?-поинтересовался Хондао.Он был бледен. но не из-за страха- какой уж там страх у того кто сам его вызывает, а скорее из-за неосторожного использования своих способностей. -неужели хотите подорвать Дорогина лейб Симеон?-спросил снова Страх,- или просто хотите подорвать его авторитет? Вижу вы уже сдружились с Фионой- такое редко бывает... Так в чём состоит ваше дело? Или вам просто оружия не хватает, вам и вашей организации лейб Симеон?

Евгения: Проводы эмиссаров Комитета были обставлены гораздо скромнее вчерашней встречи. На пустом сыром плацу под хмурым небом их дожидалась лишь пара микроавтобусов с тонированными дочерна окнами и золотыми крестами на бортах – никакого сравнения с винтокрылым великолепием «Георгия Победоносца». Рядом с машинами дисциплинированно мокли давешние бородачи, сопровождавшие сестру Катерину, а между ними Надежда с изумлением узрела и саму уполномоченную Патриархии по внешним связям. Правда, личико блондинки имело болезненно-бледный оттенок, да к тому же она опиралась на толстую трость с массивным серебряным набалдашником, однако держалась преувеличенно прямо и явно могла передвигаться без посторонней помощи. - Доброе утро, Надежда Михайловна, доброе утро, господин Шульц, - девушка улыбнулась. Чуть заметно, лишь самыми уголками губ – но всё-таки это была самая настоящая улыбка, а не ледяная усмешка или презрительная ухмылка. Да и смотрела она на посланцев Комитета иначе, чем вчера: высокомерия и подозрительности во взгляде поубавилось, зато появилось задумчивое удивление, словно после ночных приключений сестра Катерина вдруг увидела парочку нелюдей с какой-то новой и совершенно неожиданной для себя стороны. - Для вас, сестра Катерина, определённо доброе, - покачала головой Ефимовская. – Я была уверена, что вы проведёте в госпитале пару месяцев, не меньше. - По воле Господа некоторые из наших сестёр наделены способностью врачевать и более серьёзные увечья, чем банальный перелом ноги, - пояснила девушка, устаиваясь в сухом и тёплом салоне автомобиля. – Кроме того, Его Святейшество настаивал, чтобы именно я сопровождала вас в аэропорт. - Боится, как бы мы не сбежали по дороге? – съехидничал Шульц. - Густав, пожалуйста, - поморщилась Надежда. – Сейчас не самое лучшее время и место для упражнений в остроумии… Начальница Особого отдела КДНР поглядела на своё отражение в затемнённом автомобильном стекле. Баснословная шуба на горностаях не пережила встречи с гигантской амёбой, от экстравагантных кожаных доспехов и топа с хризантемами остались лохмотья, так что сегодня Надежда облачилась в простые чёрные армейские штаны, изобилующие карманами, чёрный же, военного образца свитер под горло и зубастые берцы. На плечи была накинута куртка-«бомбер» цвета новолуния, а венчал наряд косо сидящий берет с эмблемой консорциума Red Star – рубиновая звезда в замысловатой золотой оправе, похожей на всплеск жидкого пламени. За окнами мелькали покрытые грязным серым снегом городские пейзажи. На перекрёстках торчали устрашающие бронетранспортёры РПХД, солдаты и офицеры в промокших долгополых шинелях походили на больших, сердито нахохлившихся птиц. - Значит, всё-таки ввели войска, - сквозь зубы произнесла Надежда. - Ещё ночью, - кивнула сестра Катерина. – Его Святейшество рассчитывает, что демонстрация силы предотвратит выступление нелюдей и им сочувствующих. - Или превратит его в кровавую бойню, что гораздо вероятнее! - Я уже говорила, Надежда Михайловна, что признаю ваши резоны не лишёнными оснований, - негромко сказала уполномоченная Патриархии. – Но я – верная слуга Церкви и не дерзну пойти против воли Патриарха. Я выполню в точности всё, что мне приказано, и буду молиться, чтобы Господь смилостивился над нами. И вам советую поступить так же. Надежда покачала головой: - Вряд ли тот, в кого я не верю, услышит мою молитву. Маленькая девичья ладонь коснулась затянутой в перчатку обожжённой руки Феникса. - Это не важно. Главное, что Он в вас верит. Надежда вздрогнула, словно почувствовав на миг опаляющее присутствие ангела из ночного кошмара. Взмах белоснежных крыльев. Хруст хитинового панциря. - Вы так думаете? - Думаю? В аквамариновых глазах сестры Катерины плясали золотые искорки. - Нет, я не думаю. Я знаю.

Nail Buster: - ПЖИУ-ПЖИУ! ПЖИУ-ПЖИУ! - огласил окрестности скрежещущий рёв механического чудовища. Молодцов, завороженно глядя на него снизу вверх, невольно вспомнил недавнюю кинематографическую новинку о трансформерах. Наверняка её же вспомнила и Ксения, когда столь неосмотрительно направила свой наманикюренный графский перст в сторону машины - получившееся чудо инженерной мысли словно упало с далёкого Кибертрона, а не родилось минуту назад под действием чёрной магии. Робот-убийца был ростом с сосну, лиловые части корпуса, оставшиеся, видимо, в память о прежней его ипостаси, прикрывали собой невообразимую чёрно-серую мешанину деталей, поршней, шестерней, шарниров и кабелей. Голова, имевшая точнёхонько восемь багровых окуляров, настороженно вращалась из стороны в сторону, а клешня на правой руке сжималась и разжималась, точно искала, кого бы сейчас сокрушить и перемолоть в фарш. Левая рука оканчивалась массивной плазменной пушкой, дуло которой дымилось не менее угрожающе. - ПЖИУ! - вновь заявила о себе машина. - Как я это сделала? - требовательно вопросила Пржевальская, предъявив Сергею указательный палец, будто надеясь, что он объяснит, каким образом палец обрёл свойства волшебной палочки. - Я... - тот предпочёл от пальца увернуться. Сойти от греха подальше с линии огня. - Я не знаю, мадемуазель! Алексей проявлял тетра-сервер для вас... Очевидно, он на вас и настроен. Никогда не видел столь мощной синхрониза... - ПЖИУ!!! - Да заткнись уже, груда металлолома! - взвизгнула графиня, притопнув ножкой в туфельке от Прада. В окнах соседней усадьбы зажёгся свет. - Что он вообще несёт? Какой ещё, к дьяволу, пжиу?! - Бессмыслица какая-то, - пожал плечами "бандерлог". - Может, вы просто позабыли оснастить его голосовым модулем? - А ведь и верно, - Ксения машинально попробовала потереть подбородок, но, наткнувшись вновь на холодный экран, заметно приуныла. Робот тем временем бесцельно разгуливал по мостовой взад-вперёд, сокрушая асфальт и сводя на нет все недавние труды Кровавого Режима по ремонту пресловутых дорог. Шаги его производили адский шум, но голоса он больше, хвала Эмергентору, не подавал. Послушался, как видно, хозяйку и решил заткнуться. Ксения, между тем, судорожно искала в сумочке зеркальце. - Я выгляжу полной дурой, - безапелляционно заявила она. Молодцов спорить не стал. - Как теперь вернуть всё назад? Я пытаюсь вспомнить свой прежний облик, но ничего не выходит, НИ-ЧЕ-ГО! - Не найдя в бездонных недрах сумочки искомого, она в сердцах швырнула её в робота. Тот отреагировал молниеносно - повернув голову, испепелил модный аксессуар в полёте выстрелом из окуляра. Молодцов рефлекторно втянул голову в плечи. - Может быть, если вы отдадите кристалл мне... - НЕТ! - кобылица на мониторе ощерилась в акульем оскале. - И не мечтайте меня провести! Это моя сила, моя власть! И я, Демиург меня побери, НАУЧУСЬ её контролировать! Дайте-ка... На пару секунд замерев и изо всех сил сосредоточившись, она смогла кое-как сменить своё незначительное, расшитое стразами платьишко на тяжёлый чёрный балахон с капюшоном, почти полностью прикрывшим коробку монитора. Во всяком случае, верхнюю её часть. Образ вышел настолько гротескным и фантасмагоричным, что Алексей восхищённо захлопал глазами. Конечно, по его мнению, новый Комтур Залесский и символ Белой Революции должен был выглядеть несколько иначе, но что уж тут поделаешь? Здравомыслие, как известно, удел слабых. Дальнейшие события происходили стремительно. Сперва где-то поблизости раздался знакомый любому "бандерлогу" вой сирены, робот резко выбросил вперёд левую руку и пальнул из плазменной пушки, и, на глазах изумлённого Молодцова и совершенно ошалевшей Пржевальской, вырулившая на перекрёсток полицейская машина скрылась во вспышке белого пламени. Секунда - и на месте перекрёстка дымился неровный лунный кратер. - Срань Господня! - услышал Алексей возглас с противоположного конца улицы. - ПЖИУ! - самодовольно отозвался робот, выцеливая новых потенциальных жертв. Сирены выли уже с двух сторон, и Молодцов принял самое очевидное в данной ситуации решение. - Надо смываться! - он схватил Ксению за рукав балахона. - Исчезаем, мадемуазель! Неважно, как! Неважно, куда! Исчезаем, СРОЧНО! Графиня кивнула, монитор на мгновение затянулся сеткой помех... и революционеры исчезли. Робот-Пжиу остался у ворот один, в ожидании встречи с сатрапами тирана Дорогина, которых во имя вашей и нашей свободы следовало непременно испепелить!

Семён Брик: - Вы правильно понимаете за жизнь, герр Хондао, - покивал Семён Воозович. – Совершенно необязательно закладывать бомбу под лимузин господина президента, тем более что за такое подобное очень даже просто навсегда уехать в солнечный Магадан добывать самые полезные в мире ископаемые, и оно нам надо? А вот зрелищно опозорить господина президента перед собственной страной на радость заграничным друзьям, замарав его кровью по самые уши, – это уже другой коленкор. Паранормалик извлёк из внутреннего кармана пальто фотографию и протянул её азиату. - Вот – ключ к успеху Белой Революции, герр Хондао. И я предлагаю вам помочь Коалиции его заполучить. - Не понял? – озадачился Рябой, уставившись на запечатлённую неизвестным фотографом пустую взлётную полосу в обрамлении редких сосен. - Разумеется, вы себе не поняли, друг мой, - усмехнулся Семён Воозович. – Тут изображён взлёт новейшего российского истребителя-бомбардировщика модели «Селигер». Этот самолёт оборудован системами оптической, тепловой, радиолокационной и Б-г знает какой ещё маскировки. Он существует в единственном экземпляре, и я, герр Рябой, был бы несказанно рад найти этот экземпляр нынче вечером под ёлочкой. Вы меня внимательно поняли? - А не до хрена ли ты хочешь, папаша? – изумился подручный Хондао. – Такую игрушку, небось, стерегут не хуже бриллианта «Орлов», а ты желаешь, чтобы мы его тебе на блюдечке принесли? - Ой, я вас умоляю, герр Рябой! – вскинул ладони Семён Воозович. – Под Новый год в России можно стащить не то, что бриллиант «Орлов» - тут хоть весь Кремль с Александровским садом укради, всё равно охрана проспится только дней через десять, не раньше. Или вы хотите сказать, что я ошибся в герре Хондао и это не ваш масштаб? Тогда простите великодушно, не смею мешать вам и впредь толкать из-под полы ржавые пукалки. Счастливо оставаться, девочки, скажите «оревуар» и пойдёмте уже, у нас ещё есть важных дел… - Мы не договорили, папаша! – Рябой отшвырнул кружку с недопитым чаем, и прямо в лоб жирному паранормалику уставился курносый ствол «андеркавера» - крошечного револьвера, какой легко спрятать в рукаве. - Я подозревал, герр Рябой, что у вас на плечах совсем даже не идишекопф, а наоборот, вешалка для шляпы, - тяжело вздохнул Брик. – Но, должен признаться, я и не догадывался, насколько вы сказочный идиот. Герр Хондао, может быть, вы уже уймёте этого биндюжника, и мы поговорим как деловые люди? А то не сказать словами, до чего мне будет грустно, если моим девочкам придётся перепустить вас всех на фарш…

Хондао: -тИше рябой -зашипел Хондао- не заставляй меня использовать сови способности. Ты просто парень обиженный режимом, а я-Страх.Опусти пистолет от лба лейба Симеона- он говорит дело. Ты, Рябой сейчас не говоришь дело. Опусти я сказал!- голос Зу Ронга стал напоминать рык. Рябому пришлось подчиниться. -алмаз "Орлов"? -уже спокойным тоном произнёс Хондао,- ага это неплохо. Вообщем я берусь за эту работу. Но мне и моим ребятам нужна хорошая плата. Они за просто так не работают. Это я-наивный альтруист- Хондао криво усмехнулся.

Семён Брик: - Ой-вей! – всплеснул руками Семён Воозович. – Скажите, а вам таки не совестно зарабатывать на святом деле освобождения Нечеловечества от людского гнёта? - Не-не-не, папаша, не совестно, - заверил его Рябой, пряча «андеркавер» обратно в потайной карман. – Мы ж не из идейных борцов, мы тут просто капусту шинкуем. - Вот уж никогда себе не думал, что хоть в чём-то поддержу президента Дорогина, однако вынужден с ним согласиться: дефицит духовности в России поистине прискорбен, - заметил паранормалик. – Никто уже не желает совершать революцию бесплатно, каждый хочет сделать на ней свой маленький гешефт, вейзмир! Не то что в моё время – это были лихие тридцатые, мы сеяли зло, как могли, на одном только энтузиазме, и должен вам заметить, вполне себе успешно развязали целую мировую войну… Не болейте головой, герр Хондао, вы получите свои деньги. И даже больше, чем просто деньги. Я думаю – нет, я прямо-таки уверен: если мы сегодня преуспеем, для вас найдётся тёплое местечко среди офицеров Коалиции Максов, а это, надо вам знать, не жук чихнул. А теперь, - толстяк повернулся к Фионе, - дитя моё, дело за вами. Девушка-киборг протянула посланцу КМ перемотанную синей изолентой телефонную трубку со старомодным наборным диском и витым проводом, конец которого терялся где-то в недрах её блестящего балахона, будучи, по-видимому, подключён к одному из вживлённых разъёмов. По мнению Семёна Воозовича, выглядела эта кустарщина не слишком убедительно, но в трубке исправно гудело, да и других вариантов всё едино не просматривалось – разве только найти подворотню потемнее и отжать у первого встречного аборигена мобилку «на позвонить», что, однако, как-то не к лицу эмиссару всемогущей Коалиции Максов. - Алло? Доброго вам утречка! Я очень извиняюсь за столь ранний звонок, но мне бы хотелось-таки услышать господина Георгия Распутина, чтоб он был здоров. Кто спрашивает? Скажите – привет ему из Энска от фюрера Джулиано, он моментально всё поймёт… Господин Распутин? - Семён Воозович! – раздался в трубке голос наследника вампирского Дома. – Слава Тьме Предвечной! Я уже невесть что себе вообразил – думал, нам теперь до скончания времён не оправдаться перед герром Джулиано. Где вы? С вами всё в порядке? - Вашими тёмными молитвами, господин Распутин, - усмехнулся паранормалик. – А вот где я нахожусь – это вам пока знать вовсе даже не обязательно. - Что это значит, Семён Воозович? – мгновенно оскалился вампир. – Вы нам не доверяете? - Я, знаете ли, господин Распутин, имею такое себе мечтание рано или поздно без всяких особенных затей скончаться в собственной постели, - хмыкнул посланец КМ. – И лучше бы поздно, чем рано. Надо ли мне напоминать, как ваши клыкастые мишигеры бросили одного бедного еврея у широбоковского дома на расправу шлемазлам из Дивизии? И ответьте по совести – имеется после такого подобного у старого ребе достаточных оснований безоглядно вам верить или не имеется? - Они не ожидали атаки, - запальчиво возразил Георгий. – Никто не мог предвидеть, что в операцию вмешается разведбат Дивизии, не говоря уж о Хитиновом Ангеле… - А я так себе полагал, что вы всё должны были предвидеть, - сварливо заметил Семён Воозович. – В конце концов, не кто-нибудь, а именно ваша семья больше всех выиграет от Белой Революции, так что уже можно было бы постараться! Впрочем, ладно, сейчас речь не о том. Операция выходит на финишную прямую, господин Распутин. Вы понимаете, что я имею в виду? - О да, господин Брик. Я уже связался с нашим агентом в Жуковском. Очень полезный комарик, - усмехнулся Георгий. – Проблема лишь в том, что мой Дом нынче ночью потерял много бойцов, и я опасаюсь… - Не делайте себе нервы, господин Распутин, - отрезал маленький паранормалик. – Я уже нашёл нам новых солдат. Придётся, конечно, немножечко раскошелиться, но они того определённо стоят. - Вы гарантируете их благонадёжность? – насторожился вампир. – Вы им доверяете? - Конечно, нет, - безмятежно отозвался Семён. – И вам не советую делать таких глупостей. Но они таки очень даже умеют считать деньги, и если вы не станете труситься за гроши, всё пройдёт как надо. - Дай-то Тьма Предвечная, - вздохнул Георгий. – Вы знаете, что РПХД вошла в город? - То есть дровишки для жертвенного костра уже вполне себе заготовлены, - удовлетворённо констатировал бывший старший майор НКВД. – Как мило со стороны Патриарха. Нам всего-то и остаётся, что чиркнуть спичкой. Действуем по плану, господин Распутин. Засим позвольте откланяться. Добрейшего вам денёчка. Передав трубку Фионе, Семён Воозович повернулся к Хондао и Рябому. - Что ж, друзья мои, собирайтесь – и поехали. Пора творить историю, история сама себя не сотворит!

Хондао: -Вы правы лейб Симеон -пора - сказал Хондао, после чего повернулся к Рябому - собирайся.Оруждие не забудь. На "всё про всё" - пять минут. Надеюсь ты понял. И принеси мне какую-нибудь пушку по -серьёзнее - не кавказцев "воспитывать" едем. Вообщем двигайтесь быстрее, шевелите руками и ногами. Рябой и все остальные принялись исполнять приказание Хондао. Они знали-со Страхом лучше не спорить. Хондао был известен своим крутым нравом, а внешнее спокойствие было довольно обманчиво.Все знали тёмную историю, когда Хондао оставил парализованным "светлячка", и не хотели пробовать способности азиата на своей шкуре. - Теперь к вам вопрос лейб Симеон- обернулся к Брику Хондао- у вас есть карта примерно того место где находится искомый обьект? Просто не хочется лезть в незнакомое место. Знакомая куча навоза как-то теплее.Пока Рябой приготовляет транспорт и вооружение - покажите мне подробный план. Или на месте покажете?



полная версия страницы