Форум » Бесконечная Война » Нежные ростки зла » Ответить

Нежные ростки зла

Евгения: Время действия: август 2013 года Участники: Евгения, Семён Брик, Зузанна Действующие лица: Надежда Ефимовская, Семён Брик, Агата Томпсон Сюжет: Никто толком не знает, по какой причине забытая Богом и людьми ферма в американской глубинке привлекла пристальное внимание Комитета по делам нечеловеческих рас. Ещё труднее объяснить, с какой целью однажды летней ночью эту ферму атаковала группа отборных спецназовцев, и отчего затем звено бомбардировщиков-"невидимок" при помощи зажигательных бомб тщательно стёрло все следы её пребывания в этом мире. И уж совсем затруднительно связать с этими событиями случившееся месяцем позже дерзкое нападение группы неизвестных на тайную тюрьму Комитета, по итогам которого в безвестности растворилась дюжина нелюдей, включая сироту Агату Томпсон... а у заместителя командора Джулиано Семёна Воозовича Брика появилась капризная, но в прямом смысле слова дьявольски перспективная юная воспитанница.

Ответов - 9

Евгения: П Р О Л О Г *Октябрь 2010 года, США, штат Техас, примерно в ста километрах к юго-востоку от Сан-Антонио* Непроницаемо-чёрное небо бичевало землю дождевыми струями с такой силой, будто хотело смыть с её поверхности всё живое. Укрыться от разбушевавшейся стихии было решительно негде, а трофейные плащи с функцией визуальной маскировки хоть и отлично скрывали своих владельцев, но вот водонепроницаемостью похвастаться не могли, и засевшей в кустах на вершине невысокого холма троице оставалось только ёжиться и лязгать зубами от пробирающей до костей сырости. - Паршивая была идейка, - хрипло пробормотал один из них, пузатый смуглый брюнет с роскошными подковообразными усами. – Какой кретин всё это, на хрен, придумал? - Эй, полегче, Хесус, - одёрнул мексиканца краснолицый белобрысый крепыш, чьё круглое лицо носило несомненный отпечаток унтер-офицерства. – Поступил срочный приказ от самого Капитана, понятно? Так что закрой-ка пасть и делай, что велено. - Да, сэр, так точно, сэр, - хмыкнул Хесус. – Как привык ты в своей армии лизать начальству жопу, так и до сих пор не можешь оторваться, а, Ковальски? Кстати, напомни, когда тебя, cabron, галстучники из корпуса-то выперли за неправильные гены? - Всего на неделю раньше, чем перерезали всю вашу стаю, - парировал бывший морпех. – Кроме тебя, холера ясна, потому что ты, шавка подзаборная, свинтил первым, поджав хвост, и бросил своих. Только не надейся и здесь такую же штуку отколоть! - Ах ты, pendejo… - Ну-ка, замолчите оба, - перебила Хесуса третья участница группы. Сказано это было совсем негромко, но таким тоном, что мексиканец вжал голову в жирные плечи, а поляк чуть не вскочил по стойке «смирно». Тощая сутулая девица с огромными, как велосипедные колёса, очками на носу, типичная студентка-отличница, зубрила и «синий чулок», зыркнула на бойцов красными, чуть светящимися в сумерках глазами. Мгновенно наступившую тишину нарушал только шелест дождя. - Галстучники в последние дни ведут себя очень странно, - ни к кому особо не обращаясь, заговорила «студентка». – Бросают одну базу за другой, оборудование взрывают ко всем чертям, а самое ценное вывозят в порты Восточного побережья. Капитан считает, что генерал Колумб намерена покинуть США и обосноваться в Европе. С нашей стороны было бы, по меньшей мере, неучтиво не отвесить мадам Марии хорошего пинка на дорожку, не так ли? Хесус было хихикнул, но тут же осекся под тяжёлым взглядом вампирессы. - Сегодня вечером они собираются доставить какой-то особо важный груз из аэропорта Сан-Антонио в Корпус-Кристи, - продолжала «студентка». – Повезут по воздуху, один конвертоплан и два вертолёта сопровождения. А мы… внесём в их планы кое-какие коррективы, - она похлопала ладонью по длинному, хищных очертаний телу модифицированного ЗРК «Стингер». - Первый вызывает «Большое Брюхо». Мальчики и девочки, вы там что, уснули? Шевелите булками, у нас и так отставание от графика шесть сорок пять из-за этой проклятущей погоды. Мадам Мария будет недовольна. Приём. - «Большое Брюхо» вызывает Первого. По-твоему, Эйб, мадам Мария будет довольна, если мы раскокаем эту банку с инферноплазмой? Придержи коней, приятель, мы не собираемся рисковать грузом. У нас на этот счёт чёткая инструкция. Скажи лучше, как у нас там вокруг – чисто? Приём. - Первый вызывает «Большое Брюхо». Тишь да гладь, Том. Никакой подозрительной активности. Можете быть спокойны, как парочка слонов. Приём. - «Большое Брюхо» вызывает Первого. Понял тебя, Эйб. Ты – наш демон-хранитель. Продолжай наблюдение. Прибытие в Корпус-Кристи в тэ плюс двадцать две. Конец. - Слушай, ты, случайно, не в курсе, что у нас всё-таки там, в грузовом отсеке? - В душе не люблю, Лиз. Какая-то бадья с плазмой, а уж кто внутри плавает… Одно тебе скажу - судя по тому, что за отправкой контейнера мадам Мария следила лично, там явно не простой выводок инферналов или слизней. - То есть ты не знаешь… - Нет, Лиз. Не знаю. И тебе не советую. Есть такие штуки, о которых лучше не знать. Мы – просто пилоты, наше дело довезти эту… чертовщину, куда приказали, и дело с концом. - Опаньки… - прошептал Хесус, предостерегающе подняв палец. Острый слух оборотня уловил сквозь шум ливня басовитый, быстро приближающийся гул моторов. – Походу, летят. Три машины. Впереди – «кайова», разведчик, дальше – большой поганый конвертоплан, за ним «кобра». - Внимание, - скомандовала вампиресса, поудобнее перехватывая «стингер». – Приготовились. Три… два… один… начали! Маскировочные плащи, укрывавшие террористов от чутких систем вертолёта-разведчика, полетели в разные стороны. - «Большое Брюхо», Второй, я Первый! Фиксирую три отметки, азимут сорок, дистанция триста. Откуда они, черт бы их… Нас осветили, отмечено два запуска! Это «стингеры»! Второй, огонь по целям! - Я Второй, цели захвачены, приступаю к уничтожению. - Лиз, ловушки! Скорее, ну! - Поздно, Том… - Поздно, - довольно оскалилась «студентка», когда вокруг тёмной громадины конвертоплана засияли гирлянды отстреливаемых тепловых ловушек. Мгновением позже ракета сочно разорвалась прямо под брюхом машины. Конвертоплан вспыхнул и, кувыркаясь, устремился к земле. Почти одновременно второй «стингер» прошил облаком осколков «кайову», превратив вертолёт-разведчик в пылающее решето. - Именем Нечеловечества! – прокричала вампиресса. - Сбрасывай груз! - Уже. - Как-то всё по-дурацки вышло, да, Том? - И не говори, Лиз. Проклятые нелюди. Никто из террористов не заметил, как от падающего конвертоплана отделился небольшой цилиндрический предмет. - Давай, Ковальски, уделай этого сукина сына! – заорал Хесус, тыча пальцем в отчаянно маневрирующую «хью-кобру». Поляк выпустил ракету. Спустя три секунды вершина холма исчезла в ослепительно-оранжевых громовых вспышках. Неуправляемые реактивные снаряды «кобры» развеяли в пепел заросли кустарника вместе с прятавшимися в них нелюдями. Но и вертолёт не сумел уклониться от «стингера», нацеленного опытной рукой уже покойного Ковальски.

Зузанна: Агата проснулась от того, что ей стало холодно и неуютно. Её маленькая стеклянная спальня опрокинулась набок. В стене, которая теперь превратилась в потолок, зияла большая дырка, и из неё текла ледяная вода. Она смывала с тела девочки тёплую фиолетовую слизь, и очень скоро у Агаты уже зуб на зуб не попадал. Что случилось? Мадам Мария сказала Агате, что скоро они поплывут на корабле по морю в далёкую страну. Там у Агаты будет новый дом, и она сможет играть со своими друзьями, сколько захочет. Это всё было очень интересно – она никогда не видела ни всамделишного моря, ни настоящих кораблей. Сказать по правде, она вообще мало что видела, кроме своей спальни и лабораторий Базы, чистых, но скучных. К тому же в лабораториях её всё время кололи иголками, светили в глаза противными яркими лампочками и задавали глупые вопросы. Но сейчас Агата захотела опять очутиться на Базе. Потому что там светло и тепло, а тут темно, под ногами противно чавкает грязь, и сверху льётся вода, как из душа, только очень холодная. Скользя по раскисшей глине, Агата выбралась из ямы, на дне которой почему-то оказалась её прохудившаяся спальня, и огляделась по сторонам. Кругом были раскиданы какие-то догорающие обломки, а совсем рядом, в глубокой луже, лежала женщина в форме пилота. - Послушайте, мэм, - робко позвала Агата, но женщина не ничего не сказала в ответ – наверно, потому, что трудно разговаривать, если у тебя совсем нет головы. - Эй! – крикнула девочка что было сил. Ответом ей стало лишь монотонное бормотанье падающей воды. Что же теперь делать? - Мы, мы знаем! – завопили наперебой друзья. – Мы тебе поможем! Мы тебя защитим! Впусти нас! - Но мадам Мария мне запретила после того случая… - нерешительно сказала Агата. - Мадам Мария не велела впускать нас на Базе, а мы сейчас разве на Базе? – хором возразили друзья. – Ведь нет же, правильно? Значит, тебе можно с нами играть! - Значит, можно, - согласилась девочка. – Хорошо, я вас впущу. - Ура!!! – друзья от радости принялись выписывать в воздухе замысловатые кульбиты, озаряя окрестности ярким лиловым сиянием. – Мы так скучали по тебе, Агата! А хочешь, мы унесём тебя далеко-далеко отсюда? От грязи, дождя и холода, от лабораторий с иголками, от строгой мадам Марии? Хочешь? Агата немного подумала. - А вы всегда будете со мной? - Конечно! – засмеялись друзья. - И не бросите меня одну? - Ни за что! Ты же наша единственная подружка! Мы все тебя так любим! - Тогда… хочу.

Евгения: Не дожидаясь, пока шасси «блэк хока» коснутся земли, мадам Мария прыгнула с высоты двух с половиной метров прямо в грязь. Ослепительно-белую, с высокой тульей и золотой кокардой фуражку тут же унесло в ночь дыханием вращающегося винта, аккуратно уложенные светлые волосы растрепались, а форменные брюки и китель оказались щедро заляпаны потёками мокрой жирной глины. Вслед за генералом в слякоть звучно плюхнулся адъютант – щеголеватый брюнет в чёрном пальто, такого же цвета деловом костюме и при неизбежном фиолетовом галстуке, а секундой позже – двое телохранителей в громоздких экзоскелетах с ручными лазерами наперевес. - Нашли?! – перекричать шум приземляющегося тяжёлого вертолёта было мудрено, но генералу Колумб это удалось. - Мэм! – майор в пропитанной водой полевой форме АС отсалютовал с крошечной толикой небрежности, характерной для видавших виды и знающих себе цену офицеров. – Машины были сбиты нелюдями, мэм. Мы нашли тела пилотов… - Да плевать сейчас на нелюдей! – перебил его адъютант. – И на пилотов тоже! Доложите, что с Объектом Номер Пять? Майор смерил наглого шпака взглядом, каким привык смотреть сквозь прорезь прицела. Галстучник икнул, сделал шаг назад, поскользнулся и шлёпнулся в лужу, учинив небольшое цунами. - Мэм, я думаю, вам следует это увидеть, - понизив голос, сказал офицер генералу. – Прошу за мной, мэм. Мадам Мария, черпая воду лакированными полуботинками, подошла к краю довольно глубокой ямы. Вокруг на осклизлом от влаги поле в режущем свете рефлекторов суетились солдаты Армии Света, собиравшие обломки винтокрылых железных птиц и фрагменты разорванных «стингерами» тел. - Вот, мэм, - луч мощного фонаря высветил на дне ямы смятую капсулу. Стеклянная крышка бронированного саркофага, перемазанная лиловой слизью, была поднята. - Это – не результат аварии, - процедила сквозь зубы мадам Мария. – Она открыла капсулу и сбежала. Несносная девчонка! Замерьте активность, - бросила она через плечо вымокшему адъютанту. Тот извлёк из-за пазухи нечто вроде маленького пистолета с очень толстым стволом и нацелил его на саркофаг. «Пистолет» пару раз подмигнул оранжевым глазком, издавая деловитое жужжание. - Один запятая девяносто восемь, - изумлённо сообщил галстучник. – Не может быть! В полтора раза больше, чем тогда в лаборатории! - Я предвидела, что её сила будет расти, - проговорила мадам Мария. – Но чтобы такими темпами… О, демоны Гиперкосмоса! – Красивое, хотя и холодное лицо генерала Колумб скривилось от досады. – Четыре года работы, двадцать миллиардов долларов, уникальные генетические материалы – всё, всё насмарку! Объект Номер Пять подавала огромные надежды… да Яроврат в зените своего могущества по сравнению с этой девочкой – просто бездарность, жалкий фигляр, сидящий на туссине. «Итерация-9» могла бы контролировать Гиперкосмос! – Она резко повернулась к адъютанту и с такой силой ткнула его пальцем в грудь, что несчастный брюнет едва не полетел в яму. – Вы! Найдите мне того, кто выдал нелюдям сведения об операции! Я лично допр-р-рошу пр-р-редателя… - последние звуки больше походили на рычание разъярённого хищника, чем на человеческую речь. - С удовольствием, мадам, - кивнул галстучник. - Прикажете прочесать окрестности, мэм? – уточнил майор. – Маленькая девочка, ночью, под проливным дождём, одна в незнакомых местах… - Она уже не одна, - перебила его генерал Колумб. – Судя по остаточной активности Тьмы, Объект Номер Пять впустила в нашу реальность не меньше полудюжины демонов, которые могли утащить её куда угодно. - Всё-таки надо было вживить ей "жучка"... - пробурчал адъютант. - Это нарушило бы чистоту эксперимента, - покачала головой мадам Мария. - Конечно, будь у нас больше времени, мы бы перевернули всю страну – от Майами до Сиэтла и от Бостона до Сан-Диего… но для этого потребуются месяцы, а эвакуацию нельзя откладывать ни на минуту. Президент больше и слышать не хочет об Армии Света, мне еле-еле удалось выпросить у него неделю на сбор вещей. У нас недостаточно сил, чтобы справиться с Соединёнными Штатами, а геройская смерть на поле брани пока не входит в мои планы. Так что проект, увы, закрывается. Майор, проследите, чтобы тут всё было зачищено. - Так точно, мэм, - козырнул офицер.

Зузанна: *США, штат Кентукки, ферма Томпсонов* - Боб! Боб, просыпайся! Слышишь, собаки лают? Да вставай же, глухая тетеря! - Хыр-хыр-хыр… м-мпфх? - Говорю тебе, во дворе кто-то есть. Боб! Давай, просыпайся! - Оу-а-ах… Господи, эти проклятые псы что, взбесились на хрен среди ночи? - Боб, сделай что-нибудь! Вдруг… вдруг это сексуальный маньяк? - Агась. Мечтай. О Боже, заткнитесь уже к чёрту, пустобрёхи! – заорал Боб Томпсон, спросонья не попадая в рукава байковой рубахи. Доносящийся со двора надсадный собачий лай в три глотки неожиданно перешёл в отчаянный, полный ужаса визг – и резко оборвался. Воцарившаяся тишина подействовала на Боба как хороший ушат ледяной воды, вылитый за шиворот. - Боб, что это было такое? Боб! - Замолчи, Мэри, на хер, Бога ради, - он впотьмах нащупал дробовик на украшавшем стену спальни ковре, с которого близоруко таращился пыльный олень. - Боб, мне страшно… - И что мне теперь – обосраться прикажешь за компанию? Подсмыкнув труселя, Томпсон ощупкой спустился по лестнице, пересёк гостиную и осторожно отворил дверь. - Эй, кто там шляется? Пристрелю к чёртовой матери! Молчание было ему ответом. Он обвёл взглядом двор – гараж, птичник, старый покосившийся сарай… стоп. Сарай. Показалось ему или на самом деле сквозь широкие щели между рассохшимися досками пробивалось переливчатое лиловое сияние? Ни хрена не показалось. Так и есть. Пожар, что ли? Да нет, не похоже. - Какого тут ещё лешего, – пробурчал он, включив фонарик, закреплённый под стволом дробовика. Пятно белого света упало на приоткрытую створку ворот сарая (которые Томпсон вчера вечером самолично запирал на щеколду), потом переползло на землю… - Срань господня! У ворот валялись собаки Томпсона – все три здоровенных кобеля сомнительной породы и несомненной злобности, отвязанные на ночь на предмет организации горячей встречи любому незваному гостю. Впрочем, по тому, что осталось теперь от этих зверюг, опознать в них собак сумел бы разве что профессор палеонтологии: выглядели они так, будто сдохли во времена динозавров. - О Боже, мать твою! Томпсон рывком распахнул ворота и влетел в сарай, грозно выставив перед собой дробовик… …дуло которого уставилось на девочку лет пяти, сидящую босиком, в одной ночной рубашке, прямо на грязном земляном полу, бледную, промокшую до нитки, потерянную и несчастную. Над головой у неё плясали маленькие фиолетовые искорки, колючие и холодные. - Ты что тут делаешь? Девчонка не произнесла ни звука – просто таращилась на Боба. Даже в слабом свете фонарика было заметно, что глаза у неё странные – насыщенного фиалкового цвета, с крошечными серебристыми прожилками и чёрными крапинками. И из этих глаз словно бы сочились тоненькие струйки полупрозрачного сиреневого тумана. - Да ради всего святого, кто ты та… Призрачные дымки, проворные, как змейки, ужалили Боба в лицо. Он ошалело помотал головой и опустил дробовик. - Ты оглохла, что ли? Я спрашиваю, Агата, какого дьявола ты тут сидишь впотьмах? И где ты успела так вымокнуть? Не май месяц на дворе, ещё воспаление лёгких подцепишь! Закинув оружие за спину, Томпсон подхватил девочку на руки и зашагал к дому. - Боб! – позвала с крыльца Мэри. – Кто там, Боб? - А как ты думаешь? – огрызнулся муж. – Твоя драгоценная Агата, кто ж ещё? Все дети как дети, а эта, на хрен, божеское наказание! - Кто-кто? – изумилась жена. – Как ты сказал? - О Господи, у тебя последний ум с перепугу отшибло к чёртовой бабушке? Чего ты раскудахталась: «Кто-кто, как-как»… Каком кверху! Повелительница траханого Гиперкосмоса, и с ней куча демонов! Агата, говорю тебе, А-га-та! - Да какая ещё?.. Томпсон поднялся на крыльцо. Лиловые глаза Агаты сфокусировались на его жене. Та строго погрозила девочке пальцем: - Ай-ай-ай, как тебе не совестно! Мы с отцом себе места не находим от волнения… ох, да ты же вся мокрая, Агаточка, хоть выжимай! Боб, неси её немедленно в ванную, зажигай колонку! - Агась. Вот не было, едрёна вошь, заботы… Через полчаса Агата – тщательно отмытая в трёх водах, получившая чашку горячего молока и порцию родительских наставлений – коснулась щекой мягкой подушки. - Всё вышло просто здорово, - прошептала девочка. – Мне нравится эта игра. - Мы же говорили тебе: с нами не пропадёшь! – неслышно хихикнули в ответ её верные друзья.

Зузанна: Глава первая. My little demons *Август 2013 года, США, штат Кентукки, ферма Томпсонов* - Агата! My little pony, My little pony, Aaah aah aah aah… - А-га-та! My little pony I used to wonder what friendship could be My little pony Until you all shared this magic with me… - Не притворяйся, будто ты меня не слышишь, бездельница! Девочка, которую когда-то звали Объект Номер Пять, а теперь – Агата Томпсон, и ухом не повела. С ногами забравшись на диван в гостиной, она жадно вперилась в телевизионный экран и самозабвенно подпевала незатейливой мелодии. Big adventure, Tons of fun, A beautiful heart, Sharing kindness… - Я к тебе обращаюсь, скверная девчонка! It’s an easy fit And magic makes it all complete You have My little pony! Do you know they are my best friends! Мэри скатилась по лестнице и всплеснула руками: - Нет, вы только поглядите на неё! Я ещё час назад велела тебе убраться в своей комнате, а ты чем занимаешься, позволь спросить? Ноль внимания и два с небольшим фунта презрения. Агата зачарованно наблюдала, как пони пытаются затолкать циклопический торт в железнодорожный вагон, чтобы отвезти на выставку. - Ах, так, юная леди?! О’кей, не хотите слушаться по-хорошему – так будет по-плохому! Боб! Ну-ка, поди сюда, Боб! - О Боже, ну что тут ещё, Мэри, чтоб тебя черти сожрали… - недовольно пробурчал фермер, появляясь в дверях и вытирая грязные руки замасленной ветошью. - Вот, пожалуйста! Полюбуйся! Эта маленькая лентяйка уже третий час сидит перед телевизором вместо того, чтобы помочь матери по дому! - Агась, - Боб въехал в ситуацию и разрешил её с присущим ему изяществом, то есть попросту выдернул из розетки обе вилки – телевизора и DVD-проигрывателя. Эквестрия сгинула во тьме в тот самый драматический момент, когда пони с ужасом обнаружили, что кто-то коварно надкусил их великолепный торт. Агата схватила пульт и с отчаянием утопающей принялась нажимать на все кнопки подряд… Напрасно. Волшебный мир и населяющие его маленькие пони исчезли. Девочка медленно повернула голову и уставилась на Боба. - Вот так-то, - кивнул он. – Ты, чёрт возьми, наказана, Агата. Никаких мультиков целую неделю, понятно? - Включи. Пожалуйста. Это было сказано тихо. Очень тихо. Лишь самую малость громче, чем шуршит по траве чешуйчатое тело ядовитой змеи. - Пф! – самодовольно отозвался Боб Томпсон. – И не подумаю. Моё решение охрененно твёрдое, Бог свидетель. Неделя без мультиков! - Включи. - Можешь даже не просить. Сказал – неделя, значит – неделя, и никаких! А теперь марш наверх и наведи порядок в своей комнате. Агата перевела взгляд на Мэри. - Боб, может быть, не надо так… - Заткнись. Ты её распустила что трындец. Только и знает – «май литтл пони, май литтл пони!» - нарочито противным голосом передразнил Боб. – Не хрен, прости Господи, баловать. Ты всё ещё тут, Агата? Пшла вон и займись делом, кому сказано! В серебристо-лиловых глазах Агаты запрыгали нехорошие искорки. - Он тебя обидел! Он тебя не любит! И она не любит! Никто тебя не любит, кроме нас! – загомонили друзья. – Они тебя наказали? Как гадко! Как несправедливо! Хочешь, мы тоже их накажем? Хочешь, хочешь, хочешь? - Хочу, - громко сказала девочка. - Что? – обернулся к ней Боб. И в тот же миг телевизор за его спиной ожил. Кабели так и валялись на полу, отключённые от розетки, но с экрана, как ни в чём не бывало, таращилась милая рожица фиолетовой единорожки с глазами-блюдцами и красно-синей причёской. - Э-э-э… это как? – просипел Томпсон. Мэри часто-часто захлопала глазами, что придало ей ещё более глупый вид, чем обычно. Агата хихикнула. - Привет, Агаточка, - с улыбкой сказала Твайлайт Спаркл. Без всяких затруднений она выпрыгнула из телевизора и очутилась в гостиной. – Кто тут тебя обидел? Вот этот? – она кивнула на Боба. - Агась, - подтвердила Эпплджек, тоже покинувшая экран. – И она тоже, - правое переднее копыто обвиняюще указало на обмершую от испуга Мэри. - Ну?! – тонким голоском отозвалась Пинки Пай, присоединяясь к своим подружкам. – Эврипони, похоже, тут намечается вечеринка! Начинаем веселиться!

Евгения: *Россия, Москва, Донской монастырь, штаб-квартира Русской Православной Хоругвеносной Дивизии* Подполковник Богоявленский окинул взглядом амфитеатр подземного командного центра, зевнул и перекрестил рот. Три огромных голографических проекции отображали траектории всех двенадцати спутников наблюдения, способных обнаружить самомалейший всплеск энергии Гиперкосмоса. Систему полностью ввели в строй три месяца назад, и с тех пор спутники трудолюбиво фиксировали лишь угрозы пятого, редко - четвёртого уровня, то есть обычные убийства и прочие акты насилия, прискорбные, разумеется, однако не способные повредить ткань реальности настолько серьёзно, чтобы сквозь прореху полезла демоническая братия из параллельного мира. Вой сирены выбросил подполковника из мягкого удобного кресла, в котором он уже начал было задрёмывать. - Ч-что?! - «Апостол Пётр» фиксирует множественные выбросы гиперкосмической энергии! – выкрикнул один из операторов за пультом управления. – У нас прорыв! Ситуация ноль! На левой голограмме одно за другим вспыхивали густо-лиловые пятна. Ситуация ноль означала массовое вторжение нечистой силы, причём не в форме энергетических потоков, а во плоти. Ничего страшнее и вообразить себе невозможно. Если верить архивам, такое случалось в прошлом веке на фронтах мировых войн, когда кровь лилась рекой, и даже бесконечное милосердие Божье не в силах было утолить людские страдания. Восточная Пруссия, Верден, Ипр, Москва, Харьков, Сталинград, Берлин… но сейчас – как, откуда? - Место! – потребовал Богоявленский. - США, штат Кентукки, - отозвался другой офицер. – Пять, шесть… семь выбросов. Координаты зафиксированы. Ферма, владелец – Роберт Томпсон. - Я свяжусь с Его Святейшеством, - сказал подполковник. – Разведывательному батальону – десятиминутная готовность. - Господин подполковник, но это территория чужого государства, - робко заметил первый офицер. – Дивизия не может… - Капитан! – резко перебил его Илья Спиридонович. Шрам на его левой щеке гневно налился кровью. – Семь демонов нулевого уровня, капитан, семь! В Красноярске был один – вам напомнить, чем дело кончилось? Какие тут могут быть церемонии?! Уверен, Его Святейшество обо всём договорится с президентом, а тот – со своим коллегой из-за океана. Американцы сами нипочём не справятся. - Прикажете проинформировать Комитет, господин подполковник? - Разумеется, - кивнул Богоявленский. – Поставьте наших друзей в известность. Скорректируйте траектории спутников – ферма этого… как его? - да, Томпсона, - должна находиться под наблюдением постоянно. Глаз не спускать с демонов! – подполковник перевёл взгляд на голограмму западного полушария, где в самом сердце США переливались фиолетовым цветом семь зловещих отметок. *Отель La Reserve Ramatuelle, Раматюэль, близ Сен-Тропе, Франция* - И до каких пор мы будем киснуть в этой дыре? – спросила у потолка Надежда Ефимовская. Она вытянулась поперёк нежно-кремового дивана, закинув ноги на спинку, так что влажные пряди огненно-рыжих волос касались пола, и любовалась собственными предплечьями, ладонями, пальцами – гладкими, покрытыми нежным загаром. Чуть выше локтей хозяйки консорциума Red Star и начальника Особого отдела Комитета по делам нечеловеческих рас отчётливо виднелись тонкие, свежие, ещё ярко-багровые послеоперационные швы. – Сидим тут уже вторую неделю! - Если бы это зависело от меня, то мы бы с вами тут застряли до конца жизни, - отозвался Густав Шульц от бара. – К сожалению, доктора говорят, что райское житьё продлится только до тех пор, пока полностью не приживутся ваши имплантаты… или имплантанты… или импланты? - Я предпочитаю называть их просто – «мои новые чудесные руки», - промурлыкала Надежда, заворожённо рассматривая собственные полимерные ногти с безупречным маникюром и синтетическую кожу. – А насчёт «приживутся»… Гостья из прошлого хитро прищурилась. Вспыхнувший в её ладони алый огонёк моментально раскалился добела и, запущенный по красивой траектории через весь внутренний дворик виллы, нырнул в бассейн. Тот моментально забурлил, испуская густые клубы белёсого пара. - По-моему, всё уже отлично прижилось, - улыбнулась Феникс. - Надежда Михайловна! – возопил Густав. – Вам что говорили о сращивании нервов? Два месяца минимум, два! А вы что делаете?! - О-о-ой, - протянула Надежда. – Какая я непослушная. Может быть, накажешь меня? Прямо здесь и сейчас? - Интересное предложение, - Шульц с двумя стаканами ледяного коктейля опустился на мягчайший ковёр, так что его серебристо-серые глаза оказались прямо напротив ярко сияющих голубых глаз хозяйки. – Это надо обдумать. - Да, мой господин, - Надежда ловко перевернулась на живот и единым духом вытянула через соломинку половину бокала. – Как вам будет угодно. Покорно ожидаю вашего реше… И в этот многообещающий момент раздался телефонный звонок. Это было не ласковое журчание аппарата, установленного на вилле, и не пафосный гимн СССР - рингтон на личном телефоне Надежды Ефимовской, а донельзя противное дребезжание казённого орехокола с единственным номером, насмерть зашитым в память. С номером председателя Комитета Генриха фон Зонненменьша. Надежда бросилась за телефоном с грацией белой пантеры. - Ну, всё. Отдохнули... - вздохнул Густав и залпом допил свой коктейль.

Зузанна: *Окрестности фермы Томпсонов, на следующий день* Оптика у дрона-наблюдателя была превосходная, от Karl Zeiss, и позволяла с десятикилометровой высоты сквозь облачный покров в мельчайших подробностях рассмотреть на экранах мобильного командного центра, как во дворе фермы… … резвятся пони. Да-да, те самые, которых так любят маленькие девочки с косичками и большие дядечки с бородами. Разноцветные лошадки с уморительными мордочками и девичьими голосками. Все шестеро. Плюс дракончик-пузан, комплекцией напоминавший Семёна Воозовича Брика. От мультяшных оригиналов эти создания отличались только одним: их тела окутывала едва заметная, полупрозрачная лиловая дымка. Объект, разумеется, тоже был тут – она увлечённо прыгала через скакалочку под руку с кудрявой непарнокопытной подружкой ярко-розовой масти. Прямо-таки идиллическая картинка из детской книжки, если, конечно, не обращать внимания на валяющиеся рядом трупы. Тела Роберта и Мэри Томпсон – вздувшиеся под жарким летним солнцем, источающие зловоние, на которое слетались сонмы мух. Они были страшно обезображены, переломаны, только что не размолоты в кашу, словно их долго и старательно топтали копытами взбесившиеся кони. Или весёлые маленькие пони. - Что это за цирк? – спросила Надежда, ни к кому конкретно не обращаясь. - Мультсериал «My Little Pony», - развёл руками полковник Бидл. –Пинки Пай, Рэрити… вон та, которая собирает яблоки, Эппл Джек… - А вы здорово разбираетесь в вопросе, сэр, - не без иронии заметила Ефимовская. - Моя внучка от них без ума, мэм! – доложил бравый полковник и тут же отчего-то налился клюквенной краснотой. - Глядите, - прошептал кто-то из лейтенантов, – Флаттершай! Жёлтенький пегас с уложенной волосок к волоску пышной розовой гривой, окружённый целым облаком бабочек, хлопотал в курятнике, наполняя кормушки. Надежда устремила вопросительный взгляд на специалиста по крылатым коняшкам. - Любимый дочкин мультфильм, мэм, - поспешил откреститься тот, старательно отводя глаза. - Так, - сказала гостья из прошлого. – А вот эта, сиреневая, с рогом во лбу? - Тва-а-ай… - протянул здоровенный чернокожий капрал. Надежда подняла бровь. - Мэм, виноват, мэм! Это - Твайлайт Спаркл, мэм! Элемент Магии, мэм! - Племянница? – предположила Ефимовская. - Э-э… мэм, так точно, мэм! – проревел капрал и закусил толстую губу. - На этой картинке кого-то не хватает? - Рэйнбоу Дэш, мэм, - почтительно сообщила сержант Рамирес. – Такого, знаете ли, пегаса голубой масти, с радужным хвостом… - Младшая сестра, - констатировала Надежда. Рамирес коротко кивнула и тут же погрузилась в созерцание собственных форменных ботинок. На смуглых щеках сержанта проступил застенчивый румянец. Внезапно изображение поехало куда-то вверх и вбок, панорама фермы на миг сменилась бирюзовым небом и облаками, похожими на сахарную вату… а потом на экране появилась любопытная рожица пони – с озорными круглыми глазами невиданного малинового отлива, носом-кнопкой и радужной чёлкой. Надежда заметила, что фиолетовые прядки были гораздо ярче прочих и как будто слегка светились. - Это и есть Рэйнбоу Дэш? – уточнила Надежда. - Мэм, так точно, мэм, - пискнула Рамирес. Пегасочка между тем заглянула во все объективы дрона по очереди, постучала копытцем по корпусу, ухмыльнулась и устремилась вверх со скоростью, способной сделать честь любому реактивному истребителю. Камеры на «спине» беспилотника фиксировали, как Рэйнбоу Дэш выполнила безукоризненную петлю… и спикировала прямо на машину. - Уводите его! – рявкнул полковник. – Быстро! - Мы не успеем, сэр, - дуэтом ответили операторы. В динамиках раздался адский грохот, свидетельствующий, что пегасочка с крылышками-пропеллерами вопреки всем законам физики преодолела звуковой барьер. Затем сверкнула очень красивая радужная вспышка – и от картинки на экране осталась только мелкая серая пыль. - Разнесла в клочья, - с восхищением выдохнул оператор в левом кресле. - Ещё бы, - пробормотала Рамирес. – Ведь это же был… - …Sonic Rainboom, - перебила сержанта Надежда. – Именно так я его себе и представляла. А скорость и манёвренность у дронов-наблюдателей всё-таки должны быть лучше. На двадцать процентов лучше! Всех присутствующих на командном пункте разбил паралич. Густав хрюкнул в стакан со степлившейся содовой, ненароком забрызгав полковника Бидла. - Ну, что, броняши, - при общем молчании произнесла посланница Комитета. – Я понимаю и вполне разделяю ваши смешанные чувства. Однако должна напомнить, что это – вовсе не настоящие пони, а злобные подделки из Гиперкосмоса, призванные Объектом и принявшие вид наших любимых персонажей. Они осквернили Магию Дружбы – пусть теперь не ждут пощады. В общем, Я САНКЦИОНИРУЮ ОПЕРАЦИЮ «ОЧИЩЕНИЕ», - закончила Надежда Традиционным Кантерлотским Голосом.

Евгения: - Ну и ну, - покрутил носом полковник Бидл. – Скажи мне кто-нибудь лет тридцать назад, что однажды мне придётся работать рука об руку с рыжей коммунистической колдуньей и богатырём-командиром русского православного спецназа… Прямо не боевая операция, а какой-то старый комикс. - У Бога чудес много, - благочестиво отозвался майор Крестовоздвиженский. - Должна сказать, в тридцать восьмом я тоже не могла бы представить себя в компании прислужника церкви и офицера американской разведки, - заметила Надежда. – Разве что в допросной каме… - она осеклась. - Однако давайте перейдём к делу. Господин полковник? Бидл с подозрением посмотрел на запертую дверь командного модуля, удостоверился, что миниатюрная, но мощная «глушилка» на столе спокойно подмигивает зелёным глазком, и заговорил: - Операция «Очищение» проводится в условиях максимальной секретности. Наши подразделения оцепили местность в радиусе двадцати миль. Официальная версия прикрытия – вспышка кроличьего трахеита, поэтому мы развёрнули на границах запретной зоны несколько полевых госпиталей и изолировали в них всё местное население поголовно, якобы для обследования. Проезжие дороги перекрыты, автомобили направляются в объезд под предлогом карантинных мероприятий. Территория – за исключением окрестностей фермы Томпсонов, где воздушное пространство патрулирует Рэйнбоу Дэш, в разрушительных способностях которой мы уже имели случай убедиться, – находится под постоянным наблюдением тактических беспилотников. Эскадрилья «невидимок» с зажигательными бомбами повышенной мощности приведена в состояние пятиминутной готовности. Собственно, у меня пока всё. - Спасибо, господин полковник, - кивнула Надежда. – Майор? - Приказ есть приказ, - пожал Крестовоздвиженский могучими плечами, - но всё-таки… Госпожа Ефимовская, нам и вправду придётся драться с нарисованными лошадками из мультика для девочек? - Наверно, Объект придала им форму своих любимых телегероев, - предположила гостья из прошлого. – Ведь демонические сущности Гиперкосмоса постоянной телесной формы не имеют. Яроврат и его последователи вроде Широбокова уверовали в Хитиновых Ангелов – пожалуйста, получили двухметровых тварей в шипах и со стрекозиными крыльями, - Надежда поёжилась. Перед глазами мелькнул грязный зимний двор, солдаты, яростно и бесполезно отстреливающиеся из автоматов, и длинная сутулая тварь в блестящем панцире. – Объекту нравится мультфильм про маленьких пони – вот ей маленькие пони. А имей мы дело с четырнадцатилетным парнем, озабоченным лишь известно чем, - так, глядишь, нам противостояли бы сплошь порнозвёзды первой величины от компании Private… К слову, об Объекте. Господин полковник, нам известно что-нибудь конкретное? Бидл отрицательно покачал головой: - Томпсоны всегда жили наособицу. Муж был нелюдимым типом, к тому же отъявленным грубияном, вечно хамил окружающим и в конце концов насмерть с ними рассорился, а жена ни в чём ему не перечила. Соседей, конечно, аккуратно расспросили, но никто ничего об Объекте не знает. Местную школу она тоже не посещала. И мы не обнаружили никаких официальных документов, подтверждающих её существование. Девочка из ниоткуда. - Она может быть хоть из прошлого, хоть из будущего, да хоть вообще из параллельной вселенной, - махнул рукой Крестовождвиженский. – Демоны на счёт раз перетащат достаточно сильного заклинателя, куда тому пожелается – и во времени, и в пространстве. Вот только… скажите, полковник, не было ли раньше в округе какой-нибудь базы Армии Света? - Вы полагаете, майор? – сощурилась Ефимовская. - Ну, то, что мадам Мария шутила шутки с демонами – сперва в компании с Яровратом, потом сама – это ведь секрет полушинели… - Полишинеля, - поправила Надежда. – Секрет Полишинеля. - Вот я и говорю, - кивнул Крестовоздвиженский. – Может, она при эвакуации второпях не все плоды своих опытов зачистила? Бидл призадумался, потом отрицательно покачал головой: - Нет, ни о каких объектах АС в Кентукки нам не известно. Главный штаб генерала Колумб размещался в Неваде, в самой жо… извините, мисс, я хотел сказать – в самой глуши. Там теперь всего и осталось, что дыра чуть не до центра Земли. Ещё у них имелись тюрьма для нелюдей и большая лаборатория под Сан-Франциско, а также авиабаза в Сан-Антонио. Были, конечно, и другие объекты, помельче, но они всё пустили в распыл, когда удирали за океан. Абсолютно всё! - взгляд у полковника при последних словах сделался до того честный, что хоть в Палату мер и весов помещай. И вешай табличку: "Не верить ни в коем случае!" - Тогда пройдёмся по плану операции захвата, - предложила Надежда. - В деталях... - Первый на связи. Штурмовики готовы, ждём приказа. - Говорит Второй. Группа захвата на месте. - Я Третья. Снайперы на позициях. Целей не фиксируем, продолжаем наблюдение. - Внимание всем, говорит Феникс. Приступаем к «Очищению» через пять минут… В правом нижнем углу тактических дисплеев, спроецированных на забрало шлема каждого бойца, вспыхнули и замелькали секунды обратного отсчёта – от трёхсот до нуля. - Нужно было их просто разбомбить, - буркнул полковник Бидл. - «Просто разбомбить» рассадник демонов с сильной ведьмой во главе совсем не просто, - возразила Надежда. – А если бы Твайлайт Спаркл поставила защитный барьер? Или Рейнбоу Дэш сбила самолёты? Но главное – мы должны захватить Объект живой и по возможности здоровой для тщательного изучения. Воплотить сразу семь демонов – трюк, достойный самого Яроврата! - Он, кстати, в последнее время сидел тише воды, ниже травы, - заметил Крестовоздвиженский. – Теперь понятно, почему: копил силы для этого прорыва. - Женская интуиция мне подсказывает, что Яроврат тут ни при чём, - покачала головой Надежда. – Не его стиль. Он бы уж скорее притащил сюда своих любимых Хитиновых Ангелов, инфернослизней и прочих гнидогадоидов, а не маленьких пони. Едва ли наша юная ведьма связана с Многогранником. Тут что-то другое… - Узнаем, - твёрдо пообещал майор. – Хотя, сказать по правде, такое необычное гнездо нам ещё вычищать не доводилось. Вся троица обратила взгляды на голографическое изображение фермы Томпсонов. Вернее, того, что совсем недавно было фермой Томпсонов, а теперь представляло собой ярко-малиновый мультяшный домик под сахарной крышей в окружении кудрявых яблонек и новёхоньких хозяйственных построек, сменивших покосившиеся дощатые сараи. Даже трава сделалась пронзительно-зелёного цвета, словно только что покрашенная, как в бородатом армейском анекдоте. Ночное небо над фермой было чересчур синим, звёзды – подозрительно пятилучевыми, облака – очень уж пышными, и узор пятен на неправдоподобно большом лунном диске легко складывался в фигуру Найтмар Мун. - Никогда раньше не видел, чтобы заражение распространялось с такой скоростью, - пробормотал Крестовоздвиженский. - Как только Объект будет захвачен, тут всё сгорит дотла, - заверил его полковник Бидл. - Внимание всем, готовность – одна минута! - возвестила Надежда.

Зузанна: - …во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа, аминь, - заключил лейтенант Горелов. - Аминь, - невнятным хором отозвалась штурмовая группа «А» сквозь противогазы. - Вперёд! Бойцы один за другим перемахнули через забор и бросились к дому Томпсонов, который теперь больше походил на увеличенную раз в сто игрушку для маленьких девочек. Благодаря оптическому камуфляжу разведчиков РПХД было попросту невозможно заметить невооружённым глазом, но имплантированные инфракрасные фильтры позволяли Горелову ясно различать движущиеся силуэты штурмовиков. Лейтенант знал, что в каждое из окошек, обросших вычурными ставнями, целятся невидимые снайперы РПХД, вооружённые мощными винтовками «Выхлоп». - Дверь! Пара бойцов с ручным тараном вспорхнула на крыльцо. Раздался хрусткий удар, и примитивный замок вылетел «с мясом». В тёмный проём тут же полетели две гранаты – светошумовая и с парализующим газом. - Окна! Брызнули разбитые прикладами стёкла, мелькнули в воздухе метко брошенные гранаты. Одновременно за спинами наступающих штурмовиков слитно ударили гранатомёты группы «Б», наведённые на окна второго этажа. - Заходим! Группе «А» – максимальное внимание! Группе «Б» - прикрыть с тыла, зачистить дворовые постройки! - Вас понял, приступаем, - отозвался лейтенант Убейволк. Воплотившиеся демоны ловкостью и скоростью реакции превосходят даже самого тренированного человека, не говоря уж о магических способностях. А в том, что свою ведьму пришельцы из Гиперкосмоса будут защищать до последнего, Горелов не сомневался. - Пятёрка Кремера – первый этаж, пятёрка Филимонченко – второй! Пять пар обутых в тяжёлые ботинки ног забухали по скрипучей лестнице. Остальные бойцы рассыпались по гостиной, кухне и чуланам, выцеливая демонов среди белёсых клубов газа. - Пятёрка Кремера, доклад! - А-один, в подвале чисто! - А-два, в гостиной чисто! - А-три… - О, привет! Привет-привет-привет! – ворвался вдруг на рабочую частоту группы «А» писклявый истеричный голосок. – Что это вы тут делаете? Играете в считалочки? Ха-ха, как весело! - Внимание, группа «А», это Пинки Пай! – рявкнул Горелов. Показалось ему – или в дверях кухни мелькнула подозрительно шустрая тень? – Соблюдать осторожность, открывать огонь при любом подозрительном… - А я тоже умею играть в считалочки! – радостно сообщил демон. – Это моя самая-пресамая любимая игра! Раз, два, три… - Я А-три, вижу цель, открыва-А-А-АЙ-У-У!!! – голос бойца сорвался на крик, тут же превратившийся в оглушительный, полный боли и ужаса вой. - А-три, А-три, сообщите ваш статус! – надрывался лейтенант. – А-три, что у вас происходит? - У-у-а-акх-х-х… -…человек, умри! – закончила Пинки Пай. – И вы все тоже умрёте, да-да-да! Страшной-престрашной смертью, хи-хи-хи! Это будет так интере… Простучала короткая автоматная очередь. - Ты застрелил Пинки Пай! – завизжал демон. – У Пинки Пай теперь в голове лишняя дырка! Нет, целых две лишних дырки! Как забавно, хи-хи-хи! - Я А-два, вижу цель, есть попадание! Отправляйся в ад, дьявольское отродье! Снова ударил «Вал». - Хи-хи-хиххх… - А-два, я А-ноль, дайте картинку! – скомандовал Горелов. Тут же прямо на его тактическом дисплее появилось чёткое изображение: неподвижное тело бойца на полу в кровавой луже, растоптанное, изорванное острыми копытцами, и рядом – гаснущее фиолетовое мерцание, в котором уже с трудом угадывался силуэт кудрявой мультяшной кобылки. Лейтенант медленно, с чувством перекрестился. - Прими, Господи, душу раба твоего. Группа «А», продолжаем движение!



полная версия страницы