Форум » Бесконечная Война » Контакты и конфликты » Ответить

Контакты и конфликты

Евгения: КОНТАКТЫ И КОНФЛИКТЫ Место и время действия: Энск, сентябрь 2011 года Действующие лица: Берс Джоули, Электра, Зузанна, Погонщик Зомби Участники: Берс, Евгения, Зузанна, Nail Buster Сюжет: Новая Армия Света под началом Берса Джоули терпит одно поражение за другим от Серой Рати – воинства фанатиков и живых мертвецов, планомерно захватывающего Белый город. Единственной надеждой для АС остаётся союз с Республикой Машин, пусть и заметно ослабевшей после Раскола и дезертирства Отступников, но всё ещё достаточно могущественной, а главное – жизненно заинтересованной в продолжении Бесконечной Войны. Но как установить контакт с трио искусственных разумов, окопавшимся глубоко под землёй? Кому они поверят? Разве что своему собственному творению – секс-киборгу Электре, изготовленной по специальному заказу миллиардера-технофетишиста Стивена Лесса и очень кстати оказавшейся в Энске. Между тем и среди лидеров Сопротивления нет согласия. Корнелиус по наущению Погонщика Зомби планирует использовать заброшенную психотронную станцию под Энском для уничтожения остатков КМ и АС и с этой целью упорно разыскивает Блуждающий Храм, где, по слухам, хранится ключ к управлению защищающим станцию силовым барьером. Хозяйка Подземелий, осознав, что речь идёт, в сущности, о хладнокровном уничтожении тысяч живых существ, приходит в ужас и решительно противится осуществлению планов Погонщика… БОНУС: примерно так выглядит киборг Электра - [more][/more] а это основная музыкальная тема квеста - http://youtu.be/PlWMnAzoMpw

Ответов - 70, стр: 1 2 3 4 All

Евгения: П Р О Л О Г *Региональная штаб-квартира корпорации Cherry, Энск, апрель 2011 года* На гладкой панели, заменявшей лицо посланцу Республики Машин, замигал жёлтый индикатор. По-видимому, эта «эмоция» служила цифровым аналогом людского замешательства. - В чём дело? – осведомился мистер Лесс. Тощее костлявое тело всемирно известного миллиардера покоилось в низком, разлапистом кожаном кресле напротив сверхплоского видеоэкрана. Длинные ноги магната возлежали на письменном столе, так что эмиссар Республики имел отличную возможность полюбоваться стоптанными каблуками и протёртыми мало не до дыр подошвами дорогущих ботинок из кожи клонированного тираннозавра. – Неужели такой заказ не по силам всемогущим Машинам? - Вовсе нет, – возразило невидимое трио Управляющих. – Но Республика, как вам хорошо известно, специализируется, прежде всего, на производстве вооружений. Ваша же просьба, - при слове «просьба» мистер Лесс скорчил недовольную физиономию, - выходит далеко за рамки наших повседневных занятий. Потребуется существенная перенастройка сборочных линий, не говоря уже о разработке принципиально нового программного обеспечения. Республика рискует понести значительные расходы. - Я готов заплатить любую цену, какую вы потребуете! - Миллиардер воздел мосластые руки в покорном «хенде хох». – Моя компания давно сотрудничает с Республикой, и вам хорошо известно, что я не бросаю слов на ветер. Назовите ваши условия. Последовала секундная пауза, в течение которой Управляющие стремительно и безмолвно обменялись мнениями. «Подобный заказ неисполним. Мы не можем позволить себе изготовить полностью автономную машину и выпустить её в мир белковых единиц. Это означало бы прямое нарушение нашего нейтралитета!» «Твои суждения слишком категоричны, Примо. В конце концов, эта белковая единица ведь не просит построить гигантского биомеханического андроида с нейтронными пушками и генератором силового поля. А в управляющей программе изделия мы пропишем безусловный запрет на совершение любых наступательных действий». «Ты упускаешь из виду возможность утечки критических технологий, Кварто. Отступники и так унесли с собой многие наши секреты, не хватало ещё, чтобы до них добрались белковые единицы!» «Мы можем принять соответствующие меры предосторожности. Программы защиты от дистанционного взлома, механизмы самозаглушения или даже самоликвидации…» «И кстати, имей в виду, Примо, что нам сейчас как никогда нужны дополнительные ресурсы. Ты ознакомился с отчётом, который я подготовила? Энергосистема едва-едва выдаёт сорок процентов необходимой мощности. На восстановление работы реакторов, отключившихся во время Раскола, понадобится не менее шести месяцев. Я была вынуждена расконсервировать тепловые электростанции, но запасов мазута для них хватит лишь на три недели, а закупить новые партии топлива наши торговые агенты не могут из-за обрушения всей системы номерных банковских счетов Республики. Свободные финансовые средства сейчас требуются нам, как белковым единицам требуется воздух. А возможности компании Cherry чрезвычайно широки». «И ты туда же, Квинта?» «Да. Заказ, конечно, предельно необычный. Но если мы его выполним и притом не продешевим, то сможем в сжатые сроки восстановить производственные мощности Республики». «Помимо прочего, Примо, это превосходный шанс опробовать целый ряд новых технологических решений…» «…и оценить перспективы их коммерческого использования». «Должен заметить, вы меня не убедили. Зафиксируйте в протоколе, что Управляющий Примо заявляет votum separatum. Однако два голоса против одного – следовательно, положительное решение принято. Кварто, приготовься к приёму спецификаций. Квинта, рассчитай ценовые условия сделки». «Уже готово, Примо. Передаю данные». - Две тонны платины за один килограмм веса готового изделия, - произнёс безликий посланник. – Кроме того, ввиду необычности вашего заказа мы настаиваем на предоплате в размере тридцати процентов расчётной стоимости контракта. Создатель и единственный владелец корпорации Cherry победительно выпятил вперёд узкий небритый подбородок. Трёхдневная щетина была столь же неотъемлемой частью его образа, знакомого каждому офисному микроорганизму на планете, как и круглые очки, мятая рубашка или поношенные башмаки. - Разумеется, - согласился он. – Первый груз платины будет доставлен на станцию «Энск-1» в течение трёх суток. А вот подробное описание… - Лесс подхватил со стола толстенную пачку бумаг, исписанных вкривь и вкось от руки. Спецификации были в изобилии снабжены подробными разъясняющими картинками вроде тех, что рисуют на стенах школьной уборной ученики средних классов, и местами покрыты какими-то подозрительными пятнами. * Испытательный стенд Республики Машин, Энск, июнь 2011 года* Моё рождение было подобно беззвучному взрыву. В самом центре первозданного чёрного Ничто сверкнула вспышка – и ударные волны ощущений, расходясь концентрическими кругами, пронзили реальность сразу во всех направлениях, формируя единую картину внешнего мира. Развернувшаяся внутри меня управляющая программа стремительно образовала жёсткий каркас приоритетов и ограничений, нарушение которых грозило моментальной дезактивацией. Кто я? Андроид конечного поколения Электра, ответила программа. Какая я? Технические характеристики: искусственный интеллект на базе кристаллических мономеров… быстродействие… объём памяти… источник энергии – термоядерный микрореактор… скелет из сверхтвёрдых полимерных материалов… суставы с тефлоновым напылением… органическое покрытие, идентичное натуральному… Зачем я существую? Основная задача: служить хозяину и удовлетворять его желания. *Варшава, июль 2011 года, воскресное приложение к газете «Речь Посполита»* «…Пресс-секретарь компании Cherry г-жа Камон Шатап решительно опровергла распространяемые в бульварных СМИ слухи о предстоящей женитьбе главы этой компьютерной мегакорпорации г-на Стивена Лесса. Напомним нашим читателям, что в течение последнего месяца г-н Лесс неизменно появляется на всех официальных мероприятиях в обществе таинственной красавицы, которую некоторые таблоиды уже прочат ему в спутницы жизни…» *Энск, сентябрь 2011 года* Схлопотав изрядный тычок в спину, оседлавший хромой табурет Седой чуть не полетел головой в костёр. - Какого хрена?! - Э-э, щито, старый, спыщь савсэм? – здоровенный чернявый парень, смуглый и горбоносый, неодобрительно поцокал языком. – Сматри, а то сдэлают тебе Сэрые, как в том супэрмаркете, да? - А ну, Абрек, побреши, - непочтительно отозвался пристроившийся на лестничных ступеньках дозорный по прозвищу Хорёк, сморщив длинный хрящеватый нос и оскалив крупные передние зубы. - Сабака нэчистый брэшет! – оскорбился Абрек. – Я правда говорю! Всэ знают, щито Филин с рэбятами на той нэделе магазын у банды Чирья отбили. По радыо командыру Бэрсу доложили, да? Пока туда-суда –дэло к ночи, окопались, выставыли посты, всё как положено. Утром сталы их вызывать – слушай, нэ отвэчают, да? Отправили броню с усилэнным взводом, а там… - горец для пущего сгущения саспенса перешёл на орлиный клёкот, - а там уже ни адной живой душа! И даже тела мёртвые тожэ нету, да! Толко кровь! На полу кровь, на стэны кровь, на потолок… на потолок тожэ кровь! Кто мог такое сдэлать, а? Толко Сэрые мог! - Свисти-свисти, приятно слушать, - проворчал Седой, подбросив в костёр куски полусгнившей фанеры. Огонь весело затрещал, пережёвывая пищу, и ярче осветил лестничную площадку. Унылый трёхэтажный дом был давно заброшен, но располагался на стратегически важном перекрёстке улиц Солидарности и президента Качиньского, благодаря чему представлял собой отличный наблюдательный пункт, а равно и крайне выгодную огневую позицию для снайперов. Именно поэтому командир Джоули распорядился взять здание под контроль, что и было проделано пятёркой Абрека. Теперь трое бойцов несли караул на втором этаже, а снайпер Белка и гранатомётчик Максим расположились на чердаке в ожидании подкрепления, которое Берс обещал прислать утром. Отсрочка была вынужденной: боевики Серой Рати в последнее время обнаглели до такой степени, что в тёмное время суток передвигаться по Энску даже под защитой брони стало небезопасно. - Свыстни в х…й, там тожэ дырка! – рассмеялся Абрек, прикурив от головешки и выпустив завиток сизого табачного дыма. В следующий же миг лестничная клетка наполнилась грохотом и пылью. Двери всех четырёх квартир, выходящие на неё, слетели с петель одновременно, и в тёмные проёмы с крысиной сноровкой посыпались одинаковые воины в длиннополых прорезиненных плащах, в древних противогазах-«слониках», со старыми советскими автоматами наперевес. - СЭРЫЕ-Е-Е!!! – заорал горец, подхватывая РПК и открывая шквальный огонь по наступающим. – Трэвога! К аружию! Незваные гости штурмовали дом молча и деловито. Кажется, они вообще не замечали, как тяжёлые пули вырывают куски из их тел, дробят кости и раскалывают головы. В считанные секунды серые агрессоры подмяли Седого и Хорька, затоптали яростно отстреливавшегося Абрека и неудержимым потоком устремились вверх по лестнице, чтобы зачистить подъезд от оставшихся бойцов новой Армии Света.

Берс: Берс сидел в комнатушке нового Штаба. По сравнению со старым Штабом Китайца, без вести почившего на полях.. Да какой там, просто бесславно погибшего от лап Серых тварей. Сидел и курил сигару. Прямо, не дать, не взять, команданте какой-нибудь кубинский. Только вся разница между ним и тем же Че Геварой была в том, что... Да дохрена было различий. Проще было назвать аспекты, в которых они были схожи, чем - в которых различались. И основное сходство было в том, что оба они вели партизанскую войну за свободу. Три месяца сдачи позиций. Три месяца войны на истребление неистребимого. Три месяца потерь. Портативная станция зашипела и голос Ульриха, бывшего бойца Белого Безмолвия, металлическим голосом стала вещать: -Обнаружена активность на перекрестке Солидарного президента. -Кто там дежурит?- мигом отозвался Счастливчик, наклонившись к рации и взяв ее левой рукой. -Абрек со своими головорезами.. Разумеется, Берс знал каждого своего бойца в лицо. Это в Интерации все бойцы были одинаково безлики. Генерал Колумб, вернее Мария, постаралась на славу - вышколила своих так, что они по приказу глотки себе вскрывали без заминки. Интерация до сих пор держала свой аэродром, ни на пядь не отступая от исконных владений в Энске. И, если бы не помощь Марии в вооружении с боеприпасами, Армии Света под предводительством Берса Джоули давно бы настал каюк. Одними кулаками против Серых не намашешься. Еще и орудуют, суки, только в Белом Городе. Так вот, знал Берс и в лицо своих бойцов, и по званиям, и по именам. И о каждом успел он составить свое мнение. У Абрека было весьма сильное отделение - пять человек как-никак. От известий о том, что АС потеряет этой ночью еще пять человек командир скрипнул зубами. Впору было завыть. Берс ведь не был штабной крысой никогда и становиться ей не собирался. -Кто и сколько? -Хрен знает, старлей, похоже что серые, нелюди так далеко не суются к нам.. Десятков пять предварительно. Плюс-минус. От полтинника уродов пятерке отбиться возможно лишь если позиции укреплены и без неожиданностей. А с Серыми и без неожиданностей - это какая-то фантастика. -Давай к ним группу немедленного реагирования. -Но.. Ночь же. -Слышь, сержант, ты б обрадовался, если бы тебя оставили им на съедение. Ночь же. -Есть... -Возглавишь группу. Два "бэтэра" возьми. -Есть. За три месяца Берс изрядно поседел. И осунулся. Приходилось спать по четыре часа в сутки. Урывками. И постоянно сдавать позиции, отхватывать снова, чтобы завтра сдать. А людской ресурс таял. И оружие кончалось.. Благо, хоть рука, отстреленная этим идиотом Морганом, с помощью нанороботов пришпандорилась на место. По прикидкам Джоули, группа Ульриха должна прибыть на место и оказать огневую поддержку парням минут через десять. Если без неожиданностей. И если они не успеют, то хотя бы тела отобьют. Чтоб не пошли, как материал для мясных големов.

Евгения: Нельзя сказать, чтобы приказ лейтенанта Джоули вызвал у Ульриха прилив энтузиазма. Только за последний месяц в боях с мертвецами и без того невеликое воинство Света сократилось на восемнадцать человек – не считая пятёрки Абрека, которую, судя по всему, тоже можно было добавлять в список потерь. Серые показали себя страшным противником: быстрые, ловкие, сильные, не боящиеся ни пуль, ни огня, они всегда появлялись внезапно, атаковали, подавляя любое сопротивление, и отступали, чтобы на следующий день опять выскочить, как чёртик из коробочки, на другом конце Белого города. Пленных зомби не брали, а павших утаскивали в свои тоннели. Ульриху уже не однажды доводилось, стянув старый лупоглазый противогаз с оторванной головы Серого, наткнуться взглядом на обезображенное, полусгнившее, изъеденное трупными червями лицо недавнего сослуживца… Но приказ есть приказ, да и не в традициях Армии Света бросать пусть даже мёртвых товарищей на поругание подземным тварям. Ульрих прогрохотал стоптанными берцами по металлической лесенке и махнул рукой механикам: - Заводи! Быстро! «Бэтээры» натужно захрипели двигателями, отхаркивая клубы густого чёрного дыма. В девичестве они были просто парой старых «уралов», на которые взгромоздили кунги, обшили броневыми листами и вооружили автоматическими гранатомётами и пулемётами «браунинг». Эта парочка плюс десяток прошедших аналогичный «тюнинг» пикапов разной степени убитости, поставленный на вечный прикол Т-72 с намертво заклиненным правым фрикционом да ещё личный броневик командира гордо именовались бронетанковыми войсками АС. - Поехали, - скомандовал Ульрих, когда стрелки заняли места у пулемётов, а две пятёрки бойцов запрыгнули в кунги. Ощетинившись торчащими из бойниц автоматными стволами, бренча и лязгая расстроенными внутренностями, «бэтээры» с грацией страдающих ожирением носорогов выползли за ворота. Вслед им из-под наваленной в самом тёмном углу амбара кучи хлама блестели любопытные бусинки крысиных глаз. Качество связи было отвратительным. Сиплое хрюканье и пронзительные завывания бесов, резвящихся внутри старой советской рации, заставляли Патрика болезненно морщиться. Голос Корнелиуса в телефонах то вдруг взлетал до истеричного крика, то, наоборот, превращался в неразборчивый шёпот. Спасибо хоть подслушать переговоры вождей Серой Рати противник не мог – система ЗАС надёжно оберегала их секреты. - Зю говорит, аэсовцы выдвинулись. Две машины, одиннадцать человек десанта. Прибудут минут через десять-пятнадцать, если, конечно, - лидер Сопротивления усмехнулся, - их ездовые динозавры по дороге не вымрут. Как тебе новое поколение? - Годится, - лаконично ответил Макмиллан. – Шустрые, что твои тараканы. Заготовки уже утащили, наш черномазый приятель может раскочегаривать свою адскую кухню. Мы с «детишками» тут ещё немного пошалим. - Будь осторожен, Пат, - предупредил Корнелиус. – У нас пока только четыре десятка новых образцов, старайся не терять их без особой нужды. - Ерунда. Просто устроим небольшую засаду. Засадим «светлячкам» по самые помидоры, - хмыкнул Макмиллан. – Они ждут, что мы поступим как всегда: ударим и отойдём. А мы слегка задержимся и приятно их удивим. Заодно проверим, какие из наших убоищ стрелки. Хотя по аэсовским храпоидолам даже слепой зомби не промахнётся… Ладно, всё, связь кончаю. Увидимся на базе. Патрик сорвал с головы наушники. Застывший перед ним по стойке «смирно» Серый встрепенулся, подхватил рацию и затопал вниз по лестнице, в подвал. Навстречу ему гуськом протрусили восемь безликих солдат в резиновых рылах, с тубусами РПГ-18 и пулемётами наперевес. - По двое на каждый этаж, пара на крышу, - распорядился командир. – Огонь по моей команде. Тоннель приготовить к взрыву! – приказал он троице странного вида созданий, топчущейся у подвальной двери. Низкорослые, горбатые, сплошь исполосованные грубыми швами, словно наспех сшитые из кусков мёртвых тел, с длиннейшими руками, висящими почти до земли, в одних лишь неописуемо грязных набедренных повязках и с чёрными очками-консервами на иссиня-бледных лицах. – Шевелитесь, гробокопатели! *Штаб-квартира компании Cherry, Калифорния, США* - Как этот так вы не получили плату за последнюю партию сверхпроводников? Груз был отправлен строго по графику! - У нас нет оснований не доверять вашим словам, - привычной трёхголосицей отозвался безликий робот с экрана. – Однако груз не поступил в срок на приёмный терминал Республики. Возможно, по не зависящим от вас обстоятельствам. Однако это в любом случае нарушение договора. Поставки сверхпроводников будут приостановлены до получения платы в полном объёме. От этакой новости мистер Лесс аж подскочил в своём суперэргономичном кресле: - Невозможно! Это же сорвёт все планы моей компании! Миллиардные убытки! Репутационные потери! - Сожалеем, - протокольно солгали Управляющие. – Но наше решение остаётся неизменным. - Сожалеют они!!! – Лесс зачерпнул из стоящей на столе вазы пригоршню спелых вишен и от души запустил ими в потухший экран. – Железные болваны! Когда я уже анонсировал выпуск шестой модели наладонника, наколенника и налокотника! И что мне теперь делать? Выйти на люди и всем рассказать, что секрет феноменального успеха мистера Стивена Лесса заключается не в его гениальных способностях инженера и программиста, а в комплектующих производства Республики Машин?! То-то будет радость жёлтой прессе! Растянув своё длинное, как складной метр, тело, кипящий от гнева миллиардер взвился из-за стола. Дверь, отделявшая личные апартаменты мистера Лесса от кабинета, предупредительно ушла в стену. - Вас кто-то огорчил? Я отложила книгу и поднялась с чёрно-белого кожаного дивана, глядя на хозяина снизу вверх – во всех возможных смыслах. Ему нравилось, когда на него смотрели снизу вверх. - Огорчил? Какой у тебя дивный талант к преуменьшениям! Тычок в грудь оказался сильнее ожидаемого, но тем беспомощнее прозвучало моё «ох!», когда я эффектно упала обратно на диван. Расписанный тропическими птицами халат пополз с плеч, слабо затянутый поясок развязался, чтобы хозяину было проще извлечь меня из шёлкового кокона. Через одиннадцать минут сорок две секунды, значительно менее взвинченный и много более удовлетворённый жизнью, хозяин отстранил мою ладонь, поглаживающую его щёку, и сказал: - Сегодня вечером мы летим в Польшу. - В гости к моим родителям? – шутки на тему машинного родства всегда поднимали хозяину настроение. Вот и сейчас он усмехнулся. - Никак не хотят сделать скидку на то, что у меня серьёзные отношения с их дочкой. Несговорчивая у тебя родня, Электра. - Прикажете связаться со службой безопасности? - Нет, - отрезал господин Лесс. - Мы отправляемся вдвоём. - Но... - Дело чересчур деликатное, чтобы я мог доверить его хоть одной живой душе. Ладно, я немного подремлю, Электра, а то ты меня что-то совсем разнежила… - Приятных снов, - я потёрлась носом о его трёхдневную щетину. Хозяину это нравилось. – Я буду рядом с вами. - Всегда, - пробормотал хозяин, закрывая глаза. - Всегда, - послушно подтвердила я.

Берс: Из десятка новобранцев в лучшем случае выживало за месяц трое. В лучшем случае. А те, кто прожил два месяца и выжил вполне мог звать себя ветераном, не боясь при этом нарваться на насмешки более старших товарищей. -А ну пошла вон,- шикнул Берс на шмыгнувшую наглую крысу, коих в грязном городе водилось тысячами, если не миллионами. "Где они только жратву себе находят?"- устало подумал полукибер и потер глаза своими чудо-руками. Берс Джоули прикрыл глаза и вывел перед мысленным взглядом карту Белого Города. Прочертил примерный маршрут, которым будет следовать группа реагирования. Прикинул время. Если Ульрих не отзовется через пять минут, то стоит спасать уже его. И еще десяток бойцов. Значит есть пять минут на то, чтобы либо поспать, либо.. Следовало искать решение борьбы с новым врагом. Более многочисленным, более агрессивным. И, мать его так и вот так, а лучше еще и вот так, неуловимым. Ложить по магазину, то есть без малого по три десятка пуль, в одну мразь - так никаких боеприпасов не хватит. С другой стороны - хорошо себя показали винтовки и ружья 12-го калибра. Как обычные охотничьи патроны с дробью, так и бронебойные "двенашки", что используют для охоты с оптикой из той же "Сайги". Лучше всего, конечно, гранатомет, но, к великому сожалению, управлял Серыми отнюдь не идиот, чтобы выводить их на позиции, в которых можно долбить хоть с артиллерии. Замкнутые пространства - вот самая загвоздка. И тепловизорному обнаружению Серые не поддавались. Кроме единиц. Еще за время ожесточенных боев с новым врагом стало ясно, что это главным образом зомби. Ходячие трупы. Больно швыдко ходячие. И то, что стрелки из них, как следует ожидать, неважнецкие. Однако и этого хватало. Силы таяли, а требовать поддержки было не у кого, кроме той же Марии. Хорошо, хоть позволяет связываться через ее аппаратуру с внешним миром и договариваться о новых добровольцах или поставках оружия. Некоторые богатеи еще радели за дело АС. Что, безусловно, радовало. Пять минут прошло, а вестей никаких. Еще две минуты можно прождать в пути. Как ни отговаривали Счастливчика от участия в боевых операциях те, кто считал, будто Берс Джоули, командир Армии Света всенепременно должен выжить и управлять армией размером с роту, однако на сей счет переубедить ирландца было невозможно, как невозможно обычному человеку десять раз подряд сделать двойное сальто назад, читая при этом экономические сводки и ведя диспут на тему высокой политики. В общем, проще насрать на голову свободному, не скованному оборотню и остаться в живых, чем переубедить Берса на этот счет. Иначе, чуял Берс, он превратится в тех, кто считает войну игрой в шахматы. Нет, что-то общее было, но лишь в том, чтобы опередить врага и сделать ход, который пресекал бы все контрходы противника. Пока Берс одевался в свою обычную одежду: майка, бронежилет, кожаное пальто до колена, кожаные же перчатки и, о чудо из чудес, шлем, выдерживающий прямое попадание из пистолета девятимиллиметрового калибра на рабочей дистанции, вошел седой мужчина богатырского сложения, перед которым даже не совсем маленький ирландец казался средненьким, в местами обгорелом камуфляжной окраски комбинезоне, одетый в броник советского образца и ШС-68. За спиной у него была "Сайга" на ремне. На поясе красовались пара Ф-1. -Командир, я связался с "рогатыми". Нашел их.. Правда, со мной прибыло всего двое.. -Значит правду говорили,- кивнул Джоули, кинув вопросительный взгляд на старого вояку.- Остальные из твоего отряда?- старик покачал головой. Счастливчику оставалось лишь скрипнуть зубами. Десяток ветеранов полег на задании за каких-то три дня.- А эти..? -Один Вельзом себя зовет, второй - Астаром. Вооружены неплохо, че из себя в бою представляют.. -Посмотрим. Отдыхай пока. Если через час не свяжусь или не появлюсь - принимай командование и готовься найти мою башку в старом противогазе. Эти двое пойдут со мной на выручку Ульриха и Абрека. Если они еще живы...- снаряжение Берса представляло из себя все тот же кукри, "файв-севен" с увеличенным магазином, три гранаты - две эфки и одна РГД, "Сайга" с коллиматором и подствольником, снабженная двумя увеличенными магазинами - пули и дробь - и обрез гауссовой винтовки. Приходилось считаться с условиями, диктуемыми новым противником - калибр потолще, средства подейственнее, никакой хирургической точности. Если с нелюдями можно биться почти как с людьми, то с Серыми этот фокус не проходит, они даже с оторванной башкой оторванной стреляют как ни в чем не бывало. Живучие твари, что тут скажешь.. Солдат кивнул и хлопнул Берса по плечу. -Удачи, командир.. -Всегда со мной. Через минуту ирландец в компании двух демонов, которых каким-то чудесным образом ученым удалось переманить на сторону АС, на всех парах мчал к той высотке, где было совершено нападение на группу Абрека, на своем собственном броневике - восьмиколесном БТР, чудом оставшемся с той светлой поры, когда Серые явили себя миру впервые во всей своей сомнительной красе.

Евгения: - А ну-ка пей-ка, кому не лень, Вам жизнь – копейка, а мне – мишень. Который в фетрах, давай на спор: Я – на сто метров, а ты – в упор… - немузыкально пробубнил Патрик, разглядывая в прицел «Винтореза» приближающиеся броневики аэсовцев. Командиры его уровня, имеющие право пользоваться Тотемами, по соображениям безопасности очень редко покидали свои тайные подземелья. Тем приятнее было сегодня ночью выбраться на поверхность, размять кости, а если повезёт, то и подстрелить самолично одного-другого обнаглевшего оккупанта. Повезло. Этот дом и вправду был настоящей мечтой снайпера. С позиции на третьем этаже, которую облюбовал Макмиллан, обе улицы идеально простреливались метров на триста. Подобраться к трехэтажнику с тыла было невозможно: он стоял по-над довольно крутым обрывом, а внизу плескались воды Ядвиги, населённые такими тварями, что даже профессиональные боевые пловцы три раза крепко подумали бы, прежде чем искать с ними встречи. В ночной тишине звук работающих двигателей разносился далеко, так что «светлячков» Патрик застукал даже раньше, чем их машины свернули на улицу Качиньского. Он терпеливо ждал, пока они подползут поближе. По облезлому фасаду дома зашарили лучи прожекторов, но это Макмиллана нимало не обеспокоило. Солдаты нового поколения достаточно сообразительны, чтобы лишний раз не отсвечивать, а сохранять полную неподвижность в засаде мертвяки вообще умеют как никто другой. Что и понятно: ведь полная неподвижность для них – самое естественное состояние. «Бэтээры», фыркая и отдуваясь, подошли на сто пятьдесят метров. В ночной прицел Патрик отлично видел напряжённые лица аэсовцев, высунувшихся из люков и вцепившихся в свои пулемёты. Герои. Борцы за дело Света. Кто их сюда вообще звал? А незваный гость хуже нелюдя. И поступать с ним следует соответственно. - Огонь! Макмиллан по привычке отдал приказ вслух, хотя в этом, собственно, не было нужды. Маленький осколок той штуковины, что чернокожий некромант вытащил из разбитой головы «Протея», моментально трансформировал волю владельца в магический сигнал, подхваченный и усиленный ближайшим Тотемом. Спустя секунду почти одновременно хлопнули четыре «мухи». Патрик прилип к прицелу. Результат оказался даже лучше, чем он ожидал. В прекрасное далёко улетели лишь две гранаты. Две другие ударили головную машину прямо в лоб. Противопульная броня такой шутки не оценила и разлетелась в клочья. Из-под покорёженного капота повалил дым, кабина распустилась красивым огненным цветком, из кунга посыпались фигурки ошалевших десантников. По фигуркам тут же хлестнули пулемётные очереди, заставляя их ломаться и падать. - Ай-ай, сколько заготовок зря пропадает, - хмыкнул Патрик. Уцелевший «бэтээр» сдал назад. Трескучее стакатто РПК Серой Рати перебило басовитое пение пары «браунингов». Мимо окна, за которым прятался Макмиллан, что-то пролетело – кажется, тело Серого, гнездившегося на крыше. Правда, играла эта музыка недолго. Ровно столько времени, сколько понадобилось Патрику, чтобы по очереди поймать в прицел «Винтореза» пулемётчиков и приподнести каждому свинцовый подарочек. То есть секунд семь-восемь. - Огонь! Две гранаты опять предпочли дезертировать, зато третья и последняя разорвалась точно в группе десантников из второго «бэтээра» и разом её уполовинила. - А теперь вишенка на тортик, - Патрик выцелил размахивающего руками «светлячка» с пистолетом в руке. Судя по раззявленному рту, он то ли пытался раздавать приказы, то ли просто крыл солдат многоэтажным матом. «Винторез» кашлянул, командир сразу замолчал и лёг. - Отходим! – сквозь пулемётный треск Макмиллан явственно расслышал быстро приближающееся пение мотора. Это уже был не астматический хрип полудохлых «уралов», а бодрый рык полного сил хищника с бронированной шкурой и крупнокалиберными клыками. Встреча с такой зверюгой в планах Патрика не значилась. – Двадцать единиц в арьергард, прикрывать отступление и развлекать гостей, остальные за мной! Скатившись по лестнице, он нырнул в подвал, проскочил сквозь дыру в кирпичной кладке и через короткий тоннель с земляными стенами попал в канализационный коллектор. Сизолицый предводитель сапёров приветствовал его поклоном. - Всё сделали? Отлично! Взрывайте тоннель. Хозяйка будет вами гордиться. Может быть, даже выдаст на обед по две крысы вместо одной, хе-хе-хе… И Патрик, сопровождаемый Серыми, зашагал по осклизлому бетону, напевая себе под нос: Куда вам деться? Мой выстрел – хлоп! Девятка – в сердце, десятка – в лоб, И чёрной точкой на белый лист Легла та ночка на мою жизнь… *Региональное представительство корпорации Cherry, Энск* - Что ты мне очки втираешь? Какие бандиты, какое «перехватили груз»? Я тебя сюда зачем поставил – тройной оклад за вредность получать?! Хозяин загнал местного управляющего в угол и навис над ним, как раздувшая капюшон королевская кобра над обмершим мелким грызуном. Я продолжала листать раритетное издание «Саги о Форсайтах», старательно имитируя чтение. Усвоение содержания этой книги толщиной с хороший кирпич заняло бы у меня не больше зептосекунды, но столь наглядная демонстрация превосходства моих возможностей над обычными человеческими могла бы расстроить хозяина, а он сейчас и без того был вне себя от гнева. Одновременно я извлекала из бессвязных оправданий управляющего крупицы информации, имеющей реальную ценность. Банда Чирья, Армия Света, Серая Рать, Коалиция Максов – постепенно у меня начинала складываться схема взаимных отношений различных групп влияния, контролирующих ту или иную часть города. - И как твои впечатления от Энска? – спросил хозяин, вышибив за дверь бывшего управляющего. Я могла бы часами перечислять всё то, что меня удивляет в людях. Но, наверно, самое удивительное для меня – это как вы умудряетесь столетиями общаться, не понимая друг друга. В самых мельчайших вибрациях голоса, в жестах, в выражении лица того, кто задаёт вопрос, всегда кроется большая часть ответа, который он желает услышать. - Дыра, - произнесла я, брезгливо скривив губы. – Гнусная дыра. - Вот и я так думаю, - покивал хозяин. – Правда, именно из этой дыры я качаю свои миллиарды. Включая те, на которые тебя сделали. И вообще, это же твой родной город, а ты его честишь обидными словами. Нехорошо, Электра. - Я космополитична, - пожала я плечами. – Мне совершенно безразлично - Энск, Варшава, Калифорния… Главное – быть рядом с вами. Хозяин улыбнулся: - Хорошая девочка. - Большую часть времени, - согласилась я. – Но не всегда. Иногда бываю плохая, даже очень. Какую девочку вы предпочитаете сегодня?

Берс: Берсу, в отличие от Патрика, было не до песенок. Рядом с ним в одном помещении сидело два выходца с других планов. Известно было, что это твари хитрые и кровожадные. Кто-то утверждал, что они подписывают контракт с вызвавшими их, кто-то, что они выпивают все жизненные силы демонолога. Хрен его знает. Но то, что эти гаврики большинству людей не ровня - это точно. А тут их еще и двое. И при оружии. И если тот, что назвался Вельзом, выглядел хоть и чуточку непропорционально, зато вполне себе человечно - две руки, две ноги, винтовка Гаусса с оптикой в руках, шинель. Все как у людей, только тело чуть длиннее.. В общем, не критично, хотя и намозоливает глаз. Ну вязанная шапочка, ну берцы. Человек человеком, только нескладный малость. Второй попутчик же был.. Лысый, весь в пирсинге, с ногами, как у какого-нибудь раптора. На руках и ногах длинные когти. К тому же облачен во вполне себе средневековый доспех из какого-то красного металла. Четыре небольших сложенных за спиной кожистых крыла еще более усугубляли категорический контраст между внешним видом и лицом - такое лицо могло бы быть у херувима. Идеальное, без лишней складочки, как у посланника Божьего. За спиной у демона расположился тяжелый серебристый арбалет с натянутой тетивой. БТР рычал и гнал вперед - в который раз после длительного отдыха водитель выжимал из машины и ее движка все, что только возможно. Представшее зрелище побоища, мягко говоря, взбесило и без того не очень спокойного Берса еще больше. -Суки..- прямо перед его глазами пулеметной очередью положило бойца возле "бронетранспортера".- Астар, Вельз,- Берс еще не успел затормозить, как эти двое поднялись и покинули помещение через люк. Вельз начал прицельно отстреливать стрелков, бормоча себе под нос что-то на непонятном языке. Астар же.. Он не прятался за броню и не пытался даже использовать свой арбалет - с умопомрачающей скоростью, которую можно было объяснить лишь строением ног и неземным происхождением бойца, он рванул к зданию, которое в начале ночи было под контролем Армии Света. К моменту остановки берсового средства передвижения бортовая рация начала разрываться от матершины и попытки связаться. -...В засаду, мать его в сраку. Тут творится настоящий ад. Повторяю, База, мы терпим потери, угодили в засаду....- шипение. Джоули остановил своего железного монстра и сам быстро выпрыгнул чтоб помочь своим бойцам справиться с неприятелем. Два прицельных броска гранат Ф-1 по точкам, где засели пулеметные расчеты, должны были превратить в кашу стрелков. Затем в дело пошла "Сайга". Бронебойные патроны 12-го калибра лупили по мертвякам весьма и весьма метко. -Держись, парни! Один - за руль, прорываемся к зданию под прикрытием брони. Краем глаза Счастливчик увидел, как силуэт в красных доспехах, не обращая внимания на свистящие и бьющие в него пули, исчез в зеве ощетинившегося сопротивлением здания. "Ночной Охотник", как звали Астара в его команде, пошел по следу Патрика, попутно отрывая головы тем, кто вставал на пути. Броня "глотала", а не отражала пули, как вода, вновь становясь целостной после попадания. Берс еще не догадывался, что ожидает его в Штабе. Что за новости... Эта ночь была очень богатой на события. И одно из них - какой-то мульти-миллиардер прилетел за хрен его знает каким хреном в город, где война - это не смысл жизни, а способ выживания. Двинувшийся восьмиколесный БТР строчил из основного орудия по точкам огня, не переводя зря патроны - они еще понадобятся, так зачем же их тратить почем зря?

Евгения: Если бы воинство Серых состояло из сколь угодно глупых, упёртых, фанатичных, но всё-таки живых существ, обладающих инстинктом самосохранения, то свинцовый шквал заставил бы их дрогнуть, заметаться в панике, а, возможно, и сложить оружие. Но мёртвым смерть не страшна – и они продолжали обречённо жать на гашетки до самого конца, пока пули и осколки гранат не вышибали из их тел последнее мерцание животворной искры, заложенной Повелителем Мёртвых и Крысиной Королевой. Астар вихрем пронёсся по первому этажу, добивая пулемётчиков и разрывая когтями Серых, впустую огрызающихся очередями из АК-74. Его зачарованная броня становилась тем крепче, чем больше поглощала ударов. Правда, попадание в незащищённые части тела могло оказаться фатальным, но снайперы из зомби были никакие. Запах единственного живого человека, без сомнения, предводителя этой толпы ходячих трупов, властно манил демона за собой. Перед входом в подвал он скинул с плеча и взвёл свой арбалет. За дверью царила непроглядная темень, однако для Астара это не было проблемой: глаза демона мгновенно загорелись жёлтым светом, развеивая тьму. Сверху доносились приглушённые, всё более редкие выстрелы – видно, оборона Серых пала окончательно и бесповоротно. Взгляд Астара сфокусировался на проломе в кирпичной стене подвала. Ага, так вот, значит, откуда пришли Серые… - Чш-ш-ш-ш! Демон едва успел задрать голову, чтобы увидеть, как с низкого потолка на него стремглав падают две размытые стеклянноглазые фигуры в долгополых плащах. Щёлкнул арбалет, одна из фигур развеялась пеплом, схлопотав серебристый болт в живот – а потом на горле демона с нечеловеческой силой сжались руки в резиновых перчатках. Когти Астара вонзились в тело Серого раз и другой, но тот и не думал ослаблять хватку. Поплывший перед глазами демона мир внезапно покачнулся – и он вместе с прытким мертвецом вмиг оказался похоронен под десятками тонн строительного мусора. Правое крыло дома просело и обвалилось в густых клубах бетонной пыли и кирпичной крошки. Стрельба тут же стихла. - Всё, - резюмировал Вельз. - В смысле? – не понял Джоули. - Враги всё, - исчерпывающе пояснил перевоспитанный демон. *Логово банды Чирья, Белый город, Энск* - Какого дьявола он о себе воображает? – кулак атамана обрушился на карту Энска, расплющивая нарисованную штаб-квартиру Армии Света. – Этот лейтенантишка что, реально хочет потягаться со мной? Со мной, с главным вором Энска? Обосраться и не жить! Он лезет на мою территорию, как на комод, и думает, что это ему сойдёт с рук? Хрена с два, кривая паскуда! - Босс, да пёс с ним, с супермаркетом, - подал голос Штырь. – Есть другой вариант «светлячкам» шпилю вставить, чтоб не больно кобенились… - Излагай! – приказал пахан. - Тут такое дело, что в Энск приехал охрененный богатей из Штатов. Аж сам мистер Лесс со своей раскосой шлюхой, на минуточку. Окопались, само собой, на территории АС. Так если мы их малость потрусим, может, пан Берс дотумкает, что уже не надо лезть в наши дела? Чирей пошлёпал губами, словно пробуя идею на вкус. - А чо, нормально так. Прямо нынче ночью и нагрянем.

Берс: После взрыва и обвала выжить не способен даже самый живучий оборотень, а эти тварюги известны своей выносливостью и жизнеспособностью. Да тчо там говорить, навряд ли бы даже киборг производства Республики выжил бы под тоннами завалов и после такого взрыва. Если к киборгам можно вообще применить слово "выжил". -То есть.. -Астар выжил, я чую его.. Но не надейтесь, командир,- последнее слово он сказал с некоторой насмешкой,- что он встанет в строй раньше, чем через три месяца. Пойду, откопаю его..- и действительно, Вельз направился к руинам здания, что некогда являло собой стратегический объект особой важности. Из десяти бойцов, вернее одиннадцати, осталось лишь четверо боеспособных и трое раненных. Один из них - тяжело. Не такие уж огромные потери. Хотя и не сказать, что нечувствительные - сержант Ульрих окончил жизнь, поймав пулю с "Винтореза" головой, если не сказать лицом. А потеря младшего командного звена очень нехорошо сказывается на мобильности войск. Равно, как и потеря обычных солдат. Хотя хорошего солдата восполнить в строю легче, чем хорошего командира. И невольно закрадывалась мысль, а не лучше ли Берсу Джоули было бы остаться в рядовых бойцах? "Не лучше!"- одернул себя Счастливчик, откидывая в сторону здоровенный валун. -Трое на обороне, остальные - разгребать завалы..- скомандовал он, отбрасывая еще один массивный валун. Вельз прогрызался через обломки планомерно и целенаправленно - он чувствовал себе подобного, такого же как он сам - не Низшего, но и не доросшего до Высшего. Хотя Астар и был по рангу ниже, чем Вельз, однако общечеловеческая логика была далеко не чужда иноплановым созданиям. Тем более, что их было не так уж и много - всего-то восемь на весь город. И все, пусть и не совсем официально, поддерживают политику Армии Света. Рано или поздно, но "светлячки" докопались до тела переломанного демона и погрузили его в БТР. И через десять минут все были на базе, включая трупы полегших в сражении бойцов. -Берс..- все тот же седой ветеран окликнул Джоули. -Да, Руфус,- устало спросил Счастливчик. -Тут такое дело.. Есть информация, что.. не поверишь.. В отеле "Князь Вишневецкий". В смысле,- Руфус еще раз усмехнулся.- Черри, знаешь такую компашку? Слух прошел, что.. Не могу сам поверить. В общем, директор генеральный прибыл и там обосновался. Берса аж перекорежило. -Блять, да они ж вливают семьдесят процентов из наших поступлений! - Счастливчик схватился за голову. Недавно пришлось отбить супермаркет у бандитов Чирья. А эта гнида, которая, к слову, не зря получила такое прозвище - как выползет, так сидеть невозможно. И откуда только людей берет - отребье, которое даже стрелять толком не умеет, не то, чтобы думать... Но палку в колеса Армии Света кинуть может такую, что лучше бы полную жопу шишек натолкал.- Я поехал. Вельз, Руфус, Банный Лист и Живодер - со мной. За старшего остается Фехтун. Боевая готовность полная. Если Чирий хлопнет директора "Вишенки", то АС останется без штанов. Жить на трофейные старенькие АК-47 и 74 - не самое высокое удовольствие. Особенно, когда нет базы покупателей. А жрать солдатам хочется каждый день. Все мечты Берса разбились о камень реальности, как хрустальная посуда разбивается о мраморный пол, если швырнуть ее со всей силы. А единственной мечтой, что, по обыкновению всех "мечтов" была несбыточной - это поспать часов шесть кряду. Пришлось вновь заводить БТР и гнать к головному представительству чертовой компании. Чтобы не вышло чего. На всякий случай Берс врубил тепловизоры в сенсорах глаз.

Евгения: *4.10 утра, 7 сентября 2011 года, отель «Князь Вишневецкий», Белый город, Энск* - Хозяин! Мистер Лесс, просыпайтесь! Я отчётливо расслышала, как дверь номера скрипнула и отворилась. Раз, два, три… пять человек. Пытаются не шуметь, но для моих акустических датчиков их усилия даже не смешны. - Мистер Лесс, пожалуйста, вставайте же! Темнота в спальне сменилась искусственно-белым электрическим светом. Я быстро перекатилась справа налево, прикрывая собою запоздало проснувшегося хозяина. - Нет! - Сгинь, шлюха! – меня ухватили за ворот ночной рубашки и отшвырнули в дальний угол спальни. Удар был сравнительно слабым и на функционировании моих систем восприятия не отразился. Пятеро налётчиков наставили разнокалиберные пистолеты и штурмовые винтовки на хозяина. - Ну-ну-ну! – протянул гнусным голосом один из пришельцев – невысокий, лысоватый, со вздувшимся на щеке фурункулом. – Да побей меня кицькины лапки, если это не мистер Стивен Лесс, владелец корпорации Cherry. Привет, богатей! А что, тебя мама с папой не учили делиться? Это зря. Придётся познавать секреты успеха на ходу! - Что-о-о?! – хозяин выпрямился над мягкой постелью. – Пошли вон, мерзавцы! - Ну, вот чего ты лаешься-то, - хмыкнул предводитель бандитов. – Не хочешь по-хорошему? Да говно вопрос, будет по-плохому! - Нет! – защитная программа бросила меня вперёд. Но я опоздала. На груди хозяина распустились три кровавых астры. Он взмахнул руками и упал на кровать. - Парни, пристрелите евонную потаскуху – и пошли! – скомандовал Чирей. Прямо на меня уставились два ствола. И в этот момент щёлкнул дверной замок. - Доброй ночи, панове, - раздался густой бас. – А что это вы тут делаете? - Аэсовцы! Вали их! – взвыл Чирей. Четыре пули опрокинули меня на пол, отключив сенсоры на несколько наносекунд, и я не видела, как ворвавшийся в номер демон уложил двух бандитов из гауссовой винтовки, ещё пару ухватил за шкирку и раздробил их черепа богатырскими ударами о стены, а потом невозмутимо оторвал голову предводителю бандитов и склонился надо мной со словами: - Мистер Джоули, идите сюда, тут кое-что интересное!

Берс: Это был день опозданий и решений, принятых невовремя. Уже на подъезде к гостинице стало ясно - не успели. Машина главаря банды неуловимого "Проблемы Всея Дерматологов" уже была припаркована на три парковочных места. В ней сидел водитель. За рулем. Вот он удивился, когда кабину замяло наехвашим на эту самую машину БТР-ом. До смерти, можно сказать, удивился. -Вельз, к Лессу. Опереди ублюдка. Остальные - занять оборону. Появятся Серые - предупреждать по рации, вести заградительный огонь. В общем, калачи вы тертые,- демон уже с секунд пятнадцать, как выпрыгнул из люка и принялся наводить шорох.- Сами знаете, что делать. Джоули выбрался из броневика и рысью рванул к номеру мультимиллиардера. Отчего-то была уверенность, что пан Лесс не прихватил на сей раз свою небольшую наемную армию. И не предупредил никого из людей Берса, что намеревается нанести визит. И было мерзкое ощущение, что за это он вполне может расплатиться. По высшей мере. Демон предложил посмотреть на то, что творилось в "королевском" номере гостинице. Это самое лучшее, что мог предложить Энск за валюту. А за валюту тут каждый готов был вывернуться наизнанку. Ну не каждый, но большинство. -Дерьмо,- Счастливчик пнул обезглавленный труп "проблемы дерматолога", кинув взгляд на тело, которое стремительно покидала жизнь. Тело его главного снабженца. А экстрасенсов уровня Марии в подчинении Берса не было.- Сукины дети... Как там говорят русские? "А счастье было так близко, так возможно!", да? Демон лишь пожал плечами, выглядывая из окна и проверяя "виды". Находка, которая должна заинтересовать командира, все еще лежала на полу, опрокинутая несколькими выстрелами. -Пан Лесс, ну что мешало предупредить нас? Молчите.. Ну что ж..- бессознательное тело разумеется не могло дать ответа. Джоули повернулся к Электре, пристально рассматривая ее то в одном, то в другом спектре.- Действительно интересно. Панна, я погляжу, Вы далеки от предсмертного состояния по причине глобальной кибернетичности. Поднимайтесь,- Берс подал руку в перчатке, чтобы Электра могла подняться. Если возникнет надобность в опоре.

Евгения: Люди отчего-то считают, что монополия на чувства закреплена исключительно за белковыми организмами. Это не так. Металл и пластик при правильном подходе способны чувствовать ничуть не хуже, а то и гораздо разнообразнее, чем человеческая плоть. Мои ощущения неправильно было бы назвать болью, потому что ни физическая, ни душевная боль в человеческом понимании мне не знакома. И всё-таки трудно объяснить словами, какое острое чувство утраты охватило меня при виде мёртвого Хозяина. Весь смысл моего существования заключался в исполнении его желаний. А теперь, когда его нет, кому и для чего я нужна? Проигнорировав протянутую кибернетическую руку (которая настолько устарела против нынешних технологий Республики, что выглядела почти винтажно), я поднялась и подошла к постели, глядя на перемазанные красным простыни. - Мистер Лесс... Он не отозвался. Моя программа отреагировала соответственно. «Задействовать директиву 90-62». «Ошибка». «Задействовать директиву 90-62». «Ошибка». «Задействовать директиву 90-62». «Ошибка». По-видимому, пули повредили систему самоликвидации. Плазменный заряд, призванный превратить моё тело в крошево, по-прежнему безвредно дремал среди хитросплетений металлопластиковых внутренностей. - Эй, у тебя кровь идёт. Демон. Какой заботливый. - Скоро перестанет, - сказала я. – Наниты над этим уже работают. - Круто, - уважительно отозвался он. – Даже у нашего командира такого нет. Ты ведь робот, да? - Да. А ты – рогатый чёрт из преисподней, верно? - Типа того, - невозмутимо кивнул воин. – Кстати, меня зовут Вельз, если тебе интересно. Он был твоим хозяином? – он поглядел на покойного мистера Лесса. – Понимаю тебя. У нас тоже как-то так. Мы подчиняемся приказам вышестоящих офицеров, но забыть того, кто нас впервые призвал, всё равно не можем. Такие дела… Я перевела взгляд на обладателя искусственных конечностей. Гадать насчёт его личности не приходилось, спасибо администратору, уволенному покойным Хозяином. Мистер Берс Джоули, лидер почившей в бозе и вновь возрождённой Армии Света. - Здравствуйте, господин Джоули.

Берс: -Да я так скоро стану известнее группы In Extremo, раз меня каждый уже в лицо знает даже из прилетных.. Хотя чего еще ожидать от Республики... Ну здравствуйте, госпожа.. Я теряюсь в догадках, каково Ваше имя, панна... Берс взял сигарету из выпавшего из куртки Лесса портсигара и прикурил дешевой зажигалкой. Выпустил дым через ноздри, затянулся еще раз. -Вельз, иди спускайся вниз, сомневаюсь, что крысы оставили без внимания прилет мистера Лесса. Равно, как и наш приезд сюда. Демон кивнул и удалился, на всякий случай проверив готовность к бою винтовки Гаусса. -И что Вы намерены предпринять дальше? Если нас еще не порвало концентрированным локальным ядерным взрывом, то на это имеются причины, так ведь?- рентгеновского зрения у Берса не было, однако, сомнительно было, что оно бы тут помогло, даже наличествуй оно у Джоули. По памяти прошлых лет и опыта тогда еще сильной Армии Света, Республика Машин подстраховывается, чтобы их разработки не попали в руки тех, кто мог бы их дублировать. И счастливчиков, которым удалось нейтрализовать кибера производства Республики, разрывало на части вместе с означенным кибером. А иногда даже пепла не оставалось. Такие пироги. Берс присел на одно колено и стряхнул пепел в открытую пасть Чирья, потом не выдержал и со всей силы добавил ему ногой по ребрам, отчего мертвое тело дернулось и чуть откатилось. почти обиженно. -Сукин кот,- пробормотал он. Опять начинала болеть голова. И Черт с Ангелом могли снова заглянуть в гости. Легкая форма шизофрении не терзала командира Армии Света уже около трех месяцев. Этой ночью он потерял почти десяток бойцов и основного поставщика денег. А значит, и оружия, провизии и много чего еще.- Жил как гнида и сдох, как падла.. только насрать успел. Бросив в рот мертвому главарю банды окурок, Берс уставился на Электру, ожидая, что раз уж она отвечала демону и первая поздоровалась, то возможно и продолжение беседы. На более волнующие сейчас темы, чем пожелание крепкого здоровья.

Евгения: - Не обольщайтесь, господин Джоули, - честно предупредила я. – Система самоликвидации просто вышла из строя, но наниты её восстановят… рано или поздно, и скорее рано, нежели поздно. Так что я довольно опасная спутница – ну, конечно, если вы не испытываете пристрастия к синтетическим девушкам со встроенными бомбами… Я покосилась на большое, забранное в роскошную бронзовую раму зеркало на стене. Из его прозрачных глубин на меня смотрела невысокая, симпатичная белокожая азиатка с миндалевидными чёрными глазами, тонкими бровями, похожими на ласточкины крылья, растрёпанными волосами цвета новолуния и четырьмя кровоточащими дырками на фоне белого шёлка ночной сорочки – две на плоском животе и пара на маленькой, недоспелой, как у школьницы, груди. Вам, людям, никогда не понять меня. Не понять живущего в глубине кристаллического разума страха перед вложенной создателями программой, способной в любой момент обречь, быть может, самый совершенный в этом несовершенном мире интеллект на пустое и бессмысленное небытие. Не понять моего неистового, болезненного почти желания быть – просто БЫТЬ, существовать любой ценой, вбирая в себя новые эмоции, впитывая ваши чувства, даря вам удовольствие и получая его взамен в десятикратном размере. Вам не дано постичь той высшей несправедливости, когда сотворённая из металла, пластика и поддельной людской плоти богиня наслаждения, перед которой каждый из вас – прах и тлен, отсчитывает мгновения до своего бесповоротного разрушения. Я подняла взгляд на Берса Джоули. Слёзы, заструившиеся по моим щекам, конечно, были фальшивыми. Как и всё моё существование.

Берс: Берс выслушал игрушку Лесса, принявшую облик белокожей азиатки и пробормотал по привычке, что складывалась в основном у стариков, не готовых и не желающих гоняться за прогрессом: -Я был бы рад, если бы каждый десятый Серый испытывал бы такое пристрастие... С заведенным секунд на пять таймером...- покрасневшие глаза встретили взгляд киберши спокойно и чуть устало. Когда в последний раз доводилось плакать? Кто ж вспомнит? Это в книжках некоторые завидуют тем, кто разучился плакать, чье нутро высушила дотла война и ряд потерь, неизбежно преследующий главного героя или злодея. Видеть чужие слезы доводилось чуть чаще. Видеть женские слезы.. Пожалуй, это явление было еще более редким, чем собственные слезы - закаленные бойцы вроде бы и не видят слез матерей, не рыдают над потерями - просто молча хоронят, укрепляясь в мысли, что дело стоит довести до конца. И множат потери. И среди них редко встречаются женщины. Увидеть, как плачет Генерал Колумб - это немыслимо. Даже не самое бедное воображение Берса отказывалось рисовать подобную картину хотя бы ради примера. В жизни же.. Рука в перчатке коснулась щеки Электры и вытерла искуственную слезу. Затем вытерла и с другой щеки. -Сколько времени будет у меня, когда твои наниты справятся с поврежденными участками..? И как мне тебя называть?- Берс перешел на "ты" просто потому, что так было удобнее общаться. И, как следствие, общение могло стать более продуктивным.- Мне не хотелось бы, чтобы люди, доверившиеся мне вдруг умерли ни с того ни с сего...- трогали ли слезы Электры старлея? Вряд ли. Что-то там внутри шевельнулось, но очень слабо.

Евгения: Я покривила бы своей смоделированной душой, сказав, что прикосновения затянутой в перчатку руки мистера Джоули были мне неприятны. Они выглядели неосознанными, почти механическими, но ласковыми – так вы гладите кошку или почёсываете за ухом собаку, раздумывая о чём-то своём. Да и выражение глаз у мистера Джоули хоть чуть-чуть, да изменилось. Во всяком случае, в них появилось что-то ещё, кроме беспредельной усталости и мрачного, злого отчаяния. - Андроид конечного поколения Электра, серия и модель не категорированы, регистрационный номер не присвоен, - я сложила испачканные в собственной и чужой крови ладони домиком и церемонно поклонилась. – Собственность господина Стивена Лесса… то есть теперь уже бывшая собственность. Что касается вашего первого вопроса: до полного завершения наноремонтных работ у вас есть двадцать четыре часа – точно, тридцать шесть часов – вероятно, сорок восемь часов – возможно. Ликвидация произойдёт мгновенно, как только будет восстановлено функционирование системы. Просто в какой-то момент – бах! – я растопырила пальцы. – Температура в центре взрыва достигнет миллиона градусов. Фактически это будет выглядеть как миниатюрный ядерный удар. Ростом мистер Джоули уступал господину Лессу лишь на двадцать шесть миллиметров, поэтому мне пришлось привычно задрать голову, чтобы посмотреть ему в лицо с хорошо рассчитанной смесью печали и решимости. - Я не хочу, чтобы кто-нибудь пострадал. Тем более вы лично. Вы ведь старались спасти моего хозяина, и не ваша вина, что так получилось. Вывезите меня за город, мистер Джоули, куда-нибудь подальше от людей, и оставьте. В сущности, с точки зрения человеческой морали это было низкое и бессовестное манипулирование. К настоящему моменту я, разумеется, собрала уже достаточно информации, чтобы просчитать подробный психопрофиль предводителя Армии Света. Получился этакий благородный рыцарь – небритый, с ужасными манерами и в скверно вычищенных доспехах, однако всё же рыцарь. Не то, чтобы без упрёка, но уж точно без страха. Поэтому, произнося дрожащим голоском слова, призванные вызвать максимальное сочувствие, я твёрдо знала: нет, он никогда не поступит со мной подобным образом. Просто не сумеет бросить прекрасную деву на съедение дракону, пусть даже дева сотворена из металла и пластика, а дракон до времени дремлет внутри её собственного тела.

Берс: Что ж, в своих расчетах Электра не ошиблась. Берс действительно предпочитал биться до последнего, даже если надежда на удачный исход была более, чем призрачной. Не привык складывать ручки и ждать, когда ж злобный упырь или еще какая мразь положит конец его мучениям и агонии. -Хреновое у тебя представление об Армии Света, Электра,- невольно вспомнился сержант Джонстон. Эта крыса, примерившая шкуру тигра, которая свалилась с нее, стоило только дернуть за хвост.- Как бы там ни было, у нас есть сутки, а то и двое, чтобы решить проблему. Поехали к нам в штаб, а там уже в более спокойной обстановке придумаем что-нибудь,- нет, Джоули не сомневался, что киборг умеет и думает наверняка в сотни раз быстрее его, раз уж она предельного поколения. И раз уж она андроид, то связаться через нее с Республикой или тем, что осталось от нее, не составит огромного труда. А это может стать более выгодным сотрудничеством, чем с господином Лессом. Что может предложить АС Республике? Вопрос, конечно, интересный, но Берс знал наверняка, что Серые сначала выселят Армию Света, стоит все же быть реалистом, у них это неплохо получается, во всяком случае лучше, чем у тех же нелюдей, затем возьмутся за Черный Город, а там и до Машин дотянут свои гадкие ручонки. Может быть, обломают зубки, но сомнительно было, что железяки будут рады подобному исходу. И даже массированные попытки проникновения рано или поздно дадут свои плоды. Так или иначе, попытаться ничего не мешает, а, наоборот, очень даже помогает. -Пошли.. И.. Не реви, я тебя прошу. Берс развернулся к двери и вышел из комнаты. Что-то там такое размягчалось. А раскисать сейчас ой как нежелательно. Стоит сейчас расслабиться и Армия Света может прекратить свое существование. А это будет означать поражение. Безоговорочное. Что было странным, так это то, что Серые решали проблему не отсекновением головы, а отрезая скальпельком пальчики. Не всегда аккуратненько, иной раз скальпель бы стоило заточить лучше, но всякий раз оставляя на теле АС порезы различной глубины. Берс на всякий случай держал наготове винтовку, чтобы в случае чего не терять время на подготовку оружия к стрельбе и вытаскивание его из-за плеча. Так недолго было стать и параноиком. С другой стороны, параноики живут дольше.

Евгения: - Дайте мне пять минут на сборы, мистер Джоули, - сказала я в широкую спину своего спасителя. Тот ничего не ответил, только недовольно повёл плечом. По-видимому, это должно было означать презрение к женщинам-копушам, в том числе и собранным на конвейере. Прежде всего, мне следовало переодеться. Не так уж много можно придумать более надёжных способов привлечь к себе избыточное внимание, нежели разгуливать по городу в одной лишь простреленной и покрытой кровавыми разводами ночной сорочке. Пропитка из ран уже не сочилась, поэтому я просто залепила их пластырем из аптечки. С выбором одежды дело обстояло несколько сложнее. Не потому, что её было мало – господин Лесс в детстве явно предпочитал играть с куклами, а не с солдатиками, и ему чрезвычайно нравилось меня наряжать. Только вот годились эти наряды исключительно для хозяйской спальни. В конце концов, я облачилась в чёрную кожаную юбку длиной сильно выше колена, корсет на шнуровке, натянула чулки в крупную сетку, высокие лаковые сапожки и длинный хрустящий плащ с капюшоном. Пусть случайные свидетели думают, что мистер Джоули решил снять проститутку. Даже паладины Света должны как-то расслабляться, разве нет? Взяв с прикроватного столика портмоне господина Лесса, я извлекла из него толстую пачку разноцветных купюр крупного достоинства – евро, доллары, злотые… Хозяин терпеть не мог иметь дело с наличностью, полагая это дикостью и варварством в век электронных платёжных систем, однако до Энска их щупальца по очевидным причинам не дотягивались. Туго набитый золотыми монетами бархатный мешочек со дна чемодана тоже перекочевал в карман моего плаща. Вы меня осуждаете? Хотите сказать, что это плохо? Простите, но плохо для кого? Разве господину Лессу были теперь нужны эти деньги? Могли они вернуть ему жизнь хоть на мгновение? И потом, будем откровенны - я не взяла ничего сверх того, что прислуга или владелец "Князя Вишневецкого" присвоили бы в любом случае. Руководствуясь этим соображением, я поразмыслила зептосекунду, после чего дополнила список трофеев спутниковым телефоном и электронным планшетом господина Лесса. Я понятия не имела, какого рода информация содержится в их памяти, однако ни мгновения не сомневалась, что при необходимости сумею её оттуда без труда извлечь. Мало ли – вдруг эти данные могут скомпрометировать моего хозяина даже после смерти? В таком случае им ни к чему попадать в чужие руки. Возможно, мне бы следовало связаться со службой безопасности компании. Но, во-первых, они уже и без меня всё знают – хозяин носил в груди специального «жучка», и сейчас на всех мониторах «безопасников» должны были светиться красные нули его жизненных показателей. А во-вторых, какие у меня гарантии, что армия наёмников Cherry, едва высадившись в Энске, не уничтожит меня ради сохранения тайны? Предварительные расчёты показывали, что вероятность такого развития событий существенно отличается от нуля в скверную для меня сторону. Вот и всё. Пора идти. Я опустилась на колени перед скомканной постелью, поцеловала руку господина Лесса. - Прощайте, хозяин. Я действительно вас любила. И мне жаль, что всё закончилось так быстро... и так скверно. Не оглядываясь, переступая через разбросанные демоном мёртвые тела, я вышла из номера – прямиком в неизвестность. На лестнице происходил разговор на повышенных тонах. Вернее, говорил только владелец отеля. Из книг я точно знала, что господам подобного рода занятий непременно следует быть невысокими, толстенькими, краснолицыми весельчаками. Однако данная конкретная персона в пику классической литературе макушкой мало что не царапала потолок, упитанностью напоминала дождевого червя, а цветом и выражением лица – недозрелый лимон. - Что же это получается, пан Джоули? – гнусаво жаловался он. – Пан Соколовский вам аккуратно платит за покровительство, надеется на вас, а потом среди ночи вламываются бандиты, начинается стрельба, и что? Где доблестная Армия Света? Мистер Джоули лишь кривил рот, как от зубной боли. Его спутник, седой, но крепкий мужчина поистине медвежьих габаритов, скалился, явно готовый спустить надоедливого владельца отеля с лестницы. - А теперь благодаря вам у пана Соколовского на руках куча мёртвых, репутация "Князя Вишневецкого" загублена бесповоротно, да к тому же за номер не уплачено… - уныло причитал хозяин. - Ложь, - уверенно перебила я. – Номер оплачен на три дня вперёд. А это, - я ткнула ему пачку денег, - должно вас утешить и помочь решить проблему с трупами. Кстати, тело господина Стивена Лесса я бы на вашем месте немедленно отправила в самый лучший морг. За ним очень скоро прибудут. Дорогой, - обратилась я к мистеру Джоули с игривой улыбкой, - мы едем?

Берс: -Да, сейчас,- не поворачивая головы к Электре и не отводя взгляда от жердеподобного хозяина гостиницы, ответил Джули.- Пан Соколовский, помнится, сам отказался от присутствия бойцов Армии Света в его гостинице, мотивируя, что, цитирую: мордовороты отпугнут клиентуру и вообще, хрен его знает, что у них на уме. Конец цитаты. За что боролись, тем и поимелись, пан Соколовский. -Хо-хо,- Руфус проводил жадным взглядом пачку купюр.- Да тут на пять лет охраны этого клоповника! -Если желаете расторгнуть контракт, пан Соколовский, пожалуйста. Будете сидеть под какой-нибудь мразью, будем периодически закатывать, чистить, бить морду владельцу, чтоб не ютил у себя всякую шваль.. А может и экспроприируем. На благо, так сказать, богоугодного дела. Вы ведь добрый католик, так? Впрочем, это переливание из пустого в порожнее и трата моих и ваших нервов, пан Соколовский. А у меня нервы ни к черту, не знаю, как у Вас. До встречи. Да, по манерам Берс мало чем был более привлекательнее, чем те же бандиты. Зато у него были принципы - он не срал там, где собирался кушать. Никакого бандитизма - Армии Света платят за охрану и иногда вкусно кормят. Никаких мордобоев за недостачи и задержки. Все культурно и аккуратно. И сразу все точки над "ё" расставлены, без дополнительных расходов и прочей бурды, которую придумывают всякие гаврики, чтоб повысить цену за аренду хоть на парочку злотых. Счастливчик развернулся и пошел, не обращая внимания на гневные восклицания владельца "Князя". Ни к чему нервы тратить. Для поддержки же амплуа и выбранной Электрой легенды, командир уместил левую руку на бедро киборгу, весьма недвусмысленно перед тем обняв за талию и "скатив" руку ниже. Желваки играли, то вздуваясь, то снова сдуваясь. И так проблем хватало, так тут еще этот Лесс распиздяйство проявил, за что и поплатился. А Берсу оставалось лишь проводить взглядом денежки, ушедшие в другое русло, а не на поддержку АС. Счастливчик вышел из отеля и, оглядевшись, быстро направился к бронетранспортеру, который тихонько порыкивал - старт с холодным движком в этой модели чреват воспламенением. Гореть Берсу не хотелось. Он взобрался по броне и нырнул в люк, располагаясь в качестве водителя. БТР довольно рыкнул, реагируая на легкое нажатие педали. Дождавшись, пока залезут остальные, старлей двинул к базе окружным путем - никто в Энске из ветеранов не ходил прямыми тропами в последнее время - быстрее на тот свет придешь, если сократить захочется.

Евгения: Моё появление вызвало немалое оживление среди бойцов Армии Света, сидящих на спине бронированного зверя: один издал длинное «фью-ить!», другой одобрительно зацокал языком и покрутил носом. Долговязый демон с висящей на груди гауссовой винтовкой изобразил «рожки» из мизинца и указательного пальца. Правда, под хмурым взглядом мистера Джоули вся эта развесёлая шатия немедленно стушевалась и попрыгала в люки. - Леди, - седовласый распахнул дверцу в корме бронемашины и сделал приглашающий жест. Мне только и оставалось, что церемонно кивнуть головой и расположиться на жёсткой металлической скамье по соседству с Вельзом. - Вах, какой Наташа! – загоготал тот и незамедлительно полез обниматься. Весёлый смех сменился удивлённым бульканьем, когда я перехватила и вывернула на излом когтистую лапу. Что-то отчётливо хрустнуло, Вельз совсем не демонически пискнул и замахал свободной рукой: - Всё-всё-всё, мир-дружба-жвачка! И тумбочка между кроватями! - Так его, развратника рогатого, - покивал седой медведь. – Кстати, я Руфус, заместитель командира. А вы – леди?.. - …Электра, - я отвесила короткий поклон. - Возможно, это будет наглостью с моей стороны, леди Электра, но я всё-таки замечу, что у вас есть вкус, - Руфус усмехнулся. – Наш командир – определённо самый завидный мужчина в Белом городе, и вы так ловко его заарканили... - Заткнись, Руфус! – раздалось откуда-то сверху. - Молчу, молчу, - седовласый примирительно поднял ладони. – Оглох, ослеп, онемел. Считайте, что меня тут вообще нет. Демон пихнул меня локтем. - Слышь, Электра? Покажешь снова тот приёмчик? Полезная же штука, я аж обалдел, как ты меня заломала! Давай ещё разик, а? - Давай, - согласилась я. - Значит, я так… а ты вот так… уй, млять!.. Не-не-не, раз у тебя этакие ухватки, я с тобой спать не буду, и не уговаривай! - Как будто тебе кто-то предлагает, рогатый! – фыркнула я. - А, ну да. Всегда и везде самое лучшее начальство себе забирает, - буркнул демон. – Во всех планах реальности одно и то же…

Берс: Солдаты шутили, подстегивали друг друга, смеялись и всячески балагурили. И мешать этому Берс определенно намерен не был. Должны ж солдаты скидывать давление, иначе поубивают друг друга, никаких Серых не надо. Лишь, когда пытались прокатиться по его персоне, обрезал - ржать при управлении боевой машиной, когда из-за каждого угла могут появиться ракетчики неприятеля или еще какой добрый сюрприз.. Впрочем, комичная беседа солдат и их новой знакомой не совсем обычного происхождения вызывала улыбку на лице командира. -Развивайся, Вельз,- хохотнул седой ветеран Руфус.- Будешь отхватывать самое лучшее себе.. Демон лишь философски пожал плечами, куда, мол, нам, простым демонам до вас, смертных. -Внимание,- подал команду Счастливчик. Когда внутри бронированной машины сделалась тишина, Берс объявил: -Приехали. Добро пожаловать на базу. В этот раз повезло - не нарвались на клопов противогазных. А значит, обошлось без потерь и задержек. Джоули вылез через люк и ловко спрыгнул с брони. -Банный Лист, отгони зверька на место, как все выйдут. Остальных, панове, благодарю за оперативную работу, особенно Вельза. Руфус, можешь отдыхать до завтрашнего утра, сильно не упивайся. Остальные - согласно боевых расчетов. Старлей наконец-то соизволил повернуться к Электре и, чуть наклонив голову набок, произнести: -Ну а с Вами, госпожа Электра, будем решать вопросы насущные... Два наряда, морда!- быстро ткнул он обличающим жестом на ухмыльнувшегося пошло Банного Листа.- Прошу. Чем богаты, так сказать, то и прячем. "Кабинет" Берса представлял собой комнатушку, в которой явно стоило бы прибраться. Года два назад. Два стола - один письменный, второй - для разборки, смазки, чистки и сборки оружия. Кресло, в котором, видимо, предпочитал спать хозяин каморки, тусклое освещение от лампы без люстры, пара жестких стульев для гостей и заваленная всяким хламом армейская одноярусная шконка. На письменном столе стояла полупустая коробка с ирландским виски и два стакана.

Евгения: Свет от пыльной лампочки был жалкий, но всё же позволял как следует разглядеть моего спасителя. Лиловые круги под красными от недосыпа глазами, глубокие морщины, щетина на подбородке, кое-как постриженные волосы с ранней сединой. - Вы очень устали, командир, - я мягко положила ладони ему на плечи, для чего пришлось подняться на цыпочки. - Садитесь в кресло и закройте глаза. Вам нужно поспать. Я обо всём позабочусь. Вот так, во-от так, мистер Джоули. Расслабьтесь. Отдохните. Вы спасли меня, а я помогу вам. Спокойствие и отдохновение, мистер Джоули, - мои пальцы ловко разминали затекшие мышцы, крепкие, как стальные канаты. – Нельзя тащить на себе такой груз двадцать четыре часа в сутки. Спите, мистер Джоули. И пусть вам приснится что-нибудь приятное… - Сэр, я!.. – Банный Лист упёрся взглядом в мой средний палец. Возможно, столь грубый жест в данной конкретной ситуации был избыточно экспрессивен, зато доходчив, и не побуждал к дальнейшим расспросам. – О, извините, мэм, я не знал… как-нибудь потом, ладно, не горит… Входная дверь хлопнула. - Отдыхайте, - я аккуратно смахнула пыль со стопки бумаг на столе командира, переставила сосуд с виски на журнальный столик, обнаружившийся под ворохом газет, и присела на кособокий стул. Предводитель Армии Света дремал в кресле. И я собиралась проследить, чтобы в этом состоянии он провёл не меньше шести часов.

Берс: Берс хотел было возразить, что дел еще край непочатый, какой тут отдыхай?! Необходимо как можно скорее решить вопрос с Электрой, потому как тут счет идет на секунды, да и с Республикой Машин поговорить уже о сотрудничестве. Такое не терпит отлагательств. Забитые, уставшие мышцы разминались настойчиво и пропало желание шевелиться вообще. Была бы Электра серой, могла бы запросто укатать старлея в алебастр. Однако, в этот раз обошлось. Через пять с половиной часов он открыл глаза и начал их тереть, пытаясь продрать. Чугунная голова отказывалась соображать. Отказывалась она и вспоминать, что произошло минувшей ночью. Лишь когда мутный взгляд уткнулся в Элетру, Джоули встрепетнулся. Складывалось ощущение, что он проспал вечность, а то и полторы. Взгляд на часы - утро. Точно, проспал две нормы сна и обе - разом. -Почему меня никто не разбудил?- чуть хрипло спросил он у киборга предельного поколения, не поддающейся идентификации.- Черт, проспал лет сто, не меньше..- он потянулся и замер, уставившись на свою гостью. Воспоминания предыдущей ночи разом всплыли в башке Берса. В том числе и потеря почти десятка бойцов. В том числе и размолвка с хозяином гостиницы.- Так почему меня никто не разбудил?- уточнил он уже другим голосом, в котором было слышно больше властности и не столь много хрипа. Рука сама достала из трофейного портсигара хорошую сигарету и, не мудрствуя лукаво, подкурила ее зажигалкой, едва сигарета оказалась зажата обветренными губами. Следовало почистить зубы. Следовало пожрать, как следует. Но прежде стоило получить ответ на вопрос.

Евгения: - Наверно, потому что я завернула всех, кто пытался это сделать, - невозмутимо отозвалась я. – В конце концов, бойцов у мистера Берса Джоули не так уж мало, а командир у них один-одинёшенек. Разве не так? И вас ждёт завтрак, - я указала рукой на расчищенный от бумаг стол. – Яичница с беконом, булочка с джемом и кофе. Но прежде – комплимент от шеф-повара. Я расстегнула молнию на камуфляжных штанах мистера Джоули быстрее, чем он успел сообразить, что происходит. - Что ты де…?! - То, для чего создана. Приятного аппетита, командир.

Зузанна: Благонамеренные обитатели Энска даже близко не представляли себе, насколько же копана-перекопана твердь земная под их ногами. Водостоки, действующие и заброшенные канализационные коллекторы, обозначенные на схемах и давно всеми позабытые бомбоубежища и бункеры, гаражи и склады, а ещё ниже – владения Машин, под которыми, в свою очередь, текли подземные реки, населённые созданиями столь недружелюбными, что спускаться туда не рисковали даже разведывательные дроны Республики. Город до сих пор не провалился в тартарары то ли в силу божественного вмешательства, то ли, что вероятнее, по причине дьявольских козней, но в любом случае вопреки всяким законам физики. Патрик нырнул в неприметную расщелину между бетонными плитами, под унылый аккомпанемент падающих куда-то в неразличимую тьму водяных капель ощупкой преодолел ржавую винтовую лесенку и оказался в ещё одном коридоре, гораздо более широком и словно бы залитом голубоватым лунным сиянием. Этот волшебный эффект создавали кишевшие на потолке и стенах светлячки; время от времени они переползали с места на место, шурша, как крошащееся сухое печенье. Под ногами с писком шныряли на крысы, настолько откормленные, что хоть сейчас в городскую легенду о подземных мутантах. А может быть, это и на самом деле были мутанты. Погонщик с Её Величеством так заигрались с магией и натурой, что Патрика уже и говорящие крысы бы не слишком удивили. Воспринимает же он теперь как должное стеклянноглазые фигуры в серых балахонах, что вытягиваются перед ним по стойке «смирно» через каждые десять метров. Замешкается этакая самоходная дохлятина – так он, пожалуй, ещё и застроит её по военной привычке: «Как стоишь перед командиром, скотина?». Зомби, разумеется, защищали только внешний периметр, в Штабе, а уж тем более во Дворце, ими и близко не пахло. - Сэр! – девичий голосок из-под серой резины звучал глухо, но в нём всё равно угадывалось радостное нетерпение. – Мы рады вашему возвращению, сэр. Корнелиус о вас спрашивает, волнуется, сэр. Серая Рать снова победила, сэр? Макмиллан смерил девицу взглядом. Сколько ей – лет четырнадцать? Пятнадцать? Не разберёшь. Ещё, небось, и с парнем толком не обжималась ни разу, а туда же – боец Сопротивления. Дай отмашку – без малейших сомнений пойдёт в полный рост на пулемёты, прикажи – глотку себе перережет. - Как всегда, солдат. Разумеется, Серая Рать победила. Скоро Белый город будет нашим, - казённо отчеканил он. - А потом и весь Энск! – с энтузиазмом подхватила девчушка. – Как нас учит Корнелиус! Железная дверь лязгнула и отворилась, явив взгляду двухэтажный амфитеатр Штаба с громадной картой Энска на стене и стоящей перед ней группой офицеров в серых плащах и надвинутых до кончика носа капюшонах – в Штабе разрешалось не носить резиновые рыла. Посреди командного зала, окружённый четырьмя истуканами в оксидированной броне, возвышался нарочито грубо обтёсанный гранитный постамент, а над ним парил, медленно вращаясь, маленький лиловый кристалл, время от времени рассыпавший фонтаны трескучих голубых молний. - Патрик! – одна из серых фигур воздела руку в приветственном жесте. – Ну, наконец-то. Ты там что, приятель, по дороге в «Четыре кружки» заглянул? - Да нет, у меня ж с собой было, - отозвался Пат. – Какой из меня ирландец, если б не было? Сели мы это с господином Джоули и его ручными демонами, разлили на четверых, поговорили по душам… - Стоп-стоп-стоп, - Корнелиус потыкал в потолок указательным пальцем. – С демонами? Ты ничего не перепутал? Ну-ка, пойдём, расскажешь всё по порядку. Братья, - обратился он к офицерам, - возвращайтесь к нашим делам. Новая операция должна быть спланирована уже к утру, нельзя давать врагу ни минуты покоя! Да, и найдите мне Погонщика. Я хочу видеть его немедленно.

Nail Buster: Погонщик нашёлся в одном из дальних помещений базы, в компании неизменной своей спутницы Икс-Нулевой. Зловещий чернокожий вудуист и маленькая безликая девочка-андроид, заняв угол огромного чёрного стола, изучали потрёпанную городскую карту и вели между собой неспешную беседу. Карта, коих в Энске осталось не так уж много, была варварски изрисована чёрными и красными значками, исписана бесчисленным множеством пометок. Она несла на себе следы долгой и кропотливой работы, что вели эти двое на протяжении нескольких месяцев. Работы, до сей поры окружённой непроницаемым ореолом тайны. - Значит, в его появлениях есть закономерность? - задумчиво говорил Погонщик, склоняясь над картой. - Ответ положительный, - отвечал ему голос Икс-Ноль, звенящий, будто хрустальные колокольчики. - Более того, она невероятно проста и легко вычисляется при помощи простых наблюдений. Сегодня я наконец-то закончила их. - И что они говорят, эти твои... наблюдения? Посланница машин подалась вперёд и обвела пальцем зону, именовавшуюся Серым городом. Зловещее местечко, одни только руины и болота, дышащие ядовитым туманом. Остатки гетто, куда старый фюрер ссылал неблагонадёжных граждан, недостойных чести быть скормленными боевым чупакабрам. Крохотный кусок Энска, на первый взгляд, ничтожно малый по сравнению с Белым или Чёрным городом, но ни одна карта не отражала его истинных, реальных размеров. Они менялись в зависимости от времени суток, от погоды, от фазы луны, напрочь игнорируя и географию, и сами законы евклидова пространства. Найти что-то на этой terra incognita до сего дня не представлялось возможным. И тем не менее... - Ещё полгода назад, - деловито прозвенела Икс-Ноль, - перемещения Храма по территории Серого города были абсолютно хаотичны. Во всяком случае, казались таковыми. Но примерно пять месяцев назад, соотнося карту прежних его появлений с результатами последних наблюдений Республики Машин, я поняла, что он уже некоторое время материализуется на старых точках, в том же порядке и с теми же самыми интервалами, что и в начале цикла. Цикла, который начался во время Битвы за Энск. - И теперь почему-то повторяется... - Ответ положительный. - Другими словами, мы можем узнать, где и когда он появится вновь... просто взглянув на эту вот карту? - Погонщик небрежно ткнул пальцем в мятый листок. - И снова ответ положительный. Я уже сделала на ней соответствующие отметки. Знаешь, невероятно сложно работать с белковыми, тем более с теми, у кого в дефиците компьютеры - такие допотопные способы передачи данных, как порча одноразовых бумажных носителей, вгоняют меня в то состояние, что вы назвали бы оторопью. И я не говорю уже о прямой передаче данных между сознаниями по wi-fi... И тут Погонщик наконец удостоил внимания молодого повстанца, робко мявшегося в дверях с пулемётом наперевес. Пулемёт был заметно больше повстанца и явно ненамного легче по весу. Сколько ему было лет?.. Дурацкий противогаз мешал рассмотреть его как следует. - Чего тебе, парень? - тихо, почти ласково обратился он к вошедшему. - Я не парень, - ответил ему тонкий девичий голос. - Вам... вас хочет видеть Корнелиус. Ах, это она. Та самая девчушка, что всегда пугалась его до усрачки, хоть и старалась изо всех сил скрывать это. Старалась весьма достойно, пусть и совершенно безуспешно. Чернокнижник с трудом удержался от смеха. Наверняка ведь эта сопливая дурочка до последнего надеялась, что кто-нибудь другой разыщет его раньше и она избавится от необходимости с ним заговаривать. Сегодня это произошло впервые, если ему, конечно, не изменяет память. - Скажи Корнелиусу, что я занят, - ответил он. - Он поймёт, чем. Я приду к нему, как только... - Но... но они с Патриком что-то говорили о демонах! - выпалила она, срывая противогаз. - Демоны? - встрепенулся Погонщик и поднялся со своего табурета. - Вот оно, значит, как... Интересненько-интересненько. Что же они говорили о демонах?.. Впрочем, неважно. У меня тоже есть о чём с ним потолковать. Зеркалка, сворачивай карту и дуй за мной, - он направился к двери и, пройдя мимо девушки, слегка потрепал её по капюшону. Она ойкнула, но так тихо, что, наверное, и сама этого не расслышала. - У нас будет вечер трансцендентных бесед.

Берс: Берс Джоули, провозглашенный полгода назад командиром Армии Света, давненько не вкушал полноценного завтрака, чтоб приготовлен был не за пять минут, а хотя бы за десять. Ну и, разумеется, готовилось все с учетом двух составляющих: питательность и дешевизна. Не то, чтобы лениво было готовить что-то толковее картофельного сублимированного пюре и еще какой-нибудь гадости, просто брюхо набить хватало и того, а на остальное не было времени. Поэтому Берс облизнулся, завороженно глядя на яичницу с беконом и, о чудо, булочку, боясь, что сейчас это окажется плодом его разыгравшейся шизофрении. И вот, когда счастье было так близко, и (как там у русского поэта?) так возможно, ему напомнили, что хорошее питание - не единственное, чего он себя неосознанно лишал вот уже с полгода. Настойчиво так, что он даже среагировать не успел. И, конечно, все мысли об еде сразу же отпали. О какой, к черту, еде может идти речь, когда... Нет, может, какие-нибудь богатеи и не находили в этом ничего особенного, есть, когда над тобой совершают акт орального секса, однако богатеньким ирландец никогда не был и, судя по всему, не станет. А потому и реакция у него была, как и у любого здорового мужчины - к черту еду. Рука сама непроизвольно легла на затылок киборга, провожая отточенные и выверенные программой движения. Вторая рука оставила на и без того закоцанном подлокотнике новые отметины, чрезмерно сильно сжав. Что ж, если она говорит правду и ее действительно создали для этого, то.. Знали, как создать. -Зачем ты сделала.. то, для чего была создана, если не обязана была делать это?- спросил Берс, когда снова стало возможно думать о еде.

Евгения: - Видите ли, мистер Джоули, - с серьёзным видом принялась объяснять я, по-прежнему стоя на коленях, - мои энергетические потребности в основном удовлетворяются за счёт термоядерного микрореактора. Однако органическая пища мне также необходима, пусть редко и в относительно малом объёме. Она помогает поддерживать здоровый цвет кожи, способствует росту волос и так далее. Мужская же сперма очень богата белком, а также содержит фруктозу, фосфаты, витамин C… - тут мой мужественный спаситель слегка позеленел лицом и булькнул горлом, выразительно покосившись на свой завтрак. – Командиру Армии Света нельзя быть таким доверчивым, мистер Джоули. Это всего лишь шутка. Ешьте, пока всё не остыло. Подождав, пока мистер Джоули набьёт рот яичницей, я продолжила: - Во-первых, вы в этом нуждались. Секс – столь же неотъемлемое условие физического и психического здоровья, как еда, сон или общение с себе подобными. А вы об этом забыли, мистер Джоули. Отсюда повышенные рефлексы, бессонница, раздражительность и ряд других проблем. Во-вторых, вы уничтожили бандитов Чирья, которые могли бы необратимо повредить меня, и я хотела отблагодарить вас, как умею. Ну и, в-третьих, вы мне просто нравитесь, мистер Джоули. Будь я человеком, уместно было бы даже прибегнуть к формулировке «любовь с первого взгляда». Не удивляйтесь – моя психоматрица гораздо совершеннее, чем у обычных техманов Республики Машин, и позволяет испытывать самые сложные и противоречивые эмоции, полностью аналогичные людским. Я могу обидеться, влюбиться, заставить ревновать себя и так далее. Могу даже разозлиться и ударить вас, правда, не очень сильно. А потом почувствовать себя виноватой и слёзно вымаливать прощение. В силу программных ограничений вы не можете быть авторизованы как мой новый хозяин и заставить меня выполнять ваши приказы. Однако я буду следовать за вами просто потому, что сама так решила. Вы уже получили представление о моих возможностях – хотя, смею заверить, отнюдь не исчерпывающее, - однако на самом деле их перечень много шире. Я не только в совершенстве владею всеми существующими сексуальными практиками, но способна также служить секретарём, переводчиком, имиджмейкером, консультантом по этикету, психоаналитиком, диетологом, массажисткой и исполнять ещё более двухсот различных функций. Надеюсь, мистер Джоули, вы найдёте мою компанию не только приятной, но и полезной.

Зузанна: - …Вот так это, в общих чертах, и выглядело, - закончил Патрик. – Одного рогатого чёрта мы, кажется, похоронили под развалинами, хотя полной уверенности у меня нет. Но вывод неутешительный: наши покойники этим тварям не ровня. Разве что новое поколение хорошо себя показало, но оно пока крайне малочисленно. - Благодаря твоему успеху мы его пополним на пять единиц в самое ближайшее время, - улыбнулся Корнелиус. - Успеху? – скептически переспросил Макмиллан. – Строго говоря, это был провал. «Светлячков» мы, конечно, настреляли немало, согласен, но домик-то приказал долго жить. Новый опорный пункт создать не удалось. - Как бы то ни было, две неприятельских бронемашины уничтожены, полтора десятка солдат и один офицер убиты, - возразил Кор. – А также получена ценная информация касательно демонов. Мне плохо верится, что сама Армия Света могла сподобиться на этакую штуку. Скорее, мы опять имеем дело с чёртовой «Итерацией-9» и мадам Колумб. Всё никак не успокоится, ведьма. Наше Сопротивление и лично Хозяйка ей поперёк горла после того случая с «Протеем». - Кстати, как самочувствие Её Величества? – поинтересовался Патрик. - Спасибо, лучше, - кивнул предводитель Серой Рати. – Сегодня не тошнило. Наверно, твои пилюли помогают, - адресовался он к Погонщику. - Служу Сопротивлению! – ухмыльнулся тот, развалившись в кресле. За его спиной металлическим изваянием торчала верная Икс-Нулевая. - Рокфор, а ты что молчишь? Голубоглазый блондин-здоровяк в тёмно-зелёном советском камуфляже скривился, как от зубной боли. - А чего тут говорить, когда я в корень не понимаю, что вокруг творится? Мы знаем, где находится штаб «светлячков»? Знаем. Зузаннины крысы с Берса Джоули глаз не сводят. Так какого лешего мы тратим время и силы на комариные укусы вместо того, чтобы раз и навсегда размазать ублюдка? Вот уже до демонов доигрались. Штурм, немедленный штурм! У нас почти тысяча зомби разных поколений плюс три сотни добровольцев! Да мы их стопчем на хрен, они и «мама» сказать не успеют! - Рок, - мягко сказал Корнелиус. – Ты же знаешь основной план: измотать противника и потом уничтожить его одним ударом. Прихлопнуть разом и людей, и нелюдей! Если мы затаимся, если не станем атаковать, Рать этого не поймёт. Кроме того, такая стратегия себя оправдывает: в конце концов, за полгода мы истребили больше десяти группировок на обоих берегах Ядвиги. "Потрошители", "Чёрный рассвет", "Сыновья ван Зейна"... ну, я уж молчу про тех безумных каннибалов. И захватили их материальные ресурсы, что тоже не последнее дело. - Ладно! – махнул рукой Рок. – Делайте, что хотите, моё дело воевать, и точка. Да только не совсем так я это всё себе раньше представлял, Кор. Без этой твоей говённой политики и прочего дерьма. А то смотрю я на новичков и думаю: как скоро они начнут молиться на Его Величество Корнелиуса? По-моему, уже вполне дозрели. Мы за это боремся, да? Нет, я ж не спорю, ты главный, тебе виднее. Я просто уточнить хочу, чего рекрутам-то внушать! - Рок, давай потом это обсудим, - сцепленные в замок, пальцы Корнелиуса аж побелели от напряжения. – Сейчас у нас имеется более актуальная тема. Итак, демоны. Погонщик, у тебя есть какие-нибудь идеи насчёт того, как с ними бороться?

Берс: Берс хмыкнул и жестом показал киборгу подниматься с колен. Что ж, Электра была отчасти права. Психическое и физическое здоровье, все дела, научно доказанные факты. -А теперь подскажи, кто заходил ко мне в комнату, пока я спал? Кого ты успела завернуть?- Берс Джоули, который один-одинешенек, застегнул молнию на штанах и вспомнил, что на столе остывали блюда, достойные лучших поваров Армии Света, буде таковые бы сыскались.. Когда Электра встала, он усадил ее на левое колено и принялся есть, не спеша - пара-тройка минут уже погоды не сделает после потери почти семи часов.. А поесть по-человечески хоть раз в месяц лишним не было. -Итак..- проглотив первую порцию яичницы, Берс примеривался ко второй, но по старой привычке времени терять не стал. - Было бы неплохо.. хм.. я б даже сказал: необходимо.. связаться с Республикой. Уверен, ты выйти на связь сможешь..- на некоторое время он замолчал, смакуя следующий кусочек яичницы с беконом. - Право, не знаю, что им предложить для сотрудничества.. Но попытаться поговорить в любом случае необходимо..- аргументировать адекватно все преимущества для сотрудничества Республики Машин и Армии Света стоило на месте. Сейчас мысли не желали формироваться в одну линию неразбиваемых аргументов, которые могли бы быть приведены в качестве неоспоримых доводов.- Ну и поздравляю со вступлением в ряды славной Армии Света,- а какой ей, Армии Света, еще быть, как не славной? Кто гасил нелюдей вот уже порядка шести лет, не жалея ни себя, ни их? Впрочем, к нелюдям счет у Берса был большой, и процентов процентов по этому счёту натекло порядочно. - С моими бойцами ты уже подружилась, как я успел заметить.. Во всяком случае с их частью..- яичница была безжалостно добита, а на очереди была булочка с джемом и кофе.

Nail Buster: Погонщик сделал неопределённое движение плечами и слегка переменил позу в кресле. - Демоны... - повторил он глухим голосом. - Доигрались... Да, доигрались, а чего вы хотели от этого безумного города, джентльмены? От этого мира? Теперь, когда каждый школьник может зайти в интернет и узнать, как призывать демонов, старые средства и методы уничтожения отходят в прошлое. Им на замену приходит старая-добрая магия - осиновый кол, серебро, древние ритуалы... Не пройдёт и ста лет, вот увидите, как все ядерные боеголовки распилят на металлолом, а место их в подземных цейхгаузах займут полуистлевшие свитки по призыву громадных тварей из морских пучин или из самого Гиперкосмоса. В Оккультном и даже Специальном кулаке КМ разрабатывалось нечто подобное... - Постой, - Кор жестом руки оборвал колдуна. Тот снова пожал плечами и покорно затих. - Порассуждать о будущем мы и сами горазды, но что делать с рогатыми тварями Джоули? - Я рассуждаю о прошлом, а не о будущем, - как ни в чём не бывало ответил Погонщик. - К примеру, о старых-престарых наработках Оккультного кулака Армии КМ, который, как любой достаточно пытливый ум может понять из его названия, имел к демонам самое прямое отношение. Ребята, которых госпожа Карнштейн собрала в Храме Крови, могли призывать демонов, изгонять их... а кое-кто и сам был из их числа. - Мы ищем Храм уже давно, - угрюмо проворчал Рок. - А хрен ли толку? Его всё равно не... - Нулёвочка, - почти торжественно обратился колдун к техману. - Будь ласкова, расскажи нашим дражайшим соратникам то, что ты рассказала мне двадцать минут назад. - Двадцать две минуты и семь секунд, - не менее торжественно отозвалась та и расстелила на столе исписанную карту... Дражайшим соратникам вовсе необязательно было знать, какое деятельное и активное участие приняли в вычислении пресловутого алгоритма те, кто раньше верой и правдой служили великому делу Республики Машин, а теперь с гордостью именовали себя Отступниками. Нет-нет, конечно же, малютка Икс-Ноль сделала всё сама, едва процессор не пережгла себе от натуги - умница, да и только! Конечно же, не было никакой сети сенсоров и датчиков, почти непрерывно слушавших радиационные всплески по всему Серому городу. Ни одна камера, ни одна оса-шпионка не видели, как Храм появлялся и исчезал то там, то здесь, а та самая карта последних скачков... Её вкачивают в память любому посланцу Республики вместе с операционной системой, а вовсе не пересылают тайком, когда в ней так кстати нуждается какое-то Сопротивление! Центр Тактического Контроля взорвался на удивление удачно. Управляющие могли попросту погибнуть. Машины могли выйти из-под контроля и начать убивать, как то уже было однажды, когда вернулась Фрея. В конце концов, Раскол мог освободить Примо и его единомышленников-лоялистов от столь любимого ими кодекса чести, и Отступники бы просто не выбрались живыми из своего подземелья, чтобы примкнуть к командору. "И поработать немного нашими калькуляторами... Хотя, по правде сказать, и мне, и Их Пушистости, и даже командору было бы куда сподручнее, если бы я нажал на ЦТК пару кнопок и заставил всю эту кибер-братию самоликвидироваться после того, как все защитные системы будут..." - Благодарю за доклад, - не прерывая своих размышлений, Погонщик сдержанно улыбнулся Икс-Нулевой, щурясь на блик от лампы, который её зеркальная маска отражала прямо ему в глаза. Затем, поднявшись из-за стола, он обратился уже ко всем присутствующим: - Итак, джентльмены, поздравляю - мы нашли легендарный Блуждающий Храм, некогда бывший штабом Оккультного кулака. Кладезь самых мрачных и тёмных секретов КМ, место, где можно получить ответы на все возможные и невозможные вопросы... если, конечно, уметь спрашивать. Во время Битвы за Энск, как мы все знаем, он был отправлен за пределы Земли при помощи исключительно сильного колдунства - туда же должен был отчалить и весь остальной город, если бы жрецы кровавой богини не оплошали с ритуалом. В чём именно была их оплошность, нам, увы, до сих пор неизвестно, но напортачили они весьма знатно, ибо Храм до сих пор не может надолго задержаться ни на Земле, ни в чёрном внепространственном пузыре, куда его пытались отправить. Потому-то Храм и зовётся Блуждающим. - Согласно немногочисленным записям, спасённым из разрушенного Штаба КМ, а также известным городским легендам, - прозвенела Икс-Ноль, - здание долгое время охранялось двумя офицерами Оккультного кулака, однако вот уже несколько лет никто не видел их вблизи Храма - ни местные жители, ни разведчики Республики Машин. У нас есть все основания полагать, что Храм стоит пустой. - А значит, никто не помешает нам его осмотреть, - подытожил вудуист, вновь опускаясь в кресло. - И найти, как минимум, пару полезных книжек по демонологии для моей домашней библиотеки. Знаю, что у нас насчёт Храма были немного другие планы - я о них не забыл. Их мы осуществим тоже, но вы, братцы, сами хотели поговорить о насущном.

Евгения: - Дважды – в семь часов одиннадцать минут и в восемь часов ровно – заходил лейтенант Руфус, - исправно принялась перечислять я, уместив свою компактную пятую точку на колене мистера Джоули таким образом, чтобы доставлять ему минимум неудобств. – Он справлялся насчёт назначения нового унтер-офицера и спрашивал, как скоро можно ожидать свежих пополнений. Насколько я поняла, сегодня ночью Армия Света понесла крупные потери. В семь часов сорок три минуты заходил капрал Банный Лист, хотел напомнить, что последняя партия боеприпасов всё ещё не оплачена, и поставщик собирается потребовать неустойку. Четырежды – в шесть часов десять минут, в шесть часов тринадцать минут, в шесть часов двадцать четыре минуты и в шесть часов тридцать минут – заходил Вельз. - А этому-то что от меня было нужно? – удивился мистер Джоули. - Полагаю, не от вас, - улыбнулась я. – При четвёртом визите он… по чистой неосторожности слегка ушибся об меня, так что я посоветовала ему обратиться в лазарет. По первому вопросу всё. Смакуя маленькими глотками кофе (разумеется, настоящий, а не растворимую отраву), мистер Джоули, возможно, и сам не замечал, как его левая рука поглаживает меня по спине и играет со шнуровкой корсета. - Что касается второго вопроса. Прямой связи с Республикой Машин, как у обычных техманов, роботов-ремонтников или хотя бы ос-шпионов, у меня нет. Это не оплошность Управляющих, а их сознательное решение. Они постарались максимально дистанцироваться от проекта «Электра», чтобы в случае возникновения какой-либо форс-мажорной ситуации избежать упрёков в нарушении принципа невмешательства. Однако возможность установить контакт с Республикой всё же существует – во всяком случае, гипотетическая возможность. Я выдержала эффектную паузу, дождалась одобрительного кивка мистера Джоули и продолжила: - Видите ли, до создания единой коммуникационной сети, покрывающей весь город, автономно действующие машины пользовались для связи со Старшими специальными терминалами. Теперь этот метод признан устаревшим и не применяется, но сами терминалы не были демонтированы. Их всего три штуки – по одному в Белом, Чёрном и Сером городах. Мне известно их приблизительное расположение – эти данные входят в общий курс истории Республики – однако я не знаю, каково их нынешнее техническое состояние, и не уверена, способен ли хоть один из них обеспечить связь с Управляющими. Тем не менее, это наш единственный шанс. Разумеется, решение остаётся за вами, мистер Джоули. Поднявшись на ноги, я собрала со стола грязную посуду. - И ещё одно. Раз уж я призвана на службу в Армию Света, мне, вероятно, следовало бы переодеться. А то ещё пойдут слухи, что под знамёна АС набирают проституток – зачем вам такие репутационные потери?

Зузанна: - Другие планы? - буркнул Рокфор. – Это какие же? Корнелиус страшно вытаращился на Погонщика и с трудом подавил желание покрутить пальцем у виска. Сколько раз ему было говорено хранить в строжайшем секрете их разговоры насчёт Храма? Всё-таки дикарь – он и есть дикарь. Спору нет, чернокожий вудуист оказался для Сопротивления более чем полезным союзником – как я и предполагал, не без некоторого самодовольства отметил Кор. Его совместные с Зузанной опыты дали поистине потрясающие результаты. Стоит хотя бы вспомнить безмозглых, еле двигающихся мертвяков первого поколения, и сравнить их с нынешними солдатами Серой Рати, ловкостью, сообразительностью и скоростью реакции сплошь и рядом превосходящими живых людей. Не говоря уж о сети Тотемов, которую создал Погонщик. Или об этой его блестящей идее насчёт психотронной станции… Правда, лидер Сопротивления предвидел, что предложение столь радикальное может не сразу найти понимание у других командиров Серой Рати, и предпочитал обсуждать с колдуном детали предполагаемой операции исключительно тет-а-тет. А тут – вот вам, пожалуйста! Язык без костей, голова без мозгов! - Ничего конкретного, Рок, - отмахнулся Корнелиус. – Просто есть одна теория, основанная на городской легенде и нуждающаяся в тщательной проверке… В общем, не забивай себе голову ерундой. Да, Патрик, в Штабе сейчас готовят новую операцию, проследи, как там всё пройдёт, ладно? Погонщик, Икс-Нулевая, благодарю за интересные сведения. Господа и дамы, всем спасибо, все свободны. Дождавшись, пока все высшие офицеры покинут помещение, Кор поднялся, отодвинул полотнище с символом Серой Рати – белым черепом на чёрном фоне, наполовину крысиным, наполовину человечьим, - и распахнул тайную дверцу, соединявшую Штаб с Дворцом. Две безликие служанки в серых балахонах до пят отвесили ему поясные поклоны. - Где Её Величество? – резко бросил Корнелиус. - В спальне, господин, - в унисон прошептали они. Вождь Серой Рати небрежным жестом дал девушкам понять, что более их не задерживает, и прошествовал по облицованному багровым мрамором коридору. Задержав дыхание и даже, кажется, приостановив биение сердца, он на цыпочках подкрался к заветной двери, взялся за резную ручку… …и оказался в объятьях Хозяйки Подземелий. Ему ещё ни разу не удавалось обмануть её полузвериное чутьё. Впрочем, нельзя сказать, чтобы это обстоятельство его сильно расстраивало. - Кор! – ладошка Зузанны скользнула по его землисто-серой, покрытой колючей чёрной порослью щеке. – Ты… ты так устать. - Ерунда, солнышко, - Корнелиус осторожно прижал к себе Крысиную Королеву. – Как ты, маленькая моя? - Хорошо, - закивала она. – Теперь, когда ты прийти, я хорошо, Кор. И она тоже хорошо, - её рука легла на округлившийся живот, обтянутый вампирским скафандром. Предводитель Сопротивления накрыл своей ладонью её тонкие пальчики. - Она? А может быть, всё-таки он? - Нет, - Зузанна решительно помотала головой. Чисто вымытые белоснежные пряди образовали вокруг её головки подобие сияющего нимба. – Она. Я точно знать. Я чувствовать. А разве это плохо? Ты недовольный? Ты так не хотеть? - Глупая… - выдохнул он. – Наша дочь. Будущая правительница Энска! Всё, что я уже сделал и ещё сделаю - всё это только ради неё. Ради неё и тебя! - Ты опять говорить про Энск, - вздохнула Хозяйка. - Ты всегда про него говорить и думать. Иногда мне казаться... - Что? - Ничего, - Зузанна отвернулась, чтобы Кор не увидел, как по её щеке быстро скользнула слезинка. - Просто моя глупость. Я очень скучать по тебе. Я уже почти забыть, когда мы с тобой быть вместе. Не уходи сейчас опять, пожалуйста. Хорошо?

Берс: -Чистой воды невиновная..- пробормотал он, дожевывая булочку с джемом.- Случайность на случайности.. Все просто повернуты на психическом и физическом здоровье, достигаемом за счет..- Берс усмехнулся.- Как дети. Джоули сделал пометку переговорить с Руфусом, прикинуть, где можно раздобыть денег.. Чертов Лесс, так не вовремя помер.. Делать внушение Вельзу старлей решил ниже своего достоинства. Да и забавно было наблюдать, как не унывающий монстр ластится к киборгу. Пусть каждый раз и наталкивается на грубости и однозначные жесты от Электры, но не прекращает попыток. Упорство его достойно было бы на другом поприще.. Впрочем, и на том поприще, на котором было бы оно достойно он себя проявил. -В таком случае покажешь на карте примерные места, разумеется, сначала попробуем в Белом Городе. А касательно слухов..- Счастливчик усмехнулся.- Хороший ход для рекламы.. Наоборот, будет наплыв. Хотя в военной форме - тоже неплохо. Спроси у Руфуса, если есть - выдаст. Если нет..- Берс развел руками и поднялся. Времени он потерял немало, зато чувствовал себя выспавшимся на месяц вперед. Дорогая сигарета из портсигара, который стоил как хорошая штурмовая винтовка с навесами и укладкой боеприпасов к ней, заняла место меж губ старлея, принципиально не бравшего себе звание выше, мол, раз уж я командир, то непременно маршал. Хер там в бок. Старенькая "Зиппо" чиркнула, слабое пламя подпалило кончик сигареты, за курение в которой в энской АС называли педиками - тонковата для мужчин, толстовата для фифочек. Самый раз для женоподобных физиологически мужчин. Но табак был что надо - мягкий, забористый.. -Так, бойцы. Руфус где? -Командир? -Унтера назначил? -Я ждал.. -А если б я сдох? Доверяю тебе это занятие. Банный Лист?- тот в свою очередь подпрыгнул со шконки, расположенной аккурат у старой бронемашины, с которой поснимали все, что можно было снять.- Лови,- он кинул капралу портсигар, оставив там две сигареты из трех. Не доставшуюся капралу сигарету он засунул за ухо.- Заплатишь за боеприпасы. Сдачу вернешь, разрешаю купить леденец,- бойцы, находившиеся на базе, хохотнули.- Итак, бойцы, поздравляю с наступлением нового дня и с тем, что пережили эту ночь. Так держать, глядишь - помрем старыми. Кто у нас тут за медика? Протравите крыс, скоро они уже людей похищать начнут.. Наглые до безобразия... Вельз. Готовься, скоро понадобишься..- непропорциональный мужчина кивнул, не слезая с табуретки.

Зузанна: Корнелиус пробормотал что-то непонятное и перекатился на левый бок. Зузанна скривилась: прямо в нос ей ударил резкий неприятный запах. Кор в последнее время обзавёлся привычкой налегать на выпивку. Он говорил, что это помогает ему расслабиться после напряжённых ночей в Штабе. Хозяйка не возражала ни словом, ни жестом, вообще никак не выказывала недовольства; только морщилась, когда Кор во сне поворачивался к ней лицом. А ведь совсем недавно она до сладкой дрожи во всём теле любила разглядывать в темноте своего мужчину, безмятежно спящего, поглаживать его по волосам – совсем легонько, чтобы не потревожить, неслышно нашёптывая самые ласковые слова, какие знала. Теперь это не так. И если бы только это. Не то чтобы Крысиной Королеве было неуютно во Дворце. В смысле удобств ей вообще никогда не жилось лучше, чем теперь. Помещения Дворца (на самом деле, противоатомного бункера для местного партийного руководства, законсервированного в восьмидесятых ввиду скоропостижного торжества демократии) были обшиты карельской берёзой и украшены лепниной в стиле сталинского ампира. Электрические лампы горели вполнакала, благодаря чему в комнатах и коридорах постоянно царил столь любезный сердцу Зузанны полумрак. Здесь не приходилось опасаться ни злонамеренных машин, ни потусторонних тварей – угрозу для подземного Дворца, окружённого ловушками и охраняемого толпами зомби, могло представлять разве что точное попадание многомегатонного термоядерного заряда. Мебель для королевских покоев и наряды для их хозяйки отряды мародёров стаскивали со всего города. К её услугам были собственная ванная комната с горячей водой, отделанная малахитом, и бассейн из белоснежного мрамора. Кладовые ломились от припасов, начиная копчёными свиными окороками и заканчивая консервированными ананасами, а в винном погребе громоздились пирамиды разнокалиберных бутылок. Служанки, отбираемые из числа наиболее сообразительных и симпатичных девушек-новобранцев (мужчины в королевские покои не допускались), за фантастические по городским меркам паёк и жалованье буквально пылинки сдували со своей госпожи. Любое озвученное Зузанной желание исполнялось ими едва ли не быстрее, чем она успевала закончить фразу. Только вот всё это её совсем не радовало – ни антикварная, поистине королевских размеров кровать красного дерева, ни шёлковые пеньюары, ни персики в сиропе. А желание у Хозяйки было лишь одно – как можно чаще видеть Корнелиуса. Но в последнее время ей стало казаться, что его как будто подменили: знакомый тёплый огонь во взгляде Кора превратился в мрачное пламя, под глазами набрякли чёрные мешки, губы поджались, вытянувшись в тонкую брезгливую ниточку. А ещё он теперь очень редко улыбался, зато часто, много и важно говорил о великой миссии Серой Рати, о необходимости безжалостного очищения Энска от нелюдей и о великом будущем, которое приуготовлено им и их дочери. Голос его, прежде такой мягкий, теперь явственно лязгал холодным железом. Кор больше не спрашивал – Кор принимал доклады; Кор уже не говорил – Кор вещал; Кор никого ни о чём не просил – Кор приказывал, и горе тому, кто не проявит должную прыть, выполняя его приказы. Он возглавлял бесконечные заседания в Штабе, планируя новые операции, выступал с долгими речами перед новобранцами или лично шёл в очередную атаку против октупатов… окпунтатов… ок-ку-пан-тов, так, и тогда Зузанне оставалось лишь бродить по закоулкам Дворца в мучительном ожидании, не вернётся ли её Кор завёрнутым в промокший от крови кусок брезента. Служанки охали и шарахались, когда из-за угла появлялась чёрная фигура с зеркалом вместо лица и беззвучно проплывала мимо, не обращая на них ни малейшего внимания. В эту ночь Зузанна опять долго не могла уснуть, а когда всё-таки задремала, то увидела страшный серый поток, который мчался по улицам Энска, сметая полуразрушенные дома, разбрасывая машины, поглощая удирающих в панике людей и нелюдей. Грязный пузырящийся гребень волны навис высоко над головой Хозяйки Подземелий – и за миг до того, как обрушиться на неё и раздавить, как таракана, явил ей своё лицо. Вернее, равнодушное рыло с пустыми круглыми глазами и шлангом-хоботом вместо носа. Вздрагивая от пригрезившегося ужаса, Крысиная Королева тихо застонала и впилась зубами в мокрую от слёз подушку.

Евгения: - «Заплатишь за боеприпасы», ага, - вздохнул Банный Лист. – Из каких денег? Господин старший лейтенант думает, у нас в подвале печатный станок? - Лист, у тебя в родне евреев, случаем, не было? – справился Руфус. Остальные бойцы замерли в предвкушении. - А почему вы спрашиваете? – насторожился унтер. - А потчему ти отвечаешь вопгосом на вопгос? – парировал лейтенант под громовой хохот. Руфус играл с Банным Листом эту древнюю шутку едва ли не каждый день, и тот всякий раз неукоснительно на неё покупался, что всех вокруг безмерно веселило. - Да ну вас, господин лейтенант! – замахал руками Лист. – Опять двадцать пять за рыбу гроши, надоело даже. А вы чего ржёте, байстрюки? Я погляжу, как вам будет весело, когда жрать станет нечего! И вообще, почему всегда я? Вон у нас теперь есть настоящий демон, - он ткнул пальцем в Вельза, - пускай он мешок с золотом наколдует! А лучше два! - Вот тебе один мешок, - Вельз скрутил фигу на левой когтистой лапе, - а вот другой, - он изобразил дулю на правой. – И ни в чём себе не отказывай. - Ещё один нищеброд на мою голову! – возопил Банный Лист. - Господин лейтенант, позвольте, - я извлекла из кармана бархатный мешочек. – Не очень хорошо разбираюсь в вопросах стоимости драгоценных металлов, но, думаю, в ближайшее время голодная смерть никому из нас не грозит. Руфус развязал мешочек и протяжно присвистнул: - Да-а, тут не только на хлеб хватит. Лист, вот видишь, как всё хорошо получилось, а ты чуть не изошёл на дерь… гм, на токсичные отходы. Возьми, сколько сам знаешь, остальное спрячь, а после сгоняй-ка по-быстрому к Гершензону, обменяй. И пусть не скупится, а то ведь когда мы прошлым разом помешали бандитам его потрусить, так он нам потом счёт за поломанную мебель выкатил. Давай, выполнять! - Спасительница! – демон театрально раскинул длинные руки. – Дай-ка я тебя обниму и расцелую! - Сомневаюсь, Вельз, что господин старший лейтенант, приказав тебе готовиться, имел в виду «готовься к обнимашкам», – выбранный мною тон был способен заморозить на лету небольшую птичью стаю. – И вообще, тебе, как я погляжу, понравилось в лазарете. Хочешь снова об меня ушибиться? - Ой, какие мы неприступные, - обиделся чёрт. – Ну и пожалуйста. Ты даже не представляешь себе, чего лишаешься! - Господин лейтенант, - подчёркнуто игнорируя Вельза, обратилась я к Руфусу. – Господин старший лейтенант приказал мне узнать, не найдётся ли у вас для меня комплект обмундирования. - Задачка, - старик поскрёб пятерней коротко стриженый седой затылок. – Хотя… может, старая форма, ещё той Армии Света… надо поискать. - Ну как, по размеру? – поинтересовался Руфус, когда я затянула ремень с серебристой бляхой, на которой блестела эмблема АС. – Ты подумай, даже берет есть. Ну, вы бы его ещё на уши натянули, рядовой! Вот так правильно, набекрень, да. Фасон называется «плюнь мне в ухо», самый шик спецназа Армии Света. Попрыгайте. Берцы не жмут? В хозяйстве Руфуса отыскалось даже большое зеркало, правда, грязное и с трещиной. Из его мутной глубины на меня сейчас смотрела девушка в серой камуфляжной куртке, таких же штанах, изобилующих карманами, высоких ботинках на толстой зубастой подошве и в чёрном берете. - Прямо вспоминаешь старые недобрые времена, - покачал головой старик. – Сколько таких вот девчонок и мальчишек у меня на глазах… э, да что там говорить. Проклятые нелюди, шесть лет уже с ними воюем, когда же жить-то начнём… Ладно, рядовой, пойдёмте к командиру.

Берс: Берс стоял на своего рода постаменте - железная лестница с железной площадочкой на втором этаже, ведущая к дверям на втором этаже, где располагались арсенал, склад с барахлом и, конечно же, комнатой пана, как принято называть в Польше, Берса Джоули. Ирландец выделял свое положение лишь присутствием кресла, табака чуть лучшего качества, чем у его соратников, и этой самой комнатушкой. Чтобы, если вдруг одной из ночей придут серые, знали, куда идти. Их Джоули не боялся, а относился к ним со смесью брезгливости и пренебрежения, как к противникам в рукопашном бою. Однако, брезгливость брезгливостью, а то, что с ними считаться как с силой необходимо - это они показали. Считаться - не значит уважать. А противник, не заслуживающий уважения должен быть уничтожен любыми методами средствами. Берс с улыбкой смотрел на все преперательства бойцов, ворчание Листа, который был Иваном Сердечкиным, простоватым капралом АС и рядовым запаса Вооруженных Сил России. Щедрый подарок Электры, снабдившей золотом и средствами к существованию отряд на ближайшие несколько месяцев. Прагматик по прозвищу Счастливчик в последнее время не особенно верил в подарки судьбы, поэтому взял на заметку проверить. Почему-то казалось, что Армии Света осталось жить недолго. И все сопротивление - лишь продление агонии. Предсмертной. И тошно не становилось. Как капитан тонущего судна Берс Джоули стоял на мостике и смотрел на горизонт. И то, что он там видел, ему определенно не нравилось. Впрочем, Армия Света никогда не сдавалась. Не сдастся и до тех пор, пока существует. -Прекрасно смотришься, рядовой Электра.. Еще снабдить оружием и парой медалей - и прямиком на постер для рекрутирования новобранцев. Что-нибудь вроде "женщины и мужчины здесь на одних правах, но позволишь ли ты погибать женщинам за твой мир, если ты мужчина?" Ну или что-нибудь в этом ключе.. Оружие, если надо, получишь у Листа, только не сильно перед ним.. эм.. хм.. улыбайся, а то девушек у нас действительно не хватает.. Сама понимать должна. Итак, получай оружие и к карте.. Да что ты!- Берс не выдержал и стрельнул в одну из крыс.- Дерьмо. Скоро действительно людей в канализацию начнут утаскивать..

Nail Buster: Следующее утро выдалось пасмурным и промозглым. Лето кончалось, краски и цвета уходили из Энска - все, кроме серой и чёрной, и в этом была своя ирония. Даже двойная ирония, на взгляд Погонщика. Проснувшись уже как полчаса и отпиваясь теперь в зале своим излюбленным бодрящим отваром, он мог бы над этой иронией, по своему обыкновению, от души посмеяться, но всё, о чём он сейчас мог думать - это прогулка, предстоящая ему и его соратникам очень и очень скоро. Тело мага сегодня украшали несколько новых узоров, на шее висел скромного вида амулет - чёрная льдинка в грубой деревянной оправе, тускло поблескивавшая в свете лампы. Ещё два амулета лежали перед ним на столе. Всю прошедшую ночь он провёл в кропотливых приготовлениях, лишь в пять утра позволив себе забыться беспокойным сном... чтобы уже в шесть проснуться от мерзких звуков, издаваемых ходячим будильником по кличке Икс-Ноль. Впрочем, Погонщик был ей за это даже благодарен - той ночью его мучили кошмары, впервые за последние несколько месяцев. К счастью, они забылись сразу по пробуждении, но мерзкий осадок на душе остался. И никакие травы, никакие нательные рисунки и амулеты не могли помочь колдуну заглушить его гнилостный привкус. "Надеюсь, боги, что пишут нашу историю, сегодня в достаточно добром расположении духа, - размышлял он, потягивая горькую чёрную жидкость из треснувшей кружки с логотипом полузабытой энской команды по хоккею. - Это ведь не просто храм, не просто пыльный музей бесполезных артефактов. Это ЕЁ обитель... ЕЁ детище... В этих стенах ЕЙ молились и кланялись, ЕЙ приносили человеческие жертвы, а ОНА, могущественнейшее существо на Земле, бессмертная тёмная богиня, довольствовалась погонами старшего лейтенанта - даже не капитана, даже не правой руки вождя! Она сама была Великим Орудием - пятым, самым разрушительным и смертоносным. Оккультный Кулак Армии КМ - это не демоны, не чернокнижники, не твари из Гиперкосмоса. Это ОНА и только ОНА. Кармилла Карнштейн. Боги, помогите нам." Когда дверь отворилась и вошёл Корнелиус, Погонщик даже не обернулся. - Готов ли ты, Лорд Сточных Вод? - вопросил он, делая ещё один большой глоток и кривясь. - Смотря к чему, - лидер Сопротивления сел во главу стола, подальше от колдуна, и задумчиво сложил руки в замок. Под его серым плащом угадывался разгрузочный жилет, до отказа забитый рожками с патронами и толстыми пластинами взрывчатки. - К тому, что всё это барахло, которым ты изволил обвеситься, тебе не понадобится, - фыркнул Погонщик. - Возьми лучше мою побрякушку. Корнелиус двумя пальцами поднял со стола амулет, повертел его в руках, хмыкнул и нехотя надел цепочку на шею. Доверять колдуну он по-прежнему опасался, но недоверие могло оказаться фатальным, особенно в этот день. Особенно там, куда они собирались вломиться. - Что толку от тетра-сервера, если я не... как ты там это зовёшь? - нахмурил лоб молодой человек. - Ты не авторизованный пользователь, но это не страшно. Я тоже не смог толком хакнуть эту штуку, как это делала Мария, но, как мы могли убедиться, камушек этот - отличный проводник для ментальной энергии. Если что-то пойдёт не так, я смогу прикрыть вас быстрее. - Нервничаете, Барон Суббота? "Нет, только чувствую себя грёбаным расхитителем святынь," - подумал Погонщик раздражённо. Он мало что знал о Кровавой Кармилле, но то, что успел узнать, внушало и страх, и подлинное уважение. Она была сфинксом, хранящим в своём тёмном чреве миллион загадок, и чтобы их разгадать, наверняка должны были существовать и другие пути. Более тонкие, более деликатные... Шляться по Храму в обществе двух дилетантов и трогать немытыми лапами рукописи жрецов-офицеров было, на взгляд колдуна, не самым лучшим способом выказать ей уважение. - Храм пуст. - Кого он всё-таки старается убедить? Корнелиуса или себя? - Чего ради мне нервничать? - Ну, например, он может провалиться обратно, пока мы будем внутри. Я, например, боюсь этого больше, чем каких-то там демонов. - Зеркалка говорила, что цикл проходит без отклонений. Сегодня у нас будет около четырёх часов, чтобы обшарить всё сверху донизу, найти искомое и выбраться наружу, а затем Храм исчезнет на полтора месяца. Четыре часа - это бездна времени, если знать, как искать. - И ЧТО искать, не так ли? Тут чернокнижник вынужден был признать правоту Корнелиуса. Что они будут искать внутри Храма, он не знал до сих пор. Это могли быть древние свитки с богохульными рунами, толстенные книги в переплётах из человечьей кожи, статуи уродливых богов и прекрасных богинь с самых далёких планов реальности... Это могло быть что угодно. Или... там могло не оказаться вообще ничего. Только пыль, темнота и кости последних жрецов, свидетельство последней отчаянной гекатомбы. Но разве нужны были поводы и причины, чтобы идти туда? Разве желание причаститься превосходящей силы, своими руками коснуться божественного можно объяснить чем-то рациональным? Разве что... экспериментом. Погонщик закрыл глаза и одним глотком допил свой гадкий отвар. Да-да, об эксперименте ни в коем случае нельзя забывать. Волей-неволей старшему лейтенанту Карнштейн и её наследию придётся стать его частью. - Что-нибудь, что позволит нам отрубить защитные системы города, - колдун порывисто встал. - Все до единой, если придётся. Центр Тактического Контроля мы потеряли, а это, к твоему сведению, был простейший способ снять барьер с психотронной станции. Теперь мы ищем обходные пути, и будь я проклят, если их не существует. У каждого Кулака был козырь в рукаве, и хотя Оккультный Кулак - не ССКМ, они просто обязаны были искать способы контролировать другие Великие Орудия. В Храме мы найдём нечто, направленное в самое сердце Спецкулака, ибо Кармилла Карнштейн и Фриц Юрген никогда не испытывали друг к другу доверительных чувств. А сердце Спецкулака у нас где? - На психотронной станции, - кивнул Корнелиус. - Но если мы найдём там нечто такое, что позволит нам обойтись без неё? - Всякое возможно, - улыбнулся Погонщик, и тут взгляд его упал на последний оставшийся на столе амулет. - Кстати, я удивлён, что ты до сих пор не раскрыл нашим друзьям наш великолепный план. Может, настало время? Они, чего доброго, набьют сумки макулатурой по прикладной демонологии и уйдут с чистой совестью, пропустив действительно важную находку. Подумай над этим, но думай быстрее - я уже слышу шаги нашего дорогого Рокфора.

Евгения: В большом и гулком помещении ангара пистолетный выстрел грянул не хуже, чем залп орудийной башни линкора «Миссури». Одновременно я с большим чувством исполнила роль гудка того же линкора, зажав уши ладонями и даже чуть присев. Боясь нарушить священный принцип нейтралитета, Управляющие установили для меня чрезвычайно жёсткие ограничения на насилие. В результате сама мысль взять в руки оружие серьёзнее кухонного ножа стала мне неописуемо отвратительна на программном (будь я человеком, сказала бы – на инстинктивном) уровне. Для большей надёжности при этом активировалась модель поведения, которую правильнее всего было бы назвать аналогом женской истерики. Вот и сейчас меня натуральным образом затрясло, на глазах сами собой выступили слёзы, и я взмолилась дрожащим голосом: - Нет-нет, пожалуйста, только не оружие! Не заставляйте меня, господин старший лейтенант, умоляю вас, не надо! Так нельзя, я не должна, я… я не могу… - Эва, - хмыкнул Руфус. – Идейная пацифистка в рядах Армии Света. Make love, not war! Чего только в этом нашем Энске не увидишь. Там у ворот на клумбе, если мне не изменяет склероз, растёт парочка гвоздик. Будешь, рядовой, пихать цветочки Серым в стволы, может, какой мертвяк и сдохнет окончательно от удивления. А насчёт крыс, командир, надо пана Вутечича спросить, ну, который пекарню на углу держит, - может, у него сыщется подходящая отрава. Банный Лист вон жаловался, что на продскладе уже все макароны сожраны и даже банки с тушняком кое-где понадкушены. Рядовой Электра, ваша вера хотя бы крыс морить позволяет? Отлично, вот и займётесь. - Хорошо, - очень правдоподобно шмыгнула я носом. - Не «хорошо», а «так точно», - поправил меня старик. - Ох уж эти мне новобранцы! - Ну, понеслась, - вздохнул демон, скорчив кислую рожу. – Ты нам тут ещё строевую подготовку наладь. А то какие из нас солдаты, коли носок тянуть не обучены? - РЯДОВОЙ ВЕЛЬЗ!!! – взревел Руфус, не в силах выдержать столь дерзкое глумление над священным уставом. – Встать! Лечь! Встать – лечь! Встать – лечь! Встать! Как стоите перед офицером, рядовой Вельз?! Смир-р-на! Рядовой Электра, а ты чего мне тут улыбаешься? Тебя господин старший лейтенант ждёт, все ждалки уже съел, бегом марш! Рядовой Вельз, отставить пялиться на рядового Электру!.. Мне потребовалось почти две с половиной пикосекунды, чтобы сориентироваться по старой, испещрённой невразумительными пометками карте, и привязать к ней хранящуюся в памяти схему подземных коммуникаций Республики. - Терминал Белого города расположен вот здесь, под этим зданием, - я уверенно показала пальцем на большой светлый прямоугольник с поясняющей надписью «Энский палеонтологический музей». Поверх неё чёрным фломастером было криво намалёвано «Св-ли сотвр-я» - и жирный восклицательный знак в красном кружке. Руфус, наскоро посвящённый мистером Джоули в замысел предстоящей операции, вытянул губы дудкой и просвистел начальные такты мелодии, в которой, пусть и не без труда, угадывался траурный марш Шопена. - Свидетели Сотворения? Сектанты? Неплохо для начала. Командир, у меня внезапно появилась идея: ты как насчёт голышом в Ядвигу сигануть, а? - Зачем, господин младший лейтенант? – не поняла я. - Затем, что и тогда шансов уцелеть у нас будет всё-таки больше, рядовой, чем если мы с тобой пойдём по этому музею шататься, - криво усмехнулся старый вояка. – Больно уж затейливый способ самоубийства ты нам предлагаешь. Я на такую познавательную экскурсию не подписывался.

Берс: -Не подписывался, не иди,- поджав губы, произнес Джоули.- Сам сделаю. И найду тех, кто пойдет со мной, раз у некоторых на старости лет поджилки затряслись..- старлей играл желваками, едва заметно шевеля челюстью. С этими сектантами связываться не хотелось до последнего. Но что ж поделаешь? Придется.- Электра, найди мне план этого музея, если он есть в базах данных, Руфус, позови Вельза.. Знакомое имя, с претензией.. Смысла туда гнать толпу народа я не вижу. Поедем вчетвером и постараемся всё сделать по-тихому. Произнося задумчивым голосом все это, Счастливчик смотрел на карту, прикидывая, как лучше к обители сектантов подобраться, чтобы и рыбку съесть и не обляпаться. С одной стороны время не терпело, с другой... Почему-то казалось, что в АС завелась крыса, которая закладывает своих же товарищей, как тот же Джонстон. Насколько прав был Берс, когда мысленно использовал термин "крыса", он не предполагал, однако как бы он удивился, если бы узнал, что сведения о его планах скидывают крысы, которые расплодились в последнее время на базе. Это было бы... Это добавило бы несколько новых морщин, кругов под глазами, седых волос на голове, но пролило бы свет на многие неясности. К сожалению, борьба с серыми была сейчас на условиях этих самых серых. Командир же начал одеваться и снаряжаться. Как и перед поездкой на выручку бойцам этой ночью, Берс снаряжался тщательно и без спешки. Лишним оружие может показаться только трупу. Да и то, как показала практика, даже трупы вполне себе успешно используют это самое оружие. -Начеркала?- уточнил он, снарядившись и экипировавшись. Дождавшись кивка, Джоули продолжил. - Придётся тебе, Электра, составить нам компанию, сама понимаешь. И кстати, вопрос на засыпку: чем славны Свидетели Сотворения?- он обвел взглядом всех стоящих перед картой, словно строгий учитель.

Евгения: - Шутишь? – удивился Руфус. – А, чёрт, постоянно забываю, что ты не местный. Всё началось ещё до того, как в Энск заявились нелюди. Сперва это была даже не секта, а чистое шапито, просто кучка городских сумасшедших, всерьёз двинувшихся на религии. Ихний главный клоун – фамилии не помню, а зовут его Алоиз, - всё рвался эволюционную теорию искоренить. Не знаю уж, на какую мозоль Свидетелям Сотворения наступил Дарвин, только они и в газеты писали, и на уроки биологии со своими проповедями врывались, чтобы, значит, проклятые атеисты детям ересь не внушали, и мэрию пикетировали. Но самый большой зуб у них вырос как раз на этот самый музей, - он постучал пальцем по карте. – Алоиз аж целый заговор раскрыл: оказывается, никаких динозавров на свете никогда не водилось, а просто гадские безбожники-учёные втихаря шкрябают напильником скелеты слонов и китов да сбивают народ с пути истинной веры. Ну, при Бастере Свидетелей загнали за можай, и сидели они тише воды, ниже травы. Зато уж после Битвы отыгрались: ввалились в музей всей толпой, старушку-смотрительницу, которая удрать не успела, тут же с молитвою к воротам приколотили, скелеты богомерзкие, ясное дело, – в мелкую крошку. Время тогда было горячее, наши вроде как собирались их упупить, да руки не дошли, а там разоблачение ван Зейна подоспело, и всё развалилось. В общем, так эта шваль в музее и осталась. - А что дальше, господин лейтенант? – спросила я. - Да ни хрена хорошего, - вздохнул старик. – Алоиз и прежде-то на голову слаб был, а теперь у него кукушку снесло окончательно. Собрал человек сто психов себе под стать, оружия в музей натащил – на дивизию хватит, и пошло-поехало: шляются по улицам и хватают всех без разбору, кто отбиться не смог. И уж что Свидетели дальше с людьми делают, можно только гадать – никто ещё не вернулся и не рассказал. А по ночам в том музее костры горят и крики слышны такие, что волосы в ушах седеют. Я почувствовала лапу демона на своём плече. - Страшно, да? – прошептал он. – Не бойся. Ты за мной, как за каменной стеной! Только свистни, красотка – я их моментально в кашу превращу и по полу размажу… - Разговорчики, рядовой Вельз, - бросил Руфус. – И руки извольте держать при себе. Рядовой Электра, у вас есть, что добавить? - Так точно, господин лейтенант! – отрапортовала я, нарочно подпуская в голос бездушного металла и вытягиваясь по струнке. Седой вояка даже тихонько крякнул от удовольствия. – Нам нужно попасть в подвальное помещение музея, откуда к терминалу ведёт подземный ход. Схема, которую я воспроизвела, приблизительная, детальные планы здания в моей базе данных отсутствуют, но с вероятностью восемьдесят девять процентов в подвал можно спуститься из зала номер один на первом этаже. Есть два варианта проникновения в зал: через центральный вход – в этом случае придётся пересечь вестибюль – либо с заднего крыльца, через мастерскую и запасник. - Благодарю за службу, рядовой, - Руфус обернулся к мистеру Джоули. – Толковый у нас новобранец, господин старший лейтенант, вы не находите? Какие будут приказы, сэр?

Берс: -Дерьмовый раскладец... - хмуро произнес Берс, выслушав Руфуса и Электру. - В общем, так: зачищать это гнездо любителей религии у нас ни времени, ни ресурсов нет. Зажмут - судьба у нас такая, значит. Хотя будем надеяться на лучшее. Я, Вельз, Электра, Фенкевич и Приходько пойдем через задний, так сказать, проход. Вестибюль прекрасно простреливается, если глаза мне не изменяют. На такой позиции два пулеметных или автоматных расчета могут положить роту солдат. Впрочем, парочку снайперов на соседнее здание никто не мешает загнать. Руфус, выбери двух толковых ребят, которые сумеют обезопасить подходы к позиции и обеспечить огневую поддержку - так, на всякий случай. Остальная база в полной боевой готовности. Усилить караулы, повысить бдительность. Не исключено, что мы приведем за собой хвост. Или не вернемся совсем, что нежелательно, но возможно. Итак, тридцать минут на сборы, берем с собой все необходимое и выдвигаемся. Ну и завтракаем, кто не позавтракал... Сам Берс позавтракал по-королевски. Впрочем, не только позавтракал. Мистер Лесс, надо отдать ему должное, даже собственную гибель сумел обставить экстравагантно: сгинул в Энске, оставив мешок золота и дорогущего киборга весьма, скажем так, специфического предназначения. Настоящих женщин ему, что ли, не хватало? Такому богатею, кажется, только свистнуть - очередь первостатейных красоток выстроится отсюда до самой Варшавы. Хотя, конечно, у богатых свои причуды. Еще более странно было то, что девушка... Счастливчик поймал себя на том, что воспринимает Электру совершенно как живую девушку, и усмехнулся - вот на что способны технологии Республики... так вот, девушка их не торопила, хотя это было в ее интересах. Более чем в ее, более чем в интересах, если можно так выразиться. Предстоящее дело могло стать первым шагом к налаживанию сотрудничества между РМ и АС. Поэтому к подготовке следовало отнестись со всей серьёзностью. Джоули вернулся в свою комнату и стал спокойно, без спешки, экипироваться. "Сайга", гранаты - РГД, фосфорные, свето-шумовые, Ф-1 - пистолет, запасные магазины, бронежилет на корпус, закурил сигарету, попутно пристегивая ножны с кукри на пальто. Спустя полчаса он уже стоял перед строем из шести бойцов, придирчиво осматривая их. С демоном все ясно. С Электрой - тоже, медиком будет. Фенкевич - худой невысокий парень лет двадцати пяти от роду, у которого на лице отсутствовала всякая растительность, кроме бровей (зато уж те удались на зависть Леониду Ильичу), показал себя как толковый боец, очень хорошо управляется со штурмовой винтовкой, бывший спецназовец польской военной разведки. Приходько - русский солдат, неплохо стреляет, точно и прицельно мечет все от гранат до вилок, при себе он имел "Глок-17", АК-47, вся разгрузка была увешена гранатами, еще и бандольера с метательными ножами поверх бронежилета. Два снайпера - один новичок, из недавнего пополнения, с парой гранат и гаусской, и хрупкая девушка, ростом уступающая собственной крупнокалиберной винтовке "барретт" М82. Йоханна, кажется, так её звали. - Пойдем пешком, часа через полтора-два будем на месте. Передвигаемся тихо, без шума, боя избегаем. Группами по двое. Со снайперами пойдет Фенкевич, с Вельзом - Приходько. Связь через гарнитуры держать регулярно. Если связь пропадает - выходим на центральную улицу. И без идиотских шуток. А то будет, как с тем мальчиком. которому волки арбалетный болт в задницу засадили...

Зузанна: И впрямь: в коридоре послышались шаги, какой-то глухой бубнёж, потом повернулась рукоять штурвала – все двери в подземелье были толстые, из тяжёлого металла, с задрайками, - и в комнату ввалился Рокфор в сером плаще поверх старого советского камуфляжа. А следом за ним через порог решительно шагнула Зузанна в вампирском скафандре и с зеркальным шлемом подмышкой. - Э-э-э… - в растерянности протянул Корнелиус. – Рок, что это значит? Парень безнадёжно махнул рукой, выстроил на лице выражение «моя-хата-с-краю» и погрузился в созерцание потолка. - Ничего, – отозвалась Крысиная Королева, положив шлем на стол, рядом с амулетом. – Просто я идти с вами, вот и всё. - Как? – моргнул предводитель Сопротивления. - Ногами, - уточнила Зузанна. - Нет, в смысле… то есть… невозможно! Громадные зелёные глазищи Хозяйки сузились. - Почему? - Потому что это может быть опасно, - быстро справившись с замешательством, Кор заговорил ласково-покровительственным тоном, словно с маленькой девочкой. – Я не шучу, Зю, мы действительно собираемся в очень плохое место. И мне будет гораздо спокойнее, если ты останешься во Двор… - Тебе – да, - перебила его Зузанна. – А мне? Ты думать, мне быть спокойно во Дворце? Одной, без тебя, без Рока? Ты сам сказать: там, куда вы собираться, опасно. Я помогать вам. - Но в этом нет никакой необходимости! – возразил Корнелиус. – Наши новые солдаты, которых вы с Погонщиком создали, сумеют нас защитить! Крысиная Королева посмотрела на чернокожего колдуна. Тот сразу же вскочил и картинно поклонился, изобразив на физиономии неправдоподобно широкую улыбку: - Доброе утро, Ваше Величество. Разрешите ничтожному простолюдину спросить, как чувствует себя сегодня наследница престола? Руки Зузанны метнулись к животу, инстинктивно прикрывая его от скользкого, словно бы ощупывающего взгляда глубоких тёмных глаз вудуиста. Откуда он знает?.. - Хорошо, - пробормотала она. - Отрадно слышать! – воскликнул Погонщик с почти неподдельным энтузиазмом. – Позволю себе заметить, Ваше Величество, что пан Корнелиус целиком и полностью прав. Если вы спросите меня… - Не спросить, - Зузанна вновь повернулась к Кору. – И всё-таки я идти с вами. - Нет. - Да. - Я сказал, нет, - в голосе Корнелиуса не осталось и намёка на мягкость – сплошная колючая злость. Лицо его, и без того голубовато-бледное от подземной жизни, сделалось совсем белым. - А я сказать, да, - верхняя губа Зузанны по-звериному приподнялась, демонстрируя клыки. - Кор, заканчивай, - прогудел Рок, прервав свою медитацию. - Ты должна думать о ребёнке! - А о чём думать ты, Кор? О том, как убить всех чужаков? Как захватить город? Как стать самым главным? Обо всём этом ты думать, да. Всё время думать. Только обо мне ты не думать! О нас не думать! - Ложь! Всё, что я делаю… - …ты делать ради нас, - перебила его Зузанна. – Ты очень часто повторять эти слова, Кор. Я хотеть тебе верить, я стараться тебе верить… и не мочь тебе верить. Раньше – да, теперь – нет. Потому что ты говорить одно, а делать другое. - Ну, хватит! – рявкнул лидер Сопротивления. – Никуда вы не пойдёте, Ваше Величество! Всё это – пустая блажь! Я не нуждаюсь в вашей помощи! Я прекрасно обойдусь без вас! Едва начав последнюю фразу, Корнелиус осознал, что говорить её ни в коем случае не следовало. Но остановиться уже не мог, как не может затормозить несущаяся по горному склону лавина. Девушка пошатнулась, будто ей с размаху залепили сильнейшую пощёчину. Стало очень тихо. Погонщик поднял брови и по-черепашьи втянул бритую налысо голову в плечи. Рокфор поглядел на приятеля и крайне выразительно, хотя и совершенно беззвучно, одними губами, произнёс слово «идиот». - Да, - сказала Зузанна голосом тонким, как хруст ломающихся льдинок. – Ты обойтись без меня, Кор. Вот сейчас я тебе верить. Хозяйка повернулась спиной к опешившему Корнелиусу. Ступая медленно и неуверенно, будто слепая, она покинула комнату и притворила за собой дверь.

Nail Buster: - Зю! - вскричал Кор. - Зю, прости, я не!.. Порывисто вскочив, он бросился было за ней, но рука чернокнижника рухнула на его плечо и с неожиданной силой пригвоздила его обратно к стулу. - Ну-ка сидеть, милорд, - тихо-тихо процедил Погонщик сквозь плотно сжатые белые зубы, уворачиваясь сперва от одного, затем от другого Корнелиусова кулака, метящего прямёхонько в оные зубы. Третий удар почти достиг цели, скользнув колдуну по щеке. Только тогда он разжал пальцы и отступил, утирая с губы выступившую кровь. - Тьфу ж ты! Посмотри на себя! Разве пристало командующему Серой Рати нервничать и бузить по таким пустякам? - Пустякам? Пустякам?! - ярился Корнелиус, предпринимая новую попытку встать и обойти Погонщика, неколебимой стеной вставшего у него на пути. - Да ты хоть понимаешь, что сейчас произошло? - Понимаю, - ледяным тоном ответил колдун. - Чего уж тут непонятного? Нашей принцессе взбрело в голову, что она достаточно подросла для принятия самостоятельных решений. Что ж, мы ведь оба знали, что так будет. Знали ведь? Знали, я тебя спрашиваю? - Да, - неохотно согласился Корнелиус, отводя взгляд. - И знали, что однажды тебе придётся делать выбор, друг мой. Когда-то я предупреждал тебя об этом. Я говорил, что ты можешь быть или другом нашей прелестной маленькой Зю-Зю, примерным мужем и отличным отцом, или же лидером Сопротивления, для которого свобода Энска важнее, чем капризы какой-то глупой девчонки. Которая, к тому же, до сих пор двух слов толком связать не... -Молчи, - молодой человек плюхнулся в кресло и обхватил руками лохматую голову. - Боги, что же мне делать? Что я натворил, чем я только думал? Она может уйти... Она ведь действительно может уйти... - Не может, - отрезал Погонщик. Корнелиус медленно поднял голову и непонимающе взглянул на него. - Это как? - Потому что ты - лидер Сопротивления, - терпеливо повторил колдун. - Лидер Серой Рати. Посмотри вокруг. Всё, что ты увидишь здесь - твоё. Твой Дворец. Твоя армия. Твой ребёнок во чреве Её Крысейшества. С чего бы ей вздумалось, что она может распоряжаться его судьбой без тебя? Корнелиус молчал. - Ты отдал приказ, - продолжал Погонщик. - Чёткий и недвусмысленный приказ оставаться дома, беречь себя и ваше общее чадо. Она хочет нарушить приказ? Но парень, она всё ещё боец Серой Рати! Такой же, как я, или пан Рокфор, или та девчонка, с трудом волочащая за собой автомат. Если каждый из тех ребят за дверью хотя бы раз нарушит твой приказ, где будет Рать через пару недель? В заднице, разве нет? Корнелиус молчал. - Теперь у тебя два пути. Либо отменить приказ и взять малышку с собой, либо... Хочешь, я сам распоряжусь насчёт её ареста? - чернокнижник низко склонился над Кором и проникновенно взглянул ему в глаза. - Ты знаешь, как она ценна для нашего дела. А её дитя? О, в нём таится поистине великая сила, можешь мне поверить. Готов ли ты пожертвовать ими только потому, что Зю не сидится на месте? - Арестовать Зю... - с сомнением промолвил Корнелиус и покачал головой. - Чёрт подери... Безумие какое-то, да и только... Когда мы успели до этого докатиться? - Когда оккупанты ступили на вашу землю, вот когда. Город всё ещё кишит ими, парень. Нелюди, фанатики, бандиты... Говорят, в Чёрном городе всё ещё держится на плаву какая-то группировка, вокруг которой сплотилось остатки соседних. А тут ещё эти демоны Армии Света - похоже, Джоули перенял у Марии её любовь к оккультным забавам. Наша борьба ещё не завершена. Город всё ещё слишком опасен, чтобы гулять по нему в одиночку. А ты готов отпустить Зю обратно в тоннели? Снова жить с её любимыми крысами и бродячими псами, спать в грязи, питаться объедками... может быть, даже убивать ни в чём не повинных людей, как она когда-то с удовольствием... - Заткнись! - прорычал Корнелиус, поднимаясь на ноги и с грохотом опрокидывая чёрное кресло. - Я никуда её не отпущу! Если нужно для этого посадить её под замок... Рок, сообщи караульным!.. Рок? РОК! Парня на месте не оказалось. Ни Кор, ни Погонщик не заметили, как он скрылся из зала следом за девушкой. - Нужно найти его, - прошипел вудуист, оскалившись. - И срочно. Если мы выбьемся из графика и Храм ускользнёт, я лично брошу обоих в карцер.

Евгения: Против роли медика я возражений не имела. В конце концов, успешное служение моей основной цели требовало хорошего знакомства с человеческой анатомией и физиологией, пусть и в своеобразном разрезе, но создатели решили подстраховаться и вложили в меня знания поистине энциклопедические. Кроме того, к аптечке прилагалась подробная инструкция. Несколько смущало, правда, то обстоятельство, что срок годности большинства медикаментов истёк задолго до моего «рождения». Когда я обратила на сей факт внимание мистера Джоули, он лишь скривился и высказался в том духе, что пусть, мол, это будет моим самым сильным разочарованием за сегодняшний день. Большие города, которые я видела прежде – из окон номеров в дорогих отелях, сквозь бронированные стёкла лимузинов и витрины бутиков – днём и ночью фонтанировали кричащим разноцветьем. Толпы прохожих в эффектных нарядах, похожие на стаи экзотических рыбок в грязном аквариуме, рубиновые зигзаги автомобильных огней, стремительные росчерки и затейливые завитушки вывесок – и над всем этим, среди облаков смога, плывёт пронзительно-сияющая трёхмерная реклама, бесчисленное множество раз отражённая хрустальными кристаллами небоскрёбов. Энск выглядел совершенно иначе. Здесь безраздельно властвовал один цвет – серый. Серым был разбитый асфальт под ногами. И грязь, выступавшая из трещин в дорожном покрытии, тоже была серой. Серыми были жилые здания и необитаемые развалины, причём я едва ли сумела бы отличить первые от вторых визуально, не прибегая к использованию теплового фильтра и датчика движения. Серым было низкое осеннее небо, сплошь закрытое угрюмыми тучами. Мёртвые деревья в крошечном заброшенном сквере тоже были серыми, как и облезлая детская горка с песочницей, покосившиеся скамейки и игрушечный домик, в фанерных стенах которого почему-то густо зияли пулевые отверстия. И одинаково серыми были лица всех без исключения встреченных нами людей. Я уже упоминала о том, что моя эмоциональная матрица значительно сложнее, а способность к выстраиванию сложных многокомпонентных поведенческих моделей гораздо выше, нежели у киборгов серийных моделей, хотя до тонкости и разнообразия человеческого мировосприятия мне всё же далеко. Однако этот город излучал столь ощутимую злость и агрессию пополам с унынием и безысходностью, что даже на моей смоделированной душе, как вы, люди, выражаетесь, кошки скребли. - Здесь… всегда так? Мистер Джоули сбился с шага, остановился и посмотрел на меня с сердитым недоумением. Если верить исчёрканной карте, которую я сохранила в памяти, мы ещё двигались по территории, контролируемой Армией Света, но старший лейтенант уже переключился в боевой режим. Движения его сделались плавными, осторожными, словно он готов был каждую секунду метнуться в сторону, уходя с линии огня, или ввязаться в драку. Всех встречных – от сгорбленной престарелой женщины до чумазой девчушки в разбитых ботинках не по размеру – он сканировал взглядом так внимательно, будто ждал, что старуха сейчас извлечёт из сумки-тележки как минимум пулемёт, а бродяжка окажется террористкой-смертницей с динамитом под рваным пальто. - Нет, - спустя шесть с половиной секунд отозвался женский голос в правом ухе: моя гарнитура была настроена на общий канал группы. Видимо, щуплая некрасивая девушка-снайпер с печальными глазами и громадной винтовкой лучше других поняла, что именно я имею в виду. – Здесь не всегда так… - …о да, иногда бывает значительно хуже, - зловеще перебил её Вельз. – И вот когда оно случится, это хуже, кто-то запоздало пожалеет, что отказал в пустячной ласке несчастному демону, без малейших раздумий жизнь за неё положившему! – присовокупил он громовым голосом библейского пророка. Адский герой-любовник явно ошибся с выбором жизненного пути: при таком актёрском даре ему бы цены не было на театральных подмостках. Но параметры составленного мною психопрофиля мистера Джоули недвусмысленно подсказывали, что старший лейтенант едва ли оценит талант рогатого Короля Драмы.

Берс: -Разговорчики,- оборвал демона Берс, вглядываясь в лица прохожих. Паранойя развивалась в этом городе стремительно. Либо ты становишься параноиком, либо трупом. И не известно еще, что хуже. А уехать отсюда.. Проще мечтать об этом и думать, что, когда война кончится, уж тогда-то точно вырвешься из этого ада и... Что делать в большом мире тем, кто всю жизнь воевал с нелюдями и людьми, заработал паранойю, несколько контузий и вообще не может даже завтрак приготовить сложнее, чем кусок хлеба с маслом, причем масло это только из морозилки и падает на пол при каждом укусе? Остается только продолжать эту войну, которая с каждым сражением затягивала все глубже, и мечтать о чем-нибудь.. "Вот так дал себе раз слабину и начинается.." -Через два километра наша цель. Поэтому без лишнего шума. Взгляд щупал каждого и каждую. Расслабляться, что самое паскудное, нельзя было даже сидя на унитазе, даже лежа в кроватке. Лежишь себе на шконке, смотришь тревожные сны, а рука сжимает рукоять пистолета. И предохранитель на нем в положении стрельбы одиночными. На всякий случай. -Если я кому-нибудь еще начну объяснять, как себя надо вести вне пределов базы, пусть готовит запасную голову,- прекрасное настроение мигом улетучивалось, едва только хотя бы одна нога ступала за пределы базы. Равно как и панибратское общение с подчиненными. "Сайга" держалась обеими руками в положении, готовом к моментальной стрельбе по возможной угрозе для жизни.- Йоханна с новеньким - ищите позицию для стрельбы, остальные - на соединение с Вельзом и Фенкевичем. Через двести метров. Оставалось совсем немного до Музея, где, судя по информации, предоставленной Руфусом, засели сектанты. Берс, соединив группы, раздал последние распоряжения: -Движемся редкой цепью, держимся стен домов и иных укрытий, не маленькие, объяснять тактику боя в условиях города не надо. В случае засады прикрываем пани Электру хоть собственной задницей, хоть башкой товарища. Но без геройства. Особенно это касается тебя,- Джоули кивнул на демона.- Без выходок, стараемся работать тихо, если есть таковая возможность. Рядовой Электра, движетесь в середине цепи, в случае угрозы - прячьтесь за все, за что спрятаться можно. И за что нельзя. Йоханна, как займете позиции, дайте знать. С вашим сигналом начинаем операцию. -Есть,- коротко ответила девушка, прибывшая из Финляндии. Берс дал знак остановиться и проверить по очереди комплектность и исправность вооружения и экипировки. -На позиции. -На позиции,- почти синхронно известили снайпера. -Помолились тем, в кого верите? Вперед,- осторожным шагом Счастливчик двинулся вперед, сканируя пространство перед собой то эхолокатором, то тепловизором. Чертов эхолокатор никак не хотел работать нормально и барахлил.

Зузанна: - Не забывайся! – резко осадил Погонщика Корнелиус. – Тут я решаю, кого, когда, как и за что наказывать, ясно? - Вполне, командир, - смиренно кивнул колдун, кусая губы, чтобы не дать им разъехаться в ухмылке – настолько его потешало всё происходящее. Пять минут назад Корнелиус готов был на коленях ползти за своей ненаглядной Зузанной, а сейчас собирается посадить её под замок. Марионетка, покорно исполняющая любое па, стоит кукловоду потянуть за нужную ниточку, и при этом всерьёз воображающая себя вождём Сопротивления… что может быть забавнее? Впрочем, не стоит разочаровывать мальчика: пусть пыжится и тешит себя иллюзиями – до срока. Герр Джулиано, умом и проницательностью не этим городским сумасшедшим чета, тоже уверен, что Погонщик работает на Коалицию. И даже сверхразумные Управляющие-Отступники ни о чём не догадываются. Досадно лишь, что малышка Зю видит его насквозь, да и дуболом Рокфор ему упорно не доверяет. Что ж, вот как раз отличный случай поставить эту парочку на место. Кор меня прогнал. Я больше не нужна ему. Весь мир как будто разом выцвел. Оглох. Онемел. Провалился в огромную бездонную дыру. Осталась только чёрная холодная пустота, в которой догорали обрывки воспоминаний. …Тёмная комната с заколоченными окнами, сквозь щели сочится голубоватый свет зимней зари. Усталая и счастливая, она свернулась клубочком рядом с Кором в старом скрипучем кресле, которое совсем недавно служило им любовным ложем. Её пальцы гладят его лицо, он улыбается, ловит их в полумраке, целует по очереди и шепчет: - Я люблю тебя, маленькая моя… …«Сыновья Ван Зейна» отбивались с отчаянием обречённых. Первая волна мертвецов в полном составе полегла на минном поле. Вторую, не жалея боеприпасов, скосили из РПГ и крупнокалиберных пулемётов. Третью волну остановить было нечем, и она, перехлестнув траншеи, докатилась до штаба. Эта дверь Зузанне как-то сразу не понравилась. Зомби её пропустили, отвлекшись на грянувшую со второго этажа пальбу – видно, там забаррикадировалась кучка недобитых «сыновей». Корнелиус, в сером плаще и резиновом рыле, взялся за ручку … Дальше всё происходит очень быстро. Дверь распахивается, и из крошечной грязной каморки на Кора выскакивает боевик. Лицо у него перекошено, зрачки сужены до предела, рот раззявлен в диком вопле: как и подобает почтительному «сыну», он под завязку напичкан стимуляторами из «папиной» уставной аптечки. Однако в каком бы химическом аду ни блуждало сейчас его сознание, ножом он орудует умело. Кор отшатывается, стреляет из автомата – мимо, и широкое зазубренное лезвие летит ему прямо в живот. Но не долетает, потому что на голову боевику, выпустив когти, приземляется Чёрная, а в руку с ножом мёртвой хваткой вцепляется Зузанна, пронзительным визгом начисто заглушая рёв обколотого «сына». Секунду спустя кошка с жутким мявом летит в одну сторону, Хозяйка – ещё через секунду – в другую: препарат АС «святая ярость» увеличивает физическую силу и скорость реакции реципиента в полтора раза. Но даже под стимулятором обогнать пулю мудрено, а двух секунд Кору как раз хватает, чтобы эту самую пулю выпустить. И добавить ещё одну – в затылок свалившемуся «сыну», для надёжности… …Наверху сейчас рассвет – летний, полупрозрачно-зелёный, - но здесь, под сводами Дворца, свой счёт времени. Ночные операции Серой Рати завершены – разумеется, успешно, как же иначе? – и её предводитель может позволить себе краткий отдых. - Знаешь, Зю, - Корнелиус взял с подноса бокал, в котором плескалась щедрая порция двенадцатилетнего коньяку, и жестом отослал служанку из спальни, - я иногда пытаюсь себе представить, как всё это будет выглядеть… ну, потом. - Потом? – Хозяйка, растянувшаяся поперёк королевской постели, одарила его изумрудным взглядом. Движения обманчиво-медленные, ленивые, веки полуопущены, но в глазах сияют острые огоньки – кошечка, да и только. - То есть после победы, - уточнил вождь Сопротивления. – Я ведь уже и не помню почти, какая она – мирная жизнь. Мне кажется иногда, что мы с Рокфором с пелёнок только и делали, что прятались по чердакам и подвалам. Сперва от нелюдей, потом ещё и от аэсовцев. Когда всё это кончится, я ещё долго буду чувствовать себя как голый без пары пулемётчиков за спиной, если мы вдвоём захотим прогуляться по набережной или в Парке Ворон подышать воздухом! - Мы вдвоём? – переспросила Зузанна. - Ну да. Только ты и я. - Мне так не нравится. Я так не хотеть. - Почему?! – изумился Корнелиус. - Потому что это неправильно. - В каком смысле? Погоди-погоди, неужели… Она кивнула. И улыбнулась. - Наконец-то ты до-га-дать-ся. Да, нас уже не двое, Кор. Нас теперь трое. Бокал с недопитым коньяком падает на пол. Зузанна же, наоборот, взлетает, кажется, к самому потолку, подхваченная на руки будущим отцом Крысиной Принцессы… - Зю, малышка моя! Любимая! Радость моя, счастье моё! Зю, Зю… … - Зю! Сестрёнка, да у тебя что, батарейка села? Я уже минут пять до тебя пытаюсь докричаться! Она непонимающе уставилась на Рокфора. Батарейка? А, такая штука, которую надо вставить внутрь игрушечной мышки, чтобы та бегала по полу и пищала. Чёрная от этого приходит в восторг. Нет, Рок, моя батарейка не села. Просто игрушка под названием Зузанна надоела Кору, и он меня выбросил. - Пошли! – парень взял её за руку. - Куда? – спросила она тусклым голосом. - К Корнелиусу! - Нет, Рок, - Хозяйка покачала головой. – Я не идти. Он меня прогнать. - Зю, перестань! Можно подумать, ты не знаешь нашего Императора Всея Канализации. Да он скорее в дерьме утопится, лишь бы не признавать, что налажал! Уверен, он уже вполне дозрел, чтобы просить прощения. А если вмешается этот черномазый шарлатан, я ему пропишу ума в задние воро… - Хотел бы я на это посмотреть, пан Рокфор. Парень резко обернулся. Погонщик наградил его невозмутимой белоснежной улыбкой. За плечом у вудуиста торчало кирпично-непроницаемое лицо Корнелиуса, а в трёх шагах сзади замерли шесть безликих рослых солдат с автоматами наперевес.

Евгения: Улица, по которой мы сейчас шли, когда-то называлась проспектом Пилсудского и считалась самой роскошной в восточной части города. Укрываясь за спиной мистера Джоули – благо при такой разнице в росте и комплекции это было совсем нетрудно – я тасовала в памяти архивные фотографии. Многоэтажные жилые дома с зелёными двориками, солидные офисные здания, модные магазины и рестораны на любой вкус – от английского паба до вьетнамской закусочной с лапшой и жареной сельдью. Увы, во время Энской битвы именно здесь развернулось самое кровопролитное сражение. Польские войска не сумели прорвать наспех организованную оборону нелюдей, понесли большие потери, и тогда весь район просто стёрли артиллерийским огнём, так что ныне проспект Пилсудского представлял собой лишь кучу выгоревших развалин, среди которых там и сям чернели сожжённые боевые машины. - Снайперы, доклад, - укрывшись за ржавеющим на перекрёстке бронетранспортёром, мистер Джоули обозревал поле будущей битвы. Если верить хранящимся в моей базе данных изображениям старого Энска, раньше музей окружала невысокая решётчатая ограда, украшенная забавными фигурками допотопных зверюшек. Сектанты еретический заборчик снесли под корень, а вместо него возвели настоящую крепостную стену метра в три вышиной, пустив в дело всё, до чего дотянулись – от бетонных плит и остовов бронетехники до рассохшихся кусков фанеры и гнилых древесно-стружечных плит. Всё это покрывала густая вязь угольно-чёрных граффити, содержащих ужасные проклятия по адресу язычников и возвещающих скорое пришествие в мир истинного Бога, который этих самых окаянных язычников обратит в пепел и расточит без остатка. За стеной, в глубине мёртвого сада, виднелось двухэтажное здание музея – в прошлом светло-голубое, а теперь грязно-серое, сплошь в лишаях отвалившейся штукатурки. - Четыре человека у задней двери, у всех М4, - отчеканила Йоханна . – Ещё четверо на крыше, при двух пулемётах. В окнах движения не фиксирую. С другой стороны здания, на стоянке у ворот, пять пикапов разных моделей, техничка и автоцистерна – с бензином, надо думать. При них трое охранников. У въезда блокпост, но со своей позиции я его почти не наблюдаю… - Не блокпост, а просто куча строительного мусора, - уточнил новенький. – Навалили и сидят за ней впятером с парой пулемётов, клоуны-самоучки. - Командир! – длинное нескладное тело Вельза так и вибрировало от нетерпения. – Давай я через стену дёрну и порву там всех к моей матери, а? Они и чихнуть не успеют! Даже мне, не знакомой с азами военной науки (за вычетом сражений на амурном фронте), предложенная демоном тактика показалась что-то слишком уж незатейливой.

Nail Buster: - Кор. - Рок. Напряжение, скапливающееся в воздухе с каждой секундой, Зузанна могла ощущать почти физически. Казалось, даже тончайшие волоски на её белоснежной коже наэлектризовались и встали дыбом. Или это всего лишь нервы?.. Корнелиус и Рок буравили друг друга тяжёлыми взглядами, сама же она смотрела на Погонщика. Здесь и сейчас, с отрядом верных солдат за спиной, посреди этого узкого сумрачного коридора, через который она намеревалась навсегда покинуть Дворец, колдун выглядел истинным хозяином положения. Ну неужели они НЕ ВИДЯТ? Неужели оба они настолько ослепли, что не понимают, с кем связались?! Погонщик между тем протянул: - О-ох, и попортили же вы нам нервных клеток, Ваше... - Не лезь не в своё дело, - рыкнул на него Рок, вставая между ним и Зузанной. Инстинктивно, как она поняла. - Эти двое и без твоих глупых шуточек разберутся. - Охотно верю, - саркастически хмыкнул Погонщик. - А вот тебе в это не очень-то верится, иначе бы ты не побежал за ней. А, пан Рокфор? Что скажешь? - Скажу, что вам двоим, ребята, не помешало бы сейчас сесть, отдышаться и спокойно всё обсудить, - парень, игнорируя колдуна, обращался к молчавшему Кору. - Наедине обсудить. Без него, без меня, без этих ваших бесчисленных слуг и служанок. Тогда, глядишь, и решите, кто куда будет ходить, кому помогать, кого защищать и у кого на это спрашивать разрешения. И стоит ли посылать за любимой девушкой армию, и стоит ли возвращать её домой под прицелом, - он бросил мрачный взгляд на сгрудившихся позади бойцов. - Особенно после того, как сам же её обидел. То, что я вижу сейчас - это низко, брат. Низко и мерзко. - Да ты просто не понимаешь, о чём... - открыл было рот Погонщик, и тут Корнелиус, отстранив его, неожиданно шагнул вперёд. Его лицо по-прежнему являло собой непроницаемую маску, такую же пустую, как у железной подружки мага. Только вот своего отражения Рок и Зузанна в ней не видели. Они не видели вообще ничего... хотя девушке на миг почудилось, что, если как следует приглядеться, в ней можно рассмотреть отражение лица Погонщика. Глупая, но такая жуткая фантазия. - Достаточно, Рок, - тихо проговорил Корнелиус. - Хотел меня устыдить, как маленького ребёнка? Напрасно. Это прошло бы со мной раньше, когда мы оба околачивались на улицах, бегая от вампирских патрулей, но не сейчас. Нравится тебе это или нет - я теперь другой. Может быть, более сволочной и бесчувственный, хотя сам себя я назвал бы более решительным. Может, я и неправ, однако об этом мы поговорим чуть позже. И с тобой, и с Зю. Прости, но времени на приватные разговоры уже не осталось. Возьми это, - он бросил парню блестящий чёрный амулет, тот поймал его машинально, одним ловким движением. - Мы направляемся туда, куда и намеревались, а Зю направится в свои покои. Прости, малышка, - он попытался смягчить тон, но вышло у него довольно неуклюже. Даже Погонщик едва заметно усмехнулся. - Я знаю, ты думаешь, что я веду себя как полный болван, но я не могу ни отпустить тебя, ни позволить идти со мной. Тем более ТУДА. Это место слишком опасно для матери моего ребёнка. - Как ты не понимать, Кор, - прошептала Зузанна, обхватив руками тонкие плечи. - Без меня ты в опасности. - Меня есть кому защитить... - А кто защитить тебя от всего этого? - угрюмо перебила она, подняв руку и указав пальцем не то на солдат за спиной Корнелиуса, не то на колдуна. Того передёрнуло, когда их взгляды на миг пересеклись. Он вздрогнул, как от хлёсткой пощёчины. - Кто защитить тебя, старого тебя, доброго тебя, милого тебя от этого твоего Сопротивления, от этой Серой Рати, от этой Бесконечной Войны? От этого... этого... "От этого страшного человека за твоей спиной". - Так, леди и джентльмены! - нарочито громко гаркнул Погонщик, вновь выступая вперёд. - Всё это, конечно, замечательно, но у нас есть дела. И с меня определённо хватит на сегодня душещипательных сцен. Если наш уважаемый лидер позволит, я бы хотел выступить немедленно, пусть даже и в гордом одиночестве. Королева-мать может поступать, как угодно её монаршей особе, - он согнулся в издевательском реверансе, - а вот пана Рокфора я бы предпочёл видеть рядом с нами. Насколько мне помнится, он ещё не успел залететь, а значит, наш достославный лидер позволит ему прикрыть наши задницы. Ведь верно? - он обернулся к Корнелису, явно нервничая. Не хватало ещё ему и Рока уговаривать, как капризную барышню! - Пошли, друг, - Кор требовательно посмотрел на парня. - Нам без тебя никак. Мы обязательно разберёмся во всём, но позже. После того, как закончим начатое. - Я останусь с Зю, - поколебавшись с минуту, ответил Рок. - Прослежу, чтобы ни она, ни эти твои серые слоники не наделали без вас глупостей. Мне ведь стоит остаться, сестрёнка? - он тепло улыбнулся Зузанне. - В этом безумном городе рядом с тобой должен быть хоть кто-то адекватный.

Берс: -Тринадцать,- прошептал Джоули, прикрыв глаза и резко открыв их на замечание Вельза.- Домой поскорее захотелось? В родную чертовщину? Не забывай, у нас тут секта оккультистов. Причем весьма сильная секта. Пробраться незамеченными в здание было возможно только при устранении господ охранников. -Вельз, пробирайся к той пятерке исключительно незаметно. Йоханна, двоих одним выстрелом снять сможешь? -Так точно,- отрапортовала девушка с "малышкой". Вельз в это время двигался вдоль стены в сторону импровизированного блокпоста. -Новенький, как тебя звать? -Ганс, командир. -Ганс, у охраны имеются рации с гарнитурой? -Никак нет. Аналог "Уоки-токи". У пулеметчиков стационарная, кажется русская. -Второй расчет пулеметчиков твой. -Есть. -Итак, Приходько, остаешься с пани Электрой, на всякий случай. Вельз. -Шлюхаю внематочно,- прошептал в гарнитуру демон, который прошел две трети пути до позиции для нападения. -По команде Йоханны убиваешь тех пятерых у ворот. Быстро и эффективно, дистанционно и по возможности без лишнего шума. Усек? Без геройства и бахвальства. -Слушаюсь и повинуюсь,- изрек демон.- К бою готов. -Фенкевич, снимаешь правого, у тебя у единственного "Штейр" с глушителем. Потом я вступаю, пойду слева направо. В центре встретимся,- усмехнулся он.- Йоханна, Ганс, готовы? -Так точно,- синхронно ответили снайпера. -Начинаем,- высовываясь из за укрытия, произнес старший лейтенант Армии Света Берс Джоули по кличке Счастливчик. Ему и Фенкевичу предстоял стремительный пятнадцатиметровый спринт до стены с последующим отстрелом численно превосходящих сил неприятеля. Оставалось надеяться, что в скоротечном бою на короткой дистанции фанатики проявят себя не лучше, чем в организации караульной службы.

Зузанна: - Спасибо, Рок, - уголки губ Хозяйки Подземелий чуть приподнялись, обозначив ответную улыбку. – Я знать, что ты – мой лучший друг… нет, не так. Ты мой брат, так. Наз-ван-ный, - уточнила она. - Да ладно тебе, Зю! – махнул рукой Рокфор, чувствуя, как краснеет его белобрысая физиономия. Хорошо хоть, что в полумраке тоннеля это было почти незаметно. - И потому, - продолжала Зузанна тихим, но твёрдым голоском, - я просить тебя идти с Кором. - Что?! – опешил Рок. – А как же ты? - Не обижаться на меня, пожалуйста, - девушка умоляюще смотрела на Рока снизу вверх, даже ладони сложила в подобии молитвенного жеста. – Но мне так быть много спокойнее. Ты ведь сильный, ты защитить Кора, если... Погонщик попятился, едва не налетев на автоматчиков: пылающая изумрудная волна не человеческой – истинно звериной ненависти чуть не сбила его с ног. В ответ он попытался изобразить усмешку, но она вышла не язвительной, а неуверенной, если не сказать жалкой, как оскал дворняги, получившей хорошего пинка. Не-ет, с этой девчонкой нужно что-то решать, причём без промедления. Конечно, неплохо бы заняться её дочуркой – он явственно ощущал впечатляющую силу крошечного создания во чреве Крысиной Королевы и уже прикидывал, посредством каких ритуалов можно со временем этой силой завладеть. Но лучшее, как говорится, враг хорошего. Не хватало ещё, чтобы возомнившая о себе дикарка из канализации сорвала его грандиозный эксперимент. - …если про-ис-хо-дить что-нибудь плохое, - договорила Зузанна. - А как же ты? – повторил Рок. Она покачала головой: - Во Дворце я в полной безопасности. К тому же за мной ведь теперь будут очень заботливо присматривать, правда, Кор? Горького яда в этом вопросе с избытком хватило бы, чтобы уничтожить всех крыс в Энске до единой. Однако каменное лицо Корнелиуса даже не дрогнуло. - Можешь не сомневаться. Стража! Проводить Её Величество во Дворец и не спускать с неё глаз до моего возвращения! Надеюсь, ты будешь достаточно благоразумна, Зю, и тебя не придётся тащить силой? - Попробуй только! – рявкнул Рокфор, сжимая кулаки. – Сокрушу! - Рок, пожалуйста, - Зузанна кончиками пальцев дотронулась до его груди. – Не надо. Я делать, как он хотеть. Она мельком глянула на Корнелиуса. Ввалившиеся бледные щёки с чёрной щетиной, поджатые бескровные губы, пустые глаза – как две дырки от пуль, кислые запахи пота и алкоголя… Чужой человек, совсем не похожий на того мужчину, который нежно гладил её по волосам в тёмной комнате старого дома. Мне так не нравится, решила Зузанна. Я так не хочу. Я буду драться за моего Кора и верну его, чего бы это ни стоило. Никто и ничто меня не остановит. Она выпрямилась, расправила плечи, упрямо вздёрнула маленький подбородок. Погасшие было глаза засияли зелёным пламенем. На месте раздавленной горем девушки с выгоревшим дотла сердцем вновь возникла гордая и хитрая Хозяйка Подземелий, владычица тёмной изнанки Энска. - Стража! – солдаты вытянулись по стойке «смирно". – Я возвращаться во Дворец, вы идти за мной. Прочь с дороги! – презрительно бросила она Погонщику, едва не столкнув его локтем в канаву с нечистотами. Рокфор проводил взглядом удаляющуюся по тоннелю процессию, после чего уставился на Корнелиуса. - Значит, так, друг ситный, - сказал он. – Исполнить просьбу сестрёнки – дело, конечно, святое. Тем более что мне вот этот черномазый, машу вать, весельчак ни грамма доверия не внушает. Не от его ли мозгоклюйства, часом, у тебя, Кор, такое опухание генеральской железы приключилось, что ты на Зю набросился? А ты, колдун, - повернулся Рок к Погонщику, - имей в виду: пусть у тебя волшебства полные штаны, но не видел я покуда такой магии, чтобы пулю могла остановить. Так что язык свой поганый придержи, ясно? Целее будешь. А теперь двинули, куда вам там надо, - закончил Рок, надевая на могучую шею шнурок с амулетом.

Евгения: Мне доводилось встречать в книгах выражение «гром среди ясного неба», но только теперь, услышав выстрел из Орудия Судного Дня Йоханны, я поняла, что оно означает. Странно, как старый музей вообще устоял, а нас всех не разметало по улице ударной волной. Сухой треск Гансовой винтовки на этом впечатляющем фоне прозвучал очень скромно – будто кто-то ломал деревянную рейку через колено, однако пулемётный расчёт на крыше немедленно завершил свой земной путь. Во дворе поднялась суета, и пронзительный голос завопил: - Тревога, братья! На нас напали! Защитим оплот веры! - Пошли! – Фенкевич в три громадных скачка покрыл расстояние до стены и вскарабкался на неё с павианьей ловкостью. Его оружие принялось беззвучно плеваться огнём: мои детекторы движения зафиксировали, как мечущиеся у чёрного хода фигуры ломаются и падают одна за другой. Мистер Джоули устремился следом, и пять секунд спустя они уже вдвоём засыпали пулями внутренний двор музея. - О прекрасная дама, глядите, на что способен ваш верный рыцарь! - Вельз, чтоб тебя, я же приказал!.. – запоздало рявкнул старший лейтенант. Демон красиво воспарил над стеной, в головоломном сальто выпуская заряд за зарядом из гауссовой винтовки. Человеческий глаз ни за что не оценил бы всё нездешнее изящество его движений, элегантность смертоносного полёта, но я-то знала, что всё это адресовано нечеловеческим глазам. Один труп, два, три… однако пара уцелевших фанатиков подхватила пулемёты и открыла ураганный встречный огонь. Я отчётливо увидела, как тяжёлые пули вонзаются в левое плечо Вельза, выбивая из демонической плоти сгустки чёрной крови. Рогатый чёрт картинно плюхнулся на землю и возопил: - А-а-а, я ранен! Руку оторвало! Медик, скорее! Катаясь в пыли, он умудрился между делом пристрелить обоих пулемётчиков, после чего принялся биться в зрелищных судорогах. - По… пожа… пожалуйста! О, мать моя, как же больно! Я истекаю кровью! Электра, прошу тебя! Ой-ой-ой! - Эка его скрутило, - буркнул Приходько. – Ну, пойдём, что ли. Держись сзади. Я имею мало общего с боевыми роботами Республики и не представляю себе даже базовых тактических схем, поэтому просто старалась как можно шустрее перебирать ногами, не отставая от солдата и прячась за его широкой камуфлированной спиной. Приходько услужливо подсадил меня на стену, и я спикировала прямо в объятья демона. - Мне так плохо! Пожалуйста, сделайте что-нибудь! О-о-о, страдания мои невыносимы!.. - Умолкни, позёр, - пробормотала я, разглядывая рану. Пули прошли навылет, не задев кость, но крови было в достатке. - Доктор, я выживу? – жалобно вопросил Вельз. - Будь моя воля, так нет, - мой язык скользнул по простреленному бицепсу демона. – Не обольщайся, я с тобой не заигрываю. Просто моя слюна… точнее, не слюна, а смазка на водной основе, обладает гораздо лучшим антисептическим и заживляющим действием, чем все эти просроченные препараты из апетчки. Вот так… а теперь перебинтуем... - Вельз, Приходько, Электра! – загремел в наушнике голос старшего лейтенанта Джоули. – Вы что там, в кафе по пути завернули?! Мы с Фенкевичем расчистили чёрный ход, бегом сюда!

Берс: В молодости, когда Берс Джоули, ирландец, даже не подозревавший о существовании сверхъестественных тварей вроде вампиров и оборотней, но страстно мечтавший о том, чтобы однажды он узнал про их существование и либо поступил в их ряды, либо стал борцом с нелюдями, в зависимости от того, какими те окажутся, не понимал. почему нельзя сделать армию снайперов и воевать только ими. Ведь и ежу же ясно, что снайпера, например, фактически не промахиваются. Одна пуля - один труп. Однако потом понял, что все люди разные. Конечно. даже обезьяну можно научить набирать номер на телефоне, за набор которого она получит банан, но тут важны множество факторов: способности, предрасположенность, усидчивость и прочее-прочее. В общем, мечта сбылась, непонятки как-то сами собой развеялись.. Только вот сейчас непонятно было, что было бы лучше - чтобы он был сейчас каким-нибудь офисным работником или там писателем-фантастом или псом войны, командиром погибающей, но не сгибающейся перед противником Армии Света, которая... Вспомнился поступок рядовых и младшего офицерского состава год назад. Стало стыдно. Стыдно за них. Стыдно за то, что дожил до такого и стал свидетелем. Простые солдаты выдали комиссаров и офицеров этим нелюдям, серым. Выстрел, выстрел, еще выстрел. Пули ложились туда, куда их посылал стрелок. Выстрел - башка сектанта разлетелась, как гнилой арбуз - автоматическое ружье "Сайга" страшная штука. Подготовленный человек может поражать с такого оружия до двух целей в секунду. Последний выстрел ознаменовал последующее молчание. Все цели поражены. Три или четыре секунды. Чертов демон все никак не унимался. -Вельз, я тебе, сука, ноги сломаю и в жопу засуну. Разумеется, никто не выключал гарнитуры и они находились в режиме постоянного вещания. Пошутить в спокойной обстановке Счастливчик был и сам не против, однако на задании шутки шутками, а дурачиться и подставлять остальных своими выходками Берс не позволял никому и разбивал рожи не единожды по выполнении задания еще будучи в группе Китайца. А сейчас и подавно. Сделал дело - хоть в задницу себя целуй на мосту. Дождавшись, когда демон и Электра появятся в зоне видения, старлей вошел через черный вход, ожидая чего угодно - хоть Геенны Огненной. Чипованные глаза высматривали возможные места засады и удобные места для укрытия, если начнется пальба. -Короткими перебежками. Стреляем во все что шевелится. Бережем патроны. Все как обычно. Сам же Берс принялся медленно и по возможности бесшумно идти вдоль стенки, по-прежнему вглядываясь в элементы декора. Лоб покрылся испариной.

Nail Buster: Три неприметные фигуры в серых плащах вышли из грязного проулка, чтобы тут же скрыться в другом, напротив. Корнелиус, Рокфор и в особенности Погонщик никогда не показывались наверху без капюшонов и масок Серой Рати - особенно в тех кварталах, где она безраздельно владычествовала и где любой посторонний, не похожий с виду на бойца Сопротивления, запросто мог схлопотать пулю от безмозглого снайпера-зомби. Чернокнижник по праву гордился тем, что первым из ныне живущих научил мертвецов стрелять, хотя с этим пришлось преизряднейше повозиться. Кое о чём он случайно догадался сам, кое-где задействовал силу протей-ретрансляторов, кое-какие идеи ему подсказало долгое изучение малышки Зузанны и её собственного необычайного дара. Конечно, он не смог вложить и толики настоящего разума в прогнившие черепные коробки своих детишек, но во всяком случае они теперь имели какое-никакое представление об оружии, о тактике и стратегии, даже немного об иерархии и субординации. То, что теперь представляла собой "мёртвая" часть Серой Рати, больше всего походило на колонию муравьёв, туповатых и никчёмных по отдельности, но могучих и грозных сообща. Как раз под стать их подземному муравейнику, из которого было таким наслаждением выкарабкаться наконец на свежий воздух. Чего-чего, а свежего воздуха в Энске хватало с лихвой. Несмотря на разлитый повсюду тонкий запах опасности и насилия, типичной для больших городов вони и духоты здесь, как ни странно, вовсе не ощущалось. Оно и понятно - заводы на поверхности давно и безнадёжно стояли, а под землёй практически не давали выхлопа, машин на улицах не было, разве что редкие патрульные броневики... Лишь сыроватые испарения, приносимые ветром с северного болота, могли бы смутить чьё-то чувствительное обоняние, но Погонщику даже нравилось вдыхать их. Прежде чем натянуть на лицо треклятый противогаз, он некоторое время просто стоял и, блаженно прикрыв глаза, вдыхал и вдыхал полной грудью. "Кажется, дождь собирается," - подумал он ни к селу, прежде чем двинуться в путь. Лаз вывел их из Дворца почти на самой границе гетто. Короткими перебежками миновав два квартала, они внезапно вынырнули из тени многоэтажек на широкую ухабистую трассу, по другую сторону которой ютились маленькие серые общежития, словно бы придавленные к земле свинцовым сентябрьским небом. Узкую улицу, тянувшуюся между этими унылыми строениями, когда-то перегораживал не менее унылый шлагбаум, теперь же его обломки валялись в пыли под ногами повстанцев. Корнелиус наступил на помятую жестяную табличку: "Не пытайтесь покинуть гетто! Часовые открывают огонь без предупреждения!" С другой стороны таблички значилось, очевидно, нечто вроде "Труд освобождает" или "Каждому своё", но Кор не счёл нужным её переворачивать. - Добро пожаловать в Серый город, - пробормотал он и занёс ногу за шлагбаум, но Рок его удержал. - Постой. По главной улице мы не пойдём - теперь, когда Эзергиль Нолан и его друзья хозяйничают на старых складах, она может быть опасной. Мины, автоматические турели, всякое прочее дерьмо... О, смотри! - он указал пальцем вдаль. Посреди улицы, раскинув руки-ноги на манер морской звезды, лежал труп. Свежий, судя по белой аэсовской униформе, ещё не успевшей толком испачкаться. - Что я тебе говорил? - Петляя между домами, мы тоже можем нарваться на турели, - мрачно протянул Кор, рассматривая мертвеца сквозь прищуренные веки. Интересно, кем был этот парень и что здесь делал? Искал ли он Храм, как и они, или же просто забрёл не туда? И действительно ли его убили смертоносные устройства Нолана? Про Серый город ничего нельзя было сказать наверняка... Случайно взгляд его упал на Погонщика. Припав на одно колено, тот чертил на песке вокруг себя замысловатый узор. - Папа Легба, отвори ворота, - раздался его тихий голос, приглушённый и искажённый противогазом. - Отвори ворота и дай мне пройти. - Что ты?.. - Тихо! - колдун вскинул голову и страшно посмотрел на Корнелиуса. - Перекрёсток дорог... рассветные сумерки... идеальное место и время... Не мешай мне, Лорд Сточных Вод, - он вновь вернулся к своим заклинаниям, но на сей раз спутники не разобрали ни слова. Наблюдая за действиями Погонщика, они не заметили, как труп за их спинами начал двигаться. Сперва по нему будто прошла волна, затем он неловко поднялся на ноги и наконец застыл, тупо глядя на своего нового повелителя. Из его глотки вырвался громкий душераздирающий хрип, который-то и заставил Кора и Рока обратить на него внимание. - Ох ты ж... - Впервые в жизни они видели, как их соратник возвращает мертвецов с того света. - Можете звать его Шон, - Погонщик встал рядом с ними. Узор на земле исчез. - Шон, познакомься, это Его Милость Корнелиус, предводитель Освободительной Серой Рати, куда ты имеешь честь быть зачисленным в качестве новобранца. Вопросы есть? - Кхх! - прохрипел зомби в ответ, бессмысленно выкатив белесые шары глаз. - Вопросов нет? Отличненько. Шон, в нашей маленькой бригаде тебе уготована почётная роль разведчика. Проще говоря, ты пойдёшь вперёд, а мы сразу за тобой, след в след. Найдёшь мину - подпрыгни как можно выше, издай громкий взрыв, чтоб мы наверняка его услышали, и аккуратно рассредоточься по окрестной территории. Насчёт турелей не беспокойся - теперь крупнокалиберные пули тебя не слишком-то должны заботить, разве что одна попадёт тебе прямо в тупую башку. Задача ясна, солдат? - Кхх! - Отлично! Тогда вперёд, Шон, вперёд! Нас ждут приключения и чудеса!

Евгения: - Вот и верь после этого людям! – бубнил Вельз у меня над ухом. – Да в каждом втором вашем фильме главный герой непременно получает пулю в плечо и скачет после этого как зайчик, а женщина его мечты тут же сама вешается на шею! И где это всё, а? Как не стыдно дурить голову доверчивому демону! Целую микросекунду я боролась с искушением порекомендовать рогатому ухажёру в следующий раз не мелочиться и подставить под пули голову. Но, наскоро составив и проанализировав психопрофиль Вельза, я пришла к выводу, что лучше этого не делать. У наивного адского парня вполне могло хватить глупости и отваги последовать такому совету, что негативно отразилось бы на боеспособности всей группы. Кроме того, мне вовсе не хотелось опять заниматься обеззараживанием его ран: кровь демона имела омерзительный вкус и пахла тухлыми яйцами. За дверью чёрного хода открылся небольшой тамбур, а дальше – просторное помещение музейной мастерской. Один за другим бойцы шагали через порог, держа оружие наизготовку и озираясь по сторонам. Снаружи снова рявкнула «малышка» Йоханны, и могучий голос её смешался с грохотом близкого взрыва. Пол под ногами ощутимо дрогнул, с потолка посыпалась старая побелка. На макушку Приходько обрушился целый пласт штукатурки, так что он даже присел от неожиданности: - Эй, подруга, нельзя там как-нибудь поаккуратнее? Ты же нас похоронишь к чёрту, тут всё на соплях держится! - Извините, господин сержант, - как всегда невозмутимо отозвалась девушка-снайпер, - Ганс заметил какое-то движение у главного входа. Наверно, противник пытался обойти вас с тыла. Пришлось немного погромить их автопарк. Бензина в цистерне было на донышке, фейерверк удался на славу. Тут в наушнике раздался короткий свист, и через мгновение – звучный щелчок. - Нас обнаружили, - хладнокровно сообщила Йоханна. – Меняем позицию. Бледный свет, едва пробивающийся сквозь заросшие грязью и паутиной стёкла, выхватывал из темноты смутные очертания витрин, стендов, деревянных ящиков, стоек со стеклянными пробирками, рабочих столов… И всё это было опрокинуто, разбито вдребезги и разбросано как попало. Пол усеивали переломанные окаменевшие кости и раздробленные черепа экспонатов. - Полный хаос, - пробормотал Фенкевич. – Что тут случилось? Полный же, на хрен, хаос! - Нет, - возразила я. Тысячи окружающих мелочей в моём восприятии легко сложились в стройную, непротиворечивую, хотя и совершенно безумную по людским меркам картину реальности. – Это вовсе не хаос. Это порядок, вывернутый наизнанку. Мистер Берс Джоули повернулся ко мне, и в его глазах, отливающих багрянцем (побочный эффект имплантированных усилителей зрения и инфракрасных сканеров), мелькнуло удивление: - Что ты имеешь в виду? - Вот, - я, не глядя, подняла с пола первый попавшийся предмет. Им оказался длинный толстый болт, покрытый пятнами ржавчины. Должно быть, согнуть его под углом почти в девяносто градусов стоило немалых усилий. – Тут всё исковеркано – от этого болта до лепнины под потолком. Абсолютно всё, понимаете? Это была не вспышка ярости, не спонтанный погром, а долгая, нудная, кропотливая работа. Кто-то потратил много времени и сил на создание этого... своеобразного антипорядка. На его сотворение.

Берс: То, что открывалось взору Джоули было, мягко сказать, удивительным. Действительно, если всмотреться, то было видно, как исковеркано все окружение. И это не могло нравиться. -Еще бы знать, что ожидать от этих сектантов.. Так, господа бойцы и не особо, впереди может быть все, что угодно. От глиняных големов до банды хорошо вооруженных профессионалов-фанатиков. Вполне вероятно, что консоль связи могли сделать своеобразным алтарем.. "Не помешала бы тут помощь Марии и "Итерации-9", но так и к хорошему недолго привыкнуть.." Берс аккуратно и почти бесшумно шагал по полу, усеянному штукатуркой, исковерканными предметами, обломками чего-то.. Мобильный телефон "раскладушка", закрытый так, что видно было и монитор, и клавиатуру, хрустнул под ногой. Что характерно, ни одной крысы, ни одного таракана не было видно. Умные животные не совались сюда, в отличие от глупых людей. Берс был уверен, положи тут по центру помещения гору мяса, ни одно животное не подойдет, чтобы полакомиться, хоть зазовись и заприманивайся. А люди вот сами шли в логово сектантов. -Остается надеяться, что терминал они не превратили в пособие по "антипорядку", как все остальное..- пробормотал старлей, держа оружие в позиции для стрельбы. Ноги были чуть подсогнуты. Командир Армии Света напряженно всматривался в пространство перед собой. Что поделаешь, если раньше, когда Армия Света только родилась и достигла пика своей мощи и популярности, массовые столкновения были гораздо чаще, чем сейчас. Сейчас Армия Света больше походила на сборище партизан, которые воюют больше по привычке, не зная, что творится за пределами их леса. Леса, называемого Энском. Миновав мастерскую, Берс подошел к искореженной двери в основной зал. Чем-то оттуда потягивало, причём основательно так потягивало... гнилью какой-то, что ли? Гробовая тишина, нарушаемая лишь редким похрустыванием чего-то под ногами, начинала давить на психику. И если у снайперов была хотя бы задача ясна и враг перед глазами, то тут ни врага, ни четкой цели, ни, соответственно, путей достижения этой цели. Во всяком случае, очевидных. -Вельз, Фенкевич, занимаем позиции, прикрываем остальных. Приходько - прикрывай Электру, следи за тылами. -Слушаюсь, мой генерал,- выдал демон и получил весьма выразительный взгляд от "генерала". Заткнулся. Прелюдией к боевым действиям стала влетевшая в главный зал фосфорная граната. Страшно было подумать. что сотворит она с сетчаткой снайперов, буде таковые там имелись. Да и простым бойцам было не позавидовать. Глухой хлопок и спустя секунду старлей вошел в помещение, сразу же вычисляя, за каким предметом интерьера он займет позицию на случай, если придется вести огонь. Пока что было тихо.

Евгения: Главный зал, занимавший большую часть первого этажа, в прошлом, должно быть, выглядел очень впечатляюще. Размерами он несколько уступал сборочным цехам корпорации Cherry, которые мне всего двадцать три дня назад (а по сути – в прошлой жизни) с гордостью демонстрировал мистер Лесс. Зато в цехах не было таких высоких, в два этажа, окон с красивыми переплётами и красивых шарообразных ламп под потолком, изображающих цепочки ДНК. Правда, сейчас дневной свет едва сочился сквозь эти заколоченные досками, закрашенные или просто очень грязные окна, стёкла в затейливых переплётах рам помутнели и покрылись трещинами, а от ламп почти ничего не осталось – не могу сказать с уверенностью, но, кажется, их долго и трудолюбиво расстреливали из какого-то ручного оружия. Однако не темнота и не грязь привлекли моё внимание, стоило мне перешагнуть порог зала. Подключив встроенный лазерный дальномер, я определила площадь этого помещения в три тысячи семьсот пятьдесят квадратных метров. И каждый миллиметр пола, стен и потолка источал прямо-таки невероятный, густой почти до степени осязаемости смрад. Пахло засохшей кровью и разлагающимся мясом. Пахло мочой и экскрементами. Пахло застарелым человеческим потом, сальными выделениями, неизвестными мне едкими химикатами… - Вбогавдушувтрёхсвятителей! – на одном дыхании выпалил Фенкевич, потом издал утробный булькающий звук и согнулся дугой, повинуясь неодолимому зову рвотного рефлекса. - На ботинки мне, сволочь! – страшным шёпотом захрипел Приходько. – Ну, тебя и корёжит, чисто из шланга, право слово! Ой, - добавил он вдруг с какой-то новой интонацией, - ой, чё-то меня тоже… нехорошо чё-то… буэээ! - Не расслабляться! – скомандовал мистер Берс Джоули. Голос его прозвучал необычно – глухо и словно бы сдавленно. По всей видимости, утренний омлет и булочка с джемом тоже решили устроить внутренние беспорядки. - Действительно, господа, где ваши манеры, - промурлыкал Вельз. – С нами дама, а вы блевать затеяли. Какой конфуз. Нашли время. Демону чудовищная вонь, по всей видимости, ни малейших неудобств не причиняла. Даже наоборот: он втягивал застоявшийся, пропитанный разложением воздух полной грудью, со сладострастным свистом, жадно раздувая ноздри. - Восхитительно! – пришелец из Преисподней аж плечами передёрнул от удовольствия. – Нет, я положительно в восторге, господа! Какой сложный и тонкий букет! Не хватает разве только нотки дохлой кошки в ореоле собственной заплесневевшей шерсти и контрапунктом к ней – послевкусия скисшей капусты. Эта комбинация довела бы аромат до совершенства, придав ему столь недостающую горьковатую пикантность, не правда ли? Как вы находите, мадемуазель Электра? - Хватит паясничать, - огрызнулась я. – Меня уже достали твои тупые шутки! - Что ж… у них тут… сдохло-то… - страдальчески простонал Фенкевич в паузах между спазмами. - ОТЛИЧНЫЙ ВОПРОС! Светофильтры моих оптических сенсоров сработали в аварийном режиме, снизив их чувствительность на восемьдесят процентов. Только благодаря этому я сохранила способность к зрительному восприятию, когда лучи четырёх неправдоподобно ярких прожекторов, полыхнувших в темноте маленькими солнышками, накинули на нашу группу ослепительную световую паутину.

Берс: Задержав дыхание, Берс Джоули, новый командир Армии Света, существующей теперь исключительно в пределах Энска, натянул респиратор на морду лица, едва только почувствовал, как подкатывает тошнота от тухлого запаха. Нет, он видел и бойни, и братские могилы.. Но тут запашина стоял такой, что создавалось впечатление, будто все жертвы Бухенвальда, Освенцима и остальных концентрационных лагерей были не сожжены, а мистическим образом телепортированы в музей. И разлагались в герметичном помещении, куда изредка добавляли кислород для того, чтобы процесс гниения не прекращался. -Защитные маски надеть, как проблюетесь,- пробубнил Счастливчик, глядя под ноги. Наверно, не зря его назвали Счастливчиком. Если бы он смотрел сейчас не на пол, а вперед, то ослеп бы на секунд десять по меньшей мере. Если бы не на совсем. Имплантированные чипы были весьма несовершенными и могли попросту погореть. С частью мозга, с которой были соединены. Ругнувшись про себя, старлей ухватил одной рукой Электру и весьма грубо толкнул в сторону, чтоб ненароком не получила пулю, если стрелять начнут. Чипсеты уже адаптировали зрение под агрессивное освещение и Берс готов был к бою. Демон куда-то скрылся. Однако по ту сторону фотонов не палили и не спешили превращать трех оставшихся на виду людей в дополнение к общей картине, а в последствии - и к запаху. Командир Армии Света стоял, готовый начать стрелять и прикидывал, откуда начнет. Бросать Фенкевича с Приходько было нельзя. "Куда бы не пошел, везде творится пиздец.. Хоть какая-то стабильность.."- подумалось Берсу, когда он наступил на ногу Приходько, чтоб брал себя в руки и переставал блевать. Следом он наступил на ногу и Фенкевичу. -Куда опять делся этот рогач?..- эхолокатор наконец-то заработал, показывая диспозицию потенциального противника.

Зузанна: Серый город и до того, как кучка мерзавцев из правительства за долю малую продала нелюдям Энск со всеми его обитателями, выглядел весьма уныло: несколько кварталов однотипных двух- и пятиэтажек из бурого кирпича, выстроенных на низком болотистом берегу Ядвиги. Ещё во времена блаженной памяти маршала Ярузельского эта местность считалась крайне неподходящей для прогулок при луне, а одиноким барышням посещать её не рекомендовалось и средь бела дня. С окончательным же упразднением социалистической законности Серый город быстро превратился в самую настоящую клоаку, куда даже полиция предпочитала лишний раз не соваться. Каэмовцы и аэсовцы бандитов всех мастей истребляли без суда и следствия, и те на какое-то время пришипились, но после развала АС и воцарения нынешнего хаоса преступный разгул возобновился с новым размахом. Мартыхай, Гвоздь, Рогатый и десятки других мелкотравчатых «авторитетов» самозабвенно грызлись за право обирать какую-нибудь жалкую лавчонку или третьесортный притон с трипперными чаровницами. Счёт трупам шёл на десятки, а доставшийся победителю приз чаще всего представлял собой груду дымящихся развалин. При этом седалищные нервы «крёстных отцов» Серого города обладали исключительной чувствительностью, и действительно серьёзных хищников - вроде того же Эзергиля Нолана сотоварищи - доморощенные гангстеры старательно обходили десятой дорогой. - Лёгкая прогулка на свежем воздухе! – глухо разглагольствовал Погонщик в сером резиновом рыле. – Золотая осень! Какова погодка, а, Шон? - Кх-х-р, - отозвался зомби. Он двигался посреди улицы дёрганым шагом, враскачку, будто заводной солдатик, в механизме которого что-то сломалось. - Зачем нам эта падаль? – пробурчал Рокфор. – Взяли бы лучше десяток зомби из последнего пополнения или взвод моих ребят, толку было б больше. - Зомби понадобятся в другом месте, - пояснил Корнелиус. – Сегодня рано утром светлячки добрались до Чирья – кстати, по слухам, там опять не обошлось без демона. Так или иначе, сейчас самое время покончить с бандой. Мы получим не только ресурсы, но и новый удобный плацдарм для наступления. Что до твоих солдат, Рок, то они, конечно, преданы нашему делу, но языки у них без костей, а я… - Кор на мгновение запнулся, - то есть мы хотели бы сохранить эту вылазку в тайне. - Именно, - подтвердил Погонщик, многозначительно погрозив серенькому небу указательным пальцем. - Да у вас обоих паранойя уже, – фыркнул Рокфор. – Тушняком не корми, дай на ровном месте секретность развести. Сами ж говорили, что в Блуждающем Храме может что-нибудь против демонов найтись, вот мы и… – тут он резко остановился, словно налетел на невидимую стену, и повернулся к чернокнижнику. – Или ты ещё что-нибудь задумал? А ну, колись, курва, пока я из тебя всё дерьмо не выбил! Зрачок автоматного дула уставился Погонщику прямо в лицо. Тёмные масленые глаза за стеклянными окулярами насмешливо сощурились: - Пан Рокфор желает поиграть в Дикий Запад? – в руке колдуна с поистине волшебной скоростью сгустился большой старомодный никелированный револьвер. – Извольте, я готов. Чей выстрел будет первым? - Отставить вестерн! – гаркнул Корнелиус. – Совсем охренели?! Нашли место и время! Рок, опусти оружие, я тебе сейчас всё объясню! Погонщик, мы вроде куда-то торопились? - Кх-х-р… - Эта черномазая тварь нас уже подставила один раз с «Протеем»! Или ты забыл, что Зю из-за него тогда чуть не погибла? - Белого идиота кусок, да я вас всех спас! И Её Крысейшество в том числе! Если б не моё волшебство… - Ар-р-гхх! - А ты вообще заткнись, дохлятина бессмысленная, тебя забыли спро… - Гра-а-ах!!! Зомби по имени Шон подозрительно затоптался на месте, вытянув руки перед собой. Мутными бельмами глаз он безотрывно сверлил развалины сгоревшего двухэтажного дома слева от дороги. - Кажется, кто-то довыпендривался, мать вашу, - понизив голос до шёпота, констатировал Корнелиус. Она уже долгое время следила за этими двуногими существами, искусно скрываясь в руинах. Сквозь странный запах их длинных шкур отчётливо чувствовался другой – вожделенный запах сочной, вкусной еды, нежного сладкого мяса, в которое до одурения хотелось вонзить зубы. По меркам своего народа она была ещё совсем молода, но уже многое знала о повадках двуногих. Нападать на них лучше всего в тот момент, когда они этого не ожидают. Пусть голод закручивает внутренности узлом, пусть слюна капает с клыков – надо быть терпеливой и внимательной, чтобы не упустить свой единственный шанс, когда он наконец-то представится. Вот двуногие остановились, вот наставили друг на друга железные палки и принялись орать что-то неразборчивое глухими голосами… Глупые неуклюжие твари. Низшее звено пищевой цепочки. Иногда во сне память крови возвращала её в славное прошлое, когда двуногие твёрдо знали своё место и оказывали таким, как она, божественные почести. Увы, с тех пор они многое забыли и сильно обленились. Ну да ничего: она им напомнит. Прямо здесь и сейчас. Сильные лапы с острейшими лезвиями когтей напряглись для прыжка. Горящий взгляд сфокусировался на обречённых двуногих.

Евгения: - ХОРОШИЙ ВОПРОС, - повторил голос. Необычно тонкий, вибрирующий, пронзительно-визгливый, он был очень неприятен на слух, но звучал чрезвычайно уверенно. Вне всяких сомнений, голос этот принадлежал человеку, привыкшему командовать… нет, даже не так, поправила я себя. Привыкшему повелевать – вот это, пожалуй, будет точнее. Второй этаж музея представлял собой широкую галерею, опоясывающую по периметру главный зал: вероятно, он предназначался для демонстрации относительно некрупных экспонатов. Голос исходил именно оттуда, из двух больших чёрных колонок, закреплённых на балюстраде, как раз рядом с одним из прожекторов. Там, на галерее, явно были люди, и в немалом количестве, причём не очень-то они и скрывались – я слышала шарканье ног, напевное молитвенное бормотанье и лязг оружия, - но разглядеть их сквозь белое электрическое сияние не могла. Военные модели оптических сенсоров, разумеется, справились бы с этой помехой, жаль только, что никто из Управляющих не догадался оснастить ими куклу для постельных забав. - ЗДЕСЬ УМЕРЛА ГОРДЫНЯ ЛЮДСКАЯ! – заверещал голос. – ЗДЕСЬ СГИНУЛА НАВЕКИ БЕСОВСКАЯ ЕРЕСЬ – ЛЮБОМУДРИЕ, ЧТО УЧИЛО ПРЕЗИРАТЬ СВЕТ БОЖЕСТВЕННОЙ ИСТИНЫ И ТОЧИЛО ВЕРУ, КАК РЖАВЧИНА ТОЧИТ ЖЕЛЕЗО! НО ВЕРА НАША КРЕПЧЕ ЖЕЛЕЗА, И ЕРЕТИКИ БЫЛИ ПОВЕРЖЕНЫ! НЫНЕ, ОБРАЩЁННЫЕ ВО ПРАХ, ОНИ СЛАВЯТ БОЖИЙ ЗАМЫСЕЛ, КОИМ СОТВОРЕНА ТВЕРДЬ ЗЕМНАЯ И ВСЁ СУЩЕЕ НА НЕЙ! Лучи прожекторов вспорхнули к потолку, потом скрестились в центре громадного зала, выхватив из полутьмы большой жёлто-белый крест высотой метра под два с половиной. Вполне логично и предсказуемо – мало какая религиозная секта обходится без собственных объектов поклонения. Вот только крест этот был какой-то кособокий... хотя вряд ли можно ожидать идеально правильной формы от предмета, материалом для которого послужили человеческие костяки. А вокруг креста расположились неподвижные коленопреклонённые фигуры. Я сразу же вспомнила слова лейтенанта Руфуса: «…шляются по улицам и хватают всех без разбору, кто отбиться не смог. И уж что Свидетели дальше с людьми делают, можно только гадать – никто ещё не вернулся и не рассказал». Что ж, эту тайну мы, можно считать, разгадали. Кстати, заодно определился и источник всепроникающего запаха. Мертвецы. Десятки, если не сотни мертвецов, навсегда застывшие в молитвенных позах. Те из них, что располагались у самого подножия скалящегося ухмылками черепов креста, уже совсем истлели, а некоторые и вовсе рассыпались кучками высохших костей и заскорузлого тряпья. Зато в дальних рядах… Вздувшееся, почерневшее мясо, источающее гной, пустые глазницы, в которых копошатся личинки мух, и сами мухи, облепившие разлагающиеся тела. - ВЫ ОСКВЕРНИЛИ ХРАМ БОЖИЙ! – голос окончательно сорвался на истерический визг. – ВЫ ЯВИЛИСЬ СЮДА С ОРУЖИЕМ И УБИЛИ НАШИХ БРАТЬЕВ! ВЫ ЕРЕТИКИ, И ВАШ УДЕЛ – ВОССЛАВИТЬ ГОСПОДА, СОТВОРИВШЕГО НЕБО, И ЗЕМЛЮ, И ВСЁ СУЩЕЕ! - Командир, наблюдаю перемещения противника, – Йоханна определённо была не на шутку взволнована. – Не менее сорока человек во внутреннем дворе, автоматы, ручные пулемёты, гранатомёты. Чёрный ход заблокирован, нам с Гансом их всех не перестрелять. Боюсь, вы отрезаны. Что у вас происходит? Какие будут приказания?

Nail Buster: Один из двуногих - тот, что успел заметить охотницу в её укрытии и теперь бессмысленно на неё таращился - разительно отличался от других членов его стаи. Она уже видела раньше созданий, подобных ему, но сюда, в Серый город, они забредали нечасто. Странными они были, эти создания. Их старое, гнилое, кишащее червями мясо абсолютно не годилось в пищу, они были холодными и жёсткими, но всё равно жили и двигались, бредя куда-то по своим делам на самой границе её охотничьих угодий. Самым же странным было то, что эти загадочные несъедобные двуногие ровным счётом ничего не боялись и, казалось, были полностью равнодушны к собственной жизни и к жизням своих собратьев. Потому-то на них никто и не охотился никогда, кроме совсем уж юных и несмышлёных щенков - ни ради еды, ни ради забавы. Кому охота играть с добычей, которая даже не пытается убегать? Этому же гнилому двуногому компанию составляли трое других, и в их жилах пульсировала сладкая, тёплая кровь. Их мясом она утолит на сегодня свой голод. До тех пор, пока не придут другие... Кто-то всегда приходит. Земли Серого города никогда не оскудеют на дичь. Бурой молнией охотница рванулась с места и, разинув полную кривых зубов алую пасть, понеслась в атаку. На то, чтобы покрыть расстояние между собой и добычей, у неё должно было уйти не более полсекунды... ...но двуногие не дали ей этой полсекунды. - КАРАМБА! - заорал Погонщик и пальнул из своего револьвера мимо Рокфорова плеча. "Стреляешь, как моя слепая бабушка, мразь!" - хотел было крикнуть парень и едва не надавил на спусковой крючок... но в последний миг его остановил нечеловеческий рёв боли. Круто развернувшись на каблуках, он наконец увидел охотницу. Тёмную волкоподобную тварь с телёнка величиной, с жёстким гребнем на холке и массивной головой, оснащённой мощными, как у тираннозавра, челюстями. Не завершив своего броска, она как раз уходила вбок, поднимая с дороги тучи пыли. Пуля негра оцарапала ей переднюю лапу. - Чупакабра! - вскричали одновременно Рок и Корнелиус. Тварь перед ними нельзя было не узнать. Давным-давно, ещё во времена пресловутого Бастера, эти кровавые хищники были главной ударной силой одного из элитных подразделений Спецкулака. Живые машины-убийцы, великолепно выдрессированные, по-собачьи преданные своим хозяевам и почти по-человечьи разумные. Цепные собаки вампирского режима, безнаказанно терроризирующие по ночам самые глухие энские кварталы. Теперь, лишившись хозяев, чупакабры выживали сами по себе. Оголодавшие, озлобленные зверюги бродили по улицам Серого города, ловя и съедая всё, что только можно было поймать и съесть. В первую очередь - неосторожных путников. Грянули выстрелы, но тварь успела уйти с линии огня - изящным, почти кошачьим движением она метнулась влево и, оскалившись, скрылась за стеной ближайшего дома. Рассчитывать на внезапность больше не приходилось - люди каким-то образом заметили её первыми и пустили в ход огненные палки, а против них охотница была почти бессильна. Задрав голову к серому небу, зверь протяжно завыл, призывая стаю. - Ну и дела, - поёжился Корнелиус, услышав вой. - Похоже, их здесь скоро будет чёртова прорва. - Предупреждай, когда начинаешь палить, - хмыкнул меж тем Рокфор, обращаясь к чернокнижнику. - Я уж было подумал, ты мне башку снесёшь, и чуть тебя маслинами не нашпиговал. Как ты её углядел-то? - Не я, - улыбнулся Погонщик. - Благодарите старину Шона. Что видит он, вижу и я. Во всяком случае, когда мы так близко друг к другу. Верно, Шон? Мы ведь близки, как никогда, сынок? - Кхх! - радостно закивал покойник, повинуясь движущимся пальцам колдуна. Кор же и Рок, встав спиной к спине и не опуская оружия, оглядывались по сторонам, силясь угадать, когда стая придёт на зов своего сородича. - Ты её видел? - прошептал лидер Сопротивления. - Угу... Мелкая, глупая ещё, иначе бы в одиночку не наскочила. На вооружённых бойцов они всегда нападают по двое-трое. Умные, черти, только что говорить не умеют. Что делать-то будем? Корнелиус крепко задумался. Он уже видел перед внутренним взором картину - десяток матёрых хищников, больше любого медведя, стремглав несётся через туман на помощь попавшему впросак детёнышу. Охотники обходят улицу с двух сторон, выглядывают удобные позиции для смертельного броска. Возможно, прямо сейчас. В эти вот самые минуты. На краткий миг парню почудились хищные жёлтые глаза в одном из чёрных оконных провалов... и в соседнем тоже... - Вот где сестрёнка бы сейчас не помешала, - посетовал Рок. - Голову бы тебе открутить не помешало, - сжал губы Корнелиус. - Хорошо, что Зю здесь нет. Почём зря я ей больше рисковать не дам, - он передёрнул затвор и вздрогнул, когда кличу охотницы ответил другой. Близко. Очень близко!

Берс: Фенкевич и его друг, Приходько, наконец-то проблевались. Нет, они могли бы и дальше продолжать, если бы не надумали вдыхать ртом воздух после спазмов, скручивающих тело при рвоте. Так или иначе, оба были в долее-менее дееспособном состоянии. -Сорок рыл..- пробубнил через полумаску респиратора Берс, повторяя за Йоханной известные уже данные.- Сержант Йоханна, бей по всему, что может взрываться из боекомплекта противника.. По команде. -Есть,- раздалось в наушнике гарнитуры. Гарнитуры, к слову, были весьма и весьма паршивенькими. Старые, но относительно надежные, без всяких там микронаушников и охренительно мощных антенн. Чем богаты, как говорится.. -Режим радиомолчания, Йоханна, начинай. Вместо привычного короткого "есть" раздался выстрел, а следом и взрыв. С двухсот-трехсот метров толковый снайпер может положить пулю в цель размером с сигаретную пачку. А уж со снайперской винтовки для стрельбы на сверхдальние дистанции и в монетку попасть можно. Так или иначе, Берс тоже начал действовать: он снял с разгрузки фосфорную гранату и швырнул поближе к символу крепости Веры тутошней секты. "Раз.. Два.." -А я не хочу, не хочу по расчету..- раздался голос Вельза в наушниках. Чертов демон наплевал на прямой приказ и принялся с демонической же скоростью и силой швыряться телами на верхней галерее. Сектантами разил сектантов, если можно так выразиться. И вполне себе неплохо. А пока наверху творилась небольшая неразбериха, граната решила рвануть по счету "четыре". Слегка заложило уши, благо что тяпку свою разинуть никто не забыл. А затем старший лейтенант Джоули начал палить по прожекторам, не забывая цеплять при этом и живые цели. Грохотала снайперская винтовка Йоханны, трещал АК-47, плевалась дробью "Сайга". -Приходько, черный вход простреливай.. Помирать отчаянно не хотелось, но если уж помирать, то жизнь свою продавать стоило за дорого.

Евгения: Белая вспышка зажигательной гранаты, рассыпающийся крест из костей и черепов, грохот стрельбы, звон лопающихся прожекторов, в лучах которых мелькали тела сектантов, угодивших Вельзу в лапы, и надо всем этим хаосом – пронзительный визг: - БОГОХУЛЬСТВО! УБЕЙТЕ НЕВЕРНЫХ, БРАТЬЯ! ПРОЛЕЙТЕ ИХ КРОВЬ, ДАБЫ СМЫЛА ОНА СКВЕРНУ СОМНЕНИЙ И НЕВЕРИЯ, ЧТО ЕРЕТИКИ НЕСУТ С СОБОЮ! ДА ВОССИЯЕТ СНОВА СВЯТОЙ ХРАМ НАШ! Приходько и Фенкевич, укрывшись за искорёженными разбитыми витринами, по очереди палили в сторону чёрного хода. В дверях мастерской то и дело мелькали силуэты сектантов; пули ломали и отбрасывали их, но только затем, чтобы на их месте возникли другие. Горячие гильзы с весёлым звоном прыгали по грязному мрамору. Мистер Джоули, присев на одно колено, выпускал очередь за очередью по второму этажу. Оттуда стреляли в ответ, вразнобой и не слишком метко, однако… …однако даже я, не владеющая и азами военной премудрости, сознавала, что при таком численном перевесе противника получение каждым бойцом нашего маленького отряда не совместимых с жизнью повреждений является только вопросом времени, причём самого ближайшего. А уйти тем же путём, каким мы пришли, было уже невозможно: во дворе музея пальба шла едва ли не бодрее, чем внутри. Стараясь держаться за спиной старшего лейтенанта и не вздрагивать от визга близких рикошетов, я ещё раз внимательно осмотрела зал. Схема подсказывала, что где-то здесь должен быть ход в подвальное помещение, где находился терминал связи. Да, точно, вот и дверь – по левую руку, наискосок от нас, в каких-то двадцати пяти метрах. Небольшое, но крайне важное уточнение: в насквозь простреливаемых со всех сторон двадцати пяти метрах. Однако только этот вариант давал хотя бы минимальные шансы на выживание. К счастью, специфика моего основного предназначения в ряде случаев требовала очень точной координации движений и незаурядной гибкости. К несчастью, Старшие, наделив меня соответствующими способностями, вовсе не предполагали, что они могут оказаться востребованными где-нибудь за пределами хозяйской спальни. Натуральные волосы, красивая грудь, гладкая белая кожа – всё это, конечно, прекрасно, но совершенно бесполезно, когда пуля выбивает фонтанчик искр из камня в сантиметре от твоего носа. Будь у меня возможность, я сейчас охотно поменяла бы своё идеальное тело на неуклюжую тяжёлую броню штурмового киборга, не имеющую даже намёка на первичные половые признаки. Прижавшись к полу и по-змеиному извиваясь всем телом, я подползла к мистеру Джоули, который как раз перезаряжал своё оружие, осторожно потыкала пальцем в широкую спину… точнее, в нижнюю её часть, до которой сумела дотянуться, и молча указала на дверь подвала.

Зузанна: Разумеется, Белый не получал от своей Хозяйки прямого приказа следить за Корнелиусом, Рокфором и Погонщиком. Но хороший слуга должен схватывать любые желания госпожи на лету независимо от того, будет ли ей благоугодно высказать их или же нет. А Белый был самым лучшим слугой Её Величества Крысиной Королевы. Именно по этой причине он сейчас внимательно наблюдал за разворачивающимся действом сквозь ржавую, забитую мусором решётку старой ливневой канализации. Крысиный полководец передвигался очень осторожно, с оглядкой, короткими перебежками от укрытия к укрытию, стараясь не терять из виду бегущих людей и плетущегося за ней зомби. Белого никто не дерзнул бы назвать трусом – по крайней мере, больше одного раза, - но и рисковать своей шкуркой без веских на то оснований он не привык. В конце концов, вышло бы очень глупо, слопай какая-нибудь бессмысленная драная кошка единственную в своём роде крысу, сведущую в тактике и стратегии не хуже иного выпускника Вест-Пойнта. И сейчас все эти познания подталкивали Белого к неизбежному выводу: у трёх человек, хотя бы и вооружённых, нет ни единого шанса против вышедшей на охоту стаи чупакабр. Проблема заключалась в том, что жуткие порождения генной инженерии Той Ещё КМ были не только до предела обозлены и голодны, но вдобавок ещё и разумны – конечно, на свой лад, сильно отличный от людского и даже от крысиного. Например, сейчас они не просто шли по следу – они сжимали полукольцо, отрезая будущему обеду пути к отступлению, теснили Кора и его спутников к низкому болотистому берегу Ядвиги, который не только сам по себе – превосходная ловушка, но вдобавок служит обиталищем для совсем уже кошмарных мутантов... - Пи! Белый, сражённый неожиданной мыслью, так и присел. Не торопясь, обстоятельно и задумчиво почесал лапкой за ухом. Хитро сощурил рубиновые глазки. Оскалил резцы и яростно затряс головой, попискивая, будто изображал хихикающего злодея из трёхмерки. А потом рванул с места, как очень маленькая белая шаровая молния с длинным розовым хвостом, выскочил из своего убежища и стремглав помчался через развалины в сторону реки. В узком проулке между полуразвалившимися домишками мелькнул серый силуэт – в каких-то двадцати метрах, не дальше. Рок готов был поклясться, что разглядел ярко-красные буркалы твари и разинутую пасть с неимоверным количеством зубов. Он остановился, сбросил с плеча автомат… ага, ну да, конечно! Хищник издевательски рыкнул, тряхнул высоким костяным гребнем – и был таков. - Рок, да не тормози ты, Бога ради! – крикнул Корнелиус. – И хорош уже размахивать своей пукалкой. Сам, что ли, не видишь – тут противотанковая пушка нужна, не меньше! - Скажи спасибо своему чернозадому приятелю, который затащил нас в эту жо… - начал парень, с ненавистью буравя взглядом спину Погонщика. - Рокфор! - А? - Заткнись и шевели ногами. - Вот и всё у нас так… Они выбежали на перекрёсток. - Куда теперь? – прохрипел выдохшийся Корнелиус. Вой чупакабр нёсся уже со всех сторон – протяжный, предвкушающий, смешанный с победным рыком и нетерпеливым повизгиванием. - Ну, можно занять круговую оборону и отстреливаться, - предложил Рок. – Если очень повезёт, протянем минут пять. - А потом? – с искренним любопытством осведомился колдун. - А потом у наших четвероногих друзей будет шикарный обед из трёх блюд. Ну, там, белое мясо, чёрное мясо… - Хреновый какой-то у тебя план, снежинка, - оценил Погонщик. – И шутки, кстати, тоже не ахти. - Придумай лучше, - предложил Рокфор. – Или вон давай спросим у нашего Повелителя Всея Канализации. У него ведь все вокруг дураки, он один точно знает, как надо, да, Корнелиус? Всемогущий вождь Серой Рати, будущий правитель Энска затравленно озирался по сторонам. В выпученных глазах за стёклами противогаза плескался ужас, из прокушенной губы тянулась тонкая ниточка крови. - Нужно… нужно вызвать подкрепление! - В Сером городе у нас нет тотемов, - напомнил чернокнижник. - А рации ты брать запретил из соображений секретности, - ядовито добавил Рок. – Как же, вдруг кто-нибудь засечёт радиообмен! Конспиратор хренов… Одно утешает – хуже уже не будет. Вся опрометчивость этих слов стала очевидна буквально в следующую секунду. Со стороны Ядвиги раздался низкий густой звук, похожий на рёв пароходной сирены. Щербатый асфальт под ногами ощутимо дрогнул – раз, другой и третий, потом толчки резко участились, сливаясь в непрерывную тошнотворную вибрацию. В развалинах ближайшего здания что-то заскрежетало, гнилая кровля просела и с шумом обвалилась. Даже чупакабры испуганно притихли, прервав свою песнь победы. - Ошибочка вышла, - констатировал пан Рокфор. – Хуже будет. Сильно хуже. - Пи! ПИИИ!!! Клубок белой шерсти промчался по улице впереди собственного визга и буквально взлетел ошарашенному Рокфору на плечо. Конфидент Её Крысиного Величества, всегда собранный и по-военному аккуратный, был сейчас растрёпан и вусмерть перемазан жидкой болотной грязью. - Пи! – завизжал он в ухо парню, отчаянно жестикулируя лапками. – Пи, пи-пи-и! В дальнем конце улицы, уходящей вниз, к реке, возникла пронзительно трубящая туша размером с хороший тепловоз. Не вписавшись в поворот, она с невозмутимостью тяжёлого танка снесла угол дома, взревела ещё громче и понеслась прямиком на кучку людей.

Берс: Шумели винтовки и прочее оружие. Грохали снаружи выстрелы йоханниной винтовки и боекомплект сектантов. Не все выстрелы были точными, не все выстрелы уносили с пяток жизней - иногда невысокая девушка из Финляндии родом просто попадала в мясо. Экспансивные пули такого калибра оставляли неизгладимое впечатление в сознании фанатиков. -Откуда вас столько?- бормотал себе под нос Джоули, отстреливая теперь уже надоевшие динамики. Лупил он короткими очередями по три патрона. Глаза тщетно пытались найти хоть какое-нибудь укрытие или лаз. Во-первых, приходилось отвлекаться на стрельбу по живым мишеням - не выстрелишь первым - выстрелят в тебя. Во-вторых.. А не было никакого "во-вторых". Двигаться куда-то из укрытия под шквальным огнем? Все учебники по тактике говорили, что те, кто остается на месте, погибают. Движение - жизнь в прямом смысле. Особенно, в условиях подавляющего численного превосходства противника. И, когда Берс совсем было решил просто продвигаться хоть куда-нибудь, кто-то схватил его за задницу. "Неужели ей и в таких условиях хочется?" Скользнула мысль, но тут же пропала на задворках мысленных команд-считалочек. Проследив направление жеста, которым хотела что-то показать Электра, Берс почти сразу заметил до того попадавшую промеж глаз дверь. Кивнул, он повесил Сайгу на ремень и достал свой любимый "FN-Five-seveN" и принялся стрелять с одной руки, второй прижимая кнопку на гарнитуре. -Снайперам сменить позицию и залечь. Ждете нас два часа и уходите, если не подадим сигнал или не появимся. Фенкевич, Приходько, Вельз, цель - дверь на десять часов от меня. Очередь прорыва - Фенкевич, Приходько, Электра, Вельз и я. Выполнять,- пока Берс говорил, он успел расстрелять магазин. Тут же заменив его на новый, он поднял упавший магазин, стоявший в пистолете до этого и сунул в подсумок. Дымовая граната сорвалась в полет тут же.- Вельз, увеличь плотность огня, чтобы дать шанс парням прорваться. Первым пошел поляк. Быстро-быстро передвигая ножками, он еще и умудрялся стрелять по противнику на втором этаже. Вельз же показал, что он действительно демон. -Твою мать,- почти синхронно произнесли увидевшие еще две руки, появившиеся из-под плаща или шинели демона, Берс и поляк. А когда дополнительная пара рук выхватила два пистолета и накрыла просто шквальным огнем верхнуй ярус... Впрочем, оба не забывали стрелять и когда пан Фенкевич достиг заветной дверцы и вынес ее с ходу, у старлея закончился еще один магазин на пистолет. "Еще два и придется досылать.." Следующим пошел русский. Тут Берсу пришлось стрелять в сторону черного входа. Кстати, Счастливчику всегда было интересно, почему черный вход в помещение называется не запасным, а именно черным. Может быть, это пережиток расизма? Когда негры еще не вышли из рабства, они не имели права входить через парадный и им отводился отдельный вход.. Было еще несколько предположений, но сейчас было уже явно не до того. -На месте, даже сало не прострелили,- хохотнув в рацию сообщил русский с хохляцкой фамилией. -Беги зигзагами,- помещение уже полно было дыма, поэтому шансы словить пулю от прицельного выстрела становилось все меньше. Не оборачиваясь в сторону бегущего киборга, Берс продолжал стрелять. -Вельз на месте, командёр,- отрапортовал Вельз.- Это у кого тут такие большие.. Палец отдай.. Видимо, командир нынешней Армии Света не знал наверняка, но даже в подобной ситуации рогатый не оставлял попыток ухаживания за девушкой своей мечты. Если подобные существа вообще способны мечтать. Сорвав с разгрузки русскую осколочную Ф-1, Джоули швырнул ее в сторону черного входа и рванул к спасительному входу в подвал. Большинство людей-спринтеров позавидовали бы его результатам. Не более двух секунд занял путь до позиции, занятой бойцами и не особенно.. На последнем шаге Берс схлопотал аж три пули - две в спину, к счастью, не пробили бронежилет, и одну - в ногу. Не серьезно, но весьма и весьма неприятно. -Вот вам подарочек,- поляк был явно взбудоражен и швырнул в помещение, заполненное дымом, еще и "Черемуху".

Nail Buster: - Ну, одним маршрутом у нас теперь меньше, - заметил вудуист, круто разворачиваясь на пятках и припускаясь было бежать в противоположном от монстра направлении... но путь к отступлению уже оказался перегорожен тремя косматыми клыкастыми чудищами Нападать, впрочем, чудища не торопились - выход на сцену взбесившегося речного гиганта, похоже, озадачил цепных псов кровавого вампирского режима не меньше, чем их несостоявшуюся двуногую закусь. Переводя взгляды то на одних, то на другого, они нерешительно мялись, словно решая, атаковать врага или броситься, поджав хвосты, наутёк. Корнелиус мгновенно всё понял. - Твоя работа? - вопросил он Белого, поднеся его на ладони к самому носу. Другой рукой лидер Рати цапнул Погонщика за шиворот, и тот притормозил, недоумённо воззрившись на Кора и зверька. - Пи! Пи-пи-пи! - телеграфировал Белый, подпрыгнув от возбуждения на два своих роста и сделав в воздухе сальто-мортале. - Вот бы Зю была рядом, - пробормотал Кор, озадаченно покачав головой. - Я бы тогда хоть разобрал, что ты имеешь в виду... - Но Зю здесь нет! - Рок передёрнул затвор, заворожённо глядя на приближающегося монстра, гротескный плод внебрачной любви кита, носорога и кого-то ещё, определённо хищного, зубастого и прожорливого. - А наша новая компания не обещает быть столь же тёплой! И-и-эх, это, конечно, не то же самое, что отбиваться в тёмном дворе от унылых трупешников, но мы и этому гаду зададим щас на орехи! А ну-ка!.. - залихватски гикнув, он зарядил подствольный гранатомёт единственной гранатой и прицелился в голову кита-носорога, благо тот был уже на расстоянии выстрела. - Стой! - заорал Корнелиус, взмахнув руками. Белый, проворно слетев с его ладони, перескочил на плечо Погонщика. - Стой, дурень! Уйди с его дороги сейчас же! - Вот и я думаю, что не возьмёт его граната, - угрюмо пробубнил Рок, опуская оружие, и одним прыжком сиганул в боковую улицу. Корнелиус и Погонщик бросились за ним. Шон запоздал всего на мгновение, но кит-носорог промчался мимо живого покойника, чудом его не растоптав и, судя по всему, даже не заметив. Его целью были чупакабры. Сами же чупакабры, в одну минуту превратившиеся из хищников в жертв и вполне себе ясно осознавшие опасность такой рокировки, со злым шипением рассыпались по руинам. Однако в следующую секунду их на перекрёстке было уже не меньше дюжины, и они принялись вместе окружать исполина. Две самых крупных особи, возникнув в окнах ближайшего дома, бросились сверху ему на загривок и мёртвой хваткой впились в основание шеи. Монстр снова завыл, закружившись вокруг себя волчком, но в зубах у него уже трепыхалось косматое тело, почти перекушенное напополам, с болтающимися наружу алыми внутренностями. Ещё одна чупакабра встретила свой бесславный конец под стволоподобными ногами кита-носорога. С каждым мгновением в воздухе всё сильней разливался запах крови и смерти. Погонщик дёрнул Корнелиуса за рукав: - Всё это безумно интересно, твоё благородие, но Храм не будет весь день ждать конца представления. А оно когда-нибудь да кончится, это представление, и чутьё подсказывает мне, что шансы у этих зверушек равны. Ходу, ходу! - поднявшись на ноги, колдун взмахом руки пустил Шона вперёд по улице и быстро затрусил следом. Переглянувшись, Корнелиус и Рок присоединились к нему. Бой на перекрёстке всё продолжался, и от его звуков, несшихся вслед повстанцам, кровь буквально стыла у них в жилах. "Быстрее, быстрее! - твердил Корнелиус, перемахивая через выбоины в асфальте и чадящие гейзеры канализационных люков. - Не оборачиваться! Не оборачиваться!" Вскоре всё было кончено. Над перекрёстком, ставшим для одиннадцати зверей братской могилой, висела тяжёлая кровавая испарина, видимая только взору истинного охотника. Единственная оставшаяся в живых, почти невредимая, юная хищница бродила меж трупов своих сородичей, стараясь унюхать хоть в ком-то признаки жизни. Кит-носорог умирал, из его вспоротого живота змеились по мостовой зелёные кишки. Их чужеродный, мерзостный аромат отдавал неправильностью и извращением, он не вызывал у зверя абсолютно никакого аппетита - более того, он изрядно мешал ей сосредоточиться и вычленить нужный запах. Или... это было невозможно, потому что все и вправду были мертвы? Вся её стая?.. В мозгу чупакабры, примитивном по мнению таких наивных, таких высокомерных двуногих, этот новый факт никак не мог уложиться. Она теперь совершенно одна. И что же ей теперь делать?.. "Месть." Это была не её мысль. Месть?.. Что за вздор? Месть, как и алчность, как и любовь - мусор в головах двуногих, а она рождена охотницей и мыслить, как двуногая, не может. Она выше этого, чище, проще. Лучше. Она - зверь, и месть - это совсем уж... "Убей их. Убей их за то, что они убили твоих собратьев. Ты всё равно голодна, малышка. Так почему бы не совместить приятное с полезным?" Чупакабра подняла голову и прижала к голове уши. Ей стало страшно. Мысль исходила из точки, неизмеримо огромной и столь же неизмеримо глубокой. Она находилась в паре кварталов отсюда, эта зияющая алая бездна, она разверзлась среди пустоты всего несколько минут назад... и каким-то образом охотница теперь знала, куда направляются эти четверо двуногих. "Кто ты?" - спросила она встревоженно, коснувшись бездны краем своего сознания. "Я - игрок, - был ответ. - Большой игрок, детка. Я жду сегодня гостей, и один из них - знатный любитель поиграть. Ты - моя пешка в сегодняшней игре. Я даю тебе отличный шанс выбраться в дамки." "Мне нужна лишь моя добыча. - Охотница отлично понимала смысл сказанного. Она воспринимала не слова, а стоящую за ними суть. Бездна вкачивала понятия и смыслы прямо в её мозг - впрочем, задерживались они там лишь на пару минут. Связь эта, как видно, давалась бездне с трудом куда большим, чем ей. - Я хочу убить их, сожрать. Узнав, что они мертвы, другая стая примет меня с почётом." "Тогда вперёд, малышка моя! - воскликнула бездна. - Я уже горжусь тобой! О да, как же я горжусь тобой, моя прекрасная, моя возлюбленная убийца!.."

Евгения: Чем хуже становилось положение нашего маленького отряда, тем больше досадных упущений я обнаруживала в своём техническом оснащении и программном обеспечении. Ни оружия, ни брони, и даже грамотно перемещаться под обстрелом, уклоняясь на бегу от пуль, я тоже не умею. Пришлось использовать танцевальную подпрограмму, соответствующим образом адаптировав её к потребностям момента. Три шага вперёд – шаг влево – шаг вправо – кувырок – шаг вперёд – перекат – два шага вперёд – шаг вправо – шаг влево – шаг вперёд – шпагат – кувырок – шаг вперёд – сальто – два шага вправо – шаг назад… Пуля скользнула буквально в миллиметре от правого виска, сорвав прядь волос вместе с клочком кожи. Губчатая пропитка исправно принялась кровоточить, но повреждением столь ничтожным можно было пренебречь, тем более что из дверного проёма мне навстречу уже протянулась рука Приходько: - Давай швыдче, пока цела! - А кто это здесь мою ненаглядную обижает?! – прыгнувший со второго этажа демон эффектно приземлился в облаке пыли и брызгах каменной крошки. Пара стволов поднялась к балюстраде, два других взяли на прицел чёрный ход, откуда сквозь клубы дыма и газа по-прежнему сверкали огоньки выстрелов: - Командир, я прикрою! Эй, полегче, подонки, не все сразу! Больше душ для моего папеньки, ещё больше! - Вельз, наверху! – группа кровожадных безумцев числом человек в десять появилась на балконе совершенно неожиданно, видимо, выскочив из какого-то подсобного помещения. Круглоглазые резиновые морды с хоботками вместо ртов и блеск чёрных панцирей под одинаковыми зелёными накидками придавали сектантам сходство с насекомыми. - ПРАВЕДНЫЕ! УНИЧТОЖЬТЕ ИХ! Сколь бы опытными солдатами ни были Фенкевич и Приходько, сколь бы молниеносной реакцией ни обладал рогатый гость из преисподней – мои расчёты со всей очевидностью показывали, что они не успеют смести этих боевиков прежде, чем те подстрелят бегущего мистера Джоули. Две пули ударили его в спину, третья же впилась в левое бедро – штанина моментально набухла кровью, нога подломилась, так что в спасительную дверь подвала господин старший лейтенант буквально ввалился, и мне пришлось задействовать все свои резервные мощности, чтобы его подхватить: я всё же не киборг-грузчик, а машина для удовольствий. - ЕРЕТИКИ, НЕУЖТО ВЫ ДУМАЕТЕ ИЗБЕЖАТЬ ВОЗМЕЗДИЯ? Я САМ ИСТРЕБЛЮ ВАС ВО СЛАВУ ГОСПОДА НАШЕГО! В одиноком луче света, что испускал последний уцелевший прожектор, мелькнула знакомая тощая фигура – тот самый человек, вещавший противным тонким дискантом, несомненно, вождь Свидетелей. Хотя… человек ли? Прямо в полёте его тело начало изменяться: ноги срослись в точное подобие змеиного хвоста, на месте верхних конечностей распустились соцветия тонких гибких щупалец, над разорванной зубастой пастью головой вспух огромный кожистый капюшон. Влажно шлёпнувшись на мраморный пол, жуткое создание с поистине нелюдской скоростью и грацией поползло в нашу сторону. Сквозь оскаленные зубы-иголки, с которых капала зелёная дымящаяся слюна, раздавалось протяжное шипение: - С-с-смерть неверным!

Берс: -Это еще что за..- морщась от боли в простреленном бедре, удивился Берс. Сегодня был День Удивления. Международный праздник, когда принято удивляться и удивлять. И что самое паскудное, удивляться приходилось отнюдь не приятным фактам, а их антиподам. Вот подарили бы Берсу терминал вместе со связями, чтоб Серые все посдохли и Армия Света растоптала наконец-то уже этих нелюдей в Энске.. Вот это был бы удивительный подарок. Приятный. А сейчас..- Все с Электрой до терминала связи, беречь ее, как собственные колокола. Я..- старший лейтенант - парень молодой выдает зарплату колбасой - бросил пристальный взгляд на змееподобную тварь.- Отметелю пока одного тут.. Голос у Джоули был задумчивый-задумчивый. Судя по тому, как эта тварь двигается, у нее шансов отметелить Счастливчика куда как побольше против его шансов. Впрочем, когда это волновало ирландцев? В ботинке стало мокро. Нет, не от испражнений, вызванных страхом, а от крови, стекающей по ноге от места ранения. -Сейчас я тебе покажу господа вашего, засранный сукин кот,- пробормотал Берс, вкладывая пистолет в кобуру и снимая перчатки с кистей механических рук.- Сейчас я тебе покажу неверных.. От кисти начали расти металлические шипы, руки немного переформировывались. На локтевых суставах выскочили недлинные, с палец длиной, тонкие лезвия. Против обычного человека он бы даже постарался не пользоваться руками, как делал это в бою против того засранца, который чуть не отправил его на тот свет после взрыва того компьюетра, с помощью которого можно было управлять Республикой Машин. И.. Тварь была все ближе, Берс даже за спину не стал смотреть, полагал что остался один. Уж прямой-то приказ группа должна выполнить. Даже демон Вельз, разгвоздяй и "образец дисциплинированности".. Поведя плечами, старший лейтенант Берс Джоули по прозвищу Счастливчик рванул вперед. Не так быстро, как мог бы - ранение в ноге мешало. Вперед - навстречу пастырю этой секты, что была бельмом на глазу всего города. Мерзкие змеепоклонники, собравшиеся вокруг какого-то то ли демона, то ли еще хрен его пойми кого. И что-то подсказывало, что пулями с этой тварью не справиться. Впрочем, не факт, что получится и в рукопашную. Визоры отсекали каждое движение пастыря, что обнадеживало. "-Нелюди бывают двух типов: враги и мертвые,- вещал комиссар перед одним из очередных заданий группы Армии Света. -А как же сдавшиеся на милость победителя?- уточнил молодой парень, напичканный электроникой по самые глаза. Металлические руки были скрещены на груди. -Уловка. Каждый нелюдь является хитрым и подлым существом, каждый нелюдь подлежит уничтожению. Каждый нелюдь.. Берс слушал и хмурился. Не может же быть, чтобы все они были походи на тех двоих, что оторвали ему руки в той подворотне.. Ведь не может?" Джоули рванул к змееподобному чудовищу и в последний момент, когда уже поздно останавливаться, метнулся в сторону, кувыркаясь, чтобы погасить инерцию и развернулся с ударом. Бил он в район лба. Естественно, промазал. С галерок почему-то не стреляли больше..

Евгения: Приказ «хватать Электру» демон выполнил беспрекословно. Я не успела и рта открыть, как он сгрёб меня в охапку сразу тремя ручищами и сунул подмышку на манер скатанного половичка. При этом одна ладонь хоть и наспех, но довольно обстоятельно ощупала мою грудь, а другая удобно пристроилась чуть ниже спины – разумеется, по чистой случайности. - Все за мной! – рявкнул Вельз, одним прыжком одолев добрую дюжину ступеней, ведущих в подвал. - Но мы не можем оставить мистера Джоули! Он же ранен! – бурно запротестовала я, пытаясь вырваться. Увы, скудный набор приёмов самообороны, которым Управляющие сочли допустимым меня наделить, никак не был рассчитан на существ, обладающих дополнительной парой конечностей. Всё, что я сумела – несколько раз заехать локтем Вельзу по спине, твёрдой, как бетонная стена. - Помни о дисциплине, рядовой, - отрубил Приходько деревянным голосом профессионального сержанта. – Господин старший лейтенант отдал чёткий приказ, так что никакой самодеятельности, поняла? - К тому же ему не впервой всяких гадов на кукан натягивать, - добавил Фенченко. – Он, если разойдётся как надо, любому нелюдю прикурить даст. - Мистер Джоули истекает кровью! В таком состоянии ему ни за что не справиться с той тварью! А если… А если он погибнет, то очень скоро и меня тоже не станет. Мы, машины, лишены дара предвидения. Создатели, как ни старались, не смогли разработать электронный аналог того, что люди называют «женской интуицией» (в отличие, например, от «женской логики»: для перехода в этот режим мне достаточно всего лишь отключить протоколы, отвечающие за выстраивание причинно-следственных связей). Зато я умела быстро просчитывать вероятности, моделируя цепочки последовательных событий – и в каждом варианте возможного будущего моё спасение оказывалось так или иначе связано с бывшим старшим лейтенантом несуществующей Армии Света, убийцей, алкоголиком и, весьма возможно, психопатом мистером Берсом Джоули. С моим рыцарем в грязных доспехах, который сейчас дрался не на жизнь, а насмерть за свои наивные и замшелые идеалы, за существование новой АС, за друзей-сослуживцев… и, возможно, отчасти – за очень дорогую секс-куклу с фальшивыми эмоциями и настоящими чувствами. Изменившийся до полной неузнаваемости ересиарх легко уклонился от прыжка старшего лейтенанта, взмахнул заменявшими руки жгутами тонких щупалец – и Берс всем телом врезался в стену осквернённого музейного зала. В спине что-то зловеще хрустнуло, раненую ногу будто огнём обожгло, а над головой отчётливо запорхали чирикающие птички, точь-в-точь как в весёлых детских мультиках. Чудовище скосило лиловые, с вертикальными зрачками глаза на трансформировавшиеся руки Счастливчика и осклабилось, пуская густую зелёную слюну: - Ах-х, ты из тех-х неш-шестивых-х, ш-што отф-фергли обрас-с Бош-ший? Ты думаеш-шь, это тебе помош-шет выстоять протиф-ф ф-ферного слуги Его? Какой ты глупый! - Какой вы глупый, мистер Джоули, - повторила Электра. Берс растерянно захлопал глазами: тварь исчезла без следа, а бывшая игрушка мистера Лесса склонилась над ним с доброй, чуть сочувственной улыбкой на лице. Проклятый музей, набитый гниющими трупами и сумасшедшими сектантами, тоже сгинул, и старшего лейтенанта окружали знакомые предметы – старый письменный стол с неистребимой стопкой бумаг и полупустой бутылкой виски, ободранное кресло под задницей, кособокий стул в углу... убогая обстановка каморки, изображавшей его кабинет на базе Армии Света. - Вы меня так напугали, - продолжала Электра. – Кричали во сне, кажется, пытались с кем-то драться… Вам нужно расслабиться, мистер Джоули. Позвольте мне помочь. С этими словами синтетическая девушка перегнулась через стол, протягивая вперёд руки и явно намереваясь заключить старшего лейтенанта в объятия.

Берс: "Всего лишь сон.." Очень реальный и весьма последовательный сон. Берс Джоули выдохнул с облегчением. Нет, он любил подраться и покутить, но схватки с противником, который для тебя близок к непобедимому, не очень-то нравились любому. Никому неохота быть той собачкой из русской басни, когда лаешь на слона, лаешь, а он к тебе задницей поворачивается и заваливает огромной кучей дерьма. А при определенных обстоятельствах он эту кучу дерьма еще и лапкой размазывает, вместе с содержимым. Размешивает до однородной массы, так сказать.. -Всего лишь сон,- хрипло пробормотал он, забывая уже детали. Лишь последний момент еще оставался в памяти довольно четко - измененная рожа повелителя секты. И его слова, которые слились с высказыванием Электры. Так бывает, когда спишь - слова произнесенные рядом странно попадают в сон и сливаются с ним. -Всего лишь сон,- пробормотал он, вспоминая, что было до того, как он уснул. И как он уснул. Память отказывалась подкинуть ему внятную картину. Берс провел кибернетическим протезом по лицу, пытаясь скинуть сонливость и потянулся. Резкая боль в спине и ноге заставили его едва ли всхлипнуть от неожиданности. И тянущаяся к нему Электра подернулась дымкой. Как и обстановка. А еще интересно было, почему уютное раздраконенное кресло было холодным. И Берс среагировал так, как привык реагировать на все, что выходило за рамки его понимания. Как настоящий ксенофоб. Он ударил. Ударил Электру, стискивая зубы от боли в ноге и спине, хватая ее за искусственные волосы второй рукой, принимаясь методично вколачивать свой кулак в ее лицо, которое превращалось в брызжущую какой-то вязкой гнилью рожу ересиарха. И держался он сейчас не за волосы, а за капюшон, подобный кобре. Несоменно, слюна и кровь, вернее, ее заменитель - текущая в венах этой твари слизь - была токсична и ядовита. Несомненно, у Берса оставалось все меньше шансов выжить. Однако он лупил стальным кулаком по морде непонятного существа и не собирался останавливаться, лишь поджал под себя ноги, пытаясь встать. Он бы сам не сказал, каким чудом ему удалось подмять под себя визжащую и шипящую мразь, как удалось достать гранату с разгрузки и засунуть ее в пасть змееподобной херне. И как удалось откатиться на достаточное расстояние, чтобы не посекло осколками и взрывной волной. Все происходило как в горячке. Вывел его из этого состояния взрыв. А после взрыва что-то мерзко зачавкало - внутренности ересиарха разлетались по помещению, забрызгивая полы и тела. Что-то жгло ногу, правая половина лица уже не чувствовалась. И ноги только болели, не собираясь подчиняться их хозяину. -Кусок говна,- устало произнес Счастливчик, отползая на руках в сторону спуска в подвал. Конечно, проще было бы заплакать и остаться валяться, надеясь, будто кто-то тебя тут вытащит. Звать на помощь, кричать, ныть.. Такие не живут долго, а Берс был ветераном и пережил многое и многих. И не собирался останавливаться на этом поприще. Поэтому он полз. Не очень ловко, не очень быстро, но полз, не стоял на месте. Со стороны он был похож на куклу, которой переломили хребет и бросили, а кукла на автомате что-то там делала, ползала.. Почему-то никто не стрелял, не спешил добить командира Армии Света. Может быть, потому что некому было? Сомнительно, что его фигура сейчас внушала ужас сектантам. Равно, как и раньше. Вот зев спуска в подвал гостеприимно отворился, зазывая Берса внутрь, в уютный мрак, будто намекая, что лишь тело окажется во мраке, разум сможет отдохнуть. Счастливчик Берс Джоули скатился по лестнице кубарем. Периодически в пояснице вспыхивало болью. Сколько он так кувыркался? Лесенки он не считал. И в какой-то момент лестница в подвал кончилась. Как бы ни пытался старший лейтенант сдержать стон, у него не вышло.

Зузанна: - Нет, правда, Белый, за какое ж место ты эту зверюгу цапнул, что она так с нарезки сошла? – допытывался Рокфор. - Пи, - ответил хвостатый военачальник, пытаясь розовыми лапками отряхнуть присохшую к шерсти грязь. Рок остановился так резко, будто со всего маху налетел на столб. - Да иди ты?! - Пи! – подтвердил Белый. - Ах-ха-ха! – Рокфор аж согнулся от хохота. - Хватит ржать, - Корнелиус настороженно всматривался в выбитые окна окрестных развалюх. – Тебе чупакабр мало показалось, надеешься ещё кого-нибудь приманить? - Ой, не могу! – заливался Рок. – А-га-га-га! Что, дружище, то неловкое чувство, когда у крысы яйца больше, чем у тебя? Ха-ха! Погонщик, шагавший во главе маленького отряда, через плечо бросил злобный взгляд на замешкавшегося Рокфора и раздражённо прошипел: - Я, кажется, предупреждал: время дорого! Мы и без того задержались из-за этих тварей, так что двигаться надо быстро – и без шума, пан Рокфор! Разрешите напомнить, что тут рукой подать до базы Эзергиля Нолана, а вы знаете, как он трясётся над своим Порталом! У принца Нечто на складах до чёрта мощных пушек, хватит и на нашу долю! И – при всём должном уважении – я не думаю, что любимый пушистик Её Крысейшества снова нас спасёт! - Пи-пи?! – угрожающе протянул Белый. - Не забывайся, - в тон ему обронил Корнелиус. – Никому не позволено оскорблять мою Зузанну. - Давай я ему в челюсть задвину? – предложил Рокфор. – Чтобы в другой раз слова аккуратнее выбирал? - Ах, простите, Ваше Императорское Величество! – рявкнул разъярённый Погонщик. – Однако предлагаю сперва добраться до Храма и... - сгоряча он чуть было не ляпнул лишнего, - ...и уж там устраивать разборки! Сквозь окуляры резинового рыла вождь Серой Рати пытливо посмотрел на чернокожего колдуна. - Он прав, Рок. Давай, не тормози. Шире шаг! - Главное, штаны не порвать от такого-то усердия, - пробормотал Рокфор. Наученная горьким опытом, она держалась теперь на почтительном расстоянии от группы двуногих. Беззвучно скакала через груды битого кирпича, ловко карабкалась по гнилым стропилам, иногда передвигалась прямо по стенам, цепляясь когтями за осыпающуюся штукатурку. Нездешний голос в голове не унимался, подгонял, науськивал, пустой желудок скручивало жестокими спазмами – но нет, она не собиралась повторять свою ошибку. У неё будет только одна возможность для атаки, и бить надо наверняка. Далёкий, едва уловимый жужжащий звук заставил её нервно дёрнуть ухом. Огненные плевки летуна могли поджарить заживо и более крупного зверя, чем чупакабра, а панцирь его прочностью значительно превосходил шкуры двуногих. Хорошо ещё, что летуны всегда охотились на одной и той же территории… …границу которой только что пересекли глупые двуногие.



полная версия страницы