Форум » Бесконечная Война » Контакты и конфликты » Ответить

Контакты и конфликты

Евгения: КОНТАКТЫ И КОНФЛИКТЫ Место и время действия: Энск, сентябрь 2011 года Действующие лица: Берс Джоули, Электра, Зузанна, Погонщик Зомби Участники: Берс, Евгения, Зузанна, Nail Buster Сюжет: Новая Армия Света под началом Берса Джоули терпит одно поражение за другим от Серой Рати – воинства фанатиков и живых мертвецов, планомерно захватывающего Белый город. Единственной надеждой для АС остаётся союз с Республикой Машин, пусть и заметно ослабевшей после Раскола и дезертирства Отступников, но всё ещё достаточно могущественной, а главное – жизненно заинтересованной в продолжении Бесконечной Войны. Но как установить контакт с трио искусственных разумов, окопавшимся глубоко под землёй? Кому они поверят? Разве что своему собственному творению – секс-киборгу Электре, изготовленной по специальному заказу миллиардера-технофетишиста Стивена Лесса и очень кстати оказавшейся в Энске. Между тем и среди лидеров Сопротивления нет согласия. Корнелиус по наущению Погонщика Зомби планирует использовать заброшенную психотронную станцию под Энском для уничтожения остатков КМ и АС и с этой целью упорно разыскивает Блуждающий Храм, где, по слухам, хранится ключ к управлению защищающим станцию силовым барьером. Хозяйка Подземелий, осознав, что речь идёт, в сущности, о хладнокровном уничтожении тысяч живых существ, приходит в ужас и решительно противится осуществлению планов Погонщика… БОНУС: примерно так выглядит киборг Электра - [more][/more] а это основная музыкальная тема квеста - http://youtu.be/PlWMnAzoMpw

Ответов - 70, стр: 1 2 3 4 All

Берс: Фенкевич и его друг, Приходько, наконец-то проблевались. Нет, они могли бы и дальше продолжать, если бы не надумали вдыхать ртом воздух после спазмов, скручивающих тело при рвоте. Так или иначе, оба были в долее-менее дееспособном состоянии. -Сорок рыл..- пробубнил через полумаску респиратора Берс, повторяя за Йоханной известные уже данные.- Сержант Йоханна, бей по всему, что может взрываться из боекомплекта противника.. По команде. -Есть,- раздалось в наушнике гарнитуры. Гарнитуры, к слову, были весьма и весьма паршивенькими. Старые, но относительно надежные, без всяких там микронаушников и охренительно мощных антенн. Чем богаты, как говорится.. -Режим радиомолчания, Йоханна, начинай. Вместо привычного короткого "есть" раздался выстрел, а следом и взрыв. С двухсот-трехсот метров толковый снайпер может положить пулю в цель размером с сигаретную пачку. А уж со снайперской винтовки для стрельбы на сверхдальние дистанции и в монетку попасть можно. Так или иначе, Берс тоже начал действовать: он снял с разгрузки фосфорную гранату и швырнул поближе к символу крепости Веры тутошней секты. "Раз.. Два.." -А я не хочу, не хочу по расчету..- раздался голос Вельза в наушниках. Чертов демон наплевал на прямой приказ и принялся с демонической же скоростью и силой швыряться телами на верхней галерее. Сектантами разил сектантов, если можно так выразиться. И вполне себе неплохо. А пока наверху творилась небольшая неразбериха, граната решила рвануть по счету "четыре". Слегка заложило уши, благо что тяпку свою разинуть никто не забыл. А затем старший лейтенант Джоули начал палить по прожекторам, не забывая цеплять при этом и живые цели. Грохотала снайперская винтовка Йоханны, трещал АК-47, плевалась дробью "Сайга". -Приходько, черный вход простреливай.. Помирать отчаянно не хотелось, но если уж помирать, то жизнь свою продавать стоило за дорого.

Евгения: Белая вспышка зажигательной гранаты, рассыпающийся крест из костей и черепов, грохот стрельбы, звон лопающихся прожекторов, в лучах которых мелькали тела сектантов, угодивших Вельзу в лапы, и надо всем этим хаосом – пронзительный визг: - БОГОХУЛЬСТВО! УБЕЙТЕ НЕВЕРНЫХ, БРАТЬЯ! ПРОЛЕЙТЕ ИХ КРОВЬ, ДАБЫ СМЫЛА ОНА СКВЕРНУ СОМНЕНИЙ И НЕВЕРИЯ, ЧТО ЕРЕТИКИ НЕСУТ С СОБОЮ! ДА ВОССИЯЕТ СНОВА СВЯТОЙ ХРАМ НАШ! Приходько и Фенкевич, укрывшись за искорёженными разбитыми витринами, по очереди палили в сторону чёрного хода. В дверях мастерской то и дело мелькали силуэты сектантов; пули ломали и отбрасывали их, но только затем, чтобы на их месте возникли другие. Горячие гильзы с весёлым звоном прыгали по грязному мрамору. Мистер Джоули, присев на одно колено, выпускал очередь за очередью по второму этажу. Оттуда стреляли в ответ, вразнобой и не слишком метко, однако… …однако даже я, не владеющая и азами военной премудрости, сознавала, что при таком численном перевесе противника получение каждым бойцом нашего маленького отряда не совместимых с жизнью повреждений является только вопросом времени, причём самого ближайшего. А уйти тем же путём, каким мы пришли, было уже невозможно: во дворе музея пальба шла едва ли не бодрее, чем внутри. Стараясь держаться за спиной старшего лейтенанта и не вздрагивать от визга близких рикошетов, я ещё раз внимательно осмотрела зал. Схема подсказывала, что где-то здесь должен быть ход в подвальное помещение, где находился терминал связи. Да, точно, вот и дверь – по левую руку, наискосок от нас, в каких-то двадцати пяти метрах. Небольшое, но крайне важное уточнение: в насквозь простреливаемых со всех сторон двадцати пяти метрах. Однако только этот вариант давал хотя бы минимальные шансы на выживание. К счастью, специфика моего основного предназначения в ряде случаев требовала очень точной координации движений и незаурядной гибкости. К несчастью, Старшие, наделив меня соответствующими способностями, вовсе не предполагали, что они могут оказаться востребованными где-нибудь за пределами хозяйской спальни. Натуральные волосы, красивая грудь, гладкая белая кожа – всё это, конечно, прекрасно, но совершенно бесполезно, когда пуля выбивает фонтанчик искр из камня в сантиметре от твоего носа. Будь у меня возможность, я сейчас охотно поменяла бы своё идеальное тело на неуклюжую тяжёлую броню штурмового киборга, не имеющую даже намёка на первичные половые признаки. Прижавшись к полу и по-змеиному извиваясь всем телом, я подползла к мистеру Джоули, который как раз перезаряжал своё оружие, осторожно потыкала пальцем в широкую спину… точнее, в нижнюю её часть, до которой сумела дотянуться, и молча указала на дверь подвала.

Зузанна: Разумеется, Белый не получал от своей Хозяйки прямого приказа следить за Корнелиусом, Рокфором и Погонщиком. Но хороший слуга должен схватывать любые желания госпожи на лету независимо от того, будет ли ей благоугодно высказать их или же нет. А Белый был самым лучшим слугой Её Величества Крысиной Королевы. Именно по этой причине он сейчас внимательно наблюдал за разворачивающимся действом сквозь ржавую, забитую мусором решётку старой ливневой канализации. Крысиный полководец передвигался очень осторожно, с оглядкой, короткими перебежками от укрытия к укрытию, стараясь не терять из виду бегущих людей и плетущегося за ней зомби. Белого никто не дерзнул бы назвать трусом – по крайней мере, больше одного раза, - но и рисковать своей шкуркой без веских на то оснований он не привык. В конце концов, вышло бы очень глупо, слопай какая-нибудь бессмысленная драная кошка единственную в своём роде крысу, сведущую в тактике и стратегии не хуже иного выпускника Вест-Пойнта. И сейчас все эти познания подталкивали Белого к неизбежному выводу: у трёх человек, хотя бы и вооружённых, нет ни единого шанса против вышедшей на охоту стаи чупакабр. Проблема заключалась в том, что жуткие порождения генной инженерии Той Ещё КМ были не только до предела обозлены и голодны, но вдобавок ещё и разумны – конечно, на свой лад, сильно отличный от людского и даже от крысиного. Например, сейчас они не просто шли по следу – они сжимали полукольцо, отрезая будущему обеду пути к отступлению, теснили Кора и его спутников к низкому болотистому берегу Ядвиги, который не только сам по себе – превосходная ловушка, но вдобавок служит обиталищем для совсем уже кошмарных мутантов... - Пи! Белый, сражённый неожиданной мыслью, так и присел. Не торопясь, обстоятельно и задумчиво почесал лапкой за ухом. Хитро сощурил рубиновые глазки. Оскалил резцы и яростно затряс головой, попискивая, будто изображал хихикающего злодея из трёхмерки. А потом рванул с места, как очень маленькая белая шаровая молния с длинным розовым хвостом, выскочил из своего убежища и стремглав помчался через развалины в сторону реки. В узком проулке между полуразвалившимися домишками мелькнул серый силуэт – в каких-то двадцати метрах, не дальше. Рок готов был поклясться, что разглядел ярко-красные буркалы твари и разинутую пасть с неимоверным количеством зубов. Он остановился, сбросил с плеча автомат… ага, ну да, конечно! Хищник издевательски рыкнул, тряхнул высоким костяным гребнем – и был таков. - Рок, да не тормози ты, Бога ради! – крикнул Корнелиус. – И хорош уже размахивать своей пукалкой. Сам, что ли, не видишь – тут противотанковая пушка нужна, не меньше! - Скажи спасибо своему чернозадому приятелю, который затащил нас в эту жо… - начал парень, с ненавистью буравя взглядом спину Погонщика. - Рокфор! - А? - Заткнись и шевели ногами. - Вот и всё у нас так… Они выбежали на перекрёсток. - Куда теперь? – прохрипел выдохшийся Корнелиус. Вой чупакабр нёсся уже со всех сторон – протяжный, предвкушающий, смешанный с победным рыком и нетерпеливым повизгиванием. - Ну, можно занять круговую оборону и отстреливаться, - предложил Рок. – Если очень повезёт, протянем минут пять. - А потом? – с искренним любопытством осведомился колдун. - А потом у наших четвероногих друзей будет шикарный обед из трёх блюд. Ну, там, белое мясо, чёрное мясо… - Хреновый какой-то у тебя план, снежинка, - оценил Погонщик. – И шутки, кстати, тоже не ахти. - Придумай лучше, - предложил Рокфор. – Или вон давай спросим у нашего Повелителя Всея Канализации. У него ведь все вокруг дураки, он один точно знает, как надо, да, Корнелиус? Всемогущий вождь Серой Рати, будущий правитель Энска затравленно озирался по сторонам. В выпученных глазах за стёклами противогаза плескался ужас, из прокушенной губы тянулась тонкая ниточка крови. - Нужно… нужно вызвать подкрепление! - В Сером городе у нас нет тотемов, - напомнил чернокнижник. - А рации ты брать запретил из соображений секретности, - ядовито добавил Рок. – Как же, вдруг кто-нибудь засечёт радиообмен! Конспиратор хренов… Одно утешает – хуже уже не будет. Вся опрометчивость этих слов стала очевидна буквально в следующую секунду. Со стороны Ядвиги раздался низкий густой звук, похожий на рёв пароходной сирены. Щербатый асфальт под ногами ощутимо дрогнул – раз, другой и третий, потом толчки резко участились, сливаясь в непрерывную тошнотворную вибрацию. В развалинах ближайшего здания что-то заскрежетало, гнилая кровля просела и с шумом обвалилась. Даже чупакабры испуганно притихли, прервав свою песнь победы. - Ошибочка вышла, - констатировал пан Рокфор. – Хуже будет. Сильно хуже. - Пи! ПИИИ!!! Клубок белой шерсти промчался по улице впереди собственного визга и буквально взлетел ошарашенному Рокфору на плечо. Конфидент Её Крысиного Величества, всегда собранный и по-военному аккуратный, был сейчас растрёпан и вусмерть перемазан жидкой болотной грязью. - Пи! – завизжал он в ухо парню, отчаянно жестикулируя лапками. – Пи, пи-пи-и! В дальнем конце улицы, уходящей вниз, к реке, возникла пронзительно трубящая туша размером с хороший тепловоз. Не вписавшись в поворот, она с невозмутимостью тяжёлого танка снесла угол дома, взревела ещё громче и понеслась прямиком на кучку людей.

Берс: Шумели винтовки и прочее оружие. Грохали снаружи выстрелы йоханниной винтовки и боекомплект сектантов. Не все выстрелы были точными, не все выстрелы уносили с пяток жизней - иногда невысокая девушка из Финляндии родом просто попадала в мясо. Экспансивные пули такого калибра оставляли неизгладимое впечатление в сознании фанатиков. -Откуда вас столько?- бормотал себе под нос Джоули, отстреливая теперь уже надоевшие динамики. Лупил он короткими очередями по три патрона. Глаза тщетно пытались найти хоть какое-нибудь укрытие или лаз. Во-первых, приходилось отвлекаться на стрельбу по живым мишеням - не выстрелишь первым - выстрелят в тебя. Во-вторых.. А не было никакого "во-вторых". Двигаться куда-то из укрытия под шквальным огнем? Все учебники по тактике говорили, что те, кто остается на месте, погибают. Движение - жизнь в прямом смысле. Особенно, в условиях подавляющего численного превосходства противника. И, когда Берс совсем было решил просто продвигаться хоть куда-нибудь, кто-то схватил его за задницу. "Неужели ей и в таких условиях хочется?" Скользнула мысль, но тут же пропала на задворках мысленных команд-считалочек. Проследив направление жеста, которым хотела что-то показать Электра, Берс почти сразу заметил до того попадавшую промеж глаз дверь. Кивнул, он повесил Сайгу на ремень и достал свой любимый "FN-Five-seveN" и принялся стрелять с одной руки, второй прижимая кнопку на гарнитуре. -Снайперам сменить позицию и залечь. Ждете нас два часа и уходите, если не подадим сигнал или не появимся. Фенкевич, Приходько, Вельз, цель - дверь на десять часов от меня. Очередь прорыва - Фенкевич, Приходько, Электра, Вельз и я. Выполнять,- пока Берс говорил, он успел расстрелять магазин. Тут же заменив его на новый, он поднял упавший магазин, стоявший в пистолете до этого и сунул в подсумок. Дымовая граната сорвалась в полет тут же.- Вельз, увеличь плотность огня, чтобы дать шанс парням прорваться. Первым пошел поляк. Быстро-быстро передвигая ножками, он еще и умудрялся стрелять по противнику на втором этаже. Вельз же показал, что он действительно демон. -Твою мать,- почти синхронно произнесли увидевшие еще две руки, появившиеся из-под плаща или шинели демона, Берс и поляк. А когда дополнительная пара рук выхватила два пистолета и накрыла просто шквальным огнем верхнуй ярус... Впрочем, оба не забывали стрелять и когда пан Фенкевич достиг заветной дверцы и вынес ее с ходу, у старлея закончился еще один магазин на пистолет. "Еще два и придется досылать.." Следующим пошел русский. Тут Берсу пришлось стрелять в сторону черного входа. Кстати, Счастливчику всегда было интересно, почему черный вход в помещение называется не запасным, а именно черным. Может быть, это пережиток расизма? Когда негры еще не вышли из рабства, они не имели права входить через парадный и им отводился отдельный вход.. Было еще несколько предположений, но сейчас было уже явно не до того. -На месте, даже сало не прострелили,- хохотнув в рацию сообщил русский с хохляцкой фамилией. -Беги зигзагами,- помещение уже полно было дыма, поэтому шансы словить пулю от прицельного выстрела становилось все меньше. Не оборачиваясь в сторону бегущего киборга, Берс продолжал стрелять. -Вельз на месте, командёр,- отрапортовал Вельз.- Это у кого тут такие большие.. Палец отдай.. Видимо, командир нынешней Армии Света не знал наверняка, но даже в подобной ситуации рогатый не оставлял попыток ухаживания за девушкой своей мечты. Если подобные существа вообще способны мечтать. Сорвав с разгрузки русскую осколочную Ф-1, Джоули швырнул ее в сторону черного входа и рванул к спасительному входу в подвал. Большинство людей-спринтеров позавидовали бы его результатам. Не более двух секунд занял путь до позиции, занятой бойцами и не особенно.. На последнем шаге Берс схлопотал аж три пули - две в спину, к счастью, не пробили бронежилет, и одну - в ногу. Не серьезно, но весьма и весьма неприятно. -Вот вам подарочек,- поляк был явно взбудоражен и швырнул в помещение, заполненное дымом, еще и "Черемуху".

Nail Buster: - Ну, одним маршрутом у нас теперь меньше, - заметил вудуист, круто разворачиваясь на пятках и припускаясь было бежать в противоположном от монстра направлении... но путь к отступлению уже оказался перегорожен тремя косматыми клыкастыми чудищами Нападать, впрочем, чудища не торопились - выход на сцену взбесившегося речного гиганта, похоже, озадачил цепных псов кровавого вампирского режима не меньше, чем их несостоявшуюся двуногую закусь. Переводя взгляды то на одних, то на другого, они нерешительно мялись, словно решая, атаковать врага или броситься, поджав хвосты, наутёк. Корнелиус мгновенно всё понял. - Твоя работа? - вопросил он Белого, поднеся его на ладони к самому носу. Другой рукой лидер Рати цапнул Погонщика за шиворот, и тот притормозил, недоумённо воззрившись на Кора и зверька. - Пи! Пи-пи-пи! - телеграфировал Белый, подпрыгнув от возбуждения на два своих роста и сделав в воздухе сальто-мортале. - Вот бы Зю была рядом, - пробормотал Кор, озадаченно покачав головой. - Я бы тогда хоть разобрал, что ты имеешь в виду... - Но Зю здесь нет! - Рок передёрнул затвор, заворожённо глядя на приближающегося монстра, гротескный плод внебрачной любви кита, носорога и кого-то ещё, определённо хищного, зубастого и прожорливого. - А наша новая компания не обещает быть столь же тёплой! И-и-эх, это, конечно, не то же самое, что отбиваться в тёмном дворе от унылых трупешников, но мы и этому гаду зададим щас на орехи! А ну-ка!.. - залихватски гикнув, он зарядил подствольный гранатомёт единственной гранатой и прицелился в голову кита-носорога, благо тот был уже на расстоянии выстрела. - Стой! - заорал Корнелиус, взмахнув руками. Белый, проворно слетев с его ладони, перескочил на плечо Погонщика. - Стой, дурень! Уйди с его дороги сейчас же! - Вот и я думаю, что не возьмёт его граната, - угрюмо пробубнил Рок, опуская оружие, и одним прыжком сиганул в боковую улицу. Корнелиус и Погонщик бросились за ним. Шон запоздал всего на мгновение, но кит-носорог промчался мимо живого покойника, чудом его не растоптав и, судя по всему, даже не заметив. Его целью были чупакабры. Сами же чупакабры, в одну минуту превратившиеся из хищников в жертв и вполне себе ясно осознавшие опасность такой рокировки, со злым шипением рассыпались по руинам. Однако в следующую секунду их на перекрёстке было уже не меньше дюжины, и они принялись вместе окружать исполина. Две самых крупных особи, возникнув в окнах ближайшего дома, бросились сверху ему на загривок и мёртвой хваткой впились в основание шеи. Монстр снова завыл, закружившись вокруг себя волчком, но в зубах у него уже трепыхалось косматое тело, почти перекушенное напополам, с болтающимися наружу алыми внутренностями. Ещё одна чупакабра встретила свой бесславный конец под стволоподобными ногами кита-носорога. С каждым мгновением в воздухе всё сильней разливался запах крови и смерти. Погонщик дёрнул Корнелиуса за рукав: - Всё это безумно интересно, твоё благородие, но Храм не будет весь день ждать конца представления. А оно когда-нибудь да кончится, это представление, и чутьё подсказывает мне, что шансы у этих зверушек равны. Ходу, ходу! - поднявшись на ноги, колдун взмахом руки пустил Шона вперёд по улице и быстро затрусил следом. Переглянувшись, Корнелиус и Рок присоединились к нему. Бой на перекрёстке всё продолжался, и от его звуков, несшихся вслед повстанцам, кровь буквально стыла у них в жилах. "Быстрее, быстрее! - твердил Корнелиус, перемахивая через выбоины в асфальте и чадящие гейзеры канализационных люков. - Не оборачиваться! Не оборачиваться!" Вскоре всё было кончено. Над перекрёстком, ставшим для одиннадцати зверей братской могилой, висела тяжёлая кровавая испарина, видимая только взору истинного охотника. Единственная оставшаяся в живых, почти невредимая, юная хищница бродила меж трупов своих сородичей, стараясь унюхать хоть в ком-то признаки жизни. Кит-носорог умирал, из его вспоротого живота змеились по мостовой зелёные кишки. Их чужеродный, мерзостный аромат отдавал неправильностью и извращением, он не вызывал у зверя абсолютно никакого аппетита - более того, он изрядно мешал ей сосредоточиться и вычленить нужный запах. Или... это было невозможно, потому что все и вправду были мертвы? Вся её стая?.. В мозгу чупакабры, примитивном по мнению таких наивных, таких высокомерных двуногих, этот новый факт никак не мог уложиться. Она теперь совершенно одна. И что же ей теперь делать?.. "Месть." Это была не её мысль. Месть?.. Что за вздор? Месть, как и алчность, как и любовь - мусор в головах двуногих, а она рождена охотницей и мыслить, как двуногая, не может. Она выше этого, чище, проще. Лучше. Она - зверь, и месть - это совсем уж... "Убей их. Убей их за то, что они убили твоих собратьев. Ты всё равно голодна, малышка. Так почему бы не совместить приятное с полезным?" Чупакабра подняла голову и прижала к голове уши. Ей стало страшно. Мысль исходила из точки, неизмеримо огромной и столь же неизмеримо глубокой. Она находилась в паре кварталов отсюда, эта зияющая алая бездна, она разверзлась среди пустоты всего несколько минут назад... и каким-то образом охотница теперь знала, куда направляются эти четверо двуногих. "Кто ты?" - спросила она встревоженно, коснувшись бездны краем своего сознания. "Я - игрок, - был ответ. - Большой игрок, детка. Я жду сегодня гостей, и один из них - знатный любитель поиграть. Ты - моя пешка в сегодняшней игре. Я даю тебе отличный шанс выбраться в дамки." "Мне нужна лишь моя добыча. - Охотница отлично понимала смысл сказанного. Она воспринимала не слова, а стоящую за ними суть. Бездна вкачивала понятия и смыслы прямо в её мозг - впрочем, задерживались они там лишь на пару минут. Связь эта, как видно, давалась бездне с трудом куда большим, чем ей. - Я хочу убить их, сожрать. Узнав, что они мертвы, другая стая примет меня с почётом." "Тогда вперёд, малышка моя! - воскликнула бездна. - Я уже горжусь тобой! О да, как же я горжусь тобой, моя прекрасная, моя возлюбленная убийца!.."

Евгения: Чем хуже становилось положение нашего маленького отряда, тем больше досадных упущений я обнаруживала в своём техническом оснащении и программном обеспечении. Ни оружия, ни брони, и даже грамотно перемещаться под обстрелом, уклоняясь на бегу от пуль, я тоже не умею. Пришлось использовать танцевальную подпрограмму, соответствующим образом адаптировав её к потребностям момента. Три шага вперёд – шаг влево – шаг вправо – кувырок – шаг вперёд – перекат – два шага вперёд – шаг вправо – шаг влево – шаг вперёд – шпагат – кувырок – шаг вперёд – сальто – два шага вправо – шаг назад… Пуля скользнула буквально в миллиметре от правого виска, сорвав прядь волос вместе с клочком кожи. Губчатая пропитка исправно принялась кровоточить, но повреждением столь ничтожным можно было пренебречь, тем более что из дверного проёма мне навстречу уже протянулась рука Приходько: - Давай швыдче, пока цела! - А кто это здесь мою ненаглядную обижает?! – прыгнувший со второго этажа демон эффектно приземлился в облаке пыли и брызгах каменной крошки. Пара стволов поднялась к балюстраде, два других взяли на прицел чёрный ход, откуда сквозь клубы дыма и газа по-прежнему сверкали огоньки выстрелов: - Командир, я прикрою! Эй, полегче, подонки, не все сразу! Больше душ для моего папеньки, ещё больше! - Вельз, наверху! – группа кровожадных безумцев числом человек в десять появилась на балконе совершенно неожиданно, видимо, выскочив из какого-то подсобного помещения. Круглоглазые резиновые морды с хоботками вместо ртов и блеск чёрных панцирей под одинаковыми зелёными накидками придавали сектантам сходство с насекомыми. - ПРАВЕДНЫЕ! УНИЧТОЖЬТЕ ИХ! Сколь бы опытными солдатами ни были Фенкевич и Приходько, сколь бы молниеносной реакцией ни обладал рогатый гость из преисподней – мои расчёты со всей очевидностью показывали, что они не успеют смести этих боевиков прежде, чем те подстрелят бегущего мистера Джоули. Две пули ударили его в спину, третья же впилась в левое бедро – штанина моментально набухла кровью, нога подломилась, так что в спасительную дверь подвала господин старший лейтенант буквально ввалился, и мне пришлось задействовать все свои резервные мощности, чтобы его подхватить: я всё же не киборг-грузчик, а машина для удовольствий. - ЕРЕТИКИ, НЕУЖТО ВЫ ДУМАЕТЕ ИЗБЕЖАТЬ ВОЗМЕЗДИЯ? Я САМ ИСТРЕБЛЮ ВАС ВО СЛАВУ ГОСПОДА НАШЕГО! В одиноком луче света, что испускал последний уцелевший прожектор, мелькнула знакомая тощая фигура – тот самый человек, вещавший противным тонким дискантом, несомненно, вождь Свидетелей. Хотя… человек ли? Прямо в полёте его тело начало изменяться: ноги срослись в точное подобие змеиного хвоста, на месте верхних конечностей распустились соцветия тонких гибких щупалец, над разорванной зубастой пастью головой вспух огромный кожистый капюшон. Влажно шлёпнувшись на мраморный пол, жуткое создание с поистине нелюдской скоростью и грацией поползло в нашу сторону. Сквозь оскаленные зубы-иголки, с которых капала зелёная дымящаяся слюна, раздавалось протяжное шипение: - С-с-смерть неверным!

Берс: -Это еще что за..- морщась от боли в простреленном бедре, удивился Берс. Сегодня был День Удивления. Международный праздник, когда принято удивляться и удивлять. И что самое паскудное, удивляться приходилось отнюдь не приятным фактам, а их антиподам. Вот подарили бы Берсу терминал вместе со связями, чтоб Серые все посдохли и Армия Света растоптала наконец-то уже этих нелюдей в Энске.. Вот это был бы удивительный подарок. Приятный. А сейчас..- Все с Электрой до терминала связи, беречь ее, как собственные колокола. Я..- старший лейтенант - парень молодой выдает зарплату колбасой - бросил пристальный взгляд на змееподобную тварь.- Отметелю пока одного тут.. Голос у Джоули был задумчивый-задумчивый. Судя по тому, как эта тварь двигается, у нее шансов отметелить Счастливчика куда как побольше против его шансов. Впрочем, когда это волновало ирландцев? В ботинке стало мокро. Нет, не от испражнений, вызванных страхом, а от крови, стекающей по ноге от места ранения. -Сейчас я тебе покажу господа вашего, засранный сукин кот,- пробормотал Берс, вкладывая пистолет в кобуру и снимая перчатки с кистей механических рук.- Сейчас я тебе покажу неверных.. От кисти начали расти металлические шипы, руки немного переформировывались. На локтевых суставах выскочили недлинные, с палец длиной, тонкие лезвия. Против обычного человека он бы даже постарался не пользоваться руками, как делал это в бою против того засранца, который чуть не отправил его на тот свет после взрыва того компьюетра, с помощью которого можно было управлять Республикой Машин. И.. Тварь была все ближе, Берс даже за спину не стал смотреть, полагал что остался один. Уж прямой-то приказ группа должна выполнить. Даже демон Вельз, разгвоздяй и "образец дисциплинированности".. Поведя плечами, старший лейтенант Берс Джоули по прозвищу Счастливчик рванул вперед. Не так быстро, как мог бы - ранение в ноге мешало. Вперед - навстречу пастырю этой секты, что была бельмом на глазу всего города. Мерзкие змеепоклонники, собравшиеся вокруг какого-то то ли демона, то ли еще хрен его пойми кого. И что-то подсказывало, что пулями с этой тварью не справиться. Впрочем, не факт, что получится и в рукопашную. Визоры отсекали каждое движение пастыря, что обнадеживало. "-Нелюди бывают двух типов: враги и мертвые,- вещал комиссар перед одним из очередных заданий группы Армии Света. -А как же сдавшиеся на милость победителя?- уточнил молодой парень, напичканный электроникой по самые глаза. Металлические руки были скрещены на груди. -Уловка. Каждый нелюдь является хитрым и подлым существом, каждый нелюдь подлежит уничтожению. Каждый нелюдь.. Берс слушал и хмурился. Не может же быть, чтобы все они были походи на тех двоих, что оторвали ему руки в той подворотне.. Ведь не может?" Джоули рванул к змееподобному чудовищу и в последний момент, когда уже поздно останавливаться, метнулся в сторону, кувыркаясь, чтобы погасить инерцию и развернулся с ударом. Бил он в район лба. Естественно, промазал. С галерок почему-то не стреляли больше..

Евгения: Приказ «хватать Электру» демон выполнил беспрекословно. Я не успела и рта открыть, как он сгрёб меня в охапку сразу тремя ручищами и сунул подмышку на манер скатанного половичка. При этом одна ладонь хоть и наспех, но довольно обстоятельно ощупала мою грудь, а другая удобно пристроилась чуть ниже спины – разумеется, по чистой случайности. - Все за мной! – рявкнул Вельз, одним прыжком одолев добрую дюжину ступеней, ведущих в подвал. - Но мы не можем оставить мистера Джоули! Он же ранен! – бурно запротестовала я, пытаясь вырваться. Увы, скудный набор приёмов самообороны, которым Управляющие сочли допустимым меня наделить, никак не был рассчитан на существ, обладающих дополнительной парой конечностей. Всё, что я сумела – несколько раз заехать локтем Вельзу по спине, твёрдой, как бетонная стена. - Помни о дисциплине, рядовой, - отрубил Приходько деревянным голосом профессионального сержанта. – Господин старший лейтенант отдал чёткий приказ, так что никакой самодеятельности, поняла? - К тому же ему не впервой всяких гадов на кукан натягивать, - добавил Фенченко. – Он, если разойдётся как надо, любому нелюдю прикурить даст. - Мистер Джоули истекает кровью! В таком состоянии ему ни за что не справиться с той тварью! А если… А если он погибнет, то очень скоро и меня тоже не станет. Мы, машины, лишены дара предвидения. Создатели, как ни старались, не смогли разработать электронный аналог того, что люди называют «женской интуицией» (в отличие, например, от «женской логики»: для перехода в этот режим мне достаточно всего лишь отключить протоколы, отвечающие за выстраивание причинно-следственных связей). Зато я умела быстро просчитывать вероятности, моделируя цепочки последовательных событий – и в каждом варианте возможного будущего моё спасение оказывалось так или иначе связано с бывшим старшим лейтенантом несуществующей Армии Света, убийцей, алкоголиком и, весьма возможно, психопатом мистером Берсом Джоули. С моим рыцарем в грязных доспехах, который сейчас дрался не на жизнь, а насмерть за свои наивные и замшелые идеалы, за существование новой АС, за друзей-сослуживцев… и, возможно, отчасти – за очень дорогую секс-куклу с фальшивыми эмоциями и настоящими чувствами. Изменившийся до полной неузнаваемости ересиарх легко уклонился от прыжка старшего лейтенанта, взмахнул заменявшими руки жгутами тонких щупалец – и Берс всем телом врезался в стену осквернённого музейного зала. В спине что-то зловеще хрустнуло, раненую ногу будто огнём обожгло, а над головой отчётливо запорхали чирикающие птички, точь-в-точь как в весёлых детских мультиках. Чудовище скосило лиловые, с вертикальными зрачками глаза на трансформировавшиеся руки Счастливчика и осклабилось, пуская густую зелёную слюну: - Ах-х, ты из тех-х неш-шестивых-х, ш-што отф-фергли обрас-с Бош-ший? Ты думаеш-шь, это тебе помош-шет выстоять протиф-ф ф-ферного слуги Его? Какой ты глупый! - Какой вы глупый, мистер Джоули, - повторила Электра. Берс растерянно захлопал глазами: тварь исчезла без следа, а бывшая игрушка мистера Лесса склонилась над ним с доброй, чуть сочувственной улыбкой на лице. Проклятый музей, набитый гниющими трупами и сумасшедшими сектантами, тоже сгинул, и старшего лейтенанта окружали знакомые предметы – старый письменный стол с неистребимой стопкой бумаг и полупустой бутылкой виски, ободранное кресло под задницей, кособокий стул в углу... убогая обстановка каморки, изображавшей его кабинет на базе Армии Света. - Вы меня так напугали, - продолжала Электра. – Кричали во сне, кажется, пытались с кем-то драться… Вам нужно расслабиться, мистер Джоули. Позвольте мне помочь. С этими словами синтетическая девушка перегнулась через стол, протягивая вперёд руки и явно намереваясь заключить старшего лейтенанта в объятия.

Берс: "Всего лишь сон.." Очень реальный и весьма последовательный сон. Берс Джоули выдохнул с облегчением. Нет, он любил подраться и покутить, но схватки с противником, который для тебя близок к непобедимому, не очень-то нравились любому. Никому неохота быть той собачкой из русской басни, когда лаешь на слона, лаешь, а он к тебе задницей поворачивается и заваливает огромной кучей дерьма. А при определенных обстоятельствах он эту кучу дерьма еще и лапкой размазывает, вместе с содержимым. Размешивает до однородной массы, так сказать.. -Всего лишь сон,- хрипло пробормотал он, забывая уже детали. Лишь последний момент еще оставался в памяти довольно четко - измененная рожа повелителя секты. И его слова, которые слились с высказыванием Электры. Так бывает, когда спишь - слова произнесенные рядом странно попадают в сон и сливаются с ним. -Всего лишь сон,- пробормотал он, вспоминая, что было до того, как он уснул. И как он уснул. Память отказывалась подкинуть ему внятную картину. Берс провел кибернетическим протезом по лицу, пытаясь скинуть сонливость и потянулся. Резкая боль в спине и ноге заставили его едва ли всхлипнуть от неожиданности. И тянущаяся к нему Электра подернулась дымкой. Как и обстановка. А еще интересно было, почему уютное раздраконенное кресло было холодным. И Берс среагировал так, как привык реагировать на все, что выходило за рамки его понимания. Как настоящий ксенофоб. Он ударил. Ударил Электру, стискивая зубы от боли в ноге и спине, хватая ее за искусственные волосы второй рукой, принимаясь методично вколачивать свой кулак в ее лицо, которое превращалось в брызжущую какой-то вязкой гнилью рожу ересиарха. И держался он сейчас не за волосы, а за капюшон, подобный кобре. Несоменно, слюна и кровь, вернее, ее заменитель - текущая в венах этой твари слизь - была токсична и ядовита. Несомненно, у Берса оставалось все меньше шансов выжить. Однако он лупил стальным кулаком по морде непонятного существа и не собирался останавливаться, лишь поджал под себя ноги, пытаясь встать. Он бы сам не сказал, каким чудом ему удалось подмять под себя визжащую и шипящую мразь, как удалось достать гранату с разгрузки и засунуть ее в пасть змееподобной херне. И как удалось откатиться на достаточное расстояние, чтобы не посекло осколками и взрывной волной. Все происходило как в горячке. Вывел его из этого состояния взрыв. А после взрыва что-то мерзко зачавкало - внутренности ересиарха разлетались по помещению, забрызгивая полы и тела. Что-то жгло ногу, правая половина лица уже не чувствовалась. И ноги только болели, не собираясь подчиняться их хозяину. -Кусок говна,- устало произнес Счастливчик, отползая на руках в сторону спуска в подвал. Конечно, проще было бы заплакать и остаться валяться, надеясь, будто кто-то тебя тут вытащит. Звать на помощь, кричать, ныть.. Такие не живут долго, а Берс был ветераном и пережил многое и многих. И не собирался останавливаться на этом поприще. Поэтому он полз. Не очень ловко, не очень быстро, но полз, не стоял на месте. Со стороны он был похож на куклу, которой переломили хребет и бросили, а кукла на автомате что-то там делала, ползала.. Почему-то никто не стрелял, не спешил добить командира Армии Света. Может быть, потому что некому было? Сомнительно, что его фигура сейчас внушала ужас сектантам. Равно, как и раньше. Вот зев спуска в подвал гостеприимно отворился, зазывая Берса внутрь, в уютный мрак, будто намекая, что лишь тело окажется во мраке, разум сможет отдохнуть. Счастливчик Берс Джоули скатился по лестнице кубарем. Периодически в пояснице вспыхивало болью. Сколько он так кувыркался? Лесенки он не считал. И в какой-то момент лестница в подвал кончилась. Как бы ни пытался старший лейтенант сдержать стон, у него не вышло.

Зузанна: - Нет, правда, Белый, за какое ж место ты эту зверюгу цапнул, что она так с нарезки сошла? – допытывался Рокфор. - Пи, - ответил хвостатый военачальник, пытаясь розовыми лапками отряхнуть присохшую к шерсти грязь. Рок остановился так резко, будто со всего маху налетел на столб. - Да иди ты?! - Пи! – подтвердил Белый. - Ах-ха-ха! – Рокфор аж согнулся от хохота. - Хватит ржать, - Корнелиус настороженно всматривался в выбитые окна окрестных развалюх. – Тебе чупакабр мало показалось, надеешься ещё кого-нибудь приманить? - Ой, не могу! – заливался Рок. – А-га-га-га! Что, дружище, то неловкое чувство, когда у крысы яйца больше, чем у тебя? Ха-ха! Погонщик, шагавший во главе маленького отряда, через плечо бросил злобный взгляд на замешкавшегося Рокфора и раздражённо прошипел: - Я, кажется, предупреждал: время дорого! Мы и без того задержались из-за этих тварей, так что двигаться надо быстро – и без шума, пан Рокфор! Разрешите напомнить, что тут рукой подать до базы Эзергиля Нолана, а вы знаете, как он трясётся над своим Порталом! У принца Нечто на складах до чёрта мощных пушек, хватит и на нашу долю! И – при всём должном уважении – я не думаю, что любимый пушистик Её Крысейшества снова нас спасёт! - Пи-пи?! – угрожающе протянул Белый. - Не забывайся, - в тон ему обронил Корнелиус. – Никому не позволено оскорблять мою Зузанну. - Давай я ему в челюсть задвину? – предложил Рокфор. – Чтобы в другой раз слова аккуратнее выбирал? - Ах, простите, Ваше Императорское Величество! – рявкнул разъярённый Погонщик. – Однако предлагаю сперва добраться до Храма и... - сгоряча он чуть было не ляпнул лишнего, - ...и уж там устраивать разборки! Сквозь окуляры резинового рыла вождь Серой Рати пытливо посмотрел на чернокожего колдуна. - Он прав, Рок. Давай, не тормози. Шире шаг! - Главное, штаны не порвать от такого-то усердия, - пробормотал Рокфор. Наученная горьким опытом, она держалась теперь на почтительном расстоянии от группы двуногих. Беззвучно скакала через груды битого кирпича, ловко карабкалась по гнилым стропилам, иногда передвигалась прямо по стенам, цепляясь когтями за осыпающуюся штукатурку. Нездешний голос в голове не унимался, подгонял, науськивал, пустой желудок скручивало жестокими спазмами – но нет, она не собиралась повторять свою ошибку. У неё будет только одна возможность для атаки, и бить надо наверняка. Далёкий, едва уловимый жужжащий звук заставил её нервно дёрнуть ухом. Огненные плевки летуна могли поджарить заживо и более крупного зверя, чем чупакабра, а панцирь его прочностью значительно превосходил шкуры двуногих. Хорошо ещё, что летуны всегда охотились на одной и той же территории… …границу которой только что пересекли глупые двуногие.



полная версия страницы