Форум » Бесконечная Война » Министр пропаганды » Ответить

Министр пропаганды

Nail Buster: Министр пропаганды Место действия: город Брейнбридж, Великобритания Время действия: осень 2002 года Участники: Nail Buster, Walter Gunsche, Евгения, @_@ Действующие лица: Вальтер Гюнше, Анерис Фокс, оборотень КП и другие Сюжет: Брейнбридж - тихий захолустный городок на северо-востоке Британии, никому неизвестный и совершенно ничем не примечательный. Мало кто приезжает туда по делам, и далеко не на всякой карте страны можно его отыскать. Неудивительно, что именно там издавна предпочитали скрываться известные преступники и авантюристы, среди которых было немалое число нелюдей. Вампиры, оборотни и экстрасенсы, замешанные в разного рода тёмных делишках, стекались в Брейнбридж, встречая там тёплый приём - хитроумная и властная Анерис Фокс, бессменный мэр города, отлично умела налаживать с нелюдями взаимовыгодное сотрудничество. Несколько местных группировок, обретавшихся в Брейнбридже на постоянной основе, пользовались её прямым покровительством. Что привело в Брейнбридж главного героя нашей истории? Быть может, он тоже вляпался в скверную передрягу и предпочёл скрываться от правосудия там, где было, по слухам, наиболее безопасно? Или он приехал сюда, влекомый праздным любопытством, в надежде узнать побольше о таинственных существах, веками живших бок о бок с людьми? А может, это был простой смертный, до последнего момента не подозревавший о том, куда попал и с кем связался?.. Неважно. Главное, что не успел он распаковать чемоданы в отеле, как оказался завербован в Коалицию Максов - крошечную, но страшно амбициозную организацию нелюдей, вознамерившихся, ни много ни мало, завоевать однажды весь мир! Ну, или хотя бы маленький городок Брейнбридж. Казалось бы, ничто не предвещает ни победы, ни сколь-нибудь значительных успехов. Всё катится к чертям. Нэйл Бастер, министр пропаганды и главный советник фюрера, бесследно исчез неделю тому назад, вестей от него никаких нет, и даже неизвестно, жив ли он. Могущественная Секта имени Великого Товарища Ктулху Р`льеховича Фхтагна, наиглавнейший конкурент Коалиции, наседает со всех сторон и угрожает окончательно выжить её из города. Великая богиня-вампирша Кармилла Карнштейн, одиноко живущая на окраине Брейнбриджа в старом особняке, больше напоминающем огромный склеп, совсем не спешит присоединяться к КМ, а ведь её поддержка решила бы, кому суждено править городом! Как распутать этот немыслимый клубок? Быть может, ответы отыщутся в дневнике Нэйла, найденном героем на полу дешёвого отеля?..

Ответов - 35, стр: 1 2 All

Nail Buster: - Ну, если за ваш... - угрюмо пробурчал Гюнше, смерив взглядом того, кому секунду назад готовился без церемоний свернуть шею. Теперь же затевать драку ему совсем расхотелось. Сомнений быть не могло - перед ним стоял один из его соплеменников. На вид незнакомцу, как и самому Вальтеру, можно было дать не больше двадцати, и, как в случае с самим Вальтером, нельзя было с уверенностью сказать, сколько же лет ему на самом деле. "Это не высший", - сразу определил Гюнше. Существа, оставившие за плечами пару-тройку веков и целое кладбище выпитых досуха трупов, излучали обыкновенно ауру такой мощи, что могла буквально сшибить семидесятилетнего юнца вроде Вальтера с ног, имей он неосторожность подойти к такому чудовищу ближе, чем позволяли инстинкт самосохранения и здравый смысл. Этот же субчик явно был его ровесником, а может статься, ещё доживал тот мизерный "первый срок", что отпущен природой простому смертному. В любом случае, сколь-нибудь угрожающего впечатления он не производил - обычный молодой парнишка, невысокий, худой и бледный, как все вампиры, с растрёпанными рыжими патлами, спадающими на лоб непослушной чёлкой и делавшими их обладателя ещё бледнее. - Мы компенсируем тебе потерянный напиток, - заверил незнакомец Вальтера и неловко посторонился, пропуская его вперёд. - К тому же, как мне кажется, я смогу кое-чем помочь в твоих поисках. - Ты знаешь про Коалицию? - прищурился Вальтер, решив не ходить почём зря вокруг да около. - Ха! Коалиция Максов - это я. Возглас раздался из-за самого дальнего столика в Кабаке - Вальтер даже не сразу заметил его. Обладатель голоса - вернее, обладательница - была надёжно скрыта от досужих взглядов внушительной баррикадой пустых и полупустых винных бутылок, над которыми, словно над заводскими трубами, стояло сизое облако сигаретного дыма. К этому-то странному столику, похоже, и направлялся рыжеволосый. Вальтеру ничего не оставалось, как молча последовать за ним. Как бы нелепо всё ни выглядело на первый взгляд, это был шанс. Вот только на что?.. Подойдя ближе, Вальтер увидел девушку, прятавшуюся за бутылками. Точнее, увидел только её затылок и размётанную по столу чёрную шевелюру - лицо её покоилось на сложенных руках, словно бы девушка задремала, пока ждала рыжего. Или, что казалось Вальтеру куда ближе к истине, просто-напросто мертвецки напилась. - Фройляйн кардинал, - Рыжий протянул руку к её плечу - маленькому, хрупкому и такому же бледному, как у него самого - и коснулся его кончиками пальцев. - Этот молодой человек искал... - Да-да-да, - хрипло протянула девушка, не поднимая головы. - Искал и, чёрт подери, нашёл... Ик! На свою голову... О чём я там?.. Ах да. Коалиция Максов - это я. Точнее, если хочешь знать, эта грёбаная Коалиция Максов - моя и только моя грёбаная идея. Которая сейчас трещит, нахрен, по швам... А ты садись, налей там себе чего-нибудь. Как там тебя, бишь, зовут? - Вальтер Гюнше, - твёрдо ответил вампир. - Вот как... - девушка с заметным усилием выпрямилась, и Вальтер наконец встретился с ней взглядом. На него смотрели большие, нет, просто огромные алые глаза, не такие, как у простых вампиров. Глаза, посаженные на нежном, узком, как у тёмного эльфа, лице, черты которого несли в себе отпечаток непоколебимой воли и решительности. Тонкие губы безо всяких следов помады сжаты в прямую линию, слегка изломанную по краям полунамёком на скептическую ухмылку. Шестнадцать или семнадцать лет - во всяком случае, на первый взгляд. Девочка-подросток, начинающая неформалка. Сорок или пятьдесят - так, вопреки чутью, подсказывала Вальтеру интуиция. "Кто же ты такая?" - Так значит, Гюнше... - Девушка потёрла подбородок, роясь в каких-то своих воспоминаниях. - И не какой-то там плебейский Уолтер, а аж целый Вальтер... Немец? Ох, везёт мне в последнее время на немцев... Я Джулл, - порывисто встав, перевесившись через стол и с грохотом опрокинув на пол несколько бутылок, она протянула вампиру тонкую руку. - А этого оболтуса, что тебя привёл, зовут Иззи. За знакомство! - Вторая рука, завладевшая жестяной кружкой, вознеслась к перегоревшей лампочке над столом. - Советую не зевать и наливать быстрей - здесь ведётся беспощадная война с алкоголем, и сейчас мы с Иззи как никогда близки к его полному и безоговорочному... Улыбка вдруг исчезла с её лица, будто её стёрли движением невидимого ластика. - Ты наводил справки о нас. Почему? - Алые глаза требовательно воззрились на Гюнше. НРИ: Пожалуй, предоставлю Глаз_Глазу и Евгении Михайловне возможность немного поиграть промеж себя, ибо за "Белого осьминога" и полицию отвечает не ваш покорный слуга, а значит, писать мне покамест нечего. Буду вставлять по мере необходимости веское "Ня!" от лица Тимсона.

Родаши: Гюнше ответил не сразу. Подняв предложенный стакан, выпил, не отрывая взгляда от бледного лица Джулл. Все так же молча, словно испытывая терпение собеседников, отставил выпивку и с удобством облокотился на спинку стула. - Верно, наводил. Но кажется не ради того, что вижу сейчас перед собой. Вальтеру захотелось подразнить Джулл, спровоцировать показать себя. Необходимо было убедится, что те признаки воли и решительности во взгляде настоящие, а не наигранная иллюзия пьяной девицы. В противном случае вампир попусту потратил время на этот цирк. - Кажется, я ошибся. Мне было что предложить КМ, но вашей организации похоже нечего предложить мне. Если в третьей группировке города во главе стоит алкоголичка с немытым телохранителем - недолго вашей Коалиции осталось, как и предвидел ваш Нэйл Бастер. - Да что ты!.. - Потеряв весь радушный облик, оскорбленный Иззи было дернулся в сторону зарвавшегося незнакомца, но Джулл жестом остановила его. Вопреки ожиданиям Вальтера, улыбка вновь появилась на ее лице. - Хах, похвальная попытка, но тебе стоит еще поупражняться. Поверь, на мастеров в остроумии я насмотрелась. Однако, - девушка придвинулась ближе, скептически прищуриваясь, - ты не сказал, что можешь нам предложить. Возможно, что как раз мы уйдем разочарованными. Гюнше усмехнулся себе под нос и даже заметно расслабился. Отлично! Ведь на деле здесь и вправду никто никому не обязан. - Все просто. Скажем так, у меня есть посылка, важность которой оценивать вам. Вампир наклонился за своей сумкой. Иззи вновь дернулся к нему, но на этот раз хватило взбешенного взгляда самого Вальтера, чтобы рыжий вампир нерешительно замер. Достав дневник Нэйла, Гюнше протянул его Джулл. - Для себя же прошу место в вашей организации, возможно временно. Ну и возможность участвовать в поисках этого человека, - кивок в сторону дневника, - Если они будут. Джулл быстро пролистала страницы, не скрывая заинтересованность. Вальтер с любопытством отметил как хмурилось пару раз лицо девушки, видимо при прочтении о себе любимой. - Сколько пафоса...

Nail Buster: Джулл не ответила - едва завладев дневником и пройдясь глазами по первым строчкам, она вся погрузилась в чтение, казалось, позабыв о самом существовании ждущего Вальтера, и притихшего Иззи, и даже Кабака вместе со всем Брейнбриджем. Склонясь почти над самым столом, она медленно, мучительно медленно перелистывала одну страницу за другой, водя по ним тонким белоснежным пальцем. Эльфийское лицо её сделалось совершенно непроницаемым, так что понять, о чём она думает, было абсолютно невозможно. Лишь губы её беззвучно шевелились, повторяя слова хозяина тетради, а рубиновые глаза перебегали от одной строки к другой, следуя за пальцем по пятам. На то, чтобы одолеть все записи, у девушки ушло десять минут, хотя Вальтеру показалось, что это томительное ожидание длилось не меньше часа. Он уже успел осушить свой бокал - вернее, бокал, которым тихо завладел чуть раньше, никем из собутыльников не остановленный - и начал подумывать о том, чтобы наполнить его снова, как Джулл громко захлопнула тетрадь. А захлопнув, фыркнула и покачала головой. - Похоже, это и впрямь настоящий, всамделишный дневник Бастера. - процедила она. - Его пафосный слог ни с чем не спутаешь. Признаться, я чуть было не подумала поначалу, что ты притащил мне какую-то дешёвую подделку. Но подделать ЭТО просто невозможно. - Расскажите мне про него, - потребовал Гюнше. Красноглазая лишь усмехнулась. - Неужели он тебя так сильно очаровал? - И он, и весь этот безумный городишко. И вы. Вы кажетесь мне любопытными, и я хотел бы больше узнать о вас. - Чего ради? - нахмурился Иззи. Вальтер пожал плечами. - Трудно сказать. Возможно, кое-что из написанного этим Бастером чем-то меня проняло. А может, я просто-напросто нашёл наконец место, где смогу осесть всерьёз и надолго после полувека скитаний по всему свету, и теперь хочу начать обзаводиться здесь друзьями. Иззи и Джулл переглянулись,причём так выразительно, что Вальтер беспокойно поёжился. - Друзья, значит, - повторила Джулл. - Друзья - это хорошая постановка вопроса! - подхватил Иззи. - Правильная. - Идеологически верная, не побоюсь этого слова! - А он не так безнадёжен, как мне показалось вначале... - Совершенно так! Определённо, подаёт надежды! - Он принят? - лукаво прищурилась Джулл. - Как вы скажете!.. - ОТВЕТ НЕВЕРНЫЙ! - изменившись в лице, девушка без замаха запустила в рыжего пустой бутылкой, от которой тот увернулся с истинно вампирской ловкостью. Бутыль со звоном разбилась о стену, но никто из посетителей даже не поднял головы, чтобы посмотреть, в чём дело. Тут, понял Вальтер, это в порядке вещей. - Я не решаю. Решает герр, - уже спокойнее продолжила Джулл, переведя дух и подмигнув Иззи, уже готовому в любой момень уклониться от следующей бутылки. Слово "герр" она произнесла так, словно это было звание или титул, а не простое и тривиальное, привычное слуху немца Вальтера обращение. - К нему-то мы и отправимся, пока нас не погнали отсюда грязными тапками из-за твоих пьяных выходок, Кемпфер. - Моих?! - задохнулся тот, красноречиво повторив взглядом траекторию полёта бутылки. Но красноглазая его уже не слушала. Проникновенно склонившись к Вальтеру, она дыхнула на него винным перегаром: - Ну, раз уж мы друзья, скажи мне, как друг другу. Хотел бы ты править миром?

Родаши: - Целым миром? - недоверчиво процедил Вальтер, пытаясь понять не прикалывается ли Джулл сейчас над ним. Хотя реши она повеселиться напоследок, кидаясь такими пафосными фразами - он бы еще понял. А так такой вопрос вызвал лишь сердитое недоумение. Но все же подыграл: - Боюсь такие заботы не по мне. Вся эта ответственность и озабоченность тысячью делами одновременно, сваливающиеся на твои плечи... Уж лучше я помогу завоевать его кому-то другому, а сам соберу свою долю причитающегося. Вальтер говорил все это таким тоном, словно давал понять, кому именно, точнее какой организации он великодушно решил помочь в этом деле. Джулл издала тихий смешок, не перебивая вампира. Вальтер еще больше помрачнел лицом, поняв, что все же попался на провокацию. Не скрывая своего раздражения, он заговорил уже быстрее и нетерпеливее: - Не думаете, что достаточно этих разговоров? Мы все же не в офисе на собеседовании. Хотите проверить меня - проверяйте в деле. Непроизвольно вампир представил весь этот разговор в обычной манере соискатель-отдел кадров. "Каков ваш стаж в деле захвата мира?", "Имеете ли рекомендации с прошлой зловещей организации?", "Вы коммуникабельны? Пунктуальны?", "Мы предоставляем полный соцпакет и обеспечиваем донорской кровью за вредность". И бесконечные бессмысленные анкеты и испытательные сроки... Все это становилось забавно и одновременно теряло смысл. Время шло. Вальтер отодвинул свой стакан, подобрал с пола сумку и выжидающе сложил перед собой руки. - Требуется одобрение вашего босса? Так ведите. Мне почему-то кажется, что времени у вас не так много. Если для завершения сцены что-то требуется дописать, дабы не плодить посты "и они встали и ушли", то под чутким руководством готова расписать

Евгения: - Центр, вас вызывает Три-один-три, обнаружили автомобиль Секты на выезде из города, приём, - полицейский «лексус» взвыл сиреной и засиял красно-синими спецсигналами, призывая «лендровер» с Белым Осьминогом на борту прижаться к обочине. - Центр, здесь Три-один-пять, поддерживаем Три-один-три, приём, - отрапортовал сержант Рейсмус. - Три-один-три, Три-один-пять, предписываю действовать по обстоятельствам, разрешаю применение специальных средств, приём, - заскрипели динамики. – Высылаю Пять-ноль-один, держитесь там. - ВНИМАНИЕ! – два бело-синих «лексуса» эффектно преградили путь джипу. – ПОЛИЦИЯ БРЕЙНБРИДЖА! ВСЕМ ВЫЙТИ ИЗ МАШИНЫ С ПОДНЯТЫМИ РУКАМИ, ПРИГОТОВИТЬСЯ К ДОСМОТРУ ДОКУМЕНТОВ И ЛИЧНЫХ ВЕЩЕЙ! НЕПОДЧИНЕНИЕ КАРАЕТСЯ НЕМЕДЛЕННЫМ УНИЧТОЖЕНИЕМ! - Что такое?! – рявкнул водитель «лендровера». - Это не вариант, - удостоверил предводитель боевиков. – Въезд в город должны контролировать мы, и никто другой. Снесите их, парни! Шофёр утопил педаль тормоза. Шкафоподобный «джип» пошёл юзом, из распахнувшихся дверей посыпались сектанты с автоматами: - Мочи всех, Ньярлатхотеп узнает своих! - ВНИМАНИЕ! ПОЛИЦИЯ БРЕЙНБРИДЖА! ВЫ НЕ ПОДЧИНЯ… - Мы никому, во имя Йог-Сотота, не подчиняемся! Свинцовый град обрушился на полицейские машины. Два офицера, получив по маслине в голову, растянулись на асфальте. Пара уцелевших бобби укрылась за металлическими глыбами и открыла ответный огонь на поражение. - Арр-р-гх! – схлопотавший пулю водитель упал развороченной грудью на руль, заставив автомобиль нырнуть в кювет. - Расстрелять подонков! – скомандовал старший сектант. – ОГОНЬ! Телефон в сумочке миссис Фокс разразился бравурными трелями. - Да? - У нас проблема, - доложил аппарат голосом Баркера. – Даже не так: у нас ГРЁ... - Следи за языком, когда разговариваешь с дамой! - Ах, извините, леди. Так вот, у нас ОЧЕНЬ БОЛЬШАЯ проблема. Сектанты расстреляли полицейский блокпост на выезде из города. Четыре человека убиты. - КП сделал ход, - констатировала Анерис. - В своём обычном стиле - примитивный, кровавый и без малейшей оглядки на последствия. Теперь наша очередь. - Вот и я так думаю, - согласился начальник полиции. – Мы их, разумеется, сметём, однако что прикажешь делать дальше? Брать штурмом поместье КП? Жечь прибрежные кварталы? - Если потребуется - да. Хотя до этого, надеюсь, не дойдёт. Но готовиться следует к худшему. И если оборотень будет продолжать в том же духе... Мы не должны позволить ему разрушить наш бизнес. - Понял, Ани. - Центр, здесь Три-один-пять, мы находимся под огнём, несём поте… Пуля вошла сержанту Рейсмусу прямо в лоб. Тело грузно опрокинулось на выщербленный асфальт, винтовка выпала из разжавшихся рук. - Йа! – возликовал старший сектант. – Шуб-Ниггурат, Козёл Лесов с легионом младых!.. Погодите-ка, что это за?.. МД-500 «Дефендер», прижимаясь к самым верхушкам деревьев, резал воздух винтами с едва слышным свистом. - Центр, Пять-ноль-один на позиции, жду приказа. - Пять-ноль-один, здесь Центр, разрешаю открыть огонь. Уничтожьте все цели, повторяю – уничтожить всех! - Центр, здесь Пять-ноль-один, приказ понял, приступаю к уничтожению. Два пулемёта калибра 0.50 развернулись, уставившись чёрными зрачками на «лендровер», отмеченный знаком Белого Осьминога. - ПНГЛУИ МГЛУНАФХ КТУЛХУ Р’ЛАЙХ УГАХНАГЛ ФХТАГН!.. Слова древней молитвы утонули в треске пулемётных очередей.

Nail Buster: Джулл страдальчески закатила глаза и опрокинула в себя ещё порцию виски. - Вот вечно они так. Все куда-то спешат, бегут, боятся опоздать... В такой суете решительно невозможно работать, - пожаловалась она Иззи. - Что Бастер, что герр, что КП с его сворой кальмаропоклонников... Вот скажи-ка, ты сам спешишь куда-нибудь, Кемпфер? - Эм... Спешу? Я? Никак нет, фройляйн кардинал! - энергично затряс тот головой, явно растерявшись не на шутку. Похоже, он уже успел познать на горьком опыте, что перечить лишний раз этой красноглазой бестии будет себе дороже. - Это хорошо. А ПОЧЕМУ ты никуда не спешишь, Кемпфер? - вкрадчиво осведомилась Джулл. - Не могу знать, фро... - закончить фразу рыжеволосому помешала вторая бутылка, от которой он так же изящно увернулся, как и от первой. - Потому что ты - вампир, - произнесла Джулл медленно и спокойно, словно учитель, втолковывающий несмышлёному ученику забытую им азбучную истину. Смотрела она, впрочем, при этом не на него, а на Вальтера. - Потому что ты можешь жить долгие тысячи лет, не болеть, не стареть, не умирать. Потому что у тебя впереди - всё время мира, а то и больше. Потому что ты обладаешь роскошью, недоступной смертным. Ты можешь ЖДАТЬ. Сидеть, вытянув ноги, у камина с бокалом вина в руке и наблюдать, как старость косит твоих врагов одного за одним, их возлюбленных, их детей, внуков... Ты можешь строить планы такого масштаба, что примитивный человечий ум просто не в состоянии себе их помыслить. Просчитывать ходы на несколько веков вперёд и собственными глазами видеть, как они воплощаются в действительность. Я не удивлена, что ты этого не понимаешь, Кемпфер, - она одарила рыжего мимолётным взглядом. - Новообращённые первое время продолжают мыслить мелкими человеческими категориями. Спешат, суетятся, торопятся, будто время всё ещё властно над ними, будто они чего-то могут не успеть ещё в этой жизни. Боятся, что умрут через каких-то пятьдесят лет дряхлыми развалинами, как умирают homo sapiens. Вот и наш новообретённый друг Гюнше... Сколько лет ты уже разменял? Полсотни, сотню? Явно не больше, раз ещё не врубился. Теперь врубишься. Придётся. Без этого мир не завоюешь. Джулл порывисто поднялась из-за стола. Поражённый Вальтер внезапно понял, что она уже давно трезва, как стекло. И что её монолог, затаив дыхание, слушали все собравшиеся в Кабаке. Впрочем, стоило ей замолчать, они тут же вернулись к своим полупьяным беседам и недопитым кружкам, как ни в чём не бывало - тишина, повисшая было под потолком заведения, вновь наполнилась голосами и прочим шумом. - Пошли, герр Гюнше, - девушка быстро направилась к двери. - Будут тебе и офис, и собеседование. * * * Весь путь по ночным улицам Брейнбриджа они проделали в полном молчании. Джулл стремительно вышагивала впереди, Вальтер пытался поспеть за ней, замыкал процессию Иззи, державший наготове пистолет. Вид у обоих коалиционеров... или сокоалиционников?.. словом, у этих "максов" был страшно серьёзен и чрезвычайно значителен. Город вокруг них постепенно менялся. Людный проспект, на котором помещались гостиница и Кабак, сменился сперва улицами поменьше, затем, почти безо всякого перехода - глухими полутёмными проулками, с погасшими окнами стареньких трёхэтажек и разбитыми вдрызг мостовыми. Мир вокруг стал чёрно-красным от света редких тусклых фонарей, доживающих, по-видимому, свои последние дни. Тихая провинциальная ночь во всей её красоте... Истинной красоте, вампирской. Здесь всё дышало их духом. Каждая пядь земли. Да, странным было это местечко. Странным и... - Пришли, - Джулл остановилась так резко, что замечтавшийся Вальтер едва не врезался ей в спину. - Куда? - он непонимающе огляделся по сторонам. Вместо ответа девушка указала пальцем на размашистую чёрную надпись, почти полностью слившуюся с другими бесформенными граффити, сплошным слоем покрывавших ближайшую кирпичную стену. БУНКЕР КОАЛИЦИИ МАКСОВ, гласили буквы. А за ними, совершенно неразличимая под всем этим буйством красок, виднелась маленькая железная дверь, ведущая, похоже, в подвал. - Ты только ничего не подумай, ладно? - торопливо проговорил Иззи, словно бы извиняясь. - Новобранцев почему-то всегда... обескураживает вид входа в штаб-квартиру.

Родаши: И Гюнше мог понять таких новобранцев. Сам того не желая, он подсознательно ожидал увидеть за грубой железной дверью сказку, пусть и армейскую. Но вышло все прозаичнее. Джулл, не задерживаясь, прошла вглубь слабоосвещенного коридора, Иззи за спиной едва слышно переговорил с единственным часовым у входа. Гюнше последовал за девушкой, и к середине недолгого пути они уже вновь шли втроем, не встретив более бойцов. Неширокий коридор освещали преимущественно красные лампы, тусклый свет которых выхватывал висевшие здесь в количестве пропагандистские плакаты. Вальтер почти не сомневался, что автором большинства из них и был Нэйл. Плакаты отличались возрастом, качеством, но каждый неизменно нес в себе призывы к бесконечной войне, уничтожению жалкого человечества и установлению нового порядка. Вампира позабавил образ неизвестной, темной фигуры, склонившейся над измученной лозунгами бумагой. Но врядли все создавалось в столь тяжелых условиях. Хотелось верить в это. Имелись ли двери в другие помещения Гюнше уловить не успел. В какой-то момент Джулл резко остановилась, и троица визитеров оказалась перед очередной железной дверью. Вальтер досадливо поморщился, осознав, что за всеми этими разглядываниями стен совершенно не уловил весь их путь и при всем желании не мог бы ответить, прошли они мало или же целый лабиринт коридоров. У двери на этот раз вновь стоял часовой. "Кабинет герра." Едва кивнув часовому, Джулл прошмынула внутрь одна. Оставшийся маяться ожиданием "новобранец" начал рисовать в воображении облик главы КМ. Грозная фигура за массивным столом, вечно занятой вид и суровый нрав? Ага, и густые клубы дыма по кабинету от трубки... Вальтер вспомнил, в каком все же нестандартном городе находится и признал полную непредсказуемость этого облика. Да и разыгравшуюся в последний час фантазию стоило приструнить - нечего лишний раз самого себя, как идиоту, с толку сбивать. Железная дверь вновь приоткрылась, Джулл выглянула и махнула двумя руками одновременно: - Заходи. Невольно выпрямив спину (и опять назвав себя полным идиотом), Вальтер последовал вслед за кардиналом.

ಠ_ಠ: Свинцовый град накрыл лендровер сектантов, и как только первые пули прошили броню машину и встретились с содержимым зеленых ящиков прогремел взрыв. Противотанковые и противопехотные мины, несколько килограмм обычной взрывчатки и боеприпасы находившиеся в кузове лендровера сдетонировали разорвав машину вклочья, мощный взрыв в одно мгновенье уничтожил не только сектантов, находившихся рядом, тела которых разметало мельчайшими ошметками обгорелой плоти в радиусе километра от эпицентра, но также и две патрульные машины полиции Брейнбриджа, развороченные куски которых украсили своим видом склоны холмов окружавших дорогу. Самой дороге тоже досталось изрядно, на месте столкновения сил полиции и сектантов зияла внушительных размеров воронка глубиной в пару метров. Можно сказать, что сектанты в какойто мере выполнили свою задачу посмертно, проехать в город, равно как и выехать из него, без ремонта дорожного полотна или при помощи спецтехники стало практически невозможно. Эхо взрыва на перевале, гуляя меж холмов, опоясывающих город, окончательно разогнало утреннюю дрёму тихого прибрежного городка, его услышал каждый житель Брейнбриджа, для многих он прозвучал как набат, оповещяющий о близкой смертельной опасности. Его слышали и в Лавкрафт-Холле, в подвалах главного корпуса был организован своеобразный диспетчерский пост который отслеживал всю информацию и оперативно передавал её культистам в городе, обеспечивая связность небольших автономных групп сектантов. Несколько небольших комнат с аппаратурой связи соединялись с залом посередине которого стояла масштабная копия Брейнбриджа, на этой трехмерной карте флажками и фишками были обозначены позиции секты и администрации города, ключевые здания и вся прочая необходимая информация. Незаменимая Консуелла сменив наряд горничной на камуфляжный костюм координировала деятельнсоть штаба. Получив сообщения о прогремевшем взрыве она тутже распорядилась связаться со всеми гурппами и прояснить обстановку, силам сектантов в городе о взрыве сказать было нечего, но на связь не вышла группа сержанта Лоуренса, та самая которая отправилась перекрывать перевал, очевидно что эти два события были связаны. О том что попытка взять контроль над перевалом провалилась следовало немедленно сообщить Оборотню. Тем временем кортеж КП добрался до «Белого Осьминога». Юго-Восточный район Брейнбриджа, где располагался ресторан-бар-бордель «Белый Осьминог», был относительно новым районом города, в 50ых тут были построены несколько фабрик и дома для будущих работников, но к началу 90ых тут все пришло в запустение, люди начали покидать обжитые места, ситуацию изменил приход Секты. Быстро подмяв под себя портовый район и таможенный пост, сектанты во главе с КП начали развивать свой бизнес, люди получили работу на складах в помещениях фабрик, на производстве всяческих странных и не всегда законных устройств которые разрабатывались в недрах лабораторий под Лавкрафт-Холлом, и в штате охранных подразделений свежесозданных фирм подконтрольных секте. Щупальца культистской мафии опутали почти весь город, оплотами секты стали районы порта и весь юго-восток города, население этих районов почти поголовно входило в различные структуры секты, с центром и севером дело обстояло хуже. На северо-западе раскинулось вампирское гетто, полуанархическая территория формально нейтральная, но по факту враждующая с сектой и поддерживаемая местной администрацией в лице Анерис Фокс. Центр и север города плотно опекались полицией и мэром, закрепится в этих районах, где проживало коренное население Брейнбриджа, сектантам так и не удалось. Получив сообщение о том что группа Лоуренса уничтожена КП пришлось в ярость, Анерис начала действовать раньше и уже опережала его на шаг, необходимо было срочно переломить ситуацию и взять инициативу. И Оборотень посоветовавшись с Тимсоном решил нанести удар в самое сердце врага. Собравшиеся у «Белого Осьминога» группы боевиков уже успели разобрать тяжелое вооружение, привезеное оборотнем, и ждали приказа, почти все они были в темносиней униформе охранны Octopus Inc. Это была официальная ширма финансовой деятельности секты, фирма владела частью терминалов в порту и всеми промышленными площадями на юго-востоке города. Связавшись через оперативный штаб Консуеллы с культистскими ячейками портвого района оборотень приказал им скрытно продвигаться к недавнопостроенному зданию полицейского участка, тудаже стягивались основные силы культистов беря оплот правопорядка и власти в кольцо. По дороге к участку КП еще раз связался со всеми руководителями ячеек обрисовав им детали плана и их роли в предстоящем действии. Все они обладали в прошлым боевым опытом и оборотень был уверен что эти люди и нелюди его не подведут. План оборотня был прост, в условиях маленькой гражданской войнушки в отдельно взятом городе у кого сила –тот и сильней, в данном случае эквивалентом силы выступали вооруженные формирования, у Анерис таковым явлалась лишь полиция города, которая при должном снабженнии вполне способна была потягаться с боевиками секты, простые же жители города, как это всегда бывает , являлись лишь статистами которым была уготована роль наблюдателей. Передовые отряды культистов в ожидании подхода основных сил произвели зачистку ближайших к полицейскому участку домов, жителей просто связали и заперли в подвалах и очень убедительно попросили не создавать лишних проблем. На чердаках разместились несколько снайперов и парочка расчетов с рпг, их целью была вертолетная площадка на которой стоял новенький MD-500. Основная ударная группа двигалась на бронированных лендроверах и пяти грузовиках взятых из порта. Машины двигались разными маршрутами и втсретились непосредственно в арйоне полицейского участка, чтобы раньше времени не раскрыть себя. Получив сигнал о начале атаки, расчет рпг, расположившийся на крыше старого викторианского особняка, выпустил ракету в запаркованный на крыше участка «дефендер» и промазал, ракета пронеслась мимо и улетела куда-то в сторону болот где ухнула в трясину подняв фонтан застоялой воды. К счастью второй расчет не промазал и огненная вспышка поглотила боевой вертолет так и не успевший подняться в небо. На земле в тоже самое время два лендровера на полной скорости выскочили из-за поворота и понеслись к участку, за ними устремились грузовики, протаранив ворота подземного гаража вся автоколонна заехала внутрь скрывшись из виду. В это же время получившие сигнал к атаке бойцы, засевшие в зданиях, открыли огонь из ручных пулеметов по окнам участка, их целью было заставить полицейских залечь и выиграть время. Из заехавших внутрь подземного гаража участка машин как горох посыпались культисты, в авангарде защищенные от пуль баллистическими щитами, подобно римской пехоте, шли КП, Тимсон и прикрывавший их элитный отряд сектантов. Особого сопротивления они не встретили, несколько дежуривших полицейских были буквально разорваны шквалом огня из пистолет-пулеметов культистского спецназа, гараж и вход в основной арсенал где хранилось все самое интересное что было у департамента полиции Брейнбриджа был захвачен силами культистов . Теперь их отряд разделился на две неравные группы, получив доступ к арсеналу большая часть культистов занялась погрузкой содержимого арсенала в грузовики, также не был обделен вниманием и ряд новеньких напичканных под завязку ништяками лексусов которые сектанты уже заводили. Оборотень же со своими преторианцами занял оборону у лестниц и лифтов ведущих в гараж и арсенал, шквальный огонь из fn-90 не давал высунуться немногим сумевшим подобраться к арсеналу полицейским, их попытки прорваться захлебывались практически не успев начаться. Чтобы полностью забить грузовики сектантам понадобилось около 5 минут, конечно тут оставалось еще много всего, но патроны у пулеметчиков сверху уже подошли к концу и расчеты тяжелого вооружения начали отходить к порту. Одновременно с этим усилился натиск со стороны полицейских, больше не подавляемые пулеметным огнем, они смогли перегруппироваться и сосредоточиться у выходов. Оборотень дал сигнал к общему отходу. Из подземного гаража один за другим свистя покрышками с пробуксовкой выезжали бывшие полицейские лексусы, следом за ними выехала колонна грузовиков , оборотень со своими гвардейцами отходил последним. Перед отходом они заминировали все что не успели вытащить из арсенала, взрывчатки на это дело не пожалели, и подожгли несколько лексусов и броневиков которые сектанты уже не успевали забрать. Едкий черный дым горящих машин послужил хорошей дымовой завесой скрывшей уезжающие лендроверы от прорвавшихся в гараж полицеских. Силы сектантов устроившие разгром полицейского участка смогли добрались до порта где тут же приступили к распределению свеженаграбленной добычи, бой был выигран, полиции был нанесен серьезный урон, но война за Брейнбридж еще не выиграна.

Nail Buster: Первым, во что упёрся его взгляд, едва он переступил порог, был огромный портрет, висевший на стене прямо напротив входа. В тяжёлой позолоченной раме, украшенной нацистскими орлами и изломанными свастиками. С портрета, словно бы сверху вниз, на Вальтера взирал, лукаво прищурясь, улыбчивый светловолосый человек с пухлыми румяными щёчками и пронзительно-голубыми глазами, в белоснежном костюме-тройке и больших округлых очках, поблескивавших в свете невидимой фотовспышки. Лицо, неведомое почти никому из людей, засекреченное всеми правительствами планеты, но отлично знакомое каждому уважающему себя нелюдю. Тем счастливчикам, что были посвящены в страшную правду. То было лицо человека-легенды. Врага всего мира. Террориста номер один, номер ноль... - Безумный штурмбанфюрер, - тихо выдохнул Вальтер. - Вижу, вы тоже впечатлены. Голос, сухой и надтреснутый, раздался откуда-то из-под портрета. Опустив глаза, Гюнше наконец обратил внимание на стол - не тяжёлый дубовый стол великого диктатора, как ему представлялось немногим ранее, а обычный конторский, из дешёвой бурой фанеры. Похожий на те, за какими заседают жюри в скучных конкурсах на скучных телеканалах - во всяком случае, за ним стояли целых три крутящихся офисных кресла, два из которых сейчас пустовали. Третье же, центральное, занимал мужчина неопределяемого возраста в потёртом военном мундире неопределяемых войск, прямой и худой, как бамбуковая палка, с тонкими чёрными усиками над плотно сжатыми губами, и - с моноклем в левом глазу. На правый глаз усатого спадали несколько прядей аккуратной чёрной чёлки. С первого взгляда он производил впечатление не то видавшего виды боевого офицера, не то чистокровного выходца из старой военной аристократии бисмарковских ещё времён. Вроде тех надутых, расфуфыренных генералов, что так безбожно профукали обе мировых войны чуть ли не на глазах у Вальтера. Вроде них, и всё равно другой. Особенный, сразу видно. Может, его-то Джулл и называла "герром"? - Всех новичков, что заходят сюда впервые, отчего-то до глубины души поражает этот портрет, - задумчиво продолжал между тем усатый. Его осанка и выправка были безупречны, двигались только губы и глаза. - Конечно, в этих стенах нет больше ничего, способного поразить хоть чьё-нибудь воображение, но их реакция отнюдь не делается от этого менее примечательной. Похоже, их шокирует не столько внешность Третьего Макса - вполне своеобычная, если не сказать безобидная - сколько сам факт того, что мы дерзнули открыто, не таясь, водрузить его образ на столь почётное место. Это была идея герра Нэйла, смелая и сомнительная, как и все прочие его идеи - он полагал, что мы таким образом как бы отождествим себя с этим субъектом, выступим его идейными правопреемниками. Как видите, эксперимент удался на славу... Он вдруг осёкся, нахмурил брови и с подозрением взглянул на Вальтера. - Постойте-ка. Вы ведь новобранец? Мне, как всегда, не потрудились доложить о гостях. Я - Максимилиан Ботаник, так называемый Первый Макс. Присаживайтесь, - он указал на стул, стоявший посреди комнаты. - Расскажите сперва о себе, а затем о том, что уже успели про нас узнать и понять. Затем настанет черёд ваших вопросов, на которые я постараюсь по мере сил дать вам ответы. Итак? Сложив на столе руки с длинными тонкими пальцами, усач чуть вытянул вперёд шею и стал воплощением вежливого внимания.

Родаши: Пережив первое впечатление, Гюнше уже уверенными движениями проследовал к столу Ботаника, усевшись, принял максимально удобную позу. Хотелось исключить любое возможное сходство с допросом. Подумав, Вальтер решил, что нет особой нужды скрывать свое прошлое - в нем не было великих тайн. К тому же это принято в организациях, где сам же решил задержаться. Вальтер начал с детства, не вдаваясь в пространные подробности, но и не утаивая всех сторон тогдашней жизни. Рассказал, что родился в Мюнхене в 1918 году. Об избивавшем и унижавшем его с детских лет отце. И о том, как однажды, в очередной раз сбежав из дома, подвергся нападению вампира, и что первой его жертвой стал отец. Затем брат. Все это нелюдь вещал без лишних эмоций, как утреннюю сельскую газету зачитывал. Родственников ему было не жаль, как и последующих жертв. В 1939 вступил в НСДАП, в отряд СС, и число убитых перестало иметь какое-либо значение. После Второй Мировой постоянно переезжал, в основном из-за своей нелюдской сущности. Такая кочевая жизнь Вальтеру порядком надоела, поэтому обнаружив странный город Брейнбридж со своими странными порядками, он захотел остаться в нем подольше. Гюнше так же упомянул и о найденном дневнике Нэйла, о разговоре с Джул и о своем желании отправиться на поиски пропавшего министра пропаганды. Хотя не сомневался, что о последнем, пусть и в двух словах, Максимилиан Ботаник уже услышал непосредственно от своего серого кардинала. Но должно быть это редкое развлечение начальства - заставлять кандидата высказать все вслух самому. - Вот так, все просто, - откинулся на спинку стула слегка уставший Вальтер. - Дайте мне свободу и возможность присоединиться к поискам этого человека, а взамен получите еще одного бойца. Весьма неплохого и, как мне кажется, так необходимого вам сейчас бойца.

Nail Buster: Ботаник слушал очень внимательно, не перебивая, лишь иногда едва заметно кивал или качал головой, отмечая, наверное, наиболее интересные для себя места в рассказе гостя. Наконец, когда тот закончил, он ещё несколько секунд сидел в молчании, словно бы переваривая и усваивая историю Вальтера, после чего негромко спросил: - Так значит, этот городишко вам приглянулся? Больше, чем все, что вы видели, скитаясь по свету? - Здесь всё иначе, чем где бы то ни было, - ответил Вальтер. - За последние полвека я не видел ни одного места, где мы могли бы чувствовать себя настолько свободно. - В этой так называемой свободе отчасти заслуга местных властей, отчасти - географического положения... - Ботаник задумчиво тронул двумя пальцами кончик уса. - В целом феномен Брейнбриджа - всего-навсего совокупность удивительных, чудесных случайностей, которые вряд ли возможно повторить где-то ещё. Пока существует нынешний порядок вещей, во всяком случае. Подлинная свобода для наших и ваших собратьев наступит не раньше, чем сбудутся наши чаяния о мировом господстве. - Так Джулл не шутила? Вы действительно хотите завоевать мир? Серьёзно? Гюнше огляделся по сторонам. Кроме стола, стульев и портрета, в кабинете "герра" были журнальный столик с графином явно чего-то спиртосодержащего, стеклянный шкаф с бумагами и пожелтевшие старые обои с золотыми геральдическими львами. Освещался он одной лишь зелёной лампой, помещавшейся на столе, поодаль от Ботаника. Вокруг лампы, тихо жужжа, деловито кружила чёрная муха. - Национал-социалистическая партия начинала в захудалой мюнхенской пивной, герр Гюнше, - легко уловив настроение Вальтера, произнёс усач, легко перейдя с английского на немецкий. - Мы с вами оба были там. Мы отлично помним, чем они стали в итоге - силой, переломившей ход мировой истории и изменившей сами основы человеческого мировосприятия. Да и нечеловеческого, пожалуй, тоже. - И вы хотите изменить их вновь? - Вальтер позволил себе скептическую полуухмылку. - Ещё радикальнее? - О нет, на это мы ни в коем случае не претендуем, - Ботаник поднял ладони над столом. - Герр Нэйл, конечно, носится с определённого рода идеями, но мне они, признаться, не близки и не слишком понятны. Поймите, Коалиция Максов - не революционное движение или какая-то подобная высокопарная чепуха. Судьбы людей и нелюдей нам интересны лишь постольку, поскольку могут принести нам самим конкретную материальную выгоду. Мы хотим завоевать мир, да. Но для себя, исключительно для себя. Свобода для вампиров и оборотней нам на руку куда больше, нежели повальное их истребление. С людьми история та же самая. Если хотите, мы - те самые классические суперзлодеи из комиксов и мультфильмов, которым нужна власть ради власти, богатство ради богатства, роскошь ради роскоши. Всё очень просто и донельзя банально. - А идеи Нэйла?.. - Суперзлодеи, если вы когда-нибудь замечали, делятся на два типа, - не то продолжая свой собственный монолог, не то отвечая на вопрос Вальтера, говорил Ботаник. - Одни просты и незамысловаты, эгоистичны и корыстолюбивы, их ум свободен от тяжких, громоздких идеологем, они могут позволить себе роскошь в любой миг отказаться от невыгодной для себя стратегии или политики и избрать новую, какую захотят. Другое дело - злодеи, жаждущие не просто править Землёй, а перекроить сами основы мирового порядка во имя некоей Великой Идеи, будь то нацизм, коммунизм или ещё какой-нибудь "изм". Однажды решась следовать этой Идее, они неизбежно попадают в один прекрасный день в ловушку, стиснутые собственноручно воздвигнутыми рамками и границами. Всё, чего достиг или мог бы достичь такой субчик, все свои бесчисленные трофеи, жизни своих солдат, даже свою собственную жизнь он может положить на алтарь Идеи, если она окажется под угрозой. Нацисты в своё время именно на том и погорели. Согласитесь, перспектива погореть, как они, не слишком-то прельщает уважающих себя злодеев вроде нас. Герр Нэйл же... Он хороший агитпроп, но его стремление придать всему происходящему в Брейнбридже высший смысл не может не настораживать нас. Фройляйн Джулл, например - при всей её обычной неуживчивости, герр Нэйл ухитрился рассориться с ней быстрее прочих. Потому-то, наверное, она не слишком-то рвалась на его поиски, когда он столь таинственно исчез. Теперь, - герр задумчиво полистал дневник, - мы примерно знаем, как и куда. Никогда не доверял этим культистам с болот. Вальтер не ответил. От свалившейся на него информации голова начинала немилосердно трещать. - Может, печеньку? - Что?.. - Я говорю, герр Гюнше, печеньку возьмите, - рука главы КМ подвинула к нему почти незаметную во мраке вазочку из тёмного стекла, наполненную овсяным печеньем. - Простите уж, что не предлагаю выпить - все запасы спиртного, как назло, уничтожены фройляйн Джулл. Она выходила в город, чтобы раздобыть ещё вина и виски, а раздобыла вас. Удивительно, просто удивительно! - Что в этом удивительного? - Вальтер силился разгрызть твёрдую, как камень, сладость. - У фройляйн Джулл необычайно сложный характер, - слегка замявшись, промолвил Ботаник. - В Коалиции она - нечто вроде генерального секретаря. Она общается с новобранцами до того, как с ними побеседую я, и большинство из них отправляет обратно. Герр Нэйл был первым за полгода, кого она согласилась принять, да и то потому лишь, что он знал когда-то Третьего Макса... - Вы называете так безумного штурмбанфюрера? - Гюнше кинул взгляд на портрет. - Почему он третий? И где второй, если вы первый? Ботаник улыбнулся - как показалось вампиру, ностальгически. - Всему своё время, герр Гюнше, - он поднялся с кресла. - О прошлом можно вволю побеседовать, когда решатся проблемы насущные. Их две - нас исчезающе мало, а наш агитпроп исчез. Сегодня нас стало на одного больше, на след герра Нэйла мы напали, хотя уже записали его в мертвецы. Теперь надо думать, как его вызволить, если он ещё жив, и как покарать его убийц, если он мёртв. - Покарать? - Вальтер едва не подавился печеньем. - Вы говорите так, словно вас здесь целый батальон. Я и десятерых в этом подвале не насчитал. Вы безумец, герр Ботаник. Абсолютный беумец. - Возможно, нас мало, - легко согласился глава Коалиции. - Возможно, мы - самая распоследняя мелочь в этом городишке, пыль под ногами мэра и КП. Потому-то от нас никто и не будет ждать беды. А вот над бедой лучше как следует поразмыслить. С этим мы справимся сами, а вы своё дело сделали - послание герра Нэйла дошло до адресата. Теперь ступайте. Можете устроиться в кабинете министра пропаганды, там есть удобный диван и кое-какие запасы консервированной крови для гостей. Я сообщу, какое решение принял по поводу вашего вступления в ряды нашей славной организации. Хайль Макс! - рука Ботаника взмыла к потолку в нацистском салюте.

Родаши: Устроившись с позволения лидера КМ в чужом кабинете, Гюнше попытался собрать воедино все нарисовавшиеся образы. Задача предстояла не такая простая для уставшего разума, поэтому Вальтер удобно угнездился в кресле Нэйла, перекинув ноги через подлокотник. К слову, картина складывалась развеселая, больше смахивая на карикатуру. Если до этого вампир, поддавшись обаянию загадки Брейнбриджа, готов был в запале отправиться за КМ исследовать город, то теперь состояние Гюнше нашло отражение в бесстыдном смехе. Эти неуместные, внезапные звуки заполнили кабинет. Карикатура теперь состояла из шайки одержимых нелюдей, разносящих свои идеи по кабакам и попойкам; из исписанных вручную плакатов, из "тайного убежища" в подвале, разукрашенного веселыми граффити. Даже лампа в кабинете министра пропаганды была идентична лампе в кабинете Ботаника, и Гюнше не удивился бы, обнаружив такие же в остальных помещениях, словно купленные по случаю распродажи. Стол минипропа был чист, словно и не заседал тут агитатор. Вальтер доставил себе удовольствие, предположив, что все лишнее успели убрать специально от него. Наконец радостно выдохнув, смехом непроизвольно стряхнув с себя стресс, вампир замер. Так замирают, когда хотят прислушаться к собственным ощущениям и желаниям. Да, он ввяжется во все это и сказанное им Ботанику было правдой. Придя тем самым к соглашению с самим собой, Вальтер потянулся за поощрительной дозой донорской крови. Он не сомневался, что уже принят в ряды этой безумной организации. Осталось дождаться приказа и выдвинуться на охоту.

Евгения: «Жаба в норке» оказалась выше всяких похвал. Пышный румяный корж, поджаренные до нежного хруста колбаски из свежайшего мяса, одуряющий аромат приправ... Миссис Фокс вгрызлась в горячее тесто с голодным урчанием. Эта картина, несомненно, довела бы добрейшую матушку Нобл до сердечного приступа. - Приятного аппетита, госпожа, - ухмыльнулся Джордж Саккер, накрывая крышкой свой уличный лоток. Глаза его за толстыми стёклами очков в дешёвой пластиковой оправе сверкнули алым огнём. - Для вас - только самые лучшие продукты, как всегда. На той неделе мне, кстати, обещали подогнать оленины, загляните как-нибудь, я вам приготовлю изумительный шашлык! - Спасибо, Джордж, - кивнула миссис Фокс, с хрустом уничтожая «жабу в норке». - Приятно знать, что я всегда могу на вас рассчитывать. - Без вопросов, госпожа! - Саккер, тряхнув длинной сальной чёлкой, отвесил почтительный поклон. - В любых обстоятельствах. Мы, вампиры, не больно-то привечаем сектантов. У нас своя вера, у них — своя. И я вам скажу так: ихние вонючие рыбьи боги нам и на хрен не сдались! В общем, если что — все северные кварталы за вас поднимутся, только отмашку дайте! - Хотелось бы верить, что до плохого не дойдёт, Джордж, - Анерис облизнула губы, собирая языком последние крошки вкуснейшей «жабы». Верный Леонард водворился на место водителя и повернул ключ в замке зажигания. - Всё-таки превращать наш город в поле битвы — последнее дело. Это не принесёт пользы никому... И вот именно в это мгновение асфальт под ногами госпожи мэра ощутимо дрогнул. Спустя пару секунд со стороны центральных кварталов накатились грозный рокот взрывов, звон лопающихся стёкол и людские вопли. Затем басовито взревели пулемёты, залаяли автоматические винтовки и несколько раз громыхнули реактивные гранаты. - Миссис Фокс? - лицо Леонарда, надо отдать ему должное, сохраняло мраморную неподвижность. - Предлагаю до выяснения обстоятельств вернуться в мэрию или Бейли-хаус. Второе, как мне кажется, предпочтительней. Анерис окинула взглядом как-то сразу опустевшую улицу. Британцы хорошо усвоили урок 1999 года: тогда тысячи простодушных лондонцев высыпали на улицы и площади, чтобы подивиться на огромные дирижабли безумного майора Монтаны, а кончилось всё поистине чудовищной гекатомбой. Особые армейские подразделения потом без малого полгода разгребали кучи спекшихся трупов, кое-где громоздящиеся до третьего этажа. - Миссис Фокс? - настойчиво повторил Леонард. Тут же сотовый телефон в сумочке Анерис залился пронзительными трелями. - Слушаю. - Ани? Это Баркер! Слушай, тут творится какое-то хреново безумие! Секта только что атаковала полицейский участок! Они прорвались к арсеналу! Мы положили десятка два, не меньше, но их слишком много! Мы несём потери, отступаем к мэрии! Я постараюсь обеспечить твою безопасность, выслать пару машин, но... Голос капитана заглушил визг тормозов: спереди и сзади припаркованного тёмно-зелёного «ягуара» одновременно выскочили из переулков по два полицейских «лексуса», завывающих сиренами и сияющих разноцветными огнями не хуже рождественских ёлок. - Похвальная оперативность, Гас, - сказала Анерис. - Спасибо за поддержку. - Что? - удивился капитан. - Я только-только отдал приказ... не может быть... Бл*дь, Ани, сваливай в темпе, это сектанты! Они захватили наши машины! Удирай, уди... Поздно. Захлопали двери, и в лицо мэру Брейнбриджа уставилось разом не меньше дюжины разнокалиберных стволов: - Руки вверх, сука! - Что вы себе позволяете? - возмутился водитель. Его «дезерт игл» против сектантских винтовок смотрелся, мягко говоря, неубедительно, но даже в безнадёжной ситуации Леонард оставался истинным Ноблом, готовым без малейших сомнений обменять свою жизнь на жизни врагов по максимально выгодному курсу. - Вы на кого плавники задрали, рыбоглазые?! - Саккер с ловкостью фокусника выхватил из-под своего прилавка дробовик «бенелли М4». - Кровь вам давно не пускали, э? Ну давай, подходи по одному! Сейчас они нас всех перестреляют, мелькнуло в голове у Анерис. Как ни странно, эта мысль вызвала не отупляющий страх, не парализующее волю отчаяние, а нарастающий гнев. Жалкие рыбопоклонники собрались разрушить будущее её города?! Неудачное решение! Спокойно, одёрнула она себя. Спокойно. Иногда приходится жертвовать малым, чтобы сберечь большее, а потом вновь собрать силы и ответить ударом на удар. Главное — не забывать: «Брейнбридж — это Бейли, а Бейли — это Брейнбридж». - Стоять!!! - миссис Фокс резко выбросила в воздух правую руку с вытянутым указательным пальцем. - Огня не открывать. Мы сдаёмся. Леонард, Джордж, уберите оружие. Я хочу как можно скорее поговорить с господином КП.

Nail Buster: Прошёл час, а может, цельных два - часов в кабинете, по странному стечению обстоятельств, не обнаружилось. Либо пропавший минипроп был из тех чудаков, кто предпочитает вообще не следить за временем, либо бюджет Коалиции был слишком скромным даже для того, чтобы разориться на завалящий настенный хронометр. Очевидно, последние финансы "зловещей организации" были истрачены на покупку зелёных ламп. Как бы там ни было, никто не беспокоил вампира довольно долго, и он от нечего делать прошёлся взглядом по книжным полкам. Гитлер, Муссолини, Антон Ла-Вэй, Алистер Кроули... Между этими уважаемыми трудами, видимо, полагавшимся Нэйлу по статусу, были втиснуты дешёвые фантастические романы самого разного пошиба, толстенные сборники марвелловских комиксов и японская манга в мягком переплёте - этим находкам Вальтер ничуть не удивился. Что ещё, спрашивается, могут читать и любить безумцы, возомнившие себя суперзлодеями во плоти? Определённо, здесь ему нравилось всё больше и больше. ...Спустя ещё полчаса Гюнше обнаружил себя сидящим в кресле минипропа - а свои ноги возложенными на его стол - и листающим уже восьмое по счёту произведение какого-то маниакального азиатского художника, обильно сдобренное кровью и извращённым сексом. Коготь вампира почти с нежностью обводил чёрные линии, которыми были набросаны трупы и их вываленные наружу внутренности, а уголки губ были приподняты в задумчивой полуухмылке. Иззи Кемпфер, вошедший некоторое время назад в кабинет, в нерешительности мялся на пороге, наблюдая за новым соратником. Видимо, впервые он понял - или почувствовал, скорее? - с кем имеет дело. - Там в городе полный кавардак, - изрёк он, убедившись, что Вальтер отвлёкся от чтения и одарил его взглядом. - Мэрия и Секта устроили настоящую войну, полицейский участок разгромлен, все дороги перекрыты. Сейчас вроде всё стихло, но вот-вот рванёт снова. Я только что из Кабака... - он снова замялся. - Там, как всегда, говорят разное. Вроде, в "Абрахаме" нашли мёртвую шлюху, выпитую вампиром. А она состояла в Секте и ублажала кого-то из её шишек. С этого-то вся буча и завертелась. И... По описанию тот парень, что там останавливался, похож на тебя, друг. В общем, Джулл прислала меня с тобой потолковать. Он прошёл ровно на один шаг вперёд и, оказавшись в кабинете, примостился на табуретке напротив, делая бровями знак, приглашающий Гюнше к "потолкованию".

Родаши: Искреннее удивление можно было с легкостью прочитать на лице Вальтера. Но причиной было никак не обвинение Кемпфера. - По-вашему, я должен был провести собеседование с этой шлюхой? Уж простите, нет такой привычки. Воруя донорскую кровь вы тоже предварительно выясняете не предназначалась ли она какому больному ребенку? Иззи в возмущении приподнялся с места, но Гюнше продолжил, не давая тому возразить. - Прибыв в этот город я никак не мог угадать творящиеся здесь танцы между Сектой, Мэрией и КМ. Можно сказать вы уникальные, ха! Но если всего одна полугнилая шлюха способна заставить вас метаться в страхе и поднять на уши город - можете передать Джулл, что проблемы у вас были и до меня. Гюнше вновь откинулся на спинку кресла, сытый, уверенный в себе и расслабленный. Однако если до этого он смотрел на представителя КМ ленивым, снисходительным взглядом, то теперь Вальтер смотрел четко в глаза, будто требуя немедленного ответа: - Можно сказать ты меня допросил и установил вину. И как теперь? Коалиции я не нужен и не принят? Хоть оба собеседника были вампирами, но прямой и тяжелый взгляд Вальтера неприятно давил на Иззи. "И верно: пришел ниоткуда, ничем нам не обязан и может спокойно свалить, пусть ему тут и понравилось" - к своему неудовольствию отметил он. "А все доставленные им неприятности так и останутся... Будем надеяться, что в дальнейшем он будет более полезен нам. Надо будет сказать Джулл получше за ним присматривать. Хотя мне хотелось бы поменьше лично работать с этим парнем." Помедлив, Кемпфер ответил уже спокойно: - Как и говорилось ранее, решение принимает герр Ботаник. Меж тем мы должны знать с кем имеем дело до деталей и знать, какие сюрпризы прячутся в шкафах у каждого нашего бойца. Разговор прервал стук в дверь и донесение солдата об общем сборе через пятнадцать минут. Новичку так же надлежало присутствовать.



полная версия страницы