Форум » Бесконечная Война » Пёс и его Хозяин » Ответить

Пёс и его Хозяин

Nail Buster: Время действия: август 2012 года Место действия: город Энск, пока ещё Польша Участник: Мухтар Сюжет: Жизнь в городе Вечной Войны бывает опасна, а бывает и чертовски скучна. Что делать целыми днями толпе сумрачных головорезов, жаждущих развлечений и лёгких денег? Конечно же, устраивать жестокие игрища и делать ставки! В Чёрном городе, в самом сердце вотчины нелюдей, уже многие годы действует подпольный бойцовский клуб "Тайлер", на арене которого каждую неделю сходятся гладиаторы со всего Энска, а иногда и из-за его пределов. Кто-то дерётся здесь постоянно, но иногда судьба приводит в клуб редких новичков, отчаянно нуждающихся хоть в каком-то заработке. А зарабатывают иные гладиаторы весьма прилично - хватает и на еду, и на оружие, и даже на пристойное по местным меркам жилище в центральном квартале. Впрочем, в бою всегда есть риск лишиться руки, ноги, а то и головы - хотя убийства на ринге не поощряются, прямо они тоже не запрещены. Клуб помещается в подвале бара, который зовётся "Зингер". Ринг представляет собой квадратную арену шириной в пару десятков метров, обнесённую цепями, вокруг которой возвышаются несколько рядов простых железных стульев. В этом импровизированном зрительном зале всегда царит полумрак, так что даже сами зрители не могут иной раз определить, кто же сидит в последних рядах. Поговаривают, что на бои гладиаторов часто приходят посмотреть лидеры местных банд, а иной раз заглядывает сам командор Джулиано, набравший в последний год огромное влияние в Энске. К рингу примыкают комнаты, где живут бойцы, по каким-то причинам не успевшие ещё подыскать себе более приличное обиталище. Новичок, пришедший в "Тайлер" два дня назад, был одним из таких квартирантов. Он ещё не успел провести ни одного боя, но о нём уже начали вовсю шептаться другие гладиаторы. Сегодня ночью он должен был показать, на что он способен...

Ответов - 35, стр: 1 2 All

Мухтар: Ринг - идеальное место для тех, кто не может жить без вкуса крови на пересохших губах и рвётся в схватку. Полутьма, движение, адреналин и ярость - вот то, что нужно изголодавшемуся по хорошей драке Псу. Он был выведен в мрачных подземельях и обучен сражаться до конца, побеждать любой ценой - и ему этой ночью пригодятся уроки, полученные в казематах иного мира. Мухтар на ринге чувствует себя не вполне уверенно, но хорошо это скрывает. Он привык сражаться на мечах, хотя и в кулачной схватке не стушуется, да и ринг - словно загон - не развернуться. Чистое поле или дикий лес ему всё-таки ближе... Впрочем, выбирать не приходится. Ринг пропах потом и кровью - солёные, острые запахи азартно щекочут ноздри Мухтара, когда он звериными, злыми глазками оглядывает зал и выходит на ринг. Апатия отступает - так откатывается назад вода во время отлива, обнажая каменистое дно его ярости. Мухтар довольно и тихо рычит, ожидая, когда его, наконец, пустят в бой, чтобы излить весь накипевший гнев дикого зверя. Цепи... тьма... звон металла... взгляды толпы... Сердце в испещрённой шрамами груди бьётся всё быстрее, и быстрее; появился противник. "Добыча... не более чем дичь!" - мыслит, готовясь вступить в долгожданный бой, Пёс. - "Сейчас поохотимся... Наконец-то! Впервые за такой долгий срок!" "Три... два... один... " - считает Мухтар про себя... И вот дан старт. Пёс Войны моментально сорвался с места, атакуя врага в лоб. Надеюсь, нормальное начало?

Nail Buster: Начало хорошее, меня в первые секунды смутил стиль, но так тоже прекрасно. Прошу прощения за задержку. Противник силён, во всяком случае выглядит сильным - оборотень в своём исконном обличье, ростом никак не меньше трёх с половиной метров, под толстой шкурой перекатываются громадные мышцы. Маленькие жёлтые глазки распахнуты в яростном возбуждении, из раззявленной пасти на пол ринга капает слюна. Из одежды у твари - лишь старые камуфляжные штаны. - В левом углу, - торжественно объявляет уродливый карлик-распорядитель, старательно держась подальше от обоих противников, - капитан Майерс, известный почтеннейшей публике как Клык, трёхкратный чемпион клуба! В левом углу... - секундная заминка, карлик достаёт из-за пазухи скомканную бумажку, по залу разносятся негромкие смешки. - В левом углу новичок, представившийся Мухтаром. - Снова смешки. - Это его первый бой, дамы и господа, поэтому попросим уважаемого Клыка проявить к нему снисхождение!.. - Объявляй бой уже! Достал балаболить! - доносится нетрезвый голос из первых рядов. Фигуры, восседающие за спинами остальных, напротив, хранят безмолвие. - Как вам будет угодно! - карлик скатывается с ринга и бьёт в маленький медный гонг. - Первый раунд! Капитан Майерс, он же Клык, сорвался с места и ринулся в атаку, когда отзвук гонга ещё носился под потолком арены. Рыча от ярости, он нанёс первый удар своими длинными кривыми когтями, со свистом рассекая спёртый воздух. Он даже не думал, что кто-то может отразить удар - ещё никто не двигался на ринге так же быстро, как он, никто не обладал такой жуткой физической силой и нечеловеческой злобой. Прежние враги были жалкими слабаками, и этот Мухтар, кем бы он ни был, последует за ними. Одного удара должно хватить!..

Мухтар: Обротни были более чем хорошо известны Мухтару - именно они являлись одними из наиболее частых его противников в прошлые времена. Однако это отнюдь не делало схватку легче - раньше на стороне Мухтара было оружие, теперь же осталось только тело. Действия противника - быстрые, стремительные - были хорошо ему известны: так сражаются почти все оборотни. На кончиках этих чёрных, длинных, ужасающих когтей скапливается вся звериная ярость их чудовищных ударов, и просто невозможно представить себе, что человек может после них выжить - одно попадание, и голова оторвана. Мухтар всё это знал, но всё-таки недооценил скорость врага, когда ужасающие лапы вервольфа взрезали ему грудь когтями. К счастью, Пёс успел начать отступление, и раны не оказались столь серьёзными, как могли оказаться в случае иного развития событий... Чудовищной силы удар отшвырнул Мухтара на несколько метров назад, и он рухнул на дощатый пол. На груди, из четырёх параллельных багровых рваных полос от когтей текли четыре ручейка алого сока. В мозг ударил адреналин, кровь забурлила в жилах - приближалось то, что называется боевым безумием. Голова была как в тумане, всё плыло перед глазами, но Мухтар на полу долго не лежал - буквально в следующий миг он вскочил на ноги, и, устремив взгляд на врага, с диким рёвом кинулся в бой, стелясь над землёй - Пёс рассчитывал, что сможет приблизиться к вервольфу достаточно близко, чтобы атаковать его, желательно - в одно из уязвимых мест. Бежал же он практически на четвереньках, опустив тело почти параллельно полу и сильно согнув ноги, чтобы быть менее досягаемым для высокого вервольфа и увернуться в случае атаки. Помимо этого, он рассчитывал на удивление врага - скорее всего, тот не привык к подобной тактике. Мухтар ничего не слышал и не видел вокруг - только стук сердца и движения, поведение противника. Всё в мире исчезло для него - кроме его цели. Оказавшись на нужном расстоянии, Мухтар выпрямился в прыжке, мощно оттолкнувшись ногами от пола, и полетел прямо в лицо врагу, пытаясь попасть по нему кулаками раньше, чем тот вновь отшвырнёт от себя Пса.

Nail Buster: Голова капитана Майерса мотнулась назад, брызги крови и слюны разлетелись в разные стороны, едва не достигнув первых рядов. Зрители взвыли от восторга, оборотень же с трудом сохранил равновесие и отступил на два метра назад, утирая кровь с морды тыльной стороной ладони. Он явно не ждал от противника подобной прыти - жалкие смертные попросту не могли двигаться так стремительно! Вообще-то, Клык рассчитывал, как всегда, завершить бой одним-единственным мощным ударом, но кто мог знать, что этот новичок окажется таким крепким малым?! "С ним, похоже, обычные фокусы не пройдут..." - мрачно подумал нелюдь и принялся обходить Мухтара сбоку, мелкими осторожными шажками, выискивая в его обороне слабые места. Шутки кончились - Клык не намерен был задерживаться на ринге дольше одного раунда. - Ты покойник, парень, - глухо прорычал он и внезапно рванулся в атаку, по крутой дуге заходя Псу в тыл и обнажая свою ужасающую клыкастую пасть. Зубами и когтями он метил в шею противника, намереваясь хотя бы вспороть ему сонную артерию, если не выйдет перегрызть позвоночник.

Мухтар: Мухтар испытал настоящий восторг, когда его кулак врезался в морду Клыку. Понимая, что оставаться на месте опасно, Пёс прыгнул назад сразу же после удачной атаки и замер в напряжении. Глаза Пса видели, что противник пошатнулся и отступил назад - значит, хороший удар был ему нанесён. "Удивляется..." - быстро подумал Мухтар. - "Значит, всё не так уж и плохо." Вервольф же тем временем обходил Пса, и тому это не нравилось - оборона оставляла желать лучшего у Мухтара, чья манера боя была всегда заточена под яростное наступление, и в схватке с оборотнем это было отнюдь не на руку Псу - если действовать необдуманно, можно легко отправиться вдогонку к прежнему Хозяину, а если медлить и осторожничать, войти в режим "берсерка" не получится, и Мухтара доконают раны. В схватке нелюдей главное - информация. Все нелюди - индивидуальны, даже если они одного и того же вида. Соответственно, у каждого своя тактика, свои приёмы и свои слабые места. И самое главное оружие против нелюдя - знание. Зная силы своего врага, его слабости и его тактику, можно одолеть противника, даже если ты уступаешь ему по силе. Главное - чтобы он не знал про тебя. Капитан Майерс для Мухтара был более чем опасным противником - Клык себя контролировал лучше, чем все прежние оборотни-противники Пса, и потому Майерс мог действовать по весьма непредсказуемой, но при жтом продуманной тактике, а не просто со звериной яростью бросаться в лобовую атаку. "Но мне кажется, что он недооценивает меня" - подумал Мухтар - "Надеюсь, это поможет мне ещё пару раз..." - Ты покойник, парень, - раздалось хриплое рычание из пасти оборотня. "Ещё посмот..." - только и успел подумать Мухтар, прежде чем нелюдь резко, настолько быстро, что Пёс не успел обернуться, атаковал бойца в спину, по лихо закрученной дуге обходя противника. Когти - второе по силе оружие оборотня. Их клыки - вот главная угроза. Ужасные. Острые. Прочные. Огромные. Некоторые матёрые вервольфы обладали настолько острыми и прочными зубами и мощными челюстями, что без напряжения рвали клыками сталь и дробили камни. И Клык, с которым сражался Мухтар, как раз собирался, похоже, порвать противника, как собаки рвут обувь своих хозяев. Мухтар знал - это не составило бы труда его противнику. Стремительное падение - Пёс старается увернуться - вращение в воздухе и приземление на спину - Пёс развернулся, чтобы встретить противника - и боль, настигшая Пса ещё в воздухе. Реакция спасла Мухтара, но ситуация резко ухудшилась, снизив шансы на победу с 25% до 10%. Конечно, Пёс это не подсчитывал... Клыки Клыка (штыки Штыка, масло масленное) разорвали правую руку чуть ни в клочья, и она стала практически бесполезна; кровь шла обильным и щедрым ручьём. Кость, однако, пострадала не столь серьёзно, и потому была вероятность, что в случае победы Мухтар мог восстановиться регенерировать... Но кровопотеря и невозможность пользоваться одной рукой для атак говорили о том, что на победу рассчитывать особо не стоит. "Прикрыл точку область атаки рукой... надо было действовать по-другому," - подумал Пёс, резким рывком, стиснув клыки в яростном оскале, поднимаясь с земли и отскакивая назад. думаю, тут в самый раз было бы играть песне группы "Ария" - "Бои без правил"

Nail Buster: Прошу прощения за долгое отсутствие, коллега. Я вернулся. "Акелла промахнулся", - пришло на ум капитану Майерсу, когда он понял, что противник всё ещё жив и даже способен продолжать бой. Хотя фортуна пока благоволила Клыку, стойкость этого новичка его поражала и даже немного пугала - ещё никто так долго не держался против него на ринге. В какой-то момент оборотень всерьёз опасался, что проиграет, но не теперь, когда враг истекает кровью. Этот бой уже был предрешён. - Ату его! Ату! - ревела толпа, чуя сладостный запах крови. Чёрный город... Гнездилище нечисти... Не было ничего удивительного или странного в том, что зрителям сносило башню, стоило рингу окраситься красным. Здесь были вампиры, оборотни, псайкеры и твари, которым даже не было названия. Плотоядные монстры, живые воплощения Вечной Войны. Все они жаждали увидеть хороший бой, и Клык намеревался им его предоставить. "Надо спешить, - подумал он, ощущая, как в нём самом закипает неконтролируемая ярость зверя. Всё этот запах... Этот проклятый запах. Он мог сыграть с Клыком злую шутку, а мог и придать новых сил. - Жаль, что сегодня не полнолуние..." Глухо рыча, вервольф сделал новый выпад. Он больше не полагался на клыки - теперь он метил когтями в ноги Мухтару, намереваясь точным движением вспороть сухожилия. Или хотя бы заставить Пса пасть на колени, чтобы финальный укус вышел красивей. С каждой секундой перед его глазами всё больше сгущалась багровая пелена. Нужно было кончать новичка быстрей.

Стренжер: Пес заглянул в глаза оборотня. Он физически почувствовал пробуждение зверя. И это про пробудило его собственного. «Нужно довести его до ручки, тогда... тогда...» - размышления Пса были прерваны очередным нападение. - «Хватит думать, пора действовать!» Клык перешел в наступления. Псу приходилось уворачиваться, стремясь защитить столь ценное, ноги! Но пора перейти в наступление! Левая рука резко врезалась в атакующею лапу оборотня, предавая ей лишнее ускорения, и мешая ей тут же вернутся в бой. «Не ожидал?!». Когда как правая, или вернее то что от нее осталось прочертило дугу возле лица верфульфа. Кровь заляпала глаза и морду Клыка. «Хочешь?! Возьми!». Пес уходя от следующего удара, позволил себе упасть. Левая рука врезалась в пол и стала опорой. Резкое выпрямление, словно пружина. Подобно пушке, ноги врезались в грудь оборотня. Одна цель, оттолкнуть, дать драгоценное мгновение! Пес перевернулся и ушел в сторону. Ждать-ждать. Пускай сойдет с ума! Стремясь уйти Пес, оказался у края ринга. «Иди-иди ко мне...»

Nail Buster: Майерс вновь отлетел назад, тросы врезались в его могучую спину и с треском натянулись, с трудом выдержав вес могучего бойца. Толчок в грудь не причинил ему серьёзного вреда, лишь ещё больше раздразнил и взъярил. А запах крови, залившей его глаза... - УМРИИИИИИ! - крик вервольфа перешёл в неразборчивый рёв, а затем в пронзительный волчий вой, в котором не было ровным счётом ничего человеческого. Коротышка-распорядитель, ещё раньше ретировавшийся с ринга, почёл разумным переместиться ближе к дверям, где двумя недвижимыми глыбами застыли охранники в чёрных экзоскелетах. То, что творилось на арене, ему очень и очень не нравилось. Чего нельзя было сказать о зрителях. - Правильно, Клык! Так его! Мочи козла! - кричали люди и нелюди. - Мухтар, давай! Надери задницу этой дворняге! - таких выкриков было меньше, но они набирали силу. Если бы новичок оглядел зал, он легко заметил бы глаза людей и вампиров, с надеждой ловящих каждое его движение. Из соплеменников Майерса никто, как ни странно, за него не болел. Тем временем капитан опустился на четвереньки и прочертил на полу когтями три глубокие борозды. Из его пасти вырвался пар, ноздри раздулись, верхняя губа поднялась, обнажая смертельно опасные зубы. Шерсть на загривке встала дыбом... Охранники, первыми почуявшие неладное, взяли на изготовку тяжёлые пулемёты. Тёмные фигуры в дальних рядах зашевелились, начали заинтересованно перешёптываться. Они делали ставки. - РРРАААААА! - вывалив алый язык в клочьях белесой пены, вервольф рванулся в последнюю атаку. Он больше не был капитаном Майерсом - теперь в нём царил зверь, жаждущий крови и убийств. Никакого ринга, никакого боя больше не существовало для него, а Мухтар провинился лишь тем, что стоял к нему ближе всех. УБИТЬ! УБИТЬ! УБИТЬ! Его рывок был подобен молнии. Оттолкнувшись от земли всеми четырьмя лапами, Майерс прыгнул на врага, намереваясь сбить его с ног своим весом, прижать к полу и растерзать на куски.

Стренжер: Мощный толчок. Кувырок. Челюсти сомкнулись совсем рядом с ногой. Левая рука - опора для рывка. Теперь ни каких хитростей. Только ярость и сила! Пес оттолкнулся от пола. Стремительным рывком достиг оборотня. Колено врезалось в челюсть твари. И следом удар левой прямо в кадык (если у оборотней он есть). Мощный удар левой ногой. Вбивающий оборотня прямиком в канаты. Отскок и прямой удар ногой. Точный и сильный. Прямиком в ключицу правой лапы. Снова отскок. Оборотень сейчас не чувствует боли. Дурак! Но драгоценные мгновение потеряны. Пес отступает, все время следя за оборотнем. Выставив окровавленную руку вперед, он готовится. Снова встретится с этим чудовищем. Нет, Клык. Это наш бой! Пса и волка!

Nail Buster: Крики "Мухтар!" зазвучали громче. Зал выл в унисон от восторга - чувствовал запах близкой смерти. В "Тайлере" гладиаторы редко погибали на ринге, и это всегда было зрелищем выдающимся. Теперь, впрочем, всё грозило обернуться бедой, и карлик-распорядитель это отлично видел - не нужно было быть трёх метров ростом, чтобы узреть, как смерть пляшет в опасной близости от зрительских мест. Выйди вервольф из-под контроля по-настоящему, смертей не оберёшься уже среди почтеннейшей публики, ни один из которой и клыка Майерсова как боец не стоит. А смерти в зале–это удар по бизнесу, по репутации клуба в Чёрном городе, и без того довольно-таки шаткой. Кто, спрашивается, придёт смотреть бой, зная, что сам может пасть в нём, причём за свои же деньги? - Рыпнется в сторону зала – валите гада, парни, - тихонько прогнусавил коротышка, обращаясь к пулемётчикам за спиной. - Есть валить гада, пан Голиаф! - последовал ответ. Солдаты, которым распорядитель арены едва-едва доставал до колена, взяли оружие на изготовку. Сам же пан Голиаф, нервно потирая руки, изо всех сил следил за ходом поединка. Кто знает - авось, и пронесёт?.. - РРРРАААААА! - оглушительно взревел Клык, раззадорясь ещё сильнее от тычков и пинков своей несостоявшейся дичи. Он вновь рванулся вперёд, и вновь Мухтар играючи уклонился от него. Ещё один выпад - и снова мимо, и снова на него посыпался град ударов. Несильных, но вполне ощутимых. Шея вервольфа ныла, воздух из глотки выходил с хрипом - похоже, Пёс повредил ему трахею. Будь здесь капитан Майерс, он бы сообразил, что бой пора кончать, что перевес уже не на его стороне, хотя со стороны всё может казаться иначе... Но Майерса не было, а был лишь зверь. И ему неведомы были такие сложные умозаключения. - Прикончи его! Порви! - вскричал кто-то в зале, непонятно к кому из бойцов обращаясь. Вампиры, оборотни и смертные вожделели крови настолько жадно, что были в эти минуты практически неотличимы друг от друга. У всех на лице застыл голодный оскал, руки судорожно сжимались в кулаки и разжимались вновь, глаза горели безумным огнём. Сегодня определённо было хорошее шоу. - Богиня, храни нас... - пробормотал пан Голиаф, прикрыв глаза и положив ладонь на грудь, где, под багровым шёлковым жилетом и белоснежной рубашкой с золотыми пуговицами, покоился чёрный амулет в виде летучей мыши. Предчувствия никогда не обманывали коротышку, и сейчас оно трубило, кричало, рыдало о том, что бой надо остановить. Если это ещё возможно.

Стренжер: Мухтар смотрел на оборотня. На чудовище что было перед ним. Убить это существо, голыми руками практически не возможно. А сейчас, когда одна из рук разорвана в клочья... Значит, ему нужно оружие! На этот раз Пёс изменил тактику. Он напал на Майерса, когда тот только готовился к рывку. Они закружили в тесном танце. Мухтар выжидал. Одна ошибка и бой кончится. Майерс пытался разорвать соперника. Но лапами достать его было не легко. Потому в ход пошли зубы. Клык вервольфа прошелся вскользь по голове Пса. Но тот легко ушел от челюстей, крошащих камень. Тут Пёс понял, что теперь в досягаемости когтей. Лапа смертоносной скоростью очертила дугу. Мухтар успел нырнул под нее. Перекатится и с разворота ударть по ноге оборотня, своей. Прямо в коленный сустав. Клык грузно рухнул на колени. Подскочив Пёс запрыгнул на него сзади. Ловя момент, он схватился за один из клыков Майерса. Напрягши все мускулы Мухтар рванул за клык. Раздался хруст. Так ломаются кости и рветься ткань. В его руке оказался трофей. Окровавленный, вырванный едва ли не с корнем клык! Он бы очень похож на кинжал. Потому сие оружие тут же было пущено в ход. Пёс всадил клык Майерса ему же в плечо. Вырвав свое новое оружие, Мухтар отскочил от вервульфа. Немного нагнулся. Выставил искалеченную руку вперед. Клык был перехвачен по удобней, для одного удара. Отведен назад и в бок. Для последнего удара... Псу стало ясно. Сейчас решится судьба поединка. Один выживет. Другой проиграет. Кровь, кровь Майерса пробудила и в Псе жажду. Ту самую жажду, что живет в каждом в этом проклятом городе. В его глазах поселилось преддверие берсерка. Мгновение. Удар сердца. И все будет решено!

Nail Buster: Припав к земле, Клык изготовился к последнему, решающему прыжку. Его выпученные, побагровевшие глаза абсолютно ничего не выражали - от ярости он, похоже, был близок к полному помешательству. Боли он, казалось, тоже не ощущал - дымящаяся рана фонтанировала кровью, красные потоки текли по нижней челюсти, по груди, капали на исполосованный когтями пол... На несколько мгновений оборотень замер, и вслед за ним замерли все на трибунах. Замер Мухтар с окровавленным зубом в руке. Замер наполненный пылью воздух под потолком. Замерло всё. А затем о спину Клыка разбилась бутылка "Кока-колы". И всё ожило. "Что за безумец это сделал?" - успел подумать господин Голиаф, пока его коротенькая ручка поднималась и опускалась вновь, давая солдатам сигнал открыть огонь на поражение. Загрохотали тяжёлые пулемёты, но там, где очереди взрезали землю, Клыка уже не было. А был он на трибуне, прямо в гуще зрителей, образовавших вокруг него рычащее, кричащее, шипящее кольцо зубов, когтей, клыков, ножей, пистолетов... Ещё один молниеносный прыжок - и вот он уже на другом конце арены, дерёт на части кого-то из смертных, к несчастью своему купившего билет в первый ряд. По помещению стремительно, как лесной пожар, расползался хаос. Зрители-люди валом валили к выходу, давя друг друга и на чём свет стоит матеря всё на свете. Зрители-нелюди, расталкивая их, ползли ближе к эпицентру действа, то есть к разбушевавшемуся вервольфу, занятому поеданием своей жертвы. Теперь-то они не просто созерцали очередную скучную драку - нет, им в кои-то веки довелось самим в ней поучаствовать! - Чего уснули-то, граждане? - нервно буркнул коротышка пулемётчикам, прячась за их ногами на безопасном расстоянии от того места, где схлёстывались оба потока, образуя густой бурлящий тромб. - Валите гада, на этот сброд не смотрите. Не завалим - трупов будет куда больше. И вновь загрохотали выстрелы. Пули врезались в гущу мягких тел, но Клыка не задели снова - нырнув в самую гущу бегущих в панике смертных, оборотень потерялся из виду.

Стренжер: Пёс наблюдал за тем как вервульф раздирает людей и нелюдей. Противник повернулся к нему спиной. Не закончив бой принялся за других. Для Мухтара это было хуже самого грязного оскорбления. Гладиатор разбежавшись использовал цепи ринга как трамплин. Высота потолка позволила Псу прыгнуть вперед, прямиком на оборотня. В этот момент во второй раз загрохотали пулеметы. Вервольф прыжком ушел с линии огня и очутился в толпе убегающих людей. Мухтар направился за ним. Он прыгал по головам подвернувшихся людей, а иногда и нелюдей. Следом за его прыжком пулеметные очереди косили несчастных как траву. Пулеметчики похоже и сами не знали куда надо стрелять. Одна из пуль оторвала кусок мяса от ноги Пса. Боли он не почувствовал и даже не замедлил движения. Кровь била в ушах. Адреналин переполнил кровь. Желание убить «Клыка» переросло все мыслимые границы. Это стала манием, целью и безумным желанием одновременно. Бой должен закончиться! Один умрет, другой победит! Мухтар в какой-то момент оказался прямо над оборотнем. Клык рвал какого-то человека подвернувшегося под лапу. Кровь и куски мяса летели в разные стороны. У человека уже не хватало сил ни то что на сопротивление, а даже на крик. Он лишь отрешенно смотрел куда-то в потолок. Пёс согнул ноги, а в момент соприкосновения выпрямил, словно пружины. Получился просто чудовищный по силе удар в бок твари. Вес пса и сила его ног сделали свое дело. Оборотень покатился кубарем, подминая под себя людей и нелюдей. Спиной Мухтар врезался в другую толпу. Несколько рук уперлись в его спину и мощным, неосознанным толчком бросили вперед. Мухтар используя новое ускорение практически сразу же перешел на бег, а после вновь подпрыгнул. Оборотень еще не успел подняться. Он валялся на спине, а под ним двое людей. Оказавшись над ним Мухтар взметнул в верх руку с клыком вервульфа. Он целился в сердце, что бы закончить бой. Удар. Клык вошел в грудь оборотню. Мухтар промахнулся и не попал в сердце. Но острый клык вспорол одну из артерий. К несчастью клык вошел слишком глубоко, не достать. Осознав это Пёс локтем правой руки Мухтар ударил оборотня в солнечное сплетение, выбивая из него воздух. Левой рукой он отбился от лапы с опасными когтями. Но тварь таки задела Пса. На предплечье левой руки появились не глубокие, но долгие раны. Мухтар собрал всю силу в кулак и... В мозгу что-то щелкнуло. Словно тумблер переключили. Сознание отошло в сторонку, а жуткое чудовище, под названием «берсерк», вышло вперед. Он бил быстро, сильно, не жалея ни себя, не врага. Удар. Клык вошел еще глубже в тело вервульфа. Удар. Голова Клыка дернулась в верх, обнажая беззащитную шею. Удар, удар, удар. Он бил практически без остановки. Сначала что-то хрустнуло. Потом изо рта оборотня брызнул поток крови. «Клык» пытался защищаться, отбиваться, разорвать Пса или скинуть, но все бестолку. Пёс продолжал бить, лишь иногда откидывая от себя мешающие лапы Оборотня. Наверное Мухтар сломал ему позвонки, или что вероятнее раздробил их. Потому что через какое-то время вервульф затих. Перестал пытаться сбросить с себя гладиатора. Перестал бороться за свою жизнь. Пёс тоже выглядел не лучшим образом. Когти твари добрались до него пару раз. Грудь, спина, руки... все было в длинных не глубоких ранах, оставленных когтями. Когда Мухтар встал с оборотня, то в его глазах плясал тот же безумный огонек, что и в глазах вервульфа совсем недавно. Но берсерк отступил куда-то вглубь подсознания, оставляя сознание наедине с жестокой реальностью. Волна адреналина еще бушевала, но вот-вот отступит. Пёс начал чувствовать жуткую боль. Все тело болело, пока слабо и ненавязчиво, но в скором времени... лучше об этом не думать. Мухтар пошатываясь силился понять, где же он сейчас находится и кто все эти люди.

Nail Buster: Суета вокруг мало-помалу утихала. Зрители, чудом не попавшие ни под горячую руку зверя, ни под пулемётные очереди, мало-помалу собирались вокруг тела поверженного Клыка, держась на почтительном расстоянии от победившего его гладиатора. Весь израненный, залитый своей и чужой кровью, Мухтар представлял собой зрелище жуткое. Казалось, он вот-вот упадёт - так, собственно, оно и было, однако падать ни в коем случае не следовало. Ещё не хватало, чтобы его унесли на носилках! Нет, нужно было держаться до самого конца, покинуть ринг с гордо поднятой головой... Поэтому он стоял и, восстанавливая дыхание, смотрел поочерёдно в глаза каждому из своих новых поклонников. Ринг и трибуны были завалены мёртвыми телами. Кое-кто стонал, умирая, кое-где в тёмных углах раздавался хруст раздираемой плоти и лязг острых, как бритвы, челюстей - не всякий нелюдь может хранить спокойствие, когда вокруг столько крови, столько бесхозных тел, о ком вряд ли кто будет плакать. Однако гораздо интереснее были перемены на верхних ярусах - местах для почётных гостей, тонущих в густой серой полумгле. Там тоже лежали трупы, а между ними, сжимая в руках дымящиеся автоматы с глушителями и бдительно высматривая каждое движение в зале, стояли люди и нелюди, никак не тянувшие на охрану высокопоставленных персон. Плохо одетые, нездоровые на вид, но с фанатичным блеском во впалых глазах и со звериными оскалами на измождённых лицах. За их спинами смутно угадывались фигуры самих высокопоставленных гостей - живых и, насколько можно было судить, невредимых. Рядом с каждым стояли несколько вооружённых конвоиров, явно готовых открыть огонь при первом же резком движении пленных. В том же, что гости бойцовского клуба "Тайлер", от мала до велика, в одночасье обратились в пленных, сомневаться не приходилось. По мере того, как зрители, столпившиеся в дальнем конце помещения, переносили взгляды с мёртвого Майерса на завладевших положением незнакомцев, по залу разливалась гнетущая, напряжённая тишина. Нарушить её решился господин Голиаф. - Кхм, - он выступил на полшага вперёд и обратился к самому рослому на вид мужчине на верхнем ярусе - в его представлении, именно так должен был выглядеть главарь. - Почтеннейшие... Могу ли я иметь дерзость спросить, что, собственно?.. "Они сидели всё это время в зале, среди других баранов, - моментально понял он и похолодел. - А потом, пока мы ловили тварь и весело тратили патроны на всех подряд, перебили охрану и завладели клубом. И, похоже, заполучили ценных заложников," - коротышка прищурился, силясь разглядеть что-нибудь за спинами захватчиков, но узнать кого-нибудь впотьмах было задачей трудновыполнимой. - Не можешь, - отрезал высокий. - Вернее сказать, - он возвысил голос, - вы все всё узнаете, но в своё время, господа. Время это уже почти подошло. Сегодня на этой арене состоится особая битва, в которой примут участие особые гладиаторы. До тех пор, пока эта битва не подойдёт к финалу, никто не спустится в подземелье и не выйдет наружу без нашего ведома. Можете считать себя пленными, а можете - приглашёнными по спецпропускам на зрелище исторического масштаба. Счастливчиками, заполучившими билет в VIP-ложу! Господин... как вас там? Каланча? - Голиаф, - фыркнул коротышка с достоинством. - Знаю, звучит иронично, но в этом-то и изюминка моего прозванья. - Да-да, господин Голиаф. Я полагаю, администрация клуба окажет нам необходимое содействие в проведении мероприятия? - Так-то оно, конечно, так... - замялся распорядитель, глянув сперва на своих двух пулемётчиков, затем на противников, которых успел насчитать никак не меньше нескольких дюжин. Численный перевес был явно не на его стороне. - Но вы же не можете... Это же фактически захват частной собственности!.. В конце концов, могу я переговорить с вашим достопочтенным предводителем с глазу на глаз и детально обсудить нюансы предстоящего перформанса? Высокий поколебался с секунду. - Пожалуй, можешь. Всем остальным - немедленно очистить арену! - Слышали? - рявкнул господин Голиаф. - Все вниз, в жилые блоки бойцов. Там всем хватит места, если немного потесниться! Вы ведь не хотите новых жертв, не правда ли? Когда всё это кончится, всем компенсация за счёт заведения! Слово Голиафа! И выпивка, выпивка! Всё оплачу! А теперь вон! Вон! Делайте, что говорит ясновельможный пан!

Стренжер: Ему очень захотелось есть. Захотелось пустить клыки в чью-то прожаренную плоть. Регенерации нужны были силы и эту силы можно было получить через еду. Разговор же для Мухтара был непонятен. Он понимал только самые простые слова и сочетания, как например «пошёл вон». Ну вон, так вон... Пёс оглянулся на труп оборотня, а после на второй этаж. Его не слишком великого интеллекта хватило понять, что ночь только «начинается» и его бой был просто вступлением. Для него было загадкой его роль в этой истории, а перед тем как приступить к поиску разгадки, надо поесть... Не смотря на усталость Пёс каким-то образом выдернул из Майерса его же клык. Хорошая вещь, пригодиться... Оружие никогда лишним не бывало. Пёс стал спускаться в комнату бойцов. Там на его месте было немного припрятанной еды. Как же их называл тот коротышка, саморазог... са-мо-ро-за-гри-ва-ю-щи-е-ся консервы. Даже осмыслить такое слово сложно, не то что произнести на чужом языке. Ему повезло добраться до своего места до того как в «барак» хлынул поток заложников. Усевшись на свой матрас Мухтар вскрыл одну из консерв и принялся жадно есть руками. Кровь уже перестала бить из него фонтаном. Страшная рана на руке постепенно начала заживать. Если бы кто-то сшил вместе лоскутки кожи и более или менее правильно разместил мышцы, регенерация прошла бы быстрее, но сделать это было некому. Потому Мухтар просто жадно ел. Еда тоже не плохой доктор. Более мелкие раны перестали кровоточить и начали постепенно, медленно затягиваться. Пока для Пса весь мир сократился до него и его еды, чем больше он ел, а соответственно наедался, тем больше начинал реагировать на внешний мир. Ему ведь надо было еще найти себе «Хозяина». Без него он ничто и никому не нужен. Возможно здесь есть достойные...

Nail Buster: Строго говоря, гладиаторы вовсе не обязаны были жить в подземельях "Тайлера". Многие из тех, кто проливал по вечерам кровь на арене, состоятельные бандиты вроде покойного капитана Майерса, имели свои жилища в Чёрном городе и появлялись в клубе лишь изредка. Они не нуждались в выигрыше, им зачастую не нужна была даже слава. Они просто любили драться. А выигрыш бойцам платили исправно, этого было не отнять. Кое-кому обеспечивали даже еду и кров - во всяком случае, пока господин Голиаф усматривал в этих счастливчиках перспективы. Неудивительно, что жилые каморки клуба, иронично называемые "люксами", всегда полнились бедными, скверно одетыми, оголодавшими нелюдями и людьми, неплохо умевшими работать кулаками, но по каким-то причинам не прибившимся ни к одной из городских банд. Теперь же, в лихие дни террора Серой Рати, большинство группировок распалось, сотни боевиков оказались на улице - растерянные, не знающие, куда податься дальше. Многие, как и надеялся втайне господин Голиаф, подались в "Тайлер", выбивать друг другу зубы за тарелку мяса в день и какую-никакую крышу над головой. Среди них оказался и Мухтар, тихий и незаметный новичок, не похожий на короля ринга и никак не желавший в ближайшее время им становиться. Было похоже, однако, что сегодня пробил его звёздный час. От самой арены его провожали изумлённые, восхищённые и порой испуганные взгляды. Другие бойцы, не в пример более разговорчивые, чем он, тихо перешёптывались за его спиной: - Эй, видали, как он уделал Клыка? - Да-а, уделать Клыка его собственным клыком! Кто бы мог такое подумать? - Ага, а ещё из-за них с Клыком перестреляли половину зевак. Если клуб не закроют, это будет чудом, скажу я вам. - Интересно, что эти мрази наверху нам приготовили за сюрприз? Никто не знает, кто против кого будет драться? - Да какая, к чёрту, разница? Если этот парень выйдет на бой, любому несдобровать! - Помяните моё слово, братцы - если он останется здесь, когда эта заварушка уляжется, ноги моей в "Тайлере" больше не будет! Я уж лучше к Джулиано пойду в услужение, чем... С самим Мухтаром заговорить никто так и не решился, пока он не добрался до своего "люкса". Жилища гладиаторов обустроены были в старом бомбоубежище, на один уровень ниже подвала, чуть ли не в самой канализации. В вечной сырости, темноте и духоте, при непременном соседстве с крысами и пауками. Один "люкс" представлял собой тесную комнату, почти каморку, с голыми бетонными стенами, подвесной койкой с жёстким свалявшимся матрасом, столом и одинокой зеленоватой лампой, покачивавшейся под потолком. Вокруг лампы беспокойно вилась одинокая оса, невесть как попавшая в подземелье. Раз в секунду она билась в стекло с глухим "Дзынь!", и это нервировало почище звуков воды, постоянно капавшей с протекающих труб пот потолком. Уединением Мухтар смог наслаждаться недолго. Спустя минуту после того, как с консервами было покончено и пустая банка вернулась на стол, в "люкс" ввалились двое бойцов. Их Пёс уже видел раньше, но познакомиться не посчитал нужным. Как, собственно, и сейчас. Вошедших он встретил угрюмым молчанием. - Ты это... - один из гладиаторов, молодой худощавый вампир с торсом, покрытым татуировками, точно пёстрым комбинезоном, смущённо замялся на пороге. - Прости за вторжение, друг. Коротышка со своими новыми друзьями решили нас уплотнить. Наши камеры заняли заложники. - Не все заложники. Только самые важные шишки, - уточнил другой, наголо бритый смертный с пронзительно-голубыми глазами. Псайкер-телекинетик, кажется. - Похоже, повязали всех боссов до единого. Ни за что не поверишь, кто сидит в камере по соседству!.. Они торопливо умолкли, когда за дверью послышались шаги. По коридору прошествовали двое пулемётчиков Голиафа, а за ними - двое захватчиков с автоматами Калашникова. Между ними, закованный в серебряные наручники и ошейник, шёл нелюдь грозного вида, с изуродованным шрамом лицом. Когда они прошли дальше, псайкер-гладиатор поёжился и торопливо притворил дверь. - Не нравятся мне эти ребята, - признался он. - Дело ведь не в количестве. Просто... что-то в них НЕ ТАК. Понимаешь?.. - он воззрился на Мухтара, но через секунду махнул рукой. - Хотя нет, наверное. Не понимаешь. Забудь. Это просто чувствовать надо. Уверен, тут все это чувствуют. Просто словами сказать не могут.

Стренжер: Пес отставил от себя консерву и поднялся. Взглянув на вошедших, он сделал жест с примерным смыслом «располагайтесь , если сможете». Впрочем, некоторые люди решили бы, что это было немного грубовато. Ну, или не немного. После, на всякий случай, Мухтар поплотнее прикрыл дверь. Все эти действия Пес сделал не только из соображения гостеприимства или нежелания, чтобы их услышали. Проблема была в том, что такое количество слов надо было переварить. Мухтар знал, более или менее значения слов, но осмысливать их произношение, сходу все равно не получается. Вероятно, причина тому была еще и в логическом построение предложений. В родном языке Пса предложения все-таки строились чуточку по-другому. Так что… - Продолжай. – С трудом и явным акцентом, выговорил Пес. Акцент был похож на эстонский. Хотя скорее он выговорил это слово так, что акцента, там было больше чем слова. Впрочем, на этом Пес завершил свою часть диалога. Он был свято уверен, что бойцы поймут, о чем вопрос.

Nail Buster: - А чего продолжать-то? - пожал плечами вампир и смерил Мухтара долгим тяжёлым взглядом, словно пытаясь ещё раз оценить его умственные способности и понять, стоит ли вообще продолжать с ним беседу. - Ты, похоже, ни единого слова не разобрал... - Разобрал, - спокойно и уверенно возразил псайкер, вставая между ним и Мухтаром. - Этот парень, конечно, диковат и неотёсан, как Тарзан, но отнюдь не такой тупица, как все о нём тут, похоже, привыкли думать. Взять хотя бы тот бой с Клыком - у новичка вполне достало ума и смекалки, чтоб завалить Майерса. Соображает он быстро, говорить вроде худо-бедно умеет, слушать тоже. Этого вполне достаточно, чтобы скоротать за беседой пару часов, не так ли? - Уговорил, - пробормотал вампир, устраиваясь в тёмном углу, у стены. - Выкладывай теперь, что у тебя на уме. Псайкер задумчиво потёр подбородок и, выглянув в коридор, ещё раз удостоверился, что он пуст и все разошлись по своим тесным "люксам". Вернувшись к товарищам, он ещё плотнее затворил дверь и, понизив голос до шёпота, начал: - В общем, я этих молодчиков совершенно не чувствую. Хочешь верь, хочешь нет. Тебя - да, этого вон - тоже, а на месте каждого из них - будто слепое пятно какое-то. Будто они и не излучают ничего вовсе. - Как те мертвецы, что бродили недавно по Чёрному городу? - И да, и нет. Их я мог чувствовать хотя бы физически. Я же боевой псайкер, как-никак, моё дело - силой мысли руку противнику заломать, или там кирпич ему в голову взглядом метнуть. И руку, и кирпич я тоже должен почуять. Ухватиться за них, понимаешь? - голос голубоглазого предательски дрогнул. - А этих бандитов будто и нет здесь вовсе. Ни их, ни их стволов, ни одежды... Видел, они Марвела Дрейка повели? Босса Гвардии Призраков? Вот его я отчётливо увидел и почувствовал, а их только глазами мог увидеть. Но как такое может быть? Это даже не демоны. Это что-то уж совсем запредельное. Чушь какая-то, да и только... Усевшись на койку рядом с Мухтаром, он потёр виски кончиками пальцев. - Действительно, похоже на чушь, - осторожно заметил вампир. - По мне так, обычные головорезы, ни больше, ни меньше. Ты видал, в какие обноски они одеты? А пушки их? У тебя, наверно, просто крыша едет от перегрузки - ты ведь уже три боя за неделю провёл, так и рехнуться недолго. Меня другое интересует, - он картинно огляделся по сторонам. - Долго нас тут собираются держать? Я скоро проголодаюсь. Меня недавно обратли, - вампир нервно поёжился. - Мне сложно пока переносить жажду...

Стренжер: Пёс вертел в руках клык Майерса. За боями любят наблюдать влиятельные лидеры Чёрного города. Если что-то с ними случиться, Энск по эту сторону реки погрязнет в хаосе. Прекрасная возможность занять позицию в Черном городе, или потеснить нелюдей… При этом, вместо того чтобы убить их лидер этого нападения взял их в плен. Он или дурак или уверен в своих силах. Вот только вопрос, что он собрался делать? Бойцовский клуб… толпа людей и нелюдей… Мухтар поднял голову. - Бои. – После одного-единственного слова он подождал и добавил. – Будут. Сегодня. С ними. Я думаю. Он постучал по стене, через которую располагался еще один «Люкс» с пленными.

Nail Buster: Несколько секунд все молчали, очевидно, обдумывая дальнейшие перспективы своего заточения... а затем из-за стены внезапно раздался ответный стук - едва слышный, но чёткий и уверенный. Нелюди тревожно напряглись. - Эм... Ты бы поосторожней, друг, - порекомендовал вампир. - С тем, кого заперли в той каморке, лучше лишний раз не шутить. - Верно, - поёжился псайкер. - Не буди лиха, пока оно тихо. Отсюда-то мы, может быть, скоро выберемся, но ведь нам ещё в этом городе как-то жить... Стук повторился громче и настойчивей, заставив соседей Мухтара вздрогнуть. А минуту спустя послышался и голос: - Эй! Есть там кто? Нелюди одновременно, как по команде, повернулись на голос - он шёл, как оказалось, из едва заметной крысиной норы в углу, выходившей, очевидно, в смежный "люкса". Чтобы поднести к ней губы, невидимый узник должен был встать на четвереньки. - Ну, теперь ты с ним и говори, дипломат, - псайкер взглянул на Мухтара и нервно поморщился. - Нам как-то не хочется огрести проблем от новых друзей Голиафа.

Стренжер: Мухтар оказался в легком замешательстве. Он ни как не ожидал, что кто-то ответит на его стук. Внешне Пес, конечно, остался непроницаем как кирпич. Ну что тут поделаешь, издержки профессии. Гладиатор взглянул на крысиную нору. Упорные твари, эти крысы. Везде дырку прогрызут. А вот хорошо это или нет, Мухтару предстояло только выяснить. Пес вложил клык Майерса за пояс своих шорт. Опустившись на здоровую руку, он ответил незнакомцу. - Есть. – После чего подумал и повернул голову к псайкеру. – Кто там? Ты. Говорил. Что. Знаешь.

Nail Buster: - Я знаю немного, - последовал ответ. Не сразу, а после короткой паузы, словно бы собеседник решал, говорить ли вообще с Мухтаром, или это занятие бессмысленное. - Надеялся, что вы знаете больше. К вопросу же о том, кто я... Скажем так, моё имя очень известно в определённых кругах. Зовут меня Винсент. А вас? Вы ведь Мухтар, верно? Знаменитый новичок, разбивший на ринге самого Клыка... Я ставил на него сегодня, между прочим, он никогда меня не подводил. А вы заставили меня расстаться с кругленькой суммой. Вот бы обрадовался моему проигрышу хитрый котяра Дрейк, будь обстоятельства не столь драматичными... Из-за стены послышался сухой саркастический смешок, который тут же оборвался. - Я хочу знать, можно ли вам доверять, - продолжил Винсент. - Вам и вашим соседям. Здесь происходит какая-то чертовщина, и вы поможете мне выяснить, какая. Даже... - он сделал паузу, - даже если придётся согласиться на их идиотские условия. О которых я, как мне кажется, начинаю понемногу догадываться.

Стренжер: Мозг гладиатора начал принимать решение. Это была не простая для него задача. Откровенно говоря, он не для этого предназначался. Но времена меняются, и теперь приходилось самому все решать. Коротышка даже не рассматривался как кандидат в хозяина. Тот человек, который все здесь захватил? Нет, он тоже какой-то… не такой. Что-то в нем не так. Винсент? Странное имя. Псу показалось, что он слышал его раньше. Слышал, как его произносят с уважением. Возможно, это просто игры памяти, но… если он тут один из главных, то наверняка не прост. - Подожди. – Коротко бросил Пёс и поднялся на ноги. Он посмотрел на своих гостей. Сначала на вампира, потом на псайкера. – Говорите шишки? Как насчет… услуги важным… Мухтар задумался. Это слово было самым, пожалуй, необычным. В его мире такого не было. Никогда столь разных существ не пытались назвать одним именем. И не удивительно, пожалуй, в его - то мире не было разделения на людей и всех остальных. - … Нелюдям? – В красноречии Мухтар был явно не силен. Надеяться убедить этих двоих такой речью мог надеяться разве что только ребенок. Пёс уже давно не был ребенком. Если они не согласятся, то возможно придется убить их. Насколько понимал Пёс, сейчас решалось что-то важное. А если так то «третьей» стороны тут просто не может быть.

Nail Buster: - Услугу? Вампир и псайкер изумлённо переглянулись. Похоже, высказанная Мухтаром идея, великолепная, на первый взгляд, в своей простоте, до сих пор им в головы не приходила. А то, что из всех троих высказал её первым именно этот неразговорчивый субчик с манерами неандертальца, поразило их ещё больше. - А ведь и правда, может выгореть... - прошептал вампир, заговорщически склонившись к товарищу. - Может, если мы только придумаем, что ему предложить, - с раздражением прошептал ему псайкер в ответ, а затем обернулся снова к Мухтару. - Приятель, а, собственно, о какой услуге идёт речь? Ты хоть понял, с кем говорил только что? Думаешь, МЫ можем предложить ЕМУ что-то, когда сами находимся в том же положении, что и он, если не хуже? Разве что с ложечки его покормить через эту вот дырку. - Или у тебя есть какой-то план? - в тоне, каким вампир задал этот вопрос, уже читалось резкое "нет", а точнее, "нет и быть не может, ты и изъясняешься-то с трудом, куда тебе планы придумывать?"

Стренжер: Пёс посмотрел на псайкера. Это был долгий взгляд, испытующий. Он словно бы задавал немой вопрос «ты или помогаешь, или сейчас станешь трупом». - На тебе цепи? – Зарождающийся рык в глотке Мухтара искажал слова до неузнаваемости. – Ошейник? Боишься, их? На этом гладиатор затих. Он посмотрел на дверь. Втянул ноздрями воздух, убеждаясь, что тут только они. Сейчас, неведомо откуда стал подниматься гнев. Злость. Ярость. Ему хотелось действовать. Это столь иррациональное желание пса выслужится. О, как давно он его не ощущал. Чувство что вот он хозяин. Тут, рядом. Инстинкты Пса кричали. Он не должен пропустить свой шанс. Не должен упустить возможность стать псом, а не вшивой дворнягой. Пёс должен служить. Он для этого рожден. - Нет, – Мухтар поднял глаза на парочку. В этих глазах было желание. Желание сражаться. – Ты не уверен. Оставь. Делай, как скажут. Подчинись. Сражайся когда прикажут… Пес, подчиняясь инстинкту, принял боевую позицию. Теперь в любой момент он был готов сокрушить двух нелюдей. Хватит игры «а если». Вопрос был прям. Ответ должен быть таким же. - А потом сделай, как просил голос. Важно имя - спроси. Важна цена – спроси. Если нет – отвечай. Поможешь?

Nail Buster: И вновь сокамерники переглянулись, на сей раз ещё более красноречиво. - Чего он теперь-то несёт? - недоумённо вопросил вампир, взирая на Пса без малейшей тени понимания на лице. - Цепи какие-то, сражаться, подчиняться... О чём вообще?.. - Определённо, что-то там было про цепи, - псайкер задумчиво потёр кончиком пальца наморщенный лоб. - Так сразу и не поймёшь... Вот в такие-то, блин, минуты я жалею, что я - телекинетик, а не телепат. - Да толку от твоего телекинеза, если ты даже этим громилам кости пересчитать не можешь. - Зато мог бы определить, что у них на уме. Или, по крайней мере, что хочет нам сказать наш косноязычный друг. А то меня уже начинают утомлять его гениальные мысли, просто-таки одна гениальнее другой... - Р-РАЗГОВОРЧИКИ! На закрытую дверь обрушился удар приклада, да такой мощный, что старое дерево охнуло, едва не треснув. Часовой подкрался совершенно незаметно - Мухтар даже запаха его не успел учуять. Да что там, даже сейчас не чуял, хотя, судя по звукам, тот был по-прежнему здесь. - А чё, мы теперь тоже пленники, как те шишки? - возмутился вампир, кивнув в сторону стены, за которой томился Винсент. - Вот уж сюрприз так сюрприз! Слышь, начальник, нам хоть покушать-то принесут? А то, знаешь ли, спортсменам показана вкусная и здоро... Он замолчал, когда рука псайкера легла на его плечо. Бритоголовый ничего не сказал, лишь выразительно покачал головой. Не надо, мол, не буди спящую собаку. Одного Пса в камере вполне хватает. Поняв намёк, вампир кивнул и угрюмо опустился на койку, скрипнув старым матрасом. - Обед в столовой через двадцать минут, - голос из-за двери снизошёл до ответа. - Там вам всё объяснят и расскажут. Обсуждать что-либо до начала чемпионата, а также общаться с вражеской командой строжайше запрещено. Когда шаги часового стихли вдали, вампир поднялся с койки и прошёлся по "люксу" взад-вперёд", нервно перебирая пальцами. - Чемпионат, значит... Вражеская команда, значит... А ты, выходит, прав оказался, волкодав ты наш скудословный, - он поглядел на Мухтара так, словно впервые его увидел. - Будут бои, как пить дать. Мы против шишек. Шишки - против нас. Ох, чует моё сердце, не кончится это добром. И злом тоже не кончится. А кончится, помяни моё слово, полной лажей, - плюхнувшись обратно на койку, он тяжело вздохнул и обхватил голову руками. - Чёрт, скорей бы уже кормёжка, иначе я прямо тут кого-нибудь загрызу.

Стренжер: Пёс бросил злобный взгляд на дверь. Внезапно ему захотелось убить охранника. Это было чисто инстинктивное желание. Просто он как-то резко стал представлять опасность. Мухтар подошел к двери и принюхался. Ничего. Ну не считая запаха крови, пота и прочих радостей общежития. Он фыркнул. - Не пахнет. – Выдал Пёс задумчиво. Нет, но это было как-то уж совсем странно. Он попытался открыть дверь. Понятное дело это ему не удалось. Охрана, похоже, успела запереть дверь под шумок. Не удержавшись, Мухтар саданул по двери кулаком. На старой двери появилась трещина. Пёс отошел в угол, и сев там стал ждать. Смысла дергаться до обеда все равно не было. Потому обняв колени, Мухтар стал сверлить дверь. Возможно, он представлял, как вдалбливает голову охранника в нее. Вообще он как-то резко стал очень агрессивным. Может, дело было в регенерации. Кровь Пса сейчас была полна не только питательных веществ, но и огромным количеством гормонов. Стимуляция деления клеток дело не простое. - Те, кем командуют «Шышки». Разве. Не будут мстить? – Внезапно спросил Пёс. – Нам. Как убийцам. Им. Как командующим?

Nail Buster: - Сперва им нужно будет нас найти, - резонно заметил псайкер. - Понять, что здесь произошло. Узнать о боях, о том, что клуб был всю ночь захвачен каким-то неизвестным отребьем. А узнав это, как они себя поведут? Как воспримут новость о том, что город остался без власти? Что Коалиция и другие банды обезглавлены, что в Энск вернулись прежние деньки - режь, убивай, грабь награбленное, прибирай к рукам точки поставок? Сдаётся мне, им будет явно не до мести. Слишком много возникнет других, куда более важных проблем. Например, как спасти свою шкуру и накопленное за время этой передышки добро. - К тому же, - поддержал вампир, - ещё неизвестно, смогут ли они нам отомстить... В смысле, будет ли им КОМУ мстить. Сечёшь, Пёс? Во-первых, шишки - бойцы прожжённые и опытные, не чета тупорылому Майерсу. Марвел Дрейк, например, прошёл Первую Секраментийскую и с тех пор крепко-накрепко двинулся башней, а твой новый дружок Винсент - вообще один из первых "искусственных вампиров", если не самый первый. Прототип, эталон - называй, как хочешь. Так ли уж ты уверен, что выстоишь на ринге против них хотя бы пару минут? Во-вторых, где вообще гарантии, что ребята с пушками оставят победителей в живых после того, как эта хрень закончится? Кто знает, что у них там в голове творится?.. Псайкер фыркнул: - Харэ уже страшилки рассказывать. Ты, кажется, минуту назад загибался от жажды. - Когда я нервничаю, я становлюсь болтлив, - безапелляционно заявил вампир. - Так что изволь терпеть мою болтовню до конца обеда. О, а вот и наши камердинеры пришли! - вскинулся он, когда неожиданно растворилась дверь и в ней замаячили неприветливые фигуры захватчиков. - Ну, господа, ведите нас прямиком в пиршественный зал! Клянусь, я бы выпил сейчас целого чемпиона по сумо, да ещё добавки бы попросил!.. Клубную столовую окрестили "пиршественным залом" в память о каких-то замшелых воинских традициях - мол, не пристало уважающим себя гладиаторам совершать трапезу где-то ещё, кроме пиршественного зала. Как и в случае с "люксами", за звучным именем скрывалось всё то же сырое полутёмное подземелье, некогда бывшее, по-видимому, частью городской канализации. Круглое пространство с каменными стенами и высоким сводом, под которым клубилась зеленоватая мгла, да несколькими длинными столами, расставленными в форме буквы П. По стенам тускло поблескивали бронежилеты, каски, части имперских солнцезащитных доспехов и тяжёлых аэсовских экзоскелетов - современные трофеи боевой славы, ещё одна дань забытым традициям. У дальней стены располагалась стойка раздачи, на которой уже дымилось в огромном котле ароматное мясное рагу, сваренное наверху, в кухне бара. Поодаль лежал контейнер-холодильник из-под шампанского с алевшими во льду пакетами донорской крови. - Всё, теперь жизнь снова прекрасна! - громогласно объявил вампир, со всех ног устремляясь к стойке. Псайкер же неторопливо занял своё место у самого основания "буквы", оглядываясь по сторонам. Кроме них с Мухтаром, за столами уже сидели несколько бойцов, а вдоль стен, на самой границе света и тьмы, маячили безмолвные конвоиры с автоматами и ружьями в руках. Их присутствие явно не поднимало у гладиаторов аппетита.

Стренжер: Мухтар поставив миску с рагу на стол. Варево выглядело весьма аппетитно и даже вкусно пахло. Гладиаторы, может, и жили в казематах, но кормили их сносно. Усевшись на стул рядом с паранормаликом, Пёс принялся есть. Сначала он работал только ложкой. Вилок не выдавали, да и ножей тоже, среди гладиаторов бывали драки, что уж тут поделаешь. Так что острые предметы были изъяты, ради их же блага. Господин Голиаф считал, что если они не убивают друг дружку, то тренируются. В целом это было так, только после каждой потасовки выносили отсюда одного новенького вперед ногами. Куда более опытные без труда выходили из боя победителями, а вот новенькие редко когда вообще могли ходить… Впрочем Мухтар и сам тут пробыл всего два дня. За два дня случилось три драки. В первую его втянули и он ответил. Тогда из зала унесли двоих молодых бойцов. В следующих потасовках он не участвовал. Негоже гладиаторам биться где-то кроме ринга. Мухтар отложил ложку. Его слух, пускай и не идеальны, но все же уловил нарастающий шум. Он боковым зрением обнаружил небольшую кучку других бойцов. В центре нее стоял худощавый, серокожий мужчина. Редкостный ублюдок и наглец, но и прекрасный боец. Имя у этого гладиатора было неказистое «Стальной Билл». И тот, кто видел его на ринге, понимал, что такое прозвище ему дали отнюдь не из-за цвета кожи. Наверняка собирается затеять очередную драку и подключить к ней остальных. Пёс заменил на себе взгляд Билла. Не хорошо. - Доедайте! – Бросил он пранормалику и вампиру. Последний только подсел с пакетиком крови. - Чего? – Оба товарища удивленно посмотрели на Мухтара. Они явно не ожидали, что он начнет командовать. Впрочем, он был уже занят другим делом. Он стал осматривать комнату. Если тут начнется потасовка, то она закончиться бойней. Сейчас в «пиршественной зале» всего полторы дюжины гладиаторов. Меньше половины. Пёс был уверен, что остальные в своих комнатах или уже поели, или ждут, так что Надсмотрщики вряд ли будут церемониться. Для их плана наверняка хватит и оставшихся. Мухтар обнаружил сидящих не далеко четырех гладиаторов. Очередная компания «по интересам». Ее возглавлял вампир по прозвищу «Цеце», который пообещал Стальному Биллу, что выпьет его досуха на Ринге. Подойдет. - Уходим. – Мухтар отодвинулся от стола. – Ты! Он указал на паранормалика. - Как скажу. Брось. В Стального тарелку. Мыслю. Тарелка одного из группы «Цеце»! – Надо сказать, Пёс совершил подвиг. Столько сказал и максимально точно выразил свои мысли. Ведь он был отнюдь не дураком. Да возможно не шибко умным, но не стоит недооценивать его. Возможно, псайкер хотел что-то возразить, но столкнулся с взглядом Пса. Это была такая короткая игра в гляделки. - Ладно. – Согласился внезапно гладиатор отводя взгляд. Похоже, он смерился с тем, что Мухтар на своей волне. А может, понял его план. - Пошлите. Вампир все еще немного удивленный взял с собой свой драгоценный пакетик. Похоже, он единственный из этой тройки кто еще не понял к чему все идет. Они практически дошли до выхода, как… - Эй, Мухтар! – Глупый – глупый Билл. Сейчас не тот момент, чтобы пытаться устанавливать свой «авторитет». - Давай, - Дал сигнал Пёс. Псайкер даже не замедлил шаг. Он уже давно нащупал необходимую тарелку. Ее как раз оставил один из бойцов. Осталось только придать ей ускорения в нужную сторону. Бам! Звук можно сравнить со звуком колокола. Миска разлетелась вдребезги. Удар об голову Стального Билла был невероятно сильный. Тот пошатнулся. Масла в огонь подлил короткий смешок со стороны сидевших за столом. Теперь ни Цеце ни Билла не будет интересовать кто бросил эту тарелку. Ну, все, понеслось… Мухтар остановился уже в коридоре, ведущем в люксы. Он прислушался к отзвукам драки. Вопрос только в том, что предпримут Надсмотрщики. Даже с оружием у них примерно равные шансы с гладиаторами в схватке. Если только у них нет какого-то фокуса в рукаве. Пёс нахмурился. Стоил ли рисковать и попытаться выяснить этот фокус?

Nail Buster: Драка между тем стремительно набирала обороты - псайкер, вампир и Пёс уже могли слышать грохот летающих по залу стульев и переворачиваемых столов. Странно, но, похоже, надсмотрщиков у стен ничуть не интересовало начавшееся на их глазах массовое побоище. В последний раз обернувшись через плечо, Мухтар увидел, что они стоят на прежних местах, не поднимая оружия и, судя по всему, даже не шевелясь. - Это... - псайкер потёр виски. Его язык слегка заплетался. - Это... я... - Ну, и какой у нас теперь план? - вампир потягивал кровь из пакета, словно боялся, что Пёс выхватит обед у него из рук. - Драпать? Освобождать Винсента? Что? - Что-то... - пробормотал паранормалик вновь, тяжело привалившись к стене. - Мы должны... - А ты молодец! - не обращая на него внимания, вампир уважительно взглянул на Мухтара. - Придумать такую штуку с телекинезом! Ты парень не промах, не такой непроходимый дуболом, как мы вначале думали... Воу-воу, извини за дуболома! - он шутливо поднял руки и рассмеялся. Кровь стекала с уголка его рта на подбородок. - Бежать... - псайкер резко дёрнул его за рукав. - Отсюда... скорее... бежать... - Да что ты вдруг занемог?! - вампир раздражённо отдёрнул руку. - И не смей меня лапать, лысый, мы едва с тобой знакомы!.. И тут двери, ведущие в пиршественный зал, с грохотом захлопнулись, отделяя троицу от бурлящей внутри заварушки. А вслед за тем за дверями настала мёртвая тишина. Резко, безо всякого предупреждения, словно драку выключили, дёрнув рубильник. - Что бы ты ни задумал дальше, громила, нам нужно спешить! - паранормалик выпрямился, взгляд его слегка прояснился. Он сделал жутковатую паузу, словно бы подбирая слова, а затем выдавил с напряжением. - Здесь зло.

Стренжер: Пёс несколько минут смотрел на двери пиршественной залы. Вглядывался в них, словно бы заглядывая за них. Несколько раз он принюхался и напоследок прислушался. - Нет, - Не согласился с псайкером Мухтар. – Хуже. Он двинулся дальше. Назад в свой «люкс», но на полпути остановился. Пёс еще раз оглянулся и принюхался. Не следует ли оно за ними… Нет, ему это не под силу узнать. Нельзя бороться с тем чего не знаешь и что еще хуже, чего не ощущаешь. Это слишком сложно для него. Все должно быть проще. Вот враг и убей его как хочешь. Впрочем, все стало сложнее, с тех пор как он убил своего первого господина. Пёс двинулся дальше и вошел в люкс. За ним псайкер и вампир. Закрыв дверь, он постучал по стенке, за которой был Джулиано. После чего взглянул на псайкера и сказал. - Расскажи ему что…– Стараясь как можно точнее выговорить слова начал Мухтар. - Что было там. Чувства. Догадки. Все. Я не могу. Не хватит слов. После чего Пёс взглянул на вампира. Он оценивал его. - Скольких ты выпил? – Неожиданно спросил гладиатор у вампира. – По-настоящему. До дна.

Nail Buster: - Хэй, ты думаешь, я этих живчиков считал? - развёл руками тот. - Может, десять их было, может, двадцать, я не такой прожорливый, как некоторые. Зато какими они были отъявленными мразями я тебе доложу!.. Постой-постой! - он вдруг настороженно прищурился. - А при чём тут, собственно, вообще я и мои пристрастия в еде? Ты на что тут хочешь намекнуть, Пёс? Тем временем псайкер, склонившись в три погибели и прильнув губами к крысиной норе, шёпотом рассказывал их соседу: - Я точно не могу описать, что там случилось. Но я почувствовал мощнейшее ментальное воздействие, коснувшееся всех в том зале. Точнее... - он вновь напряжённо потёр виски. - Воздействие на нас оказывают и сейчас. Оказывали с того самого мига, когда Мухтар завалил Майерса. Умелое, тонкое, с совершенно нерасшифруемым механизмом - если бы не тот всплеск, я бы и внимания на это не обратил. - Хочешь сказать, - послышалось из-за стены, - что мы в руках у шайки опытных псайкеров? - Если псайкер и есть, - возразил лысый, - он, скорее всего, один. Держится поодаль, смешавшись с другими захватчиками. Что же касается их... Скорее всего, они экранированы от любого ментального воздействия - я никак не могу дотянуться до их умов. Там нет ничего, лишь странные бесцветные помехи. Тот экстрасенс, что их сопровождает, от души позаботился об их защите. Не уверен даже, можно ли вычислить его среди них. Если только... Он приподнялся над полом и странно посмотрел на Мухтара. - Если только мы не найдём существо настолько простого ума, что врагу будет сложнее навести на него иллюзию.

Стренжер: Пёс не ответил, а только пожал плечами. Это было не более чем любопытство. Вампир был молод, а потому сложно было судить о его способностях. Ведь могло так случиться, что этому бойцу не удалось раскрыть и части своих нечеловеческих сил, помимо физических. Кто знает, как это повлияет на исход дела. Гладиатор развернулся. Случайно его взгляд пересекся с взглядом псайкера. Несколько мгновений они смотрели друг на друга, а потом Мухтар подошел. За сегодня Пёс слишком много сказал и не менее много мыслил. И хотя побольше части это касалось боя, для него это было непривычно. Он словно весь день не в своей тарелки. Это утомляет. Хочется чего-то попроще. Например сражения как с Клыком. Там тоже думать нужно, но по-другому. Впрочем, пускай сейчас Винсент, вождь Коалиции Максов, будет думать. Не просто так же он считается важной шишкой. - Есть у нас план? – Спросил Мухтар, присаживаясь рядом с псайкером. Он мог только предполагать, когда начнутся сражения, но вполне вероятно очень скоро. Вряд ли новые хозяева будут долго тянуть.

Nail Buster: - Мне кажется, есть, - протянул бритоголовый. - Но сперва мне нужно кое о чём потолковать с нашим новым другом. Если позволишь, я на пару минут оставлю вас наедине с... Чёрт, мы до сих пор не выяснили имён друг друга, - он нахмурился и покачал головой. - И почему я, в самом деле, не телепат... - Имена тут уже давно роли не играют, - фыркнул вампир. - Можешь звать меня Чак, если угодно. - Хорошо, Чак. В таком случае я - Левит. Вампир непонимающе похлопал глазами: - Еврей, что ли? - Да, - ничуть не обиделся псайкер, - но кличка пошла от слова "левитация". - Давно хотел спросить - ты истинный или искусственный? Я знал одного Чака, он погиб здесь, на ринге, с полгода назад. - Меня здесь тогда ещё не было, - отмахнулся вампир. - Хотя псайкеров я тоже повидал немало, и каждый второй - то Левит, то Гравитон какой-нибудь. И тоже долго не жили. Впрочем, ты, кажется, хотел потолковать с господином Ви? Иди, а я уж займу Пёсика светской беседой. Когда псайкер отошёл к стене и принялся о чём-то тихонько шептаться со щелью в полу, Чак начал: - Значит, вот, что, Мухтар. Ты у нас - ударная сила, понял? Наши кулаки. Наш таран. Таких, как ты, в сетевых игрушках кличут танками. Ты завалил Майерса, а значит, завалишь и того фокусника, что замутил всю эту бучу. К его несчастью, ты не настолько... хм, умственно восприимчив, чтобы он смог тебя одурачить своими фокусами. А значит, когда начнёшь расшвыривать его дружков-оборванцев направо и налево, есть некислый шанс, что он растеряется. Вот тогда-то мы... - ...устроим так, чтобы Винсент сбежал, - проговорил Левит, возвращаясь к ним. - И, по возможности, постараемся сбежать с ним вместе. - Не понял? С чего это мы должны ему прислуживать? - С того, недалёкий ты мой, что это отличный шанс попасть в Коалицию Максов, да притом не на последние должности. Он только что лично пообещал мне место в Армии Тьмы. И тебе, и Мухтару заодно. В его личной гвардии. Слышал про личную гвардию командора? Нет? Вот и я тоже не слышал. Судя по всему, она начнётся с нас. Вампир только присвистнул. - Значит, решено? - Решено. Бежим вчетвером, прикрываем задницу Ви. Но я, - Чак скрипнул зубами, - не буду перед ним пресмыкаться, пока мы не окажемся наверху. Пока мы здесь, все равны. Идёт? - Идёт. Не успели они договорить, как вновь распахнулась железная дверь. Поначалу Мухтару показалось, что за ней не было никого, только противоположная стена коридора и моль, вьющаяся вокруг лампочки. Однако спустя миг странный обман зрения прошёл, и перед ним предстало существо в лохмотьях, с автоматом наперевес. - Подъём, гладиаторы. На арену.

Стренжер: Для Пса монолог Чета был лишен смысла чуть более чем полностью. Другое дело был план. Достаточно простой, чтобы понять и достаточно сложный, чтобы его выполнить. Появление надзирателя разозлила Пса. Так и хотелось взять и размазать череп этого ублюдка об стенку. Да так, чтобы весь мозг на ней же остался. Что может быть хуже, чем игра с ощущениями? Что толку от глаз, ушей и носа, если они не могут уловить приближение этих мерзавцев?! Это словно быть маленьким слепым щенком. Мухтар проверил на месте ли его клык-трофей. Да, он все так же был заткнут за пояс. Правая рука все еще представляла из-себя печальное зрелище, так что пользы от нее будет немного. С другой стороны, ею все еще можно будет прикрыться. - Пошлите, – Не то буркнул, не то рыкнул Пёс своим товарищам. Он был еще раздражен фокусами с ощущениями. Мухтар вышел из своего «люкса» и направился к выходу в главный зал, где собственно и должна была быть арена. Интересно, кто будет его противник. И какой такой «случай» - поможет бежать им. Если подумать, лучше бы ему произойти поскорее. Если каждый бой будет как с Клыком, это будет… утомительно.



полная версия страницы