Форум » Бесконечная Война » Скованные одной цепью » Ответить

Скованные одной цепью

Nail Buster: Время действия: апрель 2013 года Место действия: глухая германская деревушка Медвежий Угол Действующие лица: Андрей Волков, Хондао Зу Ронг, Гончая, Вадим Крушайко Сюжет: Добро пожаловать в Медвежий Угол - крошечный немецкий посёлок, не нанесённый ни на одну из карт. Он совсем не похож на те новенькие провинциальные городки, вылизанные до блеска и кажущиеся пластмассовыми - нет, каждый камень дышит здесь стариной первозданной, нетронутой обеими мировыми войнами, и такие же древние здесь живут люди - ну откуда, скажите на милость, в такой глуши взяться молодёжи?.. Деревушка медленно, но верно умирала, и неудивительно, что селяне в один прекрасный день решились заключить сделку с дьяволом - точнее, с пришлым вервольфом, жаждущим обзавестись своей маленькой стаей. Соседние деревушки и фермы стали медленно, но верно пустеть. Кому понравится, когда кровожадные твари крадут лунной ночью твой скот, пугают прохожих, с рёвом гоняются за машинами и оглашают окрестности леденящим кровь воем? О человеческих жертвах пока не сообщалось - очевидно, оборотни довольствовались козами и телятами, а также дичью, коей изобиловали окрестные леса - и тем не менее, обстановка вокруг Медвежьего Угла стремительно накалялась. Полиция предпочитала до поры до времени не вмешиваться в ситуацию, но в конце концов связалась со всесильным Комитетом и запросила помощи специалистов. Теперь в десяти километрах от деревни разбил лагерь вооружённый отряд, возглавляемый Густавом Шульцем. К отряду также приписан молодой полевой медик Андрей Волков. В то же самое время по просёлочной дороге через лес проезжает известный в узких кругах Страх, торговец оружием, связанный со зловещей Коалицией Максов до её таинственного исчезновения вместе с городом Энском. Несколько дней назад с ним связался вожак вервольфов, заявив, что у него есть предложение для фюрера КМ, от которого тот не сможет отказаться. И пусть официально ни Коалиции Максов, ни города Энска больше не существует, Хондао едет в Медвежий Угол. Хотя бы для того, чтобы узнать, как много знает этот оборотень.

Ответов - 85, стр: 1 2 3 4 5 All

Стренжер: - Тетя, не все же успели повоевать в каждом современном конфликте и стать сверхопытным солдатом. – Его ничуть не задевали подколки Гончей. – Кто-то и чужие жизни пытался спасать. Волков взял вторую ракетницу и, последовав примеру Густава, повесил на плечо. После этого Андрей понял, что тащить с собой пусковую установку и рюкзак-аптечку, не сможет. По правде говоря, и первоначально в ней было маловато смысла, а теперь и подавно. Медик потратил три минуты, чтобы выложить часть инструментов. Даже в самом худшем случае ему не понадобиться такое количество пакетов с кровью, шприцов, жгутов и прочего. То, что осталось вполне могло уместиться в небольшую сумку. К счастью рюкзак на этот случай можно было уменьшить. Там лямку подтянуть, там молнию застегнуть и вот он в два раза меньше. Все лишнее было спрятано рядом с «оружейным шкафчиком». Вдруг все же понадобится.

Гончая: - Погоди-ка, командир, - остановил Густава наёмник, после чего обернулся к Гончей. – Откуда нам всем наступать и куда драпать – это ты расписала в красках, вопросов нет. А вот как насчёт тебя? Чёрт возьми, подумала Анастасия, и хвост её уныло поджался. Вадик, милый мой, ну вот кто тебя за язык тянул? - Насчёт меня? – переспросила она нарочито бодрым голосом. – А что насчёт меня? Всё очень просто: найду Робина и объясню ему, насколько он не прав. Наглядно и доходчиво, как у нас, оборотней, принято. - В одиночку? – уточнил Крушайко голосом строгого папаши, справляющегося у горячо любимой, но дурной на всю голову дочери, куда она, собственно, намылилась на ночь глядя. - Да. - А если я… - Нет, - отрезала волчица. – Нет, Вадим. Ты будешь прикрывать герра Шульца с Андреем и тем самым волшебным мальчишкой. И ни на шаг от них не отойдёшь. Иначе мы завалим контракт, не получим денег, а я вдобавок лишусь племянника. И хватит разговоров. Я справлюсь с Робином. - Уверена? – Крушайко сощурился, пытаясь разобрать выражение глаз Стаси, но не преуспел: она так сосредоточенно бурила взглядом землю под ногами, что, казалось, ещё чуть-чуть – и на дне оврага забьёт нефтяной фонтан. - Ладно, - движением ладони в армированной перчатке наёмник опустил тёмное забрало. – Напоминаю: Анастасия Степановна идёт в авангарде, я прикрываю с тыла. Кстати, после размещения первой установки у нас останется всего сорок минут, а обломать придётся ещё километров пять, причём по глухому и, очень может быть, заминированному лесу, так что шевелим поршнями в хорошем темпе, иначе не успеем вовремя занять позицию для атаки. Понеслась! Гончей хватило одного прыжка, чтобы одолеть пятиметровый глинистый склон. Камуфляжный комбинезон рассыпался густой серой шерстью, распрямилась лохматая пружина хвоста – и громадная волчица беззвучно исчезла в колючих зарослях ежевики. Ветер с опушки доносит запах Робина О’Мэйли, от которого у меня по всему телу идёт дрожь, отзывающаяся болью в старых шрамах. Во время последней нашей встречи он тоже получил на орехи, но всё-таки ушёл на своих ногах, а вот я осталась валяться с распоротым крест-накрест брюхом. Причём орудовал ублюдок серебряным кинжалом, чтобы мои раны не затягивались слишком быстро. Когда наши взяли наконец тот долбаный замок, аж обалдели: лежит в луже подсохшей крови мало не напрочь выпотрошенная баба, кишки наружу, в полном сознании и изъясняется многоэтажно. Ага, вон они, вонючие щенки. Ну точно, пулемётное гнездо, и как ловко замаскировано – пока в упор не наткнёшься, не разглядишь. МГ-42, «гитлеровская пила», тысяча пятьсот, что ли, выстрелов в минуту – страшная штука в опытных руках. На полусогнутых, волоча брюхо по земле в рассуждении снайперской пули, приближаюсь к секрету. Двое в старом вылинявшем фельдграу. Мужчина и женщина. Он – за пулемётом, она – с цейссовским биноклем. Ой, не туда ты, фрау, свой бинокль уставила, ой, не туда…

Nail Buster: Предатель нервно потёр двумя пальцами переносицу. - Есть кое-что. Правда, не знаю, сработает ли, учитывая их состояние... Ждите здесь, я скоро вернусь, - резко развернувшись, он зашагал обратно к лестнице. - Ты куда намылился, гадёныш? - насторожился Генрих. - Наверх, за рюкзаком. Попробуйте пока их снять! - бросил Клейтон, скрываясь в люке и аккуратно затворяя его за собой. Темнота, до сих пор беззвучно клубившаяся вдоль стен, навалилась свой сырой, влажной тушей разом со всех сторон. Хондао, Генрих и Юстас в один миг утонули в ней, потеряв друг друга из виду. Мальчик едва слышно ойкнул от неожиданности. - Чёрт бы его... - раздался злой шёпот швейцарца, а затем какая-то возня. - Не нравится мне это, босс. Ну куда он подорвался, а? Уж не Робину ли наушничать? Что если сейчас целая стая этих... так... Где же они... Темно, как у волка в... Есть, нашёл! В руке наёмника зажглась спичка, выхватив из темноты встревоженное лицо Юстаса, бесстрастное - Хондао, измученные - пленников на крестах. В неровном свете крошечного огонька они казались багровыми, их прорезали острые колеблющиеся тени. - Я же велел тебе взять фонарик, - заметил Страх. - Проку от этих фонариков... - проворчал Генрих. - Светят исправно, пока батарейки не сядут. Да и бикфордов шнур поджигать старыми-добрыми спичками куда сподручнее. Хотя старые - это ещё как посмотреть. Эти вот новенькие, например. Долгоиграющие. Последнее слово химической промышленности, так сказать. Шкет, держи, - он сунул Юстасу спичку и коробок. - Как догорит, зажжёшь новую. А мы пока попробуем спустить этих везунчиков. Ловко орудуя армейским ножом, он расшатал гвозди в балках, а затем один за другим выдернул их, освободив руки и ноги комитетчиков. Затем разрезал верёвки под мышками, удерживавшие их на крестах, пока Хондао бережно придерживал их за ремни разгрузочных жилетов. Наконец работа была кончена, и двое едва живых мужчин растянулись на холодной земле. - По-хорошему, на "светлячков" бы плюнуть, а лучше - прикончить самим, - Генрих утёр пот со лба тыльной стороной ладони, обозрев результат своих трудов. - Но эти двое, пожалуй, ещё долго не смогут за нами гоняться. А может, и не захотят - после такого-то тёплого приёма я бы лично надолго завязал со всем этим дерьмом. - Кстати, о дерьме, - Хондао покосился в сторону люка, и вовремя - в следующую секунду тот распахнулся. Клейтон быстро спустился в подвал, держа в руках россыпь шприцев-ампул, наполненных багровой жидкостью. - Вот, введите каждому по четыре, - быстро проговорил он, вручая половину шприцев Хондао, а вторую - Генриху. Те, не задавая лишних вопросов, молча взялись за дело. - Это экспериментальные военные стимуляторы. Содержат сильнейшие обезболивающие, адреналин и кое-что, ускоряющее метаболизм. - Четыре сразу, говоришь? Им от такой лошадиной дозы ещё больше-то не подурнеет? - Генрих с сомнением покачал головой, вогнав последний шприц в вену пленника. Тот издал слабый стон и, чуть приподняв голову, обвёл подвал невидящим взглядом. - О, кажется, работает! - Выхода нет, - пожал плечами предатель, помогая бывшему соратнику утвердиться на подкашивающихся ногах. Вторым, тоже пришедшим в себя, занялся Генрих. - Критическая доза ещё не рассчитывалась. Скажите спасибо, что я вообще сберёг эти ампулы. Их можно продать по хорошей цене, герр гауляйтер знает перекупщиков... Один из комитетчиков, с трудом разлепив окровавленные губы, прошептал: - Вы... кто?.. Что за... - Оперативный сотрудник КДНР Макс Клейтон, - коротко ответил предатель. - Ря... рядовой Рейнхард Эберт, - комитетчик опёрся на его плечо и мотнул головой, словно очухиваясь от тяжёлого сна. - Бундесполицай. Мы с рядовым Франком Бауманом... арр... похоже, попали в плен. Не помню... Вместо мозгов будто вата... Не могу доложить обстановку... - Доложите потом, когда уберёмся отсюда подальше. - Хоро... ший план. Мы уже тут... основательно засиделись. Клейтон, поддерживая Эберта, направился в дальний конец подвала. Генрих и Бауман последовали за ним. Замыкали строй Хондао и Юстас, по-прежнему несший свечу. Тьма расступалась по мере того, как они углублялись в холодное чрево подземелья, и вскоре они смогли различить чёрное жерло прохода в дальней стене. - Об этом тайном ходе вы говорили? - прошептал Юстас. Бауман, с которого тоже мало-помалу спадало оцепенение, вяло встрепенулся: - Гражданское лицо? Что происходит? Откуда?.. - Идём-идём, дорогой, - легонько подтолкнул его Генрих. - От любопытства кошка померла. * * * Серая молния, скользнувшая из зарослей беззвучно и так быстро, что даже вервольф не сумел отреагировать на этот беззвучный удар, - вот и всё, что успела заметить дозорная прежде, чем её голова отделилась от тела и с глухим стуком покатилась по сырой траве. - ГЕРДА!!! Мужчина среагировал быстрее. Не тратя драгоценных мгновений на то, чтобы пытаться поймать врага в прицел, он попросту сорвал пулемёт с сошек и ловко, без замаха отбил им удар моего мачете. Искры, что высекла сталь, столкнувшись со сталью, отразились в налитых злобой жёлтых глазах, на долю секунды озарили кусты вокруг и латаную-перелатанную маскировочную сеть, которой было прикрыто гнездо. Отразились в линзах ненужного уже бинокля. - Су... ка!.. В последние мгновения перед смертью время для него словно застыло. Немыслимая поза, в которой я изогнулась перед ним, должна была показаться ему самым прекрасным и самым ужасным зрелищем на свете. Точкой опоры был выбран ствол его же оружия - не стоило так крепко сжимать его в лапах, старина. Оскалив клыкастую пасть, он наблюдал, как мой ботинок медленно, невыносимо медленно приближается к его шее. Затем время снова пошло, понеслось вперёд. Хрустнули позвонки. Тело вервольфа, как пугало, лишившееся шеста, грузно покатилось по земле. Меткий бросок - и серебряный клинок мачете вошёл по рукоять ему в затылок, довершив начатое. - Куда вам с голыми руками да против шашки... - вспомнился столетний анекдот. Я прислонилась спиной к древесному стволу и стала ждать, пока мальчишки меня нагонят. ...Вскоре "мальчишки" вывалились из чащи, издавая такой страшный треск, что Анастасия непроизвольно поморщилась. По людским меркам, впрочем, они двигались вполне себе бесшумно, значит, для новообращённых вервольфов тоже пока не представляли лёгкой мишени. Как бы то ни было, наёмница не преминула назидательно погрозить пальцем: - Это наверняка не единственный пост. Будьте начеку и не отсвечивайте - сейчас каждая белка в этом лесу, должно быть, слышит, как вы продираетесь через буреломы. Вадим, не утруждая себя ответной шпилькой, пнул обезглавленное тело женщины закованной в броню ногой: - Ты сегодня и впрямь не в настроении. Утро стрелецкой казни, не иначе. Голову-то обязательно было отчекрыживать? - Рука дрогнула, - пожала плечами Волкова и сосредоточенно огляделась по сторонам. Удовлетворённая увиденным, обернулась к Густаву и Андрею. - Видите эти свёртки, так соблазнительно пахнущие свежим мясом? Не иначе, дневной паёк. Похоже, этих двоих нескоро должны были сменить, а шастать рядом с секретом без нужды патрули не станут - побоятся его демаскировать. Ракетницу установим прямо здесь... Эй, герр Шульц! Не время собирать трофеи. Густав, склонившись над вторым телом, бережно снял с его шеи жетон на цепочке. Металл тихо звякнул о рукоять мачете. - Это принадлежало Бауману, - покачал головой оперативник, пряча находку в нагрудный карман. Он вдруг почувствовал себя страшно усталым, раздавленным и опустошённым, словно бы этот лес со всеми его оборотнями, предателями, золотыми мальчиками и фамильными тайнами вывернул его наизнанку и хорошенько, по-мясницки основательно выпотрошил. Может, в этих свёртках - то, что когда-то было его внутренностями?.. "Если бы не появились эти машины-убийцы, - отстранённо думал он, раскладывая пусковую установку и маскируя её валежником, - я бы угробил не только отряд, но и себя с Андреем за компанию. Интересно, если я себя чувствую после этого так погано, какая дьявольская чёрная дыра должна быть в груди у старика? Если в нём вообще осталось хоть что-то человеческое, учитывая то, скольких ему довелось отправить на смерть. Нет, точно. Как вернусь - рвану в отпуск месяца на два. Ещё не хватало превратиться раньше времени в такой же полутруп". - Готово, - Густав поднялся на ноги. На тусклом таймере ракетницы беззвучно бежали секунды. До залпа оставалось сорок минут.

Хондао: Хондао медленно шёл в самом конце ,размышляя что приступ нотсальгии может выйти боком,причём нехило. Комитетчики могли и сдать их своим , даже в таком виде. Зу Ронгу слишком много пришлось иметь дело со "светлячками" , что бы знать что "борцы за бобро" спокойно когда им нужно любого нелюдя-даже который их спас - сдать Комитету. Да и Клейтон ... можно ли ему верить? Уже один раз он доверился врагу по глупости. -Это и есть выход ? - поинтересовался Страх, - я не чего не хочу сказать, но наше путешествие по катакомбам Германиии слишокм затянулось... И надеюсь эта дыра встене безопасна в плане обратной стороны? Он посмотрел на Юстаса. Да такие чересчур правильные люди и нелюди бывают на свете. Ну что ж пора мальчику выходить из "страны эльфов" .Не маленький уже. -И ещё -снова сказал Хондао,- этих тоже с собой брать?-он вопросительно посмотрел на истерзанных "светлячков".

Стренжер: Ракетная установка была выставлена в режим шахматной стрельбы. Так что из пяти ракет, две должны были попасть в старые дома, а еще три на улице. Скорее всего они не причинят реального вреда, но панику поднимут. Плюс третья ракета должна упасть прямо по средине перекрестка. Андрей вскрыл пакет и осмотрел паек вервольфов. Он отрезал от мяса кусок и положил его в рот. Волков немного поживал его изучая вкус, а потом сплюнул под ноги. - Это точно не человечина… Андрей достал флягу с водой и сполоснул рот, дабы избавиться от вкуса сырого мяса. Заметив недоумение в глазах Густава, он пожал плечами и добавил. - У людей в бедре не такие кости. Вероятно, это свинья или кабан. Андрей снова запаковал сверток, дабы он не слишком сильно вонял свежатиной. Вадим установил пару мины с потреблённой шрапнелью и расположил их рядом с установкой. Будет подарочек тем, кто прибежит сюда проверять откуда стреляют.



полная версия страницы