Форум » Фронтовые сводки » Варшавский Экспресс » Ответить

Варшавский Экспресс

Nail Buster: Время действия: 2011 год, поздняя осень Место действия: Варшава, Польша Участники: Nail Buster, Семён Брик, Мэттью Кларк, Евгения Действующие лица: Семён Брик, Надежда Ефимовская Сюжет: Бесконечная Война между людьми и нелюдями поутихла - зловещая Коалиция Максов уничтожена, Армия Света распалась, и теперь, казалось бы, ничто не мешает многочисленным расам, населяющим Землю, двинуться навстречу друг другу - к миру, дружбе и взаимопониманию... Но нет, древние страхи всё ешё сильны в сердцах людей, а нелюди по-прежнему не желают мириться с ролью изгоев. Да и алчность правителей мира сего никуда не делась... В столице Польши вот-вот должно начаться первое заседание Международного Комитета по делам нечеловеческих рас - как ожидается, на нём судьба вампиров, оборотней и других потусторонних чудовищ будет окончательно решена. Этого никак не может допустить вице-майор Джулиано, командор КМ - он посылает двух своих бойцов в Варшаву со смертельным грузом - ядерной бомбой! Вслед за ними отправляются солдаты АС, которым приказано во что бы то ни стало остановить террористов...

Ответов - 115, стр: 1 2 3 4 5 6 All

Nail Buster: Услышав приказ, Вацлав бросился к броневику, едва не спотыкаясь. Вскоре за спиной Туска бодро заурчал мощный двигатель, и это было весьма кстати - гнетущую тишину последних минут разряжал лишь шум не утихающего дождя. Казалось, что разверзлись сами хляби небесные, и новый Потоп скоро смоет грехи всех людей и нелюдей на планете... Туск не обращал, впрочем, на ливень никакого внимания - вода стекала по его лысой макушке и свободно лилась с подбородка на землю. Выражение его лица будто застыло в диковатой смеси вежливого внимания и плохо затаённого недоверия. - Армия Света всегда помогает людям, - процедил он в конце концов. - В смысле, конечно же, биологическим людям, безо всяких там вредоносных примесей. Особенно таким как вы... кстати, я до сих пор не знаю вашего имени, достопочтенный пан. Вы, судя по всему, и мухи-то обидеть не сможете, не говоря уже о более серьёзных противниках. Не беспокойтесь, мы не станем палить вам в спину, - его губы дрогнули, словно бы он хотел улыбнуться, но раздумал или просто не смог. - Поехали, господа, - и он неверной деревянной походкой направился к броневику, скрывшись там секунды спустя.

Семён Брик: Когда паранормалик скрылся внутри своего броневика, Семён наконец-то перевел дух. Сердечный ритм постепенно возвращался в норму, ломота в затылке утихала. Во рту стоял знакомый солоноватый привкус. Семён с отвращением сплюнул, и на поверхности ближайшей лужи расплылось пятнышко розовой от крови слюны. Только теперь он заметил, что пальто его промокло насквозь, по спине бодро бежит ледяной ручеек, в ботинках хлюпает, а брюки ниже колен безнадежно заляпаны жирной рыжей грязью. - Господин Заремба! - Семён повернулся к своему грузовику. - Вылезайте уже, едем. С почетным эскортом... или под конвоем, Б-г их душу разберет, наших светоносных спасителей... Семён забрался в кабину, нахохлился и, поеживаясь от пробирающей до костей студеной сырости (еще пневмонию не хватало схватить с этакой-то ездой!), уставился в запотевшее окно, за которым рычал и вонял дизельным перегаром железный динозавр аэсовцев, едва видимый сквозь густую пелену ливня. Смахнув с лица простодушную улыбку, Семён собрал губы в куриную гузку, круглые глаза его налились холодной чернотой и стали колючими, бесформенный двойной подбородок вдруг затвердел, и даже изрядное брюшко как будто немного втянулось. "Добрый коммерсант" исчез без следа - на его место заступил опытный, умный и беспощадный энкаведешник с двумя ромбами в петлицах. Грузовичок каэмовцев фыркнул и осторожно заскользил по раскисшей в хлам дороге. Брик негромко и серьезно, без малейшего намека на местечковые еврейские шуточки, сказал Зарембе: - Увы, недолго наша операция оставалась секретом для Армии Света. К счастью, они, - Семён ткнул пальцем в окно, - не знают толком, кого именно ищут... по крайней мере, пока не знают. Солдату я заморочил голову, но паранормалику не рискнул. Он силен, хотя сейчас и измотан. Я постарался его уболтать, но, к сожалению, не преуспел - он мне не доверяет. Впрочем, судя по ауре, он вообще ничему и никому не доверяет. В этом вы с ним, господин унтер-офицер, можно сказать, похожи, - ухмыльнулся Семён. Его круглая физиономия невероятным образом обернулась мордой хищника, жестокого и азартного. - Вы ведь слышали про третий перекресток? Как полагаете, что нас там ждет?

Мэттью Кларк: Мэттью полулежал в сухой и не совсем уютной кабине бронетранспортера. Шея затекла и болезненно отдавала в мозгу при каждом движении. Здоровый послеобеденный, но далеко не самый приятный, сон отлично сказался на здоровье и настроении оперативника, который не мог сомкнуть глаз уже достаточно долгое время. От усталости появились синяки под глазами, на которые Мэтт старался не обращать внимания, но которые были очевидны, а лучшее лекарство от них - полноценный, здоровый сон, был, по всей видимости, еще очень далек от Кларка. Как солдат британской SAS и в одночасье американский оперативник, мог оказаться в такой глуши, да еще и в вонючем бронетранспортере, да еще и не с самой приятной компанией? Мэтт тоже задавался таким же вопросом. Оперативник пошевелился, дабы немного размять затекшие в, казалось, вечно сидячем положении ноги. Организм хотел вбежать на уличку и порезвится, пускай даже с парочкой симпатичных, или не очень, вампиров, лишь бы не сидеть в этом осточертевшем бронетранспортере. Судя по барабанящим звукам, на улице лил проливной дождь, свирепо барабаня стальную чешую бронированной машины. Мэтт с кислым видом сел на корточки, для того чтобы хоть немного размять конечности. Как гром среди ясного неба, раздался голос Вацлава: - О, поглядите-ка кто проснулся! Как спалось? - спросил парень. Поляк он и в Африке поляк. Правда Мэтта он несколько раздражал своей назойливостью. - Заткнись. - недовольно сказал Кларк, садясь обратно на свое место. Напротив сидел Туск, почему-то в мокром плаще и держась за голову. Мужик сильно устал в дороге, надо бы дать ему поспать. - Почему плащ мокрый? Куда выходили, какие новости с "природы"? - спросил британец, поправляя винтовку. Вацлав, словно его и не просили заткнутся, начал изливать все дело в подробностях. Из половины отборного бреда и воды, Мэттью понял что они едут за машиной людей, которую АСовцы вытащили из грязи. Вацлав, в принципе, был неплохим парнем. Вот только уж очень болтливым и неопытным. Казалось, что он никогда не повзрослеет. Именно это больше всего и раздражало Мэтта. "Эх, черт с ним. Хоть на свежий воздух вылезу", - подумал парень, откидывая крышку люка, не взирая на протест со стороны Вацлава и тяжкий вздох Туска. На улице была погодка хуже не придумаешь. Серое дождливое небо, казалось, заполонило всю планету и яростно поливало землю дождем. Оперативник накинул на голову капюшон своего плаща и уставился вперед, стараясь хоть что-то разглядеть сквозь непробиваемую стену ливня. Результатом была задняя часть грузовика, которую было еле-еле видно. С кислым видом захлопнув крышку бронетранспортера, Мэтт стал смотреть как капли дождя стекают по плащу. К слову, Мэтт был одет в стандартную форму оперативника. Обычные армейские штаны песчаного цвета, поверх которых были одеты наколенники, а на левом бедре красовалась кобура с USP.45. Поверх такого же цвета куртки с налокотниками, была надета разгрузка-бронежилет цвета хаки. В ячейках бронежилета лежала всякая мелочевка, типа ультрафиолетового фонарика, кусачек, мультитула, запасных магазинов. Слева были прикреплена ножны с длинным серебряным ножом. На лице была балаклава, а на голове обычная американская каска PASGT, с креплением для ПНВ, которого не было. На каске были натянуты очки армейского образца. Слева от бойца лежала модифицированная G36K с тактической рукоятью, лазерным целеуказателем, подвесным гранатометом. На руках были черные перчатки без указательного и среднего пальцев. В целом, вид был весьма и весьма воинственный. Всяко лучше перебдеть, чем недобдеть. Поерзав, принимая удобное положение Мэтт спросил Вацлава, для поддержания разговора: - Что везут? Зачем помогли, не знаешь, что ли, зачем мы колесим здесь? - тон был несколько нервным - не хотелось отвлекаться по пустякам. - Да говорят что металлолом всякий, на продажу. Хорошие люди, отчего бы не помочь? - голос поляка был удивленный. - Проверяли? - Кларк насторожился. - Нет. - все такой же удивленный ответ, типа: "Херли он ко мне приклепался" - Ты что, придурок? Нахрена вы их провожаете? Может они-то бомбу и везут! - Мэтту захотелось двинуть водителя по-крепче. - Да ты чего? Они же не вампиры какие-нибудь! Туск вон ничего не заподозрил. - Вацлав пожал плечами, мол: "Вот дурак". Мэтт пожевал губы, задав, так сказать, общий вопрос, адресованный всем, и самому себе в том числе. - Долго мы их еще конвоировать будем? - вопрос повис в воздухе, казалось, никто не собирается на него отвечать.

Nail Buster: Лейтенант Туск, что возлежал на короткой железой койке вдоль правого борта машины, чуть приподнял голову и, с некоторым трудом разлепив подсохшие губы, проговорил: - На третьем отсюда перекрёстке будет засада. Если, конечно, местная "жёлтая пресса" не врёт, - небрежным движением он бросил на колени Кларку потрёпанный, кое-где порванный журнал с полуголой красоткой на обложке. - Оборотень-одиночка нападает на проезжающих, забирает у них весь груз, а тела... ну скажем так, утилизирует в своём духе. В былые времена нелюди не посмели бы заниматься такими вещами, - лейтенант покачал головой. - Значит, нам надо быть начеку? - спросил Вацлав. - Это нашим друзьям из того фургона надо быть начеку, - кисло усмехнулся Туск. - Мы будем держаться на почтительном расстоянии и поглядим, как они смогут отбиться от оборотня. Правда, ходят слухи, что он собрал вокруг себя небольшую банду людей, мало чем отличающихся в душе от кровожадных хищников... Но если наши друзья действительно те, за кем мы охотимся, они найдут способ с ними совладать. Если нет, бандитами займёмся мы и спасём невинных гражданских. Он помассировал виски кончиками пальцев. - Как некстати, как некстати эта чёртова мигрень, пан Кларк... - вздохнул он, и тут заметил, что на полу под люком растекается внушительная лужа дождевой воды. Он раздражённо поморщился. - Богом прошу, постарайтесь больше не открывать люк. Вы затопите БТР, а среди нас нет амфибий... если только Вацлав ничего не скрывает. Унтер Заремба, сидевший в кузове между ящиком с бомбой и пустым коробом побольше, всё это время держал колышущийся брезентовый полог на мушке. Заслышав голос товарища, он наконец опустил ружьё и, отложив его в дальний угол, выбрался наружу, в дождь. Бегом добежав до кабины, плюхнулся на сиденье рядом с Семёном и принялся раздражённо отфыркиваться. - Не иначе, утечка! - злобно скрипнул он зубами. - Иначе бы они и в жизни не догадались! Чёрт, я начинаю думать, что пора бросить эту бредовую затею и повернуть назад, пока не... - его взгляд упал на зеркало заднего вида, где маячил за стеной воды почти незаметный силуэт вражеской машины. - Мда, ребе, момент поворота как-то упущен, верно? А всё из-за тебя! Вытерев руки об обивку кресла, Заремба распахнул бардачок и достал оттуда карту, которую с шумом развернул, загородившись и от Брика, и от всей остальной изрядно опостылевшей ему реальности. - Говоришь, третий перекрёсток? Ха, могу тебя обрадовать - нас ожидает встреча со старыми знакомыми. Помнишь... а хотя откуда тебе помнить, ты же в Энске новенький... Так вот, год или два назад одна из соседских шаек совсем измельчала и опустилась, ну её из города и вытеснили. Мы в этом тоже участвовали, но так, на подхвате, не больше... Главарём был матёрый волчара, и после бегства из Энска он, вроде, подался в разбойники. Как раз в этих местах хозяйничал, - он обернулся к Брику с обеспокоенным видом. - Не иначе, эти из броневика нас хотят использовать, чтобы его прищучить. Вот ни разу не удивлюсь, если так! Свернув - скорее, даже скомкав - карту, он раздражённо откинулся на спинку сиденья. - Час от часу не легче! Вдруг этот оборотень меня помнит?..

Семён Брик: - Ага, ну да, конечно! - невозмутимо кивнул Семён, вынимая из бардачка пакет с бутербродами и термос. - Если в кране нет воды, значит, выпили жиды; если в кране есть вода... Как удобно иметь под рукой еврея - не приходится искать, на кого бы спустить собаку, - Брик выглянул в окно, мимоходом отметив в зеркале замаячившую на броне БТР поджарую фигуру в униформе, отличной цветом и фасоном от аэсовского камуфляжа. - Это что за светлячок вылез на броневичок? Еще один боец, причем, судя по тусклой ауре, с повышенной ментальной устойчивостью... ох, вейзмир, мало нам было безухого старшего лейтенанта, - Семён с сомнением понюхал бутерброд, скривился, но все же принялся жевать: тут не до кулинарных изысков, нужно восстановить силы после встречи с аэсовским патрулем. - Похоже, у нас с вами, господин унтер-офицер, началась таки в жизни светлая полоса - приятные сюрпризы идут один за другим, - проговорил Семён с набитым ртом, передавая другой бутерброд Зарембе. - Отличная погода, добрые спутники, а теперь еще и намечающаяся встреча с гостеприимным оборотнем... Кстати, нет ли у вас совершенно случайно какой-нибудь блестящей идеи насчет того, как бы нам ее пережить? Только сразу скажу - предложение скормить меня оборотню и сбежать под сурдинку я за блестящую идею считать отказываюсь.

Мэттью Кларк: После обеденного сна к Кларку пришло настроение на пожрать. Ну или на еще поспать. В броневике особенно не выспишься, только еще больше спать захочется. Не зря ведь люди когда-то говорили: "Нельзя пересыпать", оно, конечно, верное, но при таком положение обычно не то что "переспать", так и просто "поспать" нельзя. А из жратвы-то нечего не было. Ну почти. Всегда запасающийся "на всякий случай" Мэтт, решил-таки, наконец немного опустошить свой рюкзак. Вытащив из-под своего насеста вместительный рюкзак серого цвета, парень постарался его опустошить, что, в общем-то, было делом не трудным. Изрядно покопавшись в "творческом" хламе, который творился у солдата в рюкзаке, оперативник достал пачку "музыкального" пюре в разогревающейся упаковке. Содрав защитное к5ольцо, Мэтт выждал, как положено, две минуты и окончательно распаковал пюре. На свет явилась некая масса, то ли светло-зеленого, то ли коричневого, цвета, однако, которая правдиво пахла горохом. "М-м-м, лучше не придумаешь, - подумал Мэтт, скептически осмотрев содержимое и вдохнув виток пара, исходящего от еды. - Да на что жаловаться? Вон, у некоторых людей даже такой "роскоши" нет." - Недолго думал боец, перед тем как запустить ложку в жиденькое варево. - На третьем отсюда перекрёстке будет засада, - сказал Туск, кинув обедающему Кларку какой-то журнал, прямо скажем, не лучшего вида. На главной странице, точнее, на обложке, изящными формами блистала какая-то из девиц, сумевших найти себе работу даже в такое непростое время. Если, конечно, фотография не была старой. - Да ну и хрен с ним. Оборотни, в основ, не блещут разумом, но даже с их-то силой нападать на вооруженный броневик смысла нет. Точнее, смысл может и есть, но здравого ума не делать этого им должно хватить. - выдавил из себя Мэтт, медленно пережевывая кашу. Удивительно, но заткнулся даже неумолкающий Вацлав. Туск методично массировал виски, Мэтт, тоже методично, жевал кашу, в воздухе зависла тишина. Идиллия, мать ее. Спустя минуты полторы-две, Мэтт откинулся на спинку лавки бронетранспортера, отложив в сторону пустую пластиковую упаковку и многофункциональный швейцарсий нож с ложкой. Ложку Кларк тщательно облизал, протер салфеткой и закинул обратно в рюкзак. В желудке растеклось приятное тепло от исскуственного, но сытного варева. Покопавшись, Кларк достал бутылку с водой. Не совсем чистой, конечно. В бутылке вместе с водой болтались примеси энергетиков. Типа такого пьют теннисисты на соревнованиях. - На, хлебни. Полегчает. - Мэтт протянул коллеге бутылку с "зельем". Одновременно с этим заговорил Вацлав, что-то бормоча про толерантность и вежливость к хорошим людям. - О боже-е-е. - протянул оперативник. - Заткните его кто-нибудь.

Nail Buster: К несчастью, гениальных идея по спасению от оборотня у Зарембы не нашлось - он вообще-то не был экспертом по оборотням, о чём довольно громко и эмоционально сообщил Семёну... Тем временем первые два перекрёстка остались позади, и на каждом из них броневик врага едва заметно сбавлял скорость, пропуская подозрительный грузовик вперёд. Дождь всё никак не желал кончаться, и если б не приборы в кабине аэсовцев, разглядеть подозрительных коммерсантов впереди было бы совсем невозможно. А так и дорога, и всё, что на ней происходило, были как на ладони у бравых борцов со злом. На перекрёстке ютился один-единственный обветшалый дом, и ничто не указывало бы на то, что он является логовом бандитов, если бы не три противотанковых ежа, полностью перегородивших дорогу. За ежами стояли в ряд шестеро молодчиков явно бандитской наружности, ещё двое высыпали на улицу из дома, потрясая над головой автоматами Калашникова. Обступив грузовик, они принялись весьма воинственно галдеть наперебой и стучаться в окна, но скоро притихли, пропуская вперёд старшего. О том, что это старший, можно было догадаться разве что по обилию шрамов на лице, да автомат был более современный. - Это не оборотень, - шепнул Заремба, судорожно сглотнув и опустив руку за пазуху, где у него был пистолет. - Этого молодчика я что-то впервые вижу. А тем временем бронемашина аэсовцев остановилась, и старший лейтенант Туск принялся с живейшим интересом наблюдать за развернувшейся в нескольких сотнях метров впереди драмой. Но не успел он устроиться поудобней, как на крышу броневика обрушился мощный удар. Бойцов тряхнуло, и на секунду всё стихло, а затем раздался еле слышный звук мощного плазменного резака... - Пан Кларк, - прошептал командир, указав пальцем на люк, - сходили бы вы побеседовали с гостем. А то он ведь наверняка не в курсе, что нам крыша ещё пригодится. Будьте любезны...

Семён Брик: - Ой-вэй, поверьте, господин унтер-офицер, мне искренне жаль, шо у вас сорвалась встреча со старым знакомым, - хмыкнул Семён. - Шо до меня, то я не склонен печалиться об отсутствующем оборотне... Да обождите стрелять, - добавил он, стремительно натягивая личину растяпистого неудачника-коммерсанта. - Поглядите, сколько у них оружия - нас превратят в решето вместе с грузом без всяких разговоров! - и Семён, опустив стекло, решительно высунулся под дождь. - Господа! - воскликнул он, обводя недоумевающим взглядом окруживших грузовичок бандитов. Переливы их аур - к счастью, вполне человеческих, судя по яркости, - не оставляли ни самомалейших сомнений в намерениях - последний раз такие сочетания цветов Семён видел в восемнадцатом году у бойцов батьки Добрый Вечер, вступавших в какую-то станицу под Екатеринодаром и хозяйственно присматривающихся к добру поселян. Или, позвольте... в двадцатом на Дону при продразверстке? Впрочем, сейчас это не так уж важно. Невидимые глазу радужные щупальца Семёнова внушения широко раскинулись в толпе, сплетаясь с ее эмоциональным фоном, дробя коллективную волю на отдельные кусочки. - В чем дело, господа? (Экий жирный еврей, у такого, небось, целый кузов всякого добра!) Кто вы такие, господа, и почему вы задерживаете нас? (А то будто сам не знаешь, жиденыш? Накопил, поди, неправедного барахла, а теперь прикидываешься простачком? Вот мы... то есть... вот я тебя!) Шо вам от нас нужно, господин хороший? - воззвал Семён непосредственно к испещренному шрамами главарю, не выпуская, однако, из крепких ментальных объятий его подчиненных. - Чего вы хотите от бедных коммерсантов? (Бедные коммерсанты - эк загнул! А хотя... машинка-то у них совсем маленькая, если делить груз на всех, что ж там мне-то достанется? Пшик достанется! Нет, так дело не пойдет, господа-товарищи! Ишь, выкатили бесстыжие глаза, небось, так и прикидывают, как бы урвать мою долю! А вот хрен-то вам по всей морде!..) Семён очень старался, эмоционально накручивая каждого из налетчиков до предела, до ослепительно-белой яростной вспышки. Сочетание жадности и агрессивности, которым все они были буквально пропитаны - превосходный коктейль, лучшего прямо и желать нельзя. Остается лишь немного им помочь, и они очистят путь... сами от себя.

Мэттью Кларк: Гороховая походная каша пошла очень даже не плохо. Уложившись ровным, ну или не очень ровным, слоем на дне желудка, музыкальная кашка начала очень приятно греть весь организм, а не только отдельно взятый орган. Настроение немного приподнялось, так сказать, пошло ввысь. Обычно угрюмый и скептически настроенный ко всему миру Кларк, стал гораздо довольнее, чем обычно. По крайней мере, так всем казалось, наверное, самому Мэтту тоже. Весело и быстро сделав неполную разборку и сборку обратно своего USP. Пан Туск почему-то отморозился от предложенного питья, что, в принципе, не особенно удивило Мэтта. Пожав плечами и глянув на не веселый вид напарника, оперативник одним движение отвинтил крышку бутылки, а затем сделал несколько глотков, стараясь лавировать в такт колебаниям машины, дабы не залить себя водичкой. Вскоре вода оказалась там же, где и гороховая каша; бронетранспортер же все мчался вперед, вслед за грузовиком, дождь мерно постукивал по крыше БТРа, а экипаж закованной в броню машины спокойно, как всегда, ехал по размокшей дороге, конвоируя в этот раз машину с какими-то гражданскими. Беды, конечно же, ничего не предвещало, по крайней мере, для бойцов Армии Света. То и дело, поглядывая на журнал, где нагло разместилась полуголая красотка, дерзко поглядывающая прямо на солдат, Мэттью пытался придумать новое название для Армии Света, взамен нынешнего, ужасно дурацкого, навевающего ностальгию о детских временах, когда малышня бегала по улицам и игралась в войнушки. "Только законченный идиот, абсолютно лишенный фантазии мог назвать Паранормальный отдел НАТО "Армией Света". Такое ощущение, что наш многоуважаемый босс не успел вдоволь наиграться в "салочки", поэтому в качестве издевки дал такое унизительное название. Очень символично, мать его", - Кларк даже пытался придумать новое, пафосное и грозное название, но девочка с обложки просто пожирала глазами бедного солдата. Ну, или наоборот. Поэтому мысли в этом русле были не очень успешными. Вскоре броненосец плавно качнулся и совсем остановился. - Что такое? - Кларк вскочил, ударившись каской о потолок БТРа. В ответ старший лейтенант Туск несколько засуетился, пытаясь что-то разглядеть. Воинственно настроенный Мэттью, разочарованно уселся на свое место, узнав истинную причину действа. Вацлав пытался ринуться на помощь: "Добрым людям, попавших в страшную беду". Кларк уселся обратно, сделав вид, похожий на скисшее молоко. Парню даже стало жалко людей, попавших в западню, тем более неизвестно к кому. Однако, долго переживать не пришлось. На бронетранспортер упало что-то тяжелое. Упало что-то тяжелое, с плазменным резаком в руках, судя по звуку. Сердце Мэтта застучало чаще. "Это уж точно не вампир - они не прыгают на крышу с резаками и не начинают нагло резать крыши всяким проезжим. Начинается что-то о-о-очень интересное", - Мэттью передернул затвор на автомате, приготовившись пуститься в драку, ожидая лишь приказа. В голове резко прояснилось, а мысли стали быстрыми и четкими, мышцы стали дрожать, в ожидании действа. - Пан Кларк, сходили бы вы побеседовали с гостем. А то он ведь наверняка не в курсе, что нам крыша ещё пригодится. Будьте любезны... - Да это всегда пожалуйста, – С улыбкой ответил обрадованный Мэтт, как в мгновение ока натянул очки на лицо, выбил ногой заднюю дверь и выскочил на улицу спиной вперед, держа на мушке крышу траспорта. Ледяные дождевые капли сразу застучали по каске, стали попадать за шиворот, даже несколько сужали обзор. Оперативник выбил берцами целый фонтан грязи, с размаху вступив в огромную лужу под ногами. Капли грязи сразу же поспешили запачкать серый плащ, который недовольно зашуршал. Мэттью только-только успел выйти, точнее, вылететь с бронетранспортера, как дал очередь в предполагаемого врага, моментально спустив крючок. Затвор поспешно заходил вперед-назад, при каждом движении выбрасывая гильзу, полет каждой из них Кларк мог внимательно разглядеть, но, естественно, не стал. Сердце гулко забилось, отдавая эхом в мозгу, разгоняя кровь по венам. Выпустив очередь, Мэттью стал высматривать противника, который наверняка занял более выгодную позицию, чем позицию "у всех на виду".

Nail Buster: Противник успел уклониться от пуль и ловко нырнул с крыши за борт, скрывшись из поля зрения Мэттью. Тот, однако, успел рассмотреть внушительных размеров косматую тварь, вооружённую плазменным резаком - увеличенным подобием газовой горелки, явно куда более мощным. Это устрашающее орудие оставило глубокий длинный след на броне машины, а значит, разрезать человека напополам его обладателю было раз плюнуть. Судя по скрежету когтей о металл, оборотень обходил жертву по кругу... и вот он атаковал, вынырнув чуть ли не за спиной Мэттью! Светящееся "лезвие" резака просвистело над головой бойца и срубило антенную мачту БТР, а противник уже замахивался для нового, более мощного удара... Окрестности огласил громкий протяжный вой. Подручные оборотня одновременно повернули головы в сторону, откуда этот вой донёсся, но бросаться на помощь главарю не спешили. На их лицах читалась невыразимая мука ума - переглядываясь и перемигиваясь, они топтались на месте, не решаясь отойти от драгоценной добычи ни на шаг. - Это... надо помочь бы... - робко подал наконец голос шрамированый. - Ну и иди! - отозвался кто-то другой. - Сам иди! А то я помчусь, а вы с моей добычей слиняете! - Твоей!? Кто первым выстрелил, было уже не понять - грянули очереди, бандиты расстреливали друг друга в упор, валили наземь и грызли зубами... Даже бывалого унтера Зарембу передёрнуло от развернувшейся перед грузовичком дикости. Он завёл мотор. - Поехали, ребе, пока они не очухались. Они... они ведь не очухаются, да?

Семён Брик: - Не успеют... - Семён тяжело отвалился от окна и откинулся на спинку сиденья. Ему пришлось потратить слишком много сил за очень короткий отрезок времени, и это не прошло даром: в затылке тяжело бухало, словно в основание черепа заколачивали сваю, в правом глазу распустилась алая звездочка лопнувшего сосуда, и из раздутых ноздрей тянулись вязкие кровавые нити. При каждом вдохе Семён посвистывал, как закипающий чайник. - Очень подходящий... момент, чтобы удалиться по-английски, не прощаясь, не так ли? В общем, давайте уже поедем отсюда, господин унтер-офицер... только прежде нужно таки сделать еще одну вещь. В ответ на вопросительный взгляд Зарембы Сёмен неуклюже махнул рукой куда-то вперед: - Я имею в виду вон тот милый выводок железных ёжиков... кажется, между ними на грузовике не проехать, они наглухо заткнули перекресток... и, боюсь, я не смогу уговорить их разойтись, - кисло улыбнулся Семён. - Но вы ведь немножко себе вампир, господин Заремба, попробуйте убедить одного из них по-свойски... отойти в сторонку... - Семён с хлюпаньем втянул сырой воздух, - только хорошо бы поскорее... и лучше, чтобы вас при этом не было видно из броневика, просто на всякий случай... Звуки безумной перестрелки снаружи стихли. Сквозь залитые водой окна виднелись растянувшиеся в грязи тела налетчиков. Некоторые еще слабо шевелились, но оказать сопротивление уже явно были не способны. Шум ливня поглощал звуки агонии - протяжные стоны и булькающее хрипение.

Мэттью Кларк: Мэттью выпустил косую очередь по броневику. Пули выбили сноп искр на бронированной машине, но тварь не задели. Оборотень, а это был именно он, теперь сомнений не оставалось, ловко спрыгнул за борт машины и скрылся из виду. Оперативник смог лишь заметить лохматую спину волка. Вскоре послышался скрежет металла - оборотень запугивал противника, и, судя по всему, был очень зол. Еще бы, сидел себе волчок на крышке БТРа, а тут, откуда не возьмись, появляется какой-то хрен, который, плюс ко всему, давай долбить по тебе c автоматика. Кому такое понравится? Ясное дело - никому. Вот то-то косматый и обозлился - отвлекли от насущной проблемы выпиливания крыши. Дождь все продолжал лить, со звуком разбиваясь об асфальт, наполняя уже без того переполненные лужи водой. Кларк, выпустив очередь, стал медленно пятится назад, отвлекая оборотня подальше от бронетранспортера. Сердце с грохотом обрушивалось на несчастные ребра, будто норовя проломить их и выскочить наружу. Было страшно. Оборотень был двуногим, двуруким, здоровым и умел не только держать в руках сверхопасные плазменные горелки, но, судя по всему, был в здравом уме и трезвой памяти. И да, наверняка он вонял псиной. Но сейчас Мэттью было не до шуток. Здоровенная, озлобленная тварь была где-то рядом, а где именно - Мэттью не знал. Тут пахло ближним боем, а значит автомат здесь не лучший помощник. Мэтт очень быстро прикинул, что к чему, поэтому торопливо выкинул автомат прямо на землю. Тот с характерным бульканьем упал, уйдя всей своей задней частью под мутную воду. Затем очень торопливо, скорее даже нервно, Кларк левой рукой вырвал длинный серебряный нож из ножен на бронежилете, взяв оружие лезвием к низу. В это время правая рука извлекла из открытой кобуры USP сорок пятого калибра. "Где же ты. Где ты? Где ты? Где ты? Наверняка обходишь со спины. Или уже обошел." - Нервно думал Мэттью, до боли в руках сжимая свое оружие. Раздался громкий всплеск, Кларк рефлекторно развернулся, наверное, только это его и спасло. Из ливневого тумана вырвалась черная фигура оборотня. Быстрая тварь. Даже для генетически модифицированного человека оборотень двигался быстро, а для обычного обывателя здешних, да и в целом любых, земель, косматый двигался словно молния, а человек стоящий под дождем почти ему не уступал. Но, к сожалению, только почти. Оперативник инстинктивно пригнулся - включенный плазменный резак со свистом пролетел над каской бойца. Человекоподобный волк обошел сзади, сделав это неимоверно быстро. Оборотень бил наискось, сверху вниз. Мэттью оказался под правой рукой монстра, в то время как оборотень замахивался для второго, стало быть, финального удара. Но лучшего шанса быть не могло. Нужно было увеличивать свое преимущество, и делать это надо было очень быстро. Оперативник, оказавшийся между молотом и наковальней, сделал резкий рывок - за спину оборотню, сводя на нет его преимущества, давая самому себе время для контратаки. Скорость биения сердца человека достигла своего апогея. Оно стучало так быстро, что под такой ритм можно было отбивать чечетку. Каждый удар был слышен в голове, все вокруг замедлилось, даже неутихающий дождь, казалось, шел еле-еле. Мэттью ударил в спину вервольфу, развернув лезвие горизонтально, целясь в позвоночник, между лопаток. К слову, пистолет тоже не остался без дела. Сразу после удара ножом, даже практически одновременно с его окончанием, Кларк уткнул пушку в лохматое тело прямоходящего волка, сразу же несколько раз спустив крючок. USP послушно повиновался, по-дружески потолкав солдата в кисть. Эх, если бы пистолетам давали медали, но это верное оружие было бы самым награжденным ветераном - столько раз оно спасало своего владельца. Мэтт и оборотень сошлись в смертельном танце, ставка в котором - собственная жизнь. Время, казалось, остановило свой неумолимый ход, но со стороны все длилось не более нескольких секунд. А чем все закончится - решит не судьба, не Б-г, не везение, а навык. Отточенное в течение лет умение убивать. А вот кто преуспел в этом больше - покажет время.

Nail Buster: - Лучше бы наших благородных разбойников попросил потрудиться, - едва слышно пробурчал себе под нос Заремба, выбираясь из кабины и уже на улице присовокупив к своему замечанию несколько малопечатных эпитетов относительно пейсов, Иеговы и мужского срама. Дождь, казалось, давно позабыл, что должен когда-нибудь кончиться, и теперь даже не лил, а обрушивался на голову унтера огромным водяным молотом. Не иначе, каждая капля была размером с пулю. Никого живого на улице почти не осталось - несколько бандитов, израненных и изувеченных в схватке, ползали в грязи, смешанной с кровью, и едва слышно стонали. Морок уже почти выветрился из их мозга, и теперь их широко распахнутые глаза были полны изумления. "Если мы нелюди, - подумал унтер, с трудом удерживаясь от того, чтобы опуститься рядом с этими несчастными в грязь и прекратить их страдания, а заодно и подкрепиться на дорожку, - то кто же тогда наш ребе?" Ежи оказались тяжёлыми даже для искусственного вампира, но Заремба вполне справился с одним из них. Теперь небольшой грузовичок каэмовцев мог вполне проехать в образовавшуюся брешь, а вот преследователям пришлось бы повозиться ещё с одним ежом... Стоп! Что это там было сзади? Уж не выстрелы ли? И не крик ли какой-то косматой твари?.. - Давай-ка погнали, Моисей, - через секунду Заремба уже захлопывал дверь кабины. - Кажется, нашим героям временно не до нас. Желчно усмехаясь, он достал из-за пазухи чью-то оторванную руку и принялся восполнять свою недельную норму. Помимо невосприимчивости к солнцу, главным достоинством энских фриков было то, что без крови они вполне могли обходиться долгое время, а с ней просто чувствовали себя значительно лучше. А тем временем бой за броневик был в самом разгаре. Оборотень, получив положенную ему по всем международным конвенциям дозу серебра, успел круто развернуться и полоснуть по руке Мэттью лезвием резака. По счастью, он лишь самым кончиком задел и оплавил ствол пистолета, после чего страшное оружие выпало из его лап и он, совершив ещё один пируэт, с глухим рыком скатился с крыши и вновь исчез за стеной дождя. Послышались громкие шлёпающие шаги, которые вскоре затихли. Через пару минут крышка люка откинулась, и наружу высунулся взволнованный Туск. Нахмурившись и потирая лоб, он всматривался в дождь. - Тварь где-то рядом, пан Кларк, и кажется, она прихватила ваш автомат с собой. Заберите это, - он кивнул на брошенный резак оборотня, - и спускайтесь сюда. Нам нужно двигаться дальше, и кажется, я знаю, кого стоит теперь преследовать.

Мэттью Кларк: Нож с адским ликованием вонзился между лопаток собачке. Фервольв не взвыл, даже не застонал, как ожидал того оперативник. Волчина очень резко развернулся с глухим рычанием. Столько было злобы, ненависти и ярости в этом рыке, что любому десятку людей хватило бы этого до конца дней своих. Мэттью успел вырвать нож и пригнулся, уходя от удара резака, который, прямо-таки, жаждал разрубить тушку несчастного Кларка. Мэтт-то успел присесть, но успел заметить как зловеще горящий язычок плазмы успел метнуться в сторону правой руки. Кларк ожидал почувствовать адскую, жгучую боль в предпелечье, поэтому махнул ножом наотмашь, чтобы отогнать тварь от своего бесценного тела. Но оборотень сделал гиганский прыжок, скатившись по броне транспотера, сумев скрыться в дожде. "Странно. Схватка закончилась, едва начавшись. Оборотень, конечно, получил травму, но, по всей видимости, был способен драться. Мало того, у него был великолепный шанс задавить меня своей массой. Похоже, что это так просто не кончится", - подумал Мэттью, бездумно вперив свой взгляд в стену бушующей стихии, пытаясь найти оборотня, правда, без особой надежды на удачу. Косматая тварь трусливо исчезла в непробиваемой стене из дождя. Резко вспомнив про язычок горелки, Мэттью увидел оплавленный ствол пистолета. Его сморщенное дуло и затвор жалобно застыли, не успев до конца расплавиться. Но для стрельбы пистолет уже не подходил. Однозначно и бесповоротно. - Прости, - шепнул боец своему старому товарищу. Мэтт с сожалением вынул магазин и отсоеденил затвор от оружия, выкинув его в лужу. Потеря этого пистолета была для Кларка ударом, конечно, всяко лучше чем лишиться руки, но этот пистолет прошел столько стычек с врагом, что такой конец для него был просто унизительным. Некоторое время над этим местом царила тишина. Лишь крупный дождь, своими огромными ядрами выбивал равномерную дробь. Из крыши бронетранспортера вылез Туск, Мэттью видел лишь темный силуэт на фоне дождя, озаряемый заходящим солнцем. Молча кивнув, Мэтт подобрал горелку, уцепившись в нее обеими руками, ибо она была достаточно тяжелой. Орудовать одной рукой мог лишь очень сильный человек... Или оборотень. Молча забравшись в открытую дверь бронетранспортера, Кларк уселся на свое старое место, положив рядом с собой захваченную горелку. Выходило, что из оружия у оперативника остался только нож. Ну, и то что было в рюкзаке и жилете: пара гранат, парочка светошумовых, световые шашки, фонари - по мелочи. Единственным оружием, которое Кларк всегда берет "про запас", был Sig Sauer P229 с крупным патроном. "Дурак, как можно было оставить автомат? Хотя если бы не оставил его, то не исключено что мог оставить там голову." - Мэтт уткнулся в собственные ладони, закованные в перчатки. "Здоровая тварь. Хорошо хоть жив остался, повезло что на куски не располосовала. Правда, чую я что не все так просто. И сдается мне, что это только начало. Дай Бог чтобы не конца", - Мэттью перевел взгляд на команду, уловив, как показалось, озабоченные взгляды. Натянув широкую лыбу, которой, правда, не было видно под маской, Кларк выдавил: - Ну трогай шеф, чего встали?

Семён Брик: Грузовичок тронулся, протискиваясь между ежами, и Семён, скомкав окровавленный бумажный платок (сколько все же за три четверти века придумано разных полезных мелочей!), выглянул в окошко. Да, с бандой, пожалуй, было покончено раз и навсегда. Семён смотрел на растянувшиеся в жирной грязи изломанные фигурки, и во взгляде его выпуклых агатовых глаз не было ни сожаления, ни сострадания - только заслуженная гордость профессионала, хорошо выполнившего сложную и потому особенно интересную работу. В конце концов, зрелище охватившего налетчиков спонтанного кровавого безумия произвело впечатление даже на унтер-офицера Зарембу, что, надо признать, приятно щекотало самолюбие "ребе" Брика. А человеческие жизни не имеют значения - если, конечно, речь идет не о жизни единственного в своем роде, уникального и неповторимого Семёна Брика. Семён сидел с полуприкрытыми глазами, усмиряя расшалившийся пульс, и потому не сразу обратил внимание на аппетитное чавканье вампира. Рассмотрев же как следует увлеченно поедаемый им деликатес, паранормалик заметно позеленел толстым лицом. Недавно проглоченный бутерброд бодро пополз вверх по пищеводу, и Семёну пришлось изрядно постараться, чтобы сдержать его порыв к свободе. Торопливо отведя глаза, он уставился в зеркало заднего вида, пытаясь узреть сквозь хлещущие с неба водяные струи броневик "светлячков". Попытка не увенчалась успехом, чему Семён весьма обрадовался. Он не питал иллюзий - вырвавшись из засады, они, скорее всего, выдали себя: старший лейтенант Туск едва ли поверит, будто бандиты и вправду перегрызли друг друга в припадке массового помешательства. Зато диверсантам удалось избавиться от назойливого внимания аэсовцев - пока, во всяком случае, - а их внешность запомнил лишь безухий паранормалик; Семён предусмотрительно позаботился, чтобы до времени в памяти у Вацлава вместо лиц оставались только расплывчатые пятна. Сердце наконец унялось, головная боль потихоньку исчезла. За окнами плыл все тот же окончательно размокший пейзаж, мотор успокоительно клокотал, грузовичок размеренно приседал на рессорах, штурмуя наполненные водой колдобины. Насытившийся Заремба сосредоточенно крутил баранку. Семён и сам не заметил, как стал позевывать, клевать носом и наконец провалился в дрему.

Nail Buster: - Двигать? Так точно, сэр! - хохотнул до сих пор пребывавший в неестественно благодушном настроении Вацлав и, дёрнув за рычаги, лихо направил броневик в дождь. Но через минуту он был вынужден резко затормозить, едва не налетев на противотанкового ежа, загромоздившего половину дороги. Конструкцию огибала справа узкая колея от грузовика коммерсантов... а чуть поодаль, у старого полусгнившего дома, больше напоминающего сарай, лежали трупы. Много трупов, не меньше десятка. И почти у каждого на лице застыла гримаса боли и ненависти. Кое-кто испустил дух, так и не разжав пальцев, сдавивших чужое горло... Глянув через плечо Вацлава, Туск покачал головой: - Похоже, они сами перебили друг друга - во всяком случае, это так выглядит. Но я ощущаю какой-то странный ментальный фон... Непохоже, чтобы идея столь радикально поделить наживу пришла им сама по себе. Понимаете меня, пан Кларк? - он обернулся к Мэттью. - Ступайте, осмотрите их. И вы тоже, Вацлав. Как осмотрите, цепляйте лебёдку к ежу - его надо убрать как можно скорее. Он откинулся на спинку сиденья и обхватил руками голову. Ему явно было не по себе. ...Унтер Заремба матерился на чём свет стоит, даже Семёна разбудил. Их грузовик снова крепко увяз, причём в аккурат под белым указателем с вожделенными буквами "ВАРШАВА". Вокруг и впрямь уже начинались обжитые людьми места, хотя до настоящего города явно нужно было проехать ещё. Дождь уже кончился, и тёплое вечернее солнце припекало бурую грязь, поймавшую каэмовцев в ловушку второй раз за сутки. Вампиру это обстоятельство явно не нравилось - распинывая грязь ногами в стороны и понося на чём свет стоит и Командование, и злодейку-судьбу, и искомый Комитет, и необходимость этот Комитет истребить... Семёна он вполне осмотрительно не поминал, но оставшимся позади аэсовцам досталось крепко. - ...да разъе... - Заремба вдруг иссяк и опустил руки, вяло пнув напоследок колесо грузовика, наполовину ушедшее в глубокую колдобину. Колесо ответило ему премерзким чавкающим звуком и чуть помялось, а из наполненной грязью ямы всплыли несколько крупных пузырей. - Да ну? Да нет... да нет, нет, не-ет... - простонал унтер и хлопнул ладонью по двери кабины. - Ребе, проснись и пой - у нас проколото колесо. Пешком пройтись не желаешь?

Семён Брик: Сон паранормалика краток и тревожен. Не успел Семёну толком привидеться герр Джулиано в буденовке с вышитой пентаграммой, как вдохновенная, очень образная и энергичная, но совершенно невозможная для печати тирада унтера Зарембы заставила его разлепить веки и вернуться в реальный мир. Их грузовик снова никуда не ехал, а по нехорошему, прямо-таки болезненному крену на левый борт было похоже, что уже и не поедет. Зычный голос унтера Зарембы не замедлил подтвердить этот неутешительный диагноз, сопроводив его щедрой порцией сочных ругательств. Насладившись шедеврами обсценной лексики, Семён высунул нос в окошко. - Ай, как вы складно говорите, господин унтер-офицер, шоб вы были здоровы! Последний раз я слышал нечто отдаленно похожее зимой восемнадцатого года, когда был комиссаром в женском дважды пролетарском имени Клары Цеткин и Розы Люксембург батальоне смерти ивановских ткачих. Ах, молодость, революционный задор... Так вы сказали, нам придется совершить небольшой променад? Кстати, я считаю, будет очень справедливо, если бомбу таки понесете вы, а то мне оно надо, таскать таких вот тяжестей на склоне лет? - тут аура Зарембы полыхнула всеми цветами побежалости, а рука привычно потянулась к внутреннему карману, и Семён счел за благо умолкнуть. Передернув жирными плечами - с наступлением вечера ощутимо похолодало - он оглядел освещенные закатным солнцем окрестности. Вдоль подсыхающей дороги тянулся вполне ухоженный лесопарк, далеко впереди виднелись аккуратные домики варшавского предместья. Где-то там должен быть съезд на трассу W-Z, ведущую прямиком на Прагу, однако топать до него пешком по улицам в компании унтера Зарембы и с ядерным фугасом наперевес означало бы не только привлечь чрезмерное внимание обывателей, но и потерять драгоценное время, которое диверсанты отыграли у аэсовцев. Правда, оставался еще один козырь в рукаве, своего рода ментальная мина-сюрприз - простодушный Вацлав в случае чего вспомнит про "добрых людей" и постарается по мере сил помешать своим соратникам стереть их в пыль, - но против двух бойцов, из которых один паранормалик, такой козырь был откровенно слабоват, да и сработает этот фокус лишь единожды. И потом, шоссе - слишком очевидный вариант, именно его "светлячки" и постараются перекрыть в первую очередь. Следовало придумать что-нибудь более оригинальное - и как можно быстрее. Сквозь приглушенные матюки унтера Зарембы, по-видимому, паковавшего в кузове бомбу в свой безразмерный рюкзак, Семён не сразу расслышал доносившийся откуда-то справа, из-за деревьев, размеренный перестук колес железнодорожных составов и гудки тепловозов. Он схватился за измятую карту - да, все верно: неподалеку от тоненькой бурой ниточки, обозначающей грунтовку, изгибался жирный черно-белый пунктир железной дороги с серым прямоугольником крупной станции. На круглом лице Семёна распустилась улыбка - сколь широкая, столь же и недобрая.

Мэттью Кларк: Спустя секунды господин Кларк уже ехал в машине, анализируя, размышляя, предпологая. Отдыхая, в общем. Броневик послушно тронулся, следуя указаниям Вацлава, который, однако, несколько странной и по неизвестной причине изменился в лице. в какую сторону? Сказать было трудно. Он просто внезапно поменялся. Но до "почему" и "отчего" Мэтту не было, ровным счетом, никакого дела. Кто знает, может и зря. Отдыхавший после боя оперативник только-только начал расслабляться, ожидая что все помехи оказались позади. А вот и нет. Нежданчик, так сказать. Не успел броневик проехать и минуты, как машина, скользя по грязи остановилась аккурат напротив ежа, не обычного, конечно, а, что ни на есть, самого настоящего, противотанкового. - Что еще за черт? - ругнулся Мэттью, сдержав себя от того, чтобы сплюнуть на пол. Кларк открыл дверь и выглянул наружу. Зрелище открылось не из приятных. Под проливным дождем, уже на порядком мокрой земле валялась распластавшаяся куча трупов. Все были в есстественных позах, как для смерти конечно. Видимо, здесь несколько минут назад была кровавая баня. Разорванные пулями и зубами трупы, больше походившие на разорванные куски мяса, валялись прямо на земле. Пулевых отверстий, как таковых, было не так уж и много. Наемники орудовали что было под рукой, поэтому некоторые тела были разорванны и порубленны на мясо, у других было аккуратно отколота половина черепа, третьи умерли вцепившись в чужую глотку. И так далее, по списку. Хорошо что из-за дождя не было запаха. Скорее смерти, чем трупного. - Похоже, они сами перебили друг друга - во всяком случае, это так выглядит. Но я ощущаю какой-то странный ментальный фон... Непохоже, чтобы идея столь радикально поделить наживу пришла им сама по себе. Понимаете меня, пан Кларк? - он обернулся к Мэттью. - Ступайте, осмотрите их. И вы тоже, Вацлав. Как осмотрите, цепляйте лебёдку к ежу - его надо убрать как можно скорее. - Спасибо, капитан очевидность. - Кларк молча вышел, и еще раз осмотрел уже очевидное, не забыв, однако, прихватить с собой толстую лебёдку. Кинув ее конец Вацлаву, Мэттью молча зацепил ее, обвив вокруг середины ежа, и зацепив карабином. Не слишком долгий процесс убирания ежа и убиранием лебедки, длился не более десяти минут. Но за это время "торговцы", которые очень удивительно проехали мимо разъяренной толпы, наверняка смогли далеко оторваться. Мэтт весь промок до нитки, поэтому настроние было хуже некуда. Парень мечтал по-быстрее догнать "торговцев" и задать им пару вопросов, чтобы хоть как-то скрасить незадавшийся день.

Nail Buster: Когда Мэттью вновь вернулся в тёплое и сухое нутро бронемашины, Туск рассматривал карту страны, с каждой минутой хмурясь всё больше и больше. - Как они там сказали? - пробормотал он. - Едут в Прагу? Рядом с Варшавой?.. Всё сходится, пане Кларк, всё сходится... Заводите мотор, - бросил он и отложил карту, толком даже её не свернув. - Мы едем за господами коммерсантами. До столицы недалеко, дорога у них теперь одна, - он устроился поудобней и закрыл глаза. - Пожалуй, к тому времени как мы их нагоним, я приду в себя окончательно... А пока... - командир закрыл глаза, давая понять, что "пока" его сон священен. Вацлав нехотя уселся за штурвал и завёл мотор. - Не нравится мне всё это, - пробурчал он, глянув через плечо на спящего Туска. - Только зря потеряем время, гоняясь за этими милыми ребятами. Ну нагоним мы их, ну обыщем... Всё равно ничего не найдём. Не похожи они на нелюдей, я бы непременно почуял неладное. Ну хоть ты бы ему сказал, ей-богу! - шепнул он Кларку. - Ты-то на голову, вроде, не контуженный. Тем временем Заремба плёлся по грязи за Бриком, а на его спине колыхался рюкзак, размерами чуть-чуть не дотягивавший до самого Зарембы. - Если мне ещё раз, - шипел он, - прикажут тащиться чёрт знает куда, да ещё и тяжести там таскать... да ещё в такую собачью погоду... Ну его к дьяволу, я лучше дезертирую! Конечно же, дезертировать унтер никуда не собирался, однако разозлить Семёна хорошенько стало для него уже делом принципа. Спутник всё меньше и меньше нравился ему, а уж тот факт, что он взялся командовать, совсем не лез ни в какие ворота. "Ишь какой... - думал вампир, отдуваясь под тяжестью смертельного груза. - Я почётный ветеран движения, можно сказать, я ещё старого фюрера застал, Битву за Энск прошёл... А этот? Свалился на нашу голову, нечего сказать. Командир..." Гудок приближающегося поезда вывел его из состояния прострации. Они наконец-то дошли! Скоро можно будет сбросить наконец этот чёртов рюкзак на землю, и... - Рюкзак на землю! - прямо ему в нос уткнулся автомат. Дорога на вожделенную станцию была перегорожена шлагбаумом, по обе стороны которого стояли солдаты. Не аэсовцы - обычные поляки, с обычными вполне себе автоматами. Ещё один лениво пялился на Семёна и его спутника из будки КПП. - Пропускаем спецпоезд, - пояснил солдат, глядя поверх Зарембы и пожёвывая папироску. - Остальные задержатся на тридцать минут. Приносим извинения, - последние слова он процедил так, что стало ясно - никакими извинениями здесь и не пахнет. - Отойдите на два шага назад, пожалуйста.

Семён Брик: Благодаря Семёну то, что мыслилось унтеру Зарембе быстрым и решительным марш-броском через лес к железнодорожной станции, обернулось мукой мученической. Толстый экстрасенс вел себя так, словно не удирал от жаждущих его крови аэсовцев, а вышел совершить небольшой променад перед ужином: сбивал подобранной суковатой палкой развесистые шляпки загадочных фиолетовых грибов, торчащих там и сям среди прелой листвы, с оглушительным криком "БАБАХ!" стрелял из той же палки по пролетающим сорокам, а потом принялся мурлыкать веселую песню с абсолютно идиотским, на вкус Зарембы, рефреном "Тюх-тюх-тюх-тюх, разгорелся наш утюг!". При этом Семён как-то не особенно смотрел под ноги, а потому поминутно спотыкался об корни деревьев, потом оступился при форсировании ручья и начерпал полные ботинки воды, а под конец поскользнулся на ровном месте и кубарем скатился в глинистый овраг, однако шею себе, вопреки горячему желанию унтера Зарембы, не сломал, а вот извлекать его жирную тушку из оврага пришлось все тому же безотказному Зарембе. Ориентируясь на тепловозные гудки, каэмовцы насилу добрались до железной дороги... как оказалось, лишь затем, чтобы столкнуться с новым препятствием. - Пропускаем спецпоезд! - заявил солдат, бесцеремонно наставив автомат на Семёна. - Остальные задержатся на тридцать минут, приносим извинения, отойдите на два шага назад, пожалуйста!.. Семён глубоко вздохнул. Ну почему, почему их дорога не может быть простой и беспроблемной? Отчего им с унтером Зарембой такое счастье? ШМА ЙИСРАЭЛЬ АДОНАЙ ЭЛОГЕЙНУ АДОНАЙ ЭХАД. БАРУХ ШЕМ КВОД МАЛЬХУТО ЛЕОЛАМ ВАЭД... - Солдат! - Семён резко выбросил вперед руку с зажатой в ней красной книжечкой. Удостоверение было, разумеется, фальшивое, но без тщательной проверки могло сойти за настоящее. А допускать тщательную проверку паранормалик не собирался. - Полковник Брик, Агентство Внутренней Безопасности! (Равняйсь! Смирно!) Это - старший лейтенант Заремба, он со мной! (Этих еще не хватало на мою голову...) И тут Семёну в голову пришла поистине изумительная мысль. Хе-хе, а ведь можно обернуть внезапное препятствие себе на пользу, правда? Пускай эти бойцы задержат аэсовцев еще на несколько минут... - Угроза террористической атаки, высший уровень! - рявкнул он. - (Ох да ничего себе...) Немедленно проводите нас к своему командиру! (Серьезные господа, как бы чего не вышло, лучше-ка провожу я их, действительно, к пану начальнику караула, пускай он разбирается, мое дело маленькое.) У Семёна в висках застучало, кровь ощутимо прихлынула к голове. Ничего не забыл? Ах да, волшебное слово. - Пожалуйста, - добавил он. (И побыстрее.)



полная версия страницы