Форум » Фронтовые сводки » Было ваше, стало наше! » Ответить

Было ваше, стало наше!

Nail Buster: Время действия: 2012 год, лето Место действия: город Энск, Польша Участники: iguana, Chris Weber, Берс Действующие лица: [заполнится по ходу дела] Сюжет: В войне между людьми и нелюдями, раздирающей на части город город Энск, вот-вот наступит коренной перелом. Группировка бывших бойцов Армии Света захватила атомную электростанцию, снабжающую город энергией, и теперь с её помощью планирует снискать себе побольше власти и влияния. Чтобы её поддержать, правительство Польши направляет в Энск грузовой состав, в одном из вагонов которого находятся, ни много ни мало, сорок тонн радиоактивного топлива. Груз сопровождает отряд из двух десятков солдат созданного недавно Министерства по делам нечеловечества, а также один научный сотрудник, следящий за состоянием груза, соблюдением приемлемых условий перевозки и так далее. Поезд идёт по заброшенной ветке, чтобы миновать блокпост нелюдей на железнодорожной станции и попасть прямиком на АЭС. А в нескольких сотнях километров от города его уже поджидают алчные мародеры-наемники, жаждущие обчистить вагон с бесценным топливом и слить награбленное повыгоднее.... Описание поезда от Криса Вебера (это важно, чёрт возьми!): [more] Пожалуй, здесь следует действительно немного рассказать о поезде, раз уж боевые действия перетекли непосредственно на него. Сорок тонн спецгруза - это не просто выброшенные на ветер средства (хотя сейчас ситуация указывает на несколько обратное), поэтому, правительство Польши, осуществляющее операцию по доставке груза совместно с Армией света все же немного позаботилось о его безопасности. Изначально в составе было 6 вагонов и локомотив, порядок начиная с головы: локомотив, вагон с грузом,"штабной вагон" последующие четыре вагона с грузом. Груз, соответственно, распределен по 8 тонн на вагон, упакован в контейнеры весом по тонне каждый. Грузовые вагоны, в отсутствие у правительства Польши под рукой бронепоезда, не то чтобы серийные и представляют собой переделку обычных грузовых, оборудованных раздвижными дверями в каждом из бортов для загрузки. Поверх стенок вагонов установлены 20мм броневые листы, выполняющие функцию противопульной и противоосколочной защиты. Теоретически выдерживают попадание 30мм снаряда с расстояния 300 метров и выше, или огонь из ручного оружия под пистолетные пистолетных и промежуточные патроны, вплоть до 7,62х51 НАТО. На деле, конечно, в упор 7,62 НАТО и российский 7,62х54R их пробивают(хотя, может быть и не с первого попадания в одну и ту же точку), но и имеют шансы, пробив, повредить груз. На крыше бронирование составляет 11мм и несет больше символическую функцию, хотя вскрыть его будет и не слишком просто - на это уйдет некоторое время. Бронированная крыша чуть выступает за борта, что дает возможность проделать в самом верху стенок вагона несколько небольших вентиляционных решеток, сравнительно безопасных. Основные воздухозаборники для обеспечения вентиляции вагона выведены в ходовую часть вагона, чтобы обеспечить защиту от попыток воздействия через них и, фактически располагаются немногим выше уровня колес на днище вагона Инженеры, осуществлявшие доводку вагонов постарались максимально обезопасить груз (и охрану) от внешних воздействий - так, например, помимо собственно погрузочно-разгрузочных ворот с каждого борта вагона имеются четыре герметичных, не предназначенных для открытия окна из бронестекла, по образцу инкассаторских автомобилей - два ближе к торцам вагона и два- на "воротах" Размеры окон: примерно 20 см в высоту и 30 см в ширину, находятся примерно на уровне груди, если считать от пола вагона. Чуть ниже каждого из "окон" находится амбразура для стрельбы из личного оружия бойца. "Штабной" вагон отличается от грузового отсутствием грузовой двери, а также внутренней планировкой - если в грузовых центральная часть вагона оборудована средствами крепления груза и парой сидячих мест для солдат с каждой из торцевых сторон, то "штаб" предполагает собой некий минимальный комфорт - в наличии две дюжины креслел из пассажирских поездов и четыре купе - по задумке рабочие места командира группы, командиров взводов и технического специалиста. Кроме того, в связи с заботой и правительства Польши и Армии Света о военнослужащих, между вагонами организованы тамбуры, пусть и небронированные, но закрытые, состоящие из металла и знакомой всем по общественному транспорту пластиковой "гармошки" Самым уязвимым местом вагонов является, бесспорно, ходовая часть и торцы - на них не получилось нарастить броню толщиной больше чем 5мм. Исходя из этого, наиболее уязвимым местом поезда является задний торец последнего вагона. Кроме того уязвимым местом являлся локомотив, в его случае правительство откровенно пожадничало, выдав старенькому М62 форсированный двигатель, несколько бронелистов, уже выпотрошенных наемниками и, похоже, билет в один конец.[/more]

Ответов - 37, стр: 1 2 All

Chris Weber: Тем временем, окрестности Сэйна Элберта, первый вагон от головы поезда Курт, похоже, тоже оценил всю прелесть происходящего снаружи и на долю секунды задумался как быть дальше. Тем не менее, на вопрос Элберта он ответил адекватно, что говорило о наличии у десантника какого-либо разума и вообще способности думать более чем об одной вещи одновременно. - Нас определенно атакуют, и кто - не могу знать. Они остановили поезд, поэтому наши шансы невелики. Но попробуем отбиться. Звуки снаружи, в дополнение к остановившемуся составу, не предвещали ничего хорошего, хоть и едва пробивались через броневые стены. - Да, работать в таких условиях невозможно, - Курт улыбнулся уголками губ. - пойдемте в штаб, там вы хотя бы будете в безопасности.

Chris Weber: Тем временем, сержант Уокер Уокер, в общем-то ненадолго оторвался от Сэйна с Куртом - стоило тому приоткрыть дверь вагона, выходящую к локомотиву, все стало очевидно - больше эта штука с развороченным реактивной гранатой бортом никуда и никогда не поедет. Уокер, в силу человеколюбия попытался связаться по рации с кабиной тепловоза, но ответом ему стал лишь невнятный скулеж помощника машиниста, из которого членораздельным было только слово "убили". "Понятно", пронеслось в голове у Уокера и сержант вернулся к ученому и бойцу своего отделения. - Вы еще здесь? Там больше делать нечего, - он указал в сторону локомотива. - Уходим. Макс, Эрик, вас тоже касается - в последнюю очередь обратился он к еще двум бойцам, по штатному расписанию находившимся в вагоне. обеспечьте минимальное прикрытие и отступайте. И, наконец, солдаты. - Пятый вагон, сержант Дэниэлс, - раздалось в рации комиссара, - Попытка проникновения внутрь. - Приказ, из шестого вагона отойти в пятый, подготовить вагон к возможному проникновению. Пятый, готовьтесь и отходите в четвертый, линия обороны там. Стрелять внутри они не смогут, боятся повредить груз. Так что осторожнее, опасайтесь ближнего боя. - Принято. Бойцы шестого вагона, уже проявившие инициативу и установившие около задней торцевой двери направленный осколочный заряд (в роли которого выступила мина "Клеймор"), предназначенный для того чтобы, не зацепив осколками контейнеры срезать первого, кто попытается войти внутрь, в умеренной спешке отступили в пятый вагон, после чего заминировали еще и тамбур между шестым и пятым. Крыша пятого вагона была вскрыта уже более чем на треть от необходимого, чтобы в образовавшуюся дыру мог пролезть человек. Это не давало пока что возможности стрелять по пытающимся проникнуть сверху, но давало драгоценные секунды чтобы встретить захватчиков - растяжкой из свето-шумовой гранаты (нам все еще важно не повредить груз), а также, отойдя, заминировать тамбур между пятым и четвертым вагоном. За это время последовав не самому умному приказу комиссара, один из бойцов высунулся в люк штабного вагона. За что и был наказан, получив пулю точно под край каски - снайперы наемники отрабатывали свой хлеб. "Первая кровь". Тело солдата свалилось внутрь вагона, весьма разнообразив пейзаж кровавыми брызгами. Чтобы констатировать смерть не потребовался ни один из двух отрядных медиков. Комиссара передернуло. "Закройте люк" - только и смог скомандовать он. Люк, соответственно был моментально закрыт. Бойцы Эрик и Макс, оставшиеся в первом вагоне, последовали примеру своих пока неназванных собратьев и, заминировав дверь ведущую от первого вагона к локомотиву и дождавшись, пока сержант Уокер, Курт и Сэйн покинут первый вагон, последовали за ними. Таким образом, была достигнута максимальная концентрация сил обороняющихся во втором, "штабном", третьем и четвертом грузовых вагонах. 19 солдат, два сержанта, комиссар и технический специалист готовились встретить свою судьбу.

iguana: Вроде бы в ответ на снисходительную улыбку главврача, которой Курт одарил своего подопечного, оставалось только пожать плечами и последовать его указаниям, однако Сейн быстро опомнился. - Стойте, не так быстро. У меня здесь еще дела остались. Нужно документы собрать и.. - курьер сделал вид, что увлекся показателями счетчика радиации. Ни в какой штаб он идти решительно не собирался, как и ни в какие другие вагоны. Во первых потому что второй вагон, в котором отсиживался научспец, оговорено было вооруженному натиску не подвергать в интересах безопасности союзника и сорока пяти ящиков водки. Во вторых штабной вагон, если там еще окажутся солдаты, представлялся Элберту местом таким же безопасным, как испытательный полигон, например, так как в случае зачистки вагона тусняк может оказаться излишне оживленным. Более того, остановка поезда требовала перехода к следующему шагу в том, что осталось от первоначального плана. Но для этого нужно было связаться с базой наемников, что было бы не очень учтиво по отношению к оптимистично настроенному напарнику. - Думаю вы не будете возражать, если я тут задержусь на какое-то время. Можете пока идти в штаб, а я догоню вас позже. Тут охранять все равно нечего, - добавил Сейн, кивнув на возвышения деревянных ящиков.

Берс: Крышка импровизированного люка с грохотом упала в вагон, однако штурмовики внутрь не спешили. Их там поджидала какая-нибудь гадость вроде засады/растяжки/камикадзе. Это к бабке не ходи. Ну невозможно было не заметить плазменный резак в действии, если он режет прямо над тобой. Мелкая камера на проводке была изъята из закромов снаряжения и теперь нагло осматривала помещение, в которое предстоит спуститься десятке бойцов. -Мина, мать ее..- выругался оператор, лица которого из-за маски-противогаза разглядеть не представлялось возможным. Трое из десятки сразу же вооружились гравизацепами и поползли по стенкам вагонов выше бойниц.- Как обезвреживать будем?- вопрос был риторический. Такую мину можно было обезвредить только с пульта оператора либо нарвавшись на нее. -Щас, че-нить придумаем,- русский оборотень снарядился гравизацепами и, глянув на ползущих над амбразурами товарищей по оружию и профессии, хмыкнул.- Никак не могут без выкидонов своих, кровососы затраханные..- и начал пробираться по потолку вагона, залезши внутрь. Взрыв оказался неожиданным даже для нелюдя. Тело, моментально расслабившееся упало кулем на пол, пробитое как минимум десятком снарядов, остальные зарикошетили.- Вот жопа-то.. говорила мама: учись на гинеколога..- изрек он напоследок старенькую шутку и затих, вздохнув последний раз. Путь был чист и остальные осторожно спустились вниз, проверяя каждую пядь вагона, не высовываясь без необходимости. Вагон тряхнуло и что-то с противным скрежетом лопнуло - тросы, которые еще больше затормозили состав. Снайпера почти синхронно выбили тормозные шланги со сжатым воздухом и состав дернуло еще раз. На этот - он затормозил окончательно. Клин смотрел на действия своей бригады и недовольно морщился. Все должно было быть гораздо быстрее. В разы. однако время пока ждало. Это задание было крайним на последние несколько лет. Оно давало столько денег, сколько необходимо для безбедного существования на пару-пятерку лет, которые каждый боец был волен провести как ему вздумается. А в амбразуры выстреливались капсулы со смесью слезоточивого газа и дыма, которые тут же начинали пускать испарения нагретой внутри смеси через открывшиеся отверстия в оболочке. Выстреливались теми самыми "ползунами". Четвертый вагон был уже в дыму.

Chris Weber: Мысль была чудовищной... Но мысль была и гениальной. На лице сержанта Уокера на долю секунды промелькнули эмоции, отличные от профессионального спокойствия. Среди этих эмоций Сэйн смог прочитать удовлетворение в духе "Ну, я сделал все что мог". - Как пожелаете, сэр. Возможно здесь вам действительно будет безопаснее. Сержант откозырял ученому, после чего, еще некоторое время поборовшись с чувством долга, приказал Курту остаться с Сэйном, после чего остальные бойцы отправились, наконец к штабу. Курт смотрел на Элберта странным взглядом, в котором читались одновременно ощущение безнадежности и желание выжить. Но, несмотря ни на что, солдат держался молодцом и был готов защищать жизнь специалиста, даже ценой своей. Ближе к хвосту поезда что-то взорвалось, впрочем, взрыв, многократно приглушенный стенками между вагонами показался солдатам и Сэйну не громче хлопка. Значит захват груза все же давался с трудом. Тем временем, солдаты в штабном вагоне уже, похоже, окончательно простились с идеей выполнить задание и всего лишь готовились продать свои жизни подороже. Для чего концентрировали силы. - Какой (вырезано цензурой) не закрыл за собой амбразуру, - приглушенным матом раздалось в четвертом вагоне, когда внутрь влетела дымовая граната. - Респираторы и очки! Быстро! Солдаты в очередной (не исключено что в последний в жизни) раз продемонстрировали выучку и, задержав дыхание, надели респираторы и защитные очки. В теории, дымовая завеса могла сыграть им на руку. Хотя сама их жизнь грозила вот-вот превратиться в теорию. Четверо солдат и сержант Дэниелс заняли позицию около перехода из четвертого вагона в третий, пятеро рассредоточилось по собственно третьему, девять солдат, сержант Уокер и комиссар находились в штабе в качестве оперативного резерва. Ну а в ближайшем к голове поезда вагоне пребывали в ожидании дальнейшего развития событий Курт и Сэйн.

iguana: Искоса посмотрев на дверь, в которой несколько секунд назад исчезли спины Уокера и его подчиненных, научспец обессиленно выдохнул, издав негромкий звериный рокот и выронив счетчик на пол, будто игрушку, к которой ребенок потерял весь интерес. Присутствие Курта его почти не заботило, хотя с ним все еще приходилось считаться в степени достаточной, чтобы та доставляла курьеру дискомфорт. Одним из пунктов техники безопасности, которой Сейн старательно докучал всем сопровождающим груз людям, он решил поступиться в честь чрезвычайной ситуации. Стянув с ящиков полувыцветшую куртку и выудив из нагрудного кармана мятую пачку сигарет неразборчивой марки, он закурил от спички, неотрывно и напряженно следя за оставленным с ним тэт-а-тэт рядовым. Причина всей цепочки неудач и провалов, случившихся вопреки ожиданиям звероморфа, стала вырисовываться удручающе четко. Поводов для упрямства и бездумного следования приказам было у солдат достаточно, но только один из них перечеркивал любые попытки манипуляции чувством самосохранения. И это даже не отсутствие такового, а характеристика, объединяющая оба отряда. Склад психики, при котором следование чужой воле имеет значение более высокое, чем страх перед смертью или болью. Можно было бы считать такое поведение случайностью, если бы не одинаковые симптомы у большинства солдат. Это будило профессиональный интерес. Какое конкретно внешнее воздействие на человека способно было лишить его естественной шкалы приоритетов и заставить отдать жизнь за чушь собачью. Текущая обстановка, как никакая до этого, позволяла Элберту унять любопытство и заполучить в свою коллекцию образец памяти, поясняющий возможную деформацию психики. Однако в случае, если его версия окажется ошибочной, энергозатраты окажутся неоправданными. Неплохо было бы еще немного пощупать пациента. - А что же вы, друг мой, с начальством не пошли? Не думаете же вы, что между вашим присутствием тут или отсутствием есть какая-то разница, влияющая на уровень безопасности в этом вагоне, - Сейн приблизился к стене с целью прислониться к ней спиной, но та его опередила и резко прислонилась к его спине сама, в довесок дав ему жесткого подзатыльника. А когда поезд дернуло во второй раз, сомнений в том, что «дракон» укрощен, уже не оставалось. - Поправьте, если я ошибаюсь, но причина, по которой вы тут представляется мне той же, что и у меня. Штурмовать этот вагон никто не будет – груза тут нет, а вот в штабном вагоне предвидится полноценный «джихад», если командование вовремя не одумается, - курьер ткнул окурком в сторону, куда ушел сержант. В тайне он ожидал момента, когда комиссар пожалеет о бескомпромиссном решении, которое тот принял вопреки советам и намекам научного сотрудника. Опасения, что у Курта могли возникнуть к своему подопечному подозрения, Сейн легко отгонял. Мотивацию своих действий он обозначил ясно, пусть они и идут в разрез с формальностями. Оставалось дождаться, когда к вагону подгонят авто, желательно с прикрытием, и проследить за реакцией и действиями Курта, когда это случится.

Берс: Все бы шло на пользу аэсовцам, если бы у них вместо защитных очков были очки с инфракрасным спектром. Тогда бы было видно тех ребят, что были теплокровными. Теперь основная группа действовала быстро, не давая особо собраться защитникам поезда. Пяток метких выстрелов со штурмовой винтовки разминировал проход. Два заряда, установленных на дверные петли синхронно взорвались, в то время как команда попряталась по щелям. Да, когда надо, можно и ныкнуться. Еще раз сапер пробежал по коридору и, пробежав перемычку, установил еще два заряда. Пять секунд и - грохот, а вместе с ним сорванная дверь гулко шлепнулась на пол, открывая простор для боевых действий. Под заградительным огнем наемники пошли штурмовать уже живых людей. "Стенолазы" в количестве трех штук продолжали свои козни, прожигая портативным плазменным резаком дыры в обшивке и забубенивая капсулы в третий вагон. Все с тем же составом. А вот во второй, в котором должен был сидеть один упырь, они всадили обычный дым. Обычный БТР выскочил из-за горки, и остановился перед вторым вагоном, требовательно кряхтя. Старенькая техника еще довольно резко бегала. Правда только снаружи она выглядела потрепанной времением, а внутри что-то было заменено, что-то отрегулировано, что-то убрано или добавлено.. Управлялась эта махина двумя джойстиками. Почти как вертолет. Сердито кряхтящий БТР ожидал, когда же ему на броню слезет этот мистер, столь важный, что его нельзя просто застрелить. Командир наемников внимательно смотрел на часы. Подмога каравану прийти не может, но и затягивать операцию нельзя. Когда все проходит тихо и быстро - вот показатель профессионализма. Пока все шло не совсем тихо, но достаточно быстро. Все же ребята были профессионалами. Еще трое наемников короткими перебежками приближались к вагону номер "цвай", чтобы проверить наверняка, что там творится и зайти осажденным с тыла.

Chris Weber: Надо сказать, что солдатам АС в этот раз просто не повезло. Эта команда, двадцать два человека, привыкли действовать в другой обстановке и с другим командованием. поэтому сейчас в уме всех присутствующих в поезде защитников, кроме, пожалуй, комиссара, созрела вполне конкретная мысль. Мысль эта формулировалась следующим образом: "нас подставили". "Отдавшая себя делу света" сплоченная группа людей, в прошлом наемников, солдат или сотрудников частных военных компаний прекрасно понимала, что из-за приставленного к ним комиссара и его желания выделиться, выполнить задание "с наскока", не проведя разведки и не подготовившись как следует, может стоить им жизни... Курт вздрогнул, и посмотрел на ученого, как будто впервые его видел. Впрочем, взгляд Курта не был взглядом солдата из тех, кого называют "солдафонами", не похож он был и на взгляд фанатика. На Сэйна смотрел человек, которому вне всякого сомнения было страшно. причем страшно не только за себя, но и за близких. -Вы хорошо держитесь, мистер Элберт, - невесело усмехнулся Курт. - как будто знаете что сейчас произойдет. Если я что-нибудь в чем-нибудь понимаю, то подставившего нас всех комиссара ждет незавидная участь вне зависимости от того, сколько людей из нашей команды переживут сегодняшний день. Умирать тут не хочет никто. А я остался с вами исключительно потому что вы тоже часть команы и, как мне кажется, я чуть лучше чем вы управляюсь с автоматом... -Договариваться?! - тон комиссара поднялся до визга. - Да, договариваться, - дульный срез пистолета сержанта Уокера недобро смотрел на украшенную парой медалей грудь комиссара - Вы нас подставили и я не буду за жто отвечать. - Под трибунал пойдете!!! - голос комиссара, наверное, был слышен снаружи. - Только после вас, - ухмыльнулся Уокер, берясь за рацию. - Джек, буду раз если у вас там обойдется без стрельбы. Вернемся в вагон, где отважные защитники готовились перестать быть таковыми. Как уже говорилось, умирать из-за некомпетентности комиссара, показавшего себя самой натуральной "тыловой крысой", неспособным ни на что кроме громких фраз, смысла не было. Ввязываться в бой, в общем, тоже. В третьем вагоне произошло буквально следующее - солдаты заняли позиции, в основном, за ящиками с ценным грузом, сформировав из них и оказавшегося под ркой барахла импровизированную баррикадо где-то в середине вагона. Поэтому вынесенная зарядом взрывчатки дверь, ударившись о ближайший ко входу контейнер и рухнув, наконец на пол, дала сигнал к следующему: Прозвучала короткая очередь, направленная откровенно выше голов штурмующих. -У нас нет настроения сдохнуть сегодня - донеслось до атакующих со стороны импровизированной баррикады в третьем вагоне. - Договариваться будем?..

iguana: - До чего тактично, - скривился звероморф в ответ на сравнение боевых навыков Курта и его. Как будто тот хотя бы раз в жизни видел Сейна с автоматом. Или вообще хоть раз в жизни видел его до сегодняшнего дня. По виду курьера было заметно, что он собирается еще что-то сказать по этому поводу своему компаньону, но после короткой паузы передумал. - А комиссар ваш, без преувеличения, осел. Надеюсь, я тоже все правильно понял, и ведение солдат под удар в вашем кодексе простительным не считается. За непрекращающимся грохотом мин, растяжек и прочих шумных игрушек никто не замечал, что кто-то выпилил потолок до того момента, как с него на пол упала дымовая шашка. Для закрытого помещения самое оно. Но о том, какой стратегической логикой руководствовались наемники, когда такое чудили, Сейн еще успеет спросить. - Ну вот, видали? – кивнул курьер на беснующуюся шашку, - Задавили, теперь выкуривают, - искренне жаловался он охраннику, надевая защитные очки. Ими придется ограничиться, - к дыму Элберт был не готов и Курт явно переоценивал своего подопечного, считая, будто тот знает, что сейчас произойдет. Относительной удачей можно было считать то, что шашка упала лишь в паре метров от звероморфа и действовала не более нескольких секунд до того, как он оперативно накрыл ее пустым деревянным ящиком, на котором просидел девяносто восемь процентов своего рабочего времени. Где-то наверху его явно недолюбливали. Наверху - в смысле на крыше вагона. - Так, - обратился Сейн к охраннику, - Организуйте поскорее сквозняк нам, - и указал на двери вагона, должные быть открытыми прежде, чем это убежище дилетантов превратится в газенваген. По мере того, как из щелей меж досок ящика сочился дым, помещение тонуло в смоге. - И о путях отступления заодно позаботьтесь. Давайте, проявляйте уже что ли оплаченную вам доблесть.

Берс: В вагоне, где обороняющиеся здраво рассудили не умирать героями, все еще было дымно. Однако заградительный огонь был прекращен. Вместо него в вагон влетела.. нет, не граната. Ручная радиостанция в титановом корпусе, настроенная на частоту радиостанции Клина. Штурмовая бригада на сей раз носу пока не показывала из укрытий. Сидя на складном стульчике, Клин размышлял о том, как бы так побыстрее закончить эту операцию. Было предчувствие, что что-то сегодня может произойти. Не совсем хорошее. Если не принять меры по предотвращению этого "нехорошего", то все может закончиться вполне себе плачевно. В его банде завелся говнюк, сливающий инфу то тем, то другим. Однако вычислить его, говнюка, пока что не представлялось возможным. Пока что. Несмотря на небольшой возраст, опыт у командира "Пука котенка" был. Был у него так же и дар. Помимо чуяния больших денег и перспективных существ, был у него талант еще один, как минимум. Он умел стоять на своем и не поддавался на уговоры или еще какие-нибудь манипуляции с сознанием. Именно это-то и послужило однажды ему на пользу. Ну и поверхностное знание психологии - тоже не так уж и плохо. От размышлений его отвлек звуковой сигнал, оповещавший о том, что кто-то решил выйти на связь. -Пищеблок на связи,- весело произнес он в микрофон. Если обороняющиеся решили вести переговоры, значит они ой как неуверены в своих силах. Что ж, это даже на руку наймитам. "За каким хреном эти уроды еще один люк вырезали?"- удивился он наблюдая, как тройка вампиров кидает УДШ во второй вагон. А тем временем во втором вагоне раздался громкий и отчетливый голос: -Автомат в люк кидай, стрелять не будем! И без шуток!- к слову сказать, ради забавы на операции никогда не убивали. Нет сопротивления - нет трупов. Все очень даже просто. Десантироваться внутрь вампиры не спешили. Кому ж охота получить очередь в броник? За свои кровные купленный, между прочим.

Chris Weber: - Ну не хамить же клиенту, - ухмыльнулся Курт. В этот момент беседу прервала дымовая шашка... Курт среагировал, как надо, рефлекторно дернулся в сторону, как от гранаты, но, оценив угрозу, подобрался, нацепил защитные очки и натянул респиратор. Надо отметить, что во время рывка от того что показалось гранатой, отошел контакт на гарнитуре рации Курта. Теперь любое сообщение на внутренней частоте группы станет достоянием не только курта, но и мистера Элберта. После того, как Курт справился с рефлексами и адекватно оценил угрозу, у него еще осталось время понаблюдать за хладнокровием господина Элберта. Сэйн получил взгляд, полный одобрения. Впрочем, вот теперь можно было точно сказать что Курт уверен в том, что с Сеэйном не все так просто - нормальные люди, а тем более кабинетные ученые, которым Элберт казался всем солдатам и Курту в частности, так себя не ведут (если они не Гордон Фримен, конечно.). - Организую, только отойдем чтобы на сквозняке не стоять, - резонно согласился Курт. Впрочем, ничего организовать они с Сэйном не успели - из люка раздалась команда сдавать оружие. Примерно в этот момент заговорила на общей волне рация Курта. - Уокер в канале. Эллис нами больше не командует. Держите руки подальше от стволов, попробуем выбраться отсюда живыми. - Слышали, да? - Курт демонстративно медленно взял автомат за цевье правой рукой, левой отстегнул ремень-одноточку, на которой автомат висел и все также демонстративно медленно положил автомат рядом с собой и слеегка оттолкнул ногой... Тем временем, солдаты (вот-вот собиравшиеся превратиться в предателей АС и пополнить собой либо ближайшее кладбище либо ряды интернациональных солдат удачи) в вагоне, где не случилось конфронтации. Сержант Дэниэлс взялся за переданную им рацию. - Пищеблок? Позывной что надо. Повторяю, у нас настроения умирать нет. Ответственный за то что мы вот так влетели в вашу засаду от командования освобожден, груз мы считаем вашим законным призом. Просим дальше обойтись без жертв и придти к соглашению.

iguana: Твердолобость Эллиса, которая стала помехой для продвижения первоначального плана, оказалась вдруг очень полезным пороком, за который все ухватились в поиске виноватого, чему Сейн был вполне даже рад. В конце концов, на него пальцем никто не указывал и стволом не стращал, что уже можно было считать успехом в сложившейся сумятице. Вот только нерасторопность своей личной, в какой-то степени, охраны начинала причинять неудобства в дополнение к тем, что причинял сам охранник одним своим присутствием. Курт торопился сдаться, забыв о том, что помещению требуется вентиляция. Ну еще бы. Если у тебя есть респиратор, такие мелочи вылетают из головы. Отперев замок, Элберт толкнул дверь по направляющим и сразу отметил, что к выбору транспорта для него наемники отнеслись с должной ответственностью, что почти льстило. Выдержав несколько секунд почти в полной неподвижности с целью отдышаться, а заодно предоставить снайперам время присмотреться кто где, звероморф спрыгнул на землю. Никакой нужды в паясничестве перед рядовым он больше не видел, как и необходимости более уделять ему какого-либо внимания. Стрельба, взрывы и прочие сопровождающие боевых действий, стихли, а значит охрана состава под новым командованием очень своевременно произвела переоценку своих приоритетов и предпочла сдаться всем отрядом. Когда курьер вскарабкался на бронетранспортер и осмотрелся, от возмущения у него окурок изо рта выпал. Что эти изуверы сотворили с тепловозом? Из двигательного отделения валил дым, а из бронированных боков у него торчали гарпуны с остатками тросов. Переведя взгляд ко второму вагону, из которого в небо тянулся густой дым, Сейн отсалютовал Курту и ввинтился в люк машины. Было бы неплохо уехать к базе сразу, если водила, конечно, не думает еще кого подбирать.

Берс: Автомат, отопнутый Куртом в сторону, прокатился по металлическому полу и остановился шагах в трех. -На улицу,- раздалась очередная команда сверху. Тем временем броневичок с ученым на борту заурчал чуть громче и плавно двинулся в сторону сопки, на которой расселся Клин. Что удивительно, БТР двигался плавно и на многочисленных ухабах и кочках не подпрыгивал, как его стандартные "братья". Через пару минут бронетранспортер подъехал к руководителю операцией и командиру наемной группы, который уже заканчивал переговоры. Клин довольно ухмыльнулся. Хорошо, когда благоразумие берет верх над мертвой идеей подохнуть героем. -Уважаемый командир, я рад, что вы все понимаете и препон чинить не намерены. В доказательство своих слов сложите все оружие, что есть у ваших бойцов на пол и выбирайтесь из поезда. Помимо груза наш приз будет составлять ваш комиссар и ученый. Если обойдемся без непонимания, то при вас останутся ваши жизни. На мой взгляд это прекрасная перспектива - дышать полной грудью, не обременяя себя выполнением чужих приказов, не так ли? Сложите оружие и выходите, надеюсь на ваше благоразумие. Условия были поставлены, оставалось ждать реакции дезертиров. Хотя они и так висели на волоске от смерти. Одно лишь движение в сторону - и начнется бойня. -Группа захвата, готовность номер раз. Будут рыпаться - перебейте всех,- объявила рация на волне штурмовиков. Теперь, когда все ЦУ были отданы и условия выставлены, можно было и встретить господина заказчика. На всякий случай один из снайперов приглядывал за таинственным ученым. Так, на всякий случай.

Chris Weber: Пальцемна Сэйна действительно нникто не указывал и стволом не провожал, но вот хмурый взгляд Курта тому достался. Возможно солдат даже что-то сказал, но слишком тихо, а прочитать по губам мешал респиратор. Так или иначе, проводив "доктора Элберта" тяжелм взглядом, Курт тоже подошел к открытому проемув середине вагона и спрыгнул на землю. И только после этого отцепил крепившуюся на липучке велкро нашивку Ас с левого рукава форменной куртки. Подумав и посмотрев на неё с пару секунд, Курт решительно спрятал её в карман. Схожая картина нарисовалась и чуть ближе к хвосту поезда- ворота на вагоне сразу за штабом раздвинулись, выпустив клубы скопившегося в вагоне дыма и бывгие солдаты АС начали покидать поезд. были они, как и предписывали условия сдачи, без оружия в руках, сами руки держали на виду. Каждый из солдат оставил свое основное оружие, в вагоне и старался никоим образом не дать победившей стороне повоа подумать, что потянется к кобуре с пистолетом на одном бедре или к ножнам с ножам на другом. - Стараемся не задерживать, - в голосе общающегося с Клином Дэниэлса прозвучала горькая ирония, возможно относившаяся к тому что солдаты единогласно решили не "оголяться" а возможно и к тому что как раз в этот момент на его глазах из вагона выгружали тело погибшего бойца, заплатившего за глупый приказ комиссара жизнью. Вскоре снаружи оказались все, кроме сержанта Уокера и комиссара...

iguana: Хлопнув водителя по плечу, Сейн вытянулся из люка остановившегося бронетранспортера и, хмуро озираясь, двинулся на встречу с местными криминальными элементами. Даже при сотрудничестве с наемниками у него оставалось достаточно причин для подозрений и недоверия. Оказавшись достаточно близко к командующему, он обратился к нему с напоминанием: - Закрывайте вопрос с пленными поскорее. Разгрузка займет немало времени, а задерживаться тут подолгу может быть опасно. Не исключены новые стычки, - гарантировать этого было нельзя, но и отбрасывать такую возможность тоже. Когда в точке прибытия поймут, что поезд прибывать не собирается, пошлют поисковую группу обязательно. Сейн всмотрелся в сторону поезда, - не подогнали ли к нему еще грузовики, или хоть что-нибудь пригодное для транспортировки. Но больше всего ему хотелось осмотреть трейлер, предназначавшийся ему. Достаточно ли пригодным он будет для езды в черте города? Элберт был готов пожертвовать вместительностью грузовика в угоду маневренности, тем более что объем товара, что он получит, напрямую ни на что не влиял. Но как бы Сейн не торопился разрешить вопросы дележки и транспортировки, голос сержанта Дэниэлса, доносившийся из рации Клина, давал понять, что для командиров первое дело - военно-политическое, а торгово-логистическое - дело второе. Звероморфу оставалось только дожидаться разрешения конфликта с видом смиреной покорности.

Берс: Клин недовольно дернул щекой. Мало того, что заказчик несколько облажался с предоставлением информации, так еще и торопит. Смерив Сейна взглядом, не совсем одобряющим, русский все же сдержался и не начал меряться письками прямо здесь и сейчас. -Я напоминаю,- объявил он на волне общения с аэсовцами.- Ваш комиссар нам нужен живым. Это залог вашей безопасности. Мы ведь понимаем друг друга, уважаемый, не так ли? Тем временем трое штурмовиков спустились на улицу, к ним присоединились трое вампиров, что так ловко закидывали дымовыми шашками вагоны. Штурмовики встали так, чтобы оказаться на лини с солдатами охраны, на всякий случай держа автоматы наизготовку. Трое оставшихся в вагоне бойцов наемной группы с автоматами наперевес проверяли поезд на наличие лишних образцов органической жизни. Человекообразной. -Че встали, улитки?!- дуло автоматической штурмовой винтовки однозначно указывало, что парочке, состоящей из комиссара и сержанта, стоило бы поскорее покинуть вагон и оказаться безоружными на улице. Грузовая техника подтягивалась к поезду. Были здесь и ГТСМ - русская гусеничная техника, и грузовички разного калибра, и МТЛБ - сопровождение. Странно было то, что основная часть техники была заимствована у русских частей мотопехоты и танковых войск. Был здесь даже один четырехосный МАЗ, славящийся своей проходимостью на всех типах местности и высокой грузоподъемностью. Прилетел даже один вертолет Ка-60 "Касатка". -Господин Сейн,- отложив рацию в сторону, наемник уставился на ученого-звероморфа, буравя его взглядом.- Я не лезу в ваши дела, вы не мешаете мне вести мои дела, договорились?- вопрос был из риторических.- Ежели вы столь хорошо разбираетесь в делах захвата и штурма, могу увести своих людей и не только, оставив вас наедине с этими джентльменами, что будут бесспорно рады побеседовать по душам с комиссаром и с вами. Нет? В таком случае присядьте и ждите окончания операции будучи, теперь уже, сторонним наблюдателем.

Chris Weber: В других обстоятельствахнаемников, может быть и послушалис бы, но сейчас комиссар и сержант Уокер были заняты крайне интересным делом - перетягиванием пистолета. Судя по всему, когда экс-аэсовцы начали сдаваться, комиссар воспылал праведным гневом и теперь желал, несмотря на глупость ситуации, покарать виновного. Силы комиссара и серджжанта были примерно равны, но, в отличие от пыхтящего командира, сержант, старавшийся не лопустить того, чтобы дульный срез его собственного пистолета не оказался направлен на него, нашел долю секунды чтобы ухмыльнуться вошедшим. - Извините, я немного занят... В этот момент раздался выстрел. Пуля из пистолета чиркнула по краю ботинка сержанта. - Так пора заканчивать, буркнул он и отпустил руки. Комиссар, потеряв равновесие, пошатнулся, и получил сокрушительный удар в переносицу. - Он весь ваш, ребята, с этими словами сержант подобрал пистолет, убрал его в кобуру, застегнул ее и вышел из вагона, чтобы присоединиться к своим бойцам, оставив комиссара на произвол судьбы. Тот, приподнявшись на локте, смачно выругался и уже после этого хмуро посмотрел на наемников, всем своим видом выражая презрение. Сами бойцы отнюдь не выглядели деморализованными военнопленными - наоборот, они вполголоса костерили разведку АС и обсуждали как же лихо и незаметно удалось наемникам согнать в район такое количество теники. Словом, драмы не было, была будничная неудача.



полная версия страницы