Форум » Фронтовые сводки » Падение Армии Света » Ответить

Падение Армии Света

Nail Buster: Время действия: 2010 год, ранняя осень Место действия: Варшава, Польша Персонаж: Хольм Рудер Сюжет: Кто не слышал про легендарного Ван Зейна? Если кто и не слышал, так это глухонемой. Великий человек, объявивший войну всем нелюдям, защитник людей, кумир миллионов.. Однако мало кто мог бы похвастаться, что здоровался с человеком-легендой за руку. Его и видели-то лишь единицы! И те мельком. Человек-призрак? Его фигура всплывает то тут, то там. Вчера Таллин, завтра Рига. А сегодня? Невероятное количество нелюдей мечтает узнать этот ответ. КМ назначила такие огромные деньги за голову лидера Армии Света, что можно было бы выкупить небольшой островок на Гавайях и поживать на нем, наслаждаясь жизнью и смакуя каждый ее момент. То, что знают хотя бы двое, знает толпа. А что знает толпа - то в любом случае достигнет нужных ушей. Ван Зейн в Варшаве! Вот первая и главная новость в штабах Коалиции. Однако неизвестно, где он решил обосноваться. В центре или на окраине? В любой стае найдется свой Иуда Искариот. И в АС их не так уж мало, как кажется командованию "светлых". Где-то на окраине проживает некий пан Лишевский, который может поведать, откуда начать поиски главного ненавистника нелюдей. За умеренную плату, разумеется...

Ответов - 11

Nexuss: Поезд всего с одним пассажирским вагоном устало подъезжал к перрону железнодорожной станции Варшавы. Уже стемнело и начинал накрапывать противный мелкий дождь, и как следствие на перроне находился лишь старый дог, достаточно ленивый чтобы не вылезать из-под скамейки, но не достаточно ленивый чтобы спать. Шумно выдохнув напоследок поезд остановился. Железная дверь вагона тут же распахнулась и оттуда выскочил Хольм, едва не угодив полами своей рясы в здоровенную лужу. - Побойся бога, человече! - Вскричал он обращаясь к обширному силуету в вагоне, очевидно пренадлежавшего кондуктору. - Пошёл к чёрту, ты у меня уже в печёнках сидишь! Скажи спасибо что не в лесу тебя выкинул! - Заорал в ответ обширный силует кондуктора. Дог заинтересованно поднял уши. - Спасибо!? СПАСИБО!? Я освятил это жалкое подобие транспорта и изгнал всех бесов из тебя лично, неблагодарный! А теперь ты выкидываешь меня в незнакомом городе?! Хочешь чтобы я умер здесь где-нибудь под скамейкой? Дай я хоть переночую. Сказано в Библии: "Помощь от помощи проростает и помощию плодоносит, гордыня же... Монотонный распевающий глас Хольма был прерван попыткой кондуктора заткнуть поток свщенных текстов посредством казённого вагонного стакана, запущенного собственно в источник гласа. Стакан пролетел мимо головы Рудера и исчез в неизвестности. Дог рванул за ним, очевидно посчитав что выкинули что-нибудь съестное. - ТЫ же жрёшь как табун коров!!! Ты выжрал все запасы наиэксклюзивнейших продуктов, заготовленных для пассажиров нашего элитного вагона. Что мне теперь сказать начальству!? - Я изгоню бесов и из них, дай только... - Я пошёл за ружьём. - Кондуктор громко хлопнул дверью. Рудер устало вздохнул, сложил руки в рукава своей рясы и отпраился перелезать через забор, так как билета для предъявления на выходе он не имел. - "Ну и что же это было? Взял обокрал честного труженника ЖД!". "Это вынужденная мера. Если существует ложь во благо, должно существовать и краже во благо. В конце концов еда мне гораздо нужнее чем обычному человеку". - "Нет, ты обманываешь сам себя. Мы должны достать тетрадку". Рудер с лёгкостью гимнаста перемахнул через забор и приземлился на тропинке, очевидно оставленной такими же халявщиками как и он. Хольм достал записную книжку, погрыз затачивая карандаш и сделал следующую надпись, предварительно датировав её сегодняшним днём: "Грех: нарушил заповедь не укради при смягчающих обстоятельствах". - "Ну теперь что?" - "Мы же пришли помогать людям? Так что нужно сразу отправиться в самое царство порока". - "Значит в кабак?" - "Значит в кабак". Хольм кивнул сам себе, засунул книжку с карандашом обратно в бездонный внутренний карман рясы и отправился к двухэтажному старому зданию, приветливо пялящему на него свои светящиеся окна издалека. Хольм Рудер. Засаленна монашеская ряса; Черные сапоги; Два серебрянных коротких ножа; Две осколочные гранаты типа "Ф1"; Библия со следами укуса; Записная книжка; Карандаш; Нательный серебрнняый крест.

Берс: На входе, однако, священника едва не сбил некий, судя по растительности, оборотень из молодого поколения, уносивший ноги из кабака. Лишь немалая реакция и счастливая случайность уберегли мутанта от того, чтобы быть затоптанным этим чудо-зверем, который на ходу еще и успевал трансформироваться. -Засранный нелюдь!- донеслось оборотню вслед. И теперь уже амбалоподобный детина едва не зацепил своим могучим плечом Рудера. Человек в форме рядового АС побежал за уносящим уже лапы зверьком. Судя по силуэту - рыси. В самом же кабаке было довольно тихо, что очень даже странно для вечернего времени. Недобрая тишина. И лишь носа касался запах дешевых сигарет. И устоявшийся здесь запах перегара. -Какого доброго человека черт принес?- спросил хриплый голос из темноты. По всей видимости он стоял в "предбаннике" и как минимум первый запах принадлежал ему.- Никак священник? Тем временем аэсовец потерял след оборотца и, тихо матерясь, возвращался обратно к кабаку. Возвращался с тем, чтобы доложить о провале погони. Не самые приятные вести. тем более в преддверии прибытия Ван Зейна.

Nexuss: - "Так, всё это довольно подозрительно. Судя по условиям, я могу сказать следующее: тут либо что-то произошло, либо произойдёт. Раз. Выпить на халяву вряд ли удастся. Два." Хольм вежливо снял с головы капюшон своей дряхленькой рясы и скромно улыбнулся. - Да вы угадали, мил человек. Я странствующий священник, застранствовавший к вам в поисках ночлега. Но скажите, разве это не кабак? Почему же тут нет ни единой души утопающей в грехе чревоугодия? Сейчас кажется золотой час для таких душ. И главное... - Хольм слегка покосился на подходящего чурбана с эмблемой АС. - отчего у вас тут оборотни убегают? Обычно дела обстоят на оборот.

Nexuss: - "Попытайся прочитать его мысли, дебил! Мы же телепат, нет?" - "Точно". Рудер сделал небольшое усилие и коснулся разума своего собеседника и заодно аэсовца...

Берс: ну не балуемся уж даблпостингом) С мыслями аэсовца все было вполне себе ясно. Короткое "поссать надо.." должно было красноречиво поведать священнику о интеллектуальном уровне "читаемого". Хотя что еще ожидать от человека, который добровольно пошел в Инквизиторы? Обколотый до состояния безусловных рефлексов он очень сильно деградировал, хотя и до становления своеобразной элитой ударных групп АС, обезображен интеллектом шибко не был. Со вторым оказалось сложнее. Он не думал ничего вообще. Ни намека на мысль. -О, падре, вы-то нам и нужны... Видите ли, мы, Армия Света -народ набожный и всяческих тварей ненавидим всей своею кристально чистой душой. Но вот как не замараться, когда вокруг скверна и порок? Это все равно, что, простите, брильянт в говно макнуть и надеяться, что он будет чистым. Подобно этому, ну вы же знаете, зарастает своеобразным говном и душа человека, очистить которую можно лишь исповедью... Вы не исповедаете нас, святой отец? На вопрос о тишине и бегстве оборотня мужчина, намеренно или не очень, но все же не ответил, увлекшись словоблудием. С другой стороны по поводу оборотня можно и догадаться - если там сидит хотя бы пятерка бойцов АС, то оборотня могли нашпиговать серебром так, что он стал бы серебряной статуей, немножко дырявой и чуточку мертвой. Или он унес вместе со своими ногами и информацию? Как знать, как знать...

Nexuss: - "У него защита или он действительно ни о чём не думает?" - "А может и выпить и поесть всё-таки получиться" - "Блин мы о серьёзных вещах должны думать!" - Как служитель церкви не могу с тобой не согласиться сын мой. - Хольм подошёл ближе к собеседнику, с целью напутственно положить руку на плечё. - Все мы заблудшие овцы и все мы блудём. Правое дело вы делаете, так что мой долг помочь вам тем более в таком деликатном вопросе как исповедание... Винцо у вас для причатия-то должно имется... Так а вас это собственно кого?

Берс: Фигурой оказался лысый человек в очках. В темноте его лицо казалось бледным. Нос с горбинкой, обычные уши, тонкие губы. И одет он был несколько... По-деловому, что ли.. Новый, явно сшитый на заказ костюм-тройка, идеально белый платок торчит из кармана уголком как у заправского джентльмена. Лакированные штиблеты были начищены так, что их можно было использовать в качестве зеркала для бритья. И запах дешевых сигарет. Как-то не вязались дешевые сигареты с франтовой внешностью собеседника. -Нас - это нас. Ведь на исповеди нельзя ничего утаить, не так ли? С этими словами он открыл дверь в кабак, который изнутри был столь же дерьмов, как и снаружи. В нем сидело десять человек. Все при бронежилетах, оружии, средствах индивидуальной защиты. В полном боевом, так сказать. Только стальных шлемов на них не было, а все десять были в черных беретах. -Господа, соорудите исповедальню, будьте добры,- бойцы из подручных средств быстренько соорудили шкаф с решеткой, в одну из кабин поставили стул.- И кагор должен где-то заваляться..- бутылка дешевого церковного вина умостилась на столе.- И помните, не договорив чего-либо из своих грехов, вы приравниваете себя в лице Господа нашего к нелюдям, будь они прокляты в веках.- последние слова он произносил так, будто съел килограм лимонов и запил концентрированной уксусной кислотой.

Nexuss: - "Я всегда знал что аэсовцы дурачки, но что они ещё и фанатики.." - "Очень смешно слышать это от священника. Разве ты сам не должен быть фанатиком веры?" - "Нет, фишка фельдфебеля-фрилансера именно в том, чтобы остальные были фанатиками, а уж я трезво всех освящу соберу соответствующую мзду." - "Грех жадности тоже можно теперь занести в записную книжку" Хольм естественно оторопел от таких количества и плотности душ пожелавших каяться на одим метр кабака. Стоит ли говорить, что всё происходящее было чрезмерно подозрительным. Но момент упускать не стоило. - "Да и что я могу сказать? Простите вне рабочего время грехи не отпускаем?" - Всё истинно, что сказал одарённый безволосием раб божий! Покаявшийся да очиститься. Напоминаю, что открывшееся служителю божьему при отпущении грехов, остаётся лишь между душой грешника и душой пастыря. По результам отпущения грехов объявляю обряд причастия, по сему не расходтесь! Грехи отпускаются в порядке живой очереди. - И уже тише добавил. - Ну, понеслась. Не обращая внимания на косые взгляды Хольм Рудер гордо взошёл в исповедальну. Он чувствовал лёгкое покалывание в пальцах. С тех пор как он ушёл из монастыря ему редко удавалась почувствовать себя настощим служителем церкви, хотя и условия и "паства" в данный момент оставляли желать много лучшего. - Первый номер!

Берс: Как только священник вошел в исповедальню, один из аэсовцев без команды вошел в соседнюю кабинку. Он начал излагать свои грехи, среди которых значились убийства людей, нелюдей и экстрасенсов, злоупотребление алкоголем и должностными обязанностями, чревоугодие и блуд. Исповедавшись и получив слова наставления, солдат вышел и тут же его место занял следующий. И так далее. У каждого солдата были примерно одинаковые грехи, что-то прибавлялось, что-то убавлялось, но примерное соотношение - так, шалости. Седьмой или восьмой по счету выложил на исповеди, что, служа в Армии Света, он якшался с оборотнем и жена у него богомерзкая экстрасенс, о чем их командир не знает. Лишь он покинул кабинку, раздался пистолетный выстрел и короткая команда "Унести эту падаль.", произнесенная голосом того незнакомца. что затеял эту исповедь. Оставшиеся имели прегрешения пред Церковью и Богом в равной степени с предыдущими, но грехи их были, как и у тех, кто заходил в исповедальню перед злосчастным солдатом. -Благодарим тебя, падре, за исповедь,- произнес лысый тип, как только "падре" вышел.- Уж примите благодарность, не обессудьте..- на столе уже стояла пшеничная водка и легкий набор закуски к ней.

Nexuss: C первого же клиента возбуждение Хольма улетучилось. Он с роду не слышал такой потрясающей коллекции грехов. К тому же кающиеся так искусно описывали свои метания заблудшей души, что при желании можно было создать иллюстрированный справочник "начинающего грешника". Рудер даже не знал точно, что нужно такое сделать чтобы искупить всё это. "Нет такие фейсконтроль на верх даже близко не пройдут." - Решил падре и увещевал каждому во искупление тысячу раз перекреститься, уровень развития грешников не позволял требовать более сложных махинаций. По мере того как страждущие в раскаянии пребывали Хольм всё больше и больше злился, когда же несчастного, расскаявшегося в сношениях с оборотнем и экстрасенсом застрелил лысый, Рудер поставил точку. Если раньше его отношение к АС котировалось как "недоверчивое", то теперь упало до "я набью тебе мордасы если ещё произнесёшь их имя!". Закончив исповедовать, Хольм вышел из кабинки. Удовлетворённо отметив что трупа уже нет, он взял хлеб, заменитель вина и принялся причащать вереницу аэсовцев. Но на всякий случай он делал это без души и на латыни говорил с ошибками, не дай бог господь примет это причастие моральных уродов всерьёз! - "Мы же пришли творить добро, радость и вообще вести себя как добрая фея, да?" - "Точно. Тут с тобой согласен, этим аэсовским уродам не место на этой земле." - "Если бы у них был мощный телепат, они бы не прибегали к помощи подозрительного священника." - "Не в бровь а в глаз. Плюс наша мозговая защита... Эти уроды определённо собираются на что-то большое. Нужно выследить а если подвернётся случай, то и обгадить всю малину." - "Да, мы ведь это только и умеем." - "Рад когда можно быстро найти общий язык... да у нас ещё и самооценка заниженная." Наконец последний солдат получил аналог иисусовой плоти, и слегка булькнул егонной же кровью, после чего смачно срыгнул и набожно перекрестился. Хольм взял бутылку и буханку хлеба. - Ну мне пора!

Берс: Лысый очкарик глянул на священника неодобрительно. -Святой отец, неужто вы откажетесь от угощения?- в голосе говорившего явно чувствовалось недоумение.- Или вы побрезгуете нехитрыми харчами бойцов Армии Света, призванной уничтожить сопротивление богомерзких нелюдей и смести с лица земли эту ересь?- прищуренные глаза не предвещали ничего хорошего, говорившему на латыни с нарочитыми ошибками, ведь любой католик обязан знать канон, иначе чем еще он может доказать подлинность своей веры? По лицам же солдат нельзя было определить, что они сделают в следующий момент, как нельзя сказать по доберману лизнет ли он тебя в лицо или вырвет клок мяса из глотки. Да, солдаты были псами. Преданными своему делу и своему командиру. А кто являлся их командиром в этом отряде, сомнений не возникало. Во всяком случае, не должно было бы возникнуть. -Пути господни неисповедимы, так ведь?- уточнил лысый.- Ах, да, я ж забыл представиться. Фогель Зоннэ. Он учтиво наклонил голову, не спуская взгляда, однако, с Хольма. И по всей видимости, он ожидал ответного представления от Рудера.



полная версия страницы