Форум » Фронтовые сводки » Русская рулетка » Ответить

Русская рулетка

Nail Buster: Место действия: город Красноярск, Сибирь. Время действия: Сентябрь 2012 года Мастер: Берс Персонаж: Гончая Сюжет: Сибирь всегда славилась своими богатствами и морозами. Долгое время в Москве считали, что в Сибири каждый держит при себе пляшущих медведей. Сибярякам это кажется глупостью, а вот западно-русской части – вполне себе мнение. Но дело вовсе не в медведях. Дело в том, что по достоверным данным из третьих рук Комитету, да, который по делам человечества, становится ведомо, что в восточной части России назревает конфликт между нелюдями и людьми, как в старые, сомнительной доброты, времена. Кто-то мутит воду, вербуя в ряды противников установившегося порядка все новых и новых особей. При этом люди, пришедшие на смену АС явственно чувствуют, что земля уходит из-под ног… На очередном совещании принято решение найти и обезвредить источник волнений, пока вооруженные стычки не превратились глобальную бойню по всему миру. Тем более, что просочилась еще и информация, будто некоторые магнаты, личность их до поры не установлена, очень активно спонсируют этот конфликт. А еще известно, что за головы верхушки Комитета уже назначают цену. Притом столь серьезную, что даже люди, бывшие аэсовцы, всерьез подумывают о попытке их заработать. Маленький отряд всегда справлялся эффективнее на данной ниве. Оборотниху Анастасию отправляют в сибирскую глушь со вполне ясными целями и неясными способами. Кардинальные меры не приветствуются, но Комитет готов пожертвовать частью репутации ради спасения своих драгоценных голов и задниц.

Ответов - 119, стр: 1 2 3 4 5 6 All

Евгения: Самоуверенно-черный, амбициозно-хромированный "гелендваген" с многозначительным номером АМР мужественно преодолел отрезок жидкой грязи, соединяющий шоссе с населенным пунктом Красное, и замер у глухих двухметровых ворот, выкрашенных в экономичный зелёный цвет. Густав открыл дверцу, оценил на глаз глубину "говн", как справедливо именовали земную твердь аборигены, и вопросительно посмотрел на Надежду. Та поощрительно улыбнулась, распахнула дверь со своей стороны и нырнула в жидко-глинистое нечто. Водитель тяжело вздохнул и последовал ее примеру. Надежда, облаченная в гламурный камуфляж, предъявила бдительному глазку видеокамеры улыбку в тридцать два зуба. Калитка распахнулась... и рука Густава дернулась к кобуре под мышкой: прямиком на хозяйку по выложенной бетонной плиткой дорожке, обсаженной неопознанными цветочками, мчался громадный мохнатый волк с оскаленной пастью. Шаг, другой, третий - и зверь взвился в воздух, распластавшись в длинном прыжке. Как ни старалась Надежда, она так и не поняла, в какой именно момент произошла трансформация. Просто в одно мгновение перед ней была еще серая волчица с медовыми глазами, а в следующее ее уже сжимали в объятиях человеческие руки. Да так сжимали, что дух вон и смертный мрак перед глазами. - Стася... - пискнула Надежда, - Прощай... милая... Стальное кольцо разомкнулось. Надежде пришлось поднять голову, чтобы встретиться взглядом с Анастасией. Стасей. Гончей Сталина. - Сколько лет, сколько зим, - сказала та, будто оправдываясь за столь пылкую встречу. - Я уж и не ожидала. - Угу, - кивнула Надежда. - Думала, отделалась от меня в тридцать восьмом? Как бы не так! Анастсия захохотала. - Входите, входите же! - загребущим жестом она буквально ухватила Надежду и Густава за шкирку и потащила к трехэтажному белому дому, окруженному разлапистыми яблонями.

Гончая: - Цыбульский! - грянула Анастасия. - У нас гости! - Какого именно сорта гости, позвольте осведомиться? - материализовался на крыльце мажордом. - Дорогие или просто выгнать не сумели? - Я тебе! - Анастасия предъявила Цыбульскому кулак. Кулак, надо сказать, впечатлял. - Чтобы все по высшему разряду! И даже сверх того! - Понял-с, - мажордом растаял в воздухе, чтобы через секунду сгуститься перед гостями с подносом в руках. На подносе заманчиво поигрывали солнечными зайчиками три хрустальных стакана с прозрачной жидкостью. - Аперитив-с, - пояснил Цыбульский. - Я за рулем, - отказался Густав. - Он за рулем, - подтвердила Надежда. - Он за рулем? - справилась Анастасия у Цыбульского. - Никак нет-с, - удостоверил тот. - Он не за рулем, - сообщила Анастасия подруге. - Вы не за рулем, - сказала Надежда. - Я не за рулем, - покладисто пожал плечами Густав и взял с подноса стакан. ...Влажный, отдающий кислым квасом жар окутывал тело. Анастасия перекатилась на спину и уставилась на Надежду, блаженно застывшую обнаженной греческой статуей среди облаков горячего пара. - А теперь рассказывай про свои дела, подруга. - Прямо сейчас? В бане? - А когда еще? Потом будет ледяное пиво с раками - знаешь, какие у нас тут раки? Во какие! Или нет, даже ВО КАКИЕ! - Гончая раскинула руки, демонстрируя размеры рака своей мечты. - А потом самогон с кабанятиной. А еще потом ты будешь трахаться со своим шофером... - Я не трахаюсь со своим шофером! - возмутилась Надежда. - Да-да-да, - кивнула Анастасия. - Поэтому на тебе было аж девятнадцать его запахов. Не считая спермы. Все перечислить? То-то же. Не пытайся обмануть моего маленького внутреннего волка. От меня-то ты чего хотела? Надежда сплела пальцы в замок, оперевшись на эту конструкцию подбородком: - Дела в последнее время идут всё хуже и хуже. Особенно тут, в России. Кто-то в Сибири мутит воду, сеет раздоры между людьми и нелюдями. И что самое скверное - нашлись какие-то толстосумы, готовые платить за головы начальников Комитета. - Я читала третьего дня о покушении на Зонненменьша, - кивнула Анастасия. - Да, - подтвердила Надежда. - Только в газетах не писали, что дело было в правительственном квартале Варшавы, где на квадратный метр асфальта приходятся две видеокамеры, полтора полицейских и один агент службы безопасности! И если уж туда сумели протащить машину, набитую взрывчаткой, то всё очень скверно! - От меня-то что нужно? - уточнила Анастасия. - Поезжай в Сибирь, - ответила Надежда. - Выясни, что там творится. Найди виновных. И... ну, не мне тебя учить. Повисла напряженная пауза. - Нет, ну почему так? - обратилась волчица к дощатому потолку. - На Мальдивы, Канары или там Корсику, где тоже творится много интересного, ездят другие. Но как только речь заходит о Сибири, где среди вечных снегов медведи под развесистой клюквой пьют водку из самовара, так вспоминают про Анастасию! - Ты это сделаешь? - в упор спросила Надежда. Анастасия перевернулась на живот. Короткий хвостик вибрировал с интригующей амплитудой. - Нет, - сказала она. - Для твоего долбаного Комитета я этого не сделаю. Помолчала секунду и добавила: - Я это сделаю для тебя.

Гончая: ... Рано утром, когда над землей еще висела рассветная дымка, Гончая неслышно спустилась в гараж. Она нарядилась в кожаную куртку поверх черно-красной варкрафтовской футболки с призывной надписью "For the Horde!" и просторные джинсы. В болтавшемся за спиной рюкзаке лежали нехитрые дамские принадлежности, кое-что из походно-хороводной одежды, а также билет на рейс до Красноярска и тугая пачка пятитысячных купюр, полученные вчера от Надежды. Оружие Анастасия решила не брать - во-первых, в самолет все равно ничего режущего и огнестрельного не пронесешь, во-вторых, оборотень - сам себе оружие, а в-третьих, если уж дойдет до плохого, Комитет уж наверное найдет способ вооружить и экипировать ее сообразно обстановке. Аккуратно, чтобы не разбудить гостей, Анастасия вывела из гаража мотоцикл "Урал Ретро Соло". Непременный Цыбульский распахнул ворота, и волчица покатилась навстречу неизвестности и приключениям. - Вы уверены, что нам не стоит ее подстраховать? - осведомился Густав. Хотя отношения их уже довольно давно сломали не только профессиональные, но и просто дружеские рамки, обращаться к гостье из прошлого Шульц по-прежнему предпочитал на "Вы", приберегая интимное "ты" исключительно для моментов особой близости. - Абсолютно, - кивнула Надежда, глядя в окно вслед тающему в тумане красному огоньку на заднем крыле "Урала". - Товарищ Сталин в свое время говорил, что отдать команду Гончей - это как приказать дьяволу. А товарищ Сталин учился в семинарии и худо-бедно знал, о чем говорил. Она сожрет многих и многих, но... решит задачу. А сейчас только это и важно.

Берс: Аэропорт встретил дамочку на столь неженском средстве передвижения достаточно недружелюбно. Хмурые охранники осматривали каждого пристальным взглядом. Хотя Анастасию они проводили очень даже плотоядными. Каждый из охранников представил себе, что скрывается под просторной одеждой. Кто-то даже сделал "кс-кс-кс". Самолет, что должен доставить Гончую в славный город-герой, в далекой перспективе, конечно же, Красноярск, вылетал примерно через полчаса. До посадки на борт у опытной оборотнихи осталось минут десять. -Не больно-то Вы торопились,- послышалось сзади.- Плюгавенький немолодой человек обращался к Анастасии, подойдя сзади.- Вы понимаете, что в скором времени может случиться нечто такое, от чего всем станет не по себе?- скрипучий голос раздражал неимоверно каждого, с кем довелось пообщаться его обладателю.- Ах, да, Вы считаете, что Комитет Вас не касается? Смею Вас уверить, уважаемая, это не так. И не смотрите на меня так, будто готовы схарчить меня с потрохами и свежими носками прямо сейчас. На кону немалые ставки. Почему решили отправить именно Вас? У вас очень недурственная репутация, мадемуазель. Типус поправил очки и протянул глянцевую бумажку размером с визитку Анастасии. -Это координаты того, кто поможет Вам разобраться в происходящем в самом городе. До свидания. И тут объявили посадку, будто бы по заказу.

Гончая: Оторопевшая от этакого штурма унд дранга Анастасия уставилась на визитку, словно известное животное, снабженное рогами, на новые ворота. Надпись "жилмассив Аэропорт, Красноярский педагогический государственный университет, корпус номер пять" ровно ничего ей не говорила. Желание ухватить плюгавого человечка за шиворот, притиснуть его в укромном месте к теплой стенке и учинить подробный расспрос реализовать не получилось - проклятый коротышка, всучив ей карточку, как сквозь землю провалился. К тому же трансляция механически-женским голосом объявила посадку на рейс до Красноярска. Ладно, подумала Анастасия, пряча визитку в карман куртки. Надо будет сразу по прилёту навестить этот самый пятый корпус. И лучше бы, чтобы все это оказалось не просто глупым розыгрышем. И не ловушкой. Иначе тем, кто её подстроил, придется фигурировать в новостях. В качестве фрагментов разорванных на кусочки человеческих тел. Спустя полчаса старенький ЯК-42 поднялся в небо, и волчица прижмурилась, с любопытством глядя на изнанку пушистых белых облаков. Путь ее лежал в Красноярск - город на краю земли, где творилось нечто странное и зловещее.

Берс: Самолет из западной части России до, практически, центра Азии долетел к вечеру. Погода на улице стояла прекрасная - конец сентября выдался теплым, но не жарким. "Бабье лето" вступало в свои права. Птички, клопы, рев турбины уборочной машины - вот чем встретил Красноярск оборотниху. Так как багажа при Анастасии не было, на выходе она оказалась в числе первых. Варианта было два: либо ждать автобуса, что ходит раз в час и народу туда набивается по доброй традиции будто селедка в бочке, где ни вздохнуть ни пернуть. Ну и стоит ли упоминать, что с вентиляцией в подобном виде транспорта по традиции, мягко говоря, хреново. Второй вариант предусматривал за тысячу русских рублей на "пятаке" взять машину с водителем из категории "дарогу пакажищь?". Сомнительный вариант для того, кто привык к личному шоферу. Хотя и первый вариант не блистал. Нет, ну еще оставался третий вариант - аэротакси. Но стоит подобная штука недешево, а по времени то на то и выходит. -Вай, красауца, садыс, пракачу с вэтэрком,- некий типус кавказской наружности, широко улыбаясь, предлагал свои услуги.- Дамчу так, как щайтан па гарам скачит! То ли он предупреждал о том, что с амортизацией и подвеской у него что-то, то ли подразумевал скорость... Стоял он, к слову, опершись на потертую "Волгу". -За сэм сотэн. Нэ пажилеищь!

Гончая: Анастасия закусила губу. От "Волги" за версту разило ржавым железом, дешевой туалетной водой, ребристыми презервативами и... она глубоко вдохнула... ну да, смазкой для анального секса. От обивки заднего сиденья. Веселые у них тут, в Сибири, нравы. Впрочем, привередничать особо не приходилось. При одной мысли о поездке в автобусе с тамошним неизбежным ароматическим букетом волчице делалось худо. - Жилмассив Аэропорт, пятый корпус педВУЗа, - бросила она, забираясь в машину. - Дорогу не покажу. И имей в виду, рыцарь в тигровой шкуре: попробуешь куда-либо завезти... - под горбатый нос рыцарю был для осмотрения присунут убедительный кулак. - Вай, красавыца, зачэм так говорыщь! - всплеснул руками водитель. - Абыдно слыщать, да, честное слово, абыдно! Гэоргий - чэстный чэловэк, каго хочищь спраси, да, каждый скажит, что Гэоргий - чэстный чэловэк, нэ какой-ныбудь там, да! Вопрос о происхождении запахов, окутывающих машину "чэстного чэловэка", Анастасия тактично решила не поднимать. - Поехали, - пресекла она возмущения кавказца, извлекая из кармана на свет таинственно обретенную карточку. Да, вроде бы все правильно. Вот еще знать бы, что ее там ожидает, в этом загадочном корпусе номер пять.

Берс: -Вай, такой красиуый деущка, а такой калючий! Улибнись, красауица! Аэропорт, находившийся в тридцати километрах от города, отдалялся от машины. Или машина от аэропорта? Кто их разберет с этими Энштейнами?! Тем не менее здание уменьшалось. А вот Анастасии, как какому-никакому, но знатоку средств передвижения отчего-то стало казаться, что для "задроченной Волги" эта калымага уж очень резво идет. И шум мотора не так слышно. -Долой этот балаган. Некто профессор Шайский просил меня вас встретить. Я, право, удивлен, что Вы столь быстро согласились, Анастасия. Меня действительно зовут Георгий, будем знакомы,- кавказец говорил на чистом русском без малейшего акцента.- Считайте, на время вашего задания, кое меня не касается, я - Ваш личный водитель с дерьмовым транспортом,- в это время на спидометре "дерьмового транспорта" значилась скорость в две сотни км.- Итак, жилмассив находится на правом берегу, в лучшем случае через полчаса мы будем там.. Если пробок не будет. Вам по пути никуда больше не надо? Конечно, до знаменитой "Пежо" из не менее знаменитого фильма про бешеного таксиста, "Волга" не дотягивала, но шла мягко и достаточно бойко. А за окном проплывали прелестные пейзажи холмов, пролесков и мелких речушек.

Гончая: Вот так, назидательно сказал Анастасии ее маленький внутренний волк. Двойка вам, товарищ Гончая, за бдительность. С во-от таким минусом. Расслабились в сельской глуши, по лесам-то за зайчиками бегая, хватку былую подрастеряли. Только сейчас вынюхали, какая интересная штука у этого Георгия (который с тем же успехом может оказаться Григорием, Гамлетом и вообще кем угодно) болтается под мышкой. При плохом раскладе вы, товарищ Гончая, уже десять раз могли получить свою полностью заслуженную серебряную пулю. Тут маленький внутренний волк сделал паузу и оптимистично добавил: а, может, еще и получите. Если не включите голову и не прекратите вести себя дура-дурой. На всякий случай Анастасия убрала с коленей рюкзак и слегка передвинулась на сидении - так, чтобы оказаться у водителя за спиной, заодно прикинув, как при необходимости сиганет в окошко. Не то чтобы мысль о встрече с отбойником или дорожным столбом на скорости под двести километров грела ей душу, но кто знает, как дальше повернется дело. - Очень приятно... Георгий, - сказала она. - Хотя и неожиданно, по правде говоря. Мне бы снять номер в какой-нибудь гостинице попроще. Это не к спеху, но ночевать на лавке все-таки не хочется. Еще у меня куча вопросов, вот только не уверена, что Вы на них пожелаете ответить. Так что задам лишь один. - Признайтесь: вот это, - Анастасия потыкала пальцем в засохшее пятнышко лубриканта на сидении, - остроумная шутка специально в расчете на такого доверчивого оборотня, как я? Интересно, подумала волчица - если рука Георгия при слове "оборотень" шмыгнет под пиджак, успею ли я перекинуться и оторвать ему голову? И еще - насколько быстро и во что именно вмажется эта неестественно резвая "Волга", потеряв управление?

Берс: Георгий хмыкнул. Был он, к слову, человек чистейшей воды. Рожденный в Грузии, перебрался сюда до бардака с перестройкой, сумел избавиться от акцента и спокойно себе жил-поживал. получая комитетовские гонорары. Вернее, нынче - комитетовские, а тогда приходилось возить и тех и других. И. конечно же, отстаивать свою жизнь в неравной схватке с решившим "кинуть" клиентом, тоже приходилось. -Вы должны понимать, что у людей не столь острый нюх, как у Вас. Поэтому что это за пятно, я сказать по определенным причинам не могу. По всей видимости какая-то хрень. Может лосьон какой или шампунь, хотя какой идиот додумался бы мыть волосы в машине - за гранью моего скудного умишки. Вы же должны понимать, что машину каждый раз дают другую, нежели предыдущая? А по поводу гостиницы... Я бы рекомендовал вам снять на несколько суток квартиру - все проще, чем селиться где-нибудь в центре и отдавать по пятерке за сутки. Тем временем город приближался. Окраины - это всегда окраины, ничего примечательного, серые домишки, построенные еще при царе Горохе, редкие магазинчики, промзона... Дорога стала похуже, но сильно это не ощущалось. Шофер же периодически поглядывал на "мазелю", смотря в зеркало заднего вида. -Добро пожаловать в город Красноярск. Экскурсия по городу обойдется вам в две тысячи восемьсот рублей. Краткая экскурсия - тысяча двести,- абсолютно серьезно произнес грузин.- Да, кстати, а что это по-вашему?- он приготовился с интересом внимать сказанному оборотнихой. удучи человеком разумным, он понимал, что разницы между людьми и нелюдями делать не стоит лишь из-за физических особенностей. Главное - это то, что варится в "котелке" каждого индивидуума.

Гончая: Напряжение чуть-чуть ослабло. Пробиться через густой аромат сколь недорогой, столь и суровой туалетной воды было непросто, но, во всяком случае, специфическим горько-кислым запашком опасности от Георгия при упоминании Анастасии о своей истинной природе не потянуло. Уже хорошо. Видимо, он действительно работает на Комитет, и подвохов можно не ждать. Пока, во всяком случае. - Экскурсия по городу - это очень интересно. Была бы Вам признательна. Итого с меня три тысячи пятьсот, считая вместе с поездкой, - в тон водителю произнесла она. - Ну, и мой бензин - это уж само собой. Хотя мне отчего-то думается, что Ваш "щайтан" совсем не бензином кормится... И если укажете мне спокойную и уютную съемную квартиру, тоже внакладе не останетесь. А то ведь я в Красноярске... не ориентируюсь совсем. Это была чистая правда. Хотя однажды, на рассвете девяностых, она здесь все-таки побывала - но сугубо проездом, утром прилетела, вечером назад, города и не видела. Тогда, помнится, два местных хозяйствующих субъекта - одинаково коротко стриженых, краснопиджачных и золотоперстных, - как раз поспорили, кто из них лучше распорядится какими-то кусками вчерашней социалистической собственности. Волчица сыграла в этой дискуссии роль аргумента. Очень убедительного. Прямо-таки убойного. Впрочем, в библиотеке воспоминаний Анастасии все эти дела минувших дней уже давно пылились на полке с надписью "Было, прошло и быльем поросло", рядом с чекистскими геройствами под Липецком, охотой на немецких диверсантов из "Бранденбурга 800" и "Бурей в пустыне". - А вот это, - волчица подсыпала в голос сахару, - женская секреция и смазка на водной основе для приятного времяпровождения с барышнями веселого нрава. Причем весьма... затейливого времяпровождения, - Анастасия не без некоторого легкого злорадства узрела в зеркале, как невозмутимый прежде Георгий досадливо дернул углом рта. - Кстати, вчерашняя. Ах да, мужчиной тоже пахнет. Не Вами, конечно, нет. Но кто-то прямо тут, в машине, ни в чем себе накануне определенно не отказывал... Хотя меня это не касается. Просто учуяла запах и не сдержала любопытства. Без обид? -уточнила она.

Берс: Расплывшееся в ухмылке лицо кавказца при упоминании расходов на бензин, взятых оборотнихой на себя, и при соглашении на экскурсию - три с половиной "рубля" лишние только у того, кто живет в Нигерии и возможности поменять их совершенно нет. А вот дальше он подуныл. -Я пришибу этого педика,- спокойно сказал Георгий, который "чэсный чилауек".- Блядовозку переделал и даже не почистил. И щто тепер с ним дэлат?!- от огорчения у него сразу же проявился характерный акцент.- Я его мама дэлал, щайтан-асёл! Не спрашивая у дамы, он достал сигарету и закурил. Достаточно дорогие сигареты, контрафакт, конечно, но определенно лучше "Явы" красной. -Сейчас мы проезжаем по проспекту Свободный. Тот, кто его так назвал, был определенно под расширителем сознания, причем сидел он на нем достаточно плотно. В центре нет таких пробок, как здесь,- успокаиваясь, начал он экскурсию.- Не бывает и дня, чтобы здесь было свободно. Тут даже ночью умудряются создать пробки.. Следи за рулем, упырь!- рявкнул грузин в окно.- Мащин купил, права купил, ездить - нэ купил. Так вот. Сие здание - один из наиболее крупных торговых центров в данном городе. В большинстве отделов там все настолько дорого, что хочется верить в богатое будущее и настоящее населения Красноярска. Кинотеатр.. Ни разу в нем не был и не тянет, знаете ли.. Ага, вот и начался центр..- умело лавируя в потоке машин, Гоша упрямо пробивался вперед, хотя движение не позволяло ехать со скоростью двадцать метров в минуту.- Ну да, час пик и все такое прочее. Там, если не сворачивать на мост, можно увидеть церковь, которая изображена на бумажном червонце. И мост этот тоже там изображен. А эта улица, называемая местными "красраб" или, если официально "улица Газеты Красноярский Рабочий", признана одной из самых длинных улиц в мире. Нам, собственно по ней и нужно ехать.. Проехав так некоторое время, он завернул направо и проехал пару кварталов. -Вот вам и жилмассив, как по заказу.

Гончая: Импровизированная экскурсия пришлась Анастасии по нраву: рассказчиком Георгий явно был хорошим. Во всяком случае, раньше ей и в голову не приходило поинтересоваться, что же там на самом деле изображено на десятирублевой купюре. Если бы он еще не отвлекался на то, чтобы в энергичных выражениях со страшным акцентом изложить свое мнение в среднем о каждом третьем встречном-поперечном водителе... Хотя, подумала волчица, действительно "абыдна" ползти на такой чудо-машине, пусть внешне и непрезентабельной, по пробкам со скоростью пораженной ревматизмом черепахи. В душе она надеялась, что сейчас... или нет, сейчас... а вот сейчас уж точно у "задроченной "Волги"" вырастут крылья изменяемой стреловидности и пара фотонных двигателей впридачу, но чуда, увы, не произошло. Ну, да нет худа без добра - зато Гончая имела превосходную возможность рассмотреть в подробностях все скромные памятники древней архитектуры и надутые скоробогатой купеческой роскошью новоделы, перечисляемые Георгием. Признаться, она даже почувствовала легкое разочарование, когда поездка подошла к концу и автомобиль остановился у искомого пятого корпуса педВУЗа. - Спасибо, - вполне искренне сказала волчица, протягивая водителю пятитысячную бумажку. - Если не затруднит, подождите меня, ладно? За простой, понятное дело, плачу отдельно. И уж заодно не подскажете ли, что мне, собственно, делать дальше? Я понятия не имею, где именно искать этого самого таинственного профессора Шайского, который организовал мне такую экстравагантную встречу...

Берс: Грузин совсем расцвел. Пять тыщ за пару часов, плюс то, что ему выплатит Комитет, плюс снять апгрейды с "Волги". К концу года он все же купит себе трехкомнатную квартиру. -Канэщна падажду, красауица! Георгый - чессный чилауек!- фраза прозвучала с новой интонацией. Потом он наклонился и уже на чистом русском добавил: -Второй этаж, двести пятнадцатая аудитория. Шайский как раз сейчас должен освобождаться. Я его обычно подвожу до дома. За умеренную плату. Собственно здание представляло собой свежевыкрашенную громадину из железобетона, как водится, преобладал белый цвет. Главный вход, крыльцо, у которого, не смотря на вызывающий знак перечеркнутой сигареты в кружке, курили студенты и один преподаватель лет тридцати. В большинстве широких окон еще горел свет.

Гончая: Вдохновленная напутственными словами Георгия, Анастасия смело зашагала по ступеням к дверям корпуса. Студенты провожали ее откровенно раздевающими взглядами. Двое охранников в непременном серо-голубом камуфляже с профессионально-кирпичными лицами скользнули по ней оловянными глазами, определили девушку как опоздавшую студентку вечернего отделения и тут же вновь перенастроились на любимую созерцательно-бездеятельную волну. Когда стражи корпуса остались позади, волчица на мгновение остановилась и глубоко вдохнула. Пахло как обычно - бумагой, разноцветными чернилами, нехитрой студенческой снедью, испуганным потом, дешевым пивом и незатейливым сексом. Ничего подозрительного Анастасия вынюхать не сумела, как ни старалась. Поднявшись по лестнице на второй этаж, она зашагала легкой звериной походкой по сгнившему паркету, минуя особенно скрипучие участки, пока не достигла хлипкой крашеной двери с номером двести пятнадцать. Из аудитории доносился уверенный баритон преподавателя, время от времени прерываемый громовым хохотом слушателей, - видимо, профессор Шайский умел объяснить свой предмет с юмором и огоньком. Волчица подперла нежно-салатовую стену и стала ждать явления загадочного ученого, то и дело нетерпеливо поглядывая на часы.

Берс: -...в мире всегда найдется парочке кружек пива,- донесся заглушенный глубокий голос. Сдержанное хихиканье студентов последовало за этим изречением лектора по философии и обществознанию.- С этой темой у вас проблем возникнуть не должно, посему свободны, только не надо топать и хохотать на весь коридор, в особенности это касается Слабодрищенко. Слабодрищенко? Опять раньше всех ушел. Громовой раскат смеха ударил по чувствительным ушам оборотнихи и шумная толпа, чуть утихнув, начала освобождать аудиторию два-один-пять. Заинтересованные взгляды можно было почувствовать почти физически. Когда последний студент вышел из аудитории, некий мужчина, лет "за полтинник" также покинул место работы и стал закрывать кабинет. Невысокий рост, короткостриженный, с профессорской бородкой, в очках. Вязанный пуловер, белая сорочка и коричневые брюки автоматически делали из него интеллектуала внешне. Он повернул голову и замер. -А вы кого ожидаете, девушка? Чем пахло от профессора? Средней дороговизны туалетной водой, добротным шампунем, дегтярным мылом и.. явно не человеком. С большей вероятностью можно было сказать, что это вампир ибо сердце его стучало очень медленно. Ударов пятнадцать-двадцать в минуту. Но было четко видно, что это не вампир, запах не тот. Не оборотень. Не демон, как пить дать. -Долги я сегодня не принимаю, мой рабочий день закончился,- с обычной для таких случаев интонацией произнес профессор. В том, что этот и есть некто Шайский, сомнений возникнуть не могло.- Вы из какой группы?

Гончая: - Мы к вам, профессор, - произнесла Анастасия слова, утвержденные литературой и кинематографом, - и вот по какому делу... Какое бы создание ни пряталось под обликом пресловутого Шайского, отклонить великолепно поставленный удар в челюсть оно не сумело. Существо с козлиной бородкой и в очках - то есть уже без очков, те улетели куда-то в неизвестность, - высадило спиной дверь аудитории номер 215 и рухнуло на кафедру, развалив ее на части. Его руки тут же оказались пригвождены к полу сильными волчьими лапами, лицо опалило горячее, но свежее, будто у младенца, дыхание, а перед самым носом щелкнули острые, как бритвы, зубы. - Дернешься - тут тебе и конец, - лаконично и доходчиво предуведомила волчица после моментальной обратной трансформации. - А теперь расскажите мне, господин профессор, что означает это странное послание, которое я получила в Липецке. И зачем Вы наняли Георгия с его ужаленной в задницу "Волгой". И, чтобы уж два раза не ходить, - кто Вы вообще такой, как связаны с Комитетом и чего Вы от меня хотите? Ах, да, простите, я ведь не представилась. Меня зовут Анастасия Волкова. И мое настроение далеко от благодушного. ОЧЕНЬ далеко, - на всякий случай уточнила она, воссевшись на подходящем столе.

Берс: Будучи интеллектуалом до глубины корней своих редких волос, профессор Шайский, доктор гуманитарных наук, к слову будет сказано, не сплюнул на пол выбитые два зуба и кровь, что потекла из освобожденной от зубов десны. Он сплюнул их в платочек, который нарочито медленно достал из кармана, показывая, что это не оружие. По всей видимости, он не раз и даже не два имел дело с теми, кто привык более действовать, нежели анализировать. Вернее в большей степени. -Я, уважаемая Анастасия, от Вас ну ничегошеньки не хочу, Вы ведь не зубная фея, чтобы мне мои зубы, которые, да будет вам известно, мои родные были, вставить обратно в десну. А то, что пришлют некую персону с весьма и весьма вспыльчивым характером меня предупредили, да я не придал этому значения. По всей видимости зря,- он достаточно легко поднялся после столь сокрушительного удара - шатаясь и потирая разбитое за мгновение тело. На щеке взбухал немалых размеров фофан. -Георгия нанял не я, а Комитет, по всей видимости. И меня, госпожа Волкова, тоже нанял Комитет, чему я не особо рад. Не смотря на то, что докторскую я защитил по гуманитарным наукам, я еще и неплохой аналитик. Так вот, как Вам должно быть известно, в городе действует некая группа людей или нелюдей, а может и симбиоз, которая подбивает нелюдей к вооруженному восстанию и свержению власти людей. При этом очень щедро финансируя митинги, шествия, парады, забастовки, терракты.. дальше продолжать? Он по привычке заложил руки за спину и, слегка шепелявя, менторским тоном продолжал рассказывать, ходя вдоль разбитой кафедры, периодически спотыкаясь и пытаясь поймать равновесие, всем своим видом выражая невозмутимость. -Некто директор крупного металлургического завода спонсирует конфликт между людьми и нелюдями, ведь на сбыт оружия нужны те, кто будет его приобретать... Собственно, это на данный момент все, что мне известно. Рекомендую Вам еще проследить за стаей скинхедов, коя называется просто и безвкусно.. ну что это за название - "Зубы"? Я доступно объяснил, госпожа Волкова?- он подслеповато посмотрел на оборотниху, восседавшую на одном из столов.

Гончая: Ну что, товарищ Гончая? Снова опростоволосились? - злорадно осведомился маленький внутренний волк. Нет, вы действительно считали этого малорослого козлобородого интеллектуала корнем всех проблем? И правда думали, что стоит только как следует дать ему в зубы, как он тут же закровоточит именами, адресами, явками и паролями? Угу. Ну да. Конечно! А вот он оказался не более чем безобидным информатором. И теперь выгребайте из этой деликатной ситуации, как хотите. Анастасия потерла лоб. - Это я-то вспыльчивая? - хмыкнула она. - Знаете, господин профессор, по меркам оборотней я - флегматик, какого еще поискать. День определенно выдался непростой. Растянув горловину рюкзака, волчица извлекла оттуда пачку денег и принялась раскладывать пятитысячные купюры на столе, будто в пасьянсе. - Простите меня, - произнесла она, когда сумма превысила сотню тысяч. - Я погорячилась. Будем считать это гонораром за предоставленные сведения. В конце концов, я ведь Вас напрягла... - В определенном смысле, - шепеляво пробормотал Шайский, потирая щеку, на которой пышной хризантемой распускался лиловый синяк. - ...а всякий труд должен быть оплачен, как нас учит Его Величество Рынок, - кивнула Анастасия, спрыгнув со стола. - И, господин профессор... хотите маленький совет? Завязывайте с "Фаренгейтом". Я понимаю, что Вашей юной пассии он очень нравится, но... Вам этот теплый дымчатый запах совсем не идет, уж поверьте оборотню. Итак, подумала волчица, спускаясь по лестнице. Скинхэды, которые в эпоху ван Зейна радостно расширили перечень "недочеловеков" оборотнями и вампирами, и неведомый олигарх от металлургии. Мускулы без капли ума и большие мозговитые деньги. Им стоит только сговориться - и начнется такое, что Армия Света покажется за эскимо. А, может быть, они уже и сговорились? Нет, Надежда вовсе не преувеличивала масштабы проблемы. Скорее уж преуменьшала. - Георгий, - сказала Гончая, вновь оседлав ржавую на вид "Волгу". - Вы знаете какие-нибудь места, где собираются скинхэды вообще и члены банды "Зубы", в частности? Как ни грустно, но мне нужно попасть именно туда. ОЧЕНЬ нужно, - подчеркнула голосом волчица, протянув грузину еще одну оранжевую бумажку.

Берс: -Кафылек-кафылек.. Какой кафылек?- пробормотал профессор, убирая деньги во внутренний карман, когда девушка ушла. Оставалось придумать, как объяснить внезапно разрушенную кафедру, синяк на лице и почти оторванные от косяка петли. Шайский сел на тот самый стол, где сидела оборотниха, скрутил "козью ножку" ибо не признавал никакого другого курева и подкурился. Просидев в задумчивости около пятнадцати минут, он тряхнул головой и ясно сказал: -Так и пофтупим.. Но как? Георгий же глянул на Анастасию так, будто она спросила у него, не желает ли он отправиться в Освенцим в роли еврея или не собирается ли он шутки ради одеться в балахон, отрастить бороду и в самом большом ТРЦ города Красноярска крикнуть "Аллах Акбар!". -К-куда?- заикнувшись и кашлянув одновременно, переспросил внезапно оглохший грузин.

Гончая: - Туда, блин! - рявкнула Анастасия в соответствии со старым анекдотом. - Откуда я знаю, куда? Кто из нас вообще в левом кресле?! Вы полагаете, я сама в восторге от подобной идеи? Проблема только в том, что другой у меня пока нету... Скажите спасибо этому Вашему профессору Шайскому, которого нанял Комитет, чтобы он нанял Вас, чтобы Вы... о, дьявол!- она тряхнула головой. Оборотни не умеют думать такие длинные мысли. Пятитысячная купюра тем временем растворилась без следа где-то в карманах "чэстнаго чилауэка". - Так! - Волчица откинулась на сидении. - Мне нужен кто-нибудь из банды скинхэдов под названием "Зубы". Что для Вас, что для меня заявиться в логово этаких товарищей - словно сигануть прямиком в пекло, я понимаю. Надеюсь, Комитет приплачивает Вам за риск, и та штука, которая висит у Вас под мышкой, не холостыми патронами заряжена. Я понятия не имею, куда Вы меня отвезете, но, как бы ни сложилось, держите свою чудо-машину под парами, - может статься, нам придется удирать, и ОЧЕНЬ быстро. Грузин гулко сглотнул и покосился в зеркало заднего вида. На него внимательно смотрели желто-медовые волчьи глаза. - Я постараюсь Вас прикрыть, если что, - обнадежила водителя Анастасия, когда ее челюсти снова обрели способность выговаривать слова.

Берс: Прекрасно начавшийся для Георгия день в миг стал чернее самой черной дыры в космосе. И чуяла его печень, что окончится этот денек столь же хреново, сколь хорошо начался. -Нэ думаю, щто это прекрасная идэя,- от волнения Георгиз заговорил с акцентом.- Может нэ стоит у пекло кидаться. Эты гаурики вааружены, как сам щайтан. Действительно, эта стая любила совершать рейды не только по рынкам, где торговали нерусские, но и частенько устраивала облавы на жилища нелюдей, действуя быстро и безжалостно. Даже мелких оборотнят не жалели. Поэтому от одной мысли о поездке к этим отморозкам у Гоши на груди и спине волосы вставали дыбом, создавая визуальное увеличение объема его тела. -Вай,- немного придя в себя, он все же тронул машину с места к уже достаточно свободной улице.- Такое ощущение, что представители вашего вида вообще не отдыхают. Он не стал говорить, что на ее месте он бы отдохнул, проследил бы за одной особью с этой стаи, захватил бы его врасплох, запытал и потом избавился путем.. да множество путей избавления от тела было придумано в наш век высоких технологи, свободны от детей и секса без обязательств. Ну сифилис и чума с холерой всегда присутствовали в жизнедеятельности людей. И не очень людей. -Я не знаю, где эти упыри обитают, иначе бы давно уже сдал их антифашам. Машина двигалась в сторону моста.

Гончая: Трансформация всегда помогала Анастасии восстановить душевное равновесие и справиться с подступающим гневом, неконтролируемое кипение которого сгубило уже не один десяток ее соплеменников. В звериной фазе мысли становились проще и короче, и их было легче думать. - Резонно, - кивнула она, опять перекинувшись человеком. - Пожалуй, я погорячилась. Может, и не нужно столь настойчиво искать неприятности на свой хвост. Может, они сами меня найдут. И даже наверняка найдут - с таким-то кавалерийским подходом к делу... Спасибо, Георгий, что не дали напороть глупостей. Хватит и того, что я Шайскому заехала в челюсть. "Спасибо-то спасибо, - подумала Гончая, глядя на вечерний городский пейзаж за окном автомобиля, - но вот что дальше?" Можно, конечно, позвонить Надежде, - и уже этой ночью именем Комитета получить в свое распоряжение хоть дивизию внутренних войск с бронетехникой, объявить Красноярск на осадном положении, выловить и расстрелять без суда всех скинхэдов, взять штурмом офисы металлургических комбинатов и орбитальной бомбардировкой сравнять с землей их цеха. Это будет зрелищным, эффектным, шумным... провалом - ибо послали Анастасию в Сибирь ровно для того, чтобы избежать такого оборота событий. - Значит, поступим по-другому, - вслух поразмыслила волчица. - Возьмем паузу. Посмотрим, не заинтересуется ли кто понаехавшей тут дурной самкой оборотня. А пока... Георгий, у Вас нет на примете подходящей съемной квартиры или хотя бы комнаты? Чистоту и порядок гарантирую, не линяю, не пахну, шампунем от блох пользуюсь регулярно... - усмехнулась она. - И да - не знаю, как Вы, а я бы с удовольствием поужинала. Выбор заведения оставляю полностью на Ваше усмотрение.

Берс: Машина пересекла мост до середины, и Георгий, наконец, таки изрек на чистом русском. -Есть два места, где можно хорошо и вкусно поужинать, при этом недорого. Одно находится на набережной,- он махнул рукой неопределенно,- это, кстати, остров Отдыха. Почему он так называется, не знаю, предупрежу вопрос. Как и не знаю, почему центральные улицы называются именем Ленина и Карла Маркса. А вон там,- он тыкнул пальцем в стекло в сторону десятиэтажного здания, вытянутого вдоль Енисея, с надписью "Красноярск" на русском и английском,- гостиница "Красноярск", самое понтовое место, наряду с "Туристом" и рестораном "Фон Барон". Тыкнув левее, он показал на часы в форме известного "Биг Бена". -Это тоже достопримечательность. Как и в Лондоне, местные называют это "Биг Беном". Да, поедем мы в чайную юрту, там прекрасный чай, вкусное мясо, множество восточных блюд и алкогольное - только медовуха и еще что-то, не помню. Чтобы и мне не обидно было по поводу выпивки и Вам "не обламываться", как выражается современная молодежь. Где найти сейчас съемную квартиру или комнату, кроме отеля, сказать не могу. Могу лишь предложить переночевать либо в машине, либо у меня дома, у меня есть свободная комната. Ну и райончик там такой, что не каждый незнакомец решится ночью прогуляться, что только в плюсах. Решать Вам. Номеров риэлторов у меня нет, поэтому с этим делом придется обождать до завтра,- машина пересекла мост и свернула направо по центральной улице с односторонним движением. В действительности у грузина была двухкомнатная квартира в спальном районе, достаточно спокойном днем, но наполоненный нерусью по ночам так, что группой меньше двадцати или без компании огнестрельного лучше бы не ходить там. И вторая комната пустовала. -Ну вот мы и на месте... "Волга" встала рядом с небольшим зданием, обклеенным баннерами и выстроенным в форме юрты. Присутствовал еще и дворик, на котором происходила готовка мяса на углях. Пахло аппетитно: мясом, специями, сладостями, разным чаем. Здание, к слову, было не более метров пятнадцати в диаметре. -Тут принято разуваться и снимать верхнюю одежду в прихожей. А еще там было принято сидеть на подушках перед низенькими столиками.

Гончая: - При всем уважении, Георгий, ночевка в машине меня как-то... не вдохновляет. Я уж лучше на Вашей квартире, если позволите, - произнесла Анастасия, когда они расположились за столиком. Помимо соображений общего комфорта, который для оборотня с ее острейшим нюхом и слухом имел особое значение, не следовало сбрасывать со счетов и еще одно рассуждение: насыщенный гордыми сынами Кавказа район вполне мог стать объектом набега борцов за расовую чистоту, в том числе и принадлежащих к интересующей Анастасии группировке. Конечно, вероятность такого развития событий прямо сразу в ночь по приезду в Красноярск представлялась смехотворно малой, но в ее положении было бы неразумно пренебрегать хотя бы и самым ничтожным шансом. Мясо действительно оказалось вкусным и ароматным, медовуха - в меру хмельной и сладкой, а персонал - проворным и распорядительным. Не сервису от вышколенного Цыбульского чета, конечно, но тоже очень и очень неплохо. На Анастасию прочие посетители поглядывали заинтересованно - то ли поистине баскетбольный рост гостьи обращал на себя внимание, то ли белоснежные клыки, заметно превосходящие длиной обычные, которыми она пластала дымящееся мясо, - однако с нетактичными расспросами не приставали. - Спасибо за угощение, Георгий, - сказала волчица, опростав четвертую кружку, надо заметить, без какого-либо видимого эффекта. - Нет-нет, не волнуйтесь, я сама заплачу... ведь это же я Вас потащила в ресторан, да и мордобитиев за деньги на сегодня вроде бы больше не ожидается... во всяком случае, хотелось бы в это верить. Давайте возьмем еще по чашке чаю и поедем устраиваться на боковую? И заодно уж - раз я так беспардонно напросилась на ночлег, называйте меня на "ты". И еще - я приучена отзываться на имя Стася. В любой фазе, - она улыбнулась. - А то Анастасия - слишком длинно, да еще это дурацкое кино про сладеньких гардемарин сразу вспоминается, терпеть его не могу. "Анастасия, звезда моя!" - передразнила она. - А госпожа Волкова - чересчур официально...

Берс: -В таком случае.. Стася,- все же некоторые профессиональные барьеры были установлены в психологии грузина.- Зовите... Зови меня Гошей, если так удобнее. Он сам расплатился, благо что денег всего требовалось отдать тысячи две. Затем обулся, оделся и вышел вслед за оборотницей. Сев в машину, он подождал, пока сядет специальный агент Комитета, и спокойно поехал. -Это торговый центр "Огни". Ни разу тут не был, говорят бильярд хороший и играют в уличный баскетбол,- про уличный баскетбол повествовали два огромных баннера на здании торгового центра со стороны дороги, которая пошла под углом вверх.- С левой стороны можно увидеть ту самую церковь, которая изображена на червонце. Вернее будет сказать - часовенку. Потока почти не было, потому что было уже поздновато для деловых людей - десять вечера, все-таки. Поэтому Георгий чувствовал себя вольготно на дороге. -Медицинская Академия, Краевая больница, Глазной Центр,- перечислял он, показывая по правую руку от себя.- Ну вот мы и на месте,- кирпичный пятиэтажный дом в спальном районе, утопающем в зелени. Зеленая Роща, так именовалось это место.

Гончая: - Очень славный район, - оценила Анастасия. – Такой тихий, и зелени много. И пахнет… - тут ей пришлось сделать паузу, чтобы подобрать какое-нибудь приятное для слуха определение, потому что с точки зрения оборотня пахло в Зеленой Роще ровно так же, как в любом другом спальном районе – то есть людьми в не слишком новой и чистой одежде и разношенной пропотевшей обуви, собачьими какашками, асфальтом, бензином, прохудившейся канализацией, чердачной пылью и подвальной сыростью, подгоревшей жирной едой, дешевым пивом, гнилым мусором, котиками… Гончая могла бы пополнять перечень ароматов хоть до завтрашнего вечера. Кстати, именно из-за изобилия таких вот запахов она в конце концов и перебралась в провинцию, подальше от больших городов, предоставив посещать их в случае надобности верному Цыбульскому. -… и пахнет уютно, по-домашнему, - после секундного замешательства нашлась волчица. – Даже и не подумаешь, что тут могут случиться какие-нибудь… эксцессы. Почему нет, товарищ Гончая? – возразил маленький внутренний волк. Еще как могут! Вот, например, один сплошной ходячий эксцесс с хвостом только что сюда приехал на раздроченной в хлам «Волге» с плазменным ускорителем… - Ну, что ж, Гоша, ты тут хозяин, тебе, как говорится, и поводок в руки. Скачи, князь, до стану, а я уж не отстану, - и Анастасия закинула рюкзак на плечо.

Берс: -Не завидую я твоему дому,- усмехнулся грузин, обходя кучу мусора и переступая через какашку, явно людскую.- Более того, я не завидую любому месту, где пахнет столь же гнусно. Или в большей степени. Открыв ключом входную дверь в парадную, Георгий не успел зайти в подъезд, как сзади раздался громкий голос. -Вай, какой красывый женщин и адын,- обернувшись, пред очи его предстала картина из десяти кавказоидов с различными инструментами членовредительства от пресловутой биты до тесака.- Щас ми.. -Чавкало залепи, шакал,- так же громко бросил ему грузин, не дав договорить. -Вай, кто там развэрэщщался?- спросил кавказец. -Пиздюль твой, говнюк.. -А, это ты, выпэрдыщ щайтана...- до драки дело так и не дошло, друзья, которые сомнительной дружественности, в общем-то, были, ушли. -Давай быстрее в подъезд... Стася,- он кивнул на темный зев открытой двери.- Сегодня обошлось миром.. Дождавшись, когда волчица все же зайдет в подъезд, он стал пешком подниматься по лестнице, ведя за собой. Квартира оказалась на третьем этаже. Воняло, к слову, на пролетах так, будто там сообщество маньяков России и стран СНГ решило складировать трупы и реагенты для их растворения. Поковырявшись в скважине, он все же открыл дверь в свое убежище и включил свет. Евроремонт - вот что стоит сказать, если кратенько.

Гончая: - Я просто пытаюсь быть милой и вести непринужденную беседу, - насупилась Гончая. - А если хочешь знать правду, то по части запахов твой райончик даст сто очков вперед самой распоследней фавеле в Рио-де-Жаней... Тут волчица замолчала и стремительно обернулась. У нее за спиной обнаружилась немаленькая группа мужчин из числа тех, кого в криминальной хронике абсолютно справедливо, хотя и несколько расплывчато именуют "лицами кавказской национальности". Черт их знает, откуда они такие взялись - вполне возможно, сгустились непосредственно из вечерних сумерек. Телепортация, не иначе. Расовый навык горцев. Все они были в той или иной степени подкурены - Анастасия аж скривилась от характерного сладковатого запаха, - и решительно каждый держал в руках какой-нибудь крупнотвердый и способный пребольно стукнуть предмет. Самый массивный из кавказцев ростом уступал волчице самое малое на пол-головы, а предводитель, сжимающий мясницкий тесак, и вовсе, как говорится, в пупок ей дышал, но это их, кажется, не останавливало и даже наоборот - раззадоривало. - Вай, какой красывый жэнщин - и адын, - гнилозубо оскалился вожак. Анастасии не составило бы большого труда разбросать всех десятерых, не перекидываясь. Но, во-первых, на место поверженных горцев могла телепортироваться еще сотня-другая таких же. Во-вторых, Гончая не любила драться вполсилы, а десять трупов - это, надо полагать, было бы как-то не совсем комильфо даже по весьма снисходительным меркам Зеленой Рощи. А в-третьих, это она как приехала, так и уедет (во всяком случае, очень хочется на это надеяться), а Георгию здесь еще жить... - Какие замечательные у тебя друзья, Гоша, - ангельским голосом сказала Анастасия, глядя в спину копавшемуся с замком Георгию. - Очень симпатичные, воспитанные, вежливые молодые люди. И знают толк в обхождении с дамами. В наше суровое время таких нечасто встретишь... извини, что ты сказал? В какой именно глубокой женской сокровенности ты всех этих недоразвитых в умственном отношении представителей ЛГБТ-сообщества видел? - А вот квартирка действительно хорошая, - констатировала волчица, оглядевшись в маленькой прихожей, прошествовала в гостиную, миновав закрытую дверь спальни, и сбросила на диван свой рюкзачок. - Тут я и расположусь на ночь, если не возражаешь. И да - постель стелить не нужно. Зато в душ я первая, ладно?

Берс: -Я не знаю, что такое ЛГБТ-сообщества,- брякнул он в ответ на реплику оборотнихи, почесав затылок.- А в душ.. да, пожалуйста. Он тактично промолчал, что эти его "друзья" очень быстро ретировались в следствие наличия информации о "Макарове" за пазухой грузина. И о том, что он бы рад свалить с этой квартирки, пусть и уютненько обустроенной, но все же расположенной в столь дерьмовом районе, что очень уж напряжно было находиться среди "своей диаспоры". Пока Анастасия мылась под душем, Георгий наблюдал в окно за обстановкой. Было умопомрачительно тихо, за исключением лая бродячих собак, конечно же. Даже пьяных воплей не было слышно. Или там "Слава Руси!", когда забредала стая скинов. Ночь была уж очень спокойной на первый взгляд. Как, прочем, и на второй. Устав глядеть на тихий пейзаж, кавказец поднялся со стула, на котором восседал, и побрел в свою комнату. Включив ноутбук, он лег на кровать, наспех застеленную пледом, и прикрыл глаза. Вроде бы и ничего особо не делал, а утомился. Как собака. Монотонный шум куллера убаюкивал и грузин "прикемарил". Тем временем на мониторе ноута всплыла ненавязчивая просьба ввести имя юзера и пасс к нему. Просьба ненавязчивая, но вот не обратить внимание на нее ну просто невозможно.

Гончая: Подставив тело тугим водяным струям, Анастасия задернула пластиковую шторку и взяла флакон с шампунем - маленькие буквицы на нем удостоверяли, что шампунь "Бархатный" придает шерсти здоровый натуральный блеск и препятствует образованию колтунов. Обычному человеку с его несовершенным обонянием даже представить себе невозможно, какое же это наслаждение, - смыть с себя всю вонь дня и полной грудью вдыхать чистые запахи розмарина, ромашки и миндального масла. Покончив с омовением, Гончая надела короткую ночную рубашку из серого шелка и такие же шорты, открывающие длинные мускулистые ноги. Штанишки были собственноручно доведены волчицей до ума, то есть имели сзади аккуратно прорезанное отверствие для хвоста. На голову она накрутила пушистое полотенце, превратив его в некое подобие тюрбана. Анастасия поглядела в зеркало, убедившись, что выглядит отлично (и мимоходом подумав, что в не столь уж давние времена недоброй памяти ван Зейна ее за подобный наряд в пять секунд отправили бы не то что в концлагерь, а прямо на костер), и вышла в коридор. Из темной спаленки доносилось тихое похрапывание Георгия, которому аккомпанировало ровное гудение включенного ноутбука. Беззвучно ступая и азартно задрав хвост, Анастасия прокралась в комнату, склонилась над разлегшимся на небрежно застеленной кровати хозяином квартиры и резко ухватила его двумя пальцами за нос. - Знаю, что глупо, но не смогла удержаться, - пожала она плечами спустя примерно три секунды. - Извини. Должна сказать, у тебя отличная реакция, Гоша. А теперь убери, пожалуйста, пистолет. Регенерация, видишь ли, - штука довольно болезненная, и потом не хотелось бы забрызгать кровью и мозгами свою единственную ночнушку. А если у него там серебряные пули? - поинтересовался маленький внутренний волк. - Дура вы, товарищ Гончая, и шутки у вас дурацкие! Волчица скосила глаза на экран ноутбука. - Кому собрался писать?

Берс: Схваченный за нос во сне грузин действительно сработал молниеносно, выхватив пистолет из-под подушки. ТТ, заряженный серебряными разрывными пулями был способен уложить на месте любую нелюдь и людь в максимально краткие сроки, будучи уже приставлен к голове оборотницы. Выпученные глаза не выказывали наличия сознания - Георгий действовал на автомате. Потом вздрогнул от прозвучавшего голоса, моргнул и глянул уже осознанно. Пистолет медленно отошел от подбородка Анастасии и лег обратно под подушку. -Прости, условные рефлексы, превращающиеся в безусловные - жуткая штука,- он сам был несколько смущен сложившейся ситуацией. Трудно было отвести взгляд от открытых ног. Пока не заметил хвостик. Левая бровь поползла вверх, достигла точки апогея и в ней и застыла. Больше никак своего изумления Гоша не выдал. -Да.. кхм.. собирался в просторах Сети поискать информацию по поводу "Зубов", надо ведь знать, куда ехать... и к кому.. Он встал с постели, сделал вид, что поправил покрывало и прошествовал к стулу перед столом, где стоял ноутбук. Быстро введя десяток символов, он щелкнул "Ентер" и, о чудо, на мониторе появилась визуальная оболочка одного из линуксоидов. На заставке же вопрошающе смотрел на присутствующих тот самый пингвин, ставший притчей во языцех. -Кто бы мог подумать,- бормотал кавказец себе под нос.- Что буду подрабатывать дантистом, пусть и в переносном смысле. Зубы, зубы, зубы.. В окне браузера появилось множество ссылок. Громкий хруст означал, что Гоша чешет затылок. -Ниче не понимаю,- пожаловался он сам себе.- Еще позавчера рожи этих ублюдков буквально заполоняли все сайты со включенной рекламой от всех бесплатных хостов. Сейчас даже информационной сводки не увидишь.. Будто потер кто.. Оп-па!- радостный вопль оповестил об относительной удаче.- Есть! На одном из многочисленных сайтов "сопротивления" красовалась двухцветная брошюрка с изображением волчьего оскала. -В "инете" ориентируешься, Стася?- он повернулся к оборотнице, которая, несомненно, наблюдала за махинациями грузина.

Гончая: Заметив, как поползла вверх бровь Георгия, волчица улыбнулась и повиляла хвостом, будто дразнилась. Для молодых (то есть разменявших всего лишь вторую сотню лет) оборотней подобное было делом самым обычным. То ли загрязнение окружающей среды влияло, то ли водка такая пошла, - но звериное начало упорно лезло наружу, пробиваясь сквозь человеческое обличье. Гончей еще, в некотором смысле, повезло: другим оборотням приходилось всю жизнь маяться с цветными линзами или, еще того чище, бегать по стоматологам, обтачивая клыки. А хвостик легко можно было спрятать под одеждой, и, кроме того, многие люди находили его вполне милым, отдельные же – из числа горячих поклонников японских мультипликационных фильмов специфической направленности – и вовсе эротичным. Последних Анастасия, однако, старалась избегать, полагая, что граждане с такими крупными тараканами в голове способны на самые неожиданные поступки. Впрочем, поднятой бровью вся реакция Георгия и ограничилась. Смуглое горбоносое лицо грузина оставалось столь невозмутимым, будто по его квартире каждую ночь стаями шатались скорее раздетые, чем одетые хвостатые барышни двухметрового роста. - …Оп-па! Есть! – возвестил Гоша таким громовым голосом, что мирно спящие соседи, несомненно, подскочили в постелях с вытаращенными от ужаса глазами. – В «инете» ориентируешься, Стася? - Ориентируюсь… если дарогу пакажищь, - усмехнулась Гончая, глядя на экран через плечо Георгия. Она уже сняла полотенце с головы, и кудрявые, еще чуть влажные пряди щекотно скользили по правой щеке горца. – Нет, правда. «Яндекс» погуглить могу, а если что-нибудь посложнее – увы. А что ты нашел? Агитационную брошюру? «Вставайте, люди русские»,- прочла Анастасия. – Бедные Прокофьев с Луговским, как же они, наверное, устали в гробах ворочаться...

Берс: -Пакажу,- с характерным акцентом машинально произнес Георгий.- Сматры, красауица, щто я нащел,- все так же спокойно вещал грузин.- Апэлсын,- он кликнул по брошюре, страница тут же сменила адрес и выкинула на сайт "Зубов".- Мандарын,- Он снова вернулся на страницу с брошюркой и кликнул на нее еще раз - вылезла идентичная страничка, только вот в чем была незадача... -Не замечаешь ничего необычного?- для наглядности он выставил два минимизированных окошка рядом и сделал так, чтобы в обоих стала видна адресная строка.- Адреса разные. Фейк абсолютнейший. Зачем кому-то клонировать форумы такой направленности? Вот и я не знаю. Присаживайся,- он достал еще один стул из-за угла стола.- В ногах правды нет. Значит... Значит придется платить денежку и ломать сайт городской администрации и МВД-шников, у них в базах всяко что-нибудь, да найдется. -Тебе нравятся лысые говнюки, скандирующие лозунги, которые понимают слишком буквально? Я бы вот не сказал, что мне не терпится познакомиться с ними поближе. Будучи человеком спокойным и уравновешенным, я бы предпочел знакомиться с ними только в качестве палача и никак иначе. С какой целью грузин помогал Анастасии, которая просила называть себя Стасей? Вот это отдельная история. Конечно, купить четырехкомнатную квартиру в центре Красноярска - идея заманчивая, но, чуялось ему, что после выполнения задачи Гончей, она уедет туда, откуда приехала, а его просто уберут. Пустят в расход. Вот тут-то и пригодились бы навыки шпионки. Да и связи наверняка наработаны.

Гончая: - Не берусь сказать, нравятся мне бритоголовые или нет, - ответила Анастасия. - Как-то еще не доводилось их пробовать. Волчица задумалась, уставившись на экран неподвижным взглядом. Можно, разумеется, взять телефон, который ей вчера вечером вручила Надежда, набрать единственный номер, зашитый в память аппарата, - и Комитет наверняка очень быстро обеспечит им доступ к какой угодно базе данных. Вот только это… -…Видишь ли, - сказала Надежда, крутя в пальцах безжалостно оторванную рачью клешню, – перед тем, как прилететь сюда, в Россию, я говорила с председателем Зонненменьшем. Он уверен, что никакие террористы никогда не сумели бы организовать покушение на него, не помогай им кто-то в самом Комитете. Это неудивительно – далеко не все согласны с политическим курсом Зонненменьша, многие считают, что он слишком миндальничает с всякими там оборотнями и экстрасенсами, которых давно пора загнать за колючую проволоку, а еще лучше – просто расстрелять всех скопом, да и дело с концом. Причем предатель – или даже целая группа предателей – занимают весьма высокие посты. Поэтому о миссии в Сибири в деталях осведомлены только я, Густав и еще несколько человек из ближайшего окружения Зонненменьша, которым он полностью доверяет. Я тебе дам специальный телефон для связи с местным отделением Комитета… но на твоем месте я бы не стала туда звонить. Не факт, что на его сигнал не приедут сноровистые люди, обученные убивать оборотней, или не прилетит ракета с какого-нибудь случайного беспилотника. - Весело у вас там, в Комитете, - резюмировала Гончая, прихлебывая ледяное пиво. – Натуральный террариум. - Веселее некуда, - печально согласилась гостья из прошлого. – На тебя одна надежда… - …не вариант, - вслух додумала мысль волчица. Гоша глянул на нее в некотором недоумении. - Это я о своем, не обращай внимания, - отмахнулась она. - А насчет «ломать»… Ломать – оно, конечно, не строить… Погоди-ка. Гончая притащила из гостиной свой рюкзак, покопалась в нем и выудила самую обыкновенную белую флэш-карту на два терабайта. - Вот, - сказала она. – Понятия не имею, что там на ней и как оно действует, но меня уверяли, что эту штуку разработали в глубоком секрете по личному заказу Зонненменьша. Что-то вроде универсального ключа, позволяющего именем Комитета войти куда угодно, взять, что понравится, и удалиться, не оставив следов. Попробуем?

Берс: На ум сразу пришел анекдот о "чистой флэшке". Когда профессор рассуждает о нынешних нравах: "Вот беспорядочный секс без презервативов - это нормально и никого не смущает, а как новую флэшку вставить в чужой компьютер, так сразу - а она у тебя без вирусов?". Поэтому Георгий подозрительно посмотрел на протянутое чудо техники, за объем на котором в начале столетия все бы удавились. Хмыкнув, он принял из рук Анастасии носитель информации и решительно сунул в юэсби разъем. После определения носителя и установки драйверов (аллилуя хай-теку!), что заняло не более пятнадцати секунд, грузин начал копаться в этом "Клондайке" и рассаднике хаккерского софта. Через пять минут он удовлетворительно крякнул и произнес: -Я пошел за пивом, тут без трехи не разобраться...- он умолчал о том, что работая водителем, не особо разгонишься в употреблении алкогольной продукции. Поэтому в часы, когда не нужно сидеть за баранкой (о, благословлены пребудут они во веки веков, алюминь!), пиво и коньяк пились исключительно смакуясь, и сердце преисполнялось радостью за предоставленные часы блаженства. -Тебе чего-нибудь взять,- ради проформы осведомился он, пошарив под подушкой и достав два самых важных для него предмета - тугой бумажник, набитый купюрами различного номинала, и ТТ. Чего могло понадобиться оборотню, хвост которого игриво летал из стороны в сторону при первом знакомстве с ним?- Если что, котлеты с макаронами в холодильнике, микроволновка не работает, печку лучше не включать,- обуваясь, уведомил Георгий из прихожей Стасю.- Кетчуп не бери, он просроченный.. Собственно, если бы кто-нибудь захотел глянуть в холодильник, он пренепременно бы обнаружил типичный "набор холостяка". То есть полуфабрикаты, которые требуют не более двадцати минут для приготовления и пожирания, при этом одаривают сытостью и язвой желудка вкупе.

Гончая: - За пивом он, изволите ли видеть, собрался, - громко вздохнула Анастасия, скорбно поджав хвостик. - Бросает, значит, беспомощную женщину одну. В пустой квартире. Ночью. В районе с такой криминогенной обстановкой. В незнакомом городе. И у него еще хватает бесстыдства предложить мне макароны с котлетами. Тебе только и остается, что во искупление вины принести пива и на мою долю тоже, - предупредила она шагнувшего за порог Георгия. Едва дверь за хозяином квартиры захлопнулась, Гончая немедленно выключила свет в спальне, в наступивших потемках подошла к окну и, аккуратно отодвинув краешек шторы, уставилась в спину вышедшему из подъезду Гоше. О фонарях в Зеленой Роще, разумеется, давно уж и помину не было, но темнота не представляла для волчицы никакой проблемы. Осторожно приоткрыв одну из оконных створок, она поглядела вниз. Высота третьего этажа не так чтобы очень уж вдохновляла на легкоатлетические упражнения, но над подъездом имелся небольшой металлический козырек, а под окном тянулся чахлый газончик. Правда, вместо травы на том газоне буйно росли пустые бутылки, пивные банки и использованные презервативы, щедро удобренные неизбежным собачьим дерьмом. И все же в качестве потенциальной посадочной площадки он выглядел привлекательнее голого асфальта. Стася пошире распахнула окно, чтобы в случае чего не высадить стекло. Потом стянула через голову ночнушку и сбросила шорты. В общем-то после того, как оборотни открыли способ перекидываться прямо в одежде, раздевание перед обращением перестало быть таким уж необходимым. Однако нагота по-прежнему позволяла мохнатым детям Луны свободнее двигаться, быстрее бегать и увереннее выполнять всяческие головоломные трюки. Оставшись в чем мать родила, волчица расположилась на стуле напротив окна и стала размышлять, стоит ли рассказать Георгию, из чего на самом деле стряпают это его пиво, и не будет ли такой поступок преступлением против человечности. При этом она не забывала чутко вслушиваться в доносящиеся с улицы звуки и вынюхивать слабый, но несомненный запах Гошиной туалетной воды. А может быть, зря она тут сидит голышом, и все обойдется? Маленький внутренний волк иронически хихикнул. Ваш оптимизм, товарищ Гончая, граничит с идиотизмом. И вообще, лучше перебдеть, чем наоборот.

Берс: Грузин не хмыкнул на замечание Гончей о беспомощной женщине, а наоборот посокрушался вместе с ней, какой же он, оказывается, подонок и гад, что поступает столь подло по отношению к беззащитной девушке, которая всего-то только и может, что превращаться в волка и убить ее столь сложно, как оторвать без пинцета блохе яйца. Шалости какие. Тем временем он спокойно прошествовал до того места, где оставил машину и рассмеялся в полный голос. О мотивах смеха стоит рассказать отдельно, ибо это воистину особая история: на месте стояла машина, она не была поцарапана, облита какой-нибудь дрянью, не были выбиты стекла, не была вскрыта ни одна дверь, не уперли магнитолу, но ехать грузин все равно не смог. Почему? Все четыре колеса приделали себе ноги и пошли погулять, а машину поставили на колодки. Вызвав такси и эвакуатор, грузин некоторое время постоял в тишине под светом фонаря, а минут через пять сел в подъехавшую машину с шашечкой и, помахав рукой в открытое окно, которое не скрылось от его взгляда, уехал. Все было тихо и спокойной. Приехал эвакуатор, чтобы забрать "Волгу", ключи от которой водитель оставил в двери. Вот тут-то можно было понять, кому в этой жизни везет - автомобиль "Волга" 1985-го года выпуска взорвался так, что в домах задрожали стекла, а на первом этаже и вовсе выбило.

Гончая: Ожидание Анастасии не продлилось и двадцати минут. Она наблюдала, как Георгий походил вокруг скоропостижно утратившей все четыре колеса «Волги», как укатил на такси, помахав рукой, как приехал эвакуатор… и как обе машины исчезли в бело-голубой вспышке. Грохнуло так, что стены дома ощутимо зашатались и на первом этаже с протяжным всхлипом вылетели все стекла. Ну, вот, удовлетворенно кивнул маленький внутренний волк. А вы сомневались, товарищ Гончая. Эхо взрыва еще гуляло по двору, когда Стася сиганула из окна на козырек подъезда, оттолкнулась от него в обратном сальто и спрыгнула на газончик, благополучно приземлившись уже на четыре лапы. «Надеюсь, Гоша не забыл прихватить с собой ключи, - мелькнуло у нее в голове, - иначе получится очень забавно…» Ошарашенные обыватели, сброшенные взрывом с кроватей, только-только подползали к выбитым окнам – все-таки даже для неспокойной Зеленой Рощи такие спецэффекты были очевидным перебором, - а волчица уже кружила вокруг горящей кучки обломков, соблюдая благоразумную дистанцию и прячась в темноте. Нужно было разобраться в ситуации, покуда не понаехали стражи порядка. Кто бы ни приложил руку к этому фейерверку, к делу он подошел очень обстоятельно: чудо-«Волга», невезучий эвакуатор и два человека буквально испарились от чудовищного жара. Анастасия внимательно присмотрелась к медленно остывающим кускам металла. Несколько раз втянула воздух. Зрачки медвяных волчьих глаз расширились от удивления. Вот оно, значит, как. Таинственный недоброжелатель решил не размениваться по мелочам и зайти прямо с козырного туза. Туз, правда, не сыграл («раскладец, батенька, раскладец!»), но ход сам по себе был впечатляющий. Между тем местные жители, охая и ахая, повылезли на улицу, обмениваясь гневными восклицаниями «И куда смотрит полиция!», а также делясь разнообразными версиями происшествия. Во избежание всяческих ненужных встреч волчица с самым нейтральным видом потрусила со двора, разминувшись на въезде с сине-белой правоохранительной повозкой. Полицейским, натурально, и дела не было до большой бродячей собаки серой масти, бегущей куда-то по своим собачьим надобностям. Анастасия уткнула морду в землю, чтобы не светить подозрительно разумным взглядом, и прибавила ходу, рассчитывая перехватить Георгия на обратном пути.

Берс: Буквально за вторым поворотом большая серая бродячая собака, уткнувшая нос в землю, дабы не сверкать взглядом и быть максимально похожей на собаку, а не волка, что, впрочем, для разбирающихся в подобных материях было бы бесполезно (однако охотников нынче как-то маловато стало, посему волчице везло), унюхала Георгия и запах хорошего пива, выбивающийся из тары. При наличии зоркого глаза и умения видеть в темноте, а фонари на этих улицах горели не ахти, можно было и разглядеть, как не особо высокая фигура с лицом кавказской национальности шлепает по тротуару с пакетом в руках. Гоша тем временем беззаботно чапал вперед, не подозревая, что уготовила ему своенравная оборотниха. Какой сюрприз она решила преподнести несчастному грузину, согласившемуся сотрудничать с Комитетом. Знал бы прикуп, жил бы в Сочи, поговаривали местные "братки". Заметив светящиеся во тьме глаза и большую мохнатую фигуру Георгий, который "чесный чилауек", свободной правой рукой потянулся к кобуре с нашумевшим в свое время пистолетом, изрыгаюшим пули калибра 7,62. В данном конкретном случае это были серебряные разрывные пули, что в сочетании с калибром давало убойный эффект при поражении практически любых целей. На своем опыте грузин не раз убеждался, что такие здоровые псины - очень редкая штука. А подобные очень редкие штуки имели способность настораживать, когда идут прямо на тебя. -Харощий сабак,- немного дрожащим голосом произнес он. Лоб покрыла испарина.- Зачхэм челоуекоу кущить, лучше серебра покущий,- ТТ был направлен в сторону "собачки".

Гончая: Зверюга остановилась, будто поняла слова Георгия. Желтые блестящие глаза смерили грузина внимательным и - он готов был мамой поклясться - чуть насмешливым взглядом. А потом силуэт "собаки" вдруг на мгновение расплылся, чтобы перелиться в форму высокой, пышноволосой и, кажется, совершенно обнаженной женщины. Руки она предусмотрительно держала поднятыми, демонстрируя отсутствие агрессивных намерений. - Гоша, - сказал знакомый голос. - Извини, но ты уже задрал тыкать в меня пистолетом. Второй раз за полтора часа, ну, сколько можно, в самом деле? Если ты так со всеми девушками общаешься, то неудивительно, что холостой ходишь... Убедившись, что опасность получить серебряную пулю миновала, Стася подошла поближе. - Спросишь, чего мне не сидится спокойно в твоей уютной квартире? - Георгий убедился, что первое впечатление его не обмануло: из одежды на Гончей действительно не было ровным счетом ничего. Впрочем, сама она на это, кажется, не обращала никакого внимания. А может быть, и вправду не обращала. Шайтан их знает, какие там у них, оборотней, представления о приличиях. - А того и не сидится, что начались очень интересные дела. Ласточку твою, под задроченную "Волгу" деланную, взорвали. Вместе с эвакуатором, его водителем и грузчиком. Все пошло в распыл, только угольки остались. Конечно, полиции понаехало, что блох на барбоске, бродят кругами с умным видом. Пытаются сообразить, ЧТО могло так дернуть. Только вряд ли догадаются - ну правда, кто в здравом уме предположит, что в занюханной Зеленой Роще старую машину подорвали плазменной миной повышенной мощности? В ответ на безмолвный вопрос в глазах Георгия Стася утвердительно кивнула головой. - Никаких сомнений. Видела и нюхала такие штуки в Колумбии, мы там их на американские бронепатрули стави... - она осеклась. - В общем, все совершенно точно. И это плохо по двум причинам. Во-первых, подобная игрушка стоит чрезвычайно дорого, а значит, в нашу игру вступил кто-то сильно богатый, - у меня есть одна наводка от Шайского, позже расскажу. А во-вторых, этот кто-то отлично знает, что ты, Гоша, завел себе подружку-оборотня. Иначе бы ограничился примитивной бомбой, которой тебе бы, прости, хватило за глаза, а на мне бы разве что одежду порвало и испачкало. Но вот термический удар плазменной мины... - Гончая выразительно чиркнула пальцем по горлу. - С гарантией, - присовокупила она. - И вообще, тебе от таких новостей выпить не захотелось? - деловито осведомилась Анастасия, взирая на Гошу сверху вниз. - Мне так вот очень. Угостите бедную голую даму пивом, молодой человек, и давайте решать, как дальше жить будем.

Берс: Сказать, что перевоплощение было неожиданным - не сказать ничего. В такие моменты люди чаще всего делают что-нибудь глупое. Ну, там, случайно нажимают на курок, глупо хихикают, обсираются.. в общем, делают что-нибудь глупое. К счастью, а может быть и к сожалению для кого-то, Гоша обладал стальной силой воли и неизменным самообладанием. К тому моменту, как волчица подошла в упор, он уже спрятал пистолет в кобуру и смотрел в какую угодно часть тела Анастасии, только не в глаза. Вид у него до сих пор был немного ошарашенный. Вспомнился один случай, когда девушка надела откровенную кофточку и заявила одному парню, чтоб тот не пялился на ее сиськи, на что он ответил "Если бы я хер на стол вывалил, ты бы мне тоже не в глаза смотрела..". Вот тут-то, собственно, было бы удивительно, что потенциальный, по мнению полиции, насильник будет смотреть в глаза абсолютно голой особе женского пола приемлемого возраста. А она, будто издеваясь, даже не попыталась прикрыться руками. Вот такие пироги, Георгий. Вот такие пироги. Тем не менее он все слышал по поводу новостей и вступления в игру новой фигурки. Вернее, Фигурищи, назовем ее так. Продолжая молчать, он протянул трехлитровую бутылку с пивом оборотницы, а сам тем временем пытался родить какой-нибудь членораздельный звук. -Со стропалем,- хрипло поправил Гоша.- В эвакуаторе грузчики не нужны..- он как был сел на обочину, не заботясь о чистоте посадочной площадки для задницы. -Надо валить отсюда, причем побыстрее...- подытожил грузин.

Гончая: - Стропальщик так стропальщик, - согласилась Анастасия. - В любом случае, мир его праху. - Она на пробу вытянула прямо из банки не менее поллитры и с благодарным кивком вернула драгоценный сосуд Георгию. - А неплохое пиво, между прочим. Свежее и почти не разбавленное. А валить необходимо, ты совершенно прав. Иначе можно дождаться какого-нибудь толстого намека на тонкие обстоятельства, например, реактивного снаряда в окошко. С серебряной шрапнелью... Так что лучше бы нам какое-то время у тебя дома не светиться. Только нужно забрать вещи - не век же мне бегать с голой попой. Да и ноутбук с волшебной флэшкой еще пригодятся. Гончая посмотрела на Георгия, который сидел на тротуаре, мимодумно прихлебывая пиво и произнося вполголоса какие-то слова на незнакомом волчице гортанном языке. Интуиция подсказывала ей, что это вовсе не лирические вирши национального поэта. На смуглом лице с благородным орлиным носом крупными буквами было начертано: "Зря я с вами связался, вот что..." Анастасия вздохнула, присела на корточки напротив закручинившегося грузина, положила ладони ему на плечи и заглянула в глаза. - Гоша. Ну, перестань. Мне действительно очень жаль, что я тебе принесла на хвосте такие новости. Если хочешь, можешь потом меня даже за этот самый хвост оттаскать. Для снятия стресса. Но сейчас... соберись, ладно? Я же знаю, у тебя воля - как танковая броня, другой бы меня уже два раза пристрелил. Нам нужно шевелиться, если мы хотим остаться в целости и хотя бы относительной сохранности. Вряд ли господа полиционеры успели за пятнадцать минут выяснить, кто водил бедную "Волгу" - не уверена даже, что они разобрались, какой вообще марки была покойница, в такую мелкую пыль там все разнесло, - но тебе во дворе появляться все-таки не надо. Вдруг кто из соседей, тебя увидев, вспомнит что-нибудь лишнее? Я сбегаю, соберу свое барахло, твой компьютер и что там еще тебе нужно. Дай ключи, пожалуйста. Не беспокойся, я быстро... обернусь, - последнее слово Стася произнесла с улыбкой, плавно превратившейся в волчий оскал.

Берс: -У тебя закурить есть?- неожиданно спросил он, сглотнув. Когда Гончая положила руки ему на плечи, он смотрел явно не в глаза. Потом произнес какую-то непереводимую игру слов на родном языке.- Да... А знаешь, это ведь могла быть обычная мина. Эта херня ведь не на бензине гоняла, так что вполне могла произойти цепная реакция. Если кто-то додумался сделать вокруг реактора концентрированный взрыв. Или вокруг топливного бака.. Не знаю, в общем. Может и мина плазменная. Он кинул ключи оборотнихе, достав при этом из кармана другие ключи. -Встретимся тут же, пойду свою колымагу со стоянки заберу.. Встав, он выкинул недопитый пузырь в кусты со словами одного из лозунгов "зеленых": "Я за чистую Сибирь" и, хмыкнув, побрел в сторону, откуда шел до этого. То есть в сторону, противоположную дому. Жратва так же полетела в кусты. Вернее закуска. После приземления пластикового пакета в кусты он произнес лозунг местного каучукового завода: "В гармонии с природой". Но все это, вероятно, не интересовало уже волчицу ибо у нее был ключ от "гардероба и компьютерного салона", в котором можно взять вещи, которые сто по сто будут сидеть отлично, а заодно и обзавестись ноутом и флешкой с очень некислыми утилитами. Нахаляву. Ну если не считать риска быть умерщвленным самым или не самым болезненным способом, коих человечество придумало за свое короткое, в галактических рамках, существование больше, чем способов получения удовольствия и способов врачевания вместе взятых. Но игра, по всей видимости, стоила свеч.

Гончая: Зажав в зубах связку ключей, Гончая со всех лап кинулась обратно, к дому Георгия. Толпа во дворе не то чтобы рассосалась, но уже заметно поредела: видимо, граждане по итогам дискуссии пришли к неизбежным выводам «стрелять эту гопоту надо» и «при Сталине такого не было», после чего побрели досматривать свои нехитрые сновидения. Унылые лица двух полицейских, топтавшихся рядом с кучкой перекрученных оплавленных обломков, как нельзя лучше доказывали, что дураков записываться в свидетели среди обитателей Зеленой Рощи не водилось. Волчица с невинным видом протрусила по усеянному битым стеклом газону – а я что? Я ничего, я просто пописать вышла… - и юркнула в подъезд. Задержав дыхание, чтобы не чувствовать той апокалиптической вони, что царила на лестнице, она мохнатой кометой взмыла на третий этаж, стремительно перекинулась, отперла дверь и вошла в квартиру. Не зажигая света – благо, он ей и не был нужен, - Стася развила бурную деятельность. Первым делом она облачилась в свежую футболку, парную «ордынской» - синюю с золотыми грифонами и надписью «Аlliance» поперек груди, натянула джинсы и ковбойские сапоги, накинула куртку. Рванув неприметную «молнию» на днище своего рюкзачка, волчица увеличила его вместительность раза в три. - Своя ноша не тянет, - пробормотала она и принялась складывать в образовавшийся мешок модели «мечта оккупанта» собственную одежду вперемешку с рубашками и носками Георгия, извлеченными из шкафа в спальне. Подумала секунду и добавила полдюжины пачек никотиновой отравы, обнаруженных на кухне, найденную там же аптечку, а также две непочатых бутылки коньяка из бара. Поверх всего этого добра угнездился ноутбук; флэшку она сунула во внутренний карман куртки. На все про все ушло не больше пяти минут. Оставалось только закрыть окно, через которое Гончая так красиво покинула гостеприимную квартирку каких-то полчаса назад – и можно выдвигаться. Стася чуть отодвинула штору, вдохнула струящийся из окна прохладный ночной воздух, посмотрела вниз… - …Твою мать! – прошептала она. Такой наглости от неизвестного «доброжелателя» Гончая не ожидала. Во двор неторопливо, можно даже сказать, вальяжно вползли два иссиня-черных изделия Bayerische Motoren Werke AG с потушенными фарами. Глухо клокоча двигателями, они остановились у подъезда, и из них высыпали сосредоточенные люди в серебристо-сером городском камуфляже, на ходу многозначительно клацая иноземными "хеклер-унд-кохами". Примечательнее всего было то, что господ полиционеров, все еще скучавших во дворе, с появлением зловещих BMW внезапно поразила слепота: иначе никак нельзя было объяснить, почему они взирали на вновь прибывших бойцов, ровно на пустое место. Анастасия стартовала не хуже космического челнока. Пролетев через темную прихожую и даже умудрившись на автопилоте закрыть за собой дверь, она в обнимку с рюкзаком устремилась вверх по лестнице. Четвертый этаж… пятый… решетка, запертая на дохленький проржавевший замочек, один хороший рывок – и дужка пополам… а внизу уже топочут тяжелые ботинки, сипят рации и перешептываются нехорошие голоса… через чердак в соседний подъезд… а тут можно и не напрягаться, дверь вообще не заперта, видимо, бомжи облюбовали местечко для ночлега… вниз-вниз-вниз… и потихоньку, невидимой и неслышимой тенью выскользнуть на улицу, прижаться к стене дома, чтобы троица, караулящая соседний подъезд, ничего не заметила… вот так. Только второй раз повернув за угол, волчица перешла с бега на шаг. Где-то поблизости ее должен был ждать Гоша с машиной. Придется огорошить несчастного грузина еще одной порцией свежих новостей…

Берс: Пожалуй, Георгий обернулся очень быстро, во всяком случае оборотнихе так бы могло показаться, когда из "Нивы" с усиленной рамой, мощным отбойником и внедорожными колесами для ралли раздалось "Пс!". Когда Стася подошла, то могла увидеть и внешние перемены, произошедшие с грузином. Теперь он выглядел как один из тех овцепасов, что хотели поразвлечься с, как им тогда казалось, решительно " беззащщитный дэущка". Кожак, очки, одетые непонятно зачем, непослушное вьющееся нечто на голове. И пахло от него... По всей видимости, он принял нечто психотропное. Да и по движениям это было видно. Стал несколько суетнее. -Садись, че там творится?- дверь в ниве открывались не горизонтально, а вертикально. Лицо Гоши оставалось каменным, не выражало никаких эмоций, кроме твердой решительности.- Только без лирических отступлений, у меня сейчас мозг плавится... Да, такова была цена использования психотропных стимуляторов мышечной и мозговой активности. Кто-то во времена расширенного использования стимов добавлял туда еще какую-то хрень, вызывающую дополнительную агрессивность. Бывший Инквизитор решил вспомнить былые времена, хотя врачи ему говорили, что если он начнет снова, даже после столь долгого перерыва, то хватит его еще на пяток стимов, а там - либо сердце не выдержит, либо парализует, либо станет дебилом. Ну и слезть будет проблематично во второй раз-то. Он вопросительно уставился на Стасю, ожидая ответа.

Гончая: Почуяв исходящий от Георгия характерный едкий запашок и заглянув в его зрачки, сузившиеся до размеров маковых зернышек, Анастасия невольно попятилась. Спрятанный в джинсах хвостик затрепетал и поджался. Будь Гончая сейчас в звериной фазе, шерсть у нее на загривке поднялась бы дыбом, а из пасти вырвалось рычание. На лице Стаси с калейдоскопической скоростью промелькнули удивление, страх, злость и растерянность. Сложившийся у нее в голове образ свойского парня Гоши решительно отказывался монтироваться с противным химическим запахом и стеклянными вопрошающими глазами Инквизитора Армии Света, пусть и бывшего. Бывших Инквизиторов, товарищ Гончая, как известно, не бывает, сумрачно заметил маленький внутренний волк. Теперь Анастасия смотрела на «чэстнаго чэлавека» иначе, чем еще десять минут назад. Нет, испуга или злобы в ее взгляде не было. Но и доверия заметно поубавилось. Имея дело с хорошенько стимулированным Инквизитором, очень трудно предвидеть, не решит ли его разум в следующую секунду внезапно покинуть скучную наезженную колею здравомыслия и рвануть напролом через густые заросли самых диких фантазий и тайных желаний. Есть, в общем, повод для настороженности. Как бы то ни было, Георгий задал вопрос и ждал ответа. - Анонимный любитель дорогой пиротехники не оставляет нас своим вниманием, - подчеркнуто прохладным голосом сообщила волчица, бросив распухший рюкзак на заднее сиденье «Нивы» и забравшись следом. – Теперь он озаботился вопросом, не скучно ли нам с тобой вдвоем, и прислал пачку новых друзей. Восемь матерых бойцов на двух вусмерть затонированных «бэхах». Все – при буржуйских «хеклер-унд-кохах», возможно, есть и что-нибудь более серьезное, приглядываться мне было некогда, тут бы ноги унести. Скорее всего, сейчас они уже переворачивают вверх дном твою квартиру. На полиционеров они класть хотели, а те старательно делают вид, будто этих бравых ребят в природе не существует. По-моему, это либо очень крутые и недешевые наемники, что называется, с репутацией, либо служба безопасности какого-нибудь сильно богатого концерна, например, РУСАЛа. Шайский, кстати, весьма прозрачно намекал, что «Зубы» и прочие ублюдки гуляют на деньги какого-то металлургического концерна… Анастасия замолчала, с некоторой опаской гадая, как бывший Инквизитор, напичканный наркотиками, отреагирует на столь «приятные» новости.

Берс: -РУСАЛа?- переспросил бывший Инквизитор.- Не смеши,- голос странно дрожал.- Директор РУСАЛа, концерна, в который входит КрАЗ, САЗ, ХАЗ, БрАЗ и еще туча других заводов по всей стране сидит в долгах уже на два триллиона рубликов,- Кожа перчаток противно скрипела, когда Георгий сжимал пальцами баранку. "Психо" требовало выхода, но не отключало инстинкты самосохранения и давало возможность хоть немножко действовать логически.- У него просто нет денег на то, чтобы нанять жлобов с хорошим оружием. У него нет денег ни на что вообще. Откуда я знаю? Я по образованию металлург,- он прищурился и лицо Гоши сморщилось, руки сами полезли к вискам.- Следил за этой хренью, в общем. Эта херня требует адреналина,- удар кулаком в собственную грудь обозначил сердце.- А уязвленная гордость горца требует крови.. Ты как, не желаешь проверить наемников на крепость? С этими словами он достал из бардачка кусочек "пластилина" с уже воткнутым детонатором. -План какой.. Я одну бэху на таран возьму, во время шума лепани кусок на вторую. Если есть желание пострелять-побегать, можно и это устроить. Хотя сомневаюсь, что они к этому готовы. А вот теперь становилось интересно. Если не КрАЗ, тогда кто стал заказчиком всего этого беспредела? Да и Шайский этот, тот еще типчик. Не мог сказать сразу имя? Вставал вопрос почему. Хотя нет, не в той последовательности. Сейчас, относительно Георгия, естественно, волновала одна штука - способ уничтожения уродов, которые решили поломать устоявшийся уклад Гошиной жизни. Гоша провел по лицу ладошкой, пытаясь прийти в себя. Не получалось. Похоже, это был стим из старых запасов. С гормонами, отвечающими за агрессию. Или не гормонами, а просто хим веществами. -Мать моя женщина, что ж так убить кого-нибудь хочется-то?..

Гончая: - Что не исключает, - возразила волчица, выслушав грустную кредитную историю РУСАЛа. - И даже, наоборот, способствует. Бизнес в жопе и дворец в Великобритании – нормальный стиль отечественных предпринимателей большой руки. Уж прости, но вот ни разу не поверю, что, пусть и сидя по уши в долгах, хозяева концерна просят подаяния на паперти Христовым именем, а не жрут стейки и не хрустят рукколой в дорогих ресторанах. Если же пойдет полномасштабная гражданская война – к чему наш таинственный «доброжелатель» явно ведет дело – то они с удовольствием всем простят свои долги. Ибо взыскивать их станет некому и некогда. И вообще они тут, в Красноярске, будут кумовья королю. Хотя, конечно, есть еще один вариант – такой плохой, что хуже некуда. Это ведь могут быть и наемные боевики Комитета… При этих словах Георгий так вывернул руль, что «Нива» вылетела на встречную полосу. Анастасия кратко пересказала грузину слова Надежды, что, разумеется, сильно добавило бывшему Инквизитору оптимизма и веры в человечество. - Мать моя женщина, что ж так убить кого-нибудь хочется-то? – выдохнул Гоша. Голос Инквизитора вибрировал от нетерпения. - Сдается мне, у тебя будет возможность утолить это невинное желание, - волчица покрутила в руках брикет пластиковой взрывчатки. Хвостик под тканью джинсов азартно завилял. Она бы и сама себе никогда не призналась, но после десятилетнего перерыва идея вновь поохотиться на людей… возбуждала. - Поехали! А то в твоем доме еще не все стекла выбиты, непорядок! …Вот чего серые камуфляжники никак не ожидали, так это появления во дворе бешено ревущей «Нивы». Взвизгнув тормозами, она резко развернулась и врубилась кормой точнехонько в бок одной из двух BMW – так шустро, что у скучавшего рядом с иномаркой бойца не было ни шанса избежать превращения в котлету. Изделие баварских автостроителей от такой наглости завалилось на бок и, кувыркаясь, улетело в темноту, высекая из скучного асфальта красивые снопы искр. Надо отдать должное двум уцелевшим бойцам – совершенно обалдев от происшедшего, они, тем не менее, рефлекторно вскинули короткие «хеклер-унд-кохи», четко взяли «Ниву» на прицел… вот только открыть огонь им было не суждено. - Мальчики? – раздался у них за спиной низкий женский голос. Обернувшись, боевики уперлись взглядами в переливающиеся всеми оттенками красного глаза брюнетистой девицы в джинсах и кожаной куртке, восседавшей в довольно расслабленной позе на крыше второй «бэхи». Ситуация явственно требовала какой-нибудь пафосной фразы, и таковая у Гончей не залежалась. - Буэнос ночес, засранцы, - нехорошо улыбнулась она. – Я пришла надавать вам всем по соплям. Да... как-то не очень пафосно получилось, подумала волчица - и перешла от слов к делу. Последовали хруст сокрушаемых черепов и брызги серого вещества. Обезглавленные тела еще не успели коснуться земли, а Стася, подхватив оба UMP-45 и оставив «бэхе» на добрую, но короткую память шмат пластиковой взрывчатки, изящным прыжком махнула прямо к двери подъезда, где ее уже ждал Георгий с неизменным ТТ.

Берс: Гоша цокнул языком и ухмыльнулся. Да, сегодня была прекрасная ночь, чтобы кого-нибудь "хлопнуть". Однако по всей видимости, так считал не только грузин и оборотниха с атавистическим хвостиком даже в форме человека. Хлопок, который не услышала даже Гончая ознаменовал выход пули калибра 7.62 из ствола СВД с последующим входом в плечо грузина. Тот в свою очередь дернулся и тихо выругался. Не от того, что был очень воспитан, а потому что все дыхание выбило из легких. С тихим хрипом мужчина начал оседать. Неизвестно каким чудом ему удалось ему, забрызганному собственной кровью, оказаться вместе с оборотницей в подъезде не схлопотав еще пулю. Осев возле закрытой двери, Георгий смотрел на пульсирующую кровью внушительных размеров дыру у себя в левом плече. -Вот оно как вышло,- усмехнулся он. Находясь под действием препарата, бывший боец АС пока не в полной мере ощущал боль.- Кто бы мог подумать, что придется подыхать от пули бывших коллег. Это тактика войскового спецназа, перенятая потом Армией Света,- судорожно пытаясь остановить кровь кистью здоровой руки повествовал грузин.- Снайпер на крыше - обычное условие для штурмовой операции. Отсечь его не получится, но вот обойти..- кашлянув, он продолжил уже совсем в другом месте: -Ключи в "Ниве". Рысью беги до моей квартиры, не думаю, что они уже успели справиться с дверью, поэтому кто-нибудь да должен там быть. Потом через окно и в машину. Куда ехать дальше, сама уж решишь, взрослая вроде... Дай только "хеклер" один, мой ТТ выпал,- кивок на дверь обозначал направление, в котором было посеяно оружие.- Детонатор я хлопну, как соберусь двигать кони, так что если услышишь взрыв - считай прощальным салютом. Если бы сейчас возможно было оказать квалифицированную помощь, то, глядишь, и можно было бы еще спасти жизнь водителя, но врачи, даже если бы они и жили в этом подъезде, вряд ли бы сейчас решились выйти для выполнения клятвы, которую давали при окончании учебных заведений. Тем временем на той самой крыше уже остывало тело промазавшего, по большому счету, человека. Помер он, к слову, не от стыда за промах. Стыд жизни не мешает, а вот пуля в затылке, пущенная из "Макарова" - штука, с которой жизнь оставаться не намерена. Вполне себе достойная причина для оправдания смерти.

Гончая: Вдыхая запах Гошиной крови, Анастасия почувствовала, как ее хваленое самообладание стремительно тонет в поднимающихся волнах кипящей ярости, замешанной на горьком бессилии. Левое плечо бывшего Инквизитора превратилось в кашу из развороченного мяса и обломков костей, непонятно, на чем и рука держалась. Гончая повидала достаточно скверных ран и отдавала себе отчет, что уже ничем не сумеет помочь Георгию: жить с такой дырой в организме, из которой кровь бьет самым натуральным фонтаном, ему оставалось в лучшем случае минут десять, а пребывать в сознании – и того меньше. Ни до какой больницы она бы его довезти просто не успела. Да и не дали бы уцелевшие серые им уйти - добили бы раненого огнем из окон. Впрочем, Георгий и сам все это отлично понимал. - Взрослая, взрослая, - прошептала Стася. – Постарше тебя… - Черт возьми, ну почему, почему так вышло? Будь тридцать три раза прокляты скинхеды, неведомые олигархи, невнятный Шайский, Комитет с его дурацкими тайными играми, будь прокляты все люди и нелюди скопом за свою взаимную ненависть, за всегдашнюю готовность с такой легкостью убивать! И будь проклята она сама, хвостатая дура, из-за которой теперь истекает кровью «чэстный чэлавэк» Георгий! Так! – одернул маленький внутренний волк. – Самоедством, товарищ Гончая, будете заниматься потом. А сейчас извольте не отвлекаться на посторонние эмоции. Приказ – уничтожить оставшихся противников, попытаться взять «языка», в случае успеха – допросить. Вопросы есть? Выполняйте! Волчица протянула присевшему на ступеньку Георгию один «хеклер», а другой положила рядом, под правую руку. - Держи, - сказала она. – У меня сейчас почему-то... нет настроения стрелять. Бывший Инквизитор понимающе ухмыльнулся. По смуглому лицу его постепенно растекалась матовая синеватая бледность. Наверху раздалась какая-то возня, потом послышались осторожные шаги. Гончая прислушалась. Один, два… трое. Боевики спускались неторопливо, стараясь ступать как можно тише. По расчетам Анастасии, у нее в запасе было еще секунд тридцать. - По всем канонам Голливуда мне сейчас, Гоша, положено дать тебе клятву, что я отомщу, и месть моя будет страшна. И поцеловать напоследок, - шепнула Стася, склонившись над горцем. – Так вот: клятву я тебе даю – всех сожру или хотя бы понадкусываю, а до правды докопаюсь. Но целоваться я, представь себе, не умею. За сто лет не выучилась толком. Разве что… Бывший Инквизитор ощутил на лице горячее, но чистое нелюдское дыхание. По щеке его скользнул влажный и шершавый волчий язык. А потом Гончая беззвучно исчезла. Спустя пять секунд на лестнице вразнобой заорали сразу несколько голосов и захлопали выстрелы, сопровождаемые визгом рикошетов. Вверх по ступеням в хорошем темпе. Вот и первый. Хруст коленной чашечки. Во мне сейчас семьдесят пять килограммов, да с разбега. Зубы впиваются в бедро, резкий рывок, глотаю, не жуя. Основательно подзабытый вкус человеческого мяса на языке. Кажется, я ему перехватила артерию. Он опрокидывается на спину. За руку его. Откушенная пятерня вместе с зажатым в ней «хеклером» улетает вниз по лестнице. Всё, не боец. И не жилец. Второй – пролетом выше. Грамотно. Запах женской туалетной воды. Ах, значит, это не второй, а вторая? Без разницы. Меткая тварь, – едва ухожу от короткой очереди, одна пуля все-таки чиркает по правому боку, сдирает шерсть и кожу. Это не серебро, это не страшно. Зарастёт. Стучит вторая очередь, но я уже сиганула с нижней площадки через весь пролет и иду на снижение. Мягкая посадка – лапы бьют в грудь, роняя женщину на пол, зубы разрывают яремную вену и выдирают трахею. Сдохни, сука. Третий… А, вот он. На этой же площадке. Третий спёкся – бросил оружие, повернулся ко мне спиной и барабанит что есть силы кулаками в дверь квартиры. Да-да, так тебе и открыли. На пробу – кусок мяса из голени. Он поворачивается, глаза на сером лице выпучены от ужаса, губы прыгают, силясь что-то выговорить. Какая я тебе «хорошая собачка»?! Не ходил бы ты, дружок, во солдаты. Вгрызаюсь ему в пах. Нет, это я глотать не буду. Третий готов. После такого живут плохо, больно и недолго. Осталось еще двое. Где? Принюхиваюсь. Прислушиваюсь. Третий этаж. Дверь Гошиной квартиры приоткрыта - переоценил горец ее надежность. Из темной щели тянет чужими запахами. Нехорошая какая-то щель, неправильная, расчетливая какая-то… …додумываю эту мысль уже в прыжке. Левый бок горит, как ошпаренный. Воняет паленой шерстью. Плазма. Поганая плазма. Еще один залп, я уворачиваюсь, но плюхаюсь на обожженный бок и, не удержавшись, взвизгиваю от боли. Как шавка подзаборная, фу такой неженкой быть. Засевшие в квартире боевики, видимо, решают меня добить, и из-за двери выкатываются две толстопузые гранаты РГД-5. Никогда, никогда не пытайтесь играть с оборотнем в игры на скорость реакции. За полсекунды я перекидываюсь и с благодарностью швыряю обе гранаты обратно отправителям. Грохот. Звон. Крик. Просто праздник какой-то. Кубарем влетаю в темную квартиру. Вот он, дядя с плазмой. Готовый кандидат на присоединение к большинству – еще шевелится, но кишки разметало по всей прихожей. Это не лечится. Гостиная пуста. В спальню. Там – последний. У окна. Хладнокровный мерзавец, лицо как у эсэсовца с плаката, не иначе командир всей этой компании. Но почему у него в руке «Кольт Питон», а «хеклер» висит на плече? Ох, не к добру это. Дальнейшее происходит одновременно – он стреляет, я прыгаю. Спаленка у Гоши маленькая, а злость во мне большая, и прыгаю я изрядно. Серебряная пуля проходит у меня прямо над ухом – так близко, что я чувствую ее полет кожей. Это шикарно смотрелось бы в slo-mo на трехмерке. Командир боевиков решительно утыкает ствол револьвера себе в подбородок. Вот уж дудки, вот уж нет! Цапаю его за грудь, вышибаю «Питон», и мы оба штопором, разламывая двойной стеклопакет, валимся с третьего этажа на грязный газон. В полете успеваю повернуться так, чтобы при падении пленник оказался сверху. Если понадобится, я ему сама все кости переломаю с превеликим удовольствием, а пока – рано. Хрясь! Это приземляюсь я. Бумс! Это на меня рушится без малого центнер главного злодея. В голове ангельский хор затягивает что-то лирическое, левый бок неслабо обожжен, на правом – длинная глубокая царапина, но в целом я в порядке, бывало и хуже. Аккуратный удар кулаком по затылку отправляет «языка» созерцать внутренний свет. В темпе волоку его до «Нивы», каждую секунду ожидая подарка от снайпера, выдергиваю «хеклер» и бросаю тело на штурманское сиденье. Взгляд на часы. Мне кажется, драка была такой долгой, а на самом деле прошло всего-то две минуты с небольшим. Ключи в замке. Спасибо, Гоша. Мне жаль, что так вышло. Правда, жаль.

Берс: Машина завелась, как выражаются автолюбители со стажем, "с пол пинка". Ну еще бы! Внутри-то была не обычная убогая доска, которую ставят на все машины отечественного производства, а полностью электронизированная панель пилота, если можно так выразиться. Была здесь и камера заднего вида, встроенная в заднее подобие спойлера, был и электронный спидометр, акселерометр, тахометр, автоматическая настройка подачи топлива и куча всякой прочей дряни. Только вот коробка передач осталась нетронутой. В смысле механической. Естественно из родного здесь был только корпус, хотя и это сомнительно. Командир лежал без сознания и без движения. Это, по правде сказать, не мудрено. Будь хоть как подготовлен человек, он в любом случае остается человеком, если его не изменить на генетическом уровне. А Вадим Крушайко, возлежащий сейчас на штурманском кресле, был обычным человеком. И полет с третьего этажа на, чего уж там говорить, не самую мягкую поверхность, дал о себе знать - наемник находился в глубокой отключке и выходить из этой "эйфории свободного полета" не собирался. Красноярск мигал множеством огней, заглядывая через лобовое стекло, рассматривая гостью. Редкий поток машин, все же миллион населения - недостаточное количество людей для ночных пробок. Город в будние ночи замирает и дремлет. До тех пор, пока кто-нибудь не взорвет его спокойствие в прямом и переносном смысле. Гончая, не закрывшая окна, ясно услышала взрыв с той стороны, откуда она ехала.

Гончая: - Гоша… - пробормотала Анастасия, не отрывая предательски увлажнившихся глаз от расцвеченной огнями темноты за лобовым стеклом. Покойся с миром, Инквизитор. Не забудь занять мне ТАМ местечко по своему вкусу. Как-никак, вместе будет веселее коротать вечность, правда? Все познания Гончей о географии Красноярска исчерпывались Гошиной экскурсией, поэтому она вела «Ниву» наугад, что называется, по азимуту, то есть - как ворона летает. Проскакивала сияющие проспекты, сворачивала в темные переулки, мчалась по каким-то кривым улочкам, углублялась в промзоны… Когда слева от дороги потянулось железнодорожное полотно и промелькнула платформа «Мясокомбинат», Стася нехорошо усмехнулась и вдавила педаль тормоза. Какое, однако, символическое название. Самое что ни на есть подходящее место для допроса с пристрастием. И достаточно глухое к тому же. Ну, господин таинственный командир неведомых серых боевиков, приступим? Разгрузка со сменными магазинами к «хеклеру» тебе, пожалуй, больше не понадобится. А в этом кармане что? Глушитель? Отлично, пригодится. Бронежилет тоже долой. Однако! АэСовская модель, облегченная, четвертый класс защиты. Плавали, знаем. Нож на поясе – в сторону. На голени себе ничего не примотал? Нет. Теперь как следует скрутить руки и ноги обрезками строп от грузового парашюта – у предусмотрительного Георгия в багажнике как раз такие припасены. А что у тебя в карманах? О, целая пачка удостоверений, и все такие солидные: «Подполковник ФСБ Крушайко Вадим Бенедиктович», «Генерал-майор МВД Крушайко Вадим Бенедиктович», «Начальник отдела ФСО полковник Крушайко Вадим Бенедиктович»… Какой ты многоликий, однако. Чьих же ты на самом-то деле будешь? Анастасия потянулась за рюкзаком, выудила из него аптечку, а оттуда – флакончик со старым добрым нашатырным спиртом, откупорила склянку и сунула под нос пленнику, одновременно добавив от себя пару звучных оплеух, чтобы тот поскорее очухался.

Берс: Мясокомбинат находился в северо-западном краю города, в изрядном отдалении от оного. Глухое местечко. Лет через двадцать этот район обещал быть окраиной славного города Красноярска, нынче же он лишь формально считался частью миллионника. Наемник очухался не сразу. Вернее даже не так будет. Очухался-то он сразу, а вот подал вид, что в сознании спустя только секунд пять, поняв, что играть с опытным противником так примитивно - глупо. Он открыл глаза и, щурясь, осмотрел наглую особу женского гендерного признаку, которая решила надавать ему "по щам" столь унизительным образом. Для него унизительным. однако долгие годы практики в ремесле убийства научили его относиться к подобным вещам, как к естественному ходу событий - сегодня ты на коне, завтра конь на тебе. Вот и вся правда жизни. Если выразить эту мысль иначе, то можно сказать, что Фортуна изменчива и рано или поздно отворачивается даже от своих бесспорных любимчиков. Вадим спокойно глядел на оборотниху, которая тоже не спешила разговаривать. Карие глаза уставились на Анастасию прямо, без тени страха. Со временем человек учится относиться к собственной смерти как к чему-то, что обязательно произойдет при тех или иных обстоятельствах. Он не пытался дергаться, молить о пощаде. Просто смотрел. Лишь сиплое дыхание, вызванное неудобством от сломанных ребер выдавало дискомфорт, который испытывал командир отряда, что так быстро был уничтожен каким-то грузином и оборотнихой. Практически моментально для годами собираемого. Как обычно в "самый подходящий момент" зазвонил мобильник Гончей. Естественно, это был неопределяемый номер. Ну а как иначе-то? Все по законам жанра: встречи с союзниками, нападение врагов, быстрая езда, пусть и без погони, начало допроса и звонок от неизвестного абонента. Дерьмовый вышел бы фильм. Если бы все это было фильмом. Но увы. -Не бери,- сипло произнес Крушайко.- Отсекут, и через две минуты тут уже будут размазанные внутренности одного человека и одной оборотницы.

Гончая: - Спасибо за подсказку, Вадим Бенедиктович, сама бы нипочем не догадалась, - пробормотала Анастасия, вытащив из рюкзака телефон и глядя на экран. «Номер не определен». Вот уж нет, уважаемый неизвестный абонент, тут вам не баня – нету ни голых, ни дурных. Гончая положила надрывающийся аппарат на торпеду, аккуратно, словно бомбу, готовую взорваться в любой момент, и вновь перевела взгляд на своего пленника. При ближайшем рассмотрении сходство командира боевиков с плакатным эсэсовцем стало еще более очевидным. Светло-русые волосы, квадратный подбородок, тонкие, резко очерченные губы… вот разве что глаза чуть-чуть подкачали – были они карие в мелкую черную крапинку, а не голубые или там серые. Впрочем, отражающаяся в них сила воли наводила на мысль о толстой стальной броне, покрытой камуфляжем. Сильный противник, такого не вдруг раскусишь. На Гончую он смотрел без малейшего страха, как будто и не она совсем недавно прикончила шестерых бойцов его отряда. - Мы с вами, Вадим Бенедиктович, находимся в неравных условиях, - задумчиво сказала Анастасия. Яростные алые искры, скачущие в ее взгляде, постепенно угасали: присущие волчице хладнокровие и рассудительность брали свое. – Вам про меня известно кое-что, а может статься, даже и многое, мне же о вас – ровно ничего. Если не считать вот этого, - она махнула рукой в сторону сваленных на торпеде красных книжечек, - только мне всё это ровным счётом ничегошеньки не говорит. Я не стану притворяться, будто понимаю, что вообще творится вокруг в последние полтора часа, и буду вам очень признательна, если вы мне это объясните. Начнем с самого простого: кто вы такой, на кого работаете и почему преследуете меня? Затихший было телефон снова обнаглел. Гончая покосилась на него с неудовольствием, выждала, покуда умолкнут переливчатые трели звонка, и добавила: - Я не хочу угрожать вам смертью или какими-нибудь особо замысловатыми и болезненными пытками. Смерти вы не боитесь – иначе не пробовали бы застрелиться у меня на глазах. Да и убивать без веской причины, а уж тем более мучить беспомощного врага у меня не в обычае. Я все-таки наполовину зверь, а звери так не поступают, это – целиком и полностью прерогатива человека. Нет, ничего похожего я делать не стану, если вы откажетесь отвечать на мои вопросы. Наоборот, я подарю вам… жизнь, - последнее слово Анастасия выделила интонацией. – Очень долгую жизнь, Вадим Бенедиктович, полную совершенно новых, нелюдских ощущений… А вот эта угроза, по мысли Гончей, просто не могла не попасть, что называется, в десятку. Если уж командир серых боевиков всерьез собирался разнести вдребезги собственный череп, лишь бы не оказаться в лапах у оборотня, озвученная ею нарочито ровным, даже доброжелательным голосом перспектива должна была произвести на него впечатление. И стимулировать разговорчивость.

Берс: Вадим слушал оборотниху спокойно. И даже вставлял ремарки в ее речь, не сомневаясь, что она услышит. -Ну уж, неравное положение.. Вполне себе равное. У меня есть информация, у Вас есть свобода действий... Почти что Инь и Янь,- боромтание было не лишено издевательской нотки. Но вот когда речь зашла о возможном обращении, наемник с пока что неизвестным прошлым инстинктивно дернулся. В воздухе завитал кислый запах пота. На лбу выступила испарина. Все же предрассудки сжимали кольцо вокруг бесстрашия, заставляя его сдавать свои позиции. Однако он быстро взял себя в руки и расхохотался. Смеялся он вперемежку с кашлем, самозабвенно. Когда же Крушайко отсмеялся, он глянул в лицо Анастасии, в глазах читалась все та же насмешка. -Видите ли в чем дело, уважаемая нелюдь.. Именно это мне и посулили за провал операции. Только сделать меня пообещали упырем. Ну знаете, низшим вампиром, движимым лишь инстинктами. Ну там кровушки нахлестаться, на солнце не сгореть... В общем, чем-то похуже оборотня. И знаете, я им вполне верю. Они-то смогут. Солдат, прошедший спецподготовку у мастеров гос.разведки автоматически считается чем-то таким, что может убивать и без обычного оружия. Считается, что подготовленный боец может вывернуться из любой передряги. А что случается, когда встречаются два подготовленных бойца? Тут на практике определяется, кто из них подготовленнее. -Меня зовут Вадим. Каждая из этих корочек настоящая. Целью нашей операции являлся захват некоего Георгия, в квартире которого мы так близко познакомились с Вами, и некоей Анастасии. Только никто не сообщил, что одна из них - оборотниха, а второй.. А второй вообще непонятно кто. Кстати, где он? Наемник действительно ожидал увидеть еще и грузина, который по его расчетам должен был бы сейчас тоже найти, чем стращать командира, оставшегося без лучших людей отряда. Такое ощущение складывалось, что кто-то специально послал их на убой. -Что делают нелюди в "Зубах"?

Гончая: Последний вопрос, заданный пленником, заставил Анастасию навострить уши. Нелюди в «Зубах»? О чем он вообще? На лице Гончей возникло озадаченное выражение – всего лишь на мгновение, но, кажется, Вадим всё-таки успел его «считать», и, в свою очередь, явно удивился. - Ваши речи, Вадим Бенедиктович, достойны специального приза в номинации «Как, сказав что-то, не сказать ничего», - заметила волчица. – Кстати, да – я не представилась, прошу извинить за это упущение. Меня действительно зовут Анастасия Волкова, и я самый взаправдашний оборотень, в чем, впрочем, Вы уже и сами могли убедиться. В надежде на налаживание плодотворного диалога открою карты: меня послал Комитет по делам нечеловеческих рас, чтобы разобраться, что за чертовщина у вас тут, в Красноярске, происходит. Что касается Георгия… - она сделала паузу, - …можете о нём забыть. «Он промедлил, а снайпер – нет», кажется, так в песне поётся. Как видите, я на Ваш вопрос ответила, теперь Ваша очередь. Откровенность за откровенность. Кто эти таинственные «они»? Учитывая сказанное Вами, не думаю, чтобы у Вас были веские причины их так уж выгораживать. А две минуты назад, по Вашим собственным словам, «они» вообще собирались взорвать или сжечь нас обоих. Так кто же обещал обойтись с Вами в случае провала столь… негуманно? На кого Вы всё-таки работаете? И, чтобы уж два раза не ходить, - почему Вы упомянули о «Зубах»? Дело в том, что мне название этой группировки тоже знакомо… Анастасия внимательно всматривалась в лицо Вадима Крушайко, благо царящий в салоне «Нивы» полумрак ей совершенно не мешал. Она готова была поручиться, что при словах «Комитет по делам нечеловеческих рас» зрачки пленника непонимающе расширились, и в глазах его проплыл немой вопрос: «Какого чёрта?»

Берс: Горьковатый вымученный смех вырвался у наемника. Как выяснилось позже - очень даже обосновано: -Видите ли Анастасия Волкова, дело-то в том, что мы работаем на одну и ту же организацию. Более того, пытаемся достичь одну и ту же цель, да вот ни Вы ни я на этом поприще не преуспели. Мне даже ясны причины: кто-то внутри затирает следы своих махинаций. И чьими руками они это делают, мне пока неясно... Ясно мне одно... Они хотели, чтобы мы взаимно уничтожились. Ну или кто-либо из нас победил, а потом добить обескровленную группу или одинокого оборотня, я сомневаюсь, что выжил бы человек, задача не такая уж и сложная. Ах, да, вы же не сообщаете своим когтям, кого они уберут через час и с какой целью? Если кузнец выкует нож, то он вряд ли будет говорить, кто его будет держать и направлять самому ножу. Вот и тут примерно та же ситуация,- Вадим отхаркнул сгусток крови.- Дается поверхностное досье, в чем обвиняется, тоже, кстати, очень примерно, сумма, сроки, условия. Нам не сообщают имен заказчиков. С неизвестного номера приходит сообщение. А там уж дело техники. Естественно, в условиях оговаривается наказание за провал операции. Только в этот раз все иначе. Это первый провал. Это первая дезинформация о возможном противнике. Вы, конечно, можете мне не верить, я не настаиваю. Смерти, как вам известно, я не боюсь. Став оборотнем, упырем или еще какой нелюдью, я найду способ как свести счеты с жизнью. Только если мы вдруг попадем в один котел, а мы попадем вниз, не сомневайтесь, расскажете, как там было на самом деле, если доведется выяснить.. Это не было даже вопросом. -Ах, ну да, о "Зубах". У меня имеется информация, что вы с неким грузином по имени Георгий, что странно, состоите в националистической группировке с этим названием и более того - вы являетесь активными участниками митингов и демонстраций. Правда, не было сведений, кем на самом деле являетесь Вы. Вот и все. Он показал освобожденные руки и принялся вставлять на место выбитые для этого случая большие пальцы рук.

Гончая: - Итак, Вы - высокопрофессиональный наёмник на службе Комитета. И Вам поручили разобраться с активистами «Зубов», - покачала головой Анастасия. – Боюсь Вас разочаровать, Вадим, но об этой банде я впервые услышала вчера вечером, примерно через час после того, как прилетела в Красноярск, где прежде была всего один раз в жизни, лет десять тому назад, и то проездом. А уж что грузину Георгию в «Зубах» ловить совершенно нечего, Вы и сами догадались. Так что всё это шито очень толстыми белыми нитками… В любом случае, на мои вопросы Вы ответили. Предъявленные Гончей руки Крушайко, свободные от пут и с вывернутыми большими пальцами, заставили её напрячься и удвоить бдительность. Едва ли командир наёмников окажется настолько безумен, чтобы попытаться одолеть оборотня в рукопашной, да еще будучи далеко не в лучшей физической форме. С другой стороны, на что не пойдешь под угрозой превращения в бессмысленную кровососущую тварь… в общем, никаких гарантий. - Между прочим, я сама до недавнего времени была наёмницей, и в общих чертах ещё помню, как делаются дела, - словно ни в чём не бывало, продолжила волчица. – Но в любом случае – спасибо за разъяснение. С подчёркнуто индифферентным видом она взяла нож Вадима и одним коротким точным взмахом рассекла стропы, стягивающие его щиколотки. - Изящно переходим от жанра допроса к формату полусветской беседы, - пояснила Стася, как бы мимодумно бросив нож на заднее сиденье, чтобы наёмник не сумел до него дотянуться. – Кстати, плазменную мину на «Волгу» Георгия тоже Вы поставили?

Берс: -Что, простите?- он скептически посмотрел на оборотниху, а потом пояснил.- Я сказал, что нам было дадено задание задержать и обезвредить, знаете ли, у Комитета бывают такие заплывы, что они хотят сохранить жизнь и не прибегать к крайним методам,- он нарочито поставил ударение на "о".- А с помощью мины можно только ускорить.. забег на тот свет. Тем более плазменная мина - штука дорогая и частенько дает осечки, поэтому мы их не исполь.. зовали,- помрачнев, закончил он.- В любом случае,- кашлянув, продолжил Вадим,- стоит выяснить. кто решил поиграть в бога и разжигает тут и без того кипящую ненависть нелюдей к людям, впрочем, взаимную. Вот Вам и voila.. Вставив пальцы на место, Крушайко расположился поудобнее на кресле пассажира и замер, стараясь не шевелиться, чтобы не тревожить сломанные ребра. Да, он умел терпеть боль, да, он не боялся ее. Но какой идиот полезет под пули, если можно посидеть в уютной комнатке с телевизором, по которому показывают что-нибудь нейтральное? Только законченный мясник или маньяк, что, если глянуть строже, недалеко друг от друга. -Тут аптечки нет? Или хотя бы бинтов?- вдруг спросил он после некоторого времени обоюдного молчания.- Я плохо переношу перелеты вертикальные в десять метров длиной.. Старость наверно... Светская беседа, как выразилась оборотниха, не особо-то клеилась, учитывая, что одна из сторон не так уж и давно был едва ли не убит второй. Если это и сближает обычных людей, что сомнительно, то в таком случае наемник был необычным человеком.

Гончая: - Задержать и обезвредить, да? – невесело усмехнулась Анастасия, протянув наёмнику аптечку. Георгий к делу подходил с основательностью бывшего Инквизитора – это была, собственно, даже не аптечка, а настоящая санитарная сумка военного медика: куча скоропомощных лекарств буквально на все случаи жизни и смерти плюс небольшой склад перевязочных материалов. Для себя Гончая нащупала в рюкзаке бутылку коньяка, выдернула пробку и сделала несколько глотков, после чего утвердила сосуд на торпеде и жестом предложила Вадиму не стесняться, буде у него возникнет желание угоститься. Напиток, кстати, оказался ничего себе – примерно четыре из пяти изображённых на этикетке звёзд он честно оправдывал. Нестерпимый зуд от подживающих ожогов на левом боку несколько поутих, да и подкатывающая усталость временно отступила. Рассудив, что высиживать в этой дыре больше нечего, Гончая завела машину, развернулась и неспешно покатила обратно к центру города. Из пучины радиоэфира выплеснулся хрипловатый голос Криса Ри, обрамлённый искусным перебором гитарных струн. Well I'm standing by the river, But the water doesn't flow: It boils with every poison you can think of. And I'm underneath the streetlight, But the light of joy I know Scared beyond belief way down in the shadows… And the perverted fear of violence Chokes the smile on every face, And common sense is ringing out the bell: This ain't no technological breakdown - Oh no, this is the road to hell… Волчица дёрнула углом рта. Будь она суеверной, наверняка сочла бы это знаком, предвещающим нечто скверное. Хотя, кажется, дело и без того оборачивается так, что куда уж хуже. Всегда найдётся, куда хуже, товарищ Гончая, оптимистично напомнил маленький внутренний волк. Не сомневайтесь. - Значит, задержать и обезвредить, - ещё раз повторила Анастасия. – Ну, наполовину Вы своё задание всё-таки выполнили. Гошу Ваш снайпер обезвредил… целиком и полностью. Или, - она покосилась на Вадима, - тот снайпер тоже был не с Вами?

Берс: Вадим Крушайко, имевший при себе множество различных документов, в которых менялись должности, но не менялось имя, с видом заправского самоперевязывальщика принялся рыться в аптечке, доставая оттуда нужные флаконы с обеззараживающими средствами, ледокаин, бинты и булавки с ИПП. Расстегнул куртку, приподнял водолазку и решил уже было намазать ссадины зеленкой, однако слова о снайпере заставили его руку дернуться и зеленка пролилась на штаны и запачкала бежевое кресло. -Какой еще снайпер? Будь у меня снайпера в отряде, они бы сняли Вас еще на подлете к земле. И уж точно бы не дали сесть в машину... Он не врал. Зачем снайпера нужны на операции по захвату? Стрелять по своим, если они вдруг решат убежать? А транквилизатором стрелять - мало ли какую реакцию вызовет вещество в организме... А им нужны были целые "языки", без эпилепсий и смертельных аллергий. Это лишь когда дело начало принимать очень скверный оборот для группы захвата, тогда уже задействовали плазмобой и пистолет с разрывными серебряными пулями. Он все же справился с руками и аккуратно обмазал все ссадины, до которых смог дотянуться. Следующим бинтиком, который был сложен в несколько частей место ватки, с пролитым на него ледокаином Вадим промазал места, где сильно болели ребра. И уже следом начал туго обматывать себя бинтами из ИПП. Все это он проделал молча, слушая, что же скажет Волкова. Собственно, могло статься и так что он обматывал корпус бинтами зря - в любой момент оборотниха, по его мнению, могла взбеситься и перегрызть глотку облажавшемуся сегодня наемнику. И вот он последовал приглашению отхлебнуть коньяка. Почему он не сделал это сразу? Да бес его знает, сам не понимал.

Гончая: Взгляд Анастасии невольно соскользнул на плоский мускулистый живот Вадима, который наёмник старательно разрисовывал зелёнкой, на сильные руки под тонкой водолазкой… Чёрт знает, о чём вы думаете в такой момент, товарищ Гончая, укорил маленький внутренний волк. А я, будучи наполовину человеком, всегда об этом думаю! – мысленно огрызнулась она, и маленький внутренний волк испуганно стушевался. «Нива» неторопливо катилась по улице Калинина - к слову, Гончая так до сих пор и не сумела понять, отчего коммунисты столь любили нарекать улицы, проспекты, заводы и даже целые города именем этого старого похотливого козла с жиденькой бородкой, никакими деяниями себя не отметившего и вошедшего в историю только в роли большого любителя юных дев. Крис Ри продолжал хрипло наставлять из автомагнитолы: And all the roads jam up with credit, And there's nothing you can do, It's all just bits of paper flying away from you. Oh look out world, take a good look what comes down here - You must learn this lesson fast and learn it well. This ain't no upwardly mobile freeway, Oh no, this is the road, Said this is the road, This is the road to hell… - Третья сторона, - подытожила Анастасия слова Вадима. – Неведомая третья сторона, которая уверенно ведёт свою игру, нам пока что, увы, совершенно непонятную. Ясно только, что я им не так чтобы очень нравлюсь. Кто-то весьма богатый и совершенно не щепетильный. Плазменная мина, снайпер на крыше… - она задумчиво отхлебнула из бутылки, опорожнённой уже наполовину. В следующую же секунду в какой-то сотне метров позади «Нивы» вспыхнули четыре яростных ксеноновых солнца. Два матово-чёрных, разлапистых, приплюснутых «Хаммера» Н2, с рёвом набирая скорость, устремились прямёхонько к покорёженной корме «Нивы» с намерниями вполне ясными и очевидно недружелюбными. - Держитесь, Вадим! – предупредила Анастасия. Цифры на спидометре заскакали быстрее, чем в окошках счётчика денег, перемалывающего толстую пачку купюр. На колени командиру наёмников шлёпнулся брошенный волчицей «хеклер» вместе с запасными магазинами. Гончая подхватила свалившийся с торпеды сосуд и лихо, в три глотка, вытянула его до дна. - Погоняем?!

Берс: -Третья сторона,- задумчиво произнес бывший командир некогда лучшей группы захвата. Ныне покойной почти в полном составе.- Увезти бы их в тайгу, да посадить голой задницей в муравейник или в дупло пчелиное... Или пулю в башку пустить. И тут ему само Мироздание дало прекрасный шанс осуществить прекрасную идею, не противоречащую идеям гуманизма и клятве Гиппократа, которую он никогда не давал. Два толстяка американского производства появились сзади, как хер из-за угла. В это же мгновение оборотниха сказала что-то вроде "держись" и его вдавило в кресло. А еще на коленях вдруг оказался "хеклер" и два магазина к нему. -Тут "хеклер" не поможет..- скептически протянул Крушайко.- Он в любом случае бронированы и колоса бескамерки стоят. Нужно что-то, хотя бы с кумулятивными зарядами.. ну или старый добрый три-нитро-талулол. Желательно с гарпуном. Можно еще ракету класса "земля-земля",- совсем уж размечатлся Вадим.- Но куда деваться, выбирать не приходится.. Речь его прервала пулеметная очередь. Столь излюбленный пулеметный калибр 7,62. ПКТ - пулемет Калашникова танковый - застрочил по заднице "Нивы", пытаясь прогрызть броню, которую мертвый по разведданным Георгий предусмотрительно установил. -А ребята подготовились, смотри как сверкает. Сворачивай на Маерчака,- перешел на "ты" Вадим, весьма благоразумно посчитав, что данной ситуации бить поклоны и кушать вилкой несколько не ко времени.- Там вертай на Свободный, да, здесь направо на Маерчака, под авиадуком опять направо. Есть там одна улочка, в районе стадиона, где и велосипедисту тесно будет. Там они и застрянут. Там же и хлопнем их, дерьмоедов. По Свободному гони прямо, скоро будет поворот направо, я предупрежу.

Гончая: - Oh no, this is a road to hell, - под аккомпанемент пулеметной очереди пропела Анастасия, на хорошей скорости обойдя испуганно шарахнувшуюся к обочине фуру. – Люблю, знаешь ли, когда мужчина берёт инициативу в свои руки. Командуй дальше, мне нравится. Последние два часа пребывания Гончей в Красноярске оказались несколько перенасыщены событиями, и она как-то не выкроила минутку заглянуть под капот Гошиной «Нивы». Поэтому теперь её сжигало любопытство – какое же это адское двигло бывший Инквизитор умудрился туда запихнуть, что автомобиль держал скорость в сто шестьдесят километров в час с лёгкостью и непринужденностью гоночного болида. При этом ресурс для дальнейшего разгона еще явно оставался, но Гончая опасалась выжимать больше на незнакомой дороге. Впрочем, надежде попросту стряхнуть с хвоста обнаглевшие «хаммеры» всё равно не суждено было сбыться: несмотря на свои габариты и вопиющую массивность, они не только не думали отставать, но даже постепенно сокращали дистанцию, попеременно поливая «Ниву» огнём. Видимо, тоже катались не на бензине, ой, не на бензине… Патронов неизвестные преследователи не жалели – правда, попасть в неожиданно вёрткую «Ниву», которую Анастасия бросала из стороны в сторону (Вадиму, ввиду сломанных рёбер, эти резкие манёвры доставляли особое удовольствие), оказалось не самой простой задачей. Тем не менее, заднее стекло уже покрылось густой сетью трещин, и понятно было, что долго оно не продержится. С печальным звуком «бздынь!» разлетелись оба зеркала. Потом длинная пулемётная очередь случайно воткнулась в двигавшийся по встречной полосе скромный «Форд Фокус». Гончая успела ясно разглядеть, как дергается прошиваемое пулями тело водителя – молодой девушки, в недобрый час решившей покататься на машинке. Потеряв управление, «Форд» скатился с дороги и хрустко врезался в столб. - Что ж они, суки, делают! - зарычала волчица. В глазах её заплясали стремительно разгорающиеся красные огоньки. – Ну, погодите, твари… Вадим, далеко ещё до твоего поворота?

Берс: -Вертай,- рявкнул он в последний момент и скорчился от боли, когда машину резко дернуло. Какой русский не любит быстрой езды и свиста пуль? Русский со сломанными ребрами, очевидно. Машина почти вошла левыми колесами в обочину, в последний момент выправившись. Преследователи не были излишне чистоплотными и плотно поливали сталью несчастное детище русского автопрома с адским "пехлом", вставленным гениальным водителем кавказской национальности. "Лишь бы кишки не попротыкало.."- меланхолично подумалось Вадиму на очередном ухабе. -Еще раз направо, прямо, направо... Как-то неправильно едем.. Ни одного поворота налево..- умудряясь шутить в таких обстоятельствах, господин Крушайко все же морщился. Он дернул за ручник.- Прыгаем!- и, открыв дверь, покинул едва не сгоревший в атмосфере болид. "Хаммеры", не являясь столь маневренными из-за своих габаритов, чуть подотстали. должны были появиться с секунды на секунду. После прыжка у наемника в глазах побелело, но свой родной "хеклер" с накрученным уже глушителем он не бросил. Оставалось лишь занять высоту в виде небольшого бугорка на детской площадке. Появился "Хаммер". Пока что один. И ехал он уже километров двадцать в час, не больше. По всей видимости ожидал, когда по нему начнут палить. Наивное ожидание.

Гончая: «Хаммер» полз медленно, обшаривая узенькую дорогу беспощадным светом ксеноновых фар. Пулемётчик, настороженным сусликом торчащий из люка, бдительно вертел стволом своей адской машины по широкой дуге. Короткая очередь ударила по неподвижной «Ниве», которая при торможении развернулась бортом к упитанному изделию американского автопрома и теперь напрочь перекрывала ему путь. Впрочем, распахнутые настежь двери довольно ясно давали понять, что седоки благополучно покинули машину. - Какого хрена всё это значит? – недовольно осведомился коротенький человечек с оплывшим брюзгливым лицом, расположившийся на заднем сиденьи «Хаммера». – Куда они, к дьяволу, подевались? Словно в ответ на этот вопрос откуда-то слева, из кромешной темноты, взметнулась в воздух косматая четвероногая зверюга невероятного размера, приземлившаяся на капот американского автомонстра уже в образе мускулистой кудрявой брюнетки с переливающимися недобрым алым огнём глазами, в синих джинсах и чёрной коже. Пулемётчик и пикнуть не успел, как руки, силой способные поспорить с металлическими клещами, с негромким «хрусть!» свернули ему шею и выдернули смертно обмякшее тело из люка, будто морковку из грядки. В следующее же мгновение кулаки незваной гостьи прошли сквозь бронированное лобовое стекло, как пара раскалённых ножей лучшей золлингенской стали сквозь сливочное масло, и извлекли на свежий воздух водителя вместе с обитателем «штурманского» кресла. Сухой треск, ознаменовавший превращение двух черепов в смесь костяной крошки и кровоточащего фарша, прозвучал не громче стука шаров на бильярде. Прежде, чем обитатели заднего сиденья успели опомниться и хотя бы вскинуть свои претенциозные пистолеты-пулемёты Р-90, Стася уже спрыгнула с капота и растаяла в чернильной тьме. Коротышка благоразумно предпочёл остаться в салоне, тогда как его спутник выскочил наружу, грозно поводя своим причудливым оружием, больше похожим на фантастический бластер из голливудского боевика категории «Б».

Берс: -Ептваю,- только и смог выдать Вадим, глядя, как лобовое стекло, наверняка трехслойка, а может и больше, разлетелось вдребезги от удара кулаков. Из этого он сделал вывод, что по оборотням будет теперь палить, если придется, то исключительно из противотанковых ружей с приемлемой скорострельностью. Он даже не успел жахнуть со своей "пукалки". Вернее - не посчитал нужным, оборотниха сама неплохо развлекалась, а раненному нужен покой. Тем более он считал, что пока что выявлять свое местоположение - преждевременно. Не объявился еще второй "Хаммер". Типус, вылезший из своей драндулетины вполне себе нарывался на порцию стали. "Вот говнюк.. Будто напрашивается.. Ладно уж, держи.." Одиночный выстрел, тихий, как пук котенка, даже не потревожил установившуюся тишину. Глушитель прекрасно давит звук мелкокалиберного оружия. Правда недостаток в том, что вспышка все равно не поглощается. Как бы не попасться. Тем не менее, гаврик получил тот недостающий кусочек паззла в мозг, который бы подарил ему спокойствие и научил гулять в правильно компании, случись это на часик раньше. Но, к сожалению для любителя столь необычного оружия, пришлось добавлять массу столь необычным образом. Небольшой фонтанчик крови, мозга и обломков затылочной кости вылетел из затылка вместе с пулей. А второго "Хаммера" все не было. Поднявшись на ноги и сморщившись от боли в который уже раз, Крушайко сбежал с бугорка и уселся рядом с толстячком. -Потрещим, батя?- задал он риторический вопрос, суя ему в бочину свой буржуйский "татамат" дулом. Вернее, глушителем. В воздухе резко запахло адреналином. -Ну вот, такой дорогой салон, а воняет как из сральника...- поморщился презрительно наемник.

Гончая: От неожиданности толстячок позорно выронил свой пистолет-пулемёт, пополнив тем самым арсенал Вадима. Правая передняя дверь «Хаммера» распахнулась, и на «штурманском» месте утвердилась Анастасия. - Да уж, Вадим Бенедиктович, умеете Вы работать с людьми. Перефразируя Шекспира, «десятка слов не сказано у вас, а как уже знаком мне этот запах»… Послушайте, господин хороший, - обратилась она к толстяку, - я по вашей милости, между прочим, весь маникюр себе попортила! – Гончая сунула ему под нос изрезанные стеклом, обильно кровоточащие пальцы. Кожа с костяшек была содрана и висела лоскутьями. Спустя мгновение руки изменили форму и покрылись серой шерстью. На пленника уставились светящиеся жёлтые глаза – по-человечески умные, по-звериному хитрые. Эта трансформация подействовала на толстяка удивительным образом. Он вдруг перестал трястись, как студень, монументально затвердел жирным лицом, разом позабыв и про упёртый в бок «хеклер», и про обоссанные штаны, и облил Анастасию взглядом сперва морозно-презрительным, а потом пламенно-ненавидящим. - Замолчи, проклятая нелюдь! – выплюнул он. – Жалкая тварь! Недочеловек! Само твоё существование в высшей степени оскорбительно для настоящих белых людей! Ты и тебе подобные – вот корень зла, вот источник гнили, разъедающей Святую Русь! - У-у-у, как интересно, - вновь перекинувшись, протянула Стася. Большая часть порезов на её руках уже затянулись нежной розовой кожицей – в звериной фазе регенерация шла заметно быстрее. – Браво, поистине зажигательная речь. Для полноты картины не хватает только троекратно возгласить «Слава Руси!». То-то ваши незадачливые подручные были все сплошь лысые, ровно колено, и тупые, как валенки. Одно слово – «Зубы». Скажите, а это у вас, нациков, такая традиция, чтобы легионы истинных арийцев непременно возглявлял цирковой урод, которому до белокурой бестии как до Энска лобстером? И потом - вы же, расово правильные, все сплошь голожопцы, у вас же вечно в обрез на прокисшее пиво, так за чьи денежки такие затейливые тачилы и пафосные пушки? - Не оскудела земля русская настоящими патриотами, радеющими о благе Отечества, - высокомерно сообщил толстяк. - Ой-вей! - сделала большие глаза Анастасия. - Вот я себе не знала, что среди олигархов есть таки настоящие гусские патгиоты! Вы, часом, не на РУСАЛовские ли шекели гуляете? - Это гнусные инсинуации! - немедленно взъярился пленник, воспылав праведным гневом. Как на вкус волчицы - так даже чересчур праведным. Что-то было в его кипучем негодовании от нарочитой отчётливости водяных знаков на фальшивой купюре. - Жидоолигархи-кровопийцы не имеют никакого отношения к нашему движению! Нелепая клевета, наговоры и измышления грязных нелюдей! - Ага, - кивнула Гончая. - А машинки и автоматы вам подарил на двадцатое апреля лично святой Адольф. Ну да. Конечно.

Берс: Начавшая брызгать слюной сарделька в дорогой кожурке не доставила приятных эмоций Вадиму. -Гражданка Анастасия излишне лояльно к тебе относится, господин Порась,- мрачно завершил он бессмысленную перепалку волчицы и предводителя скинов.- У меня нет настроения разводить дискуссии и играть в имена,- он упер в голову толстяка "хеклер", оснащенный глушителем.- Сыграем в "верю-не верю"?- вопрос был явно риторический.- Правила просты. Я играю детектор лжи, ты - допрашиваемый. Если я три раза тебе не поверю, мой палец случайно нажмет курок. Схватив левой рукой запястье неизвестного вождя бритоголовых, Вадим глянул в поросячьи глазки, которые были черными от страха - так зрачки расширились. Тут не было шанса, как в "Русской рулетке", когда в барабане недостает хотя бы одного патрона, в худшем случае. Автоматические винтовки давали лишь призрачный шанс на осечку. Но станет ли опытный боец доверять свою жизнь ненадежному оружию? Поэтому даже этот призрак надежды стремительно таял. -Вот тебе три вопроса,- начал допрос Крушайко.- Кто тебя спонсирует? Кто дезинформировал координаторов в Комитете? И кто из Комитета дает вам информацию о местонахождении нежелательных персон? Времени на полный ответ тебе минута, рука у меня устает. И толстяк начал говорить. Быстро, торопливо, сбиваясь на ненужные подробности, которые лишь косвенно относились к делу. Своя толстая жопа была всегда важнее для подобных типусов, нежели высокие идеалы. Когда Андрей Викторович Потапов, собственно так звали толстяка, завершил повествование, длившееся пятьдесят восемь секунд, ни одного предупреждения ему не было сделано Вадимом. Он говорил чистейшую, незамутненную и тенью недомолвок и полуправд, истину. Воистину интереснейшие вещи он рассказывал. -Кто натравил тебя на нас? -Не знаю! -Раз... -Это... Это этот козлобородый тощий очкарик! -Фамилию! -Шпашский или как его.. -Два... -Шайский! Шайский его звали!- истерично завизжал толстяк, закрывая глаза. Воняло кислым потом, дерьмом и мочой. Знали бы ребята, что салон "Хаммера" будет так угажен, не дали бы засранцу на него денег. -Кто выставил снайпера. -Н-не знаю.. Заднее стекло забрызгало чем-то противно-красным. Из глушителя пошел дымок. -Три..- спокойно произнес стрелок, не промахнувшийся в упор.- Нихрена это не РУСАЛ. Завод ферросплавов спонсировал этих уродов. Шайский... Шайский.. Знакомая фамилия, вспомнить не могу, кто это,- он глянул на Гончую.

Гончая: Как любят выражаться популярные авторы захватывающих детективов в мягких ярких обложках, «хеклер» хлопнул не громче, чем откупоренная бутылка шампанского. Недофюрер дернул ножкой и перестал быть. К уже витающим в салоне джипа специфическим ароматам добавился густой запах свежей крови, но Анастасия, поглощенная собственными мыслями, даже носом не покрутила. …Шайский. Значит, Шайский. Господин профессор. Ох, как же ты, нелюдь очкастая, меня подкузьмил. Ты ведь мне, можно сказать, даже и не соврал, чистую правду рассказал – только не всю. О собственной маловнятной, но явно зловещей роли в том кровавом бедламе, что вокруг творится, ты, разумеется, скромно умолчал. И про дружбу свою трогательную с Комитетом и «Зубами» тоже ни словечком не обмолвился. Зато, наверно, с каким удовольствием глядел, как я кинулась по указанному тобой следу – как раз по заранее разложенным твоими же руками граблям. Ни в сказке сказать, ни пером описать, как же хочется добраться до тебя, мразь, и не зубами грызть – пальцами медленно, с оттяжечкой рвать на куски, на маленькие такие кусочки, малюсенькие, микроскопические, чтобы ты ни в коем случае не подох раньше времени… Тут Анастасия почувствовала взгляд Вадима, заставивший её вернуться в дурно пахнущую – во всех смыслах – реальность. - Извини? А, да, профессор Шайский… На него меня навёл какой-то неизвестный плюгавенький дядечка ещё в Липецке. Сунул записку с адресом и растворился в толпе. Шайский - нелюдь. Преподаёт в педвузе на вечернем отделении. Я с ним встречалась вчера вечером, поговорила, ну и вышибла пару зубов… Кстати, именно от Шайского я узнала и о скинхэдах, и о щедрых металлургах, которые их подкармливают. Хоршо бы разыскать почтенного профессора и поговорить с ним… в сходном стиле, - Гончая кивнула на вонючий кусок сала, развалившийся на сиденье рядом с Крушайко. – Вот только где искать? Адреса Шайского я не знаю, ты, подозреваю, тоже, да и в педвузе его подкарауливать, думаю, бессмысленно. Он, ясное дело, мерзавец, но вовсе не дурак, и наверняка пришипится, как только узнает, что мы сотворили с его мальчиками на побегушках. Неожиданно Стася вспомнила про ноутбук в рюкзаке и волшебную флэшку в кармане. Отчего бы не воспользоваться плодами высоких технологий для поиска Шайского? Но ладно, это – уже потом. Сначала надо бы убраться отсюда как можно тише и как можно дальше.

Берс: А вот Вадима на данный конкретный момент волновало отсутствие второго "Хаммера". Очень даже волновало. Но его все не было. Закралась мысль, что за рулем сидел малоопытный в агрессивном стритрейсинге водитель. Может вкепался куда. А может и какой-нибудь старикан, у которого внезапно прихватило сердце. Мало ли. Но в любом случае чудо американского автопрома исчезло бесследно и не появлялось, что радовало. Что не могло не радовать. -Почему я никогда не любил преподов?- задумчиво спросил сам у себя вслух наемник.- Вот и этот гаврик подтверждает это правило. Вадим вылез из машины и поперся к "Ниве". Он помнил, что ножичек его, к слову, из дамасской стали лежал на заднем сидении оранжевого монстра. А он, ножичек, был дорог господину Крушайко как память. Ну и не только. В окнах двух домов, что невольно стали частью ландшафта импровизированного поля сражения, свет, как ни странно, не горел. Да и чего же тут удивительного? Простые обыватели здраво рассуждали, что лучше уж пропустить фейерверк, но иметь возможность дожить до старости, чем совершенно случайным образом свой кусочек счастья в виде маленького кусочка науглероженного железа. -Придется пешком выбираться. Машинки слишком палевные,- негромко проговорил Вадим, ощупывая ребра и морщась от резкой боли. Он достал нож из "Нивы" и пришпандорил туда, где он и должен по идее болтаться. -Пойдем, надо хоть кофе попить, а то после этих погонь и полетов аж спать захотелось.

Гончая: - Пойдём, - согласилась Гончая. – О, ты и мой рюкзак прихватил? Спасибо. Показывай дорогу, а то я ведь понаехала тут, понятия не имею, где у вас кофей наливают. И руку давай… давай-давай, не ломайся, как девственница, а то внешность у тебя что-то слишком бледная. Рёбра, да? Паршивый, видно, из меня спасательный батут. Жестковатый. Мы – влюблённая парочка на поздней… хотя теперь уже, скорее, ранней романтической прогулке. Держи меня за талию. Я сказала – за талию! А это, чтоб ты знал, – не талия, это - задница. Выше руку. Еще выше. Вот так. Жалко «Ниву» бросать, но что ж поделать… Минут через десять после того, как Анастасия и Вадим скрылись в темноте, корму «Хаммера» и разбросанные вокруг машины неподвижные тела осветили маленькие ксеноновые солнца. Второе чудо-изделие американского автопрома беззвучно затормозило метрах в десяти от места побоища. Хлопнули дверцы. Четыре фигуры – все как на подбор высокие, подтянутые, в чёрной униформе, неуловимо ассоциирующейся с Третьим Рейхом, с плазмобоями и лазерными винтовками в руках, - осторожно приблизились к «Хаммеру». - Готовы, госпожа Зубченко, - с лёгким немецким акцентом отрапортовал один из боевиков, наскоро осмотрев салон машины и валяющиеся на асфальте трупы. – Все перебиты. И Потапов тоже. Застрелен в упор, видимо, его перед смертью допрашивали. - Расходный материал, - со смешком ответил мягкий женский голос. Под «Сферой» полыхнули белыми искорками нелюдские глаза. – Мясо. Пустой перевод денег. Я всегда говорила Альберту, что он зря их прикармливает. Они не оправдывают и того пива, которое выдувают. - Трое, похоже, убиты оборотнем, - уточнил боевик. – Лобовое стекло разбито, на нём остались следы крови… - Крови? – Нелюдь подошла к «Хаммеру», провела ладонью по крошкам стекла, усеявшим капот, и медленно облизала пальцы. Взгляд, в котором горел белоснежный огонь, взметнулся к небу. - Ста-ася… - протянула госпожа Зубченко. – Ну, конечно. Какому бы ещё оборотню старый хрен Зонненменьш и его верная Наденька могли доверить такое деликатное дело? Ха. Игра приобретает остроту… Тарас! – обратилась она к одному из бойцов, рассеянно опустившему лазерную винтовку и любующемуся нехитрым пейзажем. – Ты их можешь нащупать? - Да пара пустых, пани Оксана, - отозвался тот густым басом. – Во-он они, тамотко! – Он махнул рукой. – Метров двести пятьдесят всего до них и будет, не больше. - Пре-вос-ход-но, - прошипела нелюдь, улыбаясь. В темноте сверкнули игольчатые клыки. – Гельмут! - Фаши прикасы, фройляйн щтандартенфюрер? – вытянулся третий боевик, произведя каблуками звук, полный чинопочитания и исполнительности. - Следуем за ними. Не спеша и по-тихому. Тарас, не теряй контакта. Отто, поведёшь машину. Вперёд!

Берс: -Да видишь ли в чем дело... Какой же идиот из нынешних влюбленных парочек,- последние два слова он сказал с явным сарказмом,- будет держаться за талию, если есть за что схватиться ниже? Да и странно видеть, согласись, двоих гуляющих, измазанных в кетчупе.. Хотя с нынешней модой на эксгибиционизм, или как его там, я, право, скоро не стану удивляться даже если увижу трех голых женщин преклонного возраста в ошейниках, выгуливаемых каким-нибудь шкетом лет шестнадцати. Давай, заворачивай налево, хоть в пруду умыться, а то как главный "герой" из идиотского фильма про помидоров-убийц хожу по улице. Вадим не мог заметить установленной слежки, поэтому с чувством полной безопасности спустился к пруду и стал умываться, периодически тихо выкидывая заковыристые идиоматические выражения, что называются на других языках непереводимой игрой слов. Громко фыркая, Крушайко умыл лицо и принялся за китель спецодежды. Замечательная ткань, которая не пропускала меж волокон грязь и иные микро- и не очень частицы, легко отмывалась в мутной водой из водоема. Наемника не смущало наличие мусора, плавающего на берегу, водоросли и прочие радости застоявшихся водоемов. Он знал, что в этом пруду плавают утки, значит в воде нет никаких излишков химикатов или еще какой дряни. -Это у тебя так в желудке урчит?- обернувшись к мазели, спросил вояка. Отголоски работающего дизельного двигателя монстра американского автопрома, пожирающего почти пол-литра на километр расстояния все же докатывались до слуха раненного человека.- Или у меня уже глюки? Вроде ниче такого не колол себе.. Только обезболивающего.. Тем временем далеко от Красноярска кое-кто из тех, что не продался корыстолюбивым политиканам и революционерам внутри Комитета по делам нечеловечества долго изучал снимки, сделанные спутником в спальном районе Красноярска. Да, с задержкой в пять минут. Да, размытые. Но достаточно было взглянуть на серию снимков, чтобы понять, что дело набирает обороты. Человек взял дешевый с виду мобильник с затертым лейблом фирмы производителя и набрал на нем один из номеров, забитых в память. -Алло,- прозвучал в кабинете мягкий баритон владельца телефона.- Да, я хочу знать, что, прах вас побери, там происходит. Почему операция, которая должна была пройти тихо вдруг стала достоянием слухов и сплетен, которые будут распространены завтра в газетах!? Меня не интересуют ваши отговорки.. Помолчите пять секунд. Где группа Крушайко? Что значит разбита? Я, мать вашу, на клоуна похож? Кто, в душу вас пердолить, отдал приказ? Что значит неизвестно? Пять минут жду рапорта. Если не будет, пеняйте на себя. И человек сбросил вызов. -Совсем распоясались в провинции, дармоеды..- устало произнес он. Дело обстояло гораздо серьезнее, чем представлялось сначала.

Гончая: Анастасия плескаться в сомнительной чистоты водичке не стала: перекинувшись, она просто хорошенько вылизала шерсть, в которую превратилась замаранная кровью одежда. Кстати, попутно и продезинфицировала те ссадины и порезы, что ещё не до конца затянулись. Откуда-то издалека доносился истерический визг полицейских сирен. Да уж, сочувственно подумала Гончая, сейчас все ребята в серой форме без различия чинов и званий наверняка поминают меня самыми чёрными словами. Как-никак, лихие девяностые канули в прошлое, эпоха повальных облав на нелюдей тоже позади, - в общем, далеко не каждую ночь на улицах взрывают автомобили, напропалую садят из пулемётов и отрывают людям головы. Городское начальство будет, конечно, в полном восторге, да и федеральное тоже обрадуется. Не говоря уж о Комитете, чья тайная операция как-то слишком быстро обернулась открытой бойней. Зато для репортёров нынче просто майский день, именины сердца. У Гошиного дома, поди, уже не протолкнуться от разнообразных «Дорожных патрулей», «Чрезвычайных происшествий» и «Криминальных новостей». Свежатина: обезглавленные трупы, кишки на стенах и мозги на потолке. Зритель такое любит. Рокот могучего дизельного двигателя заставил волчицу насторожиться. - Это не глюки, - прошептала она, всматриваясь в темноту. – Не наш ли потеряшка-американец, наконец, объявился? Ну, знаешь, такой толстый и чёрный, как положено настоящему обитателю Штатов? - Глуши мотор! – приказала вампиресса. – Эта штука ревёт, что твой «Фердинанд». Так мы всю добычу распугаем. - Фройляйн штандартенфюрер, а вы не думайт, что мы следует запросить подкреплений от герр Мерзай… - тут Гельмут булькнул и замолк, потому что железные пальцы Оксаны ухватили его пониже пояса. - Надо же, - процедила она. – Вроде бы всё на месте. А я уж подумала, что вы забыли свои яйца в Аргентине, оберштурмфюрер. - Н… найн, фройляйн-н… - просипел несчастный Гельмут. - Тогда берите винтовку и вперёд! Тарас, тебя это тоже касается! Отто, пойдёте со мной в авангарде. И пошевеливайтесь, майне херрен! На вашем месте я бы очень постаралась не разочаровать господина Мерзайцева. Альберт, знаете ли, органически не способен прощать провалы.

Берс: -Никогда не любил американцев...- буркнул наемник, натягивая китель и морщась от торопливых движений.- Если в "Хаммере" люди, то разобраться не составит труда, а вот если нет.. Придется попотеть. Хотя Вадиму казалось, что за эту ночь он уже напотелся. Потеть вообще, по его мнению, стоило лишь в теплой кроватке в обнимку с кем-нибудь из противоположного пола. А на работе нужно не потеть, а четко выполнять то, что требуется. А вот когда непонятно, что требуется, и выполнять это четко становится в разы сложнее. Радовало одно - там не было оборотней, иначе парочка волков или других зверьков давно бы уже переползла в их стан и начала бы вершить кровавую расправу. Один на один с оборотнем можно биться, если ты здоров и в руке у тебя есть хотя бы серебряная вилка. Серебряной вилки у Вадима не было. Не говоря о ноже. Поэтому хотелось верить в наличие отсутствия оборотней в оппозиционной группе. Что печально, Крушайко не взял с собой на задание очки ночного видения. Вот зачем они были бы нужны, если захват цели подразумевался в квартире? Предусмотрительность и рационализм порой играли злые шутки. -Я ща спрячусь в тех зарослях,- он указал на скопление ив в пяти метрах у себя за спиной.- На пруд они зайдут в любом случае - кровью фонит, как хрен знает чем. Это если нелюди. Если люди - проедут мимо. Или пройдут. И Вадим быстро исчез в зарослях. Если бы Гончая не знала, что он туда залез, кроме запаха крови, исходящего от повязок, ничего бы не сказало об этом. Даже ветки не шевелились и листья не шелестели.

Гончая: - Как предсказуемо! – фыркнула Анастасия, оставшись в гордом одиночестве на берегу прудика. – Сдриснуть в кусты – это очень по-мужски… …Разрезавшее ночную тишину комариное пение включённых на полную катушку плазмобоев заставило Гончую сделать три красивых сальто подряд. Два маленьких кусочка солнца прошли в каких-то сантиметрах от её головы и врезались в воду, подняв тучу густого пара, на фоне которой особенно эффектно смотрелись алые и лиловые лучи внезапно засверкавших тактических лазеров. Вытянув в прыжке из-за пазухи трофей - курносый Р-90, - волчица разрядила его в одну из двух сияющих нестерпимым огнём точек, вспыхнувших между тёмными громадами спящих домов. Со стороны берег пруда сейчас напоминал танцпол ночного клуба – клочья белёсого тумана, яркие вспышки кислотных расцветок и выписывающая кренделя go-go-girl в сплетениях лазерных лучей – с тем лишь отличием, что эти лучи имели мегаджоулевую мощность. Приземлившись после особенно замысловатого пируэта, Анастасия втянула воздух – и внезапно почуяла такой знакомый запах, холодный, несвежий, отдающий мертвечиной и застоявшейся кровью. Запах вампира, точнее – вампирессы, Оксаны Зубченко, любимицы Адольфа Гитлера, исчезнувшей при невыясненных обстоятельствах весной сорок пятого при штурме Берлина. В первое мгновение волчица даже не поверила собственному обонянию. Неужели после стольких лет предательница вернулась? Размышлять, впрочем, было некогда. Бледные точки лазерных прицелов заплясали на листве кустов, в которых скрылся Вадим – как им удалось его вычислить? Не иначе, в команде боевиков имелся паранормалик. Анастасия перекинулась и очертя голову бросилась вперёд, в темноту, сбивая прицел снайперам, уклоняясь от лазерных лучей и следуя за тонкой нитью неживого вампирского аромата. - Снайперы! Не прекращать огонь! - скомандовала Оксана. Краем глаза она заметила, как Отто выронил плазменную пушку и ничком опрокинулся на асфальт - проклятая Стася славилась искусным обращением с оружием ещё в "Новом человеке". Ситуация поворачивалась неожиданной стороной - жертвы не на шутку показывали охотникам зубы. В повестку дня назойливо лез вопрос о спрямлении линии фронта путём отступления на заранее подготовленные позиции. Выпустив два заряда из плазмобоя, вампиресса сорвалась с места и метнулась к застывшей в предрассветной темноте металлической глыбе "Хаммера", предоставив своим подчинённым спознаться с яростью атакующего оборотня.

Берс: На самом деле, Вадим сдриснул в кусты с определенной целью. При этом он рассчитывал, что госпожа оборотниха не будет столь беспечной и даст все же возможность сообразить нормальную засаду, на некоторое время ретировавшись с поля боя. Но, как известно. женская логика, отточенная годами - это взрыв непредсказуемости и особый коктейль из... Да хрен его знает, из чего, но чего-то такого.. Слов даже не подобрать. -Как ребенок.. Обычно лисы на норах пляшут, чтоб мышей выгонять, а тут клубняк прямо какой-то... Однако потом стало не до шуток. -Отвлекающий маневр...- на сей раз нива взорвалась так, будто в ней было триста килограмм пресловутого тротила. Может какое-то специальное топливо или энергоблок вместо аккумулятора? Как знать. Этого вполне хватило для того, чтобы с чувством собственного достоинства, выполненного долга и еще каких-то там чувств быриком срулить с позиции, назначенной первоначально стрелковой. План меняется в ходе сражения в соответствии с обстоятельствами. В глазах побелело, когда он бежал, согнувшись и собирал ребрами все ветки. Ребра, к слову, стали ну просто сверхчувствительными. -Как только все закончится, сразу же рвану на Мин. Воды...- бормотал он, выбираясь на дорогу. Лазерные лучи били кучно. Искры плазмы оставляли шлейф за собой. "Далековато.. Но попробуем." Быстрые одиночные выстрелы разрезали воздух пулями и одна из них даже застряла в глазу у товарища с немецким акцентом. Не отрываясь от прицела наемник короткими перебежками и замысловатыми зигзагами приближался к стрелкам, поливая точечными ударами, которые зачастую и не достигали цели, но насторожиться заставляли.

Гончая: Грохнуло, что называется, на совесть. Как только окрестные дома устояли. Упругая воздушная волна ударила Анастасию по ушам. Нападающие явно занервничали, лучи лазеров стали бить заметно реже и гораздо менее кучно. Прощальный привет от "Нивы" явно пришёлся боевикам не по нраву, как и бодро затарахтевший "хеклер" Вадима. Стася принялась перебирать лапами вдвое быстрее, стремясь добраться до Оксаны. Конечно, слюна вампира - смертельный яд для оборотня, вот только в планы волчицы отнюдь не входило подставляться под укусы. Гельмут как-то театрально взмахнул руками, уронил лазерную винтовку, схватился за лицо и рухнул, поймав стреловидный подарочек от Вадима. - Тарас, отходим! – бросила Оксана. Паранормальный потомок бойцов УПА отреагировал с похвальной резвостью, прекратив пальбу и сиганувши на заднее сиденье автомобиля. Изделие заокеанского автопрома взревело, шустро сдавая назад по узкой улочке. Ксеноновые лучи беспощадно ударили в глаза выскочившей из темноты волчице. «Хаммер» резко развернулся, и Гончая, попытавшаяся в прыжке вцепиться когтями в гладкую поверхность капота, сорвалась и улетела на обочину. Чёрная машина наддала и скрылась в предрассветных сумерках. Анастасия вновь обрела человеческий облик и выпрямилась, глядя на тающие алые огоньки «Хаммера». Оксана. Тварь. Блондинка-кудряшка. Предательница. Фройляйн штандартенфюрер. Вот уж с кем волчица не ожидала встретиться в Красноярске. Впрочем, если вампиресса играет роль загадочного "Х" или не менее таинственного "Y" в сложном уравнении кровопролития, которое разразилось в Красноярске сегодня ночью, то это многое объясняет. Подобрав наполовину разряженный плазмобой покойного Отто, Стася побрела назад, к пруду. - Вадим? Вылезай из кустов, айда кофей пить. В ближайшее время они не сунутся. Но как всё интересно складывается-то...

Берс: -Сама залазь в кусты, вот еще..- проговорил Вадим, уже с полминуты как стоявший на дороге и разглядывающий свой автомат. Затем он перевел взгляд карих глаз на плазмобой.- Нелюди. Люди без оптики так долбить не смогут, будь они хоть трижды гениями тактического огня и четырежды снайперами. Кучность и меткость стрелков поражала воображение - с трехсот метров всаживать заряды так близко с головой в темноте было нереально. Нереально для человека, не оснащенного плодами цивилизации в виде увеличительных приборов и приборов ночного видения. То, что он сам столь метко зарядил немцу в глаз с двухсот шагов было, мягко говоря, охренительным везением. К слову, он бы считал, что плазмобой наполовину все же наполнен, нежели наполовину пуст. -А теперь покатай меня, большая черепаха,- заявил он после проверки боекомплекта. Два магазина и пять патронов в том, что сейчас в автомате. Негусто. Но и не жидко.- Пойдем, эти педики так просто не отстанут, полагаю я. А кофей стынет уже. Вдруг зазвонил телефон в вадимовской куртке. Мегафоновский экстримальный, который в режиме бездействия держится до 450 часов, водонепроницаемый, ударопрочный и со множеством полезных функций. -Напрямую звонят.. Вот уж не подумал бы. Номер определился. Более того, этот номер был в списке контактов. -Да, мистер Джонс. Да. Да. Так вышло. Дезинформация,- коротко отвечал он на вопросы, задаваемые невидимым собеседником.- Да, здесь. Ну.. Можно и так сказать. Почти. Хорошо, сейчас передам. Крушайко протянул средство связи Гончей. -Мистер Джонс хочет переговорить с тобой. На другом же конце провода, в далеком отсюда Вильнюсе тот самый обладатель баритона стал ждал, пока Анастасия возьмет трубку у наемника. -Госпожа Волкова, это Сэмуэл Джонс. Я занимаюсь делом по Красноярску,- на чистом русском произнес англичанин.- Расскажите из первых, как сказать, рук, что там происходит.

Гончая: Анастасии очень захотелось поинтересоваться у обладателя роскошного начальственного баритона, как же это так выходит – делом занимается ОН, а рёбра ломаем и ожоги получаем МЫ, - но она вовремя прикусила язык. Обстановка как-то не располагала к выяснению отношений, да и вообще ссориться оборотню с высокопоставленным, судя по всему, представителем Комитета, способным выписать любому нелюдю путёвку в оздоровительный концлагерь, – не самая лучшая идея. Комитетчики наверняка согласятся замять по своим каналам дело об убийстве скинхедов и их предводителя, а про Оксаниных нелюдей и вовсе не вспомнят, но вот насчёт группы Крушайко могут возникнуть весьма неприятные вопросы. Как ни крути, а неспровоцированное нападение на сотрудников Комитета, хотя бы и на вольном найме, остаётся нападением на сотрудников Комитета безотносительно к тому, знала ли ты, что творишь, или ведать не ведала. В хорошенькую же историю втравила её подружка Надежда, что тут ещё скажешь… - Доброе утро, мистер Джонс, - сказала Гончая. – Если оно действительно доброе, в чём, говоря по правде, хватает поводов усомниться. О том, что кто-то по каналам местного отделения Комитета навёл на меня группу Крушайко, Вы, конечно, уже знаете. Как и о том, чем кончилось дело. Мне очень жаль, что так вышло. Мой первый контакт – Георгий, фамилии не знаю, бывший Инквизитор, - убит, застрелен неизвестным снайпером. Профессор Шайский, которого Комитет нанял меня инструктировать, как оказалось, связан с группировкой скинхедов «Зубы» - в этом признался сам предводитель банды господин Потапов, когда мы отбились от его людей. По его же словам, «Зубы» финансирует владелец местного завода ферросплавов, некто Альберт Мерзайцев, если я правильно запомнила. Увы, но затем господин Потапов повёл себя…гм… неконструктивно. С печальными для него последствиями. - И ещё одно, - продолжала Стася. - Только что на нас напала группа нелюдей во главе с Оксаной Зубченко, истинным вампиром. Я с ней знакома еще с тридцатых годов. Штандартенфюрер СС, нацистская преступница, заочно приговорена к смертной казни. Специалист по части тайных убийств. Не знаю, есть ли записи о ней в архивах Комитета – после Второй Мировой она исчезла с радаров. Похоже, Оксана тоже работает на Мерзайцева. Подозреваю, что снайпер, застреливший Георгия, был из её же компании. Оружие у них самое современное – тяжёлая плазма, лазерные винтовки… а у нас – наполовину разряженный трофейный плазмобой, один автомат на двоих и мои зубы, - щедро подпустила Гончая чёрного цвета в обрисовываемую картину мира. – Вадиму, кстати, очень не помешала бы врачебная помощь. Ах да, и ещё нас сейчас ловит вся полиция Красноярска. В общем, тайная операция удалась на славу. В это же самое время вампиресса, сидящая за баранкой «Хаммера», тоже отвечала на телефонный звонок. - Да, Альберт? – щебетала она в трубку нарочито блондинистым голоском. – Нет, им удалось уйти. Ну, пожалуйста, не сердись, лапочка моя! Это просто маленькая глупая неприятность, которая абсолютно ничего не значит. Ты же у меня самый умный на свете, Альбертик, твоим чудесным планам ничто не может навредить! Но послушай, милый, мне не помешало бы подкрепление. Пусть Шайский ставит под ружьё своих бритоголовых оболтусов. Они, конечно, сплошь болваны стоеросовые, зато их много. Пора начинать. У нас ведь достаточно оружия? О, меня всегда восхищала твоя предусмотрительность! Только заклинаю, будь осторожен с этим скользким типом из Комитета, ему нельзя доверять… Да-да, я уже еду к тебе, любимый! Вся вот прямо горю от нетерпения, целую сто раз! - Идиот слюнявый, - добавила Оксана, нажав клавишу «отбой». – Кролик. Одна случка на уме. - Ото ж я и удивляюсь, пани Оксана, як вы его терпите? – пробасил Тарас. - С большим трудом, - призналась вампиресса. – Хотя сказочная глупость и самоуверенность Альберта Францевича отчасти даже забавны. Папенька его был сильно поумнее, потому и пришлось от него избавиться. Впрочем, нашего недоделанного властелина всея Красноярского края ждёт такая же судьба, когда придёт моё... то есть наше время. А пока давай-ка займёмся одной слишком настырной и везучей волчицей. Оксана натыкала номер и бросила в трубку: - Серый? Хриплый мужской голос, больше похожий на рычание, осведомился: - Чего тебе надо, кр-р-ровопийца? Ты в кур-р-рсе, котор-р-рый час? - Придержи язык, ты, шавка подзаборная! – ядовито зашипела блондинка. – По твоей территории со вчерашнего вечера шляется заезжая самка оборотня, а вы чем занимаетесь? Под хвостами выкусываете? Или яйца себе полируете? - Слушай, ты, фр-р-ройляйн! - Ну-ка, быстро подняли свои волосатые задницы! – рявкнула Оксана. - Чтобы бегом мне нашли и порвали эту суку! В клочья! И того мужика, что с ней – тоже, за компанию! Форвертс, майне камераден, пошевеливайтесь, блохастые!

Берс: -Твою мать!- достаточно громко ругнулся голос на том конце. Явственно послышался звон разбитой посуды.- Прошу прощения за несдержанность, госпожа Волкова. Ваша информация очень полезна. Если бы Стася не обладала таким тонким слухом, она бы не расслышала фразочку, брошенную через зажатый рукой микрофон "Провели тихую операцию, мать ее..". Вадим же в это время ковырялся с "хеклером" и осматривал окрестности того места, где они сейчас находились, на предмет посторонних личностей. -Передайте Вадиму, что действуем по плану "Б". Он поймет. И выдвигайтесь до "Ангара". Я попробую собрать вам оперативную группу и отвлечь внимание полиции. Еще раз спасибо за бесценные сведения. Вызов был сброшен. -Ну че он сказал?- меланхолично поинтересовался Крушайко.- Действуем по плану "Б"? Задрали эти уроды штабные со своими планами. Поясню, план "Б", мать его так, это "действуем по обстоятельствам",- гнусаво произнес он расшифровку кода.- Все. после этого дела получу деньги и выхожу на пенсию. Буду встречать старость в компании блондинок, брюнеток и рыжих где-нибудь в районе карибских островов. Буду себе жрать виски, экспериментировать с коктейлями и дурью. В общем, оторвусь перед смертью. Собственно, массивный дядя с навыками убийцы сложно представлялся в роли наркомана и алкаша, живущего в бунгало. Но у всех же может быть заветная мечта. -Пойдем в "Ангар",- на бойца напала необычайная словоохотливость. Ну еще бы! За один день повстречаться с оборотнихой, которая без видимых усилий и повреждений раскидала с десяток лучших бойцов из расформированного "Вымпела", развалив отряд, собиравшийся с таким трудом. Потом сломать ребра, быть едва ли не укушенным ею, что похуже смерти будет, пожалуй. После этого перебежать дорогу самой сильной стае скинов и магнатам металлургии. А напоследок еще и связаться с нелюдями.- Раз уж эти гаврики не торопятся предпринять что-нибудь и помочь нам, вскроем эту херню самостоятельно. Тут как раз недалеко. Километров десять для бешеного идиота не крюк..

Гончая: - Пойдём, - согласилась Анастасия, возвращая Крушайко телефон. – Обязательно пойдём. Но только после того, как ты обеспечишь мне чашку горячего кофе. А лучше две. И к ним обязательно ещё что-нибудь мучное, сладкое, вредное и вкусное. В противном случае я отказываюсь следовать твоим указаниям. И вообще утоплю тебя прямо вот в этом пруду. О, вот видишь, меня уже и на дурацкие шутки пробило. Это всё от голода. Закидывай руку мне на плечо. И оружие давай сюда, - Гончая дёрнула ещё одну «молнию» на своём чудо-рюкзачке, окончательно превратив его в ранец модели «мечта оккупанта», и сунула внутрь плазмобой и автомат, немотря на активные возражения Вадима. - Давай-давай, Аника-воин, не светить же пушками, когда у нас на хвосте вся полиция города. И пошли уже наконец кофей пить. За балагурством Гончей пряталось беспокойство. Они, конечно, отбились от Оксаны, но, честно говоря, им просто невероятно повезло - нелюди полезли практически напролом, переоценив свои силы. Второй раз на такую удачу рассчитывать нечего. Вампиресса всегда была умненькой тварью, и наверняка уже сейчас обдумывала какую-нибудь новую пакость. А если Стася права в своём предположении, что за Зубченко стоит тот самый Мерзайцев, точнее, его завод ферросплавов, то уж чего-чего, а возможностей по части устройства пакостей у фройляйн штандартерфюрера должно быть предостаточно. Серый вывалился на залитую предрассветной синенькой темнотой улицу в препоганейшем настроении. Последний стакан вчера вечером, как всегда, оказался лишним, а переспать похмелье эта зубастая стерва ему не дала. Ладно. Сейчас на ком-нибудь из своих отыграюсь, сердце сорву, подумал Серый, сжав пудовые кулачищи. Ох, не позавидую я этому "кому-то"! А не хрен потому что криво пялиться на нового вожака. Всё никак не забудут старого пердунка Игоря Николаевича, при котором и небо было, типа, выше, и трава забористее, и подшёрсток гуще, и блох меньше... и мы перед людишками на задних лапах скакали, как пудели цирковые, и мясные обрезки с рынка жрали. Никакого, мать его, понятия о нелюдской гордости! Хорошо хоть вовремя подвернулась эта фифа-блондинка. Капелька слюны, случайная царапина, анафилактический шок, ой-ай, спасите-помогите - и у руля встаёт новый вожак. Способный указать говорящей еде её настоящее место.

Берс: -Вот там и попьешь. А мучное-вкусненькое-вредненькое... Сухари, думаю, подойдут. Могу туда тебе транквилизатора насыпать, чтоб повреднее было,- не остался в долгу тяжело дышащий спецназовец. Это просто сказка какая-то. Не в самом добром расположении духа, опираясь на плечо оборотнихи, наемник поковылял в одному ему ведомом направлении. Рука, положенная на талию, постоянно соскальзывала чуть ниже, но белеющий от боли и бессилия Вадим с завидным упорством подтягивал ладонь обратно на талию. Внезапно ему стало смешно - могло показаться, что он гладит ее по спине. Так они прошли до неприметного здания какого-то торгового центра. Что может быть неприметнее, чем сверкающий неоном здоровый центр, задачей которого является толкать порой абсолютно бесполезные шмутки обывателям. Вот, например, за каким бананом может понадобиться подарочный набор ножей для сеппуку? Или серебряные палочки для еды? Это оставалось за гранью понимания Крушайко, тем не менее, он не пошел в главный зал торгового комплекса, а свернул вниз, к двери для персонала. Неон на задании, кстати, оповещал, что это здание - есть торговый центр "Ангар". Зажав кнопку звонка, Вадим оперся на стенку и устало вздохнул, морщась - действие обезболивающего заканчивалось и теперь наемнику предстояло получить ту порцию боли, что глушилась час. В полном объеме. Может и с процентами. Открыл дверь худой тип лет шестнадцати. Не иначе, как студент на подработке. -Че надо, паря?- нагло интересуется жующая физиономия, после чего знакомится с оплеухой, выданной наемником. -Тебя не учили разговаривать со взрослыми?- парень пляшет, что неудивительно - сильная жилистая руку выкручивает ухо подростка. -Что за шум? Вадим?- вышедший из-за угла толстый тип, раньше явно бывший штангистом, судя по ширине плеч.- Ты здесь какими судьбами? Отпусти Артура, он же тебя не знает. Недавно тут работает. Артур обиженно трет левое ухо, подозрительно оглядывая бледного громилу и высокую мадаму. -Артур, не соблаговолишь ли ты съебаться и принести две огромные кружки горячего черного кофе. Послаще. И плюшек захвати,- ошарашенный парень медленно поплелся выполнять вежливую просьбу.- Артуууур,- протянул наемник, поморщившись.- Я же вежливо попросил, давай резвее. Тем временем толстый подхватил неважно выглядевшего наемника и повел их по коридорам. -Кто ж тебя так отделал?- поинтересовался толстяк. -Не поверишь, одна очаровательная мазель по имени Анастасия. Ты ее уже видел.. -Не припомню.. -Она за тобой идет,- что было дальше, Крушайко никак не мог предугадать, хотя.. Бывший тяжелоатлет расхохотался. -Непобедимому Вадику наваляла девка! Кому расскажу - не поверят. -Вот и не рассказывай, а то она еще и тебя отделает. В скромной каморке для подсобных рабочих был скромный диванчик, столик и пепельница. Ну и микроволновка с бойлером. И все это, несложно догадаться, скромное. -Располагайтесь.

Гончая: Окружающая обстановка, на взгляд Анастасии, никоим образом не ассоциировалась с великим и ужасным Комитетом. Впрочем, как отметил маленький внутренний волк, маскировку под торговый центр (ларёк-переросток тож), которых в эпоху стабильности высыпало по городам и весям что прыщей на физиономии подростка, следовало признать удачной идеей. - Спасибо, - поблагодарила Гончая неизвестного здоровяка, устраиваясь на продавленном и вдобавок не так чтобы идеально чистом, но всё-таки мягком диване. Горловина сброшенного с плеча на пол рюкзака слегка разъехалась, многозначительно явив рубчатую рукоять плазмобоя. Бывший тяжелоатлет бросил вопросительный и очень острый взгляд на Вадима, но тот чуть заметно кивнул, и в комнатке тут же вновь воцарилась прежняя несмущаемая атмосфера. Артур, надо отдать ему должное, оборотился единым духом, притащив две действительно немаленькие чашки кофе и блюдо с пирожными. - М-м-м, венские! Мои любимые! – возрадовалась Гончая и немедленно приступила к стремительному поглощению калорий. – Благодарю Вас, Артур. - Э-э-э… - покраснел парнишка. Было заметно, что к подобному обращению он не привычен. - Ну, то есть, типа, на здоровье… Штангист благодушно хохотнул. - Попробую перевести с русского ресторанного, на котором вот сейчас изъяснилась мадемуазель, на русский общедоступный: Арчи, пожалуйста, сдрисни отсюда на хер. А и то правда - иди-иди, юноша. Тут сейчас серьёзные дяди… и, хм, - он окинул взглядом вытянувшегося на диване приятеля, зеленовато-бледного от накатывающей боли, потом с некоторым даже уважением посмотрел на уминающую пирожные Анастасию, - очень серьёзная тётя будут разговаривать серьёзные разговоры. Ни к чему твоей кремниевой голове такая мигрень. Ступай на погрузочную платформу, экспедиторов поторопи. Артур скрылся за дверью. - Паршиво выглядишь, Вадим. Первый раз на моей памяти тебе так-то вломили, - заметил здоровяк. – Ладно, сейчас что-нибудь придумаем. Лежи и не дёргайся. Меня не предупреждали, что ты заявишься, да ещё не один. Хотя мог бы и сам догадаться, что, раз пулемётная пальба и кучи трупов, то без тебя не обошлось. По всем каналам только об этом и твердят, Артур мне уже все мозги проел новостями. Мэр в истерике, губернатор в панике, полиция вообще в ах… ах, каком нервном состоянии, - поправился силач, скосившись на Анастасию. - В интернете несут околесицу про какого-то спятившего оборотня, в общем, все обалдели и гомозятся, кто во что горазд - со времён ван Зейна такого не припомню. Что им там ещё за оборотень? Вадим, сморщившись, дёрнул Анастасию за рукав кожаной куртки. Та вздохнула, поставила на столик недопитую чашку кофе… - А, - сказал штангист, глядя на серую волчицу, чьи чудовищные челюсти невозмутимо пережёвывали венское пирожное. – А. А. - Актюбинск, - отозвалась Гончая, снова принявшись за кофе. – Ваша очередь. - Какого хрена?! - Нет такого города, - грустно ответила Стася. – Зато есть город Красноярск. Правда, если мы не поторопимся, то вполне возможно, что и его скоро тоже не будет. По крайней мере, в привычном для Вас виде. Серый примерился для последнего удара и с разворота впечатал каблук берца Нике в живот, выбив из растянувшейся на грязном полу сопливой сучки дыхание вместе с жалким визгом и отшвырнув избитое тело прямо к ногам её ненаглядного Пашеньки – как и было рассчитано. А Пашенька и глазки опустил, на вожака поглядеть боится, стоит себе смирненько, пока его подружка рядышком корчится, расплющенным носиком хлюпает, вдохнуть силится. Правильно себя ведёт, молодец. Понимает, что ветер переменился, и ссать против нового ветра - вредно для здоровья. - Вот так, - прорычал Серый, яростно зыркнув на собравшуюся в «Дыре» стаю. – Это – ур-рок на пер-рвый р-раз. Всех касается. Потом будет кр-руче. Я вам не Игор-рь Николаевич. Соплежуйство закончилось. Кто будет мне вер-рен – скор-ро будет пар-рную человечину жр-рать, кто попер-рёк тявкнет – р-разорву! А тепер-рь идите и выполняйте пр-риказ! Два десятка оборотней заторопились на выход. Они молчали и очень старались не смотреть друг другу в глаза. Пашенька, зажмурившись, перешагнул через слабо шевелившуюся Нику и поспешил за остальными сородичами. - Па-а-аш… - еле слышно раздалось ему вслед. Подросток втянул голову в плечи и опрометью выскочил на улицу. - Очухалась, шалава малолетняя? – оскалился Серый. – Ну, пошли тогда. Ухватив стонущую девчонку за шиворот, он поволок её в подсобку и бросил на рваный матрас, воняющий потом и спермой. - Буду с тобой пр-роводить эту… как её… р-разъяснительную беседу!

Берс: -Попроси ее, и тебя так отделает,- хрипло проговорил наемник.- Один в один будем, как близнецы, только у тебя жопа толще. Вадим не стал напоминать, что в одном конфликте, произошедшем всего-то четыре года назад, плюс-минус месяц, его состояние медики оценивали как несовместимое с жизнью. В общем, было что вспомнить, хотя приятных воспоминаний было категорически меньше, чем им противоположных. Хотя, несмотря на то, что подобное состояние не было диковинкой для командира разбитой группы, в привычку оно все же не вошло. -Если мы поторопимся, то скоро не будет города Комитет,- спокойно сказал Вадим, взяв кружку ароматного растворимого кофе с нерастворимым осадком. Кажется "Якобс" или "Нескафе". Самая вкусная дрянь после приятнейшего запаха "Примы" без фильтра и натуральной лапши "Ролтон".- Нужно обмозговать куда и как мы дальше вялимся. А еще мне нужна серебряная струна от фортепиано. С тебя причитается, Коля. Вадим достал с одной из полок столика, за которым они расположились, пачку "Беломорканала", спички и пододвинул к себе пепельницу. Чирк, и открытое пламя заставляет тлеть вонючий табак. -Давно уже хотел покурить.. Пять лет как бросил..- он с блаженным видом выдыхал струи густого вонючего дыма и всем своим видом показывал, как ему замечательно и хорошо. Правда, периодически морщился, но глубокие затяги стоили немножко мучений, вызванных болью в ребрах.- Слышал про Ш.. Ш.. -Долго шипеть будешь, змеятина подколодная?- спросил Николай, бывший мастер спорта по тяжелой атлетике. -Зубы тебе выбью, сам зашипишь, пузатик,- быстро отбрил словесный выпад угрозой физической расправы Крушайко.- Шайский, очкарик. Преподает где-то на правом берегу, если не путаю ничего. -Аналитик? -Анальгин, блин. Ну чего идиотские вопросы вечно задаешь. Нет, он боевик, прошедший подготовку в "Иностранном Легионе" и "Холулае" одновременно! Че знаешь о нем? -Да нифига, кроме того, что ты сказал. Преподает, периодически выполняет работенку для Комитета. Неплохой аналитик. Не женат. Про "Иностранный Легион" не слыхал, учту. -Настя, позволь тя так называть, у тебя какие соображения? В это время в кабинетах генералов и полковников силовых структур и органов правоохранения почти одновременно раздались звонки, на которые вышеозначенные господа в погонах ответили с одной и той же интонацией: -Понял, выполняю. Комитетовский дядя был не просто хрен с бугра. Он имел вес и именно его задница находилась на прицеле жарких херов, только и ждущих момента, чтобы добраться. Правда лишь десять из сорока начали выполнять приказ, как было сказано. Деньги творят чудеса. Большие деньги творят большие чудеса.

Гончая: - Не возражаю, - улыбнулась волчица, аккуратно поставив на столик опустошённую чашку. – А что до моих соображений… Против нас играет не один человек, а целая команда. Во-первых, Мерзайцев с прикормленными «Зубами» и, весьма вероятно, подкупленными полицейскими и эфэсбешниками. Во-вторых, вампиресса Оксана Зубченко и её миньоны, которым, вероятно, платит тот же Мерзайцев. В-третьих, некто Икс – назовём его пока так – из местного Комитета, занимающий достаточно высокую должность, чтобы успешно покрывать до последнего времени фокусы Мерзайцева и Зубченко. Но все эти затейники одновременно играют ещё и друг против друга. Смотрите: Икс не поставил Мерзайцева в известность о том, что послал группу Вадима изловить нас с Георгием, а заводчик не поделился с Иксом сведениями о плазменной мине и снайпере. Значит, доверия между ними – никакого. Что касается Оксаны, то тут можете поверить мне на слово: эту куколку-блондинку кровью не пои, дай кого-нибудь обвести вокруг пальца. И хорошо ещё, если это окажется именно палец. Какой из этого следует вывод? А тот, что у каждого из этой совсем не святой троицы припасён в рукаве какой-то козырь, чтобы до смерти удивить партнёров, когда их вроде бы общий план начнёт осуществляться. - С Иксом, - продолжала Настя, пристроив подбородок на сложенные в замок пальцы, - проще всего. Допустим, Мерзайцев при его попустительстве устраивает какую-нибудь крупную гнусность с участием нелюдей, Комитет внезапно прозревает и вмешивается, прибывают войска – беспорядки стараниями Икса подавлены, он – спаситель Красноярска и вообще кругом в шоколаде. Под сурдинку можно и всесильным местным серым кардиналом заделаться, особенно если одёрнуть будет некому – а ведь так оно и вышло бы, удайся покушение на фон Зонненменьша. Оксана сама по себе козырь, да и наверняка уже успела снюхаться с кем-то из местных нелюдей, пользуясь тем, что Комитет смотрит на её затеи сквозь пальцы. Мерзайцев отчасти, конечно, рассчитывает на ту же Оксану… но, очевидно, не только. Понадобились же ему для чего-то «Зубы», которые по глупости своей никуда больше не годятся, кроме как на роль пушечного мяса. - А этот? – подал голос Николай. – Ну, тот, про которого Вадим говорил… Шайский? - Могу ошибаться, но, думается, он в этой игре на вторых ролях, - чуть помедлив, ответила Анастасия. – Не то чтобы совсем «подай-принеси-пошёл вон», но на той же линии. При «Зубах» он, скорее всего, с ведома Икса подвизался кем-то вроде идеолога. Не иначе, эффектные речи на сходках толкал – господин Потапов… ныне покойный, - уточнила волчица, на что здоровяк только носом покрутил, - как-то не произвёл на меня впечатления одарённого трибуна и тонкого интеллектуала. В отличие от господина профессора. С удовольствием перегрызу Шайскому глотку, но… вот мелок он слишком, чтобы вести самостоятельную партию, пусть и нелюдь самый настоящий. Хотя я, конечно, могу и ошибаться. - Картинку ты нарисовала – хоть сейчас на стену вешай, - покивал Николай. – А делать-то теперь чего? - Ну, я охотно порасспросила бы господина профессора о том, какую именно пакость его наниматели замыслили. Пускай в их комбинациях его номер шестнадцатый, но о чём-то он ведь должен знать или хотя бы догадываться – не дурак ведь, совсем не дурак. Только у нас, я так понимаю, нет о нём никакой информации… - на этом слове Гончая вдруг запнулась. Глаза у неё сделались большие и задумчивые. - Скажи, Николай, - спросила она, - а почему ты назвал Артура «кремниевой головой»? - То есть как? - искренне удивился здоровяк. – Да потому что кремниевая и есть. Арчи у нас ведь не какой-нибудь там с горы, а первейший во всём городе этот… как его, чёрта… хакер-шмакер, в общем. Форменная знаменитость! А тут просто подрабатывает, копейка, она лишней не бывает. Постой, Настя, ты что ж, не местная? - Вчера вечером понаехала, - коротко ответила Стася. - Я так и понял. Прошлый год шумное дело было. Артурчик каким-то шикарным банкирам такого гусара в нос пустил, что тем хоть на паперть иди копеечку клянчить. Разорил в лоск! Еле отоврался, присудили два года условно и отлучение от этих самых разлюбезных компьютеров. Ну, да его отлучишь, пожалуй!.. Эй, Настя, погоди, ты куда? – спросил Николай у распахнутой двери. – Вот же девица моторная, прямо не хуже тебя, Вадик. Такое же шило в жопе. Слушай, чего б тебе не ожениться? Чумовая парочка выйдет! Между прочим, мамзель собой очень даже ничего, ну а что шерстью другой раз обрастает – так это пустяки, привыкнешь, ещё, гляди, нравиться будет, хе-хе… - Артур! Арту-ур! – возопила Анастасия, промчавшись по коридорчику и выскочив на погрузочную платформу, где экспедиторы и менеджеры, потрясая электронными планшетами, азартно материли друг друга под сердитое фырчанье грузовиков. Гончая повела носом, выделив среди сонма запахов один необычный, совершенно тут неуместный и в высшей степени подозрительный. С ним непременно надо было разобраться… чуть позже. - Ар-ту-ур! Искомый парень с обиженным лицом и всё ещё красным, слегка оттопыренным ухом, трудолюбиво подпирал стену торгового центра и пускал в голубой рассветный сумрак завитушки табачного дыма. На крики Гончей Арчи отреагировал испуганным взглядом, от неожиданности едва не проглотив сигарету. - Ну-ка, молодой человек, пройдёмте, - с этими казёнными словами волчица сгребла хакера за шиворот, и тот мгновенно переключился в жалостливый режим, затянув классическое «а чего я, я ж ничего, другие вон чего, и то ничего, а я-то чего?». Так и гнусавил без передышки, пока Стася не приволокла его в комнату и не усадила на диван. - Говорят, у вас, Артур, настоящий талант по компьютерной части? – осведомилась Гончая, сунув обалдевшему парню в руки ноутбук Георгия. – Надеюсь, не преувеличивают? - Мне по приговору нельзя, - замотал головой Арчи. - Можно, ещё как можно, - возразила Стася. – Слышали про такую организацию – Комитет? Так вот Комитет в моём… в нашем лице, - она указала на Вадима, издавшего одобрительный звук, нечто вроде «гхыть!» - разрешает. А приговором вашим суд пускай подотрётся. - Ну, если Комите-ет… - неуверенно протянул Артур. - Вот вам компьютер, вот – хакерские программы, - Гончая вручила юноше заветную флешку. – Нам нужны выходы на профессора Шайского, имени-отчества не знаю, и любая подозрительная информация по господину Альберту Мерзайцеву и его заводу ферросплавов. Ах да, чуть не забыла, - Анастасия вынула из рюкзака заметно отощавшую пачку денег и ткнула Арчи в нагрудный карман рубашки несколько пятитысячных купюр. – Аванс от Комитета. Вопросы есть? - А вам это всё… зачем? - Вопросов нет, - кивнула волчица. – Всё, приступайте. Удостоверившись, что Артур действительно с головой погрузился в столь любезный ему мир электронного зазеркалья, Стася вполголоса обратилась к здоровяку: - Николай, выпусти меня через служебный вход, пожалуйста. Только по-тихому. - Чего такое, Настя? – моментально насторожился тот. – Неприятности? Вадим молча потянулся к автомату. - Сама пока не очень хорошо поняла, - призналась Гончая, вспомнив подозрительный запах. – Надо кое-что… проверить. Пашка бесцельно брёл по улицам медленно просыпающегося города, уставившись себе под ноги. Вообще-то ему полагалось держать нос по ветру и искать неизвестную самку оборотня, но перед глазами то и дело всплывала тоненькая, похожая на сломанную куклу Барби фигурка Ники на полу «Дыры», а в уши настойчиво лез её полувсхлип-полустон: «Па-а-аш…». Сволочь Серый, нарочно выбрал самую слабенькую, чтобы вволю оттоптаться. А сам Пашка тоже хорош – его девушку лупцуют ногами, а он стоит столбом, чуть в штаны не напустив со страху. При мысли же о том, что Серый наверняка сделал с Никой после экзекуции, пареньку просто захотелось провалиться в тартарары сквозь асфальт. Но что, что он мог против Серого? Вожак – матёрый волчище, подмял всю стаю так, что никто и не пикнет, а они с Никой – просто парочка нелепых шуток природы, только и названия, что оборотни! Пашка и сам не понял, как и зачем оказался на задворках торгового центра «Ангар», напротив погрузочной платформы, на которой суетились и орали какие-то очень занятые люди, не очень хорошо различимые сквозь солёную мокроту в глазах. Пашка шмыгнул носом… и насторожился. Неужели запах оборотня? Если для чего и годилась Пашкина звероформа, так это для того, чтобы прятаться по кустам. Он подобрался поближе к платформе, следуя за нитью запаха. Всё точно - вот та, кого Серый приказал найти. Высокая, чуть не под два метра, крепкая брюнетка в джинсах и «косухе», держащая за шиворот не на шутку перепуганного паренька на год-два постарше Пашки. Жесты уверенные, лицо жёсткое, как подошва берца, - такой дамочке Пашка на один зуб, и то она, наверное, побрезгует. Надо звонить Серому, пусть приедет и… и?… и-и-и-и! - Чего ты визжишь, как павиан на высоковольтной вышке?! – прошипела волчица, сграбастав Пашку за загривок и подняв его в воздух. Пушистый енот-полоскун сглотнул, уставившись в не сулящие ничего доброго глаза волчицы, явственно отливающие кровожадным багрянцем.

Берс: -Шило в жопе - мой внутренний стержень,- безапелляционно заявил Вадим на замечание здоровяка Николая.- А жениться мне еще рано. Тридцать пять лет - это ведь начало жизни. Представь себе, я буду верным семьянином и лишу генофонд страны такой шикарной возможности обогатиться за мой счет.. абсолютно бесплатно. Ты считаешь, это справедливо? Нет. Вот и я считаю, что несправедливо,- наемник потянулся и поморщился от боли.- Бля..- хрипло выдавил он, стараясь принять прежнее положение как можно плавнее. Оборотниха зашла и почти тут же выскочила. Естественно, Вадим не стал сидеть на заднице ровно и быстрым шагом вышел через парадный. -Что за эхолокатор на ультразвуке?- морщась от громкого визга. Автомат с собой он не взял, зная, что Николай уже сидит в диспетчерской и управляет турелями, которые до поры не показались, но руки у толстяка, Крушайко был в этом просто уверен, так и чешутся нажать на заветные клавиши перевода в ручное управление и нажать на гашетку электроспуска. Не торопясь, командир разбитой ныне группы поднялся по лестнице и глянул на чуть ли не обоссавшегося парня. -Вообще-то, Комитет запрещает вмешиваться напрямую без приказа в жизнь нелюдской фауны и флоры. А этот овощ явно из вышеозначенной флоры. Отпусти ты его уже, видишь, глаза как у нашкодившего щенка... Сколь лет уже обращен? Почему-то Крушайко был уверен, что обратили Пашку случайно. Просто не доели или попался под горячую челюсть. С год назад, не больше. Или сам попросил долголетия, не подозревая, чем обернется этот сомнительный "дар". В любом случае оборотень даже человеку, столь слабому по сравнению с полузверями, не внушал страха или опасения. Хотя, наверно, не будь у Вадима богатого боевого опыта, он бы тоже сейчас смотрел на волчицу со страхом и невольным уважением. А так знал, что это просто демонстрация силы, как заведено в России и у нелюдей. -Да,- невысокий парень в обычной одежде, присущей тинэйджерам, каковым он и являлся, разговаривал по "блютуз" гарнитуре.- Ну профессор, да, нужен зачет. Да я ж говорю Вам, что я завязал с этим. Вот даже как.. Ну что Вы, в самом деле..? Нужен мне диплом, нужен, но.. Я за-вя-зал. Парнеь смачно сплюнул на брусчатку, которой был покрыт тротуар. -Дерьмоед,- произнес он.- Это я не Вам профессор..- убедившись, что связь прервана, парень тяжело вздохнул.- Гондон дырявый... Ну ладно, есть ректор - есть проблема, нет ректора, нет проблемы.. Парень завернул в переулок и прошлепал с полтинник метров, заходя во двор старенького дома. Обшарпанная металлическая дверь со ржавой ручкой держалась на самом честном слове. Открыв дверь с помощью "таблетки" - электронного чипа, каковой у него был универсальный, он спустился в цоколь и постучался в дверь, из которой не далее часа назад выскочила группа оборотней Серого. -Придет серенький волчок и укусит за.. толчок..- студент держал руки в карманах штанов, сшитых в стили милитари.

Гончая: - По-по-полгода, - пролепетал Пашка, подтвердив предположение Вадима. – Я и мо-мо-моя де-де-девушка. Мы са-са… - Сами захотели, - закончила за него Анастасия. – Мальчик с девочкой однажды решили стать большими и страшными волками, чтобы все их боялись и не смели обижать, а превратились в таких милых пушистиков, что просто ня и кавай в промышленных объемах. Генетическая ошибка. Бывает. Подружка ваша тоже енотом обернулась? - Да! – тонко выкрикнул Пашка. – Обернулась! Вам-то что? Вам-то хорошо!.. Лицо Гончей на секунду будто судорогой свело. Пальцы её разжались, и Пашка, болтавшийся между небом и землёй, приземлился на задницу. Тяжёлый, сытный запах крови. Вкус человеческого мяса. - Вы совершенно правы, юноша, - сказала волчица бесстрастно. – Мне очень хорошо. Лучше всех. - А… а Вас давно… это, в смысле?.. - осмелился спросить Пашка, подымаясь на заметно дрожащие ноги. Гончая выгнула бровь: - За полгода, молодой человек, можно было бы уже и усвоить, что этот вопрос у нас считается крайне нетактичным. Впрочем, если вас так интересует, то лично меня никто никогда не кусал. Парень выпучил глаза: - Значит, Вы – из Истинных? Обалдеть! - Где-то дома валяется родословная на двенадцать поколений, - пожала плечами Анастасия. – А теперь, юноша, если ваше любопытство удовлетворено, то у нас тоже имеются к вам вопросы. Вас, кстати, как зовут? - Паш… то есть Павел, - поправился парень. - Очень приятно. Я – Анастасия, а это… - волчица бросила на спутника короткий взгляд, - …мой друг и напарник Вадим. – Крушайко, к чести его будь сказано, внешне сохранял абсолютную невозмутимость, хотя его так и подмывало поинтересоваться, с каких это пор «друга и напарника» принято выбрасывать с третьего этажа, а также грозить ему обращением в нелюдя. – И нам обоим очень интересно, чего ради вы за нами шпионите? - Я? – замялся Пашка. – Да Вы что… я не шпионю… Вы всё неправильно поняли… я… ну, я просто… - На минуточку помочиться вышел? – с готовностью подсказала Гончая. – Павел, ну зачем вы пытаетесь нас обмануть, да ещё так неумело? От вас же сейчас, простите, за версту разит враньём. Давайте попробуем снова, только чтобы всё по-честному. Итак? - Не, ну чего, ну я по правде же не шпионил… Повисло короткое тяжёлое молчание, нарушаемое лишь бесконечной монотонной перебранкой на погрузочной платформе и рокотом автомобильных двигателей. - Ладно, - наконец вздохнула Анастасия. – Дело ваше, Павел. Не хотите нам помочь – не надо. Да не тряситесь вы так, а то действительно в штаны ненароком напустите. Ничего я вам не сделаю, трусишка, идите с миром. Только как бы потом не пришлось пожалеть о своём упрямстве. Пойдём, Вадим, – волчица повернулась на каблуках и неспешно зашагала к «Ангару». Наёмник смерил парня насмешливо-презрительным взглядом и последовал за волчицей. Они успели сделать лишь несколько шагов, когда сзади донеслось: - Подождите! Гончая остановилась. - Да? – обронила она, не поворачивая головы. - Он меня разорвёт… - пискнул Пашка. – Серый меня разорвёт и сожрёт… и Веронику тоже… если… я вас ему не сдам… - Было бы там чего жрать-то, - усмехнулась волчица. – И кто такой этот Серый? - Во-жак… - с трудом сглотнул Пашка. - Новый вожак стаи. Полный псих, Вы не представляете, что он творит. Я уверен, это Серый убил Игоря Николаевича, Серый и его чёртова подружка! А сейчас он… с Вероникой… - дальнейшие слова потонули в горестных всхлипываниях. - Подружка? – переспросила Гончая. – А вот дайте-ка угадаю: красивая блондинка с прозрачными глазами и острыми клыками? - Она кровопийца! – пискнул Пашка. - Знаю, - кивнула Стася. – Ну, - обратилась она к Вадиму, - вот мы и раскрыли козырь Оксаны Зубченко. Стая оборотней под началом неуравновешенного вожака способна натворить в большом городе очень серьёзных дел. И сейчас вся эта стая ищет нас – с довольно очевидной целью. Створки стальных ворот, толщина которых наводила на мысль о грядущей ядерной войне, неторопливо разъехались в стороны. «Хаммер» беспрепятственно миновал две группы охранников (все - в чёрных прыжковых костюмах, при дорогих заграничных разгрузках поверх бронежилетов «Бастион», со скорострельными лазерными винтовками и новенькими автоматами 9А-91 в руках), и вполз на территорию завода ферросплавов. Попетляв между громадными тёмными цехами и колоссальными складами готовой продукции, автомобиль подкатил ко второму периметру обороны – пятиметровому бетонному забору, щедро обмотанному поверху колючей проволокой, с решётчатыми башнями, на которых были установлены мощные прожекторы и пулемётные турели. Сразу несколько этих адских устройств сами собой нацелились было на «Хаммер», но тут же, получив команду с центрального пульта защитной системы, потеряли к нему интерес. Окна заводоуправления, несмотря на поздний – хотя теперь уже, пожалуй, правильнее было бы говорить «ранний» - час были ярко освещены. Клевреты будущего властелина Красноярского края, а в перспективе – и всей Сибири вместе с Дальним Востоком, от первых заместителей до последних клерков, носились как очумелые, не забывая при этом излучать безупречную веру в гениальность своего вождя. Шестерёнки вызревшего в глубокой тайне заговора, тщательно подогнанные и щедро смазанные, бесшумно и неостановимо набирали ход. Пусть самодовольный позёр, торчащий наверху в своём безвкусно-роскошном кабинете, опрометчиво считает себя главным дирижёром той симфонии разрушения, которая зазвучит сегодня на улицах Красноярска – это не имеет значения. Оксана-то точно знала, кто придумал тонкий механизм интриги, кто привёл его в действие и кому, в конце концов, суждено наслаждаться заслуженной победой. - Госпожа Зубченко! – окликнул вампирессу PR-менеджер, прилизанный человечек без возраста, с резиновым лицом и неуловимыми глазками. – Мы уже запустили информационную кампанию на местном телевидении, радио и в сети. Всё идёт согласно плану. Вот пилотные экземпляры сегодняшних городских газет, – Оксана скользнула взглядом по аршинным заголовкам. «Сумасшедший оборотень терроризирует город», «Кровь на асфальте», «Убийство русского патриота», «Полиция расписывается в собственном бессилии», «Нелюди распоясались»… Отлично, просто отлично. Красноярск, проснувшись поутру, задрожит от страха и забьётся в истерике. Местная полиция и ФСБ будут парализованы, когда выяснится, что их заблаговременно подкупленные начальники бесследно исчезли из своих уютных кабинетов, и некому теперь отдавать приказы, способные остановить наступающий хаос. Дополнительный бардак учинят банды «Зубов», которые по наводке Тараса бросятся выслеживать и убивать нелюдей – желательно, самыми мучительными и зрелищными способами. Те, естественно, станут защищаться, и город закономерно съедет в полное безумие. А вот тогда… - «Триумфаторы» приведены в состояние минутной готовности, госпожа Зубченко, - перед вампирессой вытянулся по струнке седой как лунь, но крепкий мужчина, судя по выправке – бывший военный, в «цифровом» камуфляже и с бесшумным ПБ в поясной кобуре. – Водители на местах и ждут приказаний. Мы отслеживаем ситуацию в городе и готовы вмешаться в любой момент. - Превосходно, полковник! – расплылась в белоснежной улыбке Оксана. – Я уверена, приказы скоро поступят. Оставайтесь в готовности. Размытой тенью она скользнула вверх по лестнице и неслышно проникла в кабинет господина Мерзайцева, занимающий весь четвёртый этаж заводоуправления. Альберт Францевич стоял у окна в нестерпимо пафосной позе – руки скрещены на груди, ноги в третьей позиции, взгляд бледно-лиловых глаз устремлён сквозь огромные, от пола до потолка, стёкла на заводскую территорию. Пиджачная пара цвета свежевыпавшего снега, свежайшая сорочка, белые замшевые ботинки на трёхсантиметровых каблуках (господин Мерзайцев ростом уступал Оксане на добрую голову и очень переживал по этому поводу) и кроваво-красный в разводах галстук. Ну, что за ничтожество, с отвращением подумала вампиресса. Сопля на ножках. Ничего, успокоила она себя, недолго осталось с ним возиться. Эта жалкая пешка, воображающая себя чёрным ферзём, ещё не подозревает, что уже отыграла своё и скоро её небрежно смахнут с доски. Но пока… - Милый мой, – чувственно прошептала вампиресса, подкравшись сзади и нежнейше обняв господина Мерзайцева за шею. – Ну, вот и настал день, о котором мы с тобой так мечтали… - Да, - откликнулся господин Мерзайцев хорошо поставленным голосом третьеразрядного кинематографического злодея. – Сегодня солнце взойдёт над новым Красноярском. Сегодня я положу начало новому порядку, который очень скоро воцарится повсеместно к востоку от Урала! - О-о-о, дорогой, ты такой потрясающе умный и сильный! – в поддельном восторге протянула Оксана. - Ну, тепер-рь ты понимаешь р-разницу между этим твоим недоделанным сопляком и настоящим альфа-самцом? – осведомился Серый, затягиваясь сигаретой. – То-то, сучка. Будешь хор-рошей девочкой, я тебе ещё кое-что покажу. Понр-равится, зуб даю! – Он довольно заржал, выпуская кольца вонючего дыма. Вероника сжалась в комочек на влажном, провонявшем грязным сексом матрасе. Почему, почему, ну почему она не стала волчицей? Она бы вцепилась Серому в горло прямо сейчас, пока он сидит в расслабленной позе на грязном полу и выплёвывает эти липкие, гнусные слова, разорвала бы ему глотку… Пустые мечты. Что может забавный пушистый енот против матёрого серого хищника? Остаётся только стонать от боли и горько плакать. В дверь «Дыры» осторожно постучали. - Кого там нелёгкая пр-ринесла? – рявкнул Серый. После короткой паузы стук повторился. - Да иду, иду, чтоб тебе пр-ровалиться! – Серый быстро натянул засаленные джинсы и вышел из подсобки, бросив напоследок: - Не уходи никуда, детка. Я скор-ро вер-рнусь и научу тебя ещё одной очень интер-ресной игр-ре, гы-гы-гы! - Ну? Какого хр-рена?! – грозно вопросил он, распахнув дверь.

Берс: Вадим глядел на этого зайца в людском обличьи со сменной шкурой. -Я определенно чего-то не понимаю. Вероника, как можно догадаться по всхлипываниям и нытью - некто очень дорогой этой особи, к которой я жалости не испытываю. И сейчас этот самый Серый, в-вожак,- передразнил он тон енота-"поласкуна", ибо кроме ласок тот, видимо, ничем не мог поразить воображение.- Делает что-то, в сравнении с чем полет с третьего этажа на мягкую травку просто сказка.. А он трется, выслеживает, вместо того, чтобы загнать этому в-вожаку в задницу жидкий кол с нитратом серебра,- он смачно сплюнул в сторону.- А что же касается нелюдей - насрать, на любое действие найдется противодействие. Есть у меня уверенность, что наш дуэт не единственный козырь в руках Комитета. У большой машины, как говорится, и рычаги побольше, чем хрен у негра. Посидим здесь, а те кто сунутся сюда - сами себе злобные дуралеи. Собственно, Крушайко не особо горел желанием рвать жопу, чтобы во что бы то ни стало найти цель своего задания. Ему более интересно было найти того "упыря", который дал ему установку на задержание Волковой. -Мы в глаза ему сначала поглядим, а потом зажарим и съедим,- произнес он текст песни из старых совдеповских сказок. Лишь только дверь открылась вожак в полной мере узнал сколь невыгодно грубить и разговаривать невежливо. От одного удара подростка у Серого треснули ребра и того впечатало в стенку. Пока оборотень не оправился от психического потрясения, парень не терял время зря и прошил четырьмя выстрелами из ТТ с глушителем локтевые и коленные суставы. Серебро очень негативно сказывается на регенерации и способности оборачиваться. -Привет тебе от Шайского,- смачный харчок с соплями потек по лицу нового альфа-самца.- Еще раз засветишься хоть где - тебе..- далее следовал простецкий термин женского влагалища, часто используемый в простонародье.- Понял?

Гончая: - Понял… - тихо просипел Серый, буравя незваного гостя полубезумным, откровенно ненавидящим взглядом. Такого просто не могло быть – чтобы какой-то пацан сопливый играючи свалил матёрого оборотня! Как, мать его, он это сделал?! Серый аж заскулил от ярости, попытался подняться, но с перебитыми руками и ногами это было мудрено, да и уставившийся волчаре-неудачнику в лоб ствол пистолета прозрачно намекнул, что лучше бы тому лежать смирно. - Эй, алло, животное, я что-то не расслышал ответ, – рантом берца парень коротко, но сильно пнул оборотня в пах. - Понял, понял! – завизжал Серый, брызгая слюной и корчась от боли. - Ну и хорошо, раз понял, - тинэйджер спрятал ТТ под куртку, превратившись в абсолютно безобидного на вид балбеса. – Счастливо оставаться, - и хлопнул дверью. Ну, погоди, засранец, подумал Серый. Я тебя ещё достану. Вынюхаю, подкараулю и сожру, да не сразу, а с чувством, с толком, с расстановкой. Буду от тебя по кусочку отгрызать, обстоятельно так, чтоб ты проникся, чтоб понял, какую ошибку сделал, когда на меня лапку задрал, мясо ходячее, дай только оклемаюсь от твоего серебра… Тут вожак услышал легкие шаги, и перед его перекошенным от боли и злости лицом (унизительный плевок так и запутался в трёхдневной щетине) возникла мордочка Вероники. Была она зарёванная и жалкая, перемазанная расплывшейся дешёвенькой тушью, но глаза у девицы при виде беспомощного оборотня в луже крови сделались какие-то… нехорошие. Не такие, как всегда. Не должно быть таких многообещающих глаз у обычной десятиклассницы. По спине у Серого проскакал табун крупных холодных мурашек. - Чего ты пыришься, как дур-ра? – рыкнул он. - Ну-ка, помоги подняться! Ника молча смерила оборотня всё тем же странным взглядом. Наклонилась над ним, внимательно, будто впервые в жизни, рассматривая физиономию Серого. А потом её тоненькие пальчики с обломанными ногтями легко и уверенно погрузились в глазницы насильника. Стены «Дыры» дрогнули от пронзительного воя ослепшего вожака стаи. - Какая интересная игра! – ангельским голоском прощебетала Вероника. – Это её ты мне обещал показать? И сейчас, типа, мой ход, да? - Нет! Не-ет!! Уйди, пр-ровались, оставь меня в покое, твар-рь психованная!!! – что было сил завопил Серый. Он неистово дёргался всем телом, будто пытался ввинтиться в пол, как червяк в сырую землю. Крик превратился в бессмысленное хриплое бульканье, когда трогательная и совершенно беззащитная на вид самочка енота вонзила зубки в горло поверженному волку. - Ну, чего ты от него хочешь? – пожала плечами Анастасия. – Отрок ещё в коленках слаб. Только мне вот от такого рассказа как-то вдруг, знаешь, очень сильно захотелось познакомиться с местным вожаком. И главное - посмотреть в глаза моим братьям-сёстрам, которые дружно подмахивают этому выродку. Мы, оборотни, - звери, никуда от этого не уйдёшь, но уж настолько оскотиниться… Хотя ты, конечно, прав. Лучше пока взять паузу, отсидеться в крепком месте и позволить нашим друзьям сделать первый ход. Пошли. Пашенька, вас это тоже, кстати, касается. Не думаю, что вас по головке погладят за то, что вы ослушались приказа этого самого Серого… погодите-ка, это что такое? В кустах раздалось шуршание, и прямо под ноги Крушайко выкатился ещё один енот-полоскун. Точнее, самка енота, и притом перемазанная какой-то тёмно-бурой гадостью буквально от ушей до самого кончика хвоста. - Ве… ро… ника? Ника? – пискнул Пашка. - Ну-ка! – рявкнула волчица, хватая енотиху за шкирку и обнюхивая слипшуюся шерстку. – Чтоб меня… да это же кровь оборотня! Барышня, извольте немедленно объясниться! - Се-Се-Серый… - всхлипнула Ника, перекинувшись и немедленно повиснув на шее у остолбеневшего Пашки. – Он его… а я… и насмерть… потому что!.. - Так, - очень спокойно сказала Стася. – А ну, все взяли себя в лапы и пошли. Ника, потом расскажешь в деталях. Прежде всего, тебе надо умыться и переодеться. В таком виде по улицам не стоит шляться ни девочке, ни еноту – не поймут-с. Надеюсь, Николай что-нибудь придумает. Паша, помоги даме сердца. Бродячий цирк, честное слово… Оксана ещё раз набрала номер Серого, выслушала серию унылых длинных гудков и с заковыристым проклятием нажала клавишу «отбой». Кажется, в её безупречном, отшлифованном до абсолютного совершенства плане появилась первая зловещая трещина.

Берс: -Возьмите меня кто-нибудь в лапы,- пробормотал Вадим, глядя, как процентное соотношение людей стало вместо тридцати трех процентов двадцатью пятью. В связи с пополнением еще одной особой женского гендерного признака их маленькой компании, которая скоро разрастется при таких темпах настолько, что можно спокойно будет идти и захватывать Китай провинцию за провинцией. Только недельку подождать, чтоб хотя бы рыл двести набралось. Не успел парень выйти из комнаты, где совершил показательное наказательное выступление, целью которого было лишь провокация на выполнение грязной работы чужими руками, как тут же услышал вой. -Ну что ж ты так.. Месть - это такое блюдо, которое лучше всего подавать холодным..- сожалений о внезапной кончине Серого парень не испытывал. Он испытывал некое раздражение оттого, что потратил время, которого у него было не так уж и мало, но все же оно было ограниченным, посему зря его тратить было бы исключительным расточительством.. Так вот время он потратил зря. Ну да спас юную оборотницу от ига злодея альфа-самца. Но это все лирика, объективно он потратил время без пользы. А еще потратил четыре серебряных пули. Сев в автобус на остановке, парень поехал на утренние ленты в университет. Студент, как говорится, он и в далекой Африке студент. Оказавшись в той самой комнате, где они не так давно пили растворимый кофе с нерастворимым осадком и "тщай-утопленник", как называл Николай чай в пакетиках, Вадим снова сел на диванчик и развалился. Правда ненадолго - ребра снова дали знать о себе в самый подходящий момент. Теперь половина дивана была мокрая и противная из-за пролитого Крушайко напитка. Прямо на диван. Дождавшись дружков-оборотцов, которые еноты и все такое, полковник в отставке перестал морщиться и начал: -Ну расказывай, Вика, что там "я его, а он меня, вот и все".

Гончая: - Вот именно так и сказал? – перебила Анастасия Нику, когда та, хлюпая носом и обильно источая слёзы, дошла в своём рассказе до визита загадочного заступника. – «Привет от Шайского»? Ты точно ничего не путаешь? Вероника помотала головой. Волчица и Крушайко озадаченно переглянулась. Вот вам, товарищ Гончая, и мелкая сошка, заявил маленький внутренний волк. Обмишулились вы со своим высокоумным анализом обстановки. С чем вас сердечно и поздравляю. - И что всё это значит? – спросил Николай у жёлтых разводов на плохо белёном потолке. - Понятия не имею, - сказала Стася. - Не знаю, чего там хотел этот Шайский. Знаю только, чего он определённо НЕ хотел – того, что ты, - ткнула она пальцем в Нику, - судя по твоему виду, сделала с Серым. Иначе просто засадил бы этот студент ему две серебряных пули в голову, и привет. Да перестань уже реветь! Если хочешь знать моё мнение, то всё ты правильно сделала. Туда вашему вожаку и дорога. Думаю, что и у стаи к тебе претензий не будет. Главное, не увлекайся, а то привыкнешь с младых когтей ТАК решать проблемы – и… …и вырастешь такой же, как я, подумала волчица. - …и, в общем, ступай уже, умойся и переоденься, - неловко закончила она. – Николай, держите, тут мои сменные шмотки - куртка, джинсы и футболка. Позаботьтесь о барышне, прошу вас. - Размерчик-то того… - хмыкнул бывший тяжелоатлет. – Подгулял. Больно уж великоваты вещички. - Длинно – не коротко, - отмахнулась Гончая. – Подверните или обрежьте, выйдет в самый раз. - Ну, пойдём, голубка, - усмехнулся здоровяк, легким движением руки возвращая в исходное положение вскочившего было Пашку. – А вы сидите, молодой человек, не переживайте – ничего с вашей красавицей плохого не случится, она за нами как за каменной стеной… нет, даже за тремя каменными стенами! – выходя из комнаты, он подмигнул Вадиму и Анастасии. - Интересно, - тихо сказала волчица, - что наши заклятые друзья собираются делать дальше? -…Сегодня ночью наш город потрясла череда чудовищных преступлений, - ведущая программы утренних новостей сделала скорбные глазки, собрала ротик в куриную гузку, подпустила в голосок лёгчайшую нотку паники и продолжила читать с телесуфлёра. – Полиция заявляет о восемнадцати кровавых убийствах, причём большинство несчастных безвинных жертв было буквально растерзано в клочья с безумной, поистине нечеловеческой жестокостью. Несколько человек злодейски умерщвлено с применением самого современного огнестрельного и энергетического оружия. В совершении этих преступлений подозреваются оборотень Анастасия Степановна Волкова – половину экрана заняла яркая, чёткая фотография Гончей (разумеется, в человеческой фазе), сделанная украдкой на выходе из красноярского аэропорта, - и профессиональный убийца Вадим Бенедиктович Крушайко, - хмурая фотоличность наёмника оккупировала вторую половину. - Руководство ГУВД и городская администрация убедительно просят всех граждан, располагающих какой-либо информацией о местонахождении подозреваемых, немедленно сообщить по следующим телефонам… - Хватай её! - Бей ведьму! - Слава Руси! Смерть нелюдям! У Инны перехватило дыхание. Туфельки на шпильках, узкая деловая юбка длиной три четверти и путающийся в ногах плащ не оставляли ей никаких шансов в состязании по бегу с тремя бритоголовыми, чьи куртки были помечены знаком «Зубов». Особую остроту этим соревнованиям придавало то, что ставкой в них была её жизнь. Но как они узнали?.. Правый каблук угодил в трещину на асфальте и, зловеще хрустнув, подломился. - Ага, сука, попалась! - Конец тебе, тварь! - Это тебе за Потапова! Перекошенные багровые морды, раззявленные рты, занесённые для удара обрезки арматуры… - Что я вам сделала?! - Гы-гы, нелюдям слова не давали! - Да чё ты менжуешься, мочи её давай! - Получай! Ладони, которыми Инна безуспешно попыталась прикрыться, пронзила жгучая боль. Хрустнули кости, потекла кровь. - У-У-А-А-И!!! – ненавидяще взвыла девушка. Серые глаза её полыхнули нечеловеческим, обжигающе - холодным серебряным светом. На грязном асфальте замерцал искристый иней. Удары и молодецкие возгласы тут же прекратились. Инна с огромным трудом поднялась на ноги и заковыляла домой, баюкая искалеченные руки, – прочь от трёх ледяных изваяний, в которые обратились «зубастые» молодчики. Такие столкновения происходили уже по всему Красноярску. Заканчивались они по-разному: где-то вампир, экстрасенс или звероморф оставался лежать на асфальте с проломленной головой и перебитыми конечностями, где-то, наоборот, бритоголовые превращались в суповые наборы, рассыпались пеплом или восставали после смерти в облике бессмысленных упырей. Большинство полицейских, не получая приказов ни от своего руководства, ни от хранящего загадочное молчание Комитета, рассудили: «Да ну нах!» - и разбежались по домам. Те же немногие, что остались на постах, продолжали искать зачинщиков кровавого хаоса – женщину-оборотня и её спутника. План заговорщиков выполнялся с опережением графика.

Берс: -А я - знаменитость,- спокойно заметил Вадим, тыкнув пальцем в экран работающего в беззвучном режиме телевизора, изображавшим вполне себе нормальные фотографии оборотихи и наемника.- А еще я, оказывается, профессиональный убийца. Не, ну то, что профессия у нас анал, это-то да,- он показал пальцами здоровую дырку.- Не меньше.. Казалось, что короткостриженного здоровяка вообще не волновали новости и связанные с их распространением неприятности. -Скоро начнется бойня. Возможно, Комитет пошлет армию боевиков и устроит здесь второй Энск. Бывала в Энске? Херово там, если в двух словах. И как-то мне не хочется, чтобы здесь было как в этом польском городке. Варианта действий два. И оба неправильные. Даже если мы загасим причину так называемого пожара, это мало что даст. Если попытаться скепнуть - тоже не выход. Третий вариант, который совсем не к черту - это забуриться поглубже и сидеть наблюдать. Одним словом, куда не плюй - везде хуй. Вадим достал из "хеклера" магазин и вынул из него один патрон. -И, если тщательно подумать, пустить себе пулю в висок,- смотря на эту самую пулю произнес Крушайко задумчиво,- не самая плохая перспектива. С другой же стороны можно эту же пулю пустить в висок заварившим эту кашу. Тогда не останется сил, чтобы найти еще одну и пустить ее уже себе. Дилемма? Нет. Потому что потом, когда ты угробишь противника, тебе с жизнью счеты сводить нахер не надо. Патрон вернулся на место в магазин и зловеще бликовал на свету. Недолго, правда, ибо всему приходит конец. Магазин вернулся на свое место. -План действий таков: едем в центр, наверняка эти упыри с толстопузами сидят там. Натравим скинов на твою подружку. А этого.. как там его? Профессора, одним словом, пусть покуда ищет гопник мелкий особо недоразвитый. День у парня начался не самым лучшим образом. Сначала время зря потратил, потом - на ленту опоздал из-за четырех ублюдков бритоголовых. Ну нет, чтобы просто попрессовать кулаками, под зад пнуть, так ведь не успокоились.. Александр играл роль задроченного жизнью и сверстниками ботаника. Если бы кто из вышеозначенных увидел, что он сделал с Серым, они бы сказали, что это монтаж. Не иначе. Так как домой ехать было некогда, Саша взял пистолет с собой, надеясь, что никто не заметит присутствия около килограмма смертоносного железа и серебра. И прямо на входе эти лысые мудаки. Почти сразу же выудили пистолет из-за куртки. Где они теперь? Очень далеко. Натравить оборотня на профессора было оптимальным выходом. Теперь нужно было.. Парень развернулся на месте, не дойдя до кабинета буквально пары шагов. Через полчаса он был в центре.

Гончая: - Светлана, почему ваши партнёры начали операцию без моего приказа? – гундосил электронным голосом с залитого помехами экрана размытый силуэт, даже и не разберёшь – мужской или женский. – Вы понимаете, что рискуете испортить всё дело? - Неделей раньше, неделей позже – для моих… то есть наших планов это не имеет значения, - пожала плечами рекомая Светлана. – Просто из-за появления этой чёртовой волчицы пришлось действовать быстрее. - Вы не понимаете! – зашипела неясная фигура. – Зонненменьш… - Зонненменьш – не моя проблема, - отрезала Светлана. – Вы сами должны были о нём… хи-хи… позаботиться. - Ладно, - буркнул силуэт. – Надеюсь, проблем с вашими сослуживцами… не возникло? - Всё в лучшем виде, - заверила Светлана, слегка покривив душой. - Отлично. Теперь главное – любой ценой найдите самку оборотня и её приятеля. Мы не можем позволить им дальше вмешиваться в наши планы. Непременно сделайте это, слышите? Хватит накладок. Следуйте моим инструкциям. Светлана Черных голову имела, в полном согласии с именем, светлую. Ум у неё был острый, как хирургический скальпель, и хваткий, как медвежий капкан. В воздаяние отличных заслуг на интеллектуальном поприще всего в двадцать восемь лет Светлана была назначена начальницей аналитического отдела красноярского Комитета с баснословным окладом и перспективой скорого перевода в центральный аппарат в Варшаве. Жизнь, можно сказать, удалась… ну, почти удалась. «Почти» заключалось в том, что лицо Светланы щедро покрывали невыводимые угри, причёска представляла собой шиш из жидких пегих волос, глазки были неопределённого цвета, очень маленькие и к тому же спрятанные за чудовищными очками, а рот, напротив, большой, тонкогубый и по-лягушачьи растянутый чуть не до ушей. Крепилась светлая голова к тощему сутулому тельцу с несообразно длинными руками, плоскостопыми ножками и отсутствующей грудью. Надо ли объяснять, почему дежурные праздничные пожелания «счастья в личной жизни» с подросткового возраста вызывали у Светланы глухую ненависть к окружающим? Ненависть эта стала для молодой женщины привычным жизненным фоном и постепенно производила в её светлой голове малозаметные, но необратимые изменения: проще говоря, оставаясь блестящим аналитиком, Светлана уверенно сходила с ума. Так что когда полгода назад новая (и единственная) подруга Оксана подсказала простой, а главное - эффектный способ отомстить сразу всем заносчивым самцам, предпочитающим умнице Светлане безмозглых смазливых фиф, а заодно и самим фифам тоже, она не раздумывала ни секунды. Как же это было захватывающе – тонко и хитро планировать операцию, прячась до времени под привычной всем личиной хорошей умненькой девочки! И какой же это восторг – наблюдать, как твои – твои! – планы мести приводятся в исполнение! - «Следуйте моим инструкциям!» - передразнила собеседника Светлана, впрочем, предусмотрительно дождавшись, когда экран потухнет. – Как же, твоим! Это я всё придумала. Думаешь, без моих идей у тебя хоть что-нибудь бы вышло? Вот тебе! – предъявил он экрану два средних пальца разом. В маленьких глазках за стёклами очков разгоралась чистая радость зверя, сбросившего оковы разума. – Хи-хи-хи! А ты чего тут расселся, как начальник? – она вывалила из шикарного кожаного кресла на пол уже остывающее тело директора красноярского отделения Комитета и плюхнулась на освободившееся место. – Слезай, власть переменилась, хи-хи-хи! Местный Комитет в видах секретности занимал скромное трехкомнатное помещение на втором этаже небольшого офисного здания, маскируясь под маленькую безобидную фирму, приторговывающую китайским ширпотребом. Сейчас все три комнаты напоминали то ли скотобойню, то ли декорации к низкопробному фильму ужасов. Глава отделения, его заместитель, трое сотрудников аналитического отдела и четверо техников, однозначно и бесповоротно мёртвые, и смерть их явно не была ни быстрой, ни лёгкой. Дешёвый серенький ковролин был густо пропитан кровью. Клочья мяса и фрагменты внутренностей в изобилии налипли на стены; даже с потолка свисало что-то неаппетитное. - Перевод продукта, - укоризненно заметила Оксана, подбрасывая, как мячик, свежеоторванную голову одного из техников. – Но оперативники так и не явились. Меня это беспокоит… - Ой, подружка, да не будь такой занудой! Сгинули где-то в городе, на улицах сейчас такое творится, хи-хи-хи! Что они нам сделают? Четыре танкиста… без танка и собаки! – Светлана беззаботно завертелась вместе с креслом. – Карусель, карусель – это радость и весель! Что?! – внезапно выкрикнула она тонким голосом, победительно вонзив в пространство указательный палец. - Считали меня неудачницей, да? Называли уродиной?! Посмотрим, как вы все запоёте к вечеру, когда армия – моя армия! – разнесёт ваш жалкий городишко в пух и прах! Будете мне ноги целовать! Вместе с этим недоделанным повелителем всея Красноярска Альбертом Францевичем, хи-хи-хи! Сплошные сумасшедшие кругом, раздражённо подумала Оксана. Хорошо хоть, терпеть их осталось недолго. - Да, ты прав, - согласилась Анастасия. – Тут мы, конечно, в безопасности, но толку из такого сидения не выйдет. Да и досадно будет пропустить всё самое интересное. - Век бы такого интересного не видеть, - возразил Николай, втаскивая в комнату умытую и переодетую Нику, как кошка - поджавшего лапы котёнка. - Разумеется, но… я всё-таки оборотень, ты не забыл? Нас парным мясом не корми, дай влезть в какую-нибудь драку. А драк сегодня будет много… - Ну, ты и агрессивная, Настя, - покачал головой здоровяк. - Я-а-а?! – оскорблённо протянула Гончая. – Да я по меркам моего народа вообще флегматична до невозможности, если хочешь знать. Ну, что, едем в центр? – она подхватила рюкзак и привычно подставила плечо сморщившемуся от боли Вадиму. – Артур? Арчи! ЗЕМЛЯ ВЫЗЫВАЕТ АРЧИ!!! - А? – вынырнул из цифрового круговорота молодой хакер. – А… а чего это вы? А куда? Зачем? - Поехали, Артур. Собирай своё хозяйство. Будешь с нами – так всем спокойнее. - Эй, а мы? – встрепенулся Пашка. – Истинная, мы тоже хотим с вами! Вероника утвердительно кивнула. Ещё и эти на мою-то голову, подумала Анастасия. - Детушки, - как можно более внушительно сказала она. – Мы с дядей Вадимом собираемся заняться довольно серьёзными и неприятными делами. Тут, видите ли, не голливудский боевик для подростков снимают, чтобы отважные маленькие еноты в кульминационном эпизоде эпично одолели силы зла. Нам за вами будет попросту некогда приглядывать, понимаете? Посидите лучше тут, целее будете. Николай, позаботься о ребятах, ладно? - Но это неправильно! – запальчиво выкрикнула Ника. – Наших сестёр и братьев избивают до смерти, а вы хотите, чтобы мы… - А я хочу, чтобы вы уцелели, наплодили детишек и жили долго и счастливо, - оборвала её Гончая. – И вообще… не зли меня! – волчьи клыки щёлкнули в миллиметре от кончика девичьего носа: Вероника аж взвизгнула от неожиданности. – То-то же. Кстати, а на чём мы поедем? Николай, ты ведь форменный кудесник, наколдуй нам подходящий транспорт! - Чего-нибудь придумаем, - почесал здоровяк в затылке. – Пошли-ка на служебную парковку, всё равно магазин сегодня уже не откроется, раз такое на улицах творится. Сейчас вам подберём железного коня…

Берс: -Я бы предпочел какой-нибудь БТР нового поколения с реактивными движками, стационарным плазмобоем калибра потолще, бесконечной батареей к нему и, как принято говорить в геймерских кругах, год-мод, если ничего не путаю,- пробормотал Вадим, не особо обрадованный компанией молодого хакера - следи еще за ним, чтоб не поцарапали в случае чего. Однако возражать он не стал. Пусть хоть в роддоме набирает детишек с необычными способностями и прогоняет их через горнило войны. А Вадим собирался скепнуть куда-нибудь в Корсику или еще куда где потеплее, как только закончится вся эта свистопляска с Красноярском. Найденный на стоянке седан с тонированными боковыми и задним стеклами вполне подходил для предстоящего рейда. -Ждите пару минут, я в арсенал сгоняю. А то как-то с деревянной палкой на дракона..- Вадим оставил подростка наедине с оборотнем. А сам в это время прогулялся до комнаты, в которой вооружился укороченным АК-47, пачкой серебряных пуль со смещенным центром тяжести - калибр 7.62 вполне позволял строчить и по бронированным целям, в смысле бронежилеты не выдерживали под натиском пуль такого калибра с полсотни метров, а вести перестрелку на большем расстоянии в условиях города Крушайко не планировал. Пару гранат с посеребренным корпусом. И на всякий случай обрез двустволки с серебряной же дробью в количестве десятка. Ну и на всякий случай нож, лишним не будет. Заманчиво было натянуть броник, но со сломанными ребрами в нем далеко не убежишь, поэтому он здраво рассудил не одевать лишние 20 кило на свое покоцанное тело. Через две минуты наемник запрыгнул в машину и глянул на Волкову, что вальяжно расположилась на водительском кресле. -Только не надо, как на "Ниве", красавица, ехай плавно, а то, чего доброго, поминки по мне справлять придется, плакать будешь, сморкаться в блины.. Ни к чему оно, сама должна понимать.. И Вадим понимал, что все его увещевания для оборотнихи, что слону дробина. Проще самому сесть за руль, но, увы. место было занято. Как говорил Остап Бендер "Все уже украдено до нас!" Тот самый комитетчик, что не так давно, не более трех-четырех часов назад, разговаривал с Анастасией сейчас был больше похож на взъерошенного дикобраза, чем на человека при власти. -Это что же получается? Крысы слились, как только блохи кусать начали? Это что за, мать вашу, херня происходит в Сибири? Нехер мне про морозы ежегодные толкать!- остальные, находящиеся в кабинете угрюмо внимали порой бессвязной речи своего начальника.- Кому мы платили, чтоб были собраны группы? Где, чтоб их оборотни отымели, эти самые группы? Почему муниципальщики, что жрали в три горла с нашего стола, свалили, как только хер у задницы оказался? Что за дерьмо с одним из филиалов в Красноярске? Что означает не выход на связь? Вопросы лились рекой и, к сожалению, никто из присутствующих не мог внятно разжевать, что же за "херня творится в Красноярске". Группы комитетчиков будто растворились в пожаре назревающей войны и текущих беспорядков.

Гончая: - Вылитый Ринальдо Ринальдини, - одобрительно заметила Анастасия, когда вооружённый до зубов Вадим устроился на заднем сидении, несколько притиснув Артура. – Просто орёр, орёр! Ладно, уважаемые пассажиры, пристегните ремни, мы взлетаем! …Первый труп они увидели буквально через минуту, едва покинув стоянку. Тело мужчины в хорошей кожаной куртке и джинсах распласталось на тротуаре, вместо головы – запекшаяся кровавая лепёшка. Кто-то долго и старательно лупцевал несчастного образками арматуры по черепу. Немногочисленные прохожие старательно отводили глаза и ускоряли шаг. Ни полицией, ни «скорой помощью» и близко не пахло. Второе тело обнаружилось метрах в двухстах от первого: женщина в деловом костюме вывалилась из весело-красной «мазды», превращённой в решето, – видно, автомобиль расстреливали в упор сразу из нескольких дробовиков. Правда, свою жизнь она продала недёшево – тут же рядом валялись двое молодчиков, обуглившихся, как пригоревшие куски мяса… Чем ближе к центру, тем чаще попадались на улицах трупы и вспыхивали заполошные перестрелки. Грохотали дробовики, сухо щёлкали пистолетные выстрелы, время от времени дробно раскатывались автоматные очереди. Жалобно всхлипывали бьющиеся стёкла, и ощутимо начинало потягивать дымом. От весёлой дурашливости волчицы давно уже и следа не осталось. Она настороженно зыркала по сторонам, и в глазах её всё более явственно разгорались красные огоньки. Да что же творится в этом проклятом Красноярске, какое безумие всеми овладело? Где полиция, где ФСБ, где, в конце концов, армия? Почему молчит Комитет? Потому что именно заговорщики из Комитета стоят за всем этим, тяжеловесно произнёс маленький внутренний волк. Надежда Ефимовская оказалась права, товарищ Гончая. Найдите предателя из Комитета – и цельный заговор рассыплется на куски, которые легко уничтожить по отдельности. Но как это сделать? Гончая готова была взвыть от ярости и отчаяния. Крушайко сидел позади с автоматом наготове, и на лице его ясно значилось: «Ну, суки, конец вам всем!» Только ведь и Вадим тоже понятия не имел, где находится отделение Комитета – все инструкции он получал по телефону… - ДА-А-А!!! – завопил внезапно Артур – так, что волчица от неожиданности вывернула руль, и седан едва не влетел в столб. – Да! Да-да-да!!! - Арчи, чего ж ты так орёшь-то? – укорила Гончая юношу. – Я ж уже старенькая, мне уже больше ста лет, нервы ни к чёрту, я ведь так и дуба врезать могу с перепугу-то! Ну, чего там у тебя? - Я подрубился к заводской сети безопасности! – От восторга Арчи исполнил несколько энергичных телодвижений в опасной близости от Вадимовых рёбер. – Глядите, вот картинки с камер… На мониторе замелькали изображения стоящих производственных линий, погасших плавильных печей, пустых складов – и все помещения патрулировались вооружёнными охранниками в чёрной униформе. - Странный какой-то завод, - озадачилась волчица. – Я, конечно, не металлург, но… погоди-ка, что это такое? Очередная камера показала подозрительно знакомые бывшей наёмнице зелёные дощатые ящики, сложенные аккуратными рядами высотой чуть не до потолка. - Склад боеприпасов? Точно, очень странный завод. - Есть ещё один ангар, со своей системой наблюдения, - сказал хакер. – Я им туда запустил червячка, но придётся подождать… немного… и ещё чуть-чуть… оп-па! Картинка была очень чёткой. Анастасия и Вадим переглянулись. И хором произнесли те самые слова, которыми на необъятных российских просторах искони выражается крайняя степень изумления: - Это что за х…ня?! … - Так, девочки и мальчики, минута до эфира, - суетился телевизионщик. – Они, значит, пойдут оттуда вон туда… отличный задний план получается! Альберт Францевич, почтительно прошу! Будущий правитель Зауралья всё в том же белоснежном наряде стоял посреди небольшой бетонной площадки перед огромным заводским ангаром – в таком без проблем поместился бы и легендарный дирижабль майора Монтаны – в окружении телекамер. Часы показывали без одной минуты десять. Альберт Францевич глубоко вдохнул. Вот оно, вот оно, мгновение моей мечты! - Мы в эфире! На всех телевизионных каналах Красноярска в этот миг сменилась картинка: перепуганным, ошарашенным, паникующим жителям города предстал величественный лик их единственного спасителя и будущего господина. - Здравствуйте, мои дорогие сограждане! – внушительно, с надлежащей горечью и тонко рассчитанным участием произнёс Альберт Францевич. – Чёрный день настал для нашего любимого города. Нелюди восстали на людей, и люди ополчились на нелюдей! Множатся смерти, льётся кровь, но никто не спешит вам на помощь. Полиция, военные, даже хвалёный Комитет – все они устрашились, оставив вас, ваши семьи и ваши дома без защиты. В этот час мрака и отчаяния – кто поможет вам? Кто усмирит злобу нелюдей и людской гнев? Кто наведёт порядок и возродит попранную власть закона? Альберт Францевич закатил драматическую паузу. - Я! – громыхнул он. – Я, Альберт Мерзайцев, обещаю и клянусь исполнить свой гражданский долг и освободить наш прекрасный Красноярск от хищников и паразитов! Я раздавлю тех, кто посягает на ваш спокойный сон, на вашу жизнь и имущество! Раздавлю – в самом прямом смысле этого слова! За спиной у Мерзайцева эффектно раскрылись ворота ангара. Из темноты ударили мощные прожектора, раздалось пневматическое шипение, металлический грохот… На площадку слаженно, в ногу, шагнула первая шеренга «Триумфаторов».

Берс: -Проспиртовалась, видать, хорошенько,- не упустил возможности откомментировать замечание о возрасте оборотнихи наемник. А потом.. А потом случилось то, чего ожидать было нужно, но невозможно. -Иди ты нахуй, Мерзавцев,- сплюнул в окно Вадим.- Я тебя даже переломанный, парализованный и на инвалидной коляске раздавлю, спаситель. Скромник херов...- Вадим достал замусоленную пачку примы и закурил. Спрашивать разрешения на то, чтобы покурить в салоне ему и в голову не пришло.- Вот что,- очень спокойно произнес он. С таким спокойствием говорят в том случае, когда заведомо идут на самоубийство. Или так считают. Хотя, может быть, были и иные примеры.- Ты,- он ткнул пальцем в маленького хакера.- Сдохнуть готов во имя родины и мира во всем мире? В принципе, неважно. Перехватывай сигнал, бери пробы голоса этого говнюка и подгоняй их под мой голос. В смысле мой голос должен стать его голосом. Задача ясна? Выполнять,- одна из психологических уловок при воздействии на разум человека - говорить уверенно, четко, быстро, подгружая задачи одну к одной, не давая индивиду сосредоточиться на чем-то отдельном. Важно, чтобы человек успел ухватить суть того, чего от него хотят, а там уже он сам сосредоточится на работе и откинет ненужные эмоции. Что, собственно, и произошло с Артуром. Тот погрузился в работу.- И подгрузи потом изображение с вебки, типа спецэффекты не удались и произошел сбой.. Крушайко не размышлял о том, что скажет в камеру. он думал, почему именно молодые хакеры ломают системы безопасности высокой сложности так, словно это игра какая-то, в то время, как более умудренные их коллеги тратят уйму времени и не всегда добиваются успеха. быть может, дело в гибкости мышления и психологии? Или в том, что как раз интуитивно можно сделать больше.. Вокруг было как во время конфликта в Косово. Кругом трупы, огонь, стрельба, стоны, крики о помощи.. Де жа вю. Своеобразная ностальгия, которая нихрена не радовала. Парень по имени Александр с безразличным видом шел к администрации Центрального Района г.Красноярска. Да, в Красноярске сейчас происходило полное Г. Именно с большой буквы. У самого крыльца стояло еще пять человек. Во всяком случае, наружность у них была абсолютно людской. -Мы ж наблюдаем,- с ходу произнес мужчина лет сорока, одетый в бежевую кожанку, что сейчас в моде у всех слоев населения всех возрастных категорий, в темно-синие джинсы и аккуратные коричневые ботинки.- Только наблюдаем. Почему ты вмешался? -Надо было,- холодно ответил Александр, оглядывая остальных троих: пятилетнюю девочку, ее маму, по всей видимости, почтенного старца в стареньком пиджаке и двадцати пятилетнего верзилу.- Новости? Пятерка молчала, сверля взглядом Сашу.

Гончая: - Хам ты трамвайный и невежда вдобавок, - фыркнула волчица в ответ на подколку Вадима. – Сильно зашибающие оборотни спиваются на счёт раз, быстрее чукчей. Большие дозы алкоголя полузвериный организм не выносит. Другое дело, что доза, которую мы считаем просто большой, - этак с три ваших безусловно смертельных… Ладно. Не знаю, какой трюк ты придумал, но очень надеюсь, что он поможет разобраться с железными болванами Мерзайцева. По крайней мере, раньше, чем хитрозадый заговорщик из местного Комитета зайдет с козырного туза и вызовет войска, которые тут всё окончательно покрошат в винегрет. Анастасия тронула седан с места, аккуратно маневрируя между брошенными автомобилями. Впрочем, далеко уехать не получилось. Из неприметного проулка выкатилась бело-синяя полицейская машина, сияя маячками и оглашая воздух заунывным воем сирены. - Остановитесь! Прижаться к обочине! Вадим многозначительно скосил глаза на «укорот». - Не торопись, - покачала головой Гончая. – Кругом и без того хватает трупов. - Младший лейтенант Филимонов, - с важным видом рекомендовался адепт правоохранительного братства. – Ваши докуме… - тут взгляд полицейского упал на Вадима, точнее, на автомат, как бы случайно, но и с тонким намёком направленный в его сторону. В резвости младшему лейтенанту отказать было нельзя: служебный ПММ словно бы сам скакнул из кобуры прямёхонько ему в руку. - Всем выйти из машины! Оружие на землю! Напарник Филимонова, смекнув, что дело неладно, живым манером вылез из авто и наставил на подозрительный седан свой АКСУ-74. Тем временем под фуражкой у младшего лейтенанта замкнулись какие-то контакты: - Волкова Анастасия Степановна? Крушайко Вадим Бенедиктович? Ну, наконец-то! А мы вас с самой ночи ищем. Кто это там ещё с вами? Вы арестованы! Выходите из машины, и чтобы без всяких нелюдских фокусов! Если что, у нас серебряные пули! - Приехали, - опечалилась волчица. – Ночей не досыпаем, недоедаем, недопиваем, кости себе ломаем, а потом наша же родная полиция… - Разговорчики! – отрезал Филимонов. – Вылезайте на воздух! Лечь лицом на землю, руки на затылок! Размазать обоих полицейских тонким слоем по тому самому асфальту, на который они желали уложить пойманных «террористов», для Гончей было задачей тривиальной, и никакие серебряные пули её бы не остановили. Но вот поступать так ей категорически не хотелось. За прошлую ночь волчица и без того пролила больше крови, чем за последние десять лет. Да и не похоже, чтобы эти двое были соучастниками заговорщиков. Те не стали бы разыгрывать пьесу «Арест террористов» с антрактом и буфетом, а просто врезали бы по автомобилю с двух стволов. Или уж сразу навели бы на Вадима с Анастасией мерзайцевских железных дровосеков. Гончая распахнула дверцу и выбралась наружу, демонстрируя Филимонову пустые ладони. - Крушайко, тебе отдельную открытку с приглашением прислать? Выйти из машины, бросить оружие! Волкова, на землю! Лечь, я сказал! Чего ты там разглядываешь? Анастасия и впрямь уставилась на что-то за спиной младшего лейтенанта. Глаза у неё сделались большие и совершенно круглые. - Вам это не понравится, товарищ младший лейтенант, - сказала она. – Это даже мне не нравится. От слова «совсем»… В следующую секунду земля и небо в глазах у полицейского поменялись местами. Он растянулся на асфальте рядом с седаном, причём сверху навалилась волчица, оказавшаяся неожиданно тяжёлой. А ещё через секунду совсем рядом что-то свистнуло, громыхнуло, и мимо искромётной кометой, кувыркаясь, пролетела патрульная машина… вернее, её горящий остов, смятый и развороченный прямым попаданием противотанковой ракеты. - Ва-а-дим! – завопила Настя. – Артура спасай! Это Мерзайцев! - Картина Репина «Не ждали», - ухмыльнулся наёмник, переведя «Триумфатор» с шага на бег. Трёхметровая туша весом под двадцать тонн разгонялась до сотни за четыре секунды, если подключить плазменные ускорители, но и без них шестьдесят километров по ровной дороге выжимались легко и непринуждённо. Наёмник не заморачивался идеями велеречивого кретина Мерзайцева – в конце концов, не столько ему платили, - но дело своё знал и служил нанимателю на совесть. Кроме того, ему нравился «Триумфатор». А кому бы не понравилась боевая машина на термоядерном ходу, с нейральным интерфейсом, встроенной пусковой установкой «Корнет-ЭМ», тридцатимиллиметровой пушкой и мономолекулярными лезвиями для ближнего боя? Разве что защита подкачала – только противопульная, но шагоход был всё-таки предназначен для скоротечного боя в условиях городской застройки, где подвижность важнее толстой шкуры. Зато в седалище «Триумфатора» имелись два прыжковых двигла, позволяющие сигать на двадцать метров вверх и даже зависать ненадолго в воздухе. Оптика у машины, кстати, тоже была выше всяких похвал, и на бронестекле кабины крупным планом отображалась фотоличность Волковой, которую, видно, некстати прихватили верные пенты. Шмальнуть ещё разок из «Корнета»? Можно, но скучно. И пилот переключился на пушку. - Ну что, устроим тараканьи бега?

Берс: -Я трамваи не люблю. Как-то с детства не заладилось у меня с ними.. Машенька уже разлила масло или что-то такое..- он говорил так, будто они ехали не рисковать жизнью и не могли быть обстрелянными в любой момент, а ехали на барбекю, имея в багажнике три безусловно смертельных дозы алкоголя.- Да твою мать, ну когда закончится этот чертов день? -Товарищ младший лейтенант Филимонов,- протянул Вадим, показывая, что его оружие калибром чуточку поопаснее, чем тот же самый пистолет.- Если я все оружие на пол положу сейчас - вам роту вооружить хватит. Пожалейте мои силы и ваше время. Волчица вышла из машины и.. -Да ну его в задницу, этот Красноярск!- вид летающих останков машин был не то, чтобы совсем непривычным, но как-то хотелось урегулировать это дело. Все хорошо в меру, так сказать. Да и вид трехметровой дурбалы тоже не радовал. Нет, будь на их стороне эта хрень, отчего бы и нет, а так.. -Ну чего глазенки вытаращил?- вкрадчиво поинтересовался он у малолетнего хакера, перелезая на водительское сидение.- Работай, не отвлекайся. И не спеши шибко.. А то успеешь,- справившись с поставленной задачей, Крушайко тронул машину в сторону закоулочка, из которого появилась полицейская машина.- Спасай задницы этих гавриков, уходи от погонь, страдай... И все из-за чего?- причитал он, заезжая в подворотню.- И для чего? Для того, чтобы потом напинывали по заду да шпыняли.. Я взрослый человек. Почти состоятельный уже.. Как мальчика туды-сюды посылают, за жалкие полтора миллиона зеленых тугриков в год.. Кто-то ударился об капот. Кто-то с автоматом, направленным на солдата удачи. -Вот, смертоубийство на душу взял. А ведь все ради высшей цели, мать ее курва. И оборотниха эта бешеная. Дали напарницу, едрен носорог. Сначала ребра сломала, потом сожрать грозилась.. Как в дерьмовом боевике, право слово. Машина остановилась внезапно. Ну редко случается так, что с пробитыми шинами далеко уезжаешь. Сегодня был явно не тот редкий случай. Пятеро людей переглянулись между собой. -А ты не видишь? Кругом столько страданий и боли, что скоро здесь начнется.. Ну ты сам знаешь. -Тогда придется оставлять политику невмешательства и вмешаться. -А потом как снова попасть на Землю? Мне здесь нравится, вообще-то. -Как хотите,- парень пожал плечами.- Наблюдайте, как открываются Врата и оттуда валит вся эта скотобратия, привлеченная эмоциональным фоном. Я смотреть на это не собираюсь. С ума сошли далеко не все. Есть парочка, плывущих против течения. Человек и самка нелюдя. Довольно символично, не так ли? Проблема в том, что кое-кто хочет много власти. Я предоставлю ему то, чего он хочет. Если вы мне поможете.. -Чем? -А чем вы вообще можете мне помочь? Усильте мою оболочку настолько, чтобы хватило на пару сотен лет. -Половину?! Ты совсем сдурел?- на сей раз подала голос девочка. -Или я заберу все, что у вас есть сам. Тогда станет на пять говнюков меньше, а энергии останется примерно столько, сколько надо. Плюс-минус. Тем временем на экранах столицы Красноярского края творилось нечто непонятное. Прямо за Мерзайцевым стала сгущаться тьма. И в тьме этой явственно начала вырисовываться оксограмма с кабалистическими надписями на различных языках. Красная звезда с восемью лучами проявлялась медленно, но неотвратимо. Похоже, кто-то решил вызвать демонов прямо в цех. Или не демонов. Но решил и вызывал. -Два человека, вооружен только один. У второго дамский однозарядник. Скорее всего газобалонник,- вещал экстрасенс, разглядывающий машину, в которой посчастливилось покататься Вадиму и Артуру, так сказать, аурально. И вещал он в рацию. Вадим же тем временем подхватил автомат с сидения и стал вылазить из машины. -Давай, выпердывайся, похоже нас все-таки поймали.. Только вот кто?

Гончая: - Молодец, - прошептала Анастасия, когда седан весьма шустро сдал задом и закатился в проулок, уйдя с линии огня. Пусть лишь на какое-то время, но Крушайко с Артуром оказались в относительной безопасности. Чего, увы, никак нельзя было сказать о ней самой и незадачливом полицейском. Ближайшее будущее ничего хорошего им не сулило: четыре лапы, зубы и хвост у неё да ПММ у младшего лейтенанта – не самый лучший расклад против ПТРК и пушки боевого шагохода. - Анастасия Степановна, слезьте с меня! Вы арестованы! - Ага. Щ-щаз прям, - волчица откатилась в сторону и встала на четвереньки. – Его вон лучше арестуй, - он махнула рукой в сторону приближающегося железного болвана. – Или кишка тонка? - Эт-то что такое? – пролепетал Филимонов, разглядывая шагающий «Триумфатор». - Личная армия нового правителя Красноярска, Мерзайцева Альберта Францевича, - разъяснила Настя. – Телевизор надо смотреть, господин полицейский. - Мерзайцева? Который хозяин завода ферросплавов, что ли? - Вот на заводе он их и собрал. - И что нам теперь делать? - Заголяться и бегать! - Чего?! - Того! Бегом, говорю! И они побежали. Шагоход же, наоборот, остановился и не спеша, будто красуясь, поднял левый манипулятор с автоматической пушкой 2А42. Полдюжины тридцатимиллиметровых осколочных снарядов разорвалось метрах в пятнадцати от Анастасии и полицейского, но они уже укрылись за брошенной кургузой «сузуки кей». - Промазал, - выдохнул Филимонов. - Не думаю, - разочаровала его Гончая. – Мог бы и ракету засадить. Просто развлекается. Хочет погонять нас, как кот мышей – перед тем, как придушить. Ещё пара снарядов ударила в «сузуки», превратив безвинную машину в дуршлаг и без малого не опрокинув её прямо на головы беглецам. - Дерьмо наше дело, - откровенно заключила волчица. – Короче, товарищ младший лейтенант, видите тот подъезд? Да, вон тот, слева. До него метров так с полсотни. На счёт «три» дуйте туда во весь дух. Повезёт – значит, у вас сегодня будет второй день рождения. - А вы? - А я попробую подкинуть работы местным охотникам за цветными металлами. Ну – раз... два… три!!! Я перебираю лапами с такой скоростью, что аж ветер в ушах свистит. Трах-тах-тах! Резко прыгаю влево, и очередь проходит мимо. Бах-бах-бах! Теперь прыжок вправо… о, это уже ближе. Всё-таки отличная у него система наведения. В левый бок вонзается пара мелких осколков – больно, но не смертельно. Ещё очередь. На этот раз достаётся правому боку. Один из осколков оказался довольно крупным, вошёл глубоко под лопатку, и рана прилично кровоточит. Ничего, потом залижу. Главное, что ноги целы. Перебьёт лапы – и всё, этот гроб с музыкой просто расплющит меня в фарш… Я чётко вижу твоё лицо за тёмным зеркальным забралом. Я чувствую твой запах, пусть от шагохода и несёт со страшной силой нагретым металлом, резиной и сгоревшим порохом. Думаешь, ты весь из себя крутой в своём железе? Напрасно ты так думаешь! Наёмник широко улыбнулся. Эта сука что, решила убиться с разбега об его машину? Интересно, на что она надеется – против скорострельной пушки. Даже невооружённым глазом было видно, как осколки снарядов протыкают серую шкуру, выбивая из неё алые брызги. Один из них впился зверюге точно в лоб, волчья морда окрасилась кровью, но самка оборотня продолжала двигаться стремительными зигзагами, будто заговорённая от прямых попаданий. Пилот был так захвачен этим зрелищем, что даже не стал отвлекаться на товарища полиционера, зайчиком скакавшего к ближайшему подъезду: пусть пока живёт. А вот этой хвостатой стерве сейчас будет небольшой сюрприз, подумал он, выпуская из правого манипулятора полупрозрачный коготь и одновременно давая команду на прыжок. Перекинувшись в затяжном прыжке, Анастасия вознамерилась было вцепиться руками в покатые плечи шагохода, но внезапно из-под задницы у того ударили два столба бездымного пламени, и «Триумфатор» рванулся ввысь. Казалось бы, при таком повороте сюжета единственное, что оставалось волчице, – грянуться об асфальтовую твердь и быть невозбранно расстрелянной сверху. Однако Анастасии – надо полагать, исключительно из врождённой вредности, - удалось схватиться за левую ногу машины, заставив шагоход потерять равновесие и угрожающе накрениться в воздухе. Наёмник взмахнул лезвием, целясь в волчицу; удар пришёлся по кисти правой руки и отсёк её начисто. Это уже было крутовато даже для оборотня - Гончая, и без того раненая, не сумела удержаться на одной руке и шлёпнулась вниз с десятиметровой высоты. Полёт «Триумфатора», впрочем, тоже оказался очень недолгим. - Ну, ёпт… - только и успел сказать наёмник прежде, чем шагоход с грохотом вмазался в фасад панельной девятиэтажки. Двадцатитонная туша рухнула в трёх шагах от Анастасии. Теперь на мостовой лежали два равно неподвижных и исковерканных тела – одно из металла и пластика, другое – из мяса и костей… с изрядной примесью чертовски сильной боли. - Какие превосходные спецэффекты! – восхитился телевизионщик. – Снимаем, снимаем! Господин Мерзайцев, это грандиозно! - О чём вы? – через губу осведомился новый властитель Зауралья. - Ну, вот об этом же! – ткнул режиссёр пальцем в разрастающееся за спиной у Альберта Францевича непроницаемо-чёрное облако, в недрах которого мрачно светилась кроваво-красная октограмма. – Шикарно сделано! Господин Мерзайцев соизволил обернуться… и лицо его цветом стало под стать белоснежному костюму. - Сделано… - просипел он севшим голосом. – Сделано… только не мной.

Берс: Едва лишь Вадим и Артур вылезли из неездовой уже машины, под ноги каждому из них воткнулись обычные арбалетные стрелы. -Ролевые игры?- удивился Крушайко, разглядывая болт с красным оперением.- Или тупо нет денег на нормальное оружие? Как оказалось позже, то, из чего стреляли, было гораздо дороже, нежели пресловутый АК-74. И убойностью превосходил этот же самый "калаш". -Вы под прицелом,- голос принадлежал женщине. -Спасибо, Кэп!- отозвался Артур, более адаптированный под современный сленг, чем его боевой невольный товарищ с поломанными ребрами. -Оставайся здесь, мелочь, я пойду добью нашу мазель.. Акт милосердия и все такое,- усмехнувшись он весьма прытко ломанулся в сторону, откуда они приехали, ожидая каждую секунду предательский выстрел в спину. Выстрела не последовало. И не потому, что он бежал зигзагами, и уж наверняка не потому, что стрелкам не хватало мастерства на единственный точный выстрел. В чем дело, было неясно. Во всяком случае Вадиму. -Ебаааться сраться,- протянул он, наблюдая, как шагоход шлепается наземь. Рядом с кучкой мяса, из которой выплескивалась кровь. Оглянувшись, Крушайко стал весьма быстро, но осторожно приближаться к месту возлежания недавних бойцов. Не хватало еще пары или хотя бы одного вояки, чтобы прикрывал спину и следил за происходящим в "мертвой" для наемника зоне зоне. Приходилось крутиться...- Водки хочешь?- спросил он у огромной собачки, когда подошел. Однако наклоняться над телом не стал, а продолжил движение, намереваясь вторбить пилота "Триумфатора". -Началось,- вмиг побелевший Александр с яростью и отчетливой ненавистью посмотрел на пятерку людей.- Дерьмоеды, протянули.. Октаграмма стала ярко алой, как артериальная кровь, всего лишь на миг и вдруг полыхнула огнем. Вопреки цвету звезды, не заключенной в круг, пламя было бледным. Почти призрачным. В том месте, где стояли "Триумфаторы" стало пусто лишь на мгновение. А через это мгновение там стоял.. Обычный человек. Старик. В потертом пиджачке, в очочках, стареньких брючках и туфлях. И шляпа-котелок на голове. Если бы Анастасия видела все происходящее, она без труда бы опознала в старике профессора Шайского. -Здравствуйте, Альберт Францевич! Здравствуйте, жители Красноярска. У меня есть для вас прекрасная новость.. Вы умрете сегодня. Все. Сказано это было будничным тоном. Небо над Красноярском стало краснеть. Набожным людям впору было начинать молиться.

Гончая: Бронестекло кабины «Триумфатора» от удара вылетело напрочь, но пилот, подвешенный на упругих ремнях безопасности, уцелел. Большая часть виртуальных трёхмерных табло перед ним погасла, а немногие оставшиеся были щедро изукрашены алыми отметками, свидетельствующими о том, что после неудачного прыжка шагоход представляет собой бесполезную кучу хлама. Ни пушка, ни пусковая установка не действовали, гидравлика вышла из строя, система видеосвязи и рация превратились в крошево. Зато электронные глаза на плечах и затылке машины ещё действовали, так что наёмник отлично видел слабо шевелящуюся волчицу, лежащую на боку рядом с шагоходом, и её напарника, аккуратно «нарезающего пирог» вокруг железного трупа по всем правилам тактики. Лишь бы аварийный люк не заклинило, озабоченно подумал пилот, выпутываясь из ремней и извлекая из поясной кобуры воронёный «Грач». Шестизначная сумма, обещанная Мерзайцевым за головы этой парочки, настойчиво призывала на подвиги. Волчица чувствовала себя хорошо отбитым куском мяса на разделочной доске, да и выглядела соответственно. В пасти ощущался некоторый недостаток зубов, кровь из раны на лбу заливала глаза, а при попытке подняться Анастасия с удивлением заметила, что её правая передняя лапа как-то вдруг сделалась короче левой. Глубоко засевший в боку крупный осколок тоже не добавлял оптимизма. В человеческой фазе увечья выглядели ещё хуже. - Вот всё бы тебе про водку… - пробормотала Гончая, с огромным трудом сменив лежачее положение на сидячее. – Там в рюкзаке бутылка коньяку оставалась… И аптечка, кстати… - она выплюнула красный сгусток за компанию с выбитым зубом, потом нащупала левой рукой зияющую рану справа под рёбрами, запустила в неё пальцы и резким движением выдернула длинный острый осколок под аккомпанемент собственного визга. - Суровая полевая хирургия, верфольф-стайл, - прокомментировала Анастасия свои действия, вытерши ладонь об и так уже пропитанную кровью футболку. Языком она нащупала проклюнувшееся острие нового клыка на месте утраченного. - Мелочь попозже сама из тела выйдет. Ну и видок у меня, да? Куртку вот жаль, с раньшего времени была куртка, таких теперь не делают. Чёрт, хлещет, как из резаной свиньи, - пожаловалась она, с отвращением посмотрев на обильно кровоточащую культю. – Перетянуть бы надо. Ладно, бывало и хуже… правда, редко, - взгляд Гончей скользнул по стене панельной девятиэтажки, отыскал окна, высаженные «Триумфатором», а потом перескочил на стремительно багровеющее небо. Глаза у неё сделались круглыми, как две десятирублёвые монеты. - Вадим, это я головой так сильно ударилась… или? - Ч-ч-что? – переспросил Альберт Францевич, переключившись с баритональной уверенности на трусливый писк. – К-как? Кто вы такой? Вы не смеете! Я тут главный! - О, господин Мерзайцев, позвольте вас заверить, я и не с таковыми смел, - усмехнулся профессор. – А насчёт того, кто именно тут главный… Мы, конечно, благодарны вам за те усилия, которые вы приложили, чтобы открыть нам Врата, но более ваши услуги не требуются. Прощайте, Альберт Францевич… - Охрана! – фальцетом завопил Мерзайцев, сообразив, что сейчас должно произойти. – Огонь! Уничтожьте его!!! Обалдевшие от всего происходящего телевизионщики продолжали снимать. Стеклянные глаза камер прилежно фиксировали, как охранники в чёрной униформе синхронно вскинули оружие… …как топчущийся за спиной Мерзайцева «Триумфатор» поднял манипулятор с пушкой… …как профессор Шайский с глумливой улыбочкой театрально щёлкнул пальцами… …и как на фальшивый завод ферросплавов с мрачных багровых небес упали струи блестяще-чёрного пламени, превратившие бойцов, шагоход и самого несостоявшегося правителя Красноярска в пепел. - …Да, да! – очень правдоподобно надрывалась Светлана. – Что? В Красноярске беспорядки, товарищ генерал-лейтенант! Владелец завода ферросплавов Мерзайцев пытается захватить власть! Нелюди воспользовались ситуацией и восстали! Вампиры напали на отделение Комитета, мне одной удалось спастись! Что? Нет, начальник отделения тоже убит! Тут срочно нужны ваши войска! Код ноль-два-семь-один-шесть-семь-шесть, уровень опасности – красный, повторяю, уровень опасности - красный! Необходима блокада и полная зачистка всего города! Повторяю – код ноль-два-семь-один-шесть-семь-шесть, запрашиваю блокаду и тотальную зачистку Красноярска! - Вас понял, Светлана Юрьевна, - прохрипел в трубке голос начальника Восточного ОСК. – Код ноль-два-семь-один-шесть-семь-шесть подтверждаю. Объявляю красный уровень опасности. Орбитальный удар – через семьдесят три минуты, повторяю – орбитальный удар через сорок три минуты. Держитесь, Светлана Юрьевна. Не забудьте спуститься в убежище. - Ну, вот, - удовлетворённо сказала Черных. – Теперь нам остаётся лишь немного подождать – и можно наслаждаться зрели… -…щем, - по инерции закончила голова Светланы на полпути между обрубком шеи и покрытом кровавыми разводами полом. Некрасивое тело начальницы аналитического отдела ещё несколько секунд постояло на ногах, потом мягко завалилось набок и вытянулось в длительной смертной судороге. - Да, Светочка, - сочувственно вздохнула Оксана. – Ты, конечно, была большая умница, но страшная дура. Ну сама подумай, зачем ты мне теперь нужна? Что, спутник без тебя дорогу до Красноярска не найдёт? В общем, прощай, глупышка. Мне не будет тебя не хватать. Отправив точным пинком всё ещё вращавшую глазами и разевавшую рот голову Светланы под стол, вампиресса подошла к окну. Над городом перекатывались звуки стрельбы, там и сям поднимались дымы пожаров, которые никто не торопился тушить. Эту картину гармонично дополняло мрачное красное небо в пульсирующих лиловых прожилках. Солнечный диск выглядел жалко и напоминал донышко ржавой консервной банки. Жаль, конечно, что моя затея не выгорела. Хотя и так неплохо получилось. Однако задерживаться в городе далее не только бессмысленно, но и опасно. Вампир ты там или нет – той Силе, что изливается сейчас через возведённую Шайским октаграмму, без разницы. Разжуёт, проглотит и не поморщится. Надеюсь, у Анастасии хватит глупости сунуться в самое пекло. Хотела бы я полюбоваться, как гостеньки из Преисподней спустят с неё мохнатую шкурку, да некогда. Ауфвидерзеен, оревуар, адьёс, до побачэння, сайонара и так далее… Вампиресса обернулась сгустком серого тумана, скользнула в вентиляционную решётку, повисела немного над крышей офисного центра, а потом неспешно двинулась на запад. Путь её лежал в Польшу, в полуразрушенный город Энск. - Сэр! – пулей влетевший в кабинет начальника Вильнюсского оперативного центра связист протянул мистеру Джонсу смятую распечатку. – Только что сообщили из московского филиала: русские объявили красную тревогу в Красноярске. То ли беспорядки, то ли попытка переворота, то ли бунт нелюдей, то ли нашествие нечистой силы, то ли всё сразу. Начальник аналитического отдела красноярского филиала Светлана Юрьевна Черных кодом ноль-два-семь-один-шесть-семь-шесть запросила у оперативно-тактического командования «Восток» полную зачистку города. По её словам, остальные сотрудники филиала уничтожены, все до единого… Связист захлебнулся словами, перевёл дух и выпалил скороговоркой, страшно вытаращив глаза: - Сэр, санкционирован орбитальный плазменный удар! Спутник «Добрыня Никитич» уже начал маневрирование. Он выйдет на позицию через тридцать девять минут!

Берс: -Чтоооооооо?!- начальник отделения Комитета схватил за грудки связиста, как будто это он выдал код на вынос Красноярска из списка городов России.- Какой нахер плазменный удар?!- осунувшийся буквально за сутки, бывший статный, знающий цену себе и своим поступкам человек превратился в растрепанного изрядно поседевшего фанатика с горящими глазами. Кто бы только знал, до чего он был сейчас похож на старшего лейтенанта Фирдинанта из Энска, который был известен, как принципиально беспринципный идейный борец против нелюдей.- Они там совсем задницей думают, что ли? Отменить удар! -Но..- попытался было возразить связист. -Я СКАЗАЛ ОТМЕНИТЬ, МАТЬ ТВОЮ!- зарычал он, как заправской оборотень.- Или я тебя с говном съем,- уже абсолютно спокойно произнес начальник, глубоко вздохнув. В последние сутки подчиненные тянули жребий, кто пойдет с очередной хреновой новостью на ковер к мистеру Джонсу, опасаясь, притом не безосновательно, потерять жизнь. -Й-есть,- связист вырвался из стальной хватки Джонса и ускакал выполнять поручение. -Нервный я стал,- меланхолично произнес начальник литовского отделения, притрагиваясь правой рукой к груди напротив сердца, а левой нашаривая скрытый ящичек со шкатулкой с различными средствами на черный день. Пара дорог кокаина сегодня была бы явно не лишней... Вадим аккуратно подходил к груде металла, которая совсем недавно могла бы сделать груду мяса и металла из него и машины вместе со всеми в ней сидящими. Сомнительно, конечно, что после такого удара внутри кто-то мог выжить, но, как показывает практика, уж лучше перестраховаться, чем валяться безжизненным телом на холодном асфальте. Так и простудиться недолго. -Дерьмо,- ругнулся он, увидев пустую кабину пилота.- Как он.. Раздавшийся выстрел заставил наемника резко выдохнуть. Вернее даже не сам выстрел, а пуля, им выпущенная. Благо, что некоторые наемники пользуются стандартным вооружением и комплектацией к нему. И никаких штук, запрещенных Венской Конвенцией, вроде пуль со смещенным центром тяжести или разрывных патронов. Очередь из автомата серебром прошила безымянного пилота "Триумфатора"... Ну как прошила. Общеизвестный факт, что очередь из оружия калибра 7.62 может в прямом смысле разрезать человека пополам или отпилить какую-нибудь конечность. Ноги Крушайко подкосились. Собственно, человек редко понимает, что с ним происходит, когда тело измучено постоянными побоями, а напоследок и пробито навылет в области мягких тканей между тазом и ребрами. -Я уж и забыл, каково это, когда тебя дырявят с огнестрела.. Все больше зубки как-то.. Коготочки..- облокотившись на плечо поверженного Самохода Поликарпыча, Крушайко беспрестанно морщился и кряхтел.- Ты-то там помирать никак собираешься? Или меня своим коньяком поминать? Епт! Че это там?- на севере с небесами творилось полное непотребство. И разверзлось небо огненным дождем. И сгорели души нечестивцев в адском пламени. Профессор Шайский наслаждался зрелищем. Он нарочно стравливал людей с нелюдями, чтобы получить больше эмоционального фона. Да, сила теперь переполняла все его существо. Полноценное вторжение начнется с Сибири. И не будет силы, чтобы удержать эту мощь. В открывающихся Вратах можно было увидеть огромные страшные по своим очертаниям фигуры. Трое людей появилось из подворотни, откуда вывернула сначала машина полицейских, куда свернул в последствии Вадим и откуда он потом вынырнул. Люди были вооружены кто во что горазд. У кого-то был самопальный арбалет, у кого-то - не менее самопальный меч. У одного даже был самоприготовленный из двустволки обрез. И вел эту братию.. Артур. Врата внезапно захлопнулись прямо перед носом первой фигуры, готовой уже величественно шагнуть под небесные своды этого мира. -Шутки кончились, Шальес,- парень, который без особого труда уработал Серого, стоял перед профессором. И что-то в его фигуре было такое, отчего не хотелось с ним связываться от слова совсем. Однако и тот, кто скрывался под личиной профессора был в эйфории силы, переполнявшей его. -А кто шутил?- спросил он и ударил струей пламени.

Гончая: - Вот тебе, - Анастасия с трудом скрутила пальцы на левой руке в дулю и предъявила Вадиму готовое изделие. – И не надейся. От меня так просто не избавишься. Вопрос о цвете неба был, конечно, интересным, но далеко не самым насущным. В ушах у Гончей, между тем, звенело, и мир перед глазами шатался с нарастающей амплитудой: будь ты хоть десять раз оборотнем, обильная кровопотеря остаётся очень неприятной штукой. По этой причине волчица даже не сразу заметила, что напарник благополучно поймал пулю в живот. - Да что ж за жизнь-то у меня такая несчастная, - вздохнула она, поднимаясь на ноги. – Только, бывало, познакомишься с интересным мужчиной – глядь, он уже убит. О, а наш компьютерный гений успел компанией обзавестись. Арчи, тащи сюда мой багаж… - Вот, - юноша протянул Гончей рюкзак, обводя ошалелым взглядом поле битвы, напоминающее то ли декорации к фильму «Вампиры в Сиэттле», то ли чикагскую скотобойню начала прошлого века. – Ну, ни х*я ж себе, - суммировал он свои впечатления. - Фы, порушик, при дамах, - шепеляво упрекнула парня Гончая, зубами затягивая жгут. – Кштати, попрошите швоих дружей не тыкать в меня этим серебром… И займитесь уже Вадимом Бенедиктовичем, есть тут кто сведущий в делах медицинских? - Есть, есть, - отозвался похожий на гнома краснолицый бородатый дядя (тот, что с обрезом в стимпанковом вкусе), умело вспарывая окровавленный камуфляж на животе Крушайко и разматывая бинты. Коротко стриженая, спортивного вида шатенка опустила взведённый арбалет, всем своим видом давая, однако, понять, что готова в любой момент попотчевать волчицу болтом из светлого металла, в коем легко опознавалось чистейшее серебро, пожалуй, что даже и освящённое – для пущего эффекта. Двуручный меч, который сжимал в руках богатырь двухметрового роста, телосложением способный аргументированно поспорить с молодым Арнольдом Шварценбергером, тоже не выглядел деревянной поделкой. Да и висящие на поясах у этих вроде бы вполне фэнтезийных персонажей новенькие курносые ПСС смотрелись довольно убедительно. Пока бородач колдовал над Вадимом, Гончая пошарила в санитарной сумке, что досталась ей в наследство от Георгия, и один за другим засадила себе в бедро два шприц-тюбика с промедолом. - Это мне на один зуб, - успокоила Анастасия дядю, вылупившегося на неё с испугом и намеревавшегося что-то сказать. Двойная доза анальгетика обрушилась на жгучую боль, пульсировавшую в искалеченной руке и правом боку, и разнесла её в клочья. – Не отвлекайтесь. - Я сделаю всё, что смогу, - пропыхтел гном, - пуля, к счастью, прошла навылет, но всё равно ему нужно в больницу. И как можно скорее. Сильное внутреннее кровотечение… - Так в чём проблема? – огрызнулась волчица. – Брошенных машин вокруг – как у дурака фантиков, выбирайте любую и поезжайте, не все же доктора небось по домам разбежались… ну, я так и знала, - перебила она сама себя, когда Вадим красноречиво продемонстрировал ей два средних пальца одновременно. – А, да делайте, чего хотите, что вам слушать какую-то случайно недобитую нелюдь, когда тут, кажется, Армагеддон намечается, - со злостью бросила Гончая, возведя глаза к кровавому небу и откупоривая коньячную бутылку. Воцарилась тишина, перебиваемая лишь отдалённой стрельбой да негромкими звуками механической агонии в чреве умирающего «Триумфатора». - Но кого же ещё слушать? – прервала молчание шатенка. – Наше начальство, похоже, нас просто предало. Милиция и госбезопасность разбежались. А армия, если и придёт, так только затем, чтобы всё тут выжечь под корень. Что нам делать? Оторваться от сосуда, из которого в организм поступала чудесно согревающая израненное тело и усталую душу ароматная влага, было чертовски сложно. И всё-таки Анастасии это удалось – столь внезапной и поразительной оказалась её внезапная догадка. Она обвела всю троицу «ролевиков» подозрительным взглядом: - А где же, разрешите спросить, ваш четвёртый? Он вообще как, жив-здоров? - Вашими молитвами, Анастасия Степановна, - отозвался младший лейтенант полиции Филимонов, появляясь из-за туши шагохода. - Просто великолепно, - пробормотала волчица. – Весь оперативный отдел красноярского отделения Комитета в сборе. А… Артур? - Уже два года как работает лично на меня, - кивнул Филимонов. Или не Филимонов? Да какая разница. – Я его, так сказать, убедил свернуть с пути порока и заняться полезным делом. В базе данных нашего отделения он не фигурировал, как и Николай, кстати. Думаю, только поэтому они оба уцелели – остальных информаторов уничтожили ещё прошлой ночью. И «повесили» все эти убийства, как нетрудно догадаться, тоже на вас с Вадимом Бенедиктовичем. Впрочем, я думаю, это всё решаемо. Однако сейчас у нас с вами есть более серьёзная проблема, - младший лейтенант ткнул пальцем в багровеющие небеса. – Я понятия не имею, что вообще творится. - Я, представьте себе, тоже, - Гончая ещё раз как следует приложилась к полупустой бутылке. - Тем не менее, Елена, - указал Филимонов на шатенку, – совершенно права. Меня предупредили о вашем приезде по линии Особого отдела. Лично госпожа Ефимовская. Вы обладаете правом при необходимости взять на себя командование нашим подразделением. Вам не кажется, что такая необходимость уже назрела и даже сильно перезрела? - О-бал-деть, - только и ответила Анастасия. - Вадим Бенедиктович,- робко вмешался в разговор Артур, - я настроил всё, как вы хотели. Кстати, новых приказов пилоты шагоходов пока не получали. Продолжают истреблять всех подряд - нелюдей, скинхэдов, полицию... Вот, держите, - он протянул ноутбук Вадиму. - Можете ими командовать, никто не отличит, я гарантирую это! – Вадим, ты слышал? Эй, напарник, ты там как вообще? Не вздумай помирать! - А я, извините, срать хотел на вашего мистера Джонса, - равнодушно сообщил с экрана генерал-лейтенант Вертячий, начальник ОСК «Восток». Сухощавый, жилистый, подтянутый, крепкий, как стальная проволока, он был полной противоположностью вошедшим в анекдоты жирным красномордым российским генералам прежней эпохи. – Передовые части ВДВ уже выдвинулись к Красноярску. Город будет изолирован и зачищен орбитальным ударом в течение получаса. К вашему сведению, согласно процедуре код ноль-два-семь-один-шесть-семь-шесть отмене не подлежит. Остановить процедуру может только лично Верховный Главнокомандующий, то есть Президент Российской Федерации Дорогин Василий Васильевич. Связь кончаю. - Но… подождите! Как же?.. Сотрудник Вильнюсского ОП, не договорив, упёрся в заметённый белёсой вьюгой экран видеосвязи мёртвым взглядом. Дорожка, которую выложил мистер Джонс для успокоения расшатанных нервов, шириной и протяжённостью не уступала хорошей взлётно-посадочной полосе. - Сэр! – дверь кабинета чуть приоткрылась, и в щели мелькнул глаз давешнего связиста. – Мистер Джонс, русские отказываются отменить удар. Они требуют подтверждения своего президента, сэр! Ссылаются на процедуру! Я ничего не могу с этим поделать! Трубные звуки, изданные мистером Джонсом, сделали бы честь матёрому самцу мамонта. Дверь захлопнулась ровно на секунду раньше, чем в неё ударился, разлетевшись на части, один из многих телефонных аппаратов, украшавших стол начальника Вильнюсского ОП. Ему очень не хотелось звонить Вольфгангу Зандкулю, первому заместителю председателя Комитета, исполняющему сейчас его обязанности. Но что ещё оставалось? Он снял трубку телефона – белоснежного, без наборного диска: - Добрый день, господин Зандкуль. Говорит Сэмюэль Джонс, оперативный центр в Вильнюсе. По поводу красноярского кризиса. Русские, похоже, спятили: объявили "красную тревогу" и собираются сжечь собственный город. Утверждают, что по запросу нашего филиала в Красноярске... Нет, контакт с Крушайко и Волковой пока установить не удаётся. Видимо, мобильная связь в городе уже не работает. Мы пытаемся, но... Что, господин Зандкуль? То есть как "забудьте о них и оставьте русских в покое"? Надо же связаться с их президентом, убедить его... Но... Да, господин Зандкуль, я понимаю смысл слова "приказ", однако... господин Зандкуль? Мистер Джонс ошалело уставился на трубку. - Ну охренеть просто, - произнёс он. - Я что, один на этом свете остался в своём уме? Втянув весь порошок до последней пылинки, он мотнул головой, достал из кармана сотовый и натыкал на нём номер, который по всем инструкциям ему знать не полагалось. Собственно, прямо сейчас он нарушал как минимум дюжину приказов, за что ему светила в совокупности пара увлекательных десятилетий на казахстанских урановых рудниках. Особый отдел подчинялся непосредственно Зонненменьшу и только ему. Для остальных сотрудников Комитета, сколь угодно высокопоставленных, его словно бы и не существовало. - Надежда Михайловна? Сэмюэль Джонс, Вильюсский оперативный центр. Я по поводу операции в Красноярске. Кажется, у нас большие проблемы...

Берс: Вадим стоял, опираясь о все того же Триумфатора. Хренова машина наделала немало бед. Более того - наделал бы еще, не посчастливься ей повстречать на пути иногороднюю оборотниху. -Двойная доза обезболивающего становится причиной наркомании..- поучительно подняв палец, изрек он. Артур шагнул к наемнику, протягивая ноутбук, и произнес: -Все..- перспектива перед глазами Крушайко поплыла, смазываясь. -..Кончено, Вадим..- перед Вадимом стоял грузин. Характерный горбатый большой нос, смуглая кожа. Очень легкий акцент. И что-то знакомое в лице человека показалось командиру погибшего отряда. Стояли они, к слову, на берегу моря. Песочек мягко обволакивал ноги в армейских ботинках. -Георгий?- в груди больше не было боли. Да, это тот самый тип, которого Комитет приказал захватить. Вернее, некто, прикрывавшийся этой организацией. За его спиной было видно очень много народу. Кто-то был совсем незнакомым, чья-то физия вызывала в памяти потуги к узнаванию. Чьи-то лица он видел в кошмарных снах - те, кому не посчастливилось встать на пути его группы.- Да пошли вы, уроды.. Вадим шагнул назад и перед глазами его оказалось небо, полузакрытое от взора чьей-то башкой. -Хер вам..- прошептал он, улыбнувшись, будто младенец после кормежки из титьки мамы.- Я еще пободаюсь.. Глаза все время пытались слипнуться и перед глазами то и дело появлялся песчаный берег моря. -Заводи свою бомболыгу,- тихо приказал наемник Артуру.- Как вы видели,- начал он, когда малец кивнул,- силы Хаоса пытаются противостоять восстановлению порядка в этом городе. И на меня снизошло озарение - лишь сильнейший сможет противостоять силам Хаоса. Назначаю награду в миллион евро наличными тому из пилотов..- он оглянулся на плечо, едва не отправившись вновь разговаривать с покойниками.-.. Тому из пилотов "Триумфаторов", кто останется последним. И два миллиарда тому, кто сможет захватить боевую машину и победить в состязании. Да победит сильнейший. Едва коснувшись ногой ноги Артура, наемник попытался изобразить сильный толчок. Вышло не очень, но щелкнувшая клавиша ознаменовала конец трансляции.- Должно отвлечь их и ослабить.. -Нужно ехать в "Скорую",- кто-то явно был не в своем уме. -Какой идиот сейчас будет рисковать своей задницей, чтобы пытаться помочь волне искалеченных бойцов и мирных жителей? Не смешите меня, смеяться больно.. На заводе ферросплавов творилась чертовщина. Огненный дождь был как бы фоном для сражения двух существ из иных миров. Более могущественных, нежели люди и всякие экстрасенсы. Струи пара, что холодного, что горячего, огонь, глыбы льда, молнии.. Все это сверкало и летало в огромном обилии. Рушились корпуса, уцелевшие под дождем пламени, стирались в пыль стены зданий, плавился и вспучивался асфальт.. Было бы очень похоже на какой-нибудь мультик аниме. Было бы, если бы не было так страшно. Два противника сошлись почти в рукопашную и исчезли во вспышке. Вместе с ними исчезли и расплавленные корпуса и кусок пустыря. Несколько гектар земли просто превратились в каменную чашу огромнейшего диаметра.

Гончая: - Хорошо, - выдохнула Анастасия, заботливо баюкая перетянутую культю. – Принимаю командование над оперативной группой. Слушайте приказы. Первое – быстро найти две поместительные машины. Второе - погрузить в одну из них Вадима Бенедиктовича и приставить к нему доктора. Третье – мы выдвигаемся к заводу ферросплавов, по возможности избегая на маршруте столкновений с противником, и предотвращаем конец света. Вопросы? - Вопросов нет, товарищ Гончая, - серьёзно кивнул младший лейтенант Филимонов. – Прикажете выполнять? - Выполняйте! Автомобили были сысканы моментально – джип Hyundai Tucson, на просторное заднее сиденье которого осторожно уложили раненого Вадима, и маленькая шустрая Suzuki Jimny. - Внимание, бойцы, начали движение, - гукнул в рации голос Филимонова. Короткая колонна резво двинулась к северной окраине города, над которой полыхали сполохи лилового и багрового огня. - Красный-один вызывает Красного-два и Красного-три, - ошарашенно произнёс в микрофон командир взвода «Триумфатров». – Вы это слышали, парни? - Красный-одын, гаварыт Красный-два, так точьно. - Гофорит Красный-три, я это алзо слышать, герр командир. - Ну и какое ваше мнение, парни? - Я полагайт, это есть фальшифка, герр командир, - откликнулся третий, на редкость пунктуальный и занудный для наёмника белобрысый немец. - Благодарю. Второй? Ответом стало громкое молчание. - Второй? Красный-один вызывает Красного-два, ответьте. Повторяю, Красный-один вызы… Противотанковая ракета вонзилась командирскому шагоходу точнёхонько между лопаток, выбросив фонтан пламени и кучу искорёженных обломков. - Доннерветтер! Вас ист лос?! В красивом прыжке, перевернувшись через голову, Красный-три приземлился перед своим недавним товарищем под номером два. Верхняя часть корпуса стремительно развернулась, и автоматическая скорострельная пушка поймала в прицел кабину конкурента. - О, найн! Найн-найн-наааа!!!.. - Вах! Тут такые дэнги, а оны разговоры разговарывают! Ышакы, мамой клянус, да! – усмехнулся водитель единственного уцелевшего «Триумфатора», выводя на экран схему передвижения оставшихся машин. - …Поняла вас, мистер Джонс, - ответила Надежда Ефимовская. Судя по плывущему голосу, начальник Вильнюсского оперативного центра успел-таки напичкать себя каким-то веществом. Увы, среди бывших солдат и офицеров Армии Света это было явление более чем распространённое. – Спасибо за информацию, я попытаюсь выправить ситуацию. Оставайтесь на связи. Закусив губу, Феникс сунула телефон в карман брюк и задумалась. Никто, кроме старика, не способен выжечь заразу, проникшую в самое сердце Комитета по делам нечеловеческих рас. Но ведь он ещё так слаб… «Для твоего долбаного Комитета я этого не сделаю. Я это сделаю для тебя». К чёрту. У меня не так много подруг, чтобы ими разбрасываться. Она решительно отворила дверь в палату, где в окружении хитрых медицинских приборов боролся за жизнь Генрих фон Зонненменьш. - Входите, фройляйн, - тихо проскрипел старик со своей койки. – Признаться, я ждал вашего появления. Что-то в моё отсутствие пошло не так? - Наша операция в Красноярске, господин председатель,- вздохнула Надежда. – Ситуация вышла из-под контроля. Боюсь, там произошёл полномасштабный прорыв, хуже, чем в прошлом декабре в Москве. Мои соотечественники сошли с ума от испуга, хотят снести город орбитальным ударом. Военные утверждают, что такой запрос передали из красноярского отделения кодом высшего приоритета. Примерно с минуту Зонненменьш молчал, переваривая информацию. - Какие-нибудь сообщения от Волковой поступали? - Примерно четыре часа назад она выходила на связь с Вильнюсом. Ей было приказано наладить взаимодействие с оперативным отделом тамошнего филиала через сеть информаторов. С тех пор – ничего. Красноярское отделение тоже молчит. - Ясно, - резюмировал старец. – Заговорщики слишком увлеклись и - как это говорят у вас в России? – наступили на те же грабли, что и Монолит в своё время. Помогите мне, - с этими словами он медленно поднялся, опутанный проводами и трубками, и попытался попасть ступнями в больничные тапочки. - Господин Зонненменьш! - Доставьте меня на резервный узел связи Комитета в Берне, - произнёс тот хорошо знакомым Надежде безапелляционным тоном. – Надеюсь, ваш… гм… друг Густав не утратил своих водительских навыков? Они нам очень пригодятся. А пока подставьте-ка мне плечо. Это приказ, фройляйн Ефимовская, и он не обсуждается! - Послушайте, герр Зандкуль! – гремевший с экрана разъярённый голос Патриарха Московского и всея Руси Ипполита, которому аккомпанировал глухой вой тревожных сирен, не сулил ничего доброго. – Русская Православная Церковь благословила деятельность отделений Комитета на территории России, но мы не подозревали, что вы собираетесь заниматься разведением демонов! Наши системы обнаружения сходят с ума: в Красноярске открылись адские врата! Отвечайте, что, во имя Господа, вы там натворили?! - Ваше Святейшество, я не уполномочен разглашать посторонним лицам детали операций Комитета, - твёрдо заявил заместитель председателя, невысокий краснолицый крепыш с маленькими водянисто-голубыми глазками, жёстким ёжиком седых волос, могучей шеей и упрямой нижней челюстью, похожий на бывшего боксёра в лёгкой весовой категории. – Да, группа наших агентов на вольном найме выполняла задание в Красноярске. Мы потеряли с ними связь и на данный момент считаем их погибшими. Что касается появления высокоэнергетических сущностей из параллельного измерения, которых вы называете демонами, то для нас это такой же неприятный сюрприз, как и для вас… - Хорошенький сюрприз! – гневно воскликнул Патриарх. – Вы и близко не можете себе представить, сколь коварны и опасны диавольские порождения Гиперкосмоса, особенно если они вдоволь напитаются людской болью и страданиями! - О, не волнуйтесь, Ваше Святейшество, - как ни в чём не бывало продолжил заместитель председателя. – К счастью, одна из сотрудниц нашего красноярского отделения, рискуя жизнью, вовремя связалась с вашими военными. Они… решат возникшую проблему, ликвидируют прорыв и восстановят порядок. - Армия в две тысячи восьмом году не совладала даже с еретиками из Монолита! Что она сможет противопоставить их могущественным хозяевам из самых глубин преисподней? Почему вы не обратились к Хоругвеносной Дивизии? Ох, сказал бы я несколько слов моему другу Генриху! - Скажешь, Ипполит, обязательно скажешь, - внезапно врезался в разговор скрипучий голос Зонненменьша. – Только чуть позже, если не возражаешь… - Генрих?! – хором воскликнули оба собеседника. - Совершенно верно, - изображение Патриарха на экране сместилось, давая место костистому, болезненно-бледному лицу председателя Комитета. – Николай, прошу тебя, заклинаю нашей старой дружбой: скорее свяжись с Дорогиным и уговори его отменить орбитальный плазменный удар по Красноярску. Выбить из колеи Патриарха Московского и всея Руси Ипполита, победителя Яроврата и верховного главнокомандующего Русской Православной Хоругвеносной Дивизии, было задачей нетривиальной. Отец нынешнего Предстоятеля РПЦ во время Великой Отечественной прославился тем, что при взятии города Слонима протаранил танком фашистский паровоз на полном ходу – и даже заговариваться после такого головоломного, в прямом смысле слова, подвига не начал. Сын пошёл в папу, да ещё и закалился как следует в подковёрных церковных интригах. Но слова герра Зонненменьша произвели на него совершенно такой же эффект, как метко пущенный опытной рукой шар в боулинге – на кеглю. - К-ка-как? – пробормотал он. – Орбитальный… что? Они ума решились! Плазменный удар не закроет прорыв, наоборот - такой выброс энергии, столько погибших, настоящее кровавое пиршество для слуг Диавола! - Это заговор, друг мой, - негромко сказал господин председатель. – Большой поганый заговор. И самое скверное то, что вызрел он в Комитете, у меня под самым носом. Я потом тебе всё расскажу в деталях, а сейчас, пожалуйста, поторопись. Президент должен остановить это безумие. Патриарх только головой покрутил, прежде чем исчезнуть с экрана. Зонненменьш же обрушил всю неподъёмную тяжесть своего взгляда на Зандкуля. - Генрих, так ты уже снова на ногах? – невозмутимо уточнил тот. – Слава Богу! Знал бы ты, как нам тебя недоставало во всей этой неразберихе!.. - Ну что ты, Клаус, - тихо и медленно, чуть ли не по слогам произнёс председатель. – Я вижу, ты хорошо со всем справлялся. Настолько хорошо, что почти исполнил задуманное. Жаль только, что подосланные тобой головорезы меня не убили тогда в Варшаве. Правда? - Генрих, да что ты такое говоришь? – вознегодовал Зандкуль, вскочив с кресла… вернее, попытавшись вскочить: двое охранников в чёрной форме Комитета, бесшумно возникшие за спиной господина заместителя, без всякого почтения схватили его за плечи и силой усадили обратно. - Да ты не в своём уме, Генрих! – заревел Зандкуль, наливаясь апоплексическим багрянцем. – Какой дрянью доктора тебя напичкали? Сколько лет мы дрались плечом к плечу, и вот теперь ты подозреваешь меня в измене? В предательстве дела всей моей жизни? Очнись!!! - Хватит, Клаус, - всё так же тихо и печально проговорил Зонненменьш. – Не позорься. Не надо ломать эту бездарную комедию. Бог свидетель, я никогда не думал, что мне придётся сказать подобное, но… Ты арестован, мой бывший друг.

Берс: -Вот и ладненько,- пробормотал Вадим, зная, что среди пилотов шагоходов всяко найдутся один-два уродца, что поведутся на десятизначную сумму. Бывали, проходили.. Мягкое сидение убаюкивало. Если бы он был в бою, то еще бы сопротивлялся, пытался продать жизнь подороже, а сейчас.. Сейчас стало тепло и уютно. "Тусон" едва заметно качался на кочках. Этакая колыбелька. Вадим уснул. он не задумывался, проснется ли. Квалифицированную помощь с переливанием крови ему окажут едва ли. Хотя это его сейчас не волновало. Перед ним снова возникли силуэты со смазанными лицами, в которых он без труда узнавала погибших знакомых и жертв. Джонс громыхнул кулаком по столу. -Дерьмо. Дерьмовое дерьмо. Столько лет работы - и все прахом. Красная тревога не отменяется,- передразнил он на весьма недурственном русском генерала.- Хреновы хренососы. Из ящика появилась бутылка дешевого виски - дорогой кончился. -Пусть большие дяди и тети играют в большие игры. Уволюсь завтра. Вот кончится эта свистопляска - уволюсь. Так Джонс говорил каждый раз, когда напивался из-за проблем на работе. Когда ему в очередной раз показывали, что выше должности мелкого начальничка он не поднимется. Дали отдельный кабинет, выделили трёх с половиной калек в подчинение - радуйся жизни, Джонс. -Черт бы его побрал, этот сраный Красноярск с их красными тревогами...

Гончая: - Мистер Джонс! – экран второго секретного видеоканала ожил так неожиданно, что начальник Вильнюсского оперативного центра даже не успел спрятать бутыль с виски, и она осталась обличительно торчать на столе. – Нашли время, - укоризненно произнёс скрипучий голос Генриха фон Зонненменьша. Вот уж кого бывший офицер АС сейчас не ожидал услышать. Неужели эта рыжая девица Ефимовская всё же сумела поднять Большого Босса с госпитальной койки? Да, по-видимому, именно так. - Мистер Джонс, надеюсь, вы ещё не успели напиться до беспамятства? – ядовито осведомился господин председатель. – В центральном аппарате Комитета как раз наметились кое-какие кадровые подвижки, и мне бы не хотелось отказывать вам в новом назначении из-за вашей невоздержанности… - Сэр! Никак нет, сэр! – хмель птичкой вылетел из головы Джонса, как только смысл слов начальника достучался до его сознания. – Всегда готов выполнить приказ, сэр! - Отлично, - удовлетворённо кивнул Зонненменьш. – Тогда немедленно берите баллистический транспорт и выдвигайтесь в Красноярск. Техники уже заканчивают программирование, вы приземлитесь прямо в расположение передового батальона Русской Православной Хоругвеносной Дивизии. Приказ: отыскать уцелевших оперативников Комитета, командира наёмной группы Вадима Крушайко и оборотня Анастасию Волкову, обеспечить их эвакуацию в Вильнюс, об исполнении доложить. В качестве дополнительной поддержки можете задействовать оперативный отдел Вильнюсского ОЦ. Вопросы? Нет вопросов. Исполняйте! - Я ничего больше не могу сделать, - развёл фельдшер окровавленными руками. – Ранение слишком серьёзное, не для полевых условий. - Вадим! – рявкнула Гончая над ухом Крушайко. – Держись, ты нам всем нужен! Ответом ей было лишь сиплое, прерывистое, булькающее дыхание наёмника. - Рассуждая отвлечённо, на крайний случай у нас ведь есть вариант… - нерешительно проговорил медик. - О чём вы? - Я имею в виду, одного вашего укуса хватит, чтобы… Медик не закончил. Глаза Крушайко распахнулись, и пуля из «калаша» прошла в миллиметре от правой щеки незадачливого гнома, проделав аккуратную дырочку в крыше джипа. Филимонов от неожиданности выкрутил баранку и едва не вогнал автомобиль в чудом уцелевшую среди всеобщего разгрома зеркальную витрину салона красоты «Медуза Горгона». - Понятно? – спросила Анастасия. – Он скорее прикончит и меня, и вас, либо сам застрелится, чем… в общем, этот ваш вариант – совсем не вариант. - Ну, тогда извините, ничем больше не могу помочь, - пожал плечами фельдшер. Волчица скорбно поджала хвостик и в отчаянии уставилась на культю. Та уже перестала кровоточить и теперь отчаянно зудела, потихоньку затягиваясь нежной розовой кожицей. Какое-то проклятье надо мной довлеет, не иначе, подумала Анастасия. Сначала Георгий, теперь вот Вадим. Сидеть бы мне тихо в своей Липецкой губернии, гоняться за зайцами по полям – глядишь, оба целы бы остались. Так! – прикрикнул на готовую разнюниться Гончую маленький внутренний волк. Ну-ка, возьмите себя в лапы, товарищ! Вы устали, ранены, потеряли много крови – это всё понятно, но разве вы в Красноярск за пряниками ехали? Соберитесь, самый главный бой ещё впереди! Если б хоть знать, с кем придётся драться, мрачно огрызнулась Стася. Маленькая автоколонна мчалась к заводу Мерзайцева со всей скоростью, какую только водители могли выжать на забитых брошенными машинами, усеянных мёртвыми телами, затянутых дымом пожаров улицах. По пути им не единожды пришлось огибать догорающие обломки «Триумфаторов» - провокация Вадима имела успех. Один раз они чуть не налетели на шагоход, тот обстрелял их из пушки, но промазал, а потом железную махину отвлёк её близнец, вывернувшийся из-за угла и размахивающий мономолекулярными клинками. - Подъезжаем, - не отводя глаз от дороги, сообщил Филимонов. – Сейчас увидим, что там такое творится. Анастасия посмотрела на Крушайко. Голова его безвольно свесилась набок, повязка на оголённом животе набухла кровью. - Вадим, - одними губами позвала она. – Вадим, ну пожалуйста. Не умирай. А то пропустишь всё самое интересное. Обидно же будет, правда? Осталось совсем чуть-чуть… Волчица провела левой ладонью по колючей щеке наёмника. - Вадим… прошу тебя. В следующий миг Гончая с размаху приложилась лбом о спинку водительского сиденья – так резко Филимонов дал по тормозам. Едва закрывшаяся рана над правой бровью вновь радостно закровоточила. Джип резко занесло, пахнуло горелой резиной. Вот тебе и вся романтика, подумала Стася и раздражённо выпалила: - Эй, за штурвалом, полегче! Не дрова везёте! - Матерь божья, - пробормотал сдавленным голосом младший лейтенант. За всю свою долгую – конечно, по людским меркам – жизнь Гончей не доводилось видеть ничего и близко похожего на пейзаж, раскинувшийся за лобовым стеклом. Строго говоря, подобному ландшафту было совсем не место на Земле: так могла бы выглядеть поверхность какой-нибудь далёкой, враждебной планеты. Или, например, один из кругов Ада. Завод Мерзайцева просто исчез, растаял, сгинул без следа, будто его никогда и не существовало. На месте сверхсовременного предприятия раскинулся кратер диаметром не меньше трёх километров, исторгающий потоки лилового пламени и клубы желтовато-чёрного дыма, явственно пахнущего серой. Из глубин багрового неба с шипением и свистом низвергались ледяные глыбы размером с хорошую гору, сотрясая горящую землю, невиданные ветвистые молнии оплетали огнедышащую воронку слепящей голубой сетью. А в самом сердце этого неописуемого хаоса, среди вспышек, похожих на разрывы термоядерных бомб, виднелись два человеческих силуэта, кажущихся с такого расстояния не крупнее муравьёв. - Чего мы ждём? – бросила Гончая оторопевшему Филимонову. – Вперёд! - Что? Туда?! – не поверил своим ушам младший лейтенант. - Разумеется! Или вы предлагаете просто тихо постоять в сторонке? – фыркнула Стася. – Двигайтесь уже, это приказ!

Берс: Джонс глянул на початую бутыль. Воистину, великие люди потому и велики, что.. Впрочем, не до этого.. Одной минуты разговора с Самым-Самым хватило для того, чтобы привести себя в надлежащий вид, так сказать, изнутри. Пить больше не тянуло. Но и пропадать добру тоже.. Хотя.. -Ай, в задницу,- произнес он и достал расческу. Яростно расчесывая поседевшую шевелюру, он открыл с ноги дверь и грозно глянул на опешивших от такого прихода двух секретарш.- Свежую сорочку, кружку концентрированного кофе и поживее. Я понятно объясняю?- одна бровь взмыла вверх так, будто хотела отделиться от лица и будь корни волосков чуть менее прочными, половина бы точно воткнулась в потолок, как метательные иглы. Как всегда, Вадима оторвали от созерцания видений в самый неподходящий момент. Он только начал задушевно общаться со своей одноклассницей, которую сам и устранил на одной из операций. -Ничего личного,- говорил он.- Это просто работа. Ты встала на пути Комитета, пошла плести интриги и.. конец вполне закономерен. -Да ладно тебе, я не обижаюсь, в итоге мы ж все равно остались здесь.. В этот момент Вадима выплюнуло из видения, как засасывает водолаза-глубоководника в его шлем, если герметичность костюма будет нарушена. -Ни минуты покоя..- на щеке почему-то было тепло. Его глубоко запавшие глаза устало смотрели на волчицу. Выражение их было весьма и весьма своеобразным - с одной стороны он был так измучен, что едва ли не сам просил добить, с другой же упорство и воля к жизни не давали ему этого сделать или просто расслабиться и спокойно помереть. Хотя он и осознавал, что с такими ранами не живут. Вернее в таких условиях, с такими ранами и с такой потерей крови. Однако, человек - существо странное.. Жить хочется особенно тогда, когда заглядываешь в глаза смерти. Кроссовер двинулся по спекшейся земле, то и дело рискуя пробить шины кусками льда или оставить их на раскаленной земле. -А ты сильнее, чем я предполагал,- произнес Шайский, проплавляя очередную глыбу льда, чтобы добраться до верткого студентика. Второй же виновник торжества молчал, сосредоточенно выстраивая защиту. Перед кроссовером вдруг поднялась стена из белоснежного льда.

Гончая: «При манёвре «торможение двигателем» крайне важно соблюдать правильную последовательность действий. Прежде всего, осуществляется торможение бампером, затем – торможение решёткой радиатора, после того – непосредственно самим радиатором и лишь потом – торможение двигателем…» Именно этот старый анекдот пришёл Анастасии на ум, когда кроссовер с неприятным хрустом врезался в ледяную преграду. Белые клыки пропороли джипу механические кишки, капот смялся, будто картонный, лобовое стекло выкрошилось, и целый рой бритвенно-острых кристаллов льда обрушился на водителя. Кажется, Филимонов даже не успел понять, что произошло – так быстро ледяной шип вонзился ему точёхонько посреди лба и вышел из затылка, воткнувшись в подголовник кресла. Медик, колдующий над Вадимом, кажется, этого даже и не заметил. Из остановившейся сзади Suzuki посыпались уцелевшие бойцы Комитета и примкнувший к ним Артур, сколь воинственно, столь и неумело потрясающий трофейным «Грачом». Да что ж за день-то сегодня такой, тупо подумала Гончая, обоняя тяжёлый, сырой запах крови младшего лейтенанта. Геогрий уцелел при взрыве плазменной мины – и его по-глупому подстрелил снайпер. Вадим пережил знакомство со мной – что, прямо скажем, совсем не многим удаётся – и схлопотал случайную пулю в живот. А теперь вот и Филимонов, которого не сумел достать «Триумфатор», получил в лицо дурацкий ледяной самотык. Знаешь, Господи, в которого я не верю, Твои баянистые и ни разу не смешные шутки юмора начинают наводить на подозрения. Скажи, Тебя точно зовут не Евгений Ваганович? Господь, как ему и положено, хранил мудрое и многозначительное молчание. У Него явно имелись дела неизмеримо более важные, нежели отвечать на дерзкие вопросы какой-то самки оборотня. - Анастасия Степановна? – в окошко сунулось озабоченное лицо богатыря с двуручным мечом. – Дальше нам не проехать. Какие будут прика… что такое с нашим командиром?! - С ним… всё плохо, - ответила Анастасия, выбираясь наружу и глядя в алое небо. – Или, наоборот, всё уже хорошо. По сравнению с тем, что нас ждёт, во всяком случае. - Погодите! – бросила Елена. Ловкая, как ящерка, шатенка уже успела вскарабкаться на ледяной гребень. – Тут… - она с коротким лязгом наставила свой арбалет на некую цель по ту сторону белой стены. - Ни-ни-ни! – завопил кто-то невидимый пароходного тембра голосом, в котором, однако, явственно сквозили нотки самого настоящего инфернального ужаса. – Я сдаюсь, зараз сдаюсь, пани, тильки не стреляйте! - Брось пушку! - Зараз бросил штурмгевер, красуня! – на чудовищном суржике ответствовал неизвестный. – Я хочу говорити з вашим командыром! Мене звуть Тарас! Я здаюсь, бачишь? Отведите мене… ось же ж сука! Совсем рядом с белоснежной стеной ахнул полыхающий лиловым пламенем метеорит. Ледяной бруствер зашипел, подтаивая и оседая. - Ось дожилися, - хрипло констатировал голос. – Кинець свиту… - Артур, Валентин, идите сюда! – позвала Елена. – Ну-ка, взяли! Трое бойцов с видимым трудом перевалили через стену упитанную тушу в обрывках чёрной униформы, неуловимо ассоциировавшейся с покойным Третьим Рейхом. - Ты кто такой? - Тарас, - отрекомендовался пленный, – Тарас Полищук, оберштурмфюрер Ордена Чистой Крови! Я нещодавно з Аргентини, ми с друзями працювали на Оксану Зубченко… - На Оксану?! Тарас очень вовремя мотнул головой – иначе его нос оказался бы в капкане волчьих челюстей. - На Оксану, значит? – повторила Анастасия, перекинувшись обратно и до хруста сдавив левой рукой горло пленника. - Гончак, я вас прошу, не треба! – предсмертно захрипел тот. – Запасни мене! Я розповим всё, що знаю! - Анастасия Степановна, это может оказаться… полезным для Комитета, - тихо подсказала Елена. - Ладно! – только маленький внутренний волк знал, каких усилий стоило Гончей разжать пальцы. – Пусть эта тварь живёт… пока. Елена, отведите его в вашу машину. И если он надумает хотя бы чихнуть без разрешения… - Ни за що! – поклялся толстый Тарас. - …вы знаете, что делать, - закончила Стася. – Я пока пойду дальше, а вы держите позицию. - То есть как? – нахмурился великан-меченосец Валентин. - Это приказ, - отрезала волчица. – Пожалуйста, принесите мой рюкзак. О, спасибо, Валентин, вы – настоящий джентельмен, - рубчатая рукоять плазмобоя удобно легла в ладонь. – А теперь всем отвернуться! Лиловый кусочек солнца, пышущий жаром, столкнулся с ледяной твердью. Шипастая белоснежная баррикада дрогнула и расползлась, открывая дорогу к сердцу битвы, где с прежним азартом выясняли отношения две маленькие чёрные фигурки. Не дожидаясь, когда перед глазами перестанут прыгать кроваво-красные черти, Анастасия отбросила в сторону разряженный плазмобой, шагнула вперёд… …и чуть не растянулась на покрытой выжженными проплешинами и заснеженными пятнами земле – с такой силой ухватил её за руку Вадим Крушайко. Командира ныне не существующей группы наёмников поддерживал расстроенный бородатый гном-лекарь. Вид у молодого мужчины был самый непреклонный – ну, насколько непреклонным может быть очевидный кандидат в мертвецы.

Берс: -Далеко собралась?- поинтересовался он, оттягивая оборотниху обратно. Жилистая рука сжала локоть волчицы. Впавшие глубоко глаза могли бы принадлежать какой-нибудь мумии, если бы у высохших останков они могли остаться. До того, как Вадим смог подняться, его швыряло по разным мирам. И миры те были не из лучших. То здоровенные черти с лоснящимися рожами весело прихрюкивая, рассказывали, какой хороший котел они подобрали наемнику, то бывшие жертвы вдруг накидывались на него скопом, стараясь разорвать на части, то стая оборотней по очереди кусала его, чтобы он превратился в одного из них.. А еще он видел дивные места, в которых невозможно было бы выжить человеку. Там бушевала стихия. Сгустки огня пытались прогрызть огромную толщу льда, а вода прорезала в земле глубокие борозды, которые тут же затягивались, разрезая сплошной поток, втягивая мелкие озерца в себя, как губка. Так бы могли изображать художники авангардисты и сюрреалисты какую-нибудь мифическую планету стихий... Что выдернуло его из забытья - вопрос, на который он не сможет найти ответа, даже если ему захотят помочь все экстрасенсы, доктора и ученые. С такой потерей крови не живут. Однако, вокруг витала чистая сила. Столько, что экстрасенсы должны были слетаться сюда, как мухи на варенье, чтобы черпать ее.. -Помоги-ка мне, подруга боевая, пока в угол не поставил стихи учить...- с этими словами он оперся на плечо Гончей, ослабляя нагрузку на лекаря.- Иди осторожно, не урони самое большое сокровище в своей жизни - мое достоинство перед лицом врага.. Двояко звучит.. Прихрамывая, он направился к чертовым дуэлянтам, которые даже не думали прекращать дуэль. -О! Еще один труп на твоей совести!- Шайский, вернее тот, кто под этим именем скрывался, расхохотался. Больше смертей - больше огня. Его же противник был, напротив, спокоен, как удав. Вернее удав казался бы вертлявым червяком по сравнению с ним. Однако вскоре смех профессора был сменен на хриплый полукрик - тело заковало в глыбу, которая свилась вокруг в доли секунды. И внутри, скорее всего было очень тесно. Стало очень тихо. -Я уж думал, вы не придете, госпожа оборотниха,- голос в голове Анастасии был прекрасно слышен и Вадиму. И только им двоим.- Дело близится к концу. Нужно торопиться..

Гончая: Автоматическая ракета выплюнула последнюю порцию огня, несколько секунд покачалась на четырёх лапах-амортизаторах и, наконец, выдвинула из своего нутра решётчатый трап. Мистер Джонс никогда не испытывал большего счастья, чем в тот момент, когда подошвы его ботинок коснулись бетонной поверхности лётного поля красноярского аэропорта. В кабине транспорта было жарко и тесно, плохо подогнанная кислородная маска то и дело норовила съехать куда-то на сторону, а болтанка при прохождении сквозь атмосферу была такая, что начальник Вильнюсского оперативного центра даже выругаться толком не мог – боялся, что, облегчая душу, ненароком откусит себе язык. Ступив на твёрдую землю, мистер Джонс перевёл дух и совсем уже было собрался выразить вербально все свои мрачные мысли, оскорблённые чувства, а равно и грозные намерения в отношении тех, кто закупает для Комитета ушатанную древнюю технику… …как прямо перед ним из прозрачного осеннего воздуха соткалась могучая фигура в сером камуфляже «под город», могучих берцах, при бронежилете с интегрированной разгрузкой и с автоматом «Вал» на плече. Мистера Джонса никак нельзя было назвать хлюпиком, но ему таки пришлось задрать голову, чтобы посмотреть бравому воину в лицо. - Капитан Крестовоздвиженский, разведывательный батальон Русской Православной Хоругвеносной Дивизии, - представился великан густым и гулким, как из бочки, басом. – Здравствуйте, господин Джонс. Не будем терять времени, нас ждёт вертолёт. Передовые части РПХД уже прибыли, - он указал на дюжину громадных чёрно-золотых баллистических транспортов. По их откинутым пандусам бодро ползли колонны пехотинцев и скатывались, рыча дизелями, бронетранспортёры вперемешку с кургузыми плавающими танками. - А что насчёт спутника? – спросил Джонс, с трудом поспевая за капитаном. - Президент отменил плазменный удар, генерал-лейтенант Вертячий прервал процедуру. Так что одной головной болью у нас стало меньше… но главная проблема, увы, никуда не делась. - И в чём она состоит? - В наступающем конце света, - совершенно серьёзно ответил Крестовоздвиженский, осеняя себя крестным знамением. - Чёрт побери! – только и сумел выговорить начальник Вильнюсского оперативного центра. Поражённый, он уставился на окровавленное небо, которое то и дело озаряли лиловые вспышки и сотрясали каскады ярко-голубых молний. - Учитывая обстоятельства, господин Джонс, я бы сказал, поминать нечистого – не самая лучшая идея, - сурово заметил капитан. До самого сердца грохочущего и завывающего хаоса оставалось меньше сотни метров. Невысокий субтильный юноша в тлеющей толстовке и прожжённых штанах в стиле «милитари», с обгоревшими волосами и бровями, с лицом, покрытым пятнами копоти, смотрел холодным синим взором на ковыляющую парочку. Шайский, заточённый в глыбе льда, тоже как-то умудрился скосить полыхающие огнём угли глаз на Вадима и Анастасию. Парень покачал головой. Если бы ему поручили провести кастинг на роль дуэта, которому предначертано в очередной раз сокрушить и отбросить вселенское зло, эти двое определённо были бы отсеяны в первые же семь секунд. Но расклады в сегодняшней битве определял не он. - Мадемуазель Волкова, поторопитесь! Я тут заткнул моего оппонента на какое-то время, но он прямо-таки горит желанием продолжить разговор, и мне бы очень не помешали дополнительные аргументы! Когда вокруг фонтанами бьёт из земли раскалённая лава и трескаются ледяные горы, с небес рушатся метеориты, а на плече висит раненый наёмник весом в добрый центнер, намертво вцепившийся в автомат, даже самый уравновешенный оборотень начинает нервно реагировать на понукания. - Ага, так спешу, аж предметы туалета по дороге теряю! – прорычала себе под нос волчица, не сомневаясь, что «парень» отлично её слышит. – Может, вы снизойдёте и объясните нам, что тут вообще творится – так, по-быстрому, в общих чертах?

Берс: Джонс серьезно кивнул. Это дети, которые не знают, что такое оборотень или другая безумная тварь, могут усмехнуться и сказать, что не суеверны. Тут же имеешь дело с чистой материей.. Только вот с какой? Потоки энергии материальны, это понятно, иначе откуда бы взялись экстрасенсы и прочие, что связаны с темными силами и с силами Гиперкосмоса? Откуда бы появилось красное небо над Красноярском? И откуда бы.. Вдруг сбоку от торжественно маршировавших бойцов тырым-пырым-хоругви метрах в пятистах что-то взорвалось. При более детальном рассмотрении этим чем-то оказался "Триумфатор". Судя по взрыву - из неудачников. -Как в Энск попал..- пробормотал Джонс и поежился. Негоже, конечно, дяде из Комитета проявлять эмоции перед солдатами, однако.. Однако он взял себя в руки и глянул в глаза капитану, спрашивая: -Где транспортер или вертолет, что доставит нас к эпицентру событий? Вы же не собираетесь прятать меня за спинами своих солдат? Мне нужно увидеть своими глазами происходящее в этом городе.. "Который стал хреновым ульем для хреновых пчел хаоса.." -Я подниму,- успокоил оборотниху Крушайко и.. странное, конечно, поведение для полутрупа, но... В общем, за culus, если он ничего не путал в медицинских формулировках. В формулировках он напутать мог, но место то сути своей от того не меняло.- Хотя мне приснилось или ты говорила, будто носишь их исключительно выборочно и страдаешь редчайшей избирательностью? -Как все закончится, обязательно поведаю Вам, госпожа Волкова, безусловно наполненный страстей и странностей рассказ, однако не сейчас.. Концентрация..- парень пресек попытку профессора освободиться из глыбы и сжал скулы - силы были на пределе.- Как доберетесь - бейте. Желательно одновременно. Желательно холодным оружием. Желательно в грудь. Шайский же начал дрыгаться интенсивнее, понимая, чем грозит этакий исход для его ученой задницы. -Как задергался-то..- пробормотал Вадим, следя за тем, чтобы не оступиться. Исход был близок.

Гончая: - Срезали. Молодцы, - прокомментировал капитан. – Конечно, мы развернули вокруг аэропорта периметр защиты, как же без него. А прятаться за спинами бойцов – это не стиль офицера РПХД… и, надеюсь, не стиль сотрудника Комитета, - усмехнулся он. – Впрочем, отсидеться нам с вами, мистер Джонс, и не удастся. Войска Дивизии предназначены скорее для блокирования и зачистки Красноярска, чем для генерального сражения, и на позиции они выдвинутся минимум через час, не раньше. Мой же батальон перебрасывается в самый центр событий немедленно. Желаете присоединиться к нам? Я так и думал. Прошу на борт! – с этими словами он отворил дверцу раскручивающего винты коротышки Ми-2. Рядом с ним резали воздух лопастями полдюжины пузатых Ми-46 и столько же остромордых, хорошо вооружённых Ми-35. - Полетели, винтокрылые! Благослови нас Господь! Одна за другой машины чёрные машины с золотыми крестами на бортах оторвались от взлётно-посадочной полосы и ввинтились в пламенеющее небо, взяв курс на бывший завод Мерзайцева. - Нашёл время! – рявкнула волчица, сбрасывая левую руку Вадима со своей пятой точки. - Извини, но я всегда об этом думаю, - пробормотал командир наёмников, - даже глядя на кирпич… - Мне всё труднее его удерживать, - сквозь зубы предупредил «юнец». – Давайте же, давайте! Только вы вдвоём можете это сделать, ну! Анастасия встретилась взглядом с «профессором» сквозь толщу льда, всё гуще покрывающуюся трещинами. - Как жаль, что я тебя не прикончила тогда, в педВУЗе... Волчица обрушилась на глыбу всем весом своей звероформы, опрокинув её и расколов на тысячу прозрачных кристаллов. - Привет, профессор, - перекинувшись на миг, выдохнула Стася. – И прощай! Её клыки безошибочно нашли сонную аретрию яростно отбивающегося создания, называющего себя профессором Шайским. Фонтаном брызнула чёрная кровь. Грянул визг, подобного которому ни Анастасия, ни Вадим, ни даже Александр не слышали никогда в жизни. - Больно, гадина? А это тебе за моих бойцов! – штык автомата впился демону в грудь, и ярко-красная кровь смешалась с тёмной густой жижей. Вадим навалился на приклад со всей оставшейся силой, вгоняя лезвие как можно глубже в потроха потусторонней твари… Экипажи вертолётов РПХД, бойцы оперативного отдела красноярского отделения Комитета, жители города, затаившиеся в своих квартирах и домах, загадочный тинэйджер Александр, раненый наёмник Вадим Крушайко и оборотень Анастасия Волкова – все они не столько даже увидели, сколько почувствовали, как небо над городом дрогнуло… и начало медленно менять цвет с кроваво-красного на привычно-голубой. Конец света в очередной раз оказался отсрочен.

Берс: Как жаль, что все хорошее быстро кончается. Вот она, идиллия - мертвое тело, почти мертвое тело, раненный оборотень, иноземная хрень, повелевающая льдами, вертолеты православной дивизии, член и голова Комитета, голубое небо над головой и разрушенный основательно город. Ах да, еще машина с мертвым Филимоновым и его бригадой "Ух". Последняя была вроде как живая. Ну хотя бы с виду. И физиологически. Вадим отвалился от нагревшегося тела очкастого профессора, который оказался вовсе и не профессором, а агрессором. Забавная рифма. Почти каламбурчик. Нож оплавился вместе с дулом автомата. Черная кровь оказалась едкой, как царская водка. Студентик же, которого знали под именем Александр, сидел на глыбе льда, когда его обратали высадившиеся из вертолётов бравые бойцы РПХД, прибывшие как раз вовремя - то есть именно к шапочному разбору. -Вадим Крушайко, Анастасия Волкова?- на довольно чистом русском поинтересовался обретший свой обычный вид Джонс. Это был полуседой, аккуратно подстриженный нестарый мужчина в костюме, сшитом явно на заказ. Типический функционер Комитета, каким его представляли широкие народные массы.- Меня зовут Сэмьюэль Джонс. У меня приказ от господина Зонненменьша, который предписывает мне доставить вас к Нему лично.. Тяжело и прерывисто дышащий Вадим приоткрыл один глаз и перевернулся на спину. -Э, нет, я в этом дерьме не участвую больше..- внутри было пусто и ужасно хотелось спать. Скорее всего, сон этот уже не прервется, но сейчас наемнику было глубоко насрать. Он просто хотел отдохнуть.- Все вопросы к моему... - он глубоко вздохнул и закрыл глаза. После чего перестал дышать. -Такова участь героев, - прокомментировал Александр ситуацию, за что получил по почкам. - Спасаешь... - удар по лицу. - Землю... - кажется, в печень. Синие глаза потускнели и устало глядели на неблагодарных людей. -Отставить! Помогите раненому! - сотрудники Комитета не имеют права приказывать бойцам Хоругвеносной Дивизии, однако эти слова миистера Джонса не звучали как просьба. Хотелось верить, что помимо молитв, воины господни практикуют еще и энергетическую медицину.

Гончая: - Не беспокойтесь, мистер Джонс, - кивнул комитетчику капитан Крестовоздвиженский. – Сестра!!! По его зычному зову рядом с затеявшим отбрасывать копыта Крушайко мгновенно материализовалась маленькая бледнолицая монахиня. Ладони её, излучавшие тёплое золотистое сияние, принялись проделывать сложные пассы над окровавленными бинтами, тонкие губы истово шептали молитву, жиденькие бровки сосредоточенно сошлись к переносице. - С госпожой Волковой, я полагаю, всё будет… - взгляд разведчика упёрся в крупную серую волчицу. Морда её была покрыта многочисленными ожогами от демонической крови, но волдыри прямо на глазах сдувались, а здоровая кожа покрывалась густой шерстью. - …нормально, - капитан на всякий случай торопливо совершил крестное знамение. - Я буду вам очень благодарен, - обернулся Джонс к Александру, - если вы согласитесь составить нам компанию. Я полагаю, мой босс найдёт в вашем лице чрезвычайно интересного собеседника. То есть я вас, конечно, не неволю, - поспешил уточнить мистер Джонс, бегло окинув взором окружающий постапокалиптический пейзаж, - но, думаю, у вас найдутся общие темы для разговора. - Мистер Джонс… - многозначительно протянул Крестовоздвиженский. - Разумеется, Комитет поделится всей полученной информацией с РПХД, - уточнил тот. - А вы, я надеюсь, сообщите нам результаты вскрытия, - он махнул рукой в сторону распростёртого на застывшей лаве тела Шайского. - Договорились, - кивнул капитан. – Скоро прибудут наши основные силы. В городе ещё осталось несколько шагоходов Мерзайцева, а также парочка группировок «Зубов», надо их обезвредить. Я остаюсь тут. Александра, господина Крушайко и госпожу Волкову переправят в Варшаву на борту нашего госпитального судна. - Теперь я почти всё знаю, Клаус, - сказал Генрих фон Зонненменьш. За последние несколько часов он, кажется, состарился сразу лет на десять. Всегда прямая спина председателя сгорбилась, под покрасневшими, слезящимися глазами залегли фиолетовые тени, пергаментные губы заметно подрагивали. Сухие старческие руки, лежащие на столе, беспокойно шевелились, словно Зонненменьш упорно пытался нащупать что-то невидимое. И дело тут явно было не только в ранах, вновь открывшихся во время стремительного перелёта из Берна в Варшаву. - Ты воспользовался архивом старой Армии Света, чтобы выйти на след неонацистов в Аргентине. Нанял Оксану Зубченко и ещё нескольких нелюдей. Подменил результаты психофизиологического обследования Светланы Черных при зачислении на службу, убрав упоминания о её неадекватности. Обработать несчастную полусумасшедшую для Оксаны было задачей тривиальной – как и заморочить голову Мерзайцеву, заставив его воспылать манией величия. Альберт Францевич подкупил верхушку Красноярска, обзавёлся личной армией и наладил отношения с «Зубами», Черных его покрывала, отсеивая в своих аналитических записках любую подозрительную информацию, а Оксана делала грязную работу, вроде устранения старейшины красноярской общины оборотней. Конечно, каждая твоя марионетка считала, что она – самая умная и коварная, и собиралась избавиться от остальных, выжидая подходящий момент. Но ты видел насквозь маленькие хитрости своих сообщников, правда, Клаус? Видел, учитывал и использовал в своих целях. Ну, а отлично замаскированный демон Гиперкосмоса Шальес, которого мы знаем как Шайского, использовал тебя. Он-то сообразил, что ты вовсе не собираешься помогать Мерзайцеву стать повелителем Красноярска или устраивать расовые чистки рука об руку с Потаповым и «Зубами». Он знал, что ты хочешь устроить бойню, а потом разрушить город орбитальным ударом. И понимал, какие возможности это открывает перед его собратьями из параллельного мира. На наше счастье, не он один это понимал. Тот… или то, что называет себя Александром, сдерживало его, но уничтожить не могло. Ему такое просто не дано – отнимать жизнь, понимаешь? Нам всем очень повезло, что Волкова с Крушайко подоспели вовремя. У людей и нелюдей с этим вопросом всё гораздо проще, к добру ли, к худу ли… Генрих фон Зонненменьш помолчал несколько секунд. - А теперь, Клаус, скажи мне главное – и последнее, чего я ещё не знаю. Зачем? - Зачем? – хриплым эхом отозвался тот. – А ты сам не догадываешься? Неужто мой старый добрый друг Генрих, когда-то бившийся с нелюдями не на жизнь, а насмерть, до того прогнил, что не хочет или уже даже не может увидеть очевидное? До того, что забыл, как оборотень разорвал его сына, и сам якшается с оборотнями и ведьмами? Я говорил тебе, тысячу раз говорил: с ними нельзя быть добреньким! Но разве ты меня слушал? «Комитет – не Армия Света, Клаус, а я – не ван Зейн!» - и весь разговор. Да, Генрих, ты – не ван Зейн. Попробовали бы нелюди при нём устроить ядерный взрыв в Варшаве или переворот в Москве! - Ах, вот в чём дело… - тихо сказал Зонненменьш. - Да, - твёрдым голосом подтвердил Зандкуль. – Именно в этом. После гибели Красноярска и – извини уж за прямоту, Генрих, – твоей смерти я бы вернул Комитет на правильный курс, и при всеобщем одобрении, заметь. В конце концов, нелюди со своим прихвостнем Мерзайцевым разрушили целый город – так что же, прикажете их по-прежнему пастилой кормить? - И тебе не было страшно? - Вот не надо, старый друг, - нехорошо усмехнулся Зандкуль. – Не надо делать из меня хладнокровного фанатика, маньяка-убийцу! Ты даже представить себе не можешь, насколько мне было страшно, когда математические модели выдали предварительный результат – от трёхсот пятидесяти до шестисот тысяч только убитыми. Да я миллион раз хотел отменить всю эту затею, но ты оставался глух и слеп, и эта твоя слепота не оставила мне выбора, Генрих! Люди не могут жить бок о бок с тварями, не опасаясь, что те однажды вцепятся им в горло – а твои заигрывания с экстрасенсами и оборотнями приведут только к этому и ни к чему другому. И то же самое я скажу на суде! - Нет, Клаус, - покачал головой Зонненменьш. – Не скажешь. Седовласый краснолицый крепыш дёрнулся с такой силой, что сверхпрочные пластиковые ремни, которыми он был зафиксирован в намертво привинченном к полу кресле, жалобно хрустнули. - Что ты имеешь... - …в виду? – докончил за него председатель. – Никакого суда не будет, дружище. Скандал такого масштаба может попросту уничтожить Комитет. Я не стану рисковать столь важным делом. На полированную столешницу с тяжёлым стуком лёг маслянисто поблёскивающий пистолет. Одновременно с этим сами собой расстегнулись ремни-фиксаторы. - Тут один патрон, Клаус, - Зонненменьш поднялся со стула и медленной, старчески-шаркающей походкой направился к двери. – Используй его мудро, старый друг. - А что помешает мне засадить его тебе в затылок, Генрих? - Ничего, - не оборачиваясь, сказал председатель. – Абсолютно ничего, Клаус. Шаг. Другой. Третий. Четвёр… Выстрел. …тый. Пятый. Шестой. - И всё-таки ты не до конца стал чудовищем, Клаус, - пробормотал Зонненменьш, когда охранник распахнул перед ним дверь. – Не смог. Я не ошибся в тебе, дружище.

Берс: -Вы не неволите,- пожал плечами Александр, оглядывая бойцов Господа. Было ясно и без слов, с кем ему приятнее будет пообщаться. Вадим открыл глаза и зашевелил губами, как рыба, выброшенная на лед. Оставалось хвост у волчицы одолжить и им по спекшейся земле поколотить для полного сходства с вышеозначенной камбалой. С этого момента Вадиму были предпочтительны два пути: в монастырь или куда-нибудь в глухомань.. Построить особнячок, нанять рабочих, чтоб жить себе спокойненько. -Я пас, мне это дело не по нутру, больному нужен покой, никаких стрессов, теплый бульон, симпатичные медсестрички и смерть от старости,- все это он пробормотал, местами глотая буквы.- А еще обещанный этим очкариком гонорар. Я ж целый траханный город своей геройской грудью защищал,- речь не становилась внятной. Джонс мог бы приказать скрутить нахала и упрятать в транспорт, привести пред очи Самого в наручниках, но.. Все же работали в Комитете не паскуды и уроды. Он понимал, через что приходится пройти бойцам даже в рядовых схватках, а это и схваткой не назовешь - натуральная бойня. -Мохнатая, подсоби, пока вторую руку не отгрыз... Как бы там ни было и чем бы все не закончилось, это уже не касается славного города Красноярска и тех его обитателей, которым посчастливилось пережить несостоявшийся Армагеддон. -А у вас там белки есть, в твоей глухомани?- уточнил Вадим, шлёпая к челноку. Он все же пережил это адство и показал задницу Комитету. Даже за большие деньги иногда надоедает подставлять свою драгоценную тушку под пули, а жизнь - под угрозу. Дождавшись кивка, он улыбнулся, показывая зубы, на которых пузырилась кровь.- Тогда я за тобой пригляжу: неподалеку домик построю... Рука, обнимавшая волчицу за талию для поддержания равновесия, привычно спустилась чуть ниже. И на этот раз она не стала возражать.

Евгения: НРИ: Ну, и вишенка на тортик. Э П И Л О Г Кукушка, живущая в ходиках, прокуковала одиннадцать раз. За окнами наливалась студёной синевой январская ночь. Спальню освещали лишь слабое голубоватое мерцание «трёхмерки» и неутомимо пляшущий в широко разинутой пасти камина огонь, отблески которого падали на круглый столик с остатками ужина, беспощадно смятую постель размером с небольшой аэродром и довольную физиономию Вадима Крушайко. Всего за три месяца в бернском госпитале Комитета истекающий кровью полутруп с переломанными рёбрами и дырой в брюхе, ведущий беседы с покойниками, вновь превратился в пышущего здоровьем, наглого и самоуверенного наёмника. Разумеется, ему выплатили солидное вознаграждение – вдвое больше того, что было обещано, - и, конечно же, мягко предупредили, чтобы не распускал язык насчёт Красноярского кризиса (как с лёгкой руки Комитета теперь именовался лишь по случайности сорвавшийся конец света). Вадим смачно плюнул на наборный паркет в кабинете нового вице-председателя Комитета мистера Джонса, обложил его непечатными словами, хлопнул дверью, отправился в варшавский аэропорт и взял билет на ближайший рейс до Москвы, откуда немедленно выехал в Липецкую область. У него была причина торопиться. Как раз сейчас эта причина вытянулась рядом с ним на пропотевших от страсти простынях, одетая в одни лишь трусики со своеобычной прорезью для размеренно виляющего хвоста, и осторожно водила пальцами правой руки по свежему розовому шраму на животе наёмника. - И что дальше? – спросила Анастасия. - Н-ну… - протянул Вадим лениво, - …я бы чего-нибудь съел. А потом, со свежими силами… - Я имею в виду не сейчас, а вообще, - уточнила Гончая. - Вообще? - Да. Вообще. По жизни. - А. Ну, это… куплю тут у вас, в Красном, землю. Построю домик. - Угу, - кивнула Настя. - Огород разобью. Чтобы с этими… круглые такие… - С помидорами, - подсказала волчица. - Да. На закуску. Яблони посажу. И груши. - Угу, - кивнула Настя. - Потом заведу курей и этих… как их… - Коз, - подсказала волчица. - Вот именно. И ещё кроликов, кроликов обязательно. - Угу, - кивнула Настя. - И пасеку устрою. Чтобы этот… а, м-мать!.. - Мёд, - подсказала волчица. - Точно, мёд. А ещё буду ходить на охоту. И на рыбалку. - Угу, - кивнула Настя. – Дай вилку со стола, а то мне тянуться далеко. - Зачем? – насторожился Вадим. - А лапшу снимать, которую ты мне тут на уши вешаешь. В руке Гончей появился длинный узкий конверт с эмблемой авиакомпании – судя по невероятной пышности и обилию позолоты, откуда-то из четвёртого мира. - Твой билет до Джубы. На следующий понедельник. Сам виноват, не надо было так энергично из штанов выпрыгивать. - Ах ты… а ну, дай сюда! - Шутишь? – пальцы Анастасии перехватили требовательно протянутую длань Крушайко у запястья и сжали так, что тот едва не взвыл. – Не нужно дразнить моего маленького внутреннего волка. Или по госпитальной койке уже успел соскучиться? - Тебя мясом не корми, дай людям кости переломать, - буркнул Вадим. – Просто халтурка небольшая подвернулась. У них в Южном Судане проблемы с северными соседями, которые спят и видят ихнюю нефть. Вот, по знакомству попросили чуток подрессировать тамошних обезьян, просто чтоб знали, с какой стороны автомат заряжать. Делов на пару месяцев, ну много – на полгода. Зато деньги хорошие. Отстреляюсь, вернусь – и уж тогда точно заживу полным хозяйством! Билет отдай… - Не отдам, - покачала головой Анастасия. – Я пошутила. Это не твой билет до Джубы. Это мой билет до Джубы. На тот же рейс. После минутной паузы Вадим вздохнул: - Слушай, ну-ка, повернись к лесу передом, ко мне задом… - Ты что задумал? - Шило буду искать, - серьёзно ответил Крушайко. - Такое же, как у меня.



полная версия страницы