Форум » Фронтовые сводки » Русская рулетка » Ответить

Русская рулетка

Nail Buster: Место действия: город Красноярск, Сибирь. Время действия: Сентябрь 2012 года Мастер: Берс Персонаж: Гончая Сюжет: Сибирь всегда славилась своими богатствами и морозами. Долгое время в Москве считали, что в Сибири каждый держит при себе пляшущих медведей. Сибярякам это кажется глупостью, а вот западно-русской части – вполне себе мнение. Но дело вовсе не в медведях. Дело в том, что по достоверным данным из третьих рук Комитету, да, который по делам человечества, становится ведомо, что в восточной части России назревает конфликт между нелюдями и людьми, как в старые, сомнительной доброты, времена. Кто-то мутит воду, вербуя в ряды противников установившегося порядка все новых и новых особей. При этом люди, пришедшие на смену АС явственно чувствуют, что земля уходит из-под ног… На очередном совещании принято решение найти и обезвредить источник волнений, пока вооруженные стычки не превратились глобальную бойню по всему миру. Тем более, что просочилась еще и информация, будто некоторые магнаты, личность их до поры не установлена, очень активно спонсируют этот конфликт. А еще известно, что за головы верхушки Комитета уже назначают цену. Притом столь серьезную, что даже люди, бывшие аэсовцы, всерьез подумывают о попытке их заработать. Маленький отряд всегда справлялся эффективнее на данной ниве. Оборотниху Анастасию отправляют в сибирскую глушь со вполне ясными целями и неясными способами. Кардинальные меры не приветствуются, но Комитет готов пожертвовать частью репутации ради спасения своих драгоценных голов и задниц.

Ответов - 119, стр: 1 2 3 4 5 6 All

Гончая: Зверюга остановилась, будто поняла слова Георгия. Желтые блестящие глаза смерили грузина внимательным и - он готов был мамой поклясться - чуть насмешливым взглядом. А потом силуэт "собаки" вдруг на мгновение расплылся, чтобы перелиться в форму высокой, пышноволосой и, кажется, совершенно обнаженной женщины. Руки она предусмотрительно держала поднятыми, демонстрируя отсутствие агрессивных намерений. - Гоша, - сказал знакомый голос. - Извини, но ты уже задрал тыкать в меня пистолетом. Второй раз за полтора часа, ну, сколько можно, в самом деле? Если ты так со всеми девушками общаешься, то неудивительно, что холостой ходишь... Убедившись, что опасность получить серебряную пулю миновала, Стася подошла поближе. - Спросишь, чего мне не сидится спокойно в твоей уютной квартире? - Георгий убедился, что первое впечатление его не обмануло: из одежды на Гончей действительно не было ровным счетом ничего. Впрочем, сама она на это, кажется, не обращала никакого внимания. А может быть, и вправду не обращала. Шайтан их знает, какие там у них, оборотней, представления о приличиях. - А того и не сидится, что начались очень интересные дела. Ласточку твою, под задроченную "Волгу" деланную, взорвали. Вместе с эвакуатором, его водителем и грузчиком. Все пошло в распыл, только угольки остались. Конечно, полиции понаехало, что блох на барбоске, бродят кругами с умным видом. Пытаются сообразить, ЧТО могло так дернуть. Только вряд ли догадаются - ну правда, кто в здравом уме предположит, что в занюханной Зеленой Роще старую машину подорвали плазменной миной повышенной мощности? В ответ на безмолвный вопрос в глазах Георгия Стася утвердительно кивнула головой. - Никаких сомнений. Видела и нюхала такие штуки в Колумбии, мы там их на американские бронепатрули стави... - она осеклась. - В общем, все совершенно точно. И это плохо по двум причинам. Во-первых, подобная игрушка стоит чрезвычайно дорого, а значит, в нашу игру вступил кто-то сильно богатый, - у меня есть одна наводка от Шайского, позже расскажу. А во-вторых, этот кто-то отлично знает, что ты, Гоша, завел себе подружку-оборотня. Иначе бы ограничился примитивной бомбой, которой тебе бы, прости, хватило за глаза, а на мне бы разве что одежду порвало и испачкало. Но вот термический удар плазменной мины... - Гончая выразительно чиркнула пальцем по горлу. - С гарантией, - присовокупила она. - И вообще, тебе от таких новостей выпить не захотелось? - деловито осведомилась Анастасия, взирая на Гошу сверху вниз. - Мне так вот очень. Угостите бедную голую даму пивом, молодой человек, и давайте решать, как дальше жить будем.

Берс: Сказать, что перевоплощение было неожиданным - не сказать ничего. В такие моменты люди чаще всего делают что-нибудь глупое. Ну, там, случайно нажимают на курок, глупо хихикают, обсираются.. в общем, делают что-нибудь глупое. К счастью, а может быть и к сожалению для кого-то, Гоша обладал стальной силой воли и неизменным самообладанием. К тому моменту, как волчица подошла в упор, он уже спрятал пистолет в кобуру и смотрел в какую угодно часть тела Анастасии, только не в глаза. Вид у него до сих пор был немного ошарашенный. Вспомнился один случай, когда девушка надела откровенную кофточку и заявила одному парню, чтоб тот не пялился на ее сиськи, на что он ответил "Если бы я хер на стол вывалил, ты бы мне тоже не в глаза смотрела..". Вот тут-то, собственно, было бы удивительно, что потенциальный, по мнению полиции, насильник будет смотреть в глаза абсолютно голой особе женского пола приемлемого возраста. А она, будто издеваясь, даже не попыталась прикрыться руками. Вот такие пироги, Георгий. Вот такие пироги. Тем не менее он все слышал по поводу новостей и вступления в игру новой фигурки. Вернее, Фигурищи, назовем ее так. Продолжая молчать, он протянул трехлитровую бутылку с пивом оборотницы, а сам тем временем пытался родить какой-нибудь членораздельный звук. -Со стропалем,- хрипло поправил Гоша.- В эвакуаторе грузчики не нужны..- он как был сел на обочину, не заботясь о чистоте посадочной площадки для задницы. -Надо валить отсюда, причем побыстрее...- подытожил грузин.

Гончая: - Стропальщик так стропальщик, - согласилась Анастасия. - В любом случае, мир его праху. - Она на пробу вытянула прямо из банки не менее поллитры и с благодарным кивком вернула драгоценный сосуд Георгию. - А неплохое пиво, между прочим. Свежее и почти не разбавленное. А валить необходимо, ты совершенно прав. Иначе можно дождаться какого-нибудь толстого намека на тонкие обстоятельства, например, реактивного снаряда в окошко. С серебряной шрапнелью... Так что лучше бы нам какое-то время у тебя дома не светиться. Только нужно забрать вещи - не век же мне бегать с голой попой. Да и ноутбук с волшебной флэшкой еще пригодятся. Гончая посмотрела на Георгия, который сидел на тротуаре, мимодумно прихлебывая пиво и произнося вполголоса какие-то слова на незнакомом волчице гортанном языке. Интуиция подсказывала ей, что это вовсе не лирические вирши национального поэта. На смуглом лице с благородным орлиным носом крупными буквами было начертано: "Зря я с вами связался, вот что..." Анастасия вздохнула, присела на корточки напротив закручинившегося грузина, положила ладони ему на плечи и заглянула в глаза. - Гоша. Ну, перестань. Мне действительно очень жаль, что я тебе принесла на хвосте такие новости. Если хочешь, можешь потом меня даже за этот самый хвост оттаскать. Для снятия стресса. Но сейчас... соберись, ладно? Я же знаю, у тебя воля - как танковая броня, другой бы меня уже два раза пристрелил. Нам нужно шевелиться, если мы хотим остаться в целости и хотя бы относительной сохранности. Вряд ли господа полиционеры успели за пятнадцать минут выяснить, кто водил бедную "Волгу" - не уверена даже, что они разобрались, какой вообще марки была покойница, в такую мелкую пыль там все разнесло, - но тебе во дворе появляться все-таки не надо. Вдруг кто из соседей, тебя увидев, вспомнит что-нибудь лишнее? Я сбегаю, соберу свое барахло, твой компьютер и что там еще тебе нужно. Дай ключи, пожалуйста. Не беспокойся, я быстро... обернусь, - последнее слово Стася произнесла с улыбкой, плавно превратившейся в волчий оскал.

Берс: -У тебя закурить есть?- неожиданно спросил он, сглотнув. Когда Гончая положила руки ему на плечи, он смотрел явно не в глаза. Потом произнес какую-то непереводимую игру слов на родном языке.- Да... А знаешь, это ведь могла быть обычная мина. Эта херня ведь не на бензине гоняла, так что вполне могла произойти цепная реакция. Если кто-то додумался сделать вокруг реактора концентрированный взрыв. Или вокруг топливного бака.. Не знаю, в общем. Может и мина плазменная. Он кинул ключи оборотнихе, достав при этом из кармана другие ключи. -Встретимся тут же, пойду свою колымагу со стоянки заберу.. Встав, он выкинул недопитый пузырь в кусты со словами одного из лозунгов "зеленых": "Я за чистую Сибирь" и, хмыкнув, побрел в сторону, откуда шел до этого. То есть в сторону, противоположную дому. Жратва так же полетела в кусты. Вернее закуска. После приземления пластикового пакета в кусты он произнес лозунг местного каучукового завода: "В гармонии с природой". Но все это, вероятно, не интересовало уже волчицу ибо у нее был ключ от "гардероба и компьютерного салона", в котором можно взять вещи, которые сто по сто будут сидеть отлично, а заодно и обзавестись ноутом и флешкой с очень некислыми утилитами. Нахаляву. Ну если не считать риска быть умерщвленным самым или не самым болезненным способом, коих человечество придумало за свое короткое, в галактических рамках, существование больше, чем способов получения удовольствия и способов врачевания вместе взятых. Но игра, по всей видимости, стоила свеч.

Гончая: Зажав в зубах связку ключей, Гончая со всех лап кинулась обратно, к дому Георгия. Толпа во дворе не то чтобы рассосалась, но уже заметно поредела: видимо, граждане по итогам дискуссии пришли к неизбежным выводам «стрелять эту гопоту надо» и «при Сталине такого не было», после чего побрели досматривать свои нехитрые сновидения. Унылые лица двух полицейских, топтавшихся рядом с кучкой перекрученных оплавленных обломков, как нельзя лучше доказывали, что дураков записываться в свидетели среди обитателей Зеленой Рощи не водилось. Волчица с невинным видом протрусила по усеянному битым стеклом газону – а я что? Я ничего, я просто пописать вышла… - и юркнула в подъезд. Задержав дыхание, чтобы не чувствовать той апокалиптической вони, что царила на лестнице, она мохнатой кометой взмыла на третий этаж, стремительно перекинулась, отперла дверь и вошла в квартиру. Не зажигая света – благо, он ей и не был нужен, - Стася развила бурную деятельность. Первым делом она облачилась в свежую футболку, парную «ордынской» - синюю с золотыми грифонами и надписью «Аlliance» поперек груди, натянула джинсы и ковбойские сапоги, накинула куртку. Рванув неприметную «молнию» на днище своего рюкзачка, волчица увеличила его вместительность раза в три. - Своя ноша не тянет, - пробормотала она и принялась складывать в образовавшийся мешок модели «мечта оккупанта» собственную одежду вперемешку с рубашками и носками Георгия, извлеченными из шкафа в спальне. Подумала секунду и добавила полдюжины пачек никотиновой отравы, обнаруженных на кухне, найденную там же аптечку, а также две непочатых бутылки коньяка из бара. Поверх всего этого добра угнездился ноутбук; флэшку она сунула во внутренний карман куртки. На все про все ушло не больше пяти минут. Оставалось только закрыть окно, через которое Гончая так красиво покинула гостеприимную квартирку каких-то полчаса назад – и можно выдвигаться. Стася чуть отодвинула штору, вдохнула струящийся из окна прохладный ночной воздух, посмотрела вниз… - …Твою мать! – прошептала она. Такой наглости от неизвестного «доброжелателя» Гончая не ожидала. Во двор неторопливо, можно даже сказать, вальяжно вползли два иссиня-черных изделия Bayerische Motoren Werke AG с потушенными фарами. Глухо клокоча двигателями, они остановились у подъезда, и из них высыпали сосредоточенные люди в серебристо-сером городском камуфляже, на ходу многозначительно клацая иноземными "хеклер-унд-кохами". Примечательнее всего было то, что господ полиционеров, все еще скучавших во дворе, с появлением зловещих BMW внезапно поразила слепота: иначе никак нельзя было объяснить, почему они взирали на вновь прибывших бойцов, ровно на пустое место. Анастасия стартовала не хуже космического челнока. Пролетев через темную прихожую и даже умудрившись на автопилоте закрыть за собой дверь, она в обнимку с рюкзаком устремилась вверх по лестнице. Четвертый этаж… пятый… решетка, запертая на дохленький проржавевший замочек, один хороший рывок – и дужка пополам… а внизу уже топочут тяжелые ботинки, сипят рации и перешептываются нехорошие голоса… через чердак в соседний подъезд… а тут можно и не напрягаться, дверь вообще не заперта, видимо, бомжи облюбовали местечко для ночлега… вниз-вниз-вниз… и потихоньку, невидимой и неслышимой тенью выскользнуть на улицу, прижаться к стене дома, чтобы троица, караулящая соседний подъезд, ничего не заметила… вот так. Только второй раз повернув за угол, волчица перешла с бега на шаг. Где-то поблизости ее должен был ждать Гоша с машиной. Придется огорошить несчастного грузина еще одной порцией свежих новостей…

Берс: Пожалуй, Георгий обернулся очень быстро, во всяком случае оборотнихе так бы могло показаться, когда из "Нивы" с усиленной рамой, мощным отбойником и внедорожными колесами для ралли раздалось "Пс!". Когда Стася подошла, то могла увидеть и внешние перемены, произошедшие с грузином. Теперь он выглядел как один из тех овцепасов, что хотели поразвлечься с, как им тогда казалось, решительно " беззащщитный дэущка". Кожак, очки, одетые непонятно зачем, непослушное вьющееся нечто на голове. И пахло от него... По всей видимости, он принял нечто психотропное. Да и по движениям это было видно. Стал несколько суетнее. -Садись, че там творится?- дверь в ниве открывались не горизонтально, а вертикально. Лицо Гоши оставалось каменным, не выражало никаких эмоций, кроме твердой решительности.- Только без лирических отступлений, у меня сейчас мозг плавится... Да, такова была цена использования психотропных стимуляторов мышечной и мозговой активности. Кто-то во времена расширенного использования стимов добавлял туда еще какую-то хрень, вызывающую дополнительную агрессивность. Бывший Инквизитор решил вспомнить былые времена, хотя врачи ему говорили, что если он начнет снова, даже после столь долгого перерыва, то хватит его еще на пяток стимов, а там - либо сердце не выдержит, либо парализует, либо станет дебилом. Ну и слезть будет проблематично во второй раз-то. Он вопросительно уставился на Стасю, ожидая ответа.

Гончая: Почуяв исходящий от Георгия характерный едкий запашок и заглянув в его зрачки, сузившиеся до размеров маковых зернышек, Анастасия невольно попятилась. Спрятанный в джинсах хвостик затрепетал и поджался. Будь Гончая сейчас в звериной фазе, шерсть у нее на загривке поднялась бы дыбом, а из пасти вырвалось рычание. На лице Стаси с калейдоскопической скоростью промелькнули удивление, страх, злость и растерянность. Сложившийся у нее в голове образ свойского парня Гоши решительно отказывался монтироваться с противным химическим запахом и стеклянными вопрошающими глазами Инквизитора Армии Света, пусть и бывшего. Бывших Инквизиторов, товарищ Гончая, как известно, не бывает, сумрачно заметил маленький внутренний волк. Теперь Анастасия смотрела на «чэстнаго чэлавека» иначе, чем еще десять минут назад. Нет, испуга или злобы в ее взгляде не было. Но и доверия заметно поубавилось. Имея дело с хорошенько стимулированным Инквизитором, очень трудно предвидеть, не решит ли его разум в следующую секунду внезапно покинуть скучную наезженную колею здравомыслия и рвануть напролом через густые заросли самых диких фантазий и тайных желаний. Есть, в общем, повод для настороженности. Как бы то ни было, Георгий задал вопрос и ждал ответа. - Анонимный любитель дорогой пиротехники не оставляет нас своим вниманием, - подчеркнуто прохладным голосом сообщила волчица, бросив распухший рюкзак на заднее сиденье «Нивы» и забравшись следом. – Теперь он озаботился вопросом, не скучно ли нам с тобой вдвоем, и прислал пачку новых друзей. Восемь матерых бойцов на двух вусмерть затонированных «бэхах». Все – при буржуйских «хеклер-унд-кохах», возможно, есть и что-нибудь более серьезное, приглядываться мне было некогда, тут бы ноги унести. Скорее всего, сейчас они уже переворачивают вверх дном твою квартиру. На полиционеров они класть хотели, а те старательно делают вид, будто этих бравых ребят в природе не существует. По-моему, это либо очень крутые и недешевые наемники, что называется, с репутацией, либо служба безопасности какого-нибудь сильно богатого концерна, например, РУСАЛа. Шайский, кстати, весьма прозрачно намекал, что «Зубы» и прочие ублюдки гуляют на деньги какого-то металлургического концерна… Анастасия замолчала, с некоторой опаской гадая, как бывший Инквизитор, напичканный наркотиками, отреагирует на столь «приятные» новости.

Берс: -РУСАЛа?- переспросил бывший Инквизитор.- Не смеши,- голос странно дрожал.- Директор РУСАЛа, концерна, в который входит КрАЗ, САЗ, ХАЗ, БрАЗ и еще туча других заводов по всей стране сидит в долгах уже на два триллиона рубликов,- Кожа перчаток противно скрипела, когда Георгий сжимал пальцами баранку. "Психо" требовало выхода, но не отключало инстинкты самосохранения и давало возможность хоть немножко действовать логически.- У него просто нет денег на то, чтобы нанять жлобов с хорошим оружием. У него нет денег ни на что вообще. Откуда я знаю? Я по образованию металлург,- он прищурился и лицо Гоши сморщилось, руки сами полезли к вискам.- Следил за этой хренью, в общем. Эта херня требует адреналина,- удар кулаком в собственную грудь обозначил сердце.- А уязвленная гордость горца требует крови.. Ты как, не желаешь проверить наемников на крепость? С этими словами он достал из бардачка кусочек "пластилина" с уже воткнутым детонатором. -План какой.. Я одну бэху на таран возьму, во время шума лепани кусок на вторую. Если есть желание пострелять-побегать, можно и это устроить. Хотя сомневаюсь, что они к этому готовы. А вот теперь становилось интересно. Если не КрАЗ, тогда кто стал заказчиком всего этого беспредела? Да и Шайский этот, тот еще типчик. Не мог сказать сразу имя? Вставал вопрос почему. Хотя нет, не в той последовательности. Сейчас, относительно Георгия, естественно, волновала одна штука - способ уничтожения уродов, которые решили поломать устоявшийся уклад Гошиной жизни. Гоша провел по лицу ладошкой, пытаясь прийти в себя. Не получалось. Похоже, это был стим из старых запасов. С гормонами, отвечающими за агрессию. Или не гормонами, а просто хим веществами. -Мать моя женщина, что ж так убить кого-нибудь хочется-то?..

Гончая: - Что не исключает, - возразила волчица, выслушав грустную кредитную историю РУСАЛа. - И даже, наоборот, способствует. Бизнес в жопе и дворец в Великобритании – нормальный стиль отечественных предпринимателей большой руки. Уж прости, но вот ни разу не поверю, что, пусть и сидя по уши в долгах, хозяева концерна просят подаяния на паперти Христовым именем, а не жрут стейки и не хрустят рукколой в дорогих ресторанах. Если же пойдет полномасштабная гражданская война – к чему наш таинственный «доброжелатель» явно ведет дело – то они с удовольствием всем простят свои долги. Ибо взыскивать их станет некому и некогда. И вообще они тут, в Красноярске, будут кумовья королю. Хотя, конечно, есть еще один вариант – такой плохой, что хуже некуда. Это ведь могут быть и наемные боевики Комитета… При этих словах Георгий так вывернул руль, что «Нива» вылетела на встречную полосу. Анастасия кратко пересказала грузину слова Надежды, что, разумеется, сильно добавило бывшему Инквизитору оптимизма и веры в человечество. - Мать моя женщина, что ж так убить кого-нибудь хочется-то? – выдохнул Гоша. Голос Инквизитора вибрировал от нетерпения. - Сдается мне, у тебя будет возможность утолить это невинное желание, - волчица покрутила в руках брикет пластиковой взрывчатки. Хвостик под тканью джинсов азартно завилял. Она бы и сама себе никогда не призналась, но после десятилетнего перерыва идея вновь поохотиться на людей… возбуждала. - Поехали! А то в твоем доме еще не все стекла выбиты, непорядок! …Вот чего серые камуфляжники никак не ожидали, так это появления во дворе бешено ревущей «Нивы». Взвизгнув тормозами, она резко развернулась и врубилась кормой точнехонько в бок одной из двух BMW – так шустро, что у скучавшего рядом с иномаркой бойца не было ни шанса избежать превращения в котлету. Изделие баварских автостроителей от такой наглости завалилось на бок и, кувыркаясь, улетело в темноту, высекая из скучного асфальта красивые снопы искр. Надо отдать должное двум уцелевшим бойцам – совершенно обалдев от происшедшего, они, тем не менее, рефлекторно вскинули короткие «хеклер-унд-кохи», четко взяли «Ниву» на прицел… вот только открыть огонь им было не суждено. - Мальчики? – раздался у них за спиной низкий женский голос. Обернувшись, боевики уперлись взглядами в переливающиеся всеми оттенками красного глаза брюнетистой девицы в джинсах и кожаной куртке, восседавшей в довольно расслабленной позе на крыше второй «бэхи». Ситуация явственно требовала какой-нибудь пафосной фразы, и таковая у Гончей не залежалась. - Буэнос ночес, засранцы, - нехорошо улыбнулась она. – Я пришла надавать вам всем по соплям. Да... как-то не очень пафосно получилось, подумала волчица - и перешла от слов к делу. Последовали хруст сокрушаемых черепов и брызги серого вещества. Обезглавленные тела еще не успели коснуться земли, а Стася, подхватив оба UMP-45 и оставив «бэхе» на добрую, но короткую память шмат пластиковой взрывчатки, изящным прыжком махнула прямо к двери подъезда, где ее уже ждал Георгий с неизменным ТТ.

Берс: Гоша цокнул языком и ухмыльнулся. Да, сегодня была прекрасная ночь, чтобы кого-нибудь "хлопнуть". Однако по всей видимости, так считал не только грузин и оборотниха с атавистическим хвостиком даже в форме человека. Хлопок, который не услышала даже Гончая ознаменовал выход пули калибра 7.62 из ствола СВД с последующим входом в плечо грузина. Тот в свою очередь дернулся и тихо выругался. Не от того, что был очень воспитан, а потому что все дыхание выбило из легких. С тихим хрипом мужчина начал оседать. Неизвестно каким чудом ему удалось ему, забрызганному собственной кровью, оказаться вместе с оборотницей в подъезде не схлопотав еще пулю. Осев возле закрытой двери, Георгий смотрел на пульсирующую кровью внушительных размеров дыру у себя в левом плече. -Вот оно как вышло,- усмехнулся он. Находясь под действием препарата, бывший боец АС пока не в полной мере ощущал боль.- Кто бы мог подумать, что придется подыхать от пули бывших коллег. Это тактика войскового спецназа, перенятая потом Армией Света,- судорожно пытаясь остановить кровь кистью здоровой руки повествовал грузин.- Снайпер на крыше - обычное условие для штурмовой операции. Отсечь его не получится, но вот обойти..- кашлянув, он продолжил уже совсем в другом месте: -Ключи в "Ниве". Рысью беги до моей квартиры, не думаю, что они уже успели справиться с дверью, поэтому кто-нибудь да должен там быть. Потом через окно и в машину. Куда ехать дальше, сама уж решишь, взрослая вроде... Дай только "хеклер" один, мой ТТ выпал,- кивок на дверь обозначал направление, в котором было посеяно оружие.- Детонатор я хлопну, как соберусь двигать кони, так что если услышишь взрыв - считай прощальным салютом. Если бы сейчас возможно было оказать квалифицированную помощь, то, глядишь, и можно было бы еще спасти жизнь водителя, но врачи, даже если бы они и жили в этом подъезде, вряд ли бы сейчас решились выйти для выполнения клятвы, которую давали при окончании учебных заведений. Тем временем на той самой крыше уже остывало тело промазавшего, по большому счету, человека. Помер он, к слову, не от стыда за промах. Стыд жизни не мешает, а вот пуля в затылке, пущенная из "Макарова" - штука, с которой жизнь оставаться не намерена. Вполне себе достойная причина для оправдания смерти.

Гончая: Вдыхая запах Гошиной крови, Анастасия почувствовала, как ее хваленое самообладание стремительно тонет в поднимающихся волнах кипящей ярости, замешанной на горьком бессилии. Левое плечо бывшего Инквизитора превратилось в кашу из развороченного мяса и обломков костей, непонятно, на чем и рука держалась. Гончая повидала достаточно скверных ран и отдавала себе отчет, что уже ничем не сумеет помочь Георгию: жить с такой дырой в организме, из которой кровь бьет самым натуральным фонтаном, ему оставалось в лучшем случае минут десять, а пребывать в сознании – и того меньше. Ни до какой больницы она бы его довезти просто не успела. Да и не дали бы уцелевшие серые им уйти - добили бы раненого огнем из окон. Впрочем, Георгий и сам все это отлично понимал. - Взрослая, взрослая, - прошептала Стася. – Постарше тебя… - Черт возьми, ну почему, почему так вышло? Будь тридцать три раза прокляты скинхеды, неведомые олигархи, невнятный Шайский, Комитет с его дурацкими тайными играми, будь прокляты все люди и нелюди скопом за свою взаимную ненависть, за всегдашнюю готовность с такой легкостью убивать! И будь проклята она сама, хвостатая дура, из-за которой теперь истекает кровью «чэстный чэлавэк» Георгий! Так! – одернул маленький внутренний волк. – Самоедством, товарищ Гончая, будете заниматься потом. А сейчас извольте не отвлекаться на посторонние эмоции. Приказ – уничтожить оставшихся противников, попытаться взять «языка», в случае успеха – допросить. Вопросы есть? Выполняйте! Волчица протянула присевшему на ступеньку Георгию один «хеклер», а другой положила рядом, под правую руку. - Держи, - сказала она. – У меня сейчас почему-то... нет настроения стрелять. Бывший Инквизитор понимающе ухмыльнулся. По смуглому лицу его постепенно растекалась матовая синеватая бледность. Наверху раздалась какая-то возня, потом послышались осторожные шаги. Гончая прислушалась. Один, два… трое. Боевики спускались неторопливо, стараясь ступать как можно тише. По расчетам Анастасии, у нее в запасе было еще секунд тридцать. - По всем канонам Голливуда мне сейчас, Гоша, положено дать тебе клятву, что я отомщу, и месть моя будет страшна. И поцеловать напоследок, - шепнула Стася, склонившись над горцем. – Так вот: клятву я тебе даю – всех сожру или хотя бы понадкусываю, а до правды докопаюсь. Но целоваться я, представь себе, не умею. За сто лет не выучилась толком. Разве что… Бывший Инквизитор ощутил на лице горячее, но чистое нелюдское дыхание. По щеке его скользнул влажный и шершавый волчий язык. А потом Гончая беззвучно исчезла. Спустя пять секунд на лестнице вразнобой заорали сразу несколько голосов и захлопали выстрелы, сопровождаемые визгом рикошетов. Вверх по ступеням в хорошем темпе. Вот и первый. Хруст коленной чашечки. Во мне сейчас семьдесят пять килограммов, да с разбега. Зубы впиваются в бедро, резкий рывок, глотаю, не жуя. Основательно подзабытый вкус человеческого мяса на языке. Кажется, я ему перехватила артерию. Он опрокидывается на спину. За руку его. Откушенная пятерня вместе с зажатым в ней «хеклером» улетает вниз по лестнице. Всё, не боец. И не жилец. Второй – пролетом выше. Грамотно. Запах женской туалетной воды. Ах, значит, это не второй, а вторая? Без разницы. Меткая тварь, – едва ухожу от короткой очереди, одна пуля все-таки чиркает по правому боку, сдирает шерсть и кожу. Это не серебро, это не страшно. Зарастёт. Стучит вторая очередь, но я уже сиганула с нижней площадки через весь пролет и иду на снижение. Мягкая посадка – лапы бьют в грудь, роняя женщину на пол, зубы разрывают яремную вену и выдирают трахею. Сдохни, сука. Третий… А, вот он. На этой же площадке. Третий спёкся – бросил оружие, повернулся ко мне спиной и барабанит что есть силы кулаками в дверь квартиры. Да-да, так тебе и открыли. На пробу – кусок мяса из голени. Он поворачивается, глаза на сером лице выпучены от ужаса, губы прыгают, силясь что-то выговорить. Какая я тебе «хорошая собачка»?! Не ходил бы ты, дружок, во солдаты. Вгрызаюсь ему в пах. Нет, это я глотать не буду. Третий готов. После такого живут плохо, больно и недолго. Осталось еще двое. Где? Принюхиваюсь. Прислушиваюсь. Третий этаж. Дверь Гошиной квартиры приоткрыта - переоценил горец ее надежность. Из темной щели тянет чужими запахами. Нехорошая какая-то щель, неправильная, расчетливая какая-то… …додумываю эту мысль уже в прыжке. Левый бок горит, как ошпаренный. Воняет паленой шерстью. Плазма. Поганая плазма. Еще один залп, я уворачиваюсь, но плюхаюсь на обожженный бок и, не удержавшись, взвизгиваю от боли. Как шавка подзаборная, фу такой неженкой быть. Засевшие в квартире боевики, видимо, решают меня добить, и из-за двери выкатываются две толстопузые гранаты РГД-5. Никогда, никогда не пытайтесь играть с оборотнем в игры на скорость реакции. За полсекунды я перекидываюсь и с благодарностью швыряю обе гранаты обратно отправителям. Грохот. Звон. Крик. Просто праздник какой-то. Кубарем влетаю в темную квартиру. Вот он, дядя с плазмой. Готовый кандидат на присоединение к большинству – еще шевелится, но кишки разметало по всей прихожей. Это не лечится. Гостиная пуста. В спальню. Там – последний. У окна. Хладнокровный мерзавец, лицо как у эсэсовца с плаката, не иначе командир всей этой компании. Но почему у него в руке «Кольт Питон», а «хеклер» висит на плече? Ох, не к добру это. Дальнейшее происходит одновременно – он стреляет, я прыгаю. Спаленка у Гоши маленькая, а злость во мне большая, и прыгаю я изрядно. Серебряная пуля проходит у меня прямо над ухом – так близко, что я чувствую ее полет кожей. Это шикарно смотрелось бы в slo-mo на трехмерке. Командир боевиков решительно утыкает ствол револьвера себе в подбородок. Вот уж дудки, вот уж нет! Цапаю его за грудь, вышибаю «Питон», и мы оба штопором, разламывая двойной стеклопакет, валимся с третьего этажа на грязный газон. В полете успеваю повернуться так, чтобы при падении пленник оказался сверху. Если понадобится, я ему сама все кости переломаю с превеликим удовольствием, а пока – рано. Хрясь! Это приземляюсь я. Бумс! Это на меня рушится без малого центнер главного злодея. В голове ангельский хор затягивает что-то лирическое, левый бок неслабо обожжен, на правом – длинная глубокая царапина, но в целом я в порядке, бывало и хуже. Аккуратный удар кулаком по затылку отправляет «языка» созерцать внутренний свет. В темпе волоку его до «Нивы», каждую секунду ожидая подарка от снайпера, выдергиваю «хеклер» и бросаю тело на штурманское сиденье. Взгляд на часы. Мне кажется, драка была такой долгой, а на самом деле прошло всего-то две минуты с небольшим. Ключи в замке. Спасибо, Гоша. Мне жаль, что так вышло. Правда, жаль.

Берс: Машина завелась, как выражаются автолюбители со стажем, "с пол пинка". Ну еще бы! Внутри-то была не обычная убогая доска, которую ставят на все машины отечественного производства, а полностью электронизированная панель пилота, если можно так выразиться. Была здесь и камера заднего вида, встроенная в заднее подобие спойлера, был и электронный спидометр, акселерометр, тахометр, автоматическая настройка подачи топлива и куча всякой прочей дряни. Только вот коробка передач осталась нетронутой. В смысле механической. Естественно из родного здесь был только корпус, хотя и это сомнительно. Командир лежал без сознания и без движения. Это, по правде сказать, не мудрено. Будь хоть как подготовлен человек, он в любом случае остается человеком, если его не изменить на генетическом уровне. А Вадим Крушайко, возлежащий сейчас на штурманском кресле, был обычным человеком. И полет с третьего этажа на, чего уж там говорить, не самую мягкую поверхность, дал о себе знать - наемник находился в глубокой отключке и выходить из этой "эйфории свободного полета" не собирался. Красноярск мигал множеством огней, заглядывая через лобовое стекло, рассматривая гостью. Редкий поток машин, все же миллион населения - недостаточное количество людей для ночных пробок. Город в будние ночи замирает и дремлет. До тех пор, пока кто-нибудь не взорвет его спокойствие в прямом и переносном смысле. Гончая, не закрывшая окна, ясно услышала взрыв с той стороны, откуда она ехала.

Гончая: - Гоша… - пробормотала Анастасия, не отрывая предательски увлажнившихся глаз от расцвеченной огнями темноты за лобовым стеклом. Покойся с миром, Инквизитор. Не забудь занять мне ТАМ местечко по своему вкусу. Как-никак, вместе будет веселее коротать вечность, правда? Все познания Гончей о географии Красноярска исчерпывались Гошиной экскурсией, поэтому она вела «Ниву» наугад, что называется, по азимуту, то есть - как ворона летает. Проскакивала сияющие проспекты, сворачивала в темные переулки, мчалась по каким-то кривым улочкам, углублялась в промзоны… Когда слева от дороги потянулось железнодорожное полотно и промелькнула платформа «Мясокомбинат», Стася нехорошо усмехнулась и вдавила педаль тормоза. Какое, однако, символическое название. Самое что ни на есть подходящее место для допроса с пристрастием. И достаточно глухое к тому же. Ну, господин таинственный командир неведомых серых боевиков, приступим? Разгрузка со сменными магазинами к «хеклеру» тебе, пожалуй, больше не понадобится. А в этом кармане что? Глушитель? Отлично, пригодится. Бронежилет тоже долой. Однако! АэСовская модель, облегченная, четвертый класс защиты. Плавали, знаем. Нож на поясе – в сторону. На голени себе ничего не примотал? Нет. Теперь как следует скрутить руки и ноги обрезками строп от грузового парашюта – у предусмотрительного Георгия в багажнике как раз такие припасены. А что у тебя в карманах? О, целая пачка удостоверений, и все такие солидные: «Подполковник ФСБ Крушайко Вадим Бенедиктович», «Генерал-майор МВД Крушайко Вадим Бенедиктович», «Начальник отдела ФСО полковник Крушайко Вадим Бенедиктович»… Какой ты многоликий, однако. Чьих же ты на самом-то деле будешь? Анастасия потянулась за рюкзаком, выудила из него аптечку, а оттуда – флакончик со старым добрым нашатырным спиртом, откупорила склянку и сунула под нос пленнику, одновременно добавив от себя пару звучных оплеух, чтобы тот поскорее очухался.

Берс: Мясокомбинат находился в северо-западном краю города, в изрядном отдалении от оного. Глухое местечко. Лет через двадцать этот район обещал быть окраиной славного города Красноярска, нынче же он лишь формально считался частью миллионника. Наемник очухался не сразу. Вернее даже не так будет. Очухался-то он сразу, а вот подал вид, что в сознании спустя только секунд пять, поняв, что играть с опытным противником так примитивно - глупо. Он открыл глаза и, щурясь, осмотрел наглую особу женского гендерного признаку, которая решила надавать ему "по щам" столь унизительным образом. Для него унизительным. однако долгие годы практики в ремесле убийства научили его относиться к подобным вещам, как к естественному ходу событий - сегодня ты на коне, завтра конь на тебе. Вот и вся правда жизни. Если выразить эту мысль иначе, то можно сказать, что Фортуна изменчива и рано или поздно отворачивается даже от своих бесспорных любимчиков. Вадим спокойно глядел на оборотниху, которая тоже не спешила разговаривать. Карие глаза уставились на Анастасию прямо, без тени страха. Со временем человек учится относиться к собственной смерти как к чему-то, что обязательно произойдет при тех или иных обстоятельствах. Он не пытался дергаться, молить о пощаде. Просто смотрел. Лишь сиплое дыхание, вызванное неудобством от сломанных ребер выдавало дискомфорт, который испытывал командир отряда, что так быстро был уничтожен каким-то грузином и оборотнихой. Практически моментально для годами собираемого. Как обычно в "самый подходящий момент" зазвонил мобильник Гончей. Естественно, это был неопределяемый номер. Ну а как иначе-то? Все по законам жанра: встречи с союзниками, нападение врагов, быстрая езда, пусть и без погони, начало допроса и звонок от неизвестного абонента. Дерьмовый вышел бы фильм. Если бы все это было фильмом. Но увы. -Не бери,- сипло произнес Крушайко.- Отсекут, и через две минуты тут уже будут размазанные внутренности одного человека и одной оборотницы.

Гончая: - Спасибо за подсказку, Вадим Бенедиктович, сама бы нипочем не догадалась, - пробормотала Анастасия, вытащив из рюкзака телефон и глядя на экран. «Номер не определен». Вот уж нет, уважаемый неизвестный абонент, тут вам не баня – нету ни голых, ни дурных. Гончая положила надрывающийся аппарат на торпеду, аккуратно, словно бомбу, готовую взорваться в любой момент, и вновь перевела взгляд на своего пленника. При ближайшем рассмотрении сходство командира боевиков с плакатным эсэсовцем стало еще более очевидным. Светло-русые волосы, квадратный подбородок, тонкие, резко очерченные губы… вот разве что глаза чуть-чуть подкачали – были они карие в мелкую черную крапинку, а не голубые или там серые. Впрочем, отражающаяся в них сила воли наводила на мысль о толстой стальной броне, покрытой камуфляжем. Сильный противник, такого не вдруг раскусишь. На Гончую он смотрел без малейшего страха, как будто и не она совсем недавно прикончила шестерых бойцов его отряда. - Мы с вами, Вадим Бенедиктович, находимся в неравных условиях, - задумчиво сказала Анастасия. Яростные алые искры, скачущие в ее взгляде, постепенно угасали: присущие волчице хладнокровие и рассудительность брали свое. – Вам про меня известно кое-что, а может статься, даже и многое, мне же о вас – ровно ничего. Если не считать вот этого, - она махнула рукой в сторону сваленных на торпеде красных книжечек, - только мне всё это ровным счётом ничегошеньки не говорит. Я не стану притворяться, будто понимаю, что вообще творится вокруг в последние полтора часа, и буду вам очень признательна, если вы мне это объясните. Начнем с самого простого: кто вы такой, на кого работаете и почему преследуете меня? Затихший было телефон снова обнаглел. Гончая покосилась на него с неудовольствием, выждала, покуда умолкнут переливчатые трели звонка, и добавила: - Я не хочу угрожать вам смертью или какими-нибудь особо замысловатыми и болезненными пытками. Смерти вы не боитесь – иначе не пробовали бы застрелиться у меня на глазах. Да и убивать без веской причины, а уж тем более мучить беспомощного врага у меня не в обычае. Я все-таки наполовину зверь, а звери так не поступают, это – целиком и полностью прерогатива человека. Нет, ничего похожего я делать не стану, если вы откажетесь отвечать на мои вопросы. Наоборот, я подарю вам… жизнь, - последнее слово Анастасия выделила интонацией. – Очень долгую жизнь, Вадим Бенедиктович, полную совершенно новых, нелюдских ощущений… А вот эта угроза, по мысли Гончей, просто не могла не попасть, что называется, в десятку. Если уж командир серых боевиков всерьез собирался разнести вдребезги собственный череп, лишь бы не оказаться в лапах у оборотня, озвученная ею нарочито ровным, даже доброжелательным голосом перспектива должна была произвести на него впечатление. И стимулировать разговорчивость.

Берс: Вадим слушал оборотниху спокойно. И даже вставлял ремарки в ее речь, не сомневаясь, что она услышит. -Ну уж, неравное положение.. Вполне себе равное. У меня есть информация, у Вас есть свобода действий... Почти что Инь и Янь,- боромтание было не лишено издевательской нотки. Но вот когда речь зашла о возможном обращении, наемник с пока что неизвестным прошлым инстинктивно дернулся. В воздухе завитал кислый запах пота. На лбу выступила испарина. Все же предрассудки сжимали кольцо вокруг бесстрашия, заставляя его сдавать свои позиции. Однако он быстро взял себя в руки и расхохотался. Смеялся он вперемежку с кашлем, самозабвенно. Когда же Крушайко отсмеялся, он глянул в лицо Анастасии, в глазах читалась все та же насмешка. -Видите ли в чем дело, уважаемая нелюдь.. Именно это мне и посулили за провал операции. Только сделать меня пообещали упырем. Ну знаете, низшим вампиром, движимым лишь инстинктами. Ну там кровушки нахлестаться, на солнце не сгореть... В общем, чем-то похуже оборотня. И знаете, я им вполне верю. Они-то смогут. Солдат, прошедший спецподготовку у мастеров гос.разведки автоматически считается чем-то таким, что может убивать и без обычного оружия. Считается, что подготовленный боец может вывернуться из любой передряги. А что случается, когда встречаются два подготовленных бойца? Тут на практике определяется, кто из них подготовленнее. -Меня зовут Вадим. Каждая из этих корочек настоящая. Целью нашей операции являлся захват некоего Георгия, в квартире которого мы так близко познакомились с Вами, и некоей Анастасии. Только никто не сообщил, что одна из них - оборотниха, а второй.. А второй вообще непонятно кто. Кстати, где он? Наемник действительно ожидал увидеть еще и грузина, который по его расчетам должен был бы сейчас тоже найти, чем стращать командира, оставшегося без лучших людей отряда. Такое ощущение складывалось, что кто-то специально послал их на убой. -Что делают нелюди в "Зубах"?

Гончая: Последний вопрос, заданный пленником, заставил Анастасию навострить уши. Нелюди в «Зубах»? О чем он вообще? На лице Гончей возникло озадаченное выражение – всего лишь на мгновение, но, кажется, Вадим всё-таки успел его «считать», и, в свою очередь, явно удивился. - Ваши речи, Вадим Бенедиктович, достойны специального приза в номинации «Как, сказав что-то, не сказать ничего», - заметила волчица. – Кстати, да – я не представилась, прошу извинить за это упущение. Меня действительно зовут Анастасия Волкова, и я самый взаправдашний оборотень, в чем, впрочем, Вы уже и сами могли убедиться. В надежде на налаживание плодотворного диалога открою карты: меня послал Комитет по делам нечеловеческих рас, чтобы разобраться, что за чертовщина у вас тут, в Красноярске, происходит. Что касается Георгия… - она сделала паузу, - …можете о нём забыть. «Он промедлил, а снайпер – нет», кажется, так в песне поётся. Как видите, я на Ваш вопрос ответила, теперь Ваша очередь. Откровенность за откровенность. Кто эти таинственные «они»? Учитывая сказанное Вами, не думаю, чтобы у Вас были веские причины их так уж выгораживать. А две минуты назад, по Вашим собственным словам, «они» вообще собирались взорвать или сжечь нас обоих. Так кто же обещал обойтись с Вами в случае провала столь… негуманно? На кого Вы всё-таки работаете? И, чтобы уж два раза не ходить, - почему Вы упомянули о «Зубах»? Дело в том, что мне название этой группировки тоже знакомо… Анастасия внимательно всматривалась в лицо Вадима Крушайко, благо царящий в салоне «Нивы» полумрак ей совершенно не мешал. Она готова была поручиться, что при словах «Комитет по делам нечеловеческих рас» зрачки пленника непонимающе расширились, и в глазах его проплыл немой вопрос: «Какого чёрта?»

Берс: Горьковатый вымученный смех вырвался у наемника. Как выяснилось позже - очень даже обосновано: -Видите ли Анастасия Волкова, дело-то в том, что мы работаем на одну и ту же организацию. Более того, пытаемся достичь одну и ту же цель, да вот ни Вы ни я на этом поприще не преуспели. Мне даже ясны причины: кто-то внутри затирает следы своих махинаций. И чьими руками они это делают, мне пока неясно... Ясно мне одно... Они хотели, чтобы мы взаимно уничтожились. Ну или кто-либо из нас победил, а потом добить обескровленную группу или одинокого оборотня, я сомневаюсь, что выжил бы человек, задача не такая уж и сложная. Ах, да, вы же не сообщаете своим когтям, кого они уберут через час и с какой целью? Если кузнец выкует нож, то он вряд ли будет говорить, кто его будет держать и направлять самому ножу. Вот и тут примерно та же ситуация,- Вадим отхаркнул сгусток крови.- Дается поверхностное досье, в чем обвиняется, тоже, кстати, очень примерно, сумма, сроки, условия. Нам не сообщают имен заказчиков. С неизвестного номера приходит сообщение. А там уж дело техники. Естественно, в условиях оговаривается наказание за провал операции. Только в этот раз все иначе. Это первый провал. Это первая дезинформация о возможном противнике. Вы, конечно, можете мне не верить, я не настаиваю. Смерти, как вам известно, я не боюсь. Став оборотнем, упырем или еще какой нелюдью, я найду способ как свести счеты с жизнью. Только если мы вдруг попадем в один котел, а мы попадем вниз, не сомневайтесь, расскажете, как там было на самом деле, если доведется выяснить.. Это не было даже вопросом. -Ах, ну да, о "Зубах". У меня имеется информация, что вы с неким грузином по имени Георгий, что странно, состоите в националистической группировке с этим названием и более того - вы являетесь активными участниками митингов и демонстраций. Правда, не было сведений, кем на самом деле являетесь Вы. Вот и все. Он показал освобожденные руки и принялся вставлять на место выбитые для этого случая большие пальцы рук.

Гончая: - Итак, Вы - высокопрофессиональный наёмник на службе Комитета. И Вам поручили разобраться с активистами «Зубов», - покачала головой Анастасия. – Боюсь Вас разочаровать, Вадим, но об этой банде я впервые услышала вчера вечером, примерно через час после того, как прилетела в Красноярск, где прежде была всего один раз в жизни, лет десять тому назад, и то проездом. А уж что грузину Георгию в «Зубах» ловить совершенно нечего, Вы и сами догадались. Так что всё это шито очень толстыми белыми нитками… В любом случае, на мои вопросы Вы ответили. Предъявленные Гончей руки Крушайко, свободные от пут и с вывернутыми большими пальцами, заставили её напрячься и удвоить бдительность. Едва ли командир наёмников окажется настолько безумен, чтобы попытаться одолеть оборотня в рукопашной, да еще будучи далеко не в лучшей физической форме. С другой стороны, на что не пойдешь под угрозой превращения в бессмысленную кровососущую тварь… в общем, никаких гарантий. - Между прочим, я сама до недавнего времени была наёмницей, и в общих чертах ещё помню, как делаются дела, - словно ни в чём не бывало, продолжила волчица. – Но в любом случае – спасибо за разъяснение. С подчёркнуто индифферентным видом она взяла нож Вадима и одним коротким точным взмахом рассекла стропы, стягивающие его щиколотки. - Изящно переходим от жанра допроса к формату полусветской беседы, - пояснила Стася, как бы мимодумно бросив нож на заднее сиденье, чтобы наёмник не сумел до него дотянуться. – Кстати, плазменную мину на «Волгу» Георгия тоже Вы поставили?

Берс: -Что, простите?- он скептически посмотрел на оборотниху, а потом пояснил.- Я сказал, что нам было дадено задание задержать и обезвредить, знаете ли, у Комитета бывают такие заплывы, что они хотят сохранить жизнь и не прибегать к крайним методам,- он нарочито поставил ударение на "о".- А с помощью мины можно только ускорить.. забег на тот свет. Тем более плазменная мина - штука дорогая и частенько дает осечки, поэтому мы их не исполь.. зовали,- помрачнев, закончил он.- В любом случае,- кашлянув, продолжил Вадим,- стоит выяснить. кто решил поиграть в бога и разжигает тут и без того кипящую ненависть нелюдей к людям, впрочем, взаимную. Вот Вам и voila.. Вставив пальцы на место, Крушайко расположился поудобнее на кресле пассажира и замер, стараясь не шевелиться, чтобы не тревожить сломанные ребра. Да, он умел терпеть боль, да, он не боялся ее. Но какой идиот полезет под пули, если можно посидеть в уютной комнатке с телевизором, по которому показывают что-нибудь нейтральное? Только законченный мясник или маньяк, что, если глянуть строже, недалеко друг от друга. -Тут аптечки нет? Или хотя бы бинтов?- вдруг спросил он после некоторого времени обоюдного молчания.- Я плохо переношу перелеты вертикальные в десять метров длиной.. Старость наверно... Светская беседа, как выразилась оборотниха, не особо-то клеилась, учитывая, что одна из сторон не так уж и давно был едва ли не убит второй. Если это и сближает обычных людей, что сомнительно, то в таком случае наемник был необычным человеком.



полная версия страницы