Форум » Фронтовые сводки » Русская рулетка » Ответить

Русская рулетка

Nail Buster: Место действия: город Красноярск, Сибирь. Время действия: Сентябрь 2012 года Мастер: Берс Персонаж: Гончая Сюжет: Сибирь всегда славилась своими богатствами и морозами. Долгое время в Москве считали, что в Сибири каждый держит при себе пляшущих медведей. Сибярякам это кажется глупостью, а вот западно-русской части – вполне себе мнение. Но дело вовсе не в медведях. Дело в том, что по достоверным данным из третьих рук Комитету, да, который по делам человечества, становится ведомо, что в восточной части России назревает конфликт между нелюдями и людьми, как в старые, сомнительной доброты, времена. Кто-то мутит воду, вербуя в ряды противников установившегося порядка все новых и новых особей. При этом люди, пришедшие на смену АС явственно чувствуют, что земля уходит из-под ног… На очередном совещании принято решение найти и обезвредить источник волнений, пока вооруженные стычки не превратились глобальную бойню по всему миру. Тем более, что просочилась еще и информация, будто некоторые магнаты, личность их до поры не установлена, очень активно спонсируют этот конфликт. А еще известно, что за головы верхушки Комитета уже назначают цену. Притом столь серьезную, что даже люди, бывшие аэсовцы, всерьез подумывают о попытке их заработать. Маленький отряд всегда справлялся эффективнее на данной ниве. Оборотниху Анастасию отправляют в сибирскую глушь со вполне ясными целями и неясными способами. Кардинальные меры не приветствуются, но Комитет готов пожертвовать частью репутации ради спасения своих драгоценных голов и задниц.

Ответов - 119, стр: 1 2 3 4 5 6 All

Гончая: - Задержать и обезвредить, да? – невесело усмехнулась Анастасия, протянув наёмнику аптечку. Георгий к делу подходил с основательностью бывшего Инквизитора – это была, собственно, даже не аптечка, а настоящая санитарная сумка военного медика: куча скоропомощных лекарств буквально на все случаи жизни и смерти плюс небольшой склад перевязочных материалов. Для себя Гончая нащупала в рюкзаке бутылку коньяка, выдернула пробку и сделала несколько глотков, после чего утвердила сосуд на торпеде и жестом предложила Вадиму не стесняться, буде у него возникнет желание угоститься. Напиток, кстати, оказался ничего себе – примерно четыре из пяти изображённых на этикетке звёзд он честно оправдывал. Нестерпимый зуд от подживающих ожогов на левом боку несколько поутих, да и подкатывающая усталость временно отступила. Рассудив, что высиживать в этой дыре больше нечего, Гончая завела машину, развернулась и неспешно покатила обратно к центру города. Из пучины радиоэфира выплеснулся хрипловатый голос Криса Ри, обрамлённый искусным перебором гитарных струн. Well I'm standing by the river, But the water doesn't flow: It boils with every poison you can think of. And I'm underneath the streetlight, But the light of joy I know Scared beyond belief way down in the shadows… And the perverted fear of violence Chokes the smile on every face, And common sense is ringing out the bell: This ain't no technological breakdown - Oh no, this is the road to hell… Волчица дёрнула углом рта. Будь она суеверной, наверняка сочла бы это знаком, предвещающим нечто скверное. Хотя, кажется, дело и без того оборачивается так, что куда уж хуже. Всегда найдётся, куда хуже, товарищ Гончая, оптимистично напомнил маленький внутренний волк. Не сомневайтесь. - Значит, задержать и обезвредить, - ещё раз повторила Анастасия. – Ну, наполовину Вы своё задание всё-таки выполнили. Гошу Ваш снайпер обезвредил… целиком и полностью. Или, - она покосилась на Вадима, - тот снайпер тоже был не с Вами?

Берс: Вадим Крушайко, имевший при себе множество различных документов, в которых менялись должности, но не менялось имя, с видом заправского самоперевязывальщика принялся рыться в аптечке, доставая оттуда нужные флаконы с обеззараживающими средствами, ледокаин, бинты и булавки с ИПП. Расстегнул куртку, приподнял водолазку и решил уже было намазать ссадины зеленкой, однако слова о снайпере заставили его руку дернуться и зеленка пролилась на штаны и запачкала бежевое кресло. -Какой еще снайпер? Будь у меня снайпера в отряде, они бы сняли Вас еще на подлете к земле. И уж точно бы не дали сесть в машину... Он не врал. Зачем снайпера нужны на операции по захвату? Стрелять по своим, если они вдруг решат убежать? А транквилизатором стрелять - мало ли какую реакцию вызовет вещество в организме... А им нужны были целые "языки", без эпилепсий и смертельных аллергий. Это лишь когда дело начало принимать очень скверный оборот для группы захвата, тогда уже задействовали плазмобой и пистолет с разрывными серебряными пулями. Он все же справился с руками и аккуратно обмазал все ссадины, до которых смог дотянуться. Следующим бинтиком, который был сложен в несколько частей место ватки, с пролитым на него ледокаином Вадим промазал места, где сильно болели ребра. И уже следом начал туго обматывать себя бинтами из ИПП. Все это он проделал молча, слушая, что же скажет Волкова. Собственно, могло статься и так что он обматывал корпус бинтами зря - в любой момент оборотниха, по его мнению, могла взбеситься и перегрызть глотку облажавшемуся сегодня наемнику. И вот он последовал приглашению отхлебнуть коньяка. Почему он не сделал это сразу? Да бес его знает, сам не понимал.

Гончая: Взгляд Анастасии невольно соскользнул на плоский мускулистый живот Вадима, который наёмник старательно разрисовывал зелёнкой, на сильные руки под тонкой водолазкой… Чёрт знает, о чём вы думаете в такой момент, товарищ Гончая, укорил маленький внутренний волк. А я, будучи наполовину человеком, всегда об этом думаю! – мысленно огрызнулась она, и маленький внутренний волк испуганно стушевался. «Нива» неторопливо катилась по улице Калинина - к слову, Гончая так до сих пор и не сумела понять, отчего коммунисты столь любили нарекать улицы, проспекты, заводы и даже целые города именем этого старого похотливого козла с жиденькой бородкой, никакими деяниями себя не отметившего и вошедшего в историю только в роли большого любителя юных дев. Крис Ри продолжал хрипло наставлять из автомагнитолы: And all the roads jam up with credit, And there's nothing you can do, It's all just bits of paper flying away from you. Oh look out world, take a good look what comes down here - You must learn this lesson fast and learn it well. This ain't no upwardly mobile freeway, Oh no, this is the road, Said this is the road, This is the road to hell… - Третья сторона, - подытожила Анастасия слова Вадима. – Неведомая третья сторона, которая уверенно ведёт свою игру, нам пока что, увы, совершенно непонятную. Ясно только, что я им не так чтобы очень нравлюсь. Кто-то весьма богатый и совершенно не щепетильный. Плазменная мина, снайпер на крыше… - она задумчиво отхлебнула из бутылки, опорожнённой уже наполовину. В следующую же секунду в какой-то сотне метров позади «Нивы» вспыхнули четыре яростных ксеноновых солнца. Два матово-чёрных, разлапистых, приплюснутых «Хаммера» Н2, с рёвом набирая скорость, устремились прямёхонько к покорёженной корме «Нивы» с намерниями вполне ясными и очевидно недружелюбными. - Держитесь, Вадим! – предупредила Анастасия. Цифры на спидометре заскакали быстрее, чем в окошках счётчика денег, перемалывающего толстую пачку купюр. На колени командиру наёмников шлёпнулся брошенный волчицей «хеклер» вместе с запасными магазинами. Гончая подхватила свалившийся с торпеды сосуд и лихо, в три глотка, вытянула его до дна. - Погоняем?!

Берс: -Третья сторона,- задумчиво произнес бывший командир некогда лучшей группы захвата. Ныне покойной почти в полном составе.- Увезти бы их в тайгу, да посадить голой задницей в муравейник или в дупло пчелиное... Или пулю в башку пустить. И тут ему само Мироздание дало прекрасный шанс осуществить прекрасную идею, не противоречащую идеям гуманизма и клятве Гиппократа, которую он никогда не давал. Два толстяка американского производства появились сзади, как хер из-за угла. В это же мгновение оборотниха сказала что-то вроде "держись" и его вдавило в кресло. А еще на коленях вдруг оказался "хеклер" и два магазина к нему. -Тут "хеклер" не поможет..- скептически протянул Крушайко.- Он в любом случае бронированы и колоса бескамерки стоят. Нужно что-то, хотя бы с кумулятивными зарядами.. ну или старый добрый три-нитро-талулол. Желательно с гарпуном. Можно еще ракету класса "земля-земля",- совсем уж размечатлся Вадим.- Но куда деваться, выбирать не приходится.. Речь его прервала пулеметная очередь. Столь излюбленный пулеметный калибр 7,62. ПКТ - пулемет Калашникова танковый - застрочил по заднице "Нивы", пытаясь прогрызть броню, которую мертвый по разведданным Георгий предусмотрительно установил. -А ребята подготовились, смотри как сверкает. Сворачивай на Маерчака,- перешел на "ты" Вадим, весьма благоразумно посчитав, что данной ситуации бить поклоны и кушать вилкой несколько не ко времени.- Там вертай на Свободный, да, здесь направо на Маерчака, под авиадуком опять направо. Есть там одна улочка, в районе стадиона, где и велосипедисту тесно будет. Там они и застрянут. Там же и хлопнем их, дерьмоедов. По Свободному гони прямо, скоро будет поворот направо, я предупрежу.

Гончая: - Oh no, this is a road to hell, - под аккомпанемент пулеметной очереди пропела Анастасия, на хорошей скорости обойдя испуганно шарахнувшуюся к обочине фуру. – Люблю, знаешь ли, когда мужчина берёт инициативу в свои руки. Командуй дальше, мне нравится. Последние два часа пребывания Гончей в Красноярске оказались несколько перенасыщены событиями, и она как-то не выкроила минутку заглянуть под капот Гошиной «Нивы». Поэтому теперь её сжигало любопытство – какое же это адское двигло бывший Инквизитор умудрился туда запихнуть, что автомобиль держал скорость в сто шестьдесят километров в час с лёгкостью и непринужденностью гоночного болида. При этом ресурс для дальнейшего разгона еще явно оставался, но Гончая опасалась выжимать больше на незнакомой дороге. Впрочем, надежде попросту стряхнуть с хвоста обнаглевшие «хаммеры» всё равно не суждено было сбыться: несмотря на свои габариты и вопиющую массивность, они не только не думали отставать, но даже постепенно сокращали дистанцию, попеременно поливая «Ниву» огнём. Видимо, тоже катались не на бензине, ой, не на бензине… Патронов неизвестные преследователи не жалели – правда, попасть в неожиданно вёрткую «Ниву», которую Анастасия бросала из стороны в сторону (Вадиму, ввиду сломанных рёбер, эти резкие манёвры доставляли особое удовольствие), оказалось не самой простой задачей. Тем не менее, заднее стекло уже покрылось густой сетью трещин, и понятно было, что долго оно не продержится. С печальным звуком «бздынь!» разлетелись оба зеркала. Потом длинная пулемётная очередь случайно воткнулась в двигавшийся по встречной полосе скромный «Форд Фокус». Гончая успела ясно разглядеть, как дергается прошиваемое пулями тело водителя – молодой девушки, в недобрый час решившей покататься на машинке. Потеряв управление, «Форд» скатился с дороги и хрустко врезался в столб. - Что ж они, суки, делают! - зарычала волчица. В глазах её заплясали стремительно разгорающиеся красные огоньки. – Ну, погодите, твари… Вадим, далеко ещё до твоего поворота?

Берс: -Вертай,- рявкнул он в последний момент и скорчился от боли, когда машину резко дернуло. Какой русский не любит быстрой езды и свиста пуль? Русский со сломанными ребрами, очевидно. Машина почти вошла левыми колесами в обочину, в последний момент выправившись. Преследователи не были излишне чистоплотными и плотно поливали сталью несчастное детище русского автопрома с адским "пехлом", вставленным гениальным водителем кавказской национальности. "Лишь бы кишки не попротыкало.."- меланхолично подумалось Вадиму на очередном ухабе. -Еще раз направо, прямо, направо... Как-то неправильно едем.. Ни одного поворота налево..- умудряясь шутить в таких обстоятельствах, господин Крушайко все же морщился. Он дернул за ручник.- Прыгаем!- и, открыв дверь, покинул едва не сгоревший в атмосфере болид. "Хаммеры", не являясь столь маневренными из-за своих габаритов, чуть подотстали. должны были появиться с секунды на секунду. После прыжка у наемника в глазах побелело, но свой родной "хеклер" с накрученным уже глушителем он не бросил. Оставалось лишь занять высоту в виде небольшого бугорка на детской площадке. Появился "Хаммер". Пока что один. И ехал он уже километров двадцать в час, не больше. По всей видимости ожидал, когда по нему начнут палить. Наивное ожидание.

Гончая: «Хаммер» полз медленно, обшаривая узенькую дорогу беспощадным светом ксеноновых фар. Пулемётчик, настороженным сусликом торчащий из люка, бдительно вертел стволом своей адской машины по широкой дуге. Короткая очередь ударила по неподвижной «Ниве», которая при торможении развернулась бортом к упитанному изделию американского автопрома и теперь напрочь перекрывала ему путь. Впрочем, распахнутые настежь двери довольно ясно давали понять, что седоки благополучно покинули машину. - Какого хрена всё это значит? – недовольно осведомился коротенький человечек с оплывшим брюзгливым лицом, расположившийся на заднем сиденьи «Хаммера». – Куда они, к дьяволу, подевались? Словно в ответ на этот вопрос откуда-то слева, из кромешной темноты, взметнулась в воздух косматая четвероногая зверюга невероятного размера, приземлившаяся на капот американского автомонстра уже в образе мускулистой кудрявой брюнетки с переливающимися недобрым алым огнём глазами, в синих джинсах и чёрной коже. Пулемётчик и пикнуть не успел, как руки, силой способные поспорить с металлическими клещами, с негромким «хрусть!» свернули ему шею и выдернули смертно обмякшее тело из люка, будто морковку из грядки. В следующее же мгновение кулаки незваной гостьи прошли сквозь бронированное лобовое стекло, как пара раскалённых ножей лучшей золлингенской стали сквозь сливочное масло, и извлекли на свежий воздух водителя вместе с обитателем «штурманского» кресла. Сухой треск, ознаменовавший превращение двух черепов в смесь костяной крошки и кровоточащего фарша, прозвучал не громче стука шаров на бильярде. Прежде, чем обитатели заднего сиденья успели опомниться и хотя бы вскинуть свои претенциозные пистолеты-пулемёты Р-90, Стася уже спрыгнула с капота и растаяла в чернильной тьме. Коротышка благоразумно предпочёл остаться в салоне, тогда как его спутник выскочил наружу, грозно поводя своим причудливым оружием, больше похожим на фантастический бластер из голливудского боевика категории «Б».

Берс: -Ептваю,- только и смог выдать Вадим, глядя, как лобовое стекло, наверняка трехслойка, а может и больше, разлетелось вдребезги от удара кулаков. Из этого он сделал вывод, что по оборотням будет теперь палить, если придется, то исключительно из противотанковых ружей с приемлемой скорострельностью. Он даже не успел жахнуть со своей "пукалки". Вернее - не посчитал нужным, оборотниха сама неплохо развлекалась, а раненному нужен покой. Тем более он считал, что пока что выявлять свое местоположение - преждевременно. Не объявился еще второй "Хаммер". Типус, вылезший из своей драндулетины вполне себе нарывался на порцию стали. "Вот говнюк.. Будто напрашивается.. Ладно уж, держи.." Одиночный выстрел, тихий, как пук котенка, даже не потревожил установившуюся тишину. Глушитель прекрасно давит звук мелкокалиберного оружия. Правда недостаток в том, что вспышка все равно не поглощается. Как бы не попасться. Тем не менее, гаврик получил тот недостающий кусочек паззла в мозг, который бы подарил ему спокойствие и научил гулять в правильно компании, случись это на часик раньше. Но, к сожалению для любителя столь необычного оружия, пришлось добавлять массу столь необычным образом. Небольшой фонтанчик крови, мозга и обломков затылочной кости вылетел из затылка вместе с пулей. А второго "Хаммера" все не было. Поднявшись на ноги и сморщившись от боли в который уже раз, Крушайко сбежал с бугорка и уселся рядом с толстячком. -Потрещим, батя?- задал он риторический вопрос, суя ему в бочину свой буржуйский "татамат" дулом. Вернее, глушителем. В воздухе резко запахло адреналином. -Ну вот, такой дорогой салон, а воняет как из сральника...- поморщился презрительно наемник.

Гончая: От неожиданности толстячок позорно выронил свой пистолет-пулемёт, пополнив тем самым арсенал Вадима. Правая передняя дверь «Хаммера» распахнулась, и на «штурманском» месте утвердилась Анастасия. - Да уж, Вадим Бенедиктович, умеете Вы работать с людьми. Перефразируя Шекспира, «десятка слов не сказано у вас, а как уже знаком мне этот запах»… Послушайте, господин хороший, - обратилась она к толстяку, - я по вашей милости, между прочим, весь маникюр себе попортила! – Гончая сунула ему под нос изрезанные стеклом, обильно кровоточащие пальцы. Кожа с костяшек была содрана и висела лоскутьями. Спустя мгновение руки изменили форму и покрылись серой шерстью. На пленника уставились светящиеся жёлтые глаза – по-человечески умные, по-звериному хитрые. Эта трансформация подействовала на толстяка удивительным образом. Он вдруг перестал трястись, как студень, монументально затвердел жирным лицом, разом позабыв и про упёртый в бок «хеклер», и про обоссанные штаны, и облил Анастасию взглядом сперва морозно-презрительным, а потом пламенно-ненавидящим. - Замолчи, проклятая нелюдь! – выплюнул он. – Жалкая тварь! Недочеловек! Само твоё существование в высшей степени оскорбительно для настоящих белых людей! Ты и тебе подобные – вот корень зла, вот источник гнили, разъедающей Святую Русь! - У-у-у, как интересно, - вновь перекинувшись, протянула Стася. Большая часть порезов на её руках уже затянулись нежной розовой кожицей – в звериной фазе регенерация шла заметно быстрее. – Браво, поистине зажигательная речь. Для полноты картины не хватает только троекратно возгласить «Слава Руси!». То-то ваши незадачливые подручные были все сплошь лысые, ровно колено, и тупые, как валенки. Одно слово – «Зубы». Скажите, а это у вас, нациков, такая традиция, чтобы легионы истинных арийцев непременно возглявлял цирковой урод, которому до белокурой бестии как до Энска лобстером? И потом - вы же, расово правильные, все сплошь голожопцы, у вас же вечно в обрез на прокисшее пиво, так за чьи денежки такие затейливые тачилы и пафосные пушки? - Не оскудела земля русская настоящими патриотами, радеющими о благе Отечества, - высокомерно сообщил толстяк. - Ой-вей! - сделала большие глаза Анастасия. - Вот я себе не знала, что среди олигархов есть таки настоящие гусские патгиоты! Вы, часом, не на РУСАЛовские ли шекели гуляете? - Это гнусные инсинуации! - немедленно взъярился пленник, воспылав праведным гневом. Как на вкус волчицы - так даже чересчур праведным. Что-то было в его кипучем негодовании от нарочитой отчётливости водяных знаков на фальшивой купюре. - Жидоолигархи-кровопийцы не имеют никакого отношения к нашему движению! Нелепая клевета, наговоры и измышления грязных нелюдей! - Ага, - кивнула Гончая. - А машинки и автоматы вам подарил на двадцатое апреля лично святой Адольф. Ну да. Конечно.

Берс: Начавшая брызгать слюной сарделька в дорогой кожурке не доставила приятных эмоций Вадиму. -Гражданка Анастасия излишне лояльно к тебе относится, господин Порась,- мрачно завершил он бессмысленную перепалку волчицы и предводителя скинов.- У меня нет настроения разводить дискуссии и играть в имена,- он упер в голову толстяка "хеклер", оснащенный глушителем.- Сыграем в "верю-не верю"?- вопрос был явно риторический.- Правила просты. Я играю детектор лжи, ты - допрашиваемый. Если я три раза тебе не поверю, мой палец случайно нажмет курок. Схватив левой рукой запястье неизвестного вождя бритоголовых, Вадим глянул в поросячьи глазки, которые были черными от страха - так зрачки расширились. Тут не было шанса, как в "Русской рулетке", когда в барабане недостает хотя бы одного патрона, в худшем случае. Автоматические винтовки давали лишь призрачный шанс на осечку. Но станет ли опытный боец доверять свою жизнь ненадежному оружию? Поэтому даже этот призрак надежды стремительно таял. -Вот тебе три вопроса,- начал допрос Крушайко.- Кто тебя спонсирует? Кто дезинформировал координаторов в Комитете? И кто из Комитета дает вам информацию о местонахождении нежелательных персон? Времени на полный ответ тебе минута, рука у меня устает. И толстяк начал говорить. Быстро, торопливо, сбиваясь на ненужные подробности, которые лишь косвенно относились к делу. Своя толстая жопа была всегда важнее для подобных типусов, нежели высокие идеалы. Когда Андрей Викторович Потапов, собственно так звали толстяка, завершил повествование, длившееся пятьдесят восемь секунд, ни одного предупреждения ему не было сделано Вадимом. Он говорил чистейшую, незамутненную и тенью недомолвок и полуправд, истину. Воистину интереснейшие вещи он рассказывал. -Кто натравил тебя на нас? -Не знаю! -Раз... -Это... Это этот козлобородый тощий очкарик! -Фамилию! -Шпашский или как его.. -Два... -Шайский! Шайский его звали!- истерично завизжал толстяк, закрывая глаза. Воняло кислым потом, дерьмом и мочой. Знали бы ребята, что салон "Хаммера" будет так угажен, не дали бы засранцу на него денег. -Кто выставил снайпера. -Н-не знаю.. Заднее стекло забрызгало чем-то противно-красным. Из глушителя пошел дымок. -Три..- спокойно произнес стрелок, не промахнувшийся в упор.- Нихрена это не РУСАЛ. Завод ферросплавов спонсировал этих уродов. Шайский... Шайский.. Знакомая фамилия, вспомнить не могу, кто это,- он глянул на Гончую.

Гончая: Как любят выражаться популярные авторы захватывающих детективов в мягких ярких обложках, «хеклер» хлопнул не громче, чем откупоренная бутылка шампанского. Недофюрер дернул ножкой и перестал быть. К уже витающим в салоне джипа специфическим ароматам добавился густой запах свежей крови, но Анастасия, поглощенная собственными мыслями, даже носом не покрутила. …Шайский. Значит, Шайский. Господин профессор. Ох, как же ты, нелюдь очкастая, меня подкузьмил. Ты ведь мне, можно сказать, даже и не соврал, чистую правду рассказал – только не всю. О собственной маловнятной, но явно зловещей роли в том кровавом бедламе, что вокруг творится, ты, разумеется, скромно умолчал. И про дружбу свою трогательную с Комитетом и «Зубами» тоже ни словечком не обмолвился. Зато, наверно, с каким удовольствием глядел, как я кинулась по указанному тобой следу – как раз по заранее разложенным твоими же руками граблям. Ни в сказке сказать, ни пером описать, как же хочется добраться до тебя, мразь, и не зубами грызть – пальцами медленно, с оттяжечкой рвать на куски, на маленькие такие кусочки, малюсенькие, микроскопические, чтобы ты ни в коем случае не подох раньше времени… Тут Анастасия почувствовала взгляд Вадима, заставивший её вернуться в дурно пахнущую – во всех смыслах – реальность. - Извини? А, да, профессор Шайский… На него меня навёл какой-то неизвестный плюгавенький дядечка ещё в Липецке. Сунул записку с адресом и растворился в толпе. Шайский - нелюдь. Преподаёт в педвузе на вечернем отделении. Я с ним встречалась вчера вечером, поговорила, ну и вышибла пару зубов… Кстати, именно от Шайского я узнала и о скинхэдах, и о щедрых металлургах, которые их подкармливают. Хоршо бы разыскать почтенного профессора и поговорить с ним… в сходном стиле, - Гончая кивнула на вонючий кусок сала, развалившийся на сиденье рядом с Крушайко. – Вот только где искать? Адреса Шайского я не знаю, ты, подозреваю, тоже, да и в педвузе его подкарауливать, думаю, бессмысленно. Он, ясное дело, мерзавец, но вовсе не дурак, и наверняка пришипится, как только узнает, что мы сотворили с его мальчиками на побегушках. Неожиданно Стася вспомнила про ноутбук в рюкзаке и волшебную флэшку в кармане. Отчего бы не воспользоваться плодами высоких технологий для поиска Шайского? Но ладно, это – уже потом. Сначала надо бы убраться отсюда как можно тише и как можно дальше.

Берс: А вот Вадима на данный конкретный момент волновало отсутствие второго "Хаммера". Очень даже волновало. Но его все не было. Закралась мысль, что за рулем сидел малоопытный в агрессивном стритрейсинге водитель. Может вкепался куда. А может и какой-нибудь старикан, у которого внезапно прихватило сердце. Мало ли. Но в любом случае чудо американского автопрома исчезло бесследно и не появлялось, что радовало. Что не могло не радовать. -Почему я никогда не любил преподов?- задумчиво спросил сам у себя вслух наемник.- Вот и этот гаврик подтверждает это правило. Вадим вылез из машины и поперся к "Ниве". Он помнил, что ножичек его, к слову, из дамасской стали лежал на заднем сидении оранжевого монстра. А он, ножичек, был дорог господину Крушайко как память. Ну и не только. В окнах двух домов, что невольно стали частью ландшафта импровизированного поля сражения, свет, как ни странно, не горел. Да и чего же тут удивительного? Простые обыватели здраво рассуждали, что лучше уж пропустить фейерверк, но иметь возможность дожить до старости, чем совершенно случайным образом свой кусочек счастья в виде маленького кусочка науглероженного железа. -Придется пешком выбираться. Машинки слишком палевные,- негромко проговорил Вадим, ощупывая ребра и морщась от резкой боли. Он достал нож из "Нивы" и пришпандорил туда, где он и должен по идее болтаться. -Пойдем, надо хоть кофе попить, а то после этих погонь и полетов аж спать захотелось.

Гончая: - Пойдём, - согласилась Гончая. – О, ты и мой рюкзак прихватил? Спасибо. Показывай дорогу, а то я ведь понаехала тут, понятия не имею, где у вас кофей наливают. И руку давай… давай-давай, не ломайся, как девственница, а то внешность у тебя что-то слишком бледная. Рёбра, да? Паршивый, видно, из меня спасательный батут. Жестковатый. Мы – влюблённая парочка на поздней… хотя теперь уже, скорее, ранней романтической прогулке. Держи меня за талию. Я сказала – за талию! А это, чтоб ты знал, – не талия, это - задница. Выше руку. Еще выше. Вот так. Жалко «Ниву» бросать, но что ж поделать… Минут через десять после того, как Анастасия и Вадим скрылись в темноте, корму «Хаммера» и разбросанные вокруг машины неподвижные тела осветили маленькие ксеноновые солнца. Второе чудо-изделие американского автопрома беззвучно затормозило метрах в десяти от места побоища. Хлопнули дверцы. Четыре фигуры – все как на подбор высокие, подтянутые, в чёрной униформе, неуловимо ассоциирующейся с Третьим Рейхом, с плазмобоями и лазерными винтовками в руках, - осторожно приблизились к «Хаммеру». - Готовы, госпожа Зубченко, - с лёгким немецким акцентом отрапортовал один из боевиков, наскоро осмотрев салон машины и валяющиеся на асфальте трупы. – Все перебиты. И Потапов тоже. Застрелен в упор, видимо, его перед смертью допрашивали. - Расходный материал, - со смешком ответил мягкий женский голос. Под «Сферой» полыхнули белыми искорками нелюдские глаза. – Мясо. Пустой перевод денег. Я всегда говорила Альберту, что он зря их прикармливает. Они не оправдывают и того пива, которое выдувают. - Трое, похоже, убиты оборотнем, - уточнил боевик. – Лобовое стекло разбито, на нём остались следы крови… - Крови? – Нелюдь подошла к «Хаммеру», провела ладонью по крошкам стекла, усеявшим капот, и медленно облизала пальцы. Взгляд, в котором горел белоснежный огонь, взметнулся к небу. - Ста-ася… - протянула госпожа Зубченко. – Ну, конечно. Какому бы ещё оборотню старый хрен Зонненменьш и его верная Наденька могли доверить такое деликатное дело? Ха. Игра приобретает остроту… Тарас! – обратилась она к одному из бойцов, рассеянно опустившему лазерную винтовку и любующемуся нехитрым пейзажем. – Ты их можешь нащупать? - Да пара пустых, пани Оксана, - отозвался тот густым басом. – Во-он они, тамотко! – Он махнул рукой. – Метров двести пятьдесят всего до них и будет, не больше. - Пре-вос-ход-но, - прошипела нелюдь, улыбаясь. В темноте сверкнули игольчатые клыки. – Гельмут! - Фаши прикасы, фройляйн щтандартенфюрер? – вытянулся третий боевик, произведя каблуками звук, полный чинопочитания и исполнительности. - Следуем за ними. Не спеша и по-тихому. Тарас, не теряй контакта. Отто, поведёшь машину. Вперёд!

Берс: -Да видишь ли в чем дело... Какой же идиот из нынешних влюбленных парочек,- последние два слова он сказал с явным сарказмом,- будет держаться за талию, если есть за что схватиться ниже? Да и странно видеть, согласись, двоих гуляющих, измазанных в кетчупе.. Хотя с нынешней модой на эксгибиционизм, или как его там, я, право, скоро не стану удивляться даже если увижу трех голых женщин преклонного возраста в ошейниках, выгуливаемых каким-нибудь шкетом лет шестнадцати. Давай, заворачивай налево, хоть в пруду умыться, а то как главный "герой" из идиотского фильма про помидоров-убийц хожу по улице. Вадим не мог заметить установленной слежки, поэтому с чувством полной безопасности спустился к пруду и стал умываться, периодически тихо выкидывая заковыристые идиоматические выражения, что называются на других языках непереводимой игрой слов. Громко фыркая, Крушайко умыл лицо и принялся за китель спецодежды. Замечательная ткань, которая не пропускала меж волокон грязь и иные микро- и не очень частицы, легко отмывалась в мутной водой из водоема. Наемника не смущало наличие мусора, плавающего на берегу, водоросли и прочие радости застоявшихся водоемов. Он знал, что в этом пруду плавают утки, значит в воде нет никаких излишков химикатов или еще какой дряни. -Это у тебя так в желудке урчит?- обернувшись к мазели, спросил вояка. Отголоски работающего дизельного двигателя монстра американского автопрома, пожирающего почти пол-литра на километр расстояния все же докатывались до слуха раненного человека.- Или у меня уже глюки? Вроде ниче такого не колол себе.. Только обезболивающего.. Тем временем далеко от Красноярска кое-кто из тех, что не продался корыстолюбивым политиканам и революционерам внутри Комитета по делам нечеловечества долго изучал снимки, сделанные спутником в спальном районе Красноярска. Да, с задержкой в пять минут. Да, размытые. Но достаточно было взглянуть на серию снимков, чтобы понять, что дело набирает обороты. Человек взял дешевый с виду мобильник с затертым лейблом фирмы производителя и набрал на нем один из номеров, забитых в память. -Алло,- прозвучал в кабинете мягкий баритон владельца телефона.- Да, я хочу знать, что, прах вас побери, там происходит. Почему операция, которая должна была пройти тихо вдруг стала достоянием слухов и сплетен, которые будут распространены завтра в газетах!? Меня не интересуют ваши отговорки.. Помолчите пять секунд. Где группа Крушайко? Что значит разбита? Я, мать вашу, на клоуна похож? Кто, в душу вас пердолить, отдал приказ? Что значит неизвестно? Пять минут жду рапорта. Если не будет, пеняйте на себя. И человек сбросил вызов. -Совсем распоясались в провинции, дармоеды..- устало произнес он. Дело обстояло гораздо серьезнее, чем представлялось сначала.

Гончая: Анастасия плескаться в сомнительной чистоты водичке не стала: перекинувшись, она просто хорошенько вылизала шерсть, в которую превратилась замаранная кровью одежда. Кстати, попутно и продезинфицировала те ссадины и порезы, что ещё не до конца затянулись. Откуда-то издалека доносился истерический визг полицейских сирен. Да уж, сочувственно подумала Гончая, сейчас все ребята в серой форме без различия чинов и званий наверняка поминают меня самыми чёрными словами. Как-никак, лихие девяностые канули в прошлое, эпоха повальных облав на нелюдей тоже позади, - в общем, далеко не каждую ночь на улицах взрывают автомобили, напропалую садят из пулемётов и отрывают людям головы. Городское начальство будет, конечно, в полном восторге, да и федеральное тоже обрадуется. Не говоря уж о Комитете, чья тайная операция как-то слишком быстро обернулась открытой бойней. Зато для репортёров нынче просто майский день, именины сердца. У Гошиного дома, поди, уже не протолкнуться от разнообразных «Дорожных патрулей», «Чрезвычайных происшествий» и «Криминальных новостей». Свежатина: обезглавленные трупы, кишки на стенах и мозги на потолке. Зритель такое любит. Рокот могучего дизельного двигателя заставил волчицу насторожиться. - Это не глюки, - прошептала она, всматриваясь в темноту. – Не наш ли потеряшка-американец, наконец, объявился? Ну, знаешь, такой толстый и чёрный, как положено настоящему обитателю Штатов? - Глуши мотор! – приказала вампиресса. – Эта штука ревёт, что твой «Фердинанд». Так мы всю добычу распугаем. - Фройляйн штандартенфюрер, а вы не думайт, что мы следует запросить подкреплений от герр Мерзай… - тут Гельмут булькнул и замолк, потому что железные пальцы Оксаны ухватили его пониже пояса. - Надо же, - процедила она. – Вроде бы всё на месте. А я уж подумала, что вы забыли свои яйца в Аргентине, оберштурмфюрер. - Н… найн, фройляйн-н… - просипел несчастный Гельмут. - Тогда берите винтовку и вперёд! Тарас, тебя это тоже касается! Отто, пойдёте со мной в авангарде. И пошевеливайтесь, майне херрен! На вашем месте я бы очень постаралась не разочаровать господина Мерзайцева. Альберт, знаете ли, органически не способен прощать провалы.

Берс: -Никогда не любил американцев...- буркнул наемник, натягивая китель и морщась от торопливых движений.- Если в "Хаммере" люди, то разобраться не составит труда, а вот если нет.. Придется попотеть. Хотя Вадиму казалось, что за эту ночь он уже напотелся. Потеть вообще, по его мнению, стоило лишь в теплой кроватке в обнимку с кем-нибудь из противоположного пола. А на работе нужно не потеть, а четко выполнять то, что требуется. А вот когда непонятно, что требуется, и выполнять это четко становится в разы сложнее. Радовало одно - там не было оборотней, иначе парочка волков или других зверьков давно бы уже переползла в их стан и начала бы вершить кровавую расправу. Один на один с оборотнем можно биться, если ты здоров и в руке у тебя есть хотя бы серебряная вилка. Серебряной вилки у Вадима не было. Не говоря о ноже. Поэтому хотелось верить в наличие отсутствия оборотней в оппозиционной группе. Что печально, Крушайко не взял с собой на задание очки ночного видения. Вот зачем они были бы нужны, если захват цели подразумевался в квартире? Предусмотрительность и рационализм порой играли злые шутки. -Я ща спрячусь в тех зарослях,- он указал на скопление ив в пяти метрах у себя за спиной.- На пруд они зайдут в любом случае - кровью фонит, как хрен знает чем. Это если нелюди. Если люди - проедут мимо. Или пройдут. И Вадим быстро исчез в зарослях. Если бы Гончая не знала, что он туда залез, кроме запаха крови, исходящего от повязок, ничего бы не сказало об этом. Даже ветки не шевелились и листья не шелестели.

Гончая: - Как предсказуемо! – фыркнула Анастасия, оставшись в гордом одиночестве на берегу прудика. – Сдриснуть в кусты – это очень по-мужски… …Разрезавшее ночную тишину комариное пение включённых на полную катушку плазмобоев заставило Гончую сделать три красивых сальто подряд. Два маленьких кусочка солнца прошли в каких-то сантиметрах от её головы и врезались в воду, подняв тучу густого пара, на фоне которой особенно эффектно смотрелись алые и лиловые лучи внезапно засверкавших тактических лазеров. Вытянув в прыжке из-за пазухи трофей - курносый Р-90, - волчица разрядила его в одну из двух сияющих нестерпимым огнём точек, вспыхнувших между тёмными громадами спящих домов. Со стороны берег пруда сейчас напоминал танцпол ночного клуба – клочья белёсого тумана, яркие вспышки кислотных расцветок и выписывающая кренделя go-go-girl в сплетениях лазерных лучей – с тем лишь отличием, что эти лучи имели мегаджоулевую мощность. Приземлившись после особенно замысловатого пируэта, Анастасия втянула воздух – и внезапно почуяла такой знакомый запах, холодный, несвежий, отдающий мертвечиной и застоявшейся кровью. Запах вампира, точнее – вампирессы, Оксаны Зубченко, любимицы Адольфа Гитлера, исчезнувшей при невыясненных обстоятельствах весной сорок пятого при штурме Берлина. В первое мгновение волчица даже не поверила собственному обонянию. Неужели после стольких лет предательница вернулась? Размышлять, впрочем, было некогда. Бледные точки лазерных прицелов заплясали на листве кустов, в которых скрылся Вадим – как им удалось его вычислить? Не иначе, в команде боевиков имелся паранормалик. Анастасия перекинулась и очертя голову бросилась вперёд, в темноту, сбивая прицел снайперам, уклоняясь от лазерных лучей и следуя за тонкой нитью неживого вампирского аромата. - Снайперы! Не прекращать огонь! - скомандовала Оксана. Краем глаза она заметила, как Отто выронил плазменную пушку и ничком опрокинулся на асфальт - проклятая Стася славилась искусным обращением с оружием ещё в "Новом человеке". Ситуация поворачивалась неожиданной стороной - жертвы не на шутку показывали охотникам зубы. В повестку дня назойливо лез вопрос о спрямлении линии фронта путём отступления на заранее подготовленные позиции. Выпустив два заряда из плазмобоя, вампиресса сорвалась с места и метнулась к застывшей в предрассветной темноте металлической глыбе "Хаммера", предоставив своим подчинённым спознаться с яростью атакующего оборотня.

Берс: На самом деле, Вадим сдриснул в кусты с определенной целью. При этом он рассчитывал, что госпожа оборотниха не будет столь беспечной и даст все же возможность сообразить нормальную засаду, на некоторое время ретировавшись с поля боя. Но, как известно. женская логика, отточенная годами - это взрыв непредсказуемости и особый коктейль из... Да хрен его знает, из чего, но чего-то такого.. Слов даже не подобрать. -Как ребенок.. Обычно лисы на норах пляшут, чтоб мышей выгонять, а тут клубняк прямо какой-то... Однако потом стало не до шуток. -Отвлекающий маневр...- на сей раз нива взорвалась так, будто в ней было триста килограмм пресловутого тротила. Может какое-то специальное топливо или энергоблок вместо аккумулятора? Как знать. Этого вполне хватило для того, чтобы с чувством собственного достоинства, выполненного долга и еще каких-то там чувств быриком срулить с позиции, назначенной первоначально стрелковой. План меняется в ходе сражения в соответствии с обстоятельствами. В глазах побелело, когда он бежал, согнувшись и собирал ребрами все ветки. Ребра, к слову, стали ну просто сверхчувствительными. -Как только все закончится, сразу же рвану на Мин. Воды...- бормотал он, выбираясь на дорогу. Лазерные лучи били кучно. Искры плазмы оставляли шлейф за собой. "Далековато.. Но попробуем." Быстрые одиночные выстрелы разрезали воздух пулями и одна из них даже застряла в глазу у товарища с немецким акцентом. Не отрываясь от прицела наемник короткими перебежками и замысловатыми зигзагами приближался к стрелкам, поливая точечными ударами, которые зачастую и не достигали цели, но насторожиться заставляли.

Гончая: Грохнуло, что называется, на совесть. Как только окрестные дома устояли. Упругая воздушная волна ударила Анастасию по ушам. Нападающие явно занервничали, лучи лазеров стали бить заметно реже и гораздо менее кучно. Прощальный привет от "Нивы" явно пришёлся боевикам не по нраву, как и бодро затарахтевший "хеклер" Вадима. Стася принялась перебирать лапами вдвое быстрее, стремясь добраться до Оксаны. Конечно, слюна вампира - смертельный яд для оборотня, вот только в планы волчицы отнюдь не входило подставляться под укусы. Гельмут как-то театрально взмахнул руками, уронил лазерную винтовку, схватился за лицо и рухнул, поймав стреловидный подарочек от Вадима. - Тарас, отходим! – бросила Оксана. Паранормальный потомок бойцов УПА отреагировал с похвальной резвостью, прекратив пальбу и сиганувши на заднее сиденье автомобиля. Изделие заокеанского автопрома взревело, шустро сдавая назад по узкой улочке. Ксеноновые лучи беспощадно ударили в глаза выскочившей из темноты волчице. «Хаммер» резко развернулся, и Гончая, попытавшаяся в прыжке вцепиться когтями в гладкую поверхность капота, сорвалась и улетела на обочину. Чёрная машина наддала и скрылась в предрассветных сумерках. Анастасия вновь обрела человеческий облик и выпрямилась, глядя на тающие алые огоньки «Хаммера». Оксана. Тварь. Блондинка-кудряшка. Предательница. Фройляйн штандартенфюрер. Вот уж с кем волчица не ожидала встретиться в Красноярске. Впрочем, если вампиресса играет роль загадочного "Х" или не менее таинственного "Y" в сложном уравнении кровопролития, которое разразилось в Красноярске сегодня ночью, то это многое объясняет. Подобрав наполовину разряженный плазмобой покойного Отто, Стася побрела назад, к пруду. - Вадим? Вылезай из кустов, айда кофей пить. В ближайшее время они не сунутся. Но как всё интересно складывается-то...

Берс: -Сама залазь в кусты, вот еще..- проговорил Вадим, уже с полминуты как стоявший на дороге и разглядывающий свой автомат. Затем он перевел взгляд карих глаз на плазмобой.- Нелюди. Люди без оптики так долбить не смогут, будь они хоть трижды гениями тактического огня и четырежды снайперами. Кучность и меткость стрелков поражала воображение - с трехсот метров всаживать заряды так близко с головой в темноте было нереально. Нереально для человека, не оснащенного плодами цивилизации в виде увеличительных приборов и приборов ночного видения. То, что он сам столь метко зарядил немцу в глаз с двухсот шагов было, мягко говоря, охренительным везением. К слову, он бы считал, что плазмобой наполовину все же наполнен, нежели наполовину пуст. -А теперь покатай меня, большая черепаха,- заявил он после проверки боекомплекта. Два магазина и пять патронов в том, что сейчас в автомате. Негусто. Но и не жидко.- Пойдем, эти педики так просто не отстанут, полагаю я. А кофей стынет уже. Вдруг зазвонил телефон в вадимовской куртке. Мегафоновский экстримальный, который в режиме бездействия держится до 450 часов, водонепроницаемый, ударопрочный и со множеством полезных функций. -Напрямую звонят.. Вот уж не подумал бы. Номер определился. Более того, этот номер был в списке контактов. -Да, мистер Джонс. Да. Да. Так вышло. Дезинформация,- коротко отвечал он на вопросы, задаваемые невидимым собеседником.- Да, здесь. Ну.. Можно и так сказать. Почти. Хорошо, сейчас передам. Крушайко протянул средство связи Гончей. -Мистер Джонс хочет переговорить с тобой. На другом же конце провода, в далеком отсюда Вильнюсе тот самый обладатель баритона стал ждал, пока Анастасия возьмет трубку у наемника. -Госпожа Волкова, это Сэмуэл Джонс. Я занимаюсь делом по Красноярску,- на чистом русском произнес англичанин.- Расскажите из первых, как сказать, рук, что там происходит.



полная версия страницы