Форум » Фронтовые сводки » Русская рулетка » Ответить

Русская рулетка

Nail Buster: Место действия: город Красноярск, Сибирь. Время действия: Сентябрь 2012 года Мастер: Берс Персонаж: Гончая Сюжет: Сибирь всегда славилась своими богатствами и морозами. Долгое время в Москве считали, что в Сибири каждый держит при себе пляшущих медведей. Сибярякам это кажется глупостью, а вот западно-русской части – вполне себе мнение. Но дело вовсе не в медведях. Дело в том, что по достоверным данным из третьих рук Комитету, да, который по делам человечества, становится ведомо, что в восточной части России назревает конфликт между нелюдями и людьми, как в старые, сомнительной доброты, времена. Кто-то мутит воду, вербуя в ряды противников установившегося порядка все новых и новых особей. При этом люди, пришедшие на смену АС явственно чувствуют, что земля уходит из-под ног… На очередном совещании принято решение найти и обезвредить источник волнений, пока вооруженные стычки не превратились глобальную бойню по всему миру. Тем более, что просочилась еще и информация, будто некоторые магнаты, личность их до поры не установлена, очень активно спонсируют этот конфликт. А еще известно, что за головы верхушки Комитета уже назначают цену. Притом столь серьезную, что даже люди, бывшие аэсовцы, всерьез подумывают о попытке их заработать. Маленький отряд всегда справлялся эффективнее на данной ниве. Оборотниху Анастасию отправляют в сибирскую глушь со вполне ясными целями и неясными способами. Кардинальные меры не приветствуются, но Комитет готов пожертвовать частью репутации ради спасения своих драгоценных голов и задниц.

Ответов - 119, стр: 1 2 3 4 5 6 All

Гончая: Анастасии очень захотелось поинтересоваться у обладателя роскошного начальственного баритона, как же это так выходит – делом занимается ОН, а рёбра ломаем и ожоги получаем МЫ, - но она вовремя прикусила язык. Обстановка как-то не располагала к выяснению отношений, да и вообще ссориться оборотню с высокопоставленным, судя по всему, представителем Комитета, способным выписать любому нелюдю путёвку в оздоровительный концлагерь, – не самая лучшая идея. Комитетчики наверняка согласятся замять по своим каналам дело об убийстве скинхедов и их предводителя, а про Оксаниных нелюдей и вовсе не вспомнят, но вот насчёт группы Крушайко могут возникнуть весьма неприятные вопросы. Как ни крути, а неспровоцированное нападение на сотрудников Комитета, хотя бы и на вольном найме, остаётся нападением на сотрудников Комитета безотносительно к тому, знала ли ты, что творишь, или ведать не ведала. В хорошенькую же историю втравила её подружка Надежда, что тут ещё скажешь… - Доброе утро, мистер Джонс, - сказала Гончая. – Если оно действительно доброе, в чём, говоря по правде, хватает поводов усомниться. О том, что кто-то по каналам местного отделения Комитета навёл на меня группу Крушайко, Вы, конечно, уже знаете. Как и о том, чем кончилось дело. Мне очень жаль, что так вышло. Мой первый контакт – Георгий, фамилии не знаю, бывший Инквизитор, - убит, застрелен неизвестным снайпером. Профессор Шайский, которого Комитет нанял меня инструктировать, как оказалось, связан с группировкой скинхедов «Зубы» - в этом признался сам предводитель банды господин Потапов, когда мы отбились от его людей. По его же словам, «Зубы» финансирует владелец местного завода ферросплавов, некто Альберт Мерзайцев, если я правильно запомнила. Увы, но затем господин Потапов повёл себя…гм… неконструктивно. С печальными для него последствиями. - И ещё одно, - продолжала Стася. - Только что на нас напала группа нелюдей во главе с Оксаной Зубченко, истинным вампиром. Я с ней знакома еще с тридцатых годов. Штандартенфюрер СС, нацистская преступница, заочно приговорена к смертной казни. Специалист по части тайных убийств. Не знаю, есть ли записи о ней в архивах Комитета – после Второй Мировой она исчезла с радаров. Похоже, Оксана тоже работает на Мерзайцева. Подозреваю, что снайпер, застреливший Георгия, был из её же компании. Оружие у них самое современное – тяжёлая плазма, лазерные винтовки… а у нас – наполовину разряженный трофейный плазмобой, один автомат на двоих и мои зубы, - щедро подпустила Гончая чёрного цвета в обрисовываемую картину мира. – Вадиму, кстати, очень не помешала бы врачебная помощь. Ах да, и ещё нас сейчас ловит вся полиция Красноярска. В общем, тайная операция удалась на славу. В это же самое время вампиресса, сидящая за баранкой «Хаммера», тоже отвечала на телефонный звонок. - Да, Альберт? – щебетала она в трубку нарочито блондинистым голоском. – Нет, им удалось уйти. Ну, пожалуйста, не сердись, лапочка моя! Это просто маленькая глупая неприятность, которая абсолютно ничего не значит. Ты же у меня самый умный на свете, Альбертик, твоим чудесным планам ничто не может навредить! Но послушай, милый, мне не помешало бы подкрепление. Пусть Шайский ставит под ружьё своих бритоголовых оболтусов. Они, конечно, сплошь болваны стоеросовые, зато их много. Пора начинать. У нас ведь достаточно оружия? О, меня всегда восхищала твоя предусмотрительность! Только заклинаю, будь осторожен с этим скользким типом из Комитета, ему нельзя доверять… Да-да, я уже еду к тебе, любимый! Вся вот прямо горю от нетерпения, целую сто раз! - Идиот слюнявый, - добавила Оксана, нажав клавишу «отбой». – Кролик. Одна случка на уме. - Ото ж я и удивляюсь, пани Оксана, як вы его терпите? – пробасил Тарас. - С большим трудом, - призналась вампиресса. – Хотя сказочная глупость и самоуверенность Альберта Францевича отчасти даже забавны. Папенька его был сильно поумнее, потому и пришлось от него избавиться. Впрочем, нашего недоделанного властелина всея Красноярского края ждёт такая же судьба, когда придёт моё... то есть наше время. А пока давай-ка займёмся одной слишком настырной и везучей волчицей. Оксана натыкала номер и бросила в трубку: - Серый? Хриплый мужской голос, больше похожий на рычание, осведомился: - Чего тебе надо, кр-р-ровопийца? Ты в кур-р-рсе, котор-р-рый час? - Придержи язык, ты, шавка подзаборная! – ядовито зашипела блондинка. – По твоей территории со вчерашнего вечера шляется заезжая самка оборотня, а вы чем занимаетесь? Под хвостами выкусываете? Или яйца себе полируете? - Слушай, ты, фр-р-ройляйн! - Ну-ка, быстро подняли свои волосатые задницы! – рявкнула Оксана. - Чтобы бегом мне нашли и порвали эту суку! В клочья! И того мужика, что с ней – тоже, за компанию! Форвертс, майне камераден, пошевеливайтесь, блохастые!

Берс: -Твою мать!- достаточно громко ругнулся голос на том конце. Явственно послышался звон разбитой посуды.- Прошу прощения за несдержанность, госпожа Волкова. Ваша информация очень полезна. Если бы Стася не обладала таким тонким слухом, она бы не расслышала фразочку, брошенную через зажатый рукой микрофон "Провели тихую операцию, мать ее..". Вадим же в это время ковырялся с "хеклером" и осматривал окрестности того места, где они сейчас находились, на предмет посторонних личностей. -Передайте Вадиму, что действуем по плану "Б". Он поймет. И выдвигайтесь до "Ангара". Я попробую собрать вам оперативную группу и отвлечь внимание полиции. Еще раз спасибо за бесценные сведения. Вызов был сброшен. -Ну че он сказал?- меланхолично поинтересовался Крушайко.- Действуем по плану "Б"? Задрали эти уроды штабные со своими планами. Поясню, план "Б", мать его так, это "действуем по обстоятельствам",- гнусаво произнес он расшифровку кода.- Все. после этого дела получу деньги и выхожу на пенсию. Буду встречать старость в компании блондинок, брюнеток и рыжих где-нибудь в районе карибских островов. Буду себе жрать виски, экспериментировать с коктейлями и дурью. В общем, оторвусь перед смертью. Собственно, массивный дядя с навыками убийцы сложно представлялся в роли наркомана и алкаша, живущего в бунгало. Но у всех же может быть заветная мечта. -Пойдем в "Ангар",- на бойца напала необычайная словоохотливость. Ну еще бы! За один день повстречаться с оборотнихой, которая без видимых усилий и повреждений раскидала с десяток лучших бойцов из расформированного "Вымпела", развалив отряд, собиравшийся с таким трудом. Потом сломать ребра, быть едва ли не укушенным ею, что похуже смерти будет, пожалуй. После этого перебежать дорогу самой сильной стае скинов и магнатам металлургии. А напоследок еще и связаться с нелюдями.- Раз уж эти гаврики не торопятся предпринять что-нибудь и помочь нам, вскроем эту херню самостоятельно. Тут как раз недалеко. Километров десять для бешеного идиота не крюк..

Гончая: - Пойдём, - согласилась Анастасия, возвращая Крушайко телефон. – Обязательно пойдём. Но только после того, как ты обеспечишь мне чашку горячего кофе. А лучше две. И к ним обязательно ещё что-нибудь мучное, сладкое, вредное и вкусное. В противном случае я отказываюсь следовать твоим указаниям. И вообще утоплю тебя прямо вот в этом пруду. О, вот видишь, меня уже и на дурацкие шутки пробило. Это всё от голода. Закидывай руку мне на плечо. И оружие давай сюда, - Гончая дёрнула ещё одну «молнию» на своём чудо-рюкзачке, окончательно превратив его в ранец модели «мечта оккупанта», и сунула внутрь плазмобой и автомат, немотря на активные возражения Вадима. - Давай-давай, Аника-воин, не светить же пушками, когда у нас на хвосте вся полиция города. И пошли уже наконец кофей пить. За балагурством Гончей пряталось беспокойство. Они, конечно, отбились от Оксаны, но, честно говоря, им просто невероятно повезло - нелюди полезли практически напролом, переоценив свои силы. Второй раз на такую удачу рассчитывать нечего. Вампиресса всегда была умненькой тварью, и наверняка уже сейчас обдумывала какую-нибудь новую пакость. А если Стася права в своём предположении, что за Зубченко стоит тот самый Мерзайцев, точнее, его завод ферросплавов, то уж чего-чего, а возможностей по части устройства пакостей у фройляйн штандартерфюрера должно быть предостаточно. Серый вывалился на залитую предрассветной синенькой темнотой улицу в препоганейшем настроении. Последний стакан вчера вечером, как всегда, оказался лишним, а переспать похмелье эта зубастая стерва ему не дала. Ладно. Сейчас на ком-нибудь из своих отыграюсь, сердце сорву, подумал Серый, сжав пудовые кулачищи. Ох, не позавидую я этому "кому-то"! А не хрен потому что криво пялиться на нового вожака. Всё никак не забудут старого пердунка Игоря Николаевича, при котором и небо было, типа, выше, и трава забористее, и подшёрсток гуще, и блох меньше... и мы перед людишками на задних лапах скакали, как пудели цирковые, и мясные обрезки с рынка жрали. Никакого, мать его, понятия о нелюдской гордости! Хорошо хоть вовремя подвернулась эта фифа-блондинка. Капелька слюны, случайная царапина, анафилактический шок, ой-ай, спасите-помогите - и у руля встаёт новый вожак. Способный указать говорящей еде её настоящее место.

Берс: -Вот там и попьешь. А мучное-вкусненькое-вредненькое... Сухари, думаю, подойдут. Могу туда тебе транквилизатора насыпать, чтоб повреднее было,- не остался в долгу тяжело дышащий спецназовец. Это просто сказка какая-то. Не в самом добром расположении духа, опираясь на плечо оборотнихи, наемник поковылял в одному ему ведомом направлении. Рука, положенная на талию, постоянно соскальзывала чуть ниже, но белеющий от боли и бессилия Вадим с завидным упорством подтягивал ладонь обратно на талию. Внезапно ему стало смешно - могло показаться, что он гладит ее по спине. Так они прошли до неприметного здания какого-то торгового центра. Что может быть неприметнее, чем сверкающий неоном здоровый центр, задачей которого является толкать порой абсолютно бесполезные шмутки обывателям. Вот, например, за каким бананом может понадобиться подарочный набор ножей для сеппуку? Или серебряные палочки для еды? Это оставалось за гранью понимания Крушайко, тем не менее, он не пошел в главный зал торгового комплекса, а свернул вниз, к двери для персонала. Неон на задании, кстати, оповещал, что это здание - есть торговый центр "Ангар". Зажав кнопку звонка, Вадим оперся на стенку и устало вздохнул, морщась - действие обезболивающего заканчивалось и теперь наемнику предстояло получить ту порцию боли, что глушилась час. В полном объеме. Может и с процентами. Открыл дверь худой тип лет шестнадцати. Не иначе, как студент на подработке. -Че надо, паря?- нагло интересуется жующая физиономия, после чего знакомится с оплеухой, выданной наемником. -Тебя не учили разговаривать со взрослыми?- парень пляшет, что неудивительно - сильная жилистая руку выкручивает ухо подростка. -Что за шум? Вадим?- вышедший из-за угла толстый тип, раньше явно бывший штангистом, судя по ширине плеч.- Ты здесь какими судьбами? Отпусти Артура, он же тебя не знает. Недавно тут работает. Артур обиженно трет левое ухо, подозрительно оглядывая бледного громилу и высокую мадаму. -Артур, не соблаговолишь ли ты съебаться и принести две огромные кружки горячего черного кофе. Послаще. И плюшек захвати,- ошарашенный парень медленно поплелся выполнять вежливую просьбу.- Артуууур,- протянул наемник, поморщившись.- Я же вежливо попросил, давай резвее. Тем временем толстый подхватил неважно выглядевшего наемника и повел их по коридорам. -Кто ж тебя так отделал?- поинтересовался толстяк. -Не поверишь, одна очаровательная мазель по имени Анастасия. Ты ее уже видел.. -Не припомню.. -Она за тобой идет,- что было дальше, Крушайко никак не мог предугадать, хотя.. Бывший тяжелоатлет расхохотался. -Непобедимому Вадику наваляла девка! Кому расскажу - не поверят. -Вот и не рассказывай, а то она еще и тебя отделает. В скромной каморке для подсобных рабочих был скромный диванчик, столик и пепельница. Ну и микроволновка с бойлером. И все это, несложно догадаться, скромное. -Располагайтесь.

Гончая: Окружающая обстановка, на взгляд Анастасии, никоим образом не ассоциировалась с великим и ужасным Комитетом. Впрочем, как отметил маленький внутренний волк, маскировку под торговый центр (ларёк-переросток тож), которых в эпоху стабильности высыпало по городам и весям что прыщей на физиономии подростка, следовало признать удачной идеей. - Спасибо, - поблагодарила Гончая неизвестного здоровяка, устраиваясь на продавленном и вдобавок не так чтобы идеально чистом, но всё-таки мягком диване. Горловина сброшенного с плеча на пол рюкзака слегка разъехалась, многозначительно явив рубчатую рукоять плазмобоя. Бывший тяжелоатлет бросил вопросительный и очень острый взгляд на Вадима, но тот чуть заметно кивнул, и в комнатке тут же вновь воцарилась прежняя несмущаемая атмосфера. Артур, надо отдать ему должное, оборотился единым духом, притащив две действительно немаленькие чашки кофе и блюдо с пирожными. - М-м-м, венские! Мои любимые! – возрадовалась Гончая и немедленно приступила к стремительному поглощению калорий. – Благодарю Вас, Артур. - Э-э-э… - покраснел парнишка. Было заметно, что к подобному обращению он не привычен. - Ну, то есть, типа, на здоровье… Штангист благодушно хохотнул. - Попробую перевести с русского ресторанного, на котором вот сейчас изъяснилась мадемуазель, на русский общедоступный: Арчи, пожалуйста, сдрисни отсюда на хер. А и то правда - иди-иди, юноша. Тут сейчас серьёзные дяди… и, хм, - он окинул взглядом вытянувшегося на диване приятеля, зеленовато-бледного от накатывающей боли, потом с некоторым даже уважением посмотрел на уминающую пирожные Анастасию, - очень серьёзная тётя будут разговаривать серьёзные разговоры. Ни к чему твоей кремниевой голове такая мигрень. Ступай на погрузочную платформу, экспедиторов поторопи. Артур скрылся за дверью. - Паршиво выглядишь, Вадим. Первый раз на моей памяти тебе так-то вломили, - заметил здоровяк. – Ладно, сейчас что-нибудь придумаем. Лежи и не дёргайся. Меня не предупреждали, что ты заявишься, да ещё не один. Хотя мог бы и сам догадаться, что, раз пулемётная пальба и кучи трупов, то без тебя не обошлось. По всем каналам только об этом и твердят, Артур мне уже все мозги проел новостями. Мэр в истерике, губернатор в панике, полиция вообще в ах… ах, каком нервном состоянии, - поправился силач, скосившись на Анастасию. - В интернете несут околесицу про какого-то спятившего оборотня, в общем, все обалдели и гомозятся, кто во что горазд - со времён ван Зейна такого не припомню. Что им там ещё за оборотень? Вадим, сморщившись, дёрнул Анастасию за рукав кожаной куртки. Та вздохнула, поставила на столик недопитую чашку кофе… - А, - сказал штангист, глядя на серую волчицу, чьи чудовищные челюсти невозмутимо пережёвывали венское пирожное. – А. А. - Актюбинск, - отозвалась Гончая, снова принявшись за кофе. – Ваша очередь. - Какого хрена?! - Нет такого города, - грустно ответила Стася. – Зато есть город Красноярск. Правда, если мы не поторопимся, то вполне возможно, что и его скоро тоже не будет. По крайней мере, в привычном для Вас виде. Серый примерился для последнего удара и с разворота впечатал каблук берца Нике в живот, выбив из растянувшейся на грязном полу сопливой сучки дыхание вместе с жалким визгом и отшвырнув избитое тело прямо к ногам её ненаглядного Пашеньки – как и было рассчитано. А Пашенька и глазки опустил, на вожака поглядеть боится, стоит себе смирненько, пока его подружка рядышком корчится, расплющенным носиком хлюпает, вдохнуть силится. Правильно себя ведёт, молодец. Понимает, что ветер переменился, и ссать против нового ветра - вредно для здоровья. - Вот так, - прорычал Серый, яростно зыркнув на собравшуюся в «Дыре» стаю. – Это – ур-рок на пер-рвый р-раз. Всех касается. Потом будет кр-руче. Я вам не Игор-рь Николаевич. Соплежуйство закончилось. Кто будет мне вер-рен – скор-ро будет пар-рную человечину жр-рать, кто попер-рёк тявкнет – р-разорву! А тепер-рь идите и выполняйте пр-риказ! Два десятка оборотней заторопились на выход. Они молчали и очень старались не смотреть друг другу в глаза. Пашенька, зажмурившись, перешагнул через слабо шевелившуюся Нику и поспешил за остальными сородичами. - Па-а-аш… - еле слышно раздалось ему вслед. Подросток втянул голову в плечи и опрометью выскочил на улицу. - Очухалась, шалава малолетняя? – оскалился Серый. – Ну, пошли тогда. Ухватив стонущую девчонку за шиворот, он поволок её в подсобку и бросил на рваный матрас, воняющий потом и спермой. - Буду с тобой пр-роводить эту… как её… р-разъяснительную беседу!

Берс: -Попроси ее, и тебя так отделает,- хрипло проговорил наемник.- Один в один будем, как близнецы, только у тебя жопа толще. Вадим не стал напоминать, что в одном конфликте, произошедшем всего-то четыре года назад, плюс-минус месяц, его состояние медики оценивали как несовместимое с жизнью. В общем, было что вспомнить, хотя приятных воспоминаний было категорически меньше, чем им противоположных. Хотя, несмотря на то, что подобное состояние не было диковинкой для командира разбитой группы, в привычку оно все же не вошло. -Если мы поторопимся, то скоро не будет города Комитет,- спокойно сказал Вадим, взяв кружку ароматного растворимого кофе с нерастворимым осадком. Кажется "Якобс" или "Нескафе". Самая вкусная дрянь после приятнейшего запаха "Примы" без фильтра и натуральной лапши "Ролтон".- Нужно обмозговать куда и как мы дальше вялимся. А еще мне нужна серебряная струна от фортепиано. С тебя причитается, Коля. Вадим достал с одной из полок столика, за которым они расположились, пачку "Беломорканала", спички и пододвинул к себе пепельницу. Чирк, и открытое пламя заставляет тлеть вонючий табак. -Давно уже хотел покурить.. Пять лет как бросил..- он с блаженным видом выдыхал струи густого вонючего дыма и всем своим видом показывал, как ему замечательно и хорошо. Правда, периодически морщился, но глубокие затяги стоили немножко мучений, вызванных болью в ребрах.- Слышал про Ш.. Ш.. -Долго шипеть будешь, змеятина подколодная?- спросил Николай, бывший мастер спорта по тяжелой атлетике. -Зубы тебе выбью, сам зашипишь, пузатик,- быстро отбрил словесный выпад угрозой физической расправы Крушайко.- Шайский, очкарик. Преподает где-то на правом берегу, если не путаю ничего. -Аналитик? -Анальгин, блин. Ну чего идиотские вопросы вечно задаешь. Нет, он боевик, прошедший подготовку в "Иностранном Легионе" и "Холулае" одновременно! Че знаешь о нем? -Да нифига, кроме того, что ты сказал. Преподает, периодически выполняет работенку для Комитета. Неплохой аналитик. Не женат. Про "Иностранный Легион" не слыхал, учту. -Настя, позволь тя так называть, у тебя какие соображения? В это время в кабинетах генералов и полковников силовых структур и органов правоохранения почти одновременно раздались звонки, на которые вышеозначенные господа в погонах ответили с одной и той же интонацией: -Понял, выполняю. Комитетовский дядя был не просто хрен с бугра. Он имел вес и именно его задница находилась на прицеле жарких херов, только и ждущих момента, чтобы добраться. Правда лишь десять из сорока начали выполнять приказ, как было сказано. Деньги творят чудеса. Большие деньги творят большие чудеса.

Гончая: - Не возражаю, - улыбнулась волчица, аккуратно поставив на столик опустошённую чашку. – А что до моих соображений… Против нас играет не один человек, а целая команда. Во-первых, Мерзайцев с прикормленными «Зубами» и, весьма вероятно, подкупленными полицейскими и эфэсбешниками. Во-вторых, вампиресса Оксана Зубченко и её миньоны, которым, вероятно, платит тот же Мерзайцев. В-третьих, некто Икс – назовём его пока так – из местного Комитета, занимающий достаточно высокую должность, чтобы успешно покрывать до последнего времени фокусы Мерзайцева и Зубченко. Но все эти затейники одновременно играют ещё и друг против друга. Смотрите: Икс не поставил Мерзайцева в известность о том, что послал группу Вадима изловить нас с Георгием, а заводчик не поделился с Иксом сведениями о плазменной мине и снайпере. Значит, доверия между ними – никакого. Что касается Оксаны, то тут можете поверить мне на слово: эту куколку-блондинку кровью не пои, дай кого-нибудь обвести вокруг пальца. И хорошо ещё, если это окажется именно палец. Какой из этого следует вывод? А тот, что у каждого из этой совсем не святой троицы припасён в рукаве какой-то козырь, чтобы до смерти удивить партнёров, когда их вроде бы общий план начнёт осуществляться. - С Иксом, - продолжала Настя, пристроив подбородок на сложенные в замок пальцы, - проще всего. Допустим, Мерзайцев при его попустительстве устраивает какую-нибудь крупную гнусность с участием нелюдей, Комитет внезапно прозревает и вмешивается, прибывают войска – беспорядки стараниями Икса подавлены, он – спаситель Красноярска и вообще кругом в шоколаде. Под сурдинку можно и всесильным местным серым кардиналом заделаться, особенно если одёрнуть будет некому – а ведь так оно и вышло бы, удайся покушение на фон Зонненменьша. Оксана сама по себе козырь, да и наверняка уже успела снюхаться с кем-то из местных нелюдей, пользуясь тем, что Комитет смотрит на её затеи сквозь пальцы. Мерзайцев отчасти, конечно, рассчитывает на ту же Оксану… но, очевидно, не только. Понадобились же ему для чего-то «Зубы», которые по глупости своей никуда больше не годятся, кроме как на роль пушечного мяса. - А этот? – подал голос Николай. – Ну, тот, про которого Вадим говорил… Шайский? - Могу ошибаться, но, думается, он в этой игре на вторых ролях, - чуть помедлив, ответила Анастасия. – Не то чтобы совсем «подай-принеси-пошёл вон», но на той же линии. При «Зубах» он, скорее всего, с ведома Икса подвизался кем-то вроде идеолога. Не иначе, эффектные речи на сходках толкал – господин Потапов… ныне покойный, - уточнила волчица, на что здоровяк только носом покрутил, - как-то не произвёл на меня впечатления одарённого трибуна и тонкого интеллектуала. В отличие от господина профессора. С удовольствием перегрызу Шайскому глотку, но… вот мелок он слишком, чтобы вести самостоятельную партию, пусть и нелюдь самый настоящий. Хотя я, конечно, могу и ошибаться. - Картинку ты нарисовала – хоть сейчас на стену вешай, - покивал Николай. – А делать-то теперь чего? - Ну, я охотно порасспросила бы господина профессора о том, какую именно пакость его наниматели замыслили. Пускай в их комбинациях его номер шестнадцатый, но о чём-то он ведь должен знать или хотя бы догадываться – не дурак ведь, совсем не дурак. Только у нас, я так понимаю, нет о нём никакой информации… - на этом слове Гончая вдруг запнулась. Глаза у неё сделались большие и задумчивые. - Скажи, Николай, - спросила она, - а почему ты назвал Артура «кремниевой головой»? - То есть как? - искренне удивился здоровяк. – Да потому что кремниевая и есть. Арчи у нас ведь не какой-нибудь там с горы, а первейший во всём городе этот… как его, чёрта… хакер-шмакер, в общем. Форменная знаменитость! А тут просто подрабатывает, копейка, она лишней не бывает. Постой, Настя, ты что ж, не местная? - Вчера вечером понаехала, - коротко ответила Стася. - Я так и понял. Прошлый год шумное дело было. Артурчик каким-то шикарным банкирам такого гусара в нос пустил, что тем хоть на паперть иди копеечку клянчить. Разорил в лоск! Еле отоврался, присудили два года условно и отлучение от этих самых разлюбезных компьютеров. Ну, да его отлучишь, пожалуй!.. Эй, Настя, погоди, ты куда? – спросил Николай у распахнутой двери. – Вот же девица моторная, прямо не хуже тебя, Вадик. Такое же шило в жопе. Слушай, чего б тебе не ожениться? Чумовая парочка выйдет! Между прочим, мамзель собой очень даже ничего, ну а что шерстью другой раз обрастает – так это пустяки, привыкнешь, ещё, гляди, нравиться будет, хе-хе… - Артур! Арту-ур! – возопила Анастасия, промчавшись по коридорчику и выскочив на погрузочную платформу, где экспедиторы и менеджеры, потрясая электронными планшетами, азартно материли друг друга под сердитое фырчанье грузовиков. Гончая повела носом, выделив среди сонма запахов один необычный, совершенно тут неуместный и в высшей степени подозрительный. С ним непременно надо было разобраться… чуть позже. - Ар-ту-ур! Искомый парень с обиженным лицом и всё ещё красным, слегка оттопыренным ухом, трудолюбиво подпирал стену торгового центра и пускал в голубой рассветный сумрак завитушки табачного дыма. На крики Гончей Арчи отреагировал испуганным взглядом, от неожиданности едва не проглотив сигарету. - Ну-ка, молодой человек, пройдёмте, - с этими казёнными словами волчица сгребла хакера за шиворот, и тот мгновенно переключился в жалостливый режим, затянув классическое «а чего я, я ж ничего, другие вон чего, и то ничего, а я-то чего?». Так и гнусавил без передышки, пока Стася не приволокла его в комнату и не усадила на диван. - Говорят, у вас, Артур, настоящий талант по компьютерной части? – осведомилась Гончая, сунув обалдевшему парню в руки ноутбук Георгия. – Надеюсь, не преувеличивают? - Мне по приговору нельзя, - замотал головой Арчи. - Можно, ещё как можно, - возразила Стася. – Слышали про такую организацию – Комитет? Так вот Комитет в моём… в нашем лице, - она указала на Вадима, издавшего одобрительный звук, нечто вроде «гхыть!» - разрешает. А приговором вашим суд пускай подотрётся. - Ну, если Комите-ет… - неуверенно протянул Артур. - Вот вам компьютер, вот – хакерские программы, - Гончая вручила юноше заветную флешку. – Нам нужны выходы на профессора Шайского, имени-отчества не знаю, и любая подозрительная информация по господину Альберту Мерзайцеву и его заводу ферросплавов. Ах да, чуть не забыла, - Анастасия вынула из рюкзака заметно отощавшую пачку денег и ткнула Арчи в нагрудный карман рубашки несколько пятитысячных купюр. – Аванс от Комитета. Вопросы есть? - А вам это всё… зачем? - Вопросов нет, - кивнула волчица. – Всё, приступайте. Удостоверившись, что Артур действительно с головой погрузился в столь любезный ему мир электронного зазеркалья, Стася вполголоса обратилась к здоровяку: - Николай, выпусти меня через служебный вход, пожалуйста. Только по-тихому. - Чего такое, Настя? – моментально насторожился тот. – Неприятности? Вадим молча потянулся к автомату. - Сама пока не очень хорошо поняла, - призналась Гончая, вспомнив подозрительный запах. – Надо кое-что… проверить. Пашка бесцельно брёл по улицам медленно просыпающегося города, уставившись себе под ноги. Вообще-то ему полагалось держать нос по ветру и искать неизвестную самку оборотня, но перед глазами то и дело всплывала тоненькая, похожая на сломанную куклу Барби фигурка Ники на полу «Дыры», а в уши настойчиво лез её полувсхлип-полустон: «Па-а-аш…». Сволочь Серый, нарочно выбрал самую слабенькую, чтобы вволю оттоптаться. А сам Пашка тоже хорош – его девушку лупцуют ногами, а он стоит столбом, чуть в штаны не напустив со страху. При мысли же о том, что Серый наверняка сделал с Никой после экзекуции, пареньку просто захотелось провалиться в тартарары сквозь асфальт. Но что, что он мог против Серого? Вожак – матёрый волчище, подмял всю стаю так, что никто и не пикнет, а они с Никой – просто парочка нелепых шуток природы, только и названия, что оборотни! Пашка и сам не понял, как и зачем оказался на задворках торгового центра «Ангар», напротив погрузочной платформы, на которой суетились и орали какие-то очень занятые люди, не очень хорошо различимые сквозь солёную мокроту в глазах. Пашка шмыгнул носом… и насторожился. Неужели запах оборотня? Если для чего и годилась Пашкина звероформа, так это для того, чтобы прятаться по кустам. Он подобрался поближе к платформе, следуя за нитью запаха. Всё точно - вот та, кого Серый приказал найти. Высокая, чуть не под два метра, крепкая брюнетка в джинсах и «косухе», держащая за шиворот не на шутку перепуганного паренька на год-два постарше Пашки. Жесты уверенные, лицо жёсткое, как подошва берца, - такой дамочке Пашка на один зуб, и то она, наверное, побрезгует. Надо звонить Серому, пусть приедет и… и?… и-и-и-и! - Чего ты визжишь, как павиан на высоковольтной вышке?! – прошипела волчица, сграбастав Пашку за загривок и подняв его в воздух. Пушистый енот-полоскун сглотнул, уставившись в не сулящие ничего доброго глаза волчицы, явственно отливающие кровожадным багрянцем.

Берс: -Шило в жопе - мой внутренний стержень,- безапелляционно заявил Вадим на замечание здоровяка Николая.- А жениться мне еще рано. Тридцать пять лет - это ведь начало жизни. Представь себе, я буду верным семьянином и лишу генофонд страны такой шикарной возможности обогатиться за мой счет.. абсолютно бесплатно. Ты считаешь, это справедливо? Нет. Вот и я считаю, что несправедливо,- наемник потянулся и поморщился от боли.- Бля..- хрипло выдавил он, стараясь принять прежнее положение как можно плавнее. Оборотниха зашла и почти тут же выскочила. Естественно, Вадим не стал сидеть на заднице ровно и быстрым шагом вышел через парадный. -Что за эхолокатор на ультразвуке?- морщась от громкого визга. Автомат с собой он не взял, зная, что Николай уже сидит в диспетчерской и управляет турелями, которые до поры не показались, но руки у толстяка, Крушайко был в этом просто уверен, так и чешутся нажать на заветные клавиши перевода в ручное управление и нажать на гашетку электроспуска. Не торопясь, командир разбитой ныне группы поднялся по лестнице и глянул на чуть ли не обоссавшегося парня. -Вообще-то, Комитет запрещает вмешиваться напрямую без приказа в жизнь нелюдской фауны и флоры. А этот овощ явно из вышеозначенной флоры. Отпусти ты его уже, видишь, глаза как у нашкодившего щенка... Сколь лет уже обращен? Почему-то Крушайко был уверен, что обратили Пашку случайно. Просто не доели или попался под горячую челюсть. С год назад, не больше. Или сам попросил долголетия, не подозревая, чем обернется этот сомнительный "дар". В любом случае оборотень даже человеку, столь слабому по сравнению с полузверями, не внушал страха или опасения. Хотя, наверно, не будь у Вадима богатого боевого опыта, он бы тоже сейчас смотрел на волчицу со страхом и невольным уважением. А так знал, что это просто демонстрация силы, как заведено в России и у нелюдей. -Да,- невысокий парень в обычной одежде, присущей тинэйджерам, каковым он и являлся, разговаривал по "блютуз" гарнитуре.- Ну профессор, да, нужен зачет. Да я ж говорю Вам, что я завязал с этим. Вот даже как.. Ну что Вы, в самом деле..? Нужен мне диплом, нужен, но.. Я за-вя-зал. Парнеь смачно сплюнул на брусчатку, которой был покрыт тротуар. -Дерьмоед,- произнес он.- Это я не Вам профессор..- убедившись, что связь прервана, парень тяжело вздохнул.- Гондон дырявый... Ну ладно, есть ректор - есть проблема, нет ректора, нет проблемы.. Парень завернул в переулок и прошлепал с полтинник метров, заходя во двор старенького дома. Обшарпанная металлическая дверь со ржавой ручкой держалась на самом честном слове. Открыв дверь с помощью "таблетки" - электронного чипа, каковой у него был универсальный, он спустился в цоколь и постучался в дверь, из которой не далее часа назад выскочила группа оборотней Серого. -Придет серенький волчок и укусит за.. толчок..- студент держал руки в карманах штанов, сшитых в стили милитари.

Гончая: - По-по-полгода, - пролепетал Пашка, подтвердив предположение Вадима. – Я и мо-мо-моя де-де-девушка. Мы са-са… - Сами захотели, - закончила за него Анастасия. – Мальчик с девочкой однажды решили стать большими и страшными волками, чтобы все их боялись и не смели обижать, а превратились в таких милых пушистиков, что просто ня и кавай в промышленных объемах. Генетическая ошибка. Бывает. Подружка ваша тоже енотом обернулась? - Да! – тонко выкрикнул Пашка. – Обернулась! Вам-то что? Вам-то хорошо!.. Лицо Гончей на секунду будто судорогой свело. Пальцы её разжались, и Пашка, болтавшийся между небом и землёй, приземлился на задницу. Тяжёлый, сытный запах крови. Вкус человеческого мяса. - Вы совершенно правы, юноша, - сказала волчица бесстрастно. – Мне очень хорошо. Лучше всех. - А… а Вас давно… это, в смысле?.. - осмелился спросить Пашка, подымаясь на заметно дрожащие ноги. Гончая выгнула бровь: - За полгода, молодой человек, можно было бы уже и усвоить, что этот вопрос у нас считается крайне нетактичным. Впрочем, если вас так интересует, то лично меня никто никогда не кусал. Парень выпучил глаза: - Значит, Вы – из Истинных? Обалдеть! - Где-то дома валяется родословная на двенадцать поколений, - пожала плечами Анастасия. – А теперь, юноша, если ваше любопытство удовлетворено, то у нас тоже имеются к вам вопросы. Вас, кстати, как зовут? - Паш… то есть Павел, - поправился парень. - Очень приятно. Я – Анастасия, а это… - волчица бросила на спутника короткий взгляд, - …мой друг и напарник Вадим. – Крушайко, к чести его будь сказано, внешне сохранял абсолютную невозмутимость, хотя его так и подмывало поинтересоваться, с каких это пор «друга и напарника» принято выбрасывать с третьего этажа, а также грозить ему обращением в нелюдя. – И нам обоим очень интересно, чего ради вы за нами шпионите? - Я? – замялся Пашка. – Да Вы что… я не шпионю… Вы всё неправильно поняли… я… ну, я просто… - На минуточку помочиться вышел? – с готовностью подсказала Гончая. – Павел, ну зачем вы пытаетесь нас обмануть, да ещё так неумело? От вас же сейчас, простите, за версту разит враньём. Давайте попробуем снова, только чтобы всё по-честному. Итак? - Не, ну чего, ну я по правде же не шпионил… Повисло короткое тяжёлое молчание, нарушаемое лишь бесконечной монотонной перебранкой на погрузочной платформе и рокотом автомобильных двигателей. - Ладно, - наконец вздохнула Анастасия. – Дело ваше, Павел. Не хотите нам помочь – не надо. Да не тряситесь вы так, а то действительно в штаны ненароком напустите. Ничего я вам не сделаю, трусишка, идите с миром. Только как бы потом не пришлось пожалеть о своём упрямстве. Пойдём, Вадим, – волчица повернулась на каблуках и неспешно зашагала к «Ангару». Наёмник смерил парня насмешливо-презрительным взглядом и последовал за волчицей. Они успели сделать лишь несколько шагов, когда сзади донеслось: - Подождите! Гончая остановилась. - Да? – обронила она, не поворачивая головы. - Он меня разорвёт… - пискнул Пашка. – Серый меня разорвёт и сожрёт… и Веронику тоже… если… я вас ему не сдам… - Было бы там чего жрать-то, - усмехнулась волчица. – И кто такой этот Серый? - Во-жак… - с трудом сглотнул Пашка. - Новый вожак стаи. Полный псих, Вы не представляете, что он творит. Я уверен, это Серый убил Игоря Николаевича, Серый и его чёртова подружка! А сейчас он… с Вероникой… - дальнейшие слова потонули в горестных всхлипываниях. - Подружка? – переспросила Гончая. – А вот дайте-ка угадаю: красивая блондинка с прозрачными глазами и острыми клыками? - Она кровопийца! – пискнул Пашка. - Знаю, - кивнула Стася. – Ну, - обратилась она к Вадиму, - вот мы и раскрыли козырь Оксаны Зубченко. Стая оборотней под началом неуравновешенного вожака способна натворить в большом городе очень серьёзных дел. И сейчас вся эта стая ищет нас – с довольно очевидной целью. Створки стальных ворот, толщина которых наводила на мысль о грядущей ядерной войне, неторопливо разъехались в стороны. «Хаммер» беспрепятственно миновал две группы охранников (все - в чёрных прыжковых костюмах, при дорогих заграничных разгрузках поверх бронежилетов «Бастион», со скорострельными лазерными винтовками и новенькими автоматами 9А-91 в руках), и вполз на территорию завода ферросплавов. Попетляв между громадными тёмными цехами и колоссальными складами готовой продукции, автомобиль подкатил ко второму периметру обороны – пятиметровому бетонному забору, щедро обмотанному поверху колючей проволокой, с решётчатыми башнями, на которых были установлены мощные прожекторы и пулемётные турели. Сразу несколько этих адских устройств сами собой нацелились было на «Хаммер», но тут же, получив команду с центрального пульта защитной системы, потеряли к нему интерес. Окна заводоуправления, несмотря на поздний – хотя теперь уже, пожалуй, правильнее было бы говорить «ранний» - час были ярко освещены. Клевреты будущего властелина Красноярского края, а в перспективе – и всей Сибири вместе с Дальним Востоком, от первых заместителей до последних клерков, носились как очумелые, не забывая при этом излучать безупречную веру в гениальность своего вождя. Шестерёнки вызревшего в глубокой тайне заговора, тщательно подогнанные и щедро смазанные, бесшумно и неостановимо набирали ход. Пусть самодовольный позёр, торчащий наверху в своём безвкусно-роскошном кабинете, опрометчиво считает себя главным дирижёром той симфонии разрушения, которая зазвучит сегодня на улицах Красноярска – это не имеет значения. Оксана-то точно знала, кто придумал тонкий механизм интриги, кто привёл его в действие и кому, в конце концов, суждено наслаждаться заслуженной победой. - Госпожа Зубченко! – окликнул вампирессу PR-менеджер, прилизанный человечек без возраста, с резиновым лицом и неуловимыми глазками. – Мы уже запустили информационную кампанию на местном телевидении, радио и в сети. Всё идёт согласно плану. Вот пилотные экземпляры сегодняшних городских газет, – Оксана скользнула взглядом по аршинным заголовкам. «Сумасшедший оборотень терроризирует город», «Кровь на асфальте», «Убийство русского патриота», «Полиция расписывается в собственном бессилии», «Нелюди распоясались»… Отлично, просто отлично. Красноярск, проснувшись поутру, задрожит от страха и забьётся в истерике. Местная полиция и ФСБ будут парализованы, когда выяснится, что их заблаговременно подкупленные начальники бесследно исчезли из своих уютных кабинетов, и некому теперь отдавать приказы, способные остановить наступающий хаос. Дополнительный бардак учинят банды «Зубов», которые по наводке Тараса бросятся выслеживать и убивать нелюдей – желательно, самыми мучительными и зрелищными способами. Те, естественно, станут защищаться, и город закономерно съедет в полное безумие. А вот тогда… - «Триумфаторы» приведены в состояние минутной готовности, госпожа Зубченко, - перед вампирессой вытянулся по струнке седой как лунь, но крепкий мужчина, судя по выправке – бывший военный, в «цифровом» камуфляже и с бесшумным ПБ в поясной кобуре. – Водители на местах и ждут приказаний. Мы отслеживаем ситуацию в городе и готовы вмешаться в любой момент. - Превосходно, полковник! – расплылась в белоснежной улыбке Оксана. – Я уверена, приказы скоро поступят. Оставайтесь в готовности. Размытой тенью она скользнула вверх по лестнице и неслышно проникла в кабинет господина Мерзайцева, занимающий весь четвёртый этаж заводоуправления. Альберт Францевич стоял у окна в нестерпимо пафосной позе – руки скрещены на груди, ноги в третьей позиции, взгляд бледно-лиловых глаз устремлён сквозь огромные, от пола до потолка, стёкла на заводскую территорию. Пиджачная пара цвета свежевыпавшего снега, свежайшая сорочка, белые замшевые ботинки на трёхсантиметровых каблуках (господин Мерзайцев ростом уступал Оксане на добрую голову и очень переживал по этому поводу) и кроваво-красный в разводах галстук. Ну, что за ничтожество, с отвращением подумала вампиресса. Сопля на ножках. Ничего, успокоила она себя, недолго осталось с ним возиться. Эта жалкая пешка, воображающая себя чёрным ферзём, ещё не подозревает, что уже отыграла своё и скоро её небрежно смахнут с доски. Но пока… - Милый мой, – чувственно прошептала вампиресса, подкравшись сзади и нежнейше обняв господина Мерзайцева за шею. – Ну, вот и настал день, о котором мы с тобой так мечтали… - Да, - откликнулся господин Мерзайцев хорошо поставленным голосом третьеразрядного кинематографического злодея. – Сегодня солнце взойдёт над новым Красноярском. Сегодня я положу начало новому порядку, который очень скоро воцарится повсеместно к востоку от Урала! - О-о-о, дорогой, ты такой потрясающе умный и сильный! – в поддельном восторге протянула Оксана. - Ну, тепер-рь ты понимаешь р-разницу между этим твоим недоделанным сопляком и настоящим альфа-самцом? – осведомился Серый, затягиваясь сигаретой. – То-то, сучка. Будешь хор-рошей девочкой, я тебе ещё кое-что покажу. Понр-равится, зуб даю! – Он довольно заржал, выпуская кольца вонючего дыма. Вероника сжалась в комочек на влажном, провонявшем грязным сексом матрасе. Почему, почему, ну почему она не стала волчицей? Она бы вцепилась Серому в горло прямо сейчас, пока он сидит в расслабленной позе на грязном полу и выплёвывает эти липкие, гнусные слова, разорвала бы ему глотку… Пустые мечты. Что может забавный пушистый енот против матёрого серого хищника? Остаётся только стонать от боли и горько плакать. В дверь «Дыры» осторожно постучали. - Кого там нелёгкая пр-ринесла? – рявкнул Серый. После короткой паузы стук повторился. - Да иду, иду, чтоб тебе пр-ровалиться! – Серый быстро натянул засаленные джинсы и вышел из подсобки, бросив напоследок: - Не уходи никуда, детка. Я скор-ро вер-рнусь и научу тебя ещё одной очень интер-ресной игр-ре, гы-гы-гы! - Ну? Какого хр-рена?! – грозно вопросил он, распахнув дверь.

Берс: Вадим глядел на этого зайца в людском обличьи со сменной шкурой. -Я определенно чего-то не понимаю. Вероника, как можно догадаться по всхлипываниям и нытью - некто очень дорогой этой особи, к которой я жалости не испытываю. И сейчас этот самый Серый, в-вожак,- передразнил он тон енота-"поласкуна", ибо кроме ласок тот, видимо, ничем не мог поразить воображение.- Делает что-то, в сравнении с чем полет с третьего этажа на мягкую травку просто сказка.. А он трется, выслеживает, вместо того, чтобы загнать этому в-вожаку в задницу жидкий кол с нитратом серебра,- он смачно сплюнул в сторону.- А что же касается нелюдей - насрать, на любое действие найдется противодействие. Есть у меня уверенность, что наш дуэт не единственный козырь в руках Комитета. У большой машины, как говорится, и рычаги побольше, чем хрен у негра. Посидим здесь, а те кто сунутся сюда - сами себе злобные дуралеи. Собственно, Крушайко не особо горел желанием рвать жопу, чтобы во что бы то ни стало найти цель своего задания. Ему более интересно было найти того "упыря", который дал ему установку на задержание Волковой. -Мы в глаза ему сначала поглядим, а потом зажарим и съедим,- произнес он текст песни из старых совдеповских сказок. Лишь только дверь открылась вожак в полной мере узнал сколь невыгодно грубить и разговаривать невежливо. От одного удара подростка у Серого треснули ребра и того впечатало в стенку. Пока оборотень не оправился от психического потрясения, парень не терял время зря и прошил четырьмя выстрелами из ТТ с глушителем локтевые и коленные суставы. Серебро очень негативно сказывается на регенерации и способности оборачиваться. -Привет тебе от Шайского,- смачный харчок с соплями потек по лицу нового альфа-самца.- Еще раз засветишься хоть где - тебе..- далее следовал простецкий термин женского влагалища, часто используемый в простонародье.- Понял?

Гончая: - Понял… - тихо просипел Серый, буравя незваного гостя полубезумным, откровенно ненавидящим взглядом. Такого просто не могло быть – чтобы какой-то пацан сопливый играючи свалил матёрого оборотня! Как, мать его, он это сделал?! Серый аж заскулил от ярости, попытался подняться, но с перебитыми руками и ногами это было мудрено, да и уставившийся волчаре-неудачнику в лоб ствол пистолета прозрачно намекнул, что лучше бы тому лежать смирно. - Эй, алло, животное, я что-то не расслышал ответ, – рантом берца парень коротко, но сильно пнул оборотня в пах. - Понял, понял! – завизжал Серый, брызгая слюной и корчась от боли. - Ну и хорошо, раз понял, - тинэйджер спрятал ТТ под куртку, превратившись в абсолютно безобидного на вид балбеса. – Счастливо оставаться, - и хлопнул дверью. Ну, погоди, засранец, подумал Серый. Я тебя ещё достану. Вынюхаю, подкараулю и сожру, да не сразу, а с чувством, с толком, с расстановкой. Буду от тебя по кусочку отгрызать, обстоятельно так, чтоб ты проникся, чтоб понял, какую ошибку сделал, когда на меня лапку задрал, мясо ходячее, дай только оклемаюсь от твоего серебра… Тут вожак услышал легкие шаги, и перед его перекошенным от боли и злости лицом (унизительный плевок так и запутался в трёхдневной щетине) возникла мордочка Вероники. Была она зарёванная и жалкая, перемазанная расплывшейся дешёвенькой тушью, но глаза у девицы при виде беспомощного оборотня в луже крови сделались какие-то… нехорошие. Не такие, как всегда. Не должно быть таких многообещающих глаз у обычной десятиклассницы. По спине у Серого проскакал табун крупных холодных мурашек. - Чего ты пыришься, как дур-ра? – рыкнул он. - Ну-ка, помоги подняться! Ника молча смерила оборотня всё тем же странным взглядом. Наклонилась над ним, внимательно, будто впервые в жизни, рассматривая физиономию Серого. А потом её тоненькие пальчики с обломанными ногтями легко и уверенно погрузились в глазницы насильника. Стены «Дыры» дрогнули от пронзительного воя ослепшего вожака стаи. - Какая интересная игра! – ангельским голоском прощебетала Вероника. – Это её ты мне обещал показать? И сейчас, типа, мой ход, да? - Нет! Не-ет!! Уйди, пр-ровались, оставь меня в покое, твар-рь психованная!!! – что было сил завопил Серый. Он неистово дёргался всем телом, будто пытался ввинтиться в пол, как червяк в сырую землю. Крик превратился в бессмысленное хриплое бульканье, когда трогательная и совершенно беззащитная на вид самочка енота вонзила зубки в горло поверженному волку. - Ну, чего ты от него хочешь? – пожала плечами Анастасия. – Отрок ещё в коленках слаб. Только мне вот от такого рассказа как-то вдруг, знаешь, очень сильно захотелось познакомиться с местным вожаком. И главное - посмотреть в глаза моим братьям-сёстрам, которые дружно подмахивают этому выродку. Мы, оборотни, - звери, никуда от этого не уйдёшь, но уж настолько оскотиниться… Хотя ты, конечно, прав. Лучше пока взять паузу, отсидеться в крепком месте и позволить нашим друзьям сделать первый ход. Пошли. Пашенька, вас это тоже, кстати, касается. Не думаю, что вас по головке погладят за то, что вы ослушались приказа этого самого Серого… погодите-ка, это что такое? В кустах раздалось шуршание, и прямо под ноги Крушайко выкатился ещё один енот-полоскун. Точнее, самка енота, и притом перемазанная какой-то тёмно-бурой гадостью буквально от ушей до самого кончика хвоста. - Ве… ро… ника? Ника? – пискнул Пашка. - Ну-ка! – рявкнула волчица, хватая енотиху за шкирку и обнюхивая слипшуюся шерстку. – Чтоб меня… да это же кровь оборотня! Барышня, извольте немедленно объясниться! - Се-Се-Серый… - всхлипнула Ника, перекинувшись и немедленно повиснув на шее у остолбеневшего Пашки. – Он его… а я… и насмерть… потому что!.. - Так, - очень спокойно сказала Стася. – А ну, все взяли себя в лапы и пошли. Ника, потом расскажешь в деталях. Прежде всего, тебе надо умыться и переодеться. В таком виде по улицам не стоит шляться ни девочке, ни еноту – не поймут-с. Надеюсь, Николай что-нибудь придумает. Паша, помоги даме сердца. Бродячий цирк, честное слово… Оксана ещё раз набрала номер Серого, выслушала серию унылых длинных гудков и с заковыристым проклятием нажала клавишу «отбой». Кажется, в её безупречном, отшлифованном до абсолютного совершенства плане появилась первая зловещая трещина.

Берс: -Возьмите меня кто-нибудь в лапы,- пробормотал Вадим, глядя, как процентное соотношение людей стало вместо тридцати трех процентов двадцатью пятью. В связи с пополнением еще одной особой женского гендерного признака их маленькой компании, которая скоро разрастется при таких темпах настолько, что можно спокойно будет идти и захватывать Китай провинцию за провинцией. Только недельку подождать, чтоб хотя бы рыл двести набралось. Не успел парень выйти из комнаты, где совершил показательное наказательное выступление, целью которого было лишь провокация на выполнение грязной работы чужими руками, как тут же услышал вой. -Ну что ж ты так.. Месть - это такое блюдо, которое лучше всего подавать холодным..- сожалений о внезапной кончине Серого парень не испытывал. Он испытывал некое раздражение оттого, что потратил время, которого у него было не так уж и мало, но все же оно было ограниченным, посему зря его тратить было бы исключительным расточительством.. Так вот время он потратил зря. Ну да спас юную оборотницу от ига злодея альфа-самца. Но это все лирика, объективно он потратил время без пользы. А еще потратил четыре серебряных пули. Сев в автобус на остановке, парень поехал на утренние ленты в университет. Студент, как говорится, он и в далекой Африке студент. Оказавшись в той самой комнате, где они не так давно пили растворимый кофе с нерастворимым осадком и "тщай-утопленник", как называл Николай чай в пакетиках, Вадим снова сел на диванчик и развалился. Правда ненадолго - ребра снова дали знать о себе в самый подходящий момент. Теперь половина дивана была мокрая и противная из-за пролитого Крушайко напитка. Прямо на диван. Дождавшись дружков-оборотцов, которые еноты и все такое, полковник в отставке перестал морщиться и начал: -Ну расказывай, Вика, что там "я его, а он меня, вот и все".

Гончая: - Вот именно так и сказал? – перебила Анастасия Нику, когда та, хлюпая носом и обильно источая слёзы, дошла в своём рассказе до визита загадочного заступника. – «Привет от Шайского»? Ты точно ничего не путаешь? Вероника помотала головой. Волчица и Крушайко озадаченно переглянулась. Вот вам, товарищ Гончая, и мелкая сошка, заявил маленький внутренний волк. Обмишулились вы со своим высокоумным анализом обстановки. С чем вас сердечно и поздравляю. - И что всё это значит? – спросил Николай у жёлтых разводов на плохо белёном потолке. - Понятия не имею, - сказала Стася. - Не знаю, чего там хотел этот Шайский. Знаю только, чего он определённо НЕ хотел – того, что ты, - ткнула она пальцем в Нику, - судя по твоему виду, сделала с Серым. Иначе просто засадил бы этот студент ему две серебряных пули в голову, и привет. Да перестань уже реветь! Если хочешь знать моё мнение, то всё ты правильно сделала. Туда вашему вожаку и дорога. Думаю, что и у стаи к тебе претензий не будет. Главное, не увлекайся, а то привыкнешь с младых когтей ТАК решать проблемы – и… …и вырастешь такой же, как я, подумала волчица. - …и, в общем, ступай уже, умойся и переоденься, - неловко закончила она. – Николай, держите, тут мои сменные шмотки - куртка, джинсы и футболка. Позаботьтесь о барышне, прошу вас. - Размерчик-то того… - хмыкнул бывший тяжелоатлет. – Подгулял. Больно уж великоваты вещички. - Длинно – не коротко, - отмахнулась Гончая. – Подверните или обрежьте, выйдет в самый раз. - Ну, пойдём, голубка, - усмехнулся здоровяк, легким движением руки возвращая в исходное положение вскочившего было Пашку. – А вы сидите, молодой человек, не переживайте – ничего с вашей красавицей плохого не случится, она за нами как за каменной стеной… нет, даже за тремя каменными стенами! – выходя из комнаты, он подмигнул Вадиму и Анастасии. - Интересно, - тихо сказала волчица, - что наши заклятые друзья собираются делать дальше? -…Сегодня ночью наш город потрясла череда чудовищных преступлений, - ведущая программы утренних новостей сделала скорбные глазки, собрала ротик в куриную гузку, подпустила в голосок лёгчайшую нотку паники и продолжила читать с телесуфлёра. – Полиция заявляет о восемнадцати кровавых убийствах, причём большинство несчастных безвинных жертв было буквально растерзано в клочья с безумной, поистине нечеловеческой жестокостью. Несколько человек злодейски умерщвлено с применением самого современного огнестрельного и энергетического оружия. В совершении этих преступлений подозреваются оборотень Анастасия Степановна Волкова – половину экрана заняла яркая, чёткая фотография Гончей (разумеется, в человеческой фазе), сделанная украдкой на выходе из красноярского аэропорта, - и профессиональный убийца Вадим Бенедиктович Крушайко, - хмурая фотоличность наёмника оккупировала вторую половину. - Руководство ГУВД и городская администрация убедительно просят всех граждан, располагающих какой-либо информацией о местонахождении подозреваемых, немедленно сообщить по следующим телефонам… - Хватай её! - Бей ведьму! - Слава Руси! Смерть нелюдям! У Инны перехватило дыхание. Туфельки на шпильках, узкая деловая юбка длиной три четверти и путающийся в ногах плащ не оставляли ей никаких шансов в состязании по бегу с тремя бритоголовыми, чьи куртки были помечены знаком «Зубов». Особую остроту этим соревнованиям придавало то, что ставкой в них была её жизнь. Но как они узнали?.. Правый каблук угодил в трещину на асфальте и, зловеще хрустнув, подломился. - Ага, сука, попалась! - Конец тебе, тварь! - Это тебе за Потапова! Перекошенные багровые морды, раззявленные рты, занесённые для удара обрезки арматуры… - Что я вам сделала?! - Гы-гы, нелюдям слова не давали! - Да чё ты менжуешься, мочи её давай! - Получай! Ладони, которыми Инна безуспешно попыталась прикрыться, пронзила жгучая боль. Хрустнули кости, потекла кровь. - У-У-А-А-И!!! – ненавидяще взвыла девушка. Серые глаза её полыхнули нечеловеческим, обжигающе - холодным серебряным светом. На грязном асфальте замерцал искристый иней. Удары и молодецкие возгласы тут же прекратились. Инна с огромным трудом поднялась на ноги и заковыляла домой, баюкая искалеченные руки, – прочь от трёх ледяных изваяний, в которые обратились «зубастые» молодчики. Такие столкновения происходили уже по всему Красноярску. Заканчивались они по-разному: где-то вампир, экстрасенс или звероморф оставался лежать на асфальте с проломленной головой и перебитыми конечностями, где-то, наоборот, бритоголовые превращались в суповые наборы, рассыпались пеплом или восставали после смерти в облике бессмысленных упырей. Большинство полицейских, не получая приказов ни от своего руководства, ни от хранящего загадочное молчание Комитета, рассудили: «Да ну нах!» - и разбежались по домам. Те же немногие, что остались на постах, продолжали искать зачинщиков кровавого хаоса – женщину-оборотня и её спутника. План заговорщиков выполнялся с опережением графика.

Берс: -А я - знаменитость,- спокойно заметил Вадим, тыкнув пальцем в экран работающего в беззвучном режиме телевизора, изображавшим вполне себе нормальные фотографии оборотихи и наемника.- А еще я, оказывается, профессиональный убийца. Не, ну то, что профессия у нас анал, это-то да,- он показал пальцами здоровую дырку.- Не меньше.. Казалось, что короткостриженного здоровяка вообще не волновали новости и связанные с их распространением неприятности. -Скоро начнется бойня. Возможно, Комитет пошлет армию боевиков и устроит здесь второй Энск. Бывала в Энске? Херово там, если в двух словах. И как-то мне не хочется, чтобы здесь было как в этом польском городке. Варианта действий два. И оба неправильные. Даже если мы загасим причину так называемого пожара, это мало что даст. Если попытаться скепнуть - тоже не выход. Третий вариант, который совсем не к черту - это забуриться поглубже и сидеть наблюдать. Одним словом, куда не плюй - везде хуй. Вадим достал из "хеклера" магазин и вынул из него один патрон. -И, если тщательно подумать, пустить себе пулю в висок,- смотря на эту самую пулю произнес Крушайко задумчиво,- не самая плохая перспектива. С другой же стороны можно эту же пулю пустить в висок заварившим эту кашу. Тогда не останется сил, чтобы найти еще одну и пустить ее уже себе. Дилемма? Нет. Потому что потом, когда ты угробишь противника, тебе с жизнью счеты сводить нахер не надо. Патрон вернулся на место в магазин и зловеще бликовал на свету. Недолго, правда, ибо всему приходит конец. Магазин вернулся на свое место. -План действий таков: едем в центр, наверняка эти упыри с толстопузами сидят там. Натравим скинов на твою подружку. А этого.. как там его? Профессора, одним словом, пусть покуда ищет гопник мелкий особо недоразвитый. День у парня начался не самым лучшим образом. Сначала время зря потратил, потом - на ленту опоздал из-за четырех ублюдков бритоголовых. Ну нет, чтобы просто попрессовать кулаками, под зад пнуть, так ведь не успокоились.. Александр играл роль задроченного жизнью и сверстниками ботаника. Если бы кто из вышеозначенных увидел, что он сделал с Серым, они бы сказали, что это монтаж. Не иначе. Так как домой ехать было некогда, Саша взял пистолет с собой, надеясь, что никто не заметит присутствия около килограмма смертоносного железа и серебра. И прямо на входе эти лысые мудаки. Почти сразу же выудили пистолет из-за куртки. Где они теперь? Очень далеко. Натравить оборотня на профессора было оптимальным выходом. Теперь нужно было.. Парень развернулся на месте, не дойдя до кабинета буквально пары шагов. Через полчаса он был в центре.

Гончая: - Светлана, почему ваши партнёры начали операцию без моего приказа? – гундосил электронным голосом с залитого помехами экрана размытый силуэт, даже и не разберёшь – мужской или женский. – Вы понимаете, что рискуете испортить всё дело? - Неделей раньше, неделей позже – для моих… то есть наших планов это не имеет значения, - пожала плечами рекомая Светлана. – Просто из-за появления этой чёртовой волчицы пришлось действовать быстрее. - Вы не понимаете! – зашипела неясная фигура. – Зонненменьш… - Зонненменьш – не моя проблема, - отрезала Светлана. – Вы сами должны были о нём… хи-хи… позаботиться. - Ладно, - буркнул силуэт. – Надеюсь, проблем с вашими сослуживцами… не возникло? - Всё в лучшем виде, - заверила Светлана, слегка покривив душой. - Отлично. Теперь главное – любой ценой найдите самку оборотня и её приятеля. Мы не можем позволить им дальше вмешиваться в наши планы. Непременно сделайте это, слышите? Хватит накладок. Следуйте моим инструкциям. Светлана Черных голову имела, в полном согласии с именем, светлую. Ум у неё был острый, как хирургический скальпель, и хваткий, как медвежий капкан. В воздаяние отличных заслуг на интеллектуальном поприще всего в двадцать восемь лет Светлана была назначена начальницей аналитического отдела красноярского Комитета с баснословным окладом и перспективой скорого перевода в центральный аппарат в Варшаве. Жизнь, можно сказать, удалась… ну, почти удалась. «Почти» заключалось в том, что лицо Светланы щедро покрывали невыводимые угри, причёска представляла собой шиш из жидких пегих волос, глазки были неопределённого цвета, очень маленькие и к тому же спрятанные за чудовищными очками, а рот, напротив, большой, тонкогубый и по-лягушачьи растянутый чуть не до ушей. Крепилась светлая голова к тощему сутулому тельцу с несообразно длинными руками, плоскостопыми ножками и отсутствующей грудью. Надо ли объяснять, почему дежурные праздничные пожелания «счастья в личной жизни» с подросткового возраста вызывали у Светланы глухую ненависть к окружающим? Ненависть эта стала для молодой женщины привычным жизненным фоном и постепенно производила в её светлой голове малозаметные, но необратимые изменения: проще говоря, оставаясь блестящим аналитиком, Светлана уверенно сходила с ума. Так что когда полгода назад новая (и единственная) подруга Оксана подсказала простой, а главное - эффектный способ отомстить сразу всем заносчивым самцам, предпочитающим умнице Светлане безмозглых смазливых фиф, а заодно и самим фифам тоже, она не раздумывала ни секунды. Как же это было захватывающе – тонко и хитро планировать операцию, прячась до времени под привычной всем личиной хорошей умненькой девочки! И какой же это восторг – наблюдать, как твои – твои! – планы мести приводятся в исполнение! - «Следуйте моим инструкциям!» - передразнила собеседника Светлана, впрочем, предусмотрительно дождавшись, когда экран потухнет. – Как же, твоим! Это я всё придумала. Думаешь, без моих идей у тебя хоть что-нибудь бы вышло? Вот тебе! – предъявил он экрану два средних пальца разом. В маленьких глазках за стёклами очков разгоралась чистая радость зверя, сбросившего оковы разума. – Хи-хи-хи! А ты чего тут расселся, как начальник? – она вывалила из шикарного кожаного кресла на пол уже остывающее тело директора красноярского отделения Комитета и плюхнулась на освободившееся место. – Слезай, власть переменилась, хи-хи-хи! Местный Комитет в видах секретности занимал скромное трехкомнатное помещение на втором этаже небольшого офисного здания, маскируясь под маленькую безобидную фирму, приторговывающую китайским ширпотребом. Сейчас все три комнаты напоминали то ли скотобойню, то ли декорации к низкопробному фильму ужасов. Глава отделения, его заместитель, трое сотрудников аналитического отдела и четверо техников, однозначно и бесповоротно мёртвые, и смерть их явно не была ни быстрой, ни лёгкой. Дешёвый серенький ковролин был густо пропитан кровью. Клочья мяса и фрагменты внутренностей в изобилии налипли на стены; даже с потолка свисало что-то неаппетитное. - Перевод продукта, - укоризненно заметила Оксана, подбрасывая, как мячик, свежеоторванную голову одного из техников. – Но оперативники так и не явились. Меня это беспокоит… - Ой, подружка, да не будь такой занудой! Сгинули где-то в городе, на улицах сейчас такое творится, хи-хи-хи! Что они нам сделают? Четыре танкиста… без танка и собаки! – Светлана беззаботно завертелась вместе с креслом. – Карусель, карусель – это радость и весель! Что?! – внезапно выкрикнула она тонким голосом, победительно вонзив в пространство указательный палец. - Считали меня неудачницей, да? Называли уродиной?! Посмотрим, как вы все запоёте к вечеру, когда армия – моя армия! – разнесёт ваш жалкий городишко в пух и прах! Будете мне ноги целовать! Вместе с этим недоделанным повелителем всея Красноярска Альбертом Францевичем, хи-хи-хи! Сплошные сумасшедшие кругом, раздражённо подумала Оксана. Хорошо хоть, терпеть их осталось недолго. - Да, ты прав, - согласилась Анастасия. – Тут мы, конечно, в безопасности, но толку из такого сидения не выйдет. Да и досадно будет пропустить всё самое интересное. - Век бы такого интересного не видеть, - возразил Николай, втаскивая в комнату умытую и переодетую Нику, как кошка - поджавшего лапы котёнка. - Разумеется, но… я всё-таки оборотень, ты не забыл? Нас парным мясом не корми, дай влезть в какую-нибудь драку. А драк сегодня будет много… - Ну, ты и агрессивная, Настя, - покачал головой здоровяк. - Я-а-а?! – оскорблённо протянула Гончая. – Да я по меркам моего народа вообще флегматична до невозможности, если хочешь знать. Ну, что, едем в центр? – она подхватила рюкзак и привычно подставила плечо сморщившемуся от боли Вадиму. – Артур? Арчи! ЗЕМЛЯ ВЫЗЫВАЕТ АРЧИ!!! - А? – вынырнул из цифрового круговорота молодой хакер. – А… а чего это вы? А куда? Зачем? - Поехали, Артур. Собирай своё хозяйство. Будешь с нами – так всем спокойнее. - Эй, а мы? – встрепенулся Пашка. – Истинная, мы тоже хотим с вами! Вероника утвердительно кивнула. Ещё и эти на мою-то голову, подумала Анастасия. - Детушки, - как можно более внушительно сказала она. – Мы с дядей Вадимом собираемся заняться довольно серьёзными и неприятными делами. Тут, видите ли, не голливудский боевик для подростков снимают, чтобы отважные маленькие еноты в кульминационном эпизоде эпично одолели силы зла. Нам за вами будет попросту некогда приглядывать, понимаете? Посидите лучше тут, целее будете. Николай, позаботься о ребятах, ладно? - Но это неправильно! – запальчиво выкрикнула Ника. – Наших сестёр и братьев избивают до смерти, а вы хотите, чтобы мы… - А я хочу, чтобы вы уцелели, наплодили детишек и жили долго и счастливо, - оборвала её Гончая. – И вообще… не зли меня! – волчьи клыки щёлкнули в миллиметре от кончика девичьего носа: Вероника аж взвизгнула от неожиданности. – То-то же. Кстати, а на чём мы поедем? Николай, ты ведь форменный кудесник, наколдуй нам подходящий транспорт! - Чего-нибудь придумаем, - почесал здоровяк в затылке. – Пошли-ка на служебную парковку, всё равно магазин сегодня уже не откроется, раз такое на улицах творится. Сейчас вам подберём железного коня…

Берс: -Я бы предпочел какой-нибудь БТР нового поколения с реактивными движками, стационарным плазмобоем калибра потолще, бесконечной батареей к нему и, как принято говорить в геймерских кругах, год-мод, если ничего не путаю,- пробормотал Вадим, не особо обрадованный компанией молодого хакера - следи еще за ним, чтоб не поцарапали в случае чего. Однако возражать он не стал. Пусть хоть в роддоме набирает детишек с необычными способностями и прогоняет их через горнило войны. А Вадим собирался скепнуть куда-нибудь в Корсику или еще куда где потеплее, как только закончится вся эта свистопляска с Красноярском. Найденный на стоянке седан с тонированными боковыми и задним стеклами вполне подходил для предстоящего рейда. -Ждите пару минут, я в арсенал сгоняю. А то как-то с деревянной палкой на дракона..- Вадим оставил подростка наедине с оборотнем. А сам в это время прогулялся до комнаты, в которой вооружился укороченным АК-47, пачкой серебряных пуль со смещенным центром тяжести - калибр 7.62 вполне позволял строчить и по бронированным целям, в смысле бронежилеты не выдерживали под натиском пуль такого калибра с полсотни метров, а вести перестрелку на большем расстоянии в условиях города Крушайко не планировал. Пару гранат с посеребренным корпусом. И на всякий случай обрез двустволки с серебряной же дробью в количестве десятка. Ну и на всякий случай нож, лишним не будет. Заманчиво было натянуть броник, но со сломанными ребрами в нем далеко не убежишь, поэтому он здраво рассудил не одевать лишние 20 кило на свое покоцанное тело. Через две минуты наемник запрыгнул в машину и глянул на Волкову, что вальяжно расположилась на водительском кресле. -Только не надо, как на "Ниве", красавица, ехай плавно, а то, чего доброго, поминки по мне справлять придется, плакать будешь, сморкаться в блины.. Ни к чему оно, сама должна понимать.. И Вадим понимал, что все его увещевания для оборотнихи, что слону дробина. Проще самому сесть за руль, но, увы. место было занято. Как говорил Остап Бендер "Все уже украдено до нас!" Тот самый комитетчик, что не так давно, не более трех-четырех часов назад, разговаривал с Анастасией сейчас был больше похож на взъерошенного дикобраза, чем на человека при власти. -Это что же получается? Крысы слились, как только блохи кусать начали? Это что за, мать вашу, херня происходит в Сибири? Нехер мне про морозы ежегодные толкать!- остальные, находящиеся в кабинете угрюмо внимали порой бессвязной речи своего начальника.- Кому мы платили, чтоб были собраны группы? Где, чтоб их оборотни отымели, эти самые группы? Почему муниципальщики, что жрали в три горла с нашего стола, свалили, как только хер у задницы оказался? Что за дерьмо с одним из филиалов в Красноярске? Что означает не выход на связь? Вопросы лились рекой и, к сожалению, никто из присутствующих не мог внятно разжевать, что же за "херня творится в Красноярске". Группы комитетчиков будто растворились в пожаре назревающей войны и текущих беспорядков.

Гончая: - Вылитый Ринальдо Ринальдини, - одобрительно заметила Анастасия, когда вооружённый до зубов Вадим устроился на заднем сидении, несколько притиснув Артура. – Просто орёр, орёр! Ладно, уважаемые пассажиры, пристегните ремни, мы взлетаем! …Первый труп они увидели буквально через минуту, едва покинув стоянку. Тело мужчины в хорошей кожаной куртке и джинсах распласталось на тротуаре, вместо головы – запекшаяся кровавая лепёшка. Кто-то долго и старательно лупцевал несчастного образками арматуры по черепу. Немногочисленные прохожие старательно отводили глаза и ускоряли шаг. Ни полицией, ни «скорой помощью» и близко не пахло. Второе тело обнаружилось метрах в двухстах от первого: женщина в деловом костюме вывалилась из весело-красной «мазды», превращённой в решето, – видно, автомобиль расстреливали в упор сразу из нескольких дробовиков. Правда, свою жизнь она продала недёшево – тут же рядом валялись двое молодчиков, обуглившихся, как пригоревшие куски мяса… Чем ближе к центру, тем чаще попадались на улицах трупы и вспыхивали заполошные перестрелки. Грохотали дробовики, сухо щёлкали пистолетные выстрелы, время от времени дробно раскатывались автоматные очереди. Жалобно всхлипывали бьющиеся стёкла, и ощутимо начинало потягивать дымом. От весёлой дурашливости волчицы давно уже и следа не осталось. Она настороженно зыркала по сторонам, и в глазах её всё более явственно разгорались красные огоньки. Да что же творится в этом проклятом Красноярске, какое безумие всеми овладело? Где полиция, где ФСБ, где, в конце концов, армия? Почему молчит Комитет? Потому что именно заговорщики из Комитета стоят за всем этим, тяжеловесно произнёс маленький внутренний волк. Надежда Ефимовская оказалась права, товарищ Гончая. Найдите предателя из Комитета – и цельный заговор рассыплется на куски, которые легко уничтожить по отдельности. Но как это сделать? Гончая готова была взвыть от ярости и отчаяния. Крушайко сидел позади с автоматом наготове, и на лице его ясно значилось: «Ну, суки, конец вам всем!» Только ведь и Вадим тоже понятия не имел, где находится отделение Комитета – все инструкции он получал по телефону… - ДА-А-А!!! – завопил внезапно Артур – так, что волчица от неожиданности вывернула руль, и седан едва не влетел в столб. – Да! Да-да-да!!! - Арчи, чего ж ты так орёшь-то? – укорила Гончая юношу. – Я ж уже старенькая, мне уже больше ста лет, нервы ни к чёрту, я ведь так и дуба врезать могу с перепугу-то! Ну, чего там у тебя? - Я подрубился к заводской сети безопасности! – От восторга Арчи исполнил несколько энергичных телодвижений в опасной близости от Вадимовых рёбер. – Глядите, вот картинки с камер… На мониторе замелькали изображения стоящих производственных линий, погасших плавильных печей, пустых складов – и все помещения патрулировались вооружёнными охранниками в чёрной униформе. - Странный какой-то завод, - озадачилась волчица. – Я, конечно, не металлург, но… погоди-ка, что это такое? Очередная камера показала подозрительно знакомые бывшей наёмнице зелёные дощатые ящики, сложенные аккуратными рядами высотой чуть не до потолка. - Склад боеприпасов? Точно, очень странный завод. - Есть ещё один ангар, со своей системой наблюдения, - сказал хакер. – Я им туда запустил червячка, но придётся подождать… немного… и ещё чуть-чуть… оп-па! Картинка была очень чёткой. Анастасия и Вадим переглянулись. И хором произнесли те самые слова, которыми на необъятных российских просторах искони выражается крайняя степень изумления: - Это что за х…ня?! … - Так, девочки и мальчики, минута до эфира, - суетился телевизионщик. – Они, значит, пойдут оттуда вон туда… отличный задний план получается! Альберт Францевич, почтительно прошу! Будущий правитель Зауралья всё в том же белоснежном наряде стоял посреди небольшой бетонной площадки перед огромным заводским ангаром – в таком без проблем поместился бы и легендарный дирижабль майора Монтаны – в окружении телекамер. Часы показывали без одной минуты десять. Альберт Францевич глубоко вдохнул. Вот оно, вот оно, мгновение моей мечты! - Мы в эфире! На всех телевизионных каналах Красноярска в этот миг сменилась картинка: перепуганным, ошарашенным, паникующим жителям города предстал величественный лик их единственного спасителя и будущего господина. - Здравствуйте, мои дорогие сограждане! – внушительно, с надлежащей горечью и тонко рассчитанным участием произнёс Альберт Францевич. – Чёрный день настал для нашего любимого города. Нелюди восстали на людей, и люди ополчились на нелюдей! Множатся смерти, льётся кровь, но никто не спешит вам на помощь. Полиция, военные, даже хвалёный Комитет – все они устрашились, оставив вас, ваши семьи и ваши дома без защиты. В этот час мрака и отчаяния – кто поможет вам? Кто усмирит злобу нелюдей и людской гнев? Кто наведёт порядок и возродит попранную власть закона? Альберт Францевич закатил драматическую паузу. - Я! – громыхнул он. – Я, Альберт Мерзайцев, обещаю и клянусь исполнить свой гражданский долг и освободить наш прекрасный Красноярск от хищников и паразитов! Я раздавлю тех, кто посягает на ваш спокойный сон, на вашу жизнь и имущество! Раздавлю – в самом прямом смысле этого слова! За спиной у Мерзайцева эффектно раскрылись ворота ангара. Из темноты ударили мощные прожектора, раздалось пневматическое шипение, металлический грохот… На площадку слаженно, в ногу, шагнула первая шеренга «Триумфаторов».

Берс: -Проспиртовалась, видать, хорошенько,- не упустил возможности откомментировать замечание о возрасте оборотнихи наемник. А потом.. А потом случилось то, чего ожидать было нужно, но невозможно. -Иди ты нахуй, Мерзавцев,- сплюнул в окно Вадим.- Я тебя даже переломанный, парализованный и на инвалидной коляске раздавлю, спаситель. Скромник херов...- Вадим достал замусоленную пачку примы и закурил. Спрашивать разрешения на то, чтобы покурить в салоне ему и в голову не пришло.- Вот что,- очень спокойно произнес он. С таким спокойствием говорят в том случае, когда заведомо идут на самоубийство. Или так считают. Хотя, может быть, были и иные примеры.- Ты,- он ткнул пальцем в маленького хакера.- Сдохнуть готов во имя родины и мира во всем мире? В принципе, неважно. Перехватывай сигнал, бери пробы голоса этого говнюка и подгоняй их под мой голос. В смысле мой голос должен стать его голосом. Задача ясна? Выполнять,- одна из психологических уловок при воздействии на разум человека - говорить уверенно, четко, быстро, подгружая задачи одну к одной, не давая индивиду сосредоточиться на чем-то отдельном. Важно, чтобы человек успел ухватить суть того, чего от него хотят, а там уже он сам сосредоточится на работе и откинет ненужные эмоции. Что, собственно, и произошло с Артуром. Тот погрузился в работу.- И подгрузи потом изображение с вебки, типа спецэффекты не удались и произошел сбой.. Крушайко не размышлял о том, что скажет в камеру. он думал, почему именно молодые хакеры ломают системы безопасности высокой сложности так, словно это игра какая-то, в то время, как более умудренные их коллеги тратят уйму времени и не всегда добиваются успеха. быть может, дело в гибкости мышления и психологии? Или в том, что как раз интуитивно можно сделать больше.. Вокруг было как во время конфликта в Косово. Кругом трупы, огонь, стрельба, стоны, крики о помощи.. Де жа вю. Своеобразная ностальгия, которая нихрена не радовала. Парень по имени Александр с безразличным видом шел к администрации Центрального Района г.Красноярска. Да, в Красноярске сейчас происходило полное Г. Именно с большой буквы. У самого крыльца стояло еще пять человек. Во всяком случае, наружность у них была абсолютно людской. -Мы ж наблюдаем,- с ходу произнес мужчина лет сорока, одетый в бежевую кожанку, что сейчас в моде у всех слоев населения всех возрастных категорий, в темно-синие джинсы и аккуратные коричневые ботинки.- Только наблюдаем. Почему ты вмешался? -Надо было,- холодно ответил Александр, оглядывая остальных троих: пятилетнюю девочку, ее маму, по всей видимости, почтенного старца в стареньком пиджаке и двадцати пятилетнего верзилу.- Новости? Пятерка молчала, сверля взглядом Сашу.

Гончая: - Хам ты трамвайный и невежда вдобавок, - фыркнула волчица в ответ на подколку Вадима. – Сильно зашибающие оборотни спиваются на счёт раз, быстрее чукчей. Большие дозы алкоголя полузвериный организм не выносит. Другое дело, что доза, которую мы считаем просто большой, - этак с три ваших безусловно смертельных… Ладно. Не знаю, какой трюк ты придумал, но очень надеюсь, что он поможет разобраться с железными болванами Мерзайцева. По крайней мере, раньше, чем хитрозадый заговорщик из местного Комитета зайдет с козырного туза и вызовет войска, которые тут всё окончательно покрошат в винегрет. Анастасия тронула седан с места, аккуратно маневрируя между брошенными автомобилями. Впрочем, далеко уехать не получилось. Из неприметного проулка выкатилась бело-синяя полицейская машина, сияя маячками и оглашая воздух заунывным воем сирены. - Остановитесь! Прижаться к обочине! Вадим многозначительно скосил глаза на «укорот». - Не торопись, - покачала головой Гончая. – Кругом и без того хватает трупов. - Младший лейтенант Филимонов, - с важным видом рекомендовался адепт правоохранительного братства. – Ваши докуме… - тут взгляд полицейского упал на Вадима, точнее, на автомат, как бы случайно, но и с тонким намёком направленный в его сторону. В резвости младшему лейтенанту отказать было нельзя: служебный ПММ словно бы сам скакнул из кобуры прямёхонько ему в руку. - Всем выйти из машины! Оружие на землю! Напарник Филимонова, смекнув, что дело неладно, живым манером вылез из авто и наставил на подозрительный седан свой АКСУ-74. Тем временем под фуражкой у младшего лейтенанта замкнулись какие-то контакты: - Волкова Анастасия Степановна? Крушайко Вадим Бенедиктович? Ну, наконец-то! А мы вас с самой ночи ищем. Кто это там ещё с вами? Вы арестованы! Выходите из машины, и чтобы без всяких нелюдских фокусов! Если что, у нас серебряные пули! - Приехали, - опечалилась волчица. – Ночей не досыпаем, недоедаем, недопиваем, кости себе ломаем, а потом наша же родная полиция… - Разговорчики! – отрезал Филимонов. – Вылезайте на воздух! Лечь лицом на землю, руки на затылок! Размазать обоих полицейских тонким слоем по тому самому асфальту, на который они желали уложить пойманных «террористов», для Гончей было задачей тривиальной, и никакие серебряные пули её бы не остановили. Но вот поступать так ей категорически не хотелось. За прошлую ночь волчица и без того пролила больше крови, чем за последние десять лет. Да и не похоже, чтобы эти двое были соучастниками заговорщиков. Те не стали бы разыгрывать пьесу «Арест террористов» с антрактом и буфетом, а просто врезали бы по автомобилю с двух стволов. Или уж сразу навели бы на Вадима с Анастасией мерзайцевских железных дровосеков. Гончая распахнула дверцу и выбралась наружу, демонстрируя Филимонову пустые ладони. - Крушайко, тебе отдельную открытку с приглашением прислать? Выйти из машины, бросить оружие! Волкова, на землю! Лечь, я сказал! Чего ты там разглядываешь? Анастасия и впрямь уставилась на что-то за спиной младшего лейтенанта. Глаза у неё сделались большие и совершенно круглые. - Вам это не понравится, товарищ младший лейтенант, - сказала она. – Это даже мне не нравится. От слова «совсем»… В следующую секунду земля и небо в глазах у полицейского поменялись местами. Он растянулся на асфальте рядом с седаном, причём сверху навалилась волчица, оказавшаяся неожиданно тяжёлой. А ещё через секунду совсем рядом что-то свистнуло, громыхнуло, и мимо искромётной кометой, кувыркаясь, пролетела патрульная машина… вернее, её горящий остов, смятый и развороченный прямым попаданием противотанковой ракеты. - Ва-а-дим! – завопила Настя. – Артура спасай! Это Мерзайцев! - Картина Репина «Не ждали», - ухмыльнулся наёмник, переведя «Триумфатор» с шага на бег. Трёхметровая туша весом под двадцать тонн разгонялась до сотни за четыре секунды, если подключить плазменные ускорители, но и без них шестьдесят километров по ровной дороге выжимались легко и непринуждённо. Наёмник не заморачивался идеями велеречивого кретина Мерзайцева – в конце концов, не столько ему платили, - но дело своё знал и служил нанимателю на совесть. Кроме того, ему нравился «Триумфатор». А кому бы не понравилась боевая машина на термоядерном ходу, с нейральным интерфейсом, встроенной пусковой установкой «Корнет-ЭМ», тридцатимиллиметровой пушкой и мономолекулярными лезвиями для ближнего боя? Разве что защита подкачала – только противопульная, но шагоход был всё-таки предназначен для скоротечного боя в условиях городской застройки, где подвижность важнее толстой шкуры. Зато в седалище «Триумфатора» имелись два прыжковых двигла, позволяющие сигать на двадцать метров вверх и даже зависать ненадолго в воздухе. Оптика у машины, кстати, тоже была выше всяких похвал, и на бронестекле кабины крупным планом отображалась фотоличность Волковой, которую, видно, некстати прихватили верные пенты. Шмальнуть ещё разок из «Корнета»? Можно, но скучно. И пилот переключился на пушку. - Ну что, устроим тараканьи бега?

Берс: -Я трамваи не люблю. Как-то с детства не заладилось у меня с ними.. Машенька уже разлила масло или что-то такое..- он говорил так, будто они ехали не рисковать жизнью и не могли быть обстрелянными в любой момент, а ехали на барбекю, имея в багажнике три безусловно смертельных дозы алкоголя.- Да твою мать, ну когда закончится этот чертов день? -Товарищ младший лейтенант Филимонов,- протянул Вадим, показывая, что его оружие калибром чуточку поопаснее, чем тот же самый пистолет.- Если я все оружие на пол положу сейчас - вам роту вооружить хватит. Пожалейте мои силы и ваше время. Волчица вышла из машины и.. -Да ну его в задницу, этот Красноярск!- вид летающих останков машин был не то, чтобы совсем непривычным, но как-то хотелось урегулировать это дело. Все хорошо в меру, так сказать. Да и вид трехметровой дурбалы тоже не радовал. Нет, будь на их стороне эта хрень, отчего бы и нет, а так.. -Ну чего глазенки вытаращил?- вкрадчиво поинтересовался он у малолетнего хакера, перелезая на водительское сидение.- Работай, не отвлекайся. И не спеши шибко.. А то успеешь,- справившись с поставленной задачей, Крушайко тронул машину в сторону закоулочка, из которого появилась полицейская машина.- Спасай задницы этих гавриков, уходи от погонь, страдай... И все из-за чего?- причитал он, заезжая в подворотню.- И для чего? Для того, чтобы потом напинывали по заду да шпыняли.. Я взрослый человек. Почти состоятельный уже.. Как мальчика туды-сюды посылают, за жалкие полтора миллиона зеленых тугриков в год.. Кто-то ударился об капот. Кто-то с автоматом, направленным на солдата удачи. -Вот, смертоубийство на душу взял. А ведь все ради высшей цели, мать ее курва. И оборотниха эта бешеная. Дали напарницу, едрен носорог. Сначала ребра сломала, потом сожрать грозилась.. Как в дерьмовом боевике, право слово. Машина остановилась внезапно. Ну редко случается так, что с пробитыми шинами далеко уезжаешь. Сегодня был явно не тот редкий случай. Пятеро людей переглянулись между собой. -А ты не видишь? Кругом столько страданий и боли, что скоро здесь начнется.. Ну ты сам знаешь. -Тогда придется оставлять политику невмешательства и вмешаться. -А потом как снова попасть на Землю? Мне здесь нравится, вообще-то. -Как хотите,- парень пожал плечами.- Наблюдайте, как открываются Врата и оттуда валит вся эта скотобратия, привлеченная эмоциональным фоном. Я смотреть на это не собираюсь. С ума сошли далеко не все. Есть парочка, плывущих против течения. Человек и самка нелюдя. Довольно символично, не так ли? Проблема в том, что кое-кто хочет много власти. Я предоставлю ему то, чего он хочет. Если вы мне поможете.. -Чем? -А чем вы вообще можете мне помочь? Усильте мою оболочку настолько, чтобы хватило на пару сотен лет. -Половину?! Ты совсем сдурел?- на сей раз подала голос девочка. -Или я заберу все, что у вас есть сам. Тогда станет на пять говнюков меньше, а энергии останется примерно столько, сколько надо. Плюс-минус. Тем временем на экранах столицы Красноярского края творилось нечто непонятное. Прямо за Мерзайцевым стала сгущаться тьма. И в тьме этой явственно начала вырисовываться оксограмма с кабалистическими надписями на различных языках. Красная звезда с восемью лучами проявлялась медленно, но неотвратимо. Похоже, кто-то решил вызвать демонов прямо в цех. Или не демонов. Но решил и вызывал. -Два человека, вооружен только один. У второго дамский однозарядник. Скорее всего газобалонник,- вещал экстрасенс, разглядывающий машину, в которой посчастливилось покататься Вадиму и Артуру, так сказать, аурально. И вещал он в рацию. Вадим же тем временем подхватил автомат с сидения и стал вылазить из машины. -Давай, выпердывайся, похоже нас все-таки поймали.. Только вот кто?



полная версия страницы