Форум » Фронтовые сводки » В тылу врага » Ответить

В тылу врага

Nail Buster: Место действия: город Энск, Польша Время действия: март-апрель 2011 года Участники: Nailbuster, Родаши, Берс Действующие лица: рядовой Сокар, старший лейтенант Джоули Категория: каноническая сюжетная линия Сюжет: Город Энск - земля Бесконечной Войны. Когда-то могущественная Коалиция Максов, заправлявшая им, теперь распалась на отдельные враждующие банды. Левый берег контролируют нелюди, правый - люди, остатки оккупировавшей в своё время город Армии Света. Под землёй же действует третья сила - Республика Машин, поставляющая во внешний мир оружие невиданной мощи. Они используют энских мародёров в качестве посредников и выгодно платят им, поэтому, несмотря на опасности и лишения, в город стекаются авантюристы и головорезы всех мастей. Так случилось, что Центр тактического контроля - суперкомпьютер, который бы помог КМ вернуть контроль над машинами и вернуться к мечтам о завоевании мира - находится на "человеческой" половине Энска, в так называемом Белом городе. Запустить его бывшие бойцы АС не могут, ведь для этого нужны ДНК вождей Коалиции, давным-давно покинувших Энск. Один из них, экс-фюрер Ботаник, попадает в лапы Винсента Джулиано, лидера одной из каэмовских банд Чёрного города. Эту удачу, однако, нужно разумно использовать, и рядовой Сокар, более всего напоминающий обычного человека, отправляется на другой берег реки Ядвиги вести разведку в логове врага... О городе Энске (подробное описание) [more]Энск - это средних размеров город в самом сердце Польши. Не мегаполис, конечно, но и не совсем уж захолустье. Располагается он сравнительно далеко от других населённых пунктов, а попасть в него можно по железной дороге да по единственному разбитому шоссе, проходящему через местное кладбище. Город этот очень старый, хоть и малоизвестный. Застройка в нём самая типичная для Восточной Европы - узенькие кривые улочки и тёмные закоулки, таинственные лабиринты дворов-колодцев, невысокие каменные здания с причудливыми флигелями, мансардами и шпилями на островерхих башенках... Какой безумный архитектор проектировал Энск - загадка, но заблудиться в нём - пара пустяков. Особенно ночью, так как с уличным освещением здесь всегда были проблемы. Река Ядвига делит Энск на две примерно равные части - Чёрный Город на западном берегу и Белый, соответственно, на восточном. Названия свои эти районы получили после разрушительной битвы людей с нелюдями, случившейся здесь несколько лет назад. С тех пор в Чёрном Городе властвуют группировки бывших бойцов Коалиции Максов, а в Белом - бывших, опять-таки, солдат Армии Света. Между Городами соблюдается весьма напряжённый режим вооружённого перемирия, и без крайней нужды никто не суётся на территорию заклятых врагов. Во многом именно по этой причине сожжены или взорваны все мосты через Ядвигу, а единственный оставшийся мост, остроумно прозванный Харонским (в честь мифического паромщика из царства мёртвых), охраняется блокпостами с обеих сторон. Раньше в Энске была хорошо развита промышленность, особенно военная - глубоко под городом раскинулась сеть природных пещер, в которых-то и были размещены все местные предприятия. Сейчас эти пещеры - обиталище Республики Машин, и простым смертным, будь то нелюди или люди, туда путь заказан. Существует всего несколько выходов на поверхность, большая их часть сосредоточена в Сером Городе - таинственных районах на севере Энска, считающихся заброшенными и ничейными. Остальные выходы засекречены, и только машины знают о них. Как ни странно, кроме фанатиков, террористов и мафиози, в Энске живут и вполне обычные мирные жители. После того, как отгремела злосчастная битва и превращённые в руины здания начали потихоньку отстраивать, люди сначала медленно и с опаской, а потом всё смелее потянулись в родные пенаты, а вслед за ними потянулись и нелюди - негласный статус "нейтральной земли", которую обрёл город в мире, привлекал миролюбивых существ и внушал им надежду... Живя в Энске, горожане соблюдают три правила - вести себя тихо, не лезть в дела группировок и, самое главное, не вести дел с машинами. Мелкие нарушения случаются нередко, и нарушителей обычно депортируют "на тот берег", где им приходится жить среди врагов и уже по другим, более жёстким законам. Чёрный Город На западном берегу Ядвиги расположены старинные кварталы Энска. Живут там в основном нелюди - торговцы оружием, бывшие каэмовцы, а также простые эмигранты из других, менее лояльных к нечеловечеству уголков земли. Днём на улицах довольно тихо и спокойно, как в Испании во время сиесты, а вот ночная жизнь здесь бьёт ключом. Жизнь в Чёрном Городе устроена очень свободно - члены группировок контролируют свои небольшие владения и не вмешиваются в жизнь горожан, даже если те являются людьми. За порядком тоже особо никто не смотрит, поэтому преступность, насилие и разнообразные пороки цветут здесь пышным цветом. Пресекаются они только тогда, когда начинают мешать делам местных лидеров. Над южными кварталами города возвышаются Казармы - двадцатипятиэтажный бетонный монолит без окон, в котором в своё время размещалась большая часть каэмовской армии. Казармы сильнее всего пострадали от бомбёжек, так что никакой ценности не представляют - отопления и вентиляции в них нет, равно как и света. Под зданием есть бомбоубежище, где, по слухам, расположен один из входов в Республику Машин, а также тоннели, ведущие к Серому Городу. Из-за такого зловещего соседства Казармы всегда пустуют. Главное связующее звено Чёрного Города с внешним миром - железнодорожная станция "Энск-1" на восточной окраине. Туда прибывают все важные грузы, а также новые обитатели и гости - поскольку пассажирские поезда по этой ветке не ходят, они не брезгуют добираться до места в товарных вагонах. Заправляет станцией одна из группировок, но силы её слишком малы, и открыто грабить или задерживать чужой товар они никогда не решаются. Рядом с вокзалом находятся Западные триумфальные ворота - местная достопримечательность, с которой, кстати, неплохо просматриваются окрестности. Белый Город Восточный берег – спальные районы и новостройки. Это вотчина людей, бал здесь правят бывшие солдаты АС. Как и на западе, в Белом Городе действует множество мафиозных банд, но организованы они совершенно иначе – зоны их влияния имеют чёткие границы, а живущие в этих зонах люди (и, конечно же, высланные из Чёрного Города нелюди) вынуждены соблюдать строжайшую дисциплину. Днём на улицах малолюдно и тревожно, мостовые перегорожены мешками с песком, часто можно встретить вооружённые патрули и даже бронетехнику. Ночью же действует комендантский час, и никто не смеет показываться из дому после полуночи. Зато преступности и бандитизма в этих местах практически нет. Именно здесь расположено здание бывшей Штаб-квартиры КМ, занятое теперь одной из группировок Армии Света. Это невысокое пятиэтажное здание, очень невзрачное и бедное на вид, затеряно где-то в глубине тесных проулков. Самое ценное в нём - Центр Тактического Контроля, с помощью которого можно вновь подчинить свободолюбивых роботов. Ныне ЦТК отключен - прав доступа к нему нет и не может быть ни у кого в Энске, а взломать его невозможно. Тем не менее, его по-прежнему охраняют как зеницу ока, надеясь однажды реанимировать. В Белом Городе находится и единственная гостиница в Энске – отель «Свобода». Это обшарпанное восьмиэтажное здание с клопами, крысами и протекающим потолком, где в здравом уме никто не стал бы селиться, если бы был выбор. Между тем, именно здесь останавливаются проездом самые тёмные и могущественные личности или их доверенные агенты, у которых тоже иногда находятся дела на «нейтральной земле». Естественно, среди персонала отеля полным-полно шпионов и соглядатаев – как с запада, так и с востока, а то и вовсе из внешнего мира. Люди и товары прибывают в Белый Город в основном по воздуху – одна из группировок контролирует военный аэродром, находящийся на южной окраине Энска, где ещё сохранились в боевом состоянии несколько старых каэмовских истребителей и вертолётов. Поскольку в прошлом нападения на аэродром были не редкостью, он очень хорошо укреплён и даже оборудован противовоздушными системами. Как и на станции в Чёрном Городе, хозяева аэродрома не смеют прикасаться к чужому грузу. Серый Город Устрашающая область в дельте реки Ядвиги, на самом севере города. Самая известная её часть – бывшее гетто – бедный грязный квартал, где приходится жить многим людям и нелюдям, которым больше нигде не нашлось места. И днём и ночью по улицам гетто стелется густой туман, в котором иногда снуют хищные силуэты – возможно, мутанты из разрушенных во время битвы лабораторий, находившихся как раз неподалёку. За гетто раскинулось старое кладбище, не менее мрачное и таинственное. Обитатели этого района часто пропадают без вести или сходят с ума, а чертовщины здесь по горло хватает даже нелюдям. Ни одна группировка Серым Городом не интересуется, предпочитая вовсе о нём не говорить. За кладбищем начинаются болота, среди которых возвышается атомная электростанция. Она-то и даёт Энску кое-какую энергию, однако кто поддерживает её в рабочем виде, непонятно. Никто туда, понятное дело, не ходит, а машины по сему поводу отмалчиваются, хотя знающие люди поговаривают, что они тайно проводят в тех местах какие-то свои эксперименты. Что может ещё твориться в этой сумрачной глухомани, опять-таки, не знает никто.[/more]

Ответов - 186, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 All

Родаши: - Спасибо за подсказку, ничтожество, - хищно оскалился нелюдь, в то время как двое подручных Бориса схватили его за руки. Откуда ж им было знать, насколько ослабло за последние сутки тело мечника, насколько устал его человеческий разум контролировать. Контролировать собственные слова, врагов вокруг себя, свою неродную силу и скрывавшийся за ней голод. И когда подскочивший адреналин в крови окончательно смел слабый контроль Сокара, его сила решила играть по придуманным правилам Серых. Разоблаченный шпион принялся уничтожать свидетелей. Появившиеся черные лезвия отсекли державшие Сокара кисти, сделали круг и впились в головы их обладателей. Превратившись в стальные хлысты, ласково обняли головы еще двух. Кажется одного из них звали Борисом? Откатившиеся головы сохранили выражение недоумения. По пещере пошел гулять демон. Именно так думал Бжежек, сидевший на полу и не в силах пошевелиться от ужаса и удивления. Не было больше в том, кого он знал как Сокара. ничего ни от собрата Серого, ни от человека, ни даже от нелюдя. По залу носился, танцевал и упивался потоками крови Резак, и не важно, что по какой-то нелепости он имеет тело. Оно всего лишь инструмент, как до этого инструментом был он сам. Резак терялся в темноте, пронзал и сливался с чужой кровью, превращая ее в черную и делая частью себя. И так до невозможности бесконечно. Испуганная толпа разделилась. Одни бросились вперед в бессмысленном угаре пытаясь достать врага, другие бросились вдоль стен на выход, увидев кровавое месиво из своих собратьев. Защита ретранслятора уже никому не казалась миссией, достойной жизни. А разгулявшемуся Резаку хотелось продолжать шутить. Не обращая внимания на раны своего "инструмента", он приближался к ретранслятору. С неким подобием любопытства он рассматривал искаженные лица, изображенные на приборе. Один безумец оценивал творение другого. Творению не хватало только эффектной кончины. Резак, замешкавшись на секунду, чтобы вернуть рукам "инструмента" прежнюю форму, достал взрывчатку. Должно быть красиво. Небрежно бросив ее к подножию, достал зажигалку и с трудом поджог фитиль - должно быть из-за порезов человеческие руки стали плохо слушаться. Поднявшись, он не спеша, ссутулившись и спотыкаясь, двинулся в сторону выхода. Немногочисленные Серые еще оставались в пещере, в панике покидая место будущего взрыва, но Резаку уже было наплевать - сегодня он насытился всласть. Внезапно что-то хватило тело Сокара, повалив наземь. - Сдохни... Сдохни тогда и сам! - захлебываясь страхом и слезами. дрожащим голосом выпалил Бжежек, из последних сил держа за ноги врага. В стеклянных глазах его была лишь фанатичная обреченность и обида. Досадливо цыкнув, Резак легко освободился, ударом ноги откинув человека назад. Нависнув сверху, Резак медленно провел по горлу оглушенного Бжежека острием. Оставив его, живого, истекать кровью, он поспешил наружу. Но время было упущено. Взрыв оказался не таким мощным, но удалившегося Резака все равно швырнуло вперед, приложив об стену. Оглушенный то ли волной, то ли поднявшимся грохотом, он пополз вперед, к неприметной двери тихого проулка. Дышать было больно, глаза заливала кровь и грязь. Родилась мысль, что, собственно, зачем ползти, если можно просто грохнуться в обморок. Мысль развеселила, ведь она возникла не у Резака, а у Сокара. Не вдаваясь в подробности исчезновения из собственного разума воли Резака, мечник с удовольствием исполнил план, потеряв сознание.

Nail Buster: Старый ветеран задумчиво кивнул. - Что ж, командир, - медленно протянул он, - теперь вы говорите дело. По крайней мере, мы теперь знаем, где обоснуемся, когда прорвёмся сквозь это чёртово окружение. Но вот прорвёмся ли?.. Его рассуждения были прерваны пронзительным сигналом тревоги, разнесшимся по коридорам штаба "Безмолвия". В считанные секунды холл опустел - бойцы Армии Света заняли позиции у окон и дверей. Раздались первые одиночные выстрелы. - Похоже, к нам приближается очередная волна Серых, - старик подхватил винтовку и ринулся по лестнице на второй этаж. - Идём! Взглянете сами, какое жуткое это зрелище. Зрелище, открывшееся Берсу из окна второго этажа, было и вправду жутким. Быстрые, ловкие, юркие твари в серых плащах стремительно заполоняли площадь перед зданием штаба. Две, три сотни, не меньше! У многих было оружие, и эти стрелки вели прицельный огонь по окнам, в которых таились защитники базы. Другие, вооружённые только ножами, подбирались к зданию всё ближе и ближе, пока шквальный огонь аэсовцев не вынуждал их рассыпаться и скрыться в боковых переулках. Это было похоже на танец - дикую, безумную пляску Войны. - На этот раз они, похоже, прорвутся! - крикнул старик, в отчаянии отбрасывая пустой магазин и протягивая руку за новым. Когда он понял, что на поясе пусто, с остервенением сплюнул на пол. - Пора рвать когти! Неважно как - может, стоит вывалиться на улицу и отбиваться ножками стульев, и тогда... - Смотрите! - прервал его истошный крик. - Смотрите скорей, боже мой! Они падают! Падают! И они действительно падали! Серые воины-призраки, до сих пор так проворно сновавшие по площади, один за одним обмякали, тяжело опускались на колени, руки их безвольно разжимались и оружие выпадало из них... Стрелки, впрочем, продолжали палить по окнам базы, но теперь, почти потеряв численный перевес, они мало-помалу отступали к проулкам, оставляя павших собратьев лежать на земле. Столько трупов с собой им было не унести. - Это наш шанс, командир, - старик возбуждённо схватил Берса за рукав. - Выводим людей, пока они не очухались! Пара фургонов ещё на ходу!

Берс: -Прорвемся. Выбор у нас невелик..- завыла сирена. Берс тоже встал у окна, отстреливая с одной руки из штурмовой винтовки прицельными выстрелами мерзавцев в старых противогазах. Запаса патронов, чтоб строчить очередями, не было. Да и с одной руки особо не постреляешь очередями. Внезапно основная толпа завалилась на пол и перестала шевелиться. Было очень похоже на какую-то западню.. Однако даже самые хладнокровные актеры будут шевелиться, если им по яйцам зарядить пулю. Эти не шевелись. -Грант, в первый грузовик. Ты - на замыкающем колонну грузовике. Всем быть готовыми к бою. Разделить между солдатами боеприпасы. Я поеду на броневике, дорогу укажу. Со мной солдаты из Интерации. Кто не влезет в кунги грузовиков - на броню. По машинам. Джоули первым вышел из здания и запрыгнул в белоснежный парадный АС-овский БТР. "У меня почти такой же был.. Только маскированный.. Сейчас посмотрим, нормально ли работает тарахтелка или есть опасность по пути помереть от остановки.." "Бэтэр" покряхтывал мотором, однако в целом работал как хреновые часы. То есть мотор работал, но не сказать, чтобы идеально. Но, как говорится, на безбабье и коза- баба. Старлей вылез из-за руля и выглянул наружу. -Все готовы?- дождавшись ответного молчания, Берс нырнул обратно и тронул транспортер вперед. Недостаток подобной техники был в том, что на "холодный" мотор быстро не поездишь - может воспламениться. Поэтому пришлось ехать, не лихуя.. лихача, в смысле.

Nail Buster: Через несколько минут пустое здание скрылось за поворотом. Колонна продолжила свой путь по улицам, заваленным трупами Серых. Колёса с треском ломали податливые хребты, выдавливали стёкла защитных масок... Сотни плащей шуршали на холодном ветру, колышась, точно мутные воды серого моря. - Они все... погибли? - молодой аэсовец, сидевший рядом с седоволосым ветераном, поражённо смотрел на тела, держа наготове верный автомат. - Все сразу? Почему? - Думаю, мы никогда уже этого не узнаем, - мрачно проговорил старик, покачав головой. - И, думаю, лучше бы нам этого вовсе не знать. Да и не всё ли равно? Главное, что всё кончилось. - Но ведь они вернутся? - не унимался парень. - Они ведь свалились не все, я сам видел!.. - Когда вернутся, - жёстко ответил старик, пресекая дальнейшие споры, - вот тогда мы их и встретим. Встретим по достоинству, во всеоружии, будь уверен. Верно, командир? - обернулся он к Берсу, сидевшему чуть поодаль и хранившему суровое молчание. - Мы отомстим этим монстрам за погибших ребят, кем бы они там ни были. Хоть людьми, хоть нелюдями, хоть демонами из преисподней - они за всё нам заплатят. За всё, что они сделали с Энском. НРИ: Дальше, по идее, должно быть пафосное Последнее Слово Берса, ну или хоть какое-нибудь, приличествующее моменту. Потом я пишу эпилог - и квест окончен.

Берс: Берс взял у кого-то из бойцов сигарету и глубоко затянулся. Ненужная уже штурмовая винтовка висела на груди, перекинутая через шею и одно плечо. Густые струи дыма разлетались на стелящуюся по тесному помещению дымку. -Так или иначе, каждый здесь оказался по какой-то причине. Каждый за что-то да воюет. Или почему-то,- начал Джоули.- Нас осталось мало, но у нас появилось время, чтобы собраться с духом и дать каждому ублюдку, посмевшему открыть свою гнилую пасть на Армию Света, по зубам. То, что сегодня произошло - ужасно. Берс имел в виду и бойню, и предательство. И вообще, все что произошло. Столько трупов в один день редко бывает. С обеих сторон. -Уверен, наступит день, когда мы очистим Энск от этой шелухи, называющей себя Коалицией Максов. У нас есть цель, есть стремление, осталось всего лишь изыскать средства, что, уверен, не так уж и сложно, стоит только поискать... Кстати... Позже Берс может подумать, что мысль была внушена кем-то извне, однако сейчас его осенило - машины, что держались ЦТК, теперь лишены оков и единого разума, а значит... А значит необходимо заручиться поддержкой хотя бы одной разумной железки. Так сказать, хотя бы одного управляющего узла. И тогда хотя бы с оружием перебоев не будет. А у кого есть оружие, тот уж как-нибудь выкрутится в этом мире, где, так или иначе, все решает сила. Не всегда грубая, но.. -Есть у кого идеи, как назвать объединенную группу?- мрачно усмехнувшись, спросил Счастливчик. В который раз за несколько лет прозвище было подтверждено. Только исключительный везунчик мог бы выжить в этом кавардаке. Не иначе, как леприконом поцелованный...

Nail Buster: - Как нас назвать? Ну и ну... Мне казалось, тут всё яснее ясного, - проговорил старик, качая головой и насмешливо щурясь. - А как ещё, по-вашему, может зваться Армия Света, если не Армией Света? Прав я, ребята, или нет? - он обернулся к бойцам. - Разве может горстка ублюдков в масках лишить нас нашего имени, нашей доблестной сути и славной истории? - Верно говоришь! Так точно! - бойцы ответствовали ветерану громкими криками одобрения. - Армия Света! - Так-то оно лучше, - кивнул он, тепло улыбаясь, и вновь обернулся к Берсу. - Ну что, командир? Полагаю, теперь-то с пустячными вопросами покончено? Предлагаю скорей добраться до нашего нового дома и там уже поразмыслить о том, как навалять хороших люлей всей этой мерзости, что успела наводнить Энск за время наших глупых распрей. Коль скоро эти распри в прошлом... думаю, нечисть обречена. Что ответил ему Джоули, неизвестно. Машины скрылись за очередным поворотом, и улица смерти вновь погрузилась в липкую тишину. Лишь было слышно, как крысы и тараканы тихо-тихо жрут мертвечину, как растаскивают они тела по кусочкам и уносят вниз, в подземелье - туда, где их уже больше никто никогда не найдёт. Через какой-нибудь час животные не оставят никаких следов от битвы, развернувшейся здесь и у Штаба КМ. Улицы будут стерильно чисты. Улицы, что принадлежат и всегда принадлежали только сами себе. И им. Настоящим, исконным обитателям города. И их серому воинству, разумеется. И их величественным, мудрым Хозяевам. Они знали - будут ещё битвы. И ещё кровь. Но они были готовы её пролить. Люди, нелюди... Какая разница? Тот, кто пришёл в Энск с мечом, от меча и должен погибнуть. Э П И Л О Г Дверь закрылась за рядовым Сокаром. Командор Джулиано остался в кабинете один. Он медленно повернулся к окну и закрыл глаза, отдыхая. Сколько историй, подобных этой, началось и закончилось здесь, в этом тесном сумрачном кабинете?.. Слова мечника, что тот произнёс перед уходом, до сих пор звучали в голове предводителя Коалиции. "Возможно, кто-то из наших стоит за этим", - именно это сказал Сокар. Из этого похода он вернулся совсем другим. Взрослым, молчаливым, скрытным. Заматеревшим. Закалённым. По-настоящему, без дураков, опасным. Эта перемена пугала Винсента, как и все прочие перемены, нависшие над ним, готовые в любой момент рухнуть на него всей своей тяжестью и навеки погрести под собой... Командору стало вдруг неуютно в четырёх стенах. Он порывисто встал из-за стола и, накинув на плечи старую долгополую шинель, проговорил в пустоту: - Я встречусь с тобой через час. Жди на условленном месте. Металлическая оса, едва заметная на подоконнике, выбралась в форточку и, тихо жужжа, полетела в сереющее предзакатное небо. А через час невзрачная на вид машина без опознавательных знаков притормозила у обломков статуи на городской площади. Верёвки, которыми был привязан Дюк Джонстон, всё ещё валялись у постамента, а вот тел растерзанных оборотней уже не было. Был человек, очень даже живой, расслабленно привалившийся спиной к пьедесталу и терпеливо ожидавший, когда командор выберется из машины и предстанет пред его очи. - Вижу, вы и шофёра решили не брать? - едко усмехнулся Погонщик, делая шаг навстречу Винсенту. - Немногие знают, что происходит в городе, - отвечал командор, нахмурясь. - И знанием этим я предпочту делиться осторожно. - Иными словами - только вы и я? - Да, до поры до времени. А может, и навсегда. Как будет целесообразнее. - В любом случае, мои... ммм, новые друзья ослеплены своим Сопротивлением и не слишком-то за мной следят. Всю работёнку делают они, я лишь соорудил пару-тройку вспомогательных приспособлений, чтобы им не пришлось носиться взад-вперёд по подземельям. Одно из этих приспособлений, к слову сказать, уничтожил ваш доблестный рыцарь. - Он выполнял задание, - отрезал Винсент. - Как мог, так и выполнял. Если бы ты потрудился держать меня в курсе всех твоих планов, мы бы не пришли в Штаб одновременно. И кто-нибудь из нас преуспел бы. - Нет, командор, - покачав головой, чернокожий заклинатель мёртвых уселся на обломанное ангельское крыло. - Так дело не пойдёт. Чем меньше вы будете знать, тем больше шансов, что мы не погорим с вами вместе, если всё вскроется. Я выполню своё обещание - вы получите Энск на блюдечке с голубой каёмочкой. В конечном счёте, если бы не эти... неожиданные накладки, мы бы не перебили добрых две трети АС. Кстати-кстати, - он с интересом склонил голову набок. - Что вы всё-таки забыли в Штабе, командор? - Меня интересует тот же вопрос, - Винсент взглянул на Погонщика сверху вниз. - Нет, правда! - не унимался тот. - Мне страшно это интересно! У нас-то хотя бы была кровь Нечто, а у вас что? Набор отмычек? Гаечный ключ? Молоток?.. Командор только усмехнулся. Негр поражённо затих. - Неужели... - прошептал он, вмиг растеряв всю весёлость. - Неужели... кровь старого фюрера? - Лучше, - зло расхохотался вице-майор, уперев руки в бока. - Намного лучше! - Кровь Максимилиана Ботаника? - Погонщик вскочил на ноги. - Первооснователя Коалиции?! - Да какая разница, к чертям?! Центр уничтожен! - рявкнул Винсент, сжав кулаки. - В Республике Машин разлад, она больше не сможет удержать темпы производства! Энск больше не нужен никому, понимаешь, НИ-КО-МУ! Ты читаешь газеты, колдун? Слышал, что Кроуд, Щелканов и прочие расистские выродки хотят этой осенью созвать всемирное заседание по вопросу полного уничтожения нелюдей? Если они прознают о том, что ты натворил, мы разделим судьбу Хиросимы. Где ещё ты будешь делать свою магию, а? Где ещё найдёшь поле для своих мерзких экспериментов? Погонщик молча слушал вице-майора, сложив на груди руки. Ни один мускул не дрогнул на его лице. Наконец, учтиво улыбнувшись одними уголками губ, он ответил: - Кровь Ботаника, возможно, откроет нам путь к Психотронной станции. - И зачем она вам? - проворчал Джулиано, медленно успокаиваясь после опустошающей вспышки гнева. - Чтобы решить проблему безопасности Энска, - вкрадчиво продолжал вудуист. - Пока я не могу сказать больше, но, отыскав эту станцию, я смогу устроить так, что ни одна бомба на Энск никогда больше не упадёт. Абсолютная защита, герр командор. Древнее заклинание, сплетённое самой Кармиллой Карнштейн. - Вот как... - Винсент задумчиво потёр подбородок. - Может быть, что-то из этого выйдет... Но как вы отыщете её теперь, без ЦТК? - Возможно, попробуем с помощью Блуждающего Храма. К цели необязательно должен вести один-единственный путь - не сомневаюсь, что Оккультный Кулак за время своего существования создал массу своих собственных дублирующих подсистем... - И для работы с ними тоже нужна кровь Ботаника? - Я хотел бы получить её и попробовать, - Погонщик заискивающе, хоть и несколько наигранно, поклонился. - Вам она всё равно не нужна. - Ты её получишь, - ответил командор после нескольких мгновений раздумья. Резко развернувшись, он направился к машине. - Завтра. - Этот парнишка, Сокар, - прокричал колдун ему вслед, когда дверь машины захлопнулась и она покатила прочь. - Он может всё испортить! Он знает, что я замешан!.. "Сокар, возможно, уже едет отсюда прочь, - с мрачным удовлетворением подумал Винсент, сжимая руками руль и холодно улыбаясь. - Отдать его на растерзание этим тварям... Этим подонкам... Нет, пусть лучше отдохнёт хоронешько во внешнем мире. Хоть в Варшаве, хоть в Нью-Йорке, хоть где... Хорошо, что я дал ему отпуск. Я, если задуматься, ещё никому не давал здесь отпусков..." Машина исчезла в ночи, и крысы провожали её внимательными взглядами чёрных бусинок-глаз. Погонщик, заложив руки в карманы, подмигнул им и направился в переулки. Завтра у него будет много дел. Завтра эксперимент продолжится.



полная версия страницы