Форум » Фронтовые сводки » В тылу врага » Ответить

В тылу врага

Nail Buster: Место действия: город Энск, Польша Время действия: март-апрель 2011 года Участники: Nailbuster, Родаши, Берс Действующие лица: рядовой Сокар, старший лейтенант Джоули Категория: каноническая сюжетная линия Сюжет: Город Энск - земля Бесконечной Войны. Когда-то могущественная Коалиция Максов, заправлявшая им, теперь распалась на отдельные враждующие банды. Левый берег контролируют нелюди, правый - люди, остатки оккупировавшей в своё время город Армии Света. Под землёй же действует третья сила - Республика Машин, поставляющая во внешний мир оружие невиданной мощи. Они используют энских мародёров в качестве посредников и выгодно платят им, поэтому, несмотря на опасности и лишения, в город стекаются авантюристы и головорезы всех мастей. Так случилось, что Центр тактического контроля - суперкомпьютер, который бы помог КМ вернуть контроль над машинами и вернуться к мечтам о завоевании мира - находится на "человеческой" половине Энска, в так называемом Белом городе. Запустить его бывшие бойцы АС не могут, ведь для этого нужны ДНК вождей Коалиции, давным-давно покинувших Энск. Один из них, экс-фюрер Ботаник, попадает в лапы Винсента Джулиано, лидера одной из каэмовских банд Чёрного города. Эту удачу, однако, нужно разумно использовать, и рядовой Сокар, более всего напоминающий обычного человека, отправляется на другой берег реки Ядвиги вести разведку в логове врага... О городе Энске (подробное описание) [more]Энск - это средних размеров город в самом сердце Польши. Не мегаполис, конечно, но и не совсем уж захолустье. Располагается он сравнительно далеко от других населённых пунктов, а попасть в него можно по железной дороге да по единственному разбитому шоссе, проходящему через местное кладбище. Город этот очень старый, хоть и малоизвестный. Застройка в нём самая типичная для Восточной Европы - узенькие кривые улочки и тёмные закоулки, таинственные лабиринты дворов-колодцев, невысокие каменные здания с причудливыми флигелями, мансардами и шпилями на островерхих башенках... Какой безумный архитектор проектировал Энск - загадка, но заблудиться в нём - пара пустяков. Особенно ночью, так как с уличным освещением здесь всегда были проблемы. Река Ядвига делит Энск на две примерно равные части - Чёрный Город на западном берегу и Белый, соответственно, на восточном. Названия свои эти районы получили после разрушительной битвы людей с нелюдями, случившейся здесь несколько лет назад. С тех пор в Чёрном Городе властвуют группировки бывших бойцов Коалиции Максов, а в Белом - бывших, опять-таки, солдат Армии Света. Между Городами соблюдается весьма напряжённый режим вооружённого перемирия, и без крайней нужды никто не суётся на территорию заклятых врагов. Во многом именно по этой причине сожжены или взорваны все мосты через Ядвигу, а единственный оставшийся мост, остроумно прозванный Харонским (в честь мифического паромщика из царства мёртвых), охраняется блокпостами с обеих сторон. Раньше в Энске была хорошо развита промышленность, особенно военная - глубоко под городом раскинулась сеть природных пещер, в которых-то и были размещены все местные предприятия. Сейчас эти пещеры - обиталище Республики Машин, и простым смертным, будь то нелюди или люди, туда путь заказан. Существует всего несколько выходов на поверхность, большая их часть сосредоточена в Сером Городе - таинственных районах на севере Энска, считающихся заброшенными и ничейными. Остальные выходы засекречены, и только машины знают о них. Как ни странно, кроме фанатиков, террористов и мафиози, в Энске живут и вполне обычные мирные жители. После того, как отгремела злосчастная битва и превращённые в руины здания начали потихоньку отстраивать, люди сначала медленно и с опаской, а потом всё смелее потянулись в родные пенаты, а вслед за ними потянулись и нелюди - негласный статус "нейтральной земли", которую обрёл город в мире, привлекал миролюбивых существ и внушал им надежду... Живя в Энске, горожане соблюдают три правила - вести себя тихо, не лезть в дела группировок и, самое главное, не вести дел с машинами. Мелкие нарушения случаются нередко, и нарушителей обычно депортируют "на тот берег", где им приходится жить среди врагов и уже по другим, более жёстким законам. Чёрный Город На западном берегу Ядвиги расположены старинные кварталы Энска. Живут там в основном нелюди - торговцы оружием, бывшие каэмовцы, а также простые эмигранты из других, менее лояльных к нечеловечеству уголков земли. Днём на улицах довольно тихо и спокойно, как в Испании во время сиесты, а вот ночная жизнь здесь бьёт ключом. Жизнь в Чёрном Городе устроена очень свободно - члены группировок контролируют свои небольшие владения и не вмешиваются в жизнь горожан, даже если те являются людьми. За порядком тоже особо никто не смотрит, поэтому преступность, насилие и разнообразные пороки цветут здесь пышным цветом. Пресекаются они только тогда, когда начинают мешать делам местных лидеров. Над южными кварталами города возвышаются Казармы - двадцатипятиэтажный бетонный монолит без окон, в котором в своё время размещалась большая часть каэмовской армии. Казармы сильнее всего пострадали от бомбёжек, так что никакой ценности не представляют - отопления и вентиляции в них нет, равно как и света. Под зданием есть бомбоубежище, где, по слухам, расположен один из входов в Республику Машин, а также тоннели, ведущие к Серому Городу. Из-за такого зловещего соседства Казармы всегда пустуют. Главное связующее звено Чёрного Города с внешним миром - железнодорожная станция "Энск-1" на восточной окраине. Туда прибывают все важные грузы, а также новые обитатели и гости - поскольку пассажирские поезда по этой ветке не ходят, они не брезгуют добираться до места в товарных вагонах. Заправляет станцией одна из группировок, но силы её слишком малы, и открыто грабить или задерживать чужой товар они никогда не решаются. Рядом с вокзалом находятся Западные триумфальные ворота - местная достопримечательность, с которой, кстати, неплохо просматриваются окрестности. Белый Город Восточный берег – спальные районы и новостройки. Это вотчина людей, бал здесь правят бывшие солдаты АС. Как и на западе, в Белом Городе действует множество мафиозных банд, но организованы они совершенно иначе – зоны их влияния имеют чёткие границы, а живущие в этих зонах люди (и, конечно же, высланные из Чёрного Города нелюди) вынуждены соблюдать строжайшую дисциплину. Днём на улицах малолюдно и тревожно, мостовые перегорожены мешками с песком, часто можно встретить вооружённые патрули и даже бронетехнику. Ночью же действует комендантский час, и никто не смеет показываться из дому после полуночи. Зато преступности и бандитизма в этих местах практически нет. Именно здесь расположено здание бывшей Штаб-квартиры КМ, занятое теперь одной из группировок Армии Света. Это невысокое пятиэтажное здание, очень невзрачное и бедное на вид, затеряно где-то в глубине тесных проулков. Самое ценное в нём - Центр Тактического Контроля, с помощью которого можно вновь подчинить свободолюбивых роботов. Ныне ЦТК отключен - прав доступа к нему нет и не может быть ни у кого в Энске, а взломать его невозможно. Тем не менее, его по-прежнему охраняют как зеницу ока, надеясь однажды реанимировать. В Белом Городе находится и единственная гостиница в Энске – отель «Свобода». Это обшарпанное восьмиэтажное здание с клопами, крысами и протекающим потолком, где в здравом уме никто не стал бы селиться, если бы был выбор. Между тем, именно здесь останавливаются проездом самые тёмные и могущественные личности или их доверенные агенты, у которых тоже иногда находятся дела на «нейтральной земле». Естественно, среди персонала отеля полным-полно шпионов и соглядатаев – как с запада, так и с востока, а то и вовсе из внешнего мира. Люди и товары прибывают в Белый Город в основном по воздуху – одна из группировок контролирует военный аэродром, находящийся на южной окраине Энска, где ещё сохранились в боевом состоянии несколько старых каэмовских истребителей и вертолётов. Поскольку в прошлом нападения на аэродром были не редкостью, он очень хорошо укреплён и даже оборудован противовоздушными системами. Как и на станции в Чёрном Городе, хозяева аэродрома не смеют прикасаться к чужому грузу. Серый Город Устрашающая область в дельте реки Ядвиги, на самом севере города. Самая известная её часть – бывшее гетто – бедный грязный квартал, где приходится жить многим людям и нелюдям, которым больше нигде не нашлось места. И днём и ночью по улицам гетто стелется густой туман, в котором иногда снуют хищные силуэты – возможно, мутанты из разрушенных во время битвы лабораторий, находившихся как раз неподалёку. За гетто раскинулось старое кладбище, не менее мрачное и таинственное. Обитатели этого района часто пропадают без вести или сходят с ума, а чертовщины здесь по горло хватает даже нелюдям. Ни одна группировка Серым Городом не интересуется, предпочитая вовсе о нём не говорить. За кладбищем начинаются болота, среди которых возвышается атомная электростанция. Она-то и даёт Энску кое-какую энергию, однако кто поддерживает её в рабочем виде, непонятно. Никто туда, понятное дело, не ходит, а машины по сему поводу отмалчиваются, хотя знающие люди поговаривают, что они тайно проводят в тех местах какие-то свои эксперименты. Что может ещё твориться в этой сумрачной глухомани, опять-таки, не знает никто.[/more]

Ответов - 186, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 All

Берс: -Идем,- кивнул Берс и направился в сторону, откуда донеслись выстрелы и вопли. "Аэсовцами нас называют упыри и их прихвостни. Паршивыми - исключительно вампиры.."- рассуждал он про себя, пока ноги неспешно несли его к "темнюкам".- "Если вампиры искусственные, то просто перестреляю.." -Не по-христиански это,- пробасил над ухом Черт, но тут же растворился. -Так кто тут чайком балуется?- спросил он, выходя из-за поворота здания, преграждавшего поле обзора. Про чаек анекдот старенький про вампиров был, донельзя похабыный и обидный кровососам.

Nail Buster: Драматическое действо, свидетелем которому стал ирландец, развернулось прямо в центре очень широкого перекрёстка, напоминавшего скорее маленькую площадь. В центре этой площади стояла трёхметровая статуя на высоком вычурном постаменте - вампирша-богиня с распростёртыми в стороны руками, на манер Иисуса из Рио-де-Жанейро. Война изрядно потрепала статую - у неё была насквозь пробита грудь и не было головы, но длинные жилистые руки, вывернутые в немыслимом положении, по-прежнему идеально сохранились. Именно за эти ужасающие руки, словно распятый святой на кресте, был привязан окровавленный мужчина - судя по всему, он-то и звал на помощь. Его винтовка валялась поодаль, а под ним, у подножья постамента, кучковались несколько странных созданий. Они были задрапированы в тёмно-серую материю с головы до ног, а на лица были натянуты противогазы старого образца - с большими круглыми линзами и длинными дыхательными шлангами, тянувшимися вглубь их одеяний. Когда Берс показался из-за поворота, существа замерли, а затем синхронно разбежались в разные стороны - их движения были странно неестественны как для людей, так и для нелюдей. А там, где они стояли, обнаружились два истерзанных трупа. Оборотни. Оба практически увешаны оружием. Площадь вмиг опустела. Человек тихо застонал. Постамент под ним был покрыт каплями крови.

Берс: -Ах ты ж еб твою мать,- только и нашелся, что сказать ирландец. Он быстро окинул взглядом площадку, на которой развернулось действо. Пока опасности не было видно, но, по всей видимости, ситуация в любой момент все могло кардинально поменяться.- Steir AUG, едрена мать, неплохо вооружены эти темные мудаки..- бормотал он себе под нос, достаточно быстро передвигаясь к статуе богини. Два выстрела и путы, державшие тело на статуе лопнули, вернее сталь цепей сломалась. Он не спешил наклоняться над телом аэсовца, оглядываясь вокруг. Чтобы так измочалить оборотней нужно было некисло попыхтеть.. Все это очень скверно пахло. Нет, даже воняло. -Похоже ты въебался, мой железнорукий друг..- пробормотал он, обращаясь к себе и оглядывая мельком раненного.- Имя, возраст, звание?- задал он обычные вопросы мужчине. Больше его сейчас заботила обстановка вокруг.

Родаши: Сокар молчаливо стоял поодаль, но так же наблюдал представленную картину. Весьма мрачную, что и ожидалось. И почему он еще не ушел? - Эти могут вернуться, - коротко заметил Сокар, имея ввиду группу в противогазах. "Вампиры? Довольно странно. Они нарушили трапезу оборотням, а мы в свою очередь спугнули их? Спугнули? Эти твари расправились с вооруженными оборотнями, но испугались двух человек?" В любом случае чем меньше они с Берсом тут проторчат - тем безопаснее. Хоть мечник и был на стороне нелюдей - такие кровавые бойни были ему очень не по нутру. Но остается еще раненый. Падение с постамента вряд ли пришлось ему по вкусу, но он явно был жив еще. "Это его называли аэсовцем? Весьма неприятный момент." Стараясь не попадать в поле зрения спасенного, Сокар приблизился и аккуратно выбрал в кровавом месиве бывших оборотней пистолет попроще. - Пригодится, - без надобности оправдался он. Пребывая в том же мрачном состоянии, мечник решил пока дождаться результатов профессионального уже допроса Берса.

Nail Buster: Из-за засохшей крови и синяков, покрывавших лицо человека, его возраст невозможно было определить. Серьёзных ранений как будто не было, если не считать нескольких выбитых зубов. Сперва он как будто не услышал Берса, но затем, с трудом приподняв голову, заставил себя вновь сосредоточится на происходящем вокруг. - Сержант Дюк Джонстон, - хрипло, но отчётливо произнёс он. - Четырнадцатый сектор, под командованием комиссара третьей ступени Маркуса Штиффа. Мы... нас атаковали около двух дней назад... Похоже, только я один остался в живых... Он закатил глаза и вновь потерял сознание. Четырнадцатый сектор, если пользоваться языком Армии Света, как раз граничил с территорией капитана Лао Вэя, которому подчинялся Берс. Как и с многими другими соседями, с людьми Штиффа они не слишком знались, но было точно известно - это сильная и опасная в бою группировка. Точнее, была... Улицы Серого города по-прежнему хранили молчание. Начинало светать - через пару часов в этом районе должно было стать безопасней.

Берс: -Добро пожаловать в группу капитана Лао Вэя, сержант Дюк Джонстон, нам никогда не помешает еще один ветеран в отряде..- с окаменевшим лицом произнес Берс, цепляя на плечо "Штырь" и суя гранаты в карман пальто. Марадерство? Ну можно и так сказать, но группировка слишком бедна, чтобы платить столько, сколько достаточно человеку для проживания и выживания в наше суровое время. Особенно тому, чья жизнь зависит от того, сколько боеприпасов он сможет взять с собой на следующее задание. Приходилось обирать трупы и уносить с собой наиболее ценное. И патроны. Патроны тоже нашли свое место во внутреннем кармане пальто. -Пошли к парому, по ходу неспешно прогуляться по Серому городу нам не суждено,- взгромождая тело на плечо, сказал Джоули "Марку".- Бегаешь хорошо? Как бы там ни было, у Сокара было множество возможностей воткнуть нож в кажущуюся незащищенной спину старлея. Пока что он этого не сделал, а значит, пока что можно ему доверять. И все проще вдвоем найти спасение в критической ситуации, чем одному.- Возможно вскоре нам придется пробежаться.. "Лучше бы это "возможно" не представилось нам в виде "необходимо"..."

Родаши: Просто поразительно, как некоторые умеют наживать себе неприятности. А поражаться Сокару приходилось на самого себя - теперь он путешествует по Серому городу в сопровождении целых двух аэсовцев, назвавшись чужим именем и с татуировками нелюдя на руках. Любой обзавидуется такому прикрытию. Проблемы возникнут, если его как свидетеля или же просто согласно какому-нибудь глупому уставу потащат к себе на базу. Хотя то, что Джоули из отряда Лао Вэя - весьма и весьма любопытная новость. - Возможно придется... Особенно с безвольным телом на плечах, - проворчал сзади бродяга, ускоряя шаг. Помочь нести раненого он даже не предложил. - Так значит ты из АС все-таки? - поравнявшись с Берсом, Марк, словно желая завести новый разговор, полюбопытствовал, - А в Серый в командировку отправили?

Берс: -Я бы сказал скорее всего придется..- пробормотал Джоули, широко шагая в направлении парома. Очень уж любопытен этот типчик, которому бы Берс не доверил напарничество в нелегком деле несения нелегкого тела - уж больно хрупким выглядел этот паря. Тем не менее, приходилось удовлетворять любопытство "Марка". -Да, я из АС..- на следующий вопрос он ответил своеобразно, но все же ответил.- Ага,- тихо проворчал старлей.- В отпуск на море, на зверей неведомых поглядеть.. Видимых неудобств он не испытывал, даже с телом на плечах. -И все же, Марк, ты так и не ответил на мой вопрос. Чем ты был полезен "темным"? И на кого работал? Упырей? Оборотней? На кого?- вопрос прозвучал требовательно.- Я искренне надеюсь получить ответ. Хотя быть может, я слишком наивен... Помнится, ты говорил, что каждый имеет право на жизнь.. Он паскудно ухмыльнулся, однако было в ухмылке этой что-то не столь уж поганое. Воспоминания? Быть может.. -Не каждый..

Родаши: Сокару показалось или в вопросе и вправду звучало подобие угрозы. Теперь Берс являлся эдаким представителем власти той стороны, куда они направлялись. И это, к сожалению, придавало больше веса и власти его вопросам. Марк скептически посмотрел на попутчика и, пожав плечами, нехотя ответил: - Да на себя работал. Хотя на деле каждая тварь обирала... Был небольшой магазин холодного оружия у меня. В основном мелочевка для любителей красивых побрякушек - там на стену повесить или перед дамой покрасоваться. По наследству, так сказать перешел. Хех, документы тоже потребуешь? Но однажды то ли помешал кому-то мой магазин, то ли просто свои разборки... Бах! И нет магазина. Жить вблизи с этими упырями смысла больше не было, а мстить некому - поэтому я здесь. Бродяга театрально вознес руки с кривой усмешкой глянув на небо. - А теперь еще и без вещей, на опасной территории в сомнительной компании, - Марк вновь обернулся к Счастливчику, с легким вызовом внезапно интересуясь, - Что, не пройду фэйс-контроль, а?

Берс: -Фейс контроль говоришь?- Берс хмыкнул.- Сейчас, посмотрю на тебя попристальнее, слезу только утру...- человек действительно утер несуществующую слезу и громко шмыгнул носом. Вдалеке показался паром.- Честно, мне плевать, за каким бананом ты прешься на наш берег. До той поры плевать, до которой ты не будешь пересекаться интересами с АС. И если не окажешься шпионом. Или разведчиком. Называй как хочешь.. Тут Лаки вспомнил, что в кармане, в который он кинул гранаты, был душевный такой бутер с ветчиной, луком, маслом, майонезом, двумя частями булки и парой охотничьих сосисок. Захотелось жрать. -Тяжелый хряк,- проворчал он, прекратив попытки предупредить или запугать Сокара, который в его представлении был "Марком".- Должен будет мне пару бутылей виски.. Кстати,- он обернулся к "Марку". Вид у него был серьезный и наставленный в грудь парня указательный палец не предвещал тому ничего хорошего.- С тебя тоже вино причитается, тебя за язык никто не тянул..

Nail Buster: Берега реки мало-помалу перешли в зловонную топь - недостаточно глубокую, чтобы в ней можно было всерьёз увязнуть или утонуть, но вполне достаточно, чтобы затруднить путь Сокару и Берсу. В этой топи росли сухие корявые деревья без листьев, ветви которых, словно скрюченные когти какого-нибудь монстра, нависали иногда над самой водой. А по поверхности воды уже начинал стелиться утренний туман. Надрывно взвыла вдали, в чащобе, невидимая тварь и тут же смолкла. Солнце уже искало себе путь сквозь переплетения ветвей, а троица путников наконец-то вышла к парому. Паром оказался массивным сооружением из толстых почерневших брёвен - фактически, просто огромным плотом - и на одном краю этого плота высилось нечто вроде хижины с покатой крышей. На крыше-то и восседал хозяин парома, повернувшись к нежданным гостям в профиль и поглядывая на них сверху вниз. Его долговязая мускулистая фигура, облачённая в грязный тёмно-серый камуфляж, излучала силу и мощь, а половину лица скрывал капюшон - не такой, как у виденных недавно существ, а куда более потрёпанный. Когда Сокар и Берс подошли поближе, тонкие губы паромщика искривились в добродушной усмешке. - Нужна переправа? - просто спросил он и легко спрыгнул наземь. Даже рослый аэсовец Счастливчик доставал ему только до плеч.

Родаши: В ответ Берсу Марк лишь руками развел, с иронией заметив: - Уж прости, но не так скоро долг отплачу - как видишь, пожитков ноль и кто знает, когда разживусь хорошим вином. Разве что ты работенку подкинешь, в чем сомневаюсь. В голосе звучало довольно много раздражения, хоть Сокар старался и не выказывать его. Дело было во все приближающейся переправе. Возник вопрос - и как же намерен был аэсовец проверять его на вшивость, если и собирался? Слишком уж близко он наконец к выходу на другую сторону, чтоб влезать в еще какие разборки. Сокар стал внешне угрюм и задумчив, что было более ему свойственно, чем разговорчивая натура "Марка", которой приходилось в последнее время соответствовать. Нарисовавшася перед ними постройка казалась одновременно и уместной в этой серой местности, но и по-смешному сказочной. "Вот вам и век прогресса и технологий. Возможно переход будет и не таким проблемным." Даже хозяин дома-у-реки решил поприветствовать новых клиентов, нависнув над ними мощной фигурой с доброжелательной улыбкой. "А может и нет... И как такого здоровяка крыша выдержала?" Бродяга лишь полуутвердительно пожал плечами и выжидательно посмотрел на Берса, давая тому право переговоров как представителю АС.

Берс: Берс посмотрел на паромщика снизу вверх, чуть задрав голову. "Прямо Харон нового времени.. Тяжко ему поди такую тушу таскать на ногах..." -Нужна,- кивнул он, с изумлением замечая легкость движений, кои совершало вышеозначенное тело. "С таким бы в "ирландского дурачка" сыграть можно было.. Глядишь, башка с первой плюхи бы не лопнула.."- подумалось вдруг Джоули. Старлей любил веселиться. Порой он делал это своеобразно и не очень подходяще для предметов веселья, коими чаще являлись люди и мебель. Что чаще из этих двоих - вопрос, на который не найдется ответа, пусть он и не риторический. А в АС он был потому, что умел благодарить и это самый оптимальный способ для мести. А месть настигнет каждого кровососа. Он подкинул человека на плече, устраивая того поудобнее. -Оплата месячными феи?- спросил Счастливчик, так же приветливо улыбаясь. А может и не приветливо, а как-то еще. Кто этих ирландцев разберет? Так же как и русских.. Раньше переправляться через паром ему не приходилось - у командования хватало мозгов, чтобы не отправлять в Серый старлея. Теперь мозг выветрился и Джоули можно было поздравить с почином.

Nail Buster: - Оплата... А что у вас есть? - осведомился паромщик, заинтересованно приподняв бровь. Впрочем, казалось, деньги или имущество пассажиров его не слишком занимали, так как секунду спустя он уже отталкивал паром от берега здоровенным дубовым багром с ржавым крюком на конце. Багор годился, чтобы жарить на нём бегемотов, а дюжий хозяин плота управлялся с ним легко, как с тростинкой. - Об оплате поговорим, пожалуй, на том берегу, - он столкнул паром в воду и, уцепившись багром за берег, ждал, пока на него взберутся Берс и Сокар. - А то вдруг по пути кого недосчитаетесь... Я не угрожаю, если вдруг что, просто речные обитатели не любят, когда кто-то мутит их воду. Даже если этот кто-то везёт месячные феи или нелюдя, прикидывающегося человеком. Он рассмеялся и подтянул плот чуть ближе, борясь с внезапно усилившимися волнами.

Родаши: Сокар с любопытством оценил внушительных размеров багор, осознав, что возможно на всем пути преимущество в переговорах будет у этого здоровяка. Начальство не слишком много о нем распространялось, видимо само не владея большой информацией, но мечнику стало интересно - придерживается ли сам паромщик чьей либо стороны. Или переправляя и людей и нелюдей он оставался между двух берегов? Занятный кадр. - На том, так на том, - смиренно пожал плечами парень. Марк первым шагнул на деревянную переправу, стараясь привыкнуть к небольшой качке. Непривычно, но не смертельно. Главное не подходить к краям плота. Бродяга никак не отреагировал на мрачные шутки паромщика, занятый поиском места поудобнее. Усевшись прямо на пол, спиной к импровизированному жилищу здоровяка, видимо уставший от их прогулки бродяга сонно поинтересовался: - Долго до того берега? А то у нас, как видишь, багаж - раненый. Что бы не ждало впереди - речные пакости или отряды аэсовцев - это не мешало сейчас Сокару с наслаждением растянуться и даже начать посапывать во сне.

Берс: -Нелюдь..- Берс задумался, прада ненадолго - внезапно качнувшийся плот едва не выбил его из равновесия. Багор невольно внушал уважение к его владельцу ибо подобной дурбалой орудовать мог отнюдь не каждый. И что-то подсказывало аэсовцу, что он еще увидит в деле, немного в другом свете, правда, это орудие. Заснувший "Марк" не задавал вопросов и это вполне устраивало Берса. Его вполне устраивало и то, что можно было положить раненного сержанта на темные доски плота. Вернее парома. Как вполне его устраивало и то, что можно ненадолго перевести дух.- Быть может, скажешь хоть во что примерно выльется наш тур по "морю"?- уточнил он у детины, что против закона Равновесия обладал и дюжим телосложением и интеллектом был несколько обезображен. Достаточно для того, чтобы не показывать слишком уж острый ум, но и не казаться имбицилом.

Nail Buster: - До берега-то недалеко, - степенно промолвил паромщик, отталкиваясь багром от берега и вступая в бой с густыми зарослями трёхметрового камыша. - Только плыть придётся медленно - ещё разбудим... лихо... которое пока тихо... Углубившись в какие-то свои мысли, он повёл судно по чёрной воде, над которой клубился привычный уже белый туман. Иногда в нём проплывали смутные силуэты разных размеров и форм - то ли коряги, то ли что-то более одушевлённое и голодное... Даже несмотря на то, что день вступал мало-помалу в свои права над Энском, видимость почти не улучшалась. Солнце просвечивало сквозь туман трупно-жёлтым пятном, и туман, казалось, сам светился потусторонним, зловещим сиянием. Через какое-то время камыши кончились. Теперь плот, казалось, был единственным материальным объектом в белесом колышущемся мороке - трудно было понять даже, плывёт он куда-нибудь или стоит на месте. Самое удивительное было в том, что паромщик не грёб - с багром на плече он устроился на крыше домика, а плот то ли несло течением, то ли... - Отличное утро! - вдохнул он полную грудь тумана. - Сегодня нас точно не заметят с моста!

Родаши: Сокар приоткрыл глаза. Ему пришло в голову оценить то, что паромщик назвал "отличным утром". С некоторых пор Сокар недолюбливал туман, и он вновь сопровождал его в прогулке. Довольно-таки мерзко, учитывая мрачные намеки здоровяка. Спать расхотелось. И так как плыли они в этой мерзоте действительно довольно медленно - утро было признано абсолютно негодным. Еще и желудок взбунтовался, нагло напоминая о своих аппетитах. Марк задрал голову, чтобы рассмотреть сидящего на крыше паромщика: - Эй! Кстати, кто "эй"? К тебе обращаются как-нибудь или предпочитаешь просто "паромщик"? - Он задумчиво потер занывшую шею (высоко забрался), - Скажи, а были дни, что с моста замечали? Не опасно это для тебя-то? Хотя наверно клиентов не так много, хех. Парень вновь вытянул ноги, с непроницаемым лицом разглядывая аэсовца без сознания, вязкий туман и все менее видимый берег. - Мне теперь даже интересно, что же ты в оплату попросишь. Мечник болтал, а в голове были только сумбур и усталость. Странно было находится на плоту. Вроде не за стенами, а деться некуда. Сокар очень надеялся, что по приплытию на том берегу никакие встречающие им не встретятся. Ведь будет странно, если человек внезапно предпочтет нырнуть в воду, чем открыто выйти в Белый Город.

Берс: Берс на всякий случай поменял магазин в пистолете и положил у ног трофейный "Штырь". Можно было бы поотстреливаться в случае чего с двух рук, но уж лучше оставить одну руку свободной. И туман ему не нравился. Хотя, возможно он и не один такой, которому туман не нравится. -Действительно, прекрасное утро..- Берс бы предпочел сейчас лететь на вертолете, у которого отказали оба двигателя и отлетели все лопасти, чем вот так вот медленно плыть и надеяться, что "не разбудили лихо... пока тихо..". И этот загадочный мост, мать его вперехлест.- А два человека тут не проплывали с часок назад?- вертолета в распоряжении АС пока не было, вернее слухи были, что у какой-то группировки вроде как появился умник, который способен сделать вертолет из ножниц и зубной щетки, но результатов пока видно не было. И слышно. "Если не проплывали, то.. Придется выпить за их здоровье.. За упокой, в смысле." Что поделать - трудовые будни, где-то найдешь, где-то потеряешь.. -Эй, сержант, очухивайся давай,- Берс решил, что ногой будет оптимальней его "очухать", чем рукой. Говорить приходилось тихо.

Nail Buster: Сержант Дюк Джонстон, получив от Берса тычок ботинком под рёбра - довольно осторожный тычок, как казалось, разумеется, самому Берсу - заворочался и забормотал в полузабытьи, начав приходить в сознание. К осмысленному диалогу он, впрочем, явно не был пока готов. Паромщик же глядел на раненого, да и на остальных пассажиров со снисходительным, беззлобным любопытством. Ему явно приходилось переправлять с одного берега на другой и не такие странные компании. - Звать меня можешь Харон, - он склонил голову, хитро глянув на Сокара-Марка. - Можешь даже считать, что в честь меня прозвали тот мост - я буду страшно доволен... Да, с него частенько палят по реке, - здоровяк усмехнулся. - Ведь просто так по реке никто не поплывёт - посты на мосту созданы затем, чтобы не пропускать всякую шушеру, какая на том берегу и даром не нужна. Вы сами, если не секрет, почему не перебрались, как подобает честным джентльменам?.. Он не успел договорить. Белая молния пронзила толщу тумана, вспенив воду в нескольких метрах от них. Паром качнуло мощной волной. - Пристреливаются, что ли!? Или просто шутки шутят!? - вскрикнул Харон и, вскочив на ноги, взялся за багор. Он напряжённо вгляделся во мглу, ожидая нового залпа, но мгла больше не отвечала ему. - Так... Паром снова качнуло, но уже по-другому. Как будто что-то толкнуло его снизу. - Так... Так, так, так-так-так! - паромщик спрыгнул с крыши хижины на палубу и, скрывшись на мгновение внутри, вернулся с двумя здоровыми вёслами. - Эти ублюдки, кажется, всё живое здесь переполошили. Давайте-ка, ребятки, поднажмём! Мотора у этой деревяшки нет, а нам нужно отсюда побыстрее... Ещё один глухой удар заставил судно вздрогнуть. Сержант Джонстон, открыв глаза, застонал.



полная версия страницы