Форум » Фронтовые сводки » Серая Рать » Ответить

Серая Рать

Nail Buster: Место действия: город Энск, Польша Время действия: январь 2011 года Участники: Nail Buster, Зузанна, X0 Действующие лица: Хозяйка Подземелий Зузанна, киборг-техман X0 Сюжет: Казалось бы, что может произойти такого страшного или необычного в городе Энске, где стали обычными даже самые чудовищные видения и кошмары? Но нет, теперь раздираемый Бесконечной Войной город подкинул своим кровожадным обитателям новую загадку - неужели клопы, крысы и тараканы сделались... разумными!? У них что, развивается некое подобие коллективного разума, или же они просто ни с того ни с сего стали вести себя организованно и слаженно, как муравьи или даже человечья армия? Или, может быть, животными управляет что-то неведомое, таящееся в тёмных глубинах городских подземелий? Если это так, грех не попытаться заполучить эту силу в свои руки... и использовать её против ненавистных оккупантов, заполонивших родной город! Необходимое пояснение: Вам, фройляйн Зузанна, предлагается сыграть ключевую роль в создании таинственной Серой Рати - "четвёртой силы", которая спустя несколько месяцев будет терроризировать героев соседних квестов. Путешествие Энска в параллельные миры, как мы знаем, тоже свершится не без участия этих ребят. А пока что это просто мирные граждане города, перманентно голодные и страшно недовольные тем, что их дома превратили в гигантское стрельбище. Которым страшно нужна ударная сила. Ваш пост первый. Можете просто отписать, как вам живётся в холоде и сырости. А можете начать и иначе... Главное - вы в Энске, а точнее, под Энском. Все вопросы и предложения - в личку.

Ответов - 90, стр: 1 2 3 4 5 All

Зузанна : Шагаем мы по свету дольше тысячи лет, Наш дом - весь мир, но нам нигде пристанища нет. Любой из нас сумеет вам в душу страх посеять, Вползая серым призраком в сны. Пусть мы на вид невзрачны - приглядись и заметь: На лапах и хвостах несём мы Черную Смерть, Смотри на нас тревожно, ведь мы, вполне возможно, Посланцы самого Сатаны! Мы - крысы, мы - крысы, идём по земле, Следы, будто мысли, в песке и золе, Мы вам бросаем вызов, ведь по сути мы есть Природы длиннохвостая месть! Темно и холодно. Сколько Зузанна себя помнит, всегда было именно так - темно и холодно. И это хорошо, потому что свет слепит и причиняет боль. Пусть будет темно и холодно. Ей так нравится. Она так хочет. А еще со светом приходят люди. Мысли людей Зузанна видеть не умеет, но она и так знает, чего они хотят. Люди хотят убивать. Убивать не от голода - от голода убивают только звери. Люди убивают по другим причинам. От страха. От жадности. От ненависти к тому, кто не такой, как они сами. Просто от скуки. Иногда появляются нелюди. Зузанна отличает их по запаху. Они гораздо быстрее, сильнее и опаснее людей. Некоторые умеют видеть в темноте, почти как сама Зузанна. Нелюдям тоже нравится убивать. Порой Зузанне кажется, что в этом свихнувшемся городе она - единственная, кому не слишком нравится убивать. Хотя и приходится это делать. В центральном коллекторе Энска, под глухими бетонными сводами, на берегу зловонного канала, на куче натасканного крысами тряпья дрожит во сне хрупкая фигурка Зузанны. Ее окружает преданный Серый Батальон - скопище самых опытных и матерых крыс, красноглазых плотоядных спецназовцев, стерегущих покой своей Хозяйки. Попробуй, потревожь ее - мигом будешь обглодан до костей. А вокруг, во влажной, вонючей темноте, пищит, перебирает лапками, цокает когтями неисчислимое мохнатое, хитиновое, крылатое войско Зузанны, почтительно ожидая пробуждения Хозяйки Подземелий. - Опять заявились?! - рявкнул злой спросонья хозяин кабака, отперев дверь и выглянув в ночную темноту, где ледяной январский ветер играл снежными хлопьями. - Да вы, твари, лопаете в сотню глоток, не иначе! Нет у меня для вас ничего, и вообще мы давно закрыты, утром приходите! - Пи-и? - Ш-ш-ш-ш... - Ррр-оа-ррр... гав! - Эй, вы чего? - протерев глаза, пошел на попятный кабатчик. - Я ж пошутил! Ни черта вы, мохнатые, шуток не понимаете! Помню, помню я наш уговор, заходите уже, не орите тут, ночь на дворе. Сейчас все принесу... Он зашаркал в полутьме бара на кухню, крутя головой и хмыкая себе под нос. Скажи ему кто еще пару дней назад, что придется на полном серьезе вести эти полночные беседы - и с кем?! - рассмеялся бы такому в лицо, а, может, и с ноги бы врезал. А вот поди ж ты! Всякого в Энске за последние годы насмотрелся, но уж такого бреда... Собственно, он и до сих пор не был уверен, что все это творится на самом деле, а не просто у него крышу снесло из-за излишне нервной жизни и крепких напитков. Подхватив со стола два очень немаленьких бумажных пакета, хозяин вернулся к стойке бара и поставил их на пол. - Вот вам, захребетники проклятые, чтоб вы подавились вместе с этой вашей Хо... - ПИ-ИИ?! - МЯУ... Ш-Ш-Ш! - Эй, блохастая, ты куда? А ну-ка оставила в покое виски! У меня "Вани Ходока" всего ничего осталось, три бутылки, а когда еще завоз бу... Бздынь! Бздынь! Бздынь! - А, чтоб вас всех так и этак и перетак... - Ррры-аммм! - Ох, моя задница! Все, все, ну хватит уже, отпусти, сволочь! Ну, я извиняюсь, извиняюсь! Виноват, исправлюсь. - Хррм-вуф? - Мяу? - Пи-и, пи-и. - Уй, мать-мать-мать... Ладно, давай ближе к делу. Хотелось бы взглянуть на мою плату, знаешь ли. А то вошкаюсь тут... - Пи-и? - ...то есть вожусь тут с вами по полночи, глаз не смыкая, а благодарности - ни на грош. - Пи-и, пи-и. - Гав! На ладонь кабатчику лег небольшой, но увесистый тряпичный мешочек, перемазанный чем-то теплым и липким. "А хорошо, что не стал верхний свет включать", - подумалось ему. Внутри обнаружилась пара бумажников - один тощий, другой приятно-упитанный - и полдюжины мелких предметов, в которых он, чуть вздрогнув, опознал... золотые зубные коронки. - В расчете. Заходите еще, всегда рад вас видеть. - Пи-и. - И вам не хворать...

Nail Buster: Двое людей решительным шагом шли к кабаку. Это был самый обычный кабак, да и сами люди ровным счётом ничего интересного собой не представляли. Обоим было немногим меньше тридцати, одеты они были просто, держались смело и слегка дерзковато, но без лишнего пафоса. Войдя в питейное заведение и затворив за собой дверь в ночь, они обратились к хозяину: - Тут дошли слухи, дружище, что ты со зверушками начал на старости лет беседы вести. Не желаешь поговорить об этом? - И налей-ка выпить чего-нибудь, - второй полуночный гость явно чувствовал себя не вполне уютно в этом местечке, постоянно озираясь и всеми фибрами своей души желая свалить оттуда быстрее. Но уверенность товарища заставляла и его держать планку. Тем более что от их угрожающего вида зависело, получат они какие-либо ответы, или же нет. Пакет с дарами природы, стоявший в самом дальнем конце стойки, молодые люди пока не заметили. Они вообще мало на что обращали внимание - в особенности на то, что часы работы кабака давно закончились (или ещё не начались?) и бармен явно предпочёл бы допросу с пристрастием здоровый крепкий сон. Нет... На это им было попросту плевать. - Один из наших пропал, - буркнул первый. - Его явно загрызли насмерть. Если ты чего-то недоговариваешь... А между тем над головой Зузанны прожужжала проворная металлическая оса. Присев на стену и поведя усиками-локаторами, она окинула взором глазок-окуляров копошащийся вокруг девушки мохнатый ковёр, затем слетела и немного покружила в воздухе, пока парочка жирных тараканов ползала по тому месту, где она была только что, и затем вновь уместилась на стене, уже подальше от чего-либо живого. Оса записывала информацию, но не анализировала её - только передавала тем, кто был способен думать лучше и быстрее, чем она. А те, кто анализировал и думал, сидя на самых нижних уровнях спящего города, были в полнейшем замешательстве. Они понимали только одно - данных для достоверного анализа у них недостаточно. Если бы только их догадки подтвердились... Ах, если бы... Но кто мог подтвердить их, если самим великим Управляющим нельзя было даже прикасаться к обитателям Энска, не рискуя нарушить нейтралитет?.. Оса устроилась на стене поудобнее. Ей предстояло наблюдать за объектом, пока кто-нибудь не вознамерится потревожить его покой. Тогда всё станет окончательно ясно. Когда же именно это произойдёт, ни механическому насекомому, ни его повелителям не было важно. У них впереди была вечность. Ну, или что-то около того.

Зузанна : Подобные сюрпризы бармену нравились просто безмерно. Не успел спровадить одних гостеньков - нате, принимайте следующую партию. За какие грехи, спрашивается, на старости лет ему такие неприятности? А что дело определенно начинало пахнуть неприятностями - это уж оно так, за это уж кабатчик был готов руку дать на отсечение. На неприятности у него прямо нюх был - иначе нипочем бы не протянул он столько лет в сумасшедшем Энске. Благодаря царящему в зале полумраку ему удалось довольно ловко смахнуть под стойку мешочек, полученный в уплату от... от... предыдущих визитеров. Заодно он нащупал очень кстати припрятанный там же, под стойкой, дробовик РМБ-93 русского производства, надежный и безотказный. Это придало ему уверенности. - Послушайте, господа, - обратился он к парням сварливым голосом. - Заведение, если вы не заметили, закрыто. Приходите утром - я с удовольствием вам налью, чего вашим душенькам угодно. - Хозяин слегка сменил позицию, чтобы в зеркале за стойкой не отразилась его пятая точка, на которой домашние спортивные штаны обличительно зияли рваной дырой от собачьих клыков. - Одного из ваших загрызли? Да что вы говорите? Ну, все - скорей приглашайте репортеров. Это ж просто-напросто натуральная сенсация, преступление, мать его, века: в Энске кого-то загрызли! - Он развел руками. - Если вы проглядели - ну, случайно так получилось, - то почти все в этом городе только и делают, что кого-то грызут, стреляют, взрывают, пьют кровь и даже много хуже того. А из зверушек у меня одни тараканы на кухне, и те куда-то подевались. Еще иногда "белочка" пробегает, да ее никто, кроме меня, не видит... но, может, коли согласитесь мне посоставлять компанию этак с недельку, она и с вами словечком перекинется? Хотя тут уж ничего обещать не могу, сами понимаете. А пока, господа, при всем моем сердечном уважении, извольте-ка покинуть помещение, по-хорошему вас прошу, - старый кабатчик был готов в любой момент выхватить дробовик и начать пальбу. В воздухе между тем все заметнее разливался запах виски. Вот драная кошка, а? Остается надеяться, что полночное мытье полов "Джонни Уокером" не покажется гостям слишком подозрительным... Зузанна проснулась от запаха еды. Серый Батальон приветствовал ее радостным оживлением, которое, впрочем, стихло, когда вернувшийся сверху Белый повелительно пискнул и обвел гвардейцев злыми рубиновыми глазками. Черная прыгнула к Зузанне на колени и замурлыкала от удовольствия, чем вызвала косой презрительный взгляд Белого - военная косточка, он не признавал никаких фамильярностей вообще и уж тем более в отношении Хозяйки. Зузанна почесала Черную за ухом и накинулась на бумажные пакеты, жадно поедая все подряд и запивая без разбора красным вином и кальвадосом - иногда из двух бутылок разом. ...Все-таки люди глупые, подумала Хозяйка Подземелий, когда насытилась, захмелела и снова растянулась на нагретом крысиными телами бетоне, тиская разомлевшую Черную. Менять такую вкусную еду на куски бесполезного желтого и белого металла? На несъедобные камушки? На цветные бумажки? Драться и убивать из-за них? Очень глупо. Наверное, свет и тепло плохо действуют на голову. Она так не хочет. Она бы все сделала по-другому. Белый, не терпевший праздности, тем временем застроил крысиные сотни с приданными отрядами тараканов и летучей комариной разведкой и разослал их по прилегающим туннелям в поисках съестного и трофеев на обмен. Серый Батальон занимался муштрой: форсировал канал, скакал по стенам и чуть ли не по потолку и вообще всячески повышал боеготовность. Зузанна умиротворенно потянулась, запустила руки в буйную гриву белесых волос. Как тут хорошо - темно, тихо и спокойно. Вот в Варшаве было плохо. Подземные поезда, сильный шум наверху, вонь и грязь, от которой чесалась кожа, любопытные люди в странных тряпках, с какими-то железками в руках и невкусным, жилистым мясом... Нет, здесь гораздо лучше. Надо только побольше тряпок, чтобы сделать ее гнездо уютнее и мягче. Да, точно. Побольше тряпок. Хозяйка Подземелий моргнула. Огромные глаза полыхнули изумрудным светом. Безмолвный приказ мгновенно прокатился по подземельям Энска, и крысиное воинство приступило к исполнению.


Nail Buster: Вошедшие переглянулись. Если они и не знали о наличии у бармена веского огнестрельного "аргумента", они явно догадывались, что тому удавалось все это время оборонять своё заведение не только молитвами и упованиями на удачу. Уверенный, даже угрожающий тон хозяина убедил их в этом, и они решили сменить тактику. - Понимаешь, почтенный, - словно бы устыдившись своей наглости, осторожно проговорил один из парней, - Бедный Цыган был очень дорог нам всем, а теперь исчез не пойми куда, вот мы и нервничаем. Точнее... мы почти уверены, что исчез он не просто так, и к этому причастно расплодившееся здесь зверье. Разумное зверье, - он значительно кивнул. - Тут кое-кто, и не один, - вступил в разговор другой, - видел, как ты собачек всяких подкармливаешь. Вот мы и решили... то есть, не мы, конечно, но нас попросили... пойти и проверить, не расскажешь ли ты нам чего. Стало быть, не расскажешь? Мужчины воззрились на кабатчика, изобразив готовность выпереться вон тотчас же, независимо от того, что услышат. - Не взыщи, почтенный, - повторил первый. - Мы к вампирам и прочей ночной шушере давно привыкли. А вот это - уже беда посерьезней. Сам понимаешь... Точнее, хорошо, если понимаешь. Потоки данных летели по тоннелям канализаций, затем - по другим, узким тайным ходам, просачиваясь сквозь естественные и искусственные завалы, тормозя у стальных экранированных шлюзов и наматываясь на антенны приемников, после чего они снова устремлялись дальше... Данные, транслируемые малюткой-осой, сидящей на склизской холодной стене и до поры до времени никем из звериной армии Зузанны не замеченной. "Слишком данных для анализа, - коллективно думали Управляющие. Их озабоченность и тревога были столь сильны, что они, не имевшие ни лиц, ни голов (живой человеческий мозг содержался прямо в их массивных сферических телах, усеянных лиловыми датчиками и багровыми окулярами), жалели, что не могут почесать в затылке или потереть двумя пальцами переносицу. - Способности-то у индивида определённо есть, но как их проверить?.." Решение нашлось спустя целых две с половиной секунды раздумий - долгий срок для мыслящих машин. Точнее, это было даже не решение, а так, смутная догадка, тычок пальцем в тёмное небо. Как бы там ни было, где-то в десятке метров от пристанища Зузанны несколько тараканов, самых обычных по виду, но не по внутреннему своему устройству, схватили нескольких обычных же крыс. То, что они принялись вытворять с ними через секунду, вряд ли одобрили бы защитники дикой природы или буддисты, а вот оса, бдительно наблюдавшая за Зузанной и ловившая любые её движения, казалось, целиком и полностью одобряла.

Зузанна : Кабатчик обвел визитеров хмурым взглядом, тяжко вздохнул и уже в открытую зашарил под стойкой. Гости переменились в лице… но на свет божий появились всего лишь три стакана и уполовиненная бутылка Hennessy. Бармен скупо отмерил пришельцам на два пальца каждому, себе набуровил чуть не до краев, тут же отхлебнул половину и долил снова. - В общем, так, господа-товарищи, - сказал он негромко. – От века у меня «крыши» никакой не было, а в последние дни вот завелась… тихонечко смекаю, что и не у меня одного, просто молчат людишки, потому как охренели и боятся… Я и сам боюсь. Вроде уж всего навидался, а только это что-то совсем уж новое и жуткое… а главное – насквозь неправильное. Ну, не бывает же такого, мать вашу, кроме как в детских сказочках! – он хлопнул кулаком по стойке, залпом прикончил стакан и уставился на гостей покрасневшими глазами. – А вот, оказывается, бывает… Ладно. Только первое – сразу уговор: я в ваших делах не советчик и уж тем более не помощник. Расскажу, что знаю, а дальше сами, сами, все сами. Теперь второе. Имейте в виду: вы в моем кабаке ни разу не были, меня не расспрашивали и вообще – мы с вами не знакомы. Оно конечно, реклама - двигатель торговли, да только не в этом случае… И третье, - бармен разлил по второму кругу, глазки его хитро сощурились. – Как говорят мои официанточки, без монетки нет конфетки. Проще говоря, господа хорошие, откровенность денег стоит, разве нет? – и он многозначительно потер большой и средний пальцы, словно мусолил купюру. В благостные мысли Зузанны ворвался пронзительный визг. Запах крови и паленой шерсти, страшная боль и безысходный предсмертный ужас… Хозяйку буквально подбросило: выполнив красивое сальто, она приземлилась на все четыре конечности и в три громадных скачка преодолела десяток метров. Белый и его гвардейцы, впрочем, оказались еще шустрее и уже вовсю дрались со странными тараканами. Те обладали на удивление прочными панцирями, которые трудно было разгрызть, а их острые жвалы были грозным оружием - вокруг уже валялись тела серых спецназовцев, истекающие кровью, с распоротыми животами и переломанными хребтами. Зузанна по-кошачьи ловко ухватила одно из непонятных насекомых; проскочила фиолетовая искра, руку до самого плеча словно огнем обожгло. Хозяйка яростно зарычала и выронила пленника, который тут же попытался улизнуть, но не преуспел – вихрем налетевший Белый точным ударом хвоста смахнул его в канал. Тараканы держались стойко, но силы были слишком неравны. Серый Батальон, пользуясь численным превосходством, окружил противников и методично перегрыз одного за другим. Последнего врага, полураздавленного и явно издыхающего, Белый лично притащил Зузанне. Мохнатый полководец заметно приволакивал левую заднюю лапу, а на правом боку сочилась кровью глубокая рана, но вид у него был победительный. Хозяйка подозрительно осмотрела слабо трепыхавшуюся добычу… осторожно, памятуя о неприятном опыте, ткнула пальцем, потом обнюхала… Ошибки быть не могло. От «таракана» воняло нагретым металлом, горелой пластмассой и еще какой-то дрянью. Машины?! - Пи, - хмуро подтвердил Белый, уловив мысль Хозяйки. Машины. Пришли, напали исподтишка, убили ее слуг… Зузанне это не нравится. Совсем не нравится! Она сжала кулаки, «таракан» хрустнул и рассыпался на части. Серые бойцы, уже вовсю пировавшие на телах павших собратьев, – не пропадать же хорошей еде – ощутили растущий гнев Хозяйки Подземелий, прервали трапезу, оскалились, завертели головами. Обыскать здесь все! Убить каждую машину, какую найдете! Шевелитесь, потом доедите! Вперед! Серый Батальон рассыпался по коллектору, сторожко принюхиваясь, вслушиваясь в темноту, посверкивая глазами-бусинками. На стенах зашевелились тараканы и мокрицы, в воздухе зазвенели комариные стаи.

Nail Buster: Посетители переглянулись, и после непродолжительного раздумья старший угрюмо кивнул: - Ладно, хозяин, по рукам. У нас при себе деньжат немного, так что считай это половиной, - он извлёк из кармана джинсов пачку потёртых мятых бумажек с портретами президентов всем известной заморской державы. Заманчиво шурша, пачка легла на барную стойку. - Вторую половину получишь, если рассказ твой окажется не фуфлом. Можешь начинать. - И плесни чего-нибудь выпить, - ещё несколько бумажек радостно перекочевали в пачку из рук второго парня. - Какой серьёзный разговор без кружки доброго виски? Или рома... или даже... - Постой, мы сюда не надираться пришли! - сурово поглядел на него старший. Бумажки снова совершили мини-вояж над стойкой, под взглядом пристыженного молодого человека. - Хозяин, мы тебя слушаем очень внимательно. По городу Энску волной прошёл тихий шелест - это схлопывались одна за другой диафрагмы тайных бронированных шлюзов, отделявших Республику Машин от неспокойного верхнего мира. А в самом сердце Республики, в недрах подземного царства заводов и механизмов, окружённые сотнями тысяч помощников и охранников, Управляющие зашевелились в беспокойстве. "Итак, наши опасения подтвердились, но что же теперь делать? - вели они между собой беззвучный диалог. - Сила, которой обладает это создание, слишком опасна, чтобы оставлять это просто так. Найдётся ли тот, кто сумеет правильно ею воспользоваться? Тот, кто внесёт дисбаланс в жизнь города, спутает все наши дела и уничтожит дело всей нашей жизни? Судя по всему, это лишь вопрос времени." Властелины подземного царства чувствовали: что-то начинает происходить. Что-то странное, смутное, неподвластное логическому расчёту. И в центре этого чего-то - девушка, управляющая белковой жизнью. Стоит ли городу бояться её? Стоит ли мудрым машинам нарушать собственный принцип невмешательства, чтобы выполоть ещё не взошедший сорняк? Если бы в стальном теле Управляющих пульсировал не живой, а электронный мозг, они бы ни за что не пошли против своих клятв. Но человечий разум был несравнимо более гибок в таких вещах. И зашевелилась, заворочалась в тоннелях гигантская многоногая тварь, оснащённая двумя плазменными огнемётами. Чистильщик, оберегающий внешние границы Республики. В канализации Энска дремали несколько таких машин, и в километре от Зузанны пробудилась одна из них. Перебирая лапами и грохоча, как поезд метро, она понеслась к цели. "Топорно, но эффективно, - думали Управляющие, следя за бегом стальной многоножки. - Дроны с отравленными жалами теперь не прорвутся сквозь её живой щит, так что отбросим деликатные методы. Главное теперь - не дать ей вырваться на поверхность. Тогда наша маленькая секретная операция тут же перестанет быть секретной."

Зузанна : - Ладно, это значит... значит, вы ко мне по-хорошему, и я к вам так же... - пробормотал кабатчик, деловито сметая под стойку зеленые купюры и разливая по третьей, на сей раз всем поровну. - Стало быть, слушайте, добрые господа. Объявились тут крысы, поняли? Не поняли? Да нет, не такие, как всегда! Здоровущие крысы, говорю вам. Умные, куда там нам с вами. Прямо как те профессора из института. Людской разговор понимают. Цифры, мать их, складывают! Вычитают! А еще делят и умножают! - Бармен выпучил глаза и единым духом опустошил свой стакан. - Ей-ей, вот не вру! Тараканы, кошки, собаки, - все им подчиняются! А за главного у них - во-от такенная крыса, - кабатчик развел руки, будто рыбак, хвастающийся пойманным язем, - вот такенная, чтоб я провалился! Зовут Белым, просто Белым. Потому что, стервец, белый по цвету... - хихикнул бармен. - Совсем белый, без единого пятнышка... Он у них навроде генерала, поняли? Всеми командует. Объявилась эта сволочь третьего дня и так с понтом на морде: будешь ходить под нами или сделаем тебе такое, что две тыщи шестой и Армия Света за банкет покажется. И словами, суки, вроде бы не говорят, "пи" да "пи", а все до запятой понятно, мать его! С Белым всегда шляется кошка черного цвета да бродячий кобель рыжей масти, вроде как эти... адъютанты, во! Уж хрен его знает, в каких чинах они там у крыс числятся... Кабатчик наполнил собственный стакан, крякнул и потянулся за следующей бутылкой. - И вот еще что примите во внимание, - интимным полушепотом произнес он. - Все эти зверушки очень не любят упоминаний про их Хо... - Пи-ии? - Ах, ты, тварь! - взревел кабатчик. - Ты, значит, подслушивать?! Я же тебя, гадина! Он выхватил из-под стойки дробовик и кинулся в темную кухню. Гости едва не попадали с табуретов, когда старик, с неожиданной резвостью сиганув через стойку, пронесся между ними подобно вихрю. - Ну, погоди, сволочь! - Пи-и! - Ох, ты ж!.. - и звук падающего тела. Три минуты спустя ночные визитеры нашли старого бармена у подножия лестницы, ведущей из кухни в погреб. Он уже не дышал - свернул себе шею. ...Отряд, направленный на юг, первым воззвал о помощи. Гибнущие серые солдаты успели передать образ непредставимо горячих иссиня-белых огненных струй, сметающих все на своем пути, и длинного железного тела, стремительно мчащегося по туннелю. Внутри у Зузанны всколыхнулась лютая, звериная злоба. Раскаленный металл, вонючий пластик и резина. Машины. Опять машины. Маленькие не справились, и теперь они послали большую, пышащую огнем и давящую все на своем пути. Машины все еще думают, что им по силам совладать с Хозяйкой Подземелий?! Как глупо. Мертвое никогда не одолеет живое! Машины хотят испытать силу ее войска? Пусть будет так. Их ждет сюрприз! Если будет нужно, в Энск стянутся звериные полчища из окрестных лесов, из других городов, со всей страны. Машины сильно пожалеют, что осмелились побеспокоить Зузанну! Она спрыгнула в канал и зашагала по колено в вонючей жиже навстречу выползающему из туннелей искусственному червю. На правом ее плече неистовствовал Белый, на левом - шипела Черная. Они чувствовали гнев своей госпожи. Они рвались в бой. В АТАКУ! УНИЧТОЖЬТЕ ЭТО! Где-то впереди эскадрильи комаров и передовые отряды серых воинов уже сгорали в потоках ослепительного пламени. Авангард подземной армии с визгом и гудением превращался в пепел под натиском Чистильщика. Но через предусмотрительно открытые крысами канализационные люки стального червя сверху атаковала дивизия Рыжего - сотни бродячих псов и кошек, оскаленных мохнатых тварей, застревающих в стальных сочленениях, взламывающих инструментальные лючки и разрывающих проводку и пневматику на "спине" Чистильщика, обращающихся в фарш под его ногами и замедляющих движение механического Молоха. Фасеточные стеклопластиковые визоры железного чудовища оказались густо облеплены падающими с потолка тараканами, шланги огнеметов - повреждены мохнатыми спецназовцами-камикадзе из Серого Батальона. Зузанна замерла на миг, прикрыв чумазыми ладошками лицо, чтобы отсвет далекой пока плазменной вспышки в бетонных кишках Энска не ударил по глазам, и уверенно двинулась дальше - в окружении сонма своих слуг и телохранителей, сверкая изумрудным взглядом, в котором сейчас не осталось ничего человеческого - только лютая, мохнатая, клыкастая, истинно первобытная ярость. НИКТО МЕНЯ НЕ ОСТАНОВИТ! Я ИСТРЕБЛЮ ВСЕХ!! ЗДЕСЬ, ПОД ЗЕМЛЕЙ, В МОИХ ВЛАДЕНИЯХ, ВСЕ БУДЕТ ТАК, КАК Я ХОЧУ!!!

Nail Buster: Двое молодых людей замерли на ступеньках, тупо глядя сверху вниз на мёртвого бармена. Можно было побиться об заклад на кругленькую сумму, что его смерть была не случайной - в Энске редко кто умирал просто так, ну а столь нелепая и глупая смерть и вовсе была чем-то из ряда вон выходящим. По всему выходило, что местная фауна не слишком-то любила доносчиков. - Они мыслят вполне по-человечески, - задумчиво проговорил один из парней. - Ты не находишь? - Что это наш покойный друг говорил про "Хо"? Вряд ли хотел посмеяться, как Санта-Клаус. - Хозяин? - сделал логичное предположение товарищ. - Ну, как будто бы больше вариантов нет. Этими тварями кто-то управляет. Найдём его - поймём, что делать с тварями. - Ты всё ещё вынашиваешь ту идею?.. - Я хватаюсь за любую соломинку. От нашего Сопротивления почти ничего не осталось, а город кто-то должен очистить от скверны. Оба берега должны принадлежать нам. Не нелюдям и не тем, кто вторгся сюда под предлогом их уничтожения. Нам, коренным энцам. Тем, кто родился и вырос здесь. Тем, кому дорога каждая пядь здешней земли. Неплохо будет, если удастся выкурить отсюда и машин. Беседуя таким образом, они не спеша брели по ночной улице, пока не обращая внимание на нараставший под землёй гул. - Что, Корнелиус, хочешь попытаться привлечь на нашу сторону этого загадочного Хозяина? - Если найду с ним точки соприкосновения, конечно. А мне кажется отчего-то, что найду. Ведь у нас с ним общая цель - спокойный тихий Энск без вампиров, роботов и фанатиков-инквизиторов. Договоримся как-нибудь уж. Только бы... Эй, ты слышал!? Управляющие ожидали чего угодно, только не контратаки! Жертва должна была при виде Чистильщика обратиться в бегство, запаниковать, да что угодно делать, но только не защищаться! Теперь, когда многоножка была лишена глаз, она двигалась по сонару и тепловизору, а они буквально сходили с ума от обилия живой массы, копошащейся под ногами, облепившей стены, заполонившей воздух вокруг... К счастью, было более-менее ясно, где в этом океане плоти находится главная цель - там, где этот океан делался гуще, сворачивался в непробиваемый тромб вокруг своего повелителя. Поистине, это была битва органики против неорганики! "Нужно будет оснастить Чистильщиков ракетами, - решили владыки машин. - Но это потом. Занести в повестку следующей недели под номером таким-то..." Мелкие камешки приплясывали на мощёном тротуаре, и двое парней уже ощущали ступнями дрожь земли, под которой творилось какое-то безумие. Где-то в другом конце улицы канализационный люк подпрыгнул в воздух, из-под него вырвался сноп густого синего пламени. А прямо под ногами, сквозь решётку другого люка, раздавался истошный писк, лай, визг... - Убей меня, если это не... - Хозяин потревожил чей-то покой? Молодые люди сняли крышку, и их глазам предстало косматое беснующееся море, текущее навстречу неведомому противнику. Животные словно сошли с ума, настолько безумны были их глаза и настолько свирепо оскалены пасти. Только безумец мог полезть туда, на верную гибель. И как минимум один из этих двоих безумцем отнюдь не был. - Пойдём поверху, - предложил младший. - Когда всё утихнет, можно будет спуститься и посмотреть, кто кого... - Нет! Ты ничего не понимаешь! Это наш шанс! - Корнелиус свесился с края люка и, как ему показалось, увидел вдали человеческую фигуру. Хозяин? Молодой человек повернул голову, и узрел на другом краю тоннеля море огня, стремительно пожиравшее всё вокруг. - Бегом к тому люку! Вытащи его, не то наша последняя надежда сгорит! Младший, не говоря ни слова, бросился исполнять приказ. Над головой Зузанны открылся люк, и свет звёзд заслонила человеческая голова. Она что-то кричала о поверхности, о безопасности, о неминуемой смерти в случае... в случае... В случае, если огонь достигнет своей цели.

Зузанна : Зузанна зарычала от бессильной злобы, наблюдая, как все новые волны атакующей живности разбиваются об железную морду машины. Она двигалась все медленнее, увязая в потоке беснующейся плоти, внутри у нее что-то мерзко скрежетало - видимо, мохнатые диверсанты сумели натворить каких-то дел в ее брюхе. И все-таки машина приближалась. Механический лязг, визг и вой идущих на верную смерть солдат подземной армии, нестерпимая вонь паленой шерсти и пропитавший, кажется, уже сами бетонные стены коллектора густой, кислый запах крови сводили Хозяйку с ума. Она сбавила шаг, потом и вовсе остановилась, с ненавистью уставившись на ворочающегося впереди Чистильщика... ...который в следующее мгновение снова пустил в ход плазменные огнеметы. Зузанна не успела ни отвернуться, ни даже зажмуриться. Лиловое солнце брызнуло ей прямо в глаза. Подземелье, звери, машина - все вокруг рассыпалось на переливающиеся радужные пятна. В мире не осталось ничего, кроме жгучей боли и пронзительного крика. Хозяйка слепо завертелась на месте, закрыв лицо руками, не видя ни открывшегося над самой ее головой люка, ни появившегося в нем парня. Черная первой сообразила, что дело дрянь. Сжавшись пружиной, она с громким "мя-я-я-уу!" прыгнула, вцепилась в протянутую сверху руку и, безбожно царапаясь, выбралась наружу. Молодой мужчина, сыпля ругательствами, стряхнул с себя кошку и снова заглянул в люк. Чистильщик разошелся не на шутку. Его огнеметы теперь работали непрерывно, заставляя пятиться сильно поредевшее крысиное воинство. Вал сине-белого пламени вот-вот должен был накрыть беспомощную человеческую фигуру. - Пи-и?! - Да иду, иду уже! - Парень единым духом скатился вниз по ржавой железной лестнице, подхватил истошно завывающего Хозяина, который оказался на удивление тщедушным, буквально вышвырнул его на поверхность и сам выскочил следом - за какую-то секунду до того, как из люка ударил огненный фонтан. - Пи. - Не стоит благодарности, - просипел растянувшийся на снегу молодой мужчина. Он не сразу понял, с кем, собственно, разговаривает. А когда сообразил...

Nail Buster: - Эй! - парень отполз на метр-другой, потряс головой и только потом вскочил на ноги. - Эй, Корнелиус, сюда! Быстрей, быстрей! Того не пришлось долго звать - он уже со всех ног спешил к люку. Там, под землёй, полыхало белое пламя, пахло нагретым камнем и горелой плотью. Многоножка медленно сдавала назад, выключив огнемёты и стараясь производить минимум шума. Управляющие уже поняли - тайная операция больше не является тайной, и пока в неё не оказались вовлечены какие-нибудь "третьи силы", следует сматывать удочки. И, разумеется, заметать следы - в электронный мозг Чистильщика уже загружался вирус, призванный оборвать его подключение к Республике. Причём оборвать, заменив перед тем кое-какие даты в системе - даже если многоножку когда-нибудь поймают и разберут, всё будет указывать на то, что девушку она атаковала по собственной своей прихоти. А пока вирус не активируется, машина уйдёт в тоннели, свернётся клубком и уснёт. Чтобы проснуться уже свободной. Всё это уже не волновало Корнелиуса - он поражённо глядел на спасённую девушку, сидящую перед ним на мёрзлом асфальте. Ну кто бы мог подумать, что такое хрупкое создание может наделать столько шуму?.. Он даже чуть было не сказал это вслух, но, увидев, с каким выражением смотрит на него Зузанна, решил, что будет благоразумней начать знакомство с какой-нибудь другой фразы. - Про... - он откашлялся. - Простите... Вы не ранены, пани? Эти консервные банки не причинили вам вреда? Знаете, требуется недюжинный талант, чтобы их так разозлить... - он нервно хохотнул и склонился над Хозяином... или, точнее сказать, Хозяйкой - протянув ей руку. - Вставайте. Нужно уходить отсюда. Эта штука вряд ли станет преследовать вас в городе, но прятаться от неё лучше в тепле и комфорте. Комфорта я не обещаю, но я знаю много мест, где тепло, - он приветливо улыбнулся. - Я Корнелиус, а вы?.. Впрочем, познакомимся по дороге. Рок! На "Рока" откликнулся спутник Корнелиуса. Он помог другу поднять девушку на ноги - осторожно и деликатно, то и дело косясь на живность, снующую рядом с ней тут и там. Он ни секунды не сомневался - стоит только сделать Хозяйке больно, и жизнь Сопротивления оборвётся вместе с их собственными жизнями.

Зузанна : События последних нескольких минут для Зузанны слиплись в невнятный комок ощущений. Вспышка, боль, слепота, чей-то крик (скорее всего, ее собственный), писк Белого, потом - непонятный рывок вверх и не самая мягкая "посадка" всем телом на какую-то шершавую холодную поверхность, наплыв незнакомых звуков и странных запахов... Хозяйка ошеломленно потрясла головой, поднялась на четвереньки - и вытаращила глаза, рассмотрев сквозь медленно тающие красно-черные круги склонившихся над ней мужчин. Зузанна знала, что ждать от людей хорошего не приходится. Они травят и давят ее слуг, лезут без спроса под землю, несут с собой гадкие запахи железа, пластмассы и еще чего-то на редкость едкого, так что дух захватывает от вони. Рассказы Белого о том, что с ним проделывали в лаборатории, пока он не сбежал, тоже никак не добавляли симпатии и доверия к людям. Эти существа были второй - после отвратительного света - причиной, по которой Зузанна предпочитала жить под землей. В хорошо знакомых темных и холодных коридорах она могла скрываться от людей сколько угодно, а на крайний случай имелся преданный и вечно голодный Серый Батальон. Но куда бежать и где прятаться здесь, наверху, Хозяйка понятия не имела, а от ее отборного войска осталась лишь кучка израненных и обожженных бойцов. Правда, уцелевшие уже выбирались на поверхность, сжимая вокруг нее привычное мохнатое кольцо, однако понадобится время, чтобы Батальон снова стал действительно грозной силой. Один из мужчин, тот, что постарше, оскалился и заговорил. Голос у него был, в общем, приятный, а оскал - не злобный. И от него... Зузанна принюхалась... да, от него почти не пахло страхом. Язык людей она разбирала с пятого на десятое, поэтому выхватывала лишь отдельные знакомые слова - "пани", "разозлить", "место", "тепло"... Имя мужчины прозвучало совершенно непонятным набором звуков. Второго, кажется, звали "Рок" - на это слово он откликался, значит, это, наверное, его имя. Человек протянул Зузанне руку. Первым, чисто инстинктивным ее порывом было как следует цапнуть наглеца или хотя бы грозно зарычать. Но кусать людей, которые вытащили тебя из огня, показалось Зузанне глупым, а вместо рыка она сейчас могла разве что жалобно заскулить. Кроме того, наверху оказалось гораздо холоднее, чем внизу, дул пробирающий до костей ветер, босые ступни мерзли на обледеневшем асфальте, да еще с высокого черного потолка падали кусачие хлопья. Хозяйку зазнобило, и она позволила сильным теплым рукам осторожно поднять ее на ноги. Белый немедленно расположился у нее на плече и привычно защекотал ухо своими усами, искоса поглядывая то на одного мужчину, то на другого. Серые солдаты брызнули по сторонам, вынюхивая возможную опасность.

Nail Buster: Молодые люди быстро шли по извилистым энским улочкам, изо всех сил стараясь не выглядеть подозрительно. Драгоценная ноша - Хозяйка - покоилась на руках у Корнелиуса и, похоже, чувствовала себя в безопасности. Если у неё не успело созреть никакого хитрого плана, думал парень, и она не притворяется нарочно паинькой, у них с Роком действительно получилось завоевать её доверие, и это было, чёрт возьми, просто великолепно! Если бы она ещё умела изъясняться словами... Несколько робких попыток выяснить, откуда она и как её имя, с треском провалились - владычица крыс и бродячих псов оказалась на редкость неразговорчива. Они вышли на главную улицу - в расчёте на то, что при свете фонарей и на глазах у местных зевак машины не станут атаковать вновь - но тут же вынуждены были вернуться обратно в боковые проулки. Свет, даже электрический, похоже, доставлял Хозяйке явное беспокойство. "Оно и понятно... - подумал Корнелиус. - Прожить столько лет под землёй... Интересно, она здесь всю жизнь была? Или добралась сюда какими-то неведомыми путями лишь недавно, когда всё уже успело рухнуть? Скорее всего, второе. Будь она здесь при старых хозяевах, она бы недолго разгуливала на свободе." Он вдруг поймал себя на мысли, что думает о девушке не как об орудии борьбы или о новом вожде Сопротивления, а как о маленьком и несчастном ребёнке, такой же жертве обстоятельств, как и они сами. Жертве того, против чего они собирались вести войну. Наконец они добрались. Вот он, отель "Свобода"! Маленькое захудалое строение в глубине тёмных дворов, издавна являвшееся нейтральной территорией. Люди и нелюди приходили сюда, получали еду и кров, зная, что их никто не посмеет тронуть. Ни отравить, ни перерезать глотку во сне. Отель был местом, защищённым едва ли хуже, чем штабы и логова самых грозных энских банд, только вместо пулемётов и мин его защищала надёжная репутация. Которой ничуть не стеснялись пользоваться разные тёмные и опасные личности, к коим себя причислял и Корнелиус. Заплатив за сутки - на больший срок здесь обычно не останавливались - они с Роком пронесли Зузанну мимо сухонького старичка-портье, не отреагировавшего на неё даже взглядом. Ни на неё, ни на тащившуюся за ней мохнатую свиту. Оказавшись в номере, они опустили девушку на кровать, после чего Рок запер дверь на ключ и плотно зашторил окна. - Ну? - он обернулся к товарищу. - Твоя взяла, шеф. Мы в сборе. Дальше-то что? - Разберёмся. Сходи лучше поесть принеси, - отмахнулся тот и, когда дверь за Роком закрылась, обратился к Хозяйке. - Послушайте... Мы понимаем, вам нелегко общаться с нами. Возможно, вы не понимаете ни единого моего слова. Тем не менее, я скажу. Идёт война. Вы наверняка могли это заметить. Этот город стал полем битвы между теми, кому он никогда не принадлежал. А ведь когда-то всё здесь было иначе. Я даже и не помню уже почти, как это было, но Энск был хорошим городом. Тихим. Зелёным. Огнедышащие сороконожки не ползали по канализациям. Людей не жрали на улицах ни вампиры, ни оборотни, ни крысы. Никто не мешал нам жить, как нам нравится. Это было наше право. И мы хотим вернуть себе его. Он замолчал, обдумывая, что сказать дальше. - Ведь вас что-то привело сюда, в Энск, - проговорил он задумчиво, глядя на Зузанну и даже толком не ожидая ответа. - Что-то, ради чего вы готовы рисковать жизнью. Может быть, вы предназначены этому городу, как и мы. Может быть, есть какая-то причина, кроме машин и их чёртовых пушек, по которой мы до сих пор отсюда не разбежались?.. Я не знаю. Но знаю вот что - мы с вами помочь друг другу. Помочь сделать город таким, каким мы хотим. Сделать его по-настоящему нашим. Он вздохнул. - Если бы только я был уверен, что вы понимаете меня...

Зузанна : Большую часть пути Зузанна продремала, свернувшись клубочком на руках у мужчины. Лишь однажды свет ударил ее по лицу, и она, не открывая глаз, недовольно зашипела, но ее спасители, видимо, сообразили, в чем дело, и непонятный верхний мир снова погрузился в привычную темноту. Потом повеяло теплом, раздались незнакомые голоса, набежала и схлынула волна запахов - сухой пыли, какой-то еды, старого дерева и бумаги, мышей и тараканов, - а еще потом ее осторожно положили на что-то очень мягкое. Судя по всему, их путешествие подошло к концу. Зузанна фыркнула, моментально поднялась на четвереньки и с любопытством огляделась по сторонам. Так вот как выглядит людское жилище! А что, Хозяйке, пожалуй, нравится это маленькое замкнутое пространство с привычными стенами и низким потолком. Так гораздо лучше, чем снаружи, где стен просто нету, да и потолка не видно, - сколько ни таращься вверх, только голова закружится. Ее ближайшие слуги, кажется, придерживались того же мнения - Черная уже затеяла охоту на мышей, а Белый сновал под одеялом, время от времени высовывая оттуда мордочку, чтобы проверить, не посягает ли кто на безопасность его повелительницы. Два самых крупных серых бойца караулили близ входной двери, остальные куда-то попрятались, чтобы не привлекать ненужного внимания. Рок вышел, а другой парень снова заговорил с Зузанной. Она слушала его голос, глядя снизу вверх, и ее огромные глаза светились зелеными огоньками в полумраке комнаты. Слова, даже самые простые, едва доходили до сознания Хозяйки, но интонация, жесты, сама поза молодого человека были очень красноречивы. Он... тосковал по чему-то, может быть, по чему-то такому, чего сам толком не знал и не видел. Короткое и непонятное слово "Энск" он выговаривал с самой настоящей страстью. И смотрел на Зузанну с надеждой, будто рассчитывал на ее помощь. Вот так же вглядывались в темноту те люди, которые заблудились в ее подземельях и которых она, сама не умея объяснить почему, вывела тогда к давно всеми позабытому лазу наверх. Теперь, подчиняясь тому же непонятному импульсу, она протянула грязную ладошку и взяла парня за руку. - Зу... Зу-зан... на, - сказала Хозяйка тонким, ломающимся от напряжения голоском. - Зу-зан-на. - Чуть подумала и уточнила. - Я. Зу-зан-на. Она нахмурила лоб. Как же его зовут? Он ведь говорил, ну, вспоминай же! - Кор... Кор... Кор...не... - Зузанна прямо-таки давилась каждым слогом, как застрявшей в горле костью. - Кор... Коррррр! - невнятная речь сорвалась в яростное рычание. - Кор? - робко предложила она мужчине сильно усеченный вариант имени.

Nail Buster: - Кор, Кор, - поспешил согласиться Корнелиус, боясь спугнуть удачу. Он уже почти готов был поверить, что девушка - совершеннейшая дикарка, но оказывается, она ещё может кое-что соображать. Даже имя собственное помнит! Зузанна... Надо же, как оно. - Так ты Зузанна, - задумчиво повторил он, осторожно сжимая её хрупкие пальцы. - Вот и познакомились... Два увесистых пинка в дверь возвестили о том, что Рок вернулся и что обе руки у него чем-то заняты. Корнелиус быстро отпер дверь, и друг ввалился в номер с двумя большими бумажными пакетами, в которых соблазнительно побрякивали кругленькие банки с саморазогревающимися консервами. Одна из них, вывалившись из пакета на пол, едва не нанесла Чёрной черепно-мозговую травму. - Прости, не нашёл ничего более подобающего случаю, - Рок сгрузил пакеты на журнальный столик и принялся рыться в карманах в поисках чего-нибудь, чем можно было бы извлечь еду из жестяного плена. - Как наша гостья? Она как, говорящая? - Вполне себе, - улыбнулся Кор. - Кстати, её зовут Зузанна. Зузанна, это Рок, - он обернулся к девушке. - Зузанна? Отличная новость, - парень уже успел распотрошить крышку на банке армейским ножом и теперь бодро уплетал содержимое, пока Корнелиус возился с двумя другими. - И что у нас есть, кроме её имени? Она согласна с нами сотрудничать? Открытая банка с аппетитной на вид тушёнкой тем временем была торжественно вручена Хозяйке. Некоторое время все были поглощены едой и не разговаривали. - Пока ничего нельзя сказать точно, - проговорил наконец Корнелиус, отставив пустую банку. - Думаю, нам всем сейчас надо поспать. Завтра решим, как быть дальше. В любом случае, теперь эта девушка с нами. Мы её не бросим, пусть даже она и не сколотит нам крысиную армию. Мы в ответе за тех, кого приручили, Рок. - Истинно так, - пробурчал тот, устраиваясь в кресле в углу. - Кто будет стоять на часах? Ты? Кор усмехнулся, занимая второе кресло: - Думаю, с этим прекрасно справятся наши новые друзья. Щёлкнул выключатель. Тусклая лампочка погасла, и комната погрузилась во тьму. А ещё через минуту раздался тихий храп Рока.

Зузанна : - Рок! - обрадовалась Зузанна. Затем на ее лице отобразилась напряженная работа мысли. - Кор, - указала она на Корнелиуса. - Рок, - ткнула пальцем в его приятеля. - Кор. Рок. Кор - Рок... И Хозяйка как-то совершенно по-детски, тоненько захихикала. Действительно, подумал Рок, забавно у нее получилось, вроде как одно имя на двоих. Подогретые кусочки мяса оказались вкусными и ароматными. Ловко орудуя пальцами, Зузанна опустошила свою банку и привычно вытерла руки о собственные джинсы. Тепло и сытость навевали сон. Если бы еще не это мерзкое сияние под потолком! Для Кора с Роком оно было всего лишь жалким светом пыльной сороковаттной лампочки, а Хозяйке приходилось все время жмуриться. Впрочем, она понимала, что люди наверху привыкли к свету, как она сама - к темноте. К тому же ради Рока и Кора, спасших ее от огнедышащей машины, можно было и потерпеть немного. Когда свет наконец потушили, Зузанна с удовольствием растянулась на постели. Сетка кровати провисала чуть не до полу, ветхое белье никак не могло похвастаться свежестью, на шерстяном одеяле хватало сомнительных пятен, но для Хозяйки это все равно было прямо королевское ложе. Как-никак, не куча тряпья на холодном бетоне. Белый тем временем развил бурную деятельность. Первым делом он утроил караулы - у входной двери поблескивали глазками сразу шесть матерых хвостатых спецназовцев. Все местные тараканы уже были мобилизованы и отправлены следить за коридором. В подвале и на чердаке отеля, равно как и в соседних домах, засели серые группы быстрого реагирования. Под окнами номера расположился сам Рыжий, заметно хромающий, но полный решимости дать бой всякому агрессору, и все уцелевшие псы из его стаи. Бродячие кошки неслышно скользили в ночной морозной темноте, готовые донести о любой подозрительной активности в радиусе километра от гостиницы. Убедившись, что сквозь выставленные заслоны и мокрица не проползет, Белый с чувством выполненного долга принялся вылизывать консервные банки из-под тушенки. Разглядывая во мраке, который для нее на самом деле никаким мраком не был, забавно похрапывающих мужчин, Зузанна гадала, зачем же они все-таки вытащили ее в этот странный, непривычный мир наверху. Вряд ли с ней хотят сделать что-нибудь плохое. Кажется, они хорошие люди. Как это необычно звучит - "хорошие люди". Сколько она себя помнила, у нее ни разу не возникало желания поставить эти слова рядом. "Опасные", "глупые", "невкусные" - сколько угодно, но вот "хорошие"? А ведь Кор с Роком именно такие. Еще бы она понимала хотя бы половину того, что они ей говорят, но человеческий язык такой сложный... Зузанна вздохнула. Усталость и избыток новых впечатлений брали свое. Изумрудные глаза слипались. Смежив веки и привычно обняв забравшуюся под одеяло Черную, она погрузилась в глубокий сон.

Nail Buster: Когда её разбудили, была ещё глубокая ночь. Полная луна таращилась в окно, стараясь протиснуться сквозь плотно закрытые жалюзи, и по полу медленно, хищно ползли серебристые полосы света. Входная дверь по-прежнему была заперта, да вдобавок ещё и подперта одним из кресел. За ней слышались тихие шаги нескольких пар ног, обутых в тяжёлую обувь, и зловещие шепотки раций. Пахло очень нехорошо - оружием, порохом... Людьми, привыкшими убивать. И как минимум одним свирепым ротвеллером, шествующим впереди на длинной стальной цепи. Кор и Рок были уже на ногах, в их движениях читалось явное беспокойство. Они сновали по номеру то туда, то сюда, иногда подбегая к окну и что-то разглядывая там, осторожно раздвинув пальцами жалюзи. В руках они сжимали ножки разломанного стула, очевидно, планируя использовать их в качестве дубинок, если нежданные гости ворвутся в их номер. - Может, это и не по нашу душу, а? - прошептал Рок, плотнее придвигая кресло к двери. - Если и так, - проговорил Корнелиус, который-то и разбудил девушку осторожными прикосновениями к плечу, - её нужно скорей увести отсюда. Этих ребят я знаю. Они не слишком-то жалуют нелюдей, даже экстрасенсов, а притвориться нормальной она вряд ли сможет. Возможно, они сюда и вправду просто по делам зашли, с таким-то эскортом и псиной в придачу. Но лучше бы нам быть подальше, когда они всё-таки захотят постучаться в эту дверь. За окном что-то урчало мощным мотором. Оно-то, похоже, и не давало парням ретироваться из гостиницы через окно. Ну и четвёртый этаж, конечно, к этому не слишком располагал. Положение было безрадостным. Хоть шаги снаружи и смолкли, Корнелиусу и Року хотелось как можно скорее оказаться подальше от их источника. А желательно, и от этого квартала вообще.

Зузанна : Рука Кора несильно, но настойчиво похлопала ее по плечу. Зузанна недовольно заворчала и отвернулась было к стене, не желая просыпаться. Однако звук тяжелых шагов, приглушенные голоса и металлический лязг за дверью моментально прогнали сон. Девушка села на кровати и уставилась на парней, сжимающих в руках жалкие деревяшки. У импровизированной баррикады суетились крысы во главе с Белым. Черная осторожно выглядывала в окно, под которым рычала какая-то большая, мрачная, угловатых очертаний машина. Кто-то желает зла Кору и Року? Хорошим людям, которые вытащили Хозяйку из огня? Ей это не нравится. Очень не нравится! Зузанна бесшумно подкралась к двери. В нос ударили резкие запахи засохшей, кое-как отмытой крови, застарелого пота, пластика и железа. Плохие люди. Опасные. И глупые. Думают, будто устроили ловушку, и не замечают, что сами попались. Да еще и собаку с собой привели - это славно, ей как раз нужны новые бойцы, особенно такие умелые и беспощадные. - Пи, - чуть слышно сказал Белый. Зузанна шикнула на хвостатого военачальника: она и без его подсказки чувствовала, что остатки Серого Батальона заняли позиции на главной и боковой лестницах, отрезав тем, кто топтался за дверью, пути к отступлению. За людьми, которые остались на улице караулить машину, следили Рыжий и его стая, спрятавшиеся в развалинах дома напротив гостиницы. Зузанна повернулась к парням - так стремительно, что длиннейшие белесые волосы взметнулись смерчем. Глазищи ее полыхали в черно-серебристой полутьме яростным зеленым огнем. Тонкий носик сморщился, верхняя губа медленно приподнялась, демонстрируя ровный ряд мелких острых зубов. Непонятно, куда и девалась та хрупкая беспомощная девушка-подросток, что кротко дремала на руках у Корнелиуса, свернувшись калачиком, - перед слегка оторопевшими от такой трансформации приятелями в колеблющихся лучах неверного лунного света предстала самая настоящая Хозяйка Подземелий, героиня жутких сталкерских баек, полуразумная хищная тварь, вырвавшаяся на волю и нетерпеливо предвкушающая кровавую потеху. Изменившаяся почти до неузнаваемости Зузанна указала пальцем на дверь, затем посмотрела на Кора, замершего с дурацкой деревянной палкой наперевес, и вопросительно прошелестела свистящим змеиным шёпотом: - Кор? Убить? Я... я убить их... я убить их всех?

Nail Buster: Корнелиус, запустив руки в волосы, заходил кругами по комнате. Некоторое время он ничего не отвечал Зузанне, у которой неожиданно вместе с голосом прорезался боевой запал. Делать, между тем, было нечего - судя по звукам из коридора, минуту назад была выломана дверь соседнего номера, и гости вовсю выспрашивали у тамошнего постояльца, не видел ли он подозрительных крыс, собак, кошек или, к примеру, людей в компании таковых. Затем последовали одиночный выстрел и глухой стук - падение чего-то тяжёлого на пол - и обрывок фразы о полной зачистке "этого треклятого гадюшника". Рок глубоко вздохнул. - Они, похоже, решили прибрать отель к рукам, - пробормотал он одними губами. - Ага, а проделки местной фауны использовать как предлог, - кивнул Корнелиус. - Вряд ли они всерьёз надеются найти здесь кого-то. - Тогда их ждёт неприятный сюрприз, - мрачно хмыкнул парень и обернулся к Зузанне. - Что, хочешь покормить своих питомцев? Давай. Только проследи, пожалуйста, чтобы никто не ушёл живым. Иначе пойдут всякие слухи, а это нам не... В дверь ударили. Затем - снова, уже сильнее. Кресло охнуло, но сдержало эти удары. Корнелиус и Рок замерли по обе стороны двери, готовясь пустить в ход дубинки и погибнуть, как подобает бойцам. Не то чтобы они не верили в способность Хозяйки убить человека, просто... просто от маленьких девочек никогда не ожидаешь большой жестокости.

Зузанна : Зузанна кивнула, поняв, о чем говорит Рок. Изумрудный взгляд уперся в дверь, которая уже жалобно трещала под сильными ударами. Чего вы ждёте, слуги?! Вперёд! Убивайте их!! Я так хочу!!! ...Командир штурмовой группы обернулся на странный цокающий звук - словно сотни маленьких коготков царапали грязный линолеум. - Какого дья...? - начал он - и не закончил, потому что тактические штаны и разгрузка, в которые он был наряжен, с точки зрения хвостатых спецназовцев представляли собой не столько удобную экипировку, сколько очень удачную импровизированную лесенку, будто специально предназначенную для того, чтобы добраться до незащищенного горла - и перехватить его резцами. - Куси их! - завизжал боец, державший на поводке ротвейлера, - ровно за секунду до того, как собака вдруг повернулась и вцепилась мертвой хваткой ему в правое бедро, не обращая внимания на впившийся в кожу строгий ошейник с металлическими шипами. Он бестолково замахал руками и опрокинулся на пол. Последнее, что он увидел перед смертью, - слюнявая звериная пасть, превращающая его лицо в фарш. Уцелевшая четверка попятилась к лестнице, выпуская короткие очереди из автоматов по неожиданно вскипевшей под ногами мохнатой массе - без каких бы то ни было зримых результатов. Грянули гулкие выстрелы из дробовика, раскидывающие тушки серых воинов - один, другой, третий... а потом его владелец поскользнулся в луже крови и упал на спину, чтобы больше уже не подняться. Уцелевшие солдаты Серого Батальона пёрли вперёд, взметаясь в прыжках к самым лицам боевиков, вонзая зубы куда придется. Бой быстро превращался в избиение. На улице тоже царило нездоровое оживление. Выкатившаяся из развалин собачья стая с ходу насела на охранявших бронемашину боевиков, разорвав двоих и заставив третьего ретироваться на броню. Стрелок выпустил замысловатую матерную тираду и скрылся внутри машины; через мгновение башенка повернулась и принялась громко плеваться огнем, начисто скосив первые ряды обезумевших от ярости зубастых тварей. Но тут в дело вступили кошки: совершая красивые скачки, они цеплялись за стальную шкуру броневика и ловко ныряли в неосмотрительно открытые лючки. Еще полминуты - и скорострельная пушка замолкла; и то сказать - трудновато стрелять, если твои глаза вырваны острыми кошачьими когтями. Из-под брони раздался полный муки вопль - и вновь водворилась несмущаемая ночная тишина. Хозяйка повернулась к парням. Зеленое пламя в ее взгляде потихоньку угасало, звериный оскал превращался в улыбку. Она жмурилась в полосах лунного света, припоминая новые слова. - Всё, - ровным голосом сказала Зузанна. - Я убить... их всех. Всех. Рок, Кор... не бояться. Идти. Мы... идти, так?

Nail Buster: - Идти-идти, - пробормотал Корнелиус, высовываясь в залитый кровью коридор. Туда уже потянулись из других номеров заспанные постояльцы, облачённые в исподнее бельё и одинаковые гостиничные тапочки. Растерзанные трупы вызывали у них лишь неодобрительное бормотание - многие из этих господ и дам привыкли за свою жизнь и не к такому. Но чтобы здесь, в "Свободе", кто-то посмел устроить такую резню... Неслыханно, возмутительно! - И крысы повсюду, - прохаживался средь мёртвых тел, старательно перешагивая через кровавые лужи, дедушка очень солидного вида, которого можно было легко представить в окутанном дымом полутёмном кабинете, вершащим какие-то тайные заговоры. - Выходит, слухи не врали. Завтра же сворачиваю здесь все дела. - И я, и я... - волной прокатилось по коридору. Корнелиус вернулся в номер. - Ну что там? - спросил его Рок, уже успевший собраться. - Пошли, - Кор кивнул на Зузанну. - Наша маленькая партнёрша вполне оправдала все мои надежды. Можно смело переводить её из разряда призрачных надежд в разряд бесценных подарков судьбы... - Отлично. Как быть с тамошней публикой? - Они видели мёртвых крыс, но их сплетни вызовут всяко меньше шума, чем донесения аэсовских головорезов. К тому же, половина из них намерена валить из города. Считай, мы кое-что сделали сегодня полезное. - Тогда, может, просто спалим отель к едрени фени, чтобы они и дальше сюда не ездили? - Исключено, - Корнелиус распахнул дверь, выходя в коридор. Народу там уже поубавилось. - Нам это место ещё пригодится. Теперь нейтралитет "Свободы" уж точно никто не нарушит, а нам нужно хотя бы одно такое местечко. - Ладно, - хмыкнул Рок, вертя в руках уже второй автомат. Первый болтался у него за спиной, из карманов торчали магазины с патронами. - Не будем мы жечь отель, так уж и быть. Но пока лучше пересидеть в каком-нибудь другом, более тихом месте. Там и решим, что делать дальше. Ведь мы будем что-то делать, так? - Не сомневайся. И да... Передай-ка вон тот дробовик. ...Спустя десять минут они уже шли по городу, петляя по улочкам и дворам, как и несколько часов назад. С той разницей лишь, что Зузанну не несли на руках, а доверили идти самой. Их путь лежал на запад, к реке. К Харонскому мосту, соединявшему Белый город с территорией нелюдей.

Зузанна : Сказать по правде, Зузанне не то чтобы очень хотелось покидать ставшее уже привычным и уютным обиталище. И вопрос она задала с тайной надеждой на то, что идти никуда не придется. Тогда можно было бы забраться в теплую постель, нырнуть под одеяло и подремать в приятной темноте, расслабившись после драки и предоставив слугам пировать на трупах. Но Кор и Рок уже переговаривались за дверью и щелкали железом, так что Зузанна привычно усадила Белого на плечо и выскользнула вслед за ними в коридор, наполненный запахами сгоревшего пороха и свежей крови. Впрочем, сразу покинуть гостиницу им не удалось. Корнелиус сообразил, что девица со светящимися глазами и волосами до пят, разгуливающая январской ночью босиком, в одной блузке и рваных джинсах, у любого встречного вызовет вполне оправданное любопытство, а это было бы очень нежелательно. Кроме того, он совсем не хотел, чтобы едва обретенная надежда Сопротивления что-нибудь себе отморозила или свалилась с пневмонией. Поэтому Зузанну наспех обрядили в трофейную камуфляжную парку - Рок сбегал за ней к броневику, урчащему мотором на холостом ходу, а заодно прихватил там же несколько железных кругляшей (вроде бы он называл их "гранатами", но это слово Хозяйке, конечно, ровным счетом ничего не говорило). По размеру куртка оказалась предсказуемо великовата, к тому же порвана в нескольких местах собачьими клыками и украшена кровавыми брызгами, зато сползающий до самого носа капюшон при необходимости мог очень удачно скрыть огромные изумрудные глаза, а заодно и защитить их от света. На шерстяные носки и обувь Зузанна косилась с подозрением и даже пофыркивала, показывая зубы, но после уговоров, исчерпавших почти до самого дна скудные запасы терпения обоих парней, позволила Корнелиусу всунуть ее ноги в высокие ботинки на меху и крепко их зашнуровать. На лестничной площадке Хозяйку почтительно дожидался большущий ротвейлер. Правое ухо у него было оторвано под корень шальной пулей, на морде запеклась вперемешку своя и чужая кровь, шею персекали двойным пунктиром глубокие ранки, оставленные строгим ошейником, но все это только прибавляло внушительности и без того куда как брутальной четвероногой громадине. Зузанна опустилась на корточки. Зверюга ткнулась крутым лбом в ее колени, неистово виляя, за отсутствием хвоста, всей задней частью массивного тела. С неожиданной ловкостью Зузанна освободила чудовище от ошейника, потом осторожно коснулась ладонью окровавленной морды, поднесла испачканные красным пальцы к губам и облизала их. Ты настоящий боец, сильный и храбрый. Будешь меня охранять. И этих людей, Кора и Рока, тоже. Они - мои друзья. Твои друзья. Наши друзья. Я назову тебя... Зубастый. Красивое имя. И очень тебе подходит. Мне нравится. Пусть будет так. Я так хочу. Через пятнадцать минут после того, как во дворе отеля "Свобода" умолкло эхо последнего выстрела, троица уже вышагивала по заснеженным улочкам Энска. Белый с комфортом расположился в кармане парки, Чёрная возлежала у Хозяйки на плечах, изображая меховой воротник. Рядом с Зузанной трусил новый фаворит, а Рыжий хромал сзади и сверлил тыл ротвейлера ревнивым взглядом. Девушка понятия не имела, куда они направляются и что ее ожидает, да и не особенно над этим задумывалась. Ведь что бы ни произошло, Кор и Рок ее выручат. Ну, или она их.

X0: Лука пробиралась по темным коридорам, где безбожно воняло мазутом. На нижних этажах Республики Машин не было ни чисто, ни светло, по сравнению с резиденцией Старших. ...Techman X0, разработан специально для контактов с населением города, связь осуществляется по зашифрованным каналам, - вспоминала как крутили ее на стенде перед ало-оранжевыми окулярами Старших, как загружали в память информацию и долгий отладочный стазис. Уже позже, наблюдая за другими она поняла, что перечить Управляющим бесполезно - сотрут личностную матрицу, и останешься тупым исполнителем кода. Поэтому, прочтя сообщение "сверху", Икс-нулевая путаясь в одежде шагала сейчас по коридору. Технический этаж между тем плавно перетек в тоннель, выложенный из мощного серого камня, разомкнулись и захлопнулись за спиной андроида гермодвери. Она постояла немного, перенастраивая видеосенсор и быстро зашагала вперед, благо, у Старших имелись подробнейшие карты туннелей. Когда от входа в Республику ее отделяло достаточно большое расстояние, она позволила себе оглядеться, а не следовать торопливо по проложенному маршруту. На внутреннем дисплее вспыхнул и тревожно заморгал желтый огонек - где-то вдалеке послышались чавкающие звуки... Х0 затихла, напряженно вслушиваясь темноту - ни тепловизор, ни ночное видение, ни ультразвуковой локатор не давали эффекта - везде картинка была одинаковой: голые стены, да медленно текущая вода в углублениях

Nail Buster: Опоры Харонского подвесного моста возносились над городом, будто две исполинские пулемётные башни над огороженной "колючкой" территорией концлагеря. Это сравнение было близко к правде - в прежние времена мост был частью защитной системы Энска, обе его опоры служили точками ПВО. Теперь там сидели снайперы с лучшими в городе нейтронными винтовками, каждая из которых могла поджарить экипаж небольшого танка за один-единственный выстрел. Снайпер-человек и снайпер-нелюдь, каждый на своей точке. Грозные и недосягаемые стражи границы. Корнелиус взглянул вверх, но снайпера не увидел. Слишком уж было высоко, слишком уж хорошо была укреплена позиция. Контрольно-пропускной пункт прямо перед ним обставлен был куда скромнее. Бронированная будка, мешки с песком, БТР с двумя плазменными огнемётами... Бойцы, прохаживающиеся вокруг, вооружены до зубов и закованы в лёгкие экзоскелеты. Да, с такой охраной и шлагбаумов никаких не надо. К делу защиты Белого города от нелюдей ребята подходили ответственно. Стандартное "стой-кто-идёт". Стандартная процедура обыска. Успокаивающий взгляд Кора - всё в порядке, мол, просто так нужно. На том берегу легче будет укрыть Зузанну - там, по крайней мере, никому не придёт в голову убить её только за то, что она может разговаривать с крысами. К тому же, вроде бы, её зверушки не успели наделать шуму в Чёрном городе, а значит, там можно будет поэкспериментировать с новыми тактиками. Какими именно - покажет время. Сейчас главное - добраться. Вдали сверкнула молния. С противоположного берега реки донеслись отзвуки выстрелов. Молния сверкнула вновь - снайпер-нелюдь вёл по кому-то пальбу. По кому-то большому и страшному, иначе бы с этим справились и тамошние людоеды. - Опять эти зомби, - хмуро проговорил солдат, обыскивавший Зузанну, оторвавшись на пару секунд и глянув в бинокль. - Прут напролом уже месяца два, пару дней назад почти прорвались через вампирский блокпост. Это что-то новенькое - раньше такой чертовщины в городе не водилось. У них там, говорят, с этим даже похуже, чем у нас с крысами. Скорей всего, брешут, но вы будьте поосторожней. Валите к станции - там их, вроде, почти не бывает. Конечно же, солдату было плевать, что станется с этими тремя мигрантами на том берегу. Там у них было столько же шансов умереть, сколько здесь у Зузанны. Которую он быстро оставил в покое после реплики Рока "Эй, ты там поделикатней, моя сестрёнка с рожденья не в себе, может и нос откусить". Похоже, он отлично понял, что имеет дело с какими-то явно тёмными личностями, но отправить их прямиком в пасть кровожадным нелюдям было проще, чем разбираться, зачем они в эту пасть лезут. На том досмотр и был окончен. Попускной пункт на другой стороне моста почти ничем не отличался от первого. Разве что охранники были одеты не в громоздкую броню, а в обычный городской камуфляж. Они встретили пришельцев основательно - взяли у всех троих образцы крови, откатали отпечатки пальцев, несколько раз сфотографировали и просканировали парой замысловатых приборов... Всё это - быстро и оперативно, без единого лишнего слова. А тем временем повсюду вокруг дымились обугленные останки тех, кто вздумал зачем-то лезть в Белый город. Запах стоял премерзкий. Блаженную тишину в голове X0 рассеял Голос. Конечно же, в прямом смысле голосом он не являлся - всего лишь сложный программный код, который органический мозг андроида интерпретировал как ему было удобней. С ним говорили Управляющие, а точнее, один из них. Что было само по себе странно, ведь прежде Лука слышала мощный хор пяти Голосов, действующих как одно целое. "Мы редко вмешиваемся в дела верхнего мира напрямую, - говорил Голос, и слова его были правдой. - Но сложившаяся в городе ситуация требует от Нас самых решительных мер. Нам известно, что некая группа людей планирует нанести вред благосостоянию Республики и навсегда уничтожить выгодный Нам порядок вещей. Нам также известно, что теперь с ними нелюдь, силы которого, по нашим подсчётам, вполне достаточны для выполнения этих планов. Угрозу необходимо срочно нейтрализовать, одновременно сохранив баланс сил на поверхности и надёжно скрыв факт Нашего вмешательства в ситуацию. Директива: связаться с группировкой Винсента Джулиано, оптимально подходящей для данной операции; убедить их, что их жизни в опасности; ввязать их в конфликт с упомянутой группой; проследить, что угроза устранена их руками. Жертвы с их стороны несущественны. Вопросы, техман?" Всё это было передано Х0 за одну десятую секунды. Голос умолк, ожидая вопросов. Он определённо был один - каналы связи с другими Управляющими были закрыты или даже вовсе перерезаны.

X0: «Вопросов нет. – Х0 не удивило, что Голос был один. С ней вообще редко разговаривали, ограничиваясь текстом, навязчиво плавающим перед глазами, так что, в какой-то степени это даже порадовало - Немедленно приступаю к выполнению задачи.» Поплутав немного по канализации, – там где были проходы, местами обнаружились завалы, и андроиду пришлось срочно корректировать маршрут – она выбралась на поверхность по ржавой лесенке, скобы которой скрипели, будто собирались обломиться. Поверхность встретила злым ветром, который пытался сорвать и без того неудобную одежду, а снег радостно облепил маску, лишая возможности хорошо видеть. Икс-нулевая смахнула снег с маски и зашагала в темноту проулка. Стрелка навигатора указывала именно туда, однако, некоторое время спустя, она остановилась в недоумении – местность не совпадала с картой – на месте очередной арки была монолитная стена, причем явно не новая. А позади в темноте скрипели шаги позднего прохожего. «И чего им не спится?»– поиск лучшего варианта занял почти секунду , она вжалась в стену, прикинувшись ветошью. Однако не помогло. - Эй, будешь тут гадить получишь по башке! – окрикнул ее обладатель скрипящих шагов, но прошел мимо, не желая, видимо связываться с неизвестным типом.

Зузанна : Бесцеремонные прикосновения чужого человека, обвешанного железом и вообще похожего скорее на машину, были для Хозяйки Подземелья попросту оскорбительны. Мне это не нравится! Я так не хочу! Она и впрямь еле сдержалась, чтобы не цапнуть наглеца за нос. Но уж когда на другом берегу какой-то нелюдь для начала ослепил Зузанну жутким белым светом, потом вымазал ей все пальцы чем-то мерзким и вонючим, а в довершение еще и сделал больно, уколов до крови острой железной иглой... Черная отмахнула лапой так стремительно, что вампир не лишился зрения исключительно благодаря везению и собственной сверхчеловеческой реакции. Но глубокую царапину на щеке нелюдь, тем не менее, заработал. Корнелиус с Роком обмерли, понимая, что тянуть руки к автоматам - пустая затея. Снайпер на башне на позволит им даже снять оружие с предохранителей. Впрочем, если им суждена моментальная гибель в нейтронном огне - это еще, можно сказать, большая удача. Нелюди на посту ведь могут, например, оказаться голодными... Пострадавший вампир, противу всяких ожиданий, повел себя удивительно спокойно: аккуратно поместил склянку с пробой крови, взятой у Зузанны, в металлический контейнер, закрыл его и лишь после этого промокнул ссадину не очень свежим носовым платком. - Надо же, какой у вас злой и страшный зверь, пани, - ровным голосом, даже и не без некоторой учтивости, обратился он к Хозяйке. Царапина на щеке уже затягивалась тонкой розовой кожицей. - Теперь я понимаю, как вы отважились прийти в Черный город без оружия. С такой защитницей вам и пулемет ни к чему. Пропустить! - распорядился он и тут же утратил интерес ко всей троице. - Ну и зачем, господин капрал? - пробасил один из нелюдей, провожая Зузанну и ее спутников недобрым взглядом. - Нападение ведь, да при исполнении, дело совершенно ясное, можно было поразвлечься, пострелять... - Одурел ты? - огрызнулся капрал. - Тоже мне, шокирующие новости! Кошка атакует блокпост! Кровавая бойня у Харонского моста! Весь Черный город в ужасе! Хочешь, чтоб последний блохастый оборотень обоссался от смеха, над тобой потешаясь? Да ты скоро по каждой крысе начнешь палить! И вообще, рядовой, извольте обращаться по уставу. Ступайте вон лучше зомби отстреливать, они скоро опять полезут! А те трое в любом случае на нашем берегу долго не протянут... - Ты это нарочно, да, "сестренка"? - процедил сквозь зубы Рок, когда путешественники оставили мост позади и углубились в лабиринт запутанных улочек и ветхих полуразвалившихся домишек. - Рок, ну послушай, - поморщился Корнелиус. - Она просто испугалась. - Не хочу я ничего слушать! Ты хоть понимаешь, что чуть нас всех сейчас не погубила?! - рявкнул Рок на девушку. Зузанна молчала. - Но ведь не погубила же. - Потому что нелюди кормленые были! А если б голодные, мы бы и ахнуть не успели - полетели б клочки по закоулочкам! И все из-за нее! Зузанна молчала. - Ро-ок... не надо... - Чего "не надо"? Боишься, что она обидится? Да и пускай! На обиженных воду возят! Зузанна молчала. - Рок! Успокойся уже! - Вот сдохнем, когда она выкинет следующий фокус, и навеки успоко... Эй, эй, ты куда? Все так же молча Зузанна направилась к застрявшему в развалинах старому броневику и с размаху дважды ударила ногой в проржавевший борт машины - да так, что Корнелиус не на шутку обеспокоился судьбой крепкого армейского ботинка. Потом резко развернулась на каблуках, подошла к Року, и из-под низко надвинутого капюшона раздалось тихое: - Я... пло...хая. Плохая. Глу-пая. Ты... про-сти? Прости? По... по-жа... лу... пожалу... Плечи ее поникли и мелко задрожали. Она тоненько, по-щенячьи заскулила, и оторопевший парень понял, что грозная Хозяйка Подземелий, повелительница крысиной орды, не побоявшаяся громадного Чистильщика, спокойно приказавшая полчаса назад своим слугам рвать на части и пожирать заживо людей, - плачет. Ревет в три ручья, как обычная девчонка-подросток. Белый, высунувшись из кармана, глянул на Рока, как тому показалось, с осуждением, и совершенно по-человечески покачал головой.

Nail Buster: Корнелиус смерил Рока взглядом, не предвеащвшим последнему ровным счётом ничего хорошего. - Какой же ты всё-таки поразительный болван, - процедил он и, присев на корточки рядом с Зузанной, осторожно положил ей руку на плечо. - Эй, напарник. Ну чего ты, честное слово?.. Он не знал, что сказать, что сделать. Детей у него, конечно же, никогда не было, богатым опытом общения с ними он никогда похвастаться не мог. И теперь он был близок к отчаянию. На его глазах плакал ребёнок. Да не просто какой-нибудь там ребёнок, а способный убить их обоих в одну секунду. Что из этого страшнее, Кор не брался решить. Но Зузанну следовало как можно быстрей успокоить. Иначе... Что случится иначе, он тоже знать не особо хотел. Возможно, что и ничего, но видеть слёзы маленькой девочки было очень сомнительной радостью. - Послушай, - он ласково улыбнулся и попытался заглянуть Зузанне под капюшон. - Не обижайся ты на этого болвана Рока. - Эй!.. - Заткнись, а?.. - Корнелиус метнул на товарища ещё один испепеляющий взгляд, и тот, фыркнув, демонстративно отвернулся. - Знаешь, он хороший человек, просто перепугался, да и я тоже. Ты ведь и вправду подвергла нас всех большой опасности, но эти клыкастые сволочи тоже хороши. Сами напросились, нечего им было тебя лапать, верно? - он вымученно рассмеялся. - Правда, если ты и дальше будешь позволять своим мохнатым друзьям кусать каждого встречного-поперечного, нас в два счёта вычислят и убьют. Давай договоримся, что ты будешь пускать в ход свои силы только если мы скажем? - Или если нам грозит беда, - буркнул Рок, не оборачиваясь. - Да, точно. А пока мы будем притворяться обычными людьми, а ты - обычной девочкой. И чем лучше у нас это будет получаться, тем больше мы проживём. Хорошо? - Корнелиус протянул девушке руку. - Мы ведь договорились? "Господи, только бы она всё поняла. Или хотя бы перестала плакать." В стене, которая сперва показалась роботу глухой, вдруг приоткрылась крошечная потайная дверца. Из неё, крадучись, выбрался чернокожий мужчина, облачённый в штаны цвета хаки, высокие кожаные берцы и кожаную же куртку с меховым воротом. Через плечо у него была перекинута небольшая сумка с замысловатым рисунком, нанесённым не то тёмно-красной тушью, не то вообще кровью. Как услужливо подсказывала Икс-Нулевой база данных, это была эмблема той самой группировки, с которой ей предстояло встретиться. Правда, рядом на сумке были начертаны и другие символы, уже незнакомые андроиду. Человек шёл быстро и очень тихо, словно спешил на какое-то тёмное, сомнительное дело. Впрочем, в Энске мало у кого были другие дела, разве что у простых смертных, ещё до войны населявших этот город. Но то, как чернокожий озирался по сторонам, заставляло думать, что его дела были темнее, чем у кого бы то ни было. Внезапно человек остановился прямо напротив X0 и медленно повернул голову в её сторону. Прищурил свои блестящие глаза с расширенными зрачками и улыбнулся ослепительной белозубой улыбкой. Зловещей и немного безумной. - Так-так, - протянул он. - Маленькие шпионы? Вражеская засада? Или просто очередной праздношатающийся? Похоже, мама не научила тебя... - он уже вытянул руку, чтобы сграбастать Нулевую за шиворот, но блеснувшая под капюшоном маска заставили его замереть. - Надеюсь, - сказал он, отступая на полшага назад, - Большой Брат простит мне эту маленькую вольность? Сами понимаете - бдительность превыше всего...

Зузанна : Настолько плохо Зузанне еще не было ни разу в жизни – даже когда она подхватила какую-то болезнь и валялась, беспомощная, на самом краю смерти, кровавым кашлем выворачивая себя наизнанку, на тряпках в подземельях Варшавы, а крысы пичкали ее ворованными таблетками наугад, надеясь, что какая-нибудь да подействует. Хозяйка чувствовала себя так, будто под кожей у нее извивались клубки голодных сороконожек, жадно пожирающих внутренности. Рок и Кор… они ведь хорошие, они заботятся о ней, они – ее первые настоящие друзья, а она? Что наделала она? Чуть не скормила их нелюдям?! Она – плохая. Плохая. Кор и Рок могли умереть. Умереть из-за нее. Едкая вода, которая отчего-то вдруг потекла из глаз и затуманила взгляд, помешала сразу разглядеть протянутую руку Кора. Он… он не злится? Кор не злится? А Рок? Он ее простит? Она ведь не хотела плохого, совсем не хотела… - Кор, - всхлипнула Зузанна, вложив тоненькие пальчики в ладонь парня. – Рок, - она просительно потеребила его за штанину, и тот – под пристальным взглядом Корнелиуса – протянул Хозяйке руку, в которую та немедленно вцепилась. Из-под откинутого капюшона в ночной темноте просияли зеленые глазищи. – Я… я де-лать как вы… ска-зать. Я… я… с вами. Так пра-виль-но? – Кор одобрительно кивнул, и копошившиеся у нее внутри сороконожки сразу же передохли – все до единой. Палец Кора скользнул по лицу Хозяйки, аккуратно убирая ледяные катышки застывших на ресницах и щеках слез. А потом – девушка едва не задохнулась от неожиданности – его губы, шершавые, но теплые, на мгновение коснулись ее лба. Взгляд, пылающий изумрудным огнем, хлестнул Корнелиуса по лицу, и тот в смущении отвернулся. «Да она действительно еще совсем ребенок. Правда, вот игры у нее уже очень взрослые». - Так, - кашлянул он. – Теперь, когда мы все снова друзья, давайте собираться и выдвигаться к станции, ладно? - Стан-ци-я, - энергично кивнула Зузанна. Потом, задумавшись, потешно сморщила носик. – Слуги впе-ред, так? Уз-нать. Видеть. Ска-зать. Раз… - она нетерпеливо пощелкала пальцами. – Раз… вед… развед-ка, так? Правильно? Послать слуги?

X0: - Понимаете ли, в чем дело - робот откинула капюшон, решив подтвердить опасения человека - я не шпион, и даже не за материалом - голос андроида сквозь шарф казался глухим и угрожающим. Большинство жителей города знали, что Республика не может обходиться без свежих мозгов,да и других частей человеческих тел, многие мелкие группировки поставляли свежие и не очень трупы, в обмен на оружие. РМ как бы оставалась ни при чем, с чистыми манипуляторами, а попытавшиеся выдать маленькую тайну большого брата исчезали... Но мало ли тут нечисти шляется? Икс-нулевая задумалась, истину раскрывать было не велено, по сей причине, обсчитав большинство вероятных исходов, она решила представиться. - Модель Икс-Нуль, разработка для совместной работы с людьми, версия бета, однако из-за неустранимых неполадок в системах морального и этического контроля, а так же эмоциональной матрице - тут она конечно немного преувеличила, стараясь сделать голос негодующим и опечаленным одновременно, поэтому он едва не срывался на истеричный крик - подлежит уничтожению. Это все. Дальше мои файлы чисты. Она внимательно изучала человека, и хоть у нее и не было глаз как таковых, тот почуял колючий, цепкий взгляд, будто его незаметно разбирают по атомам а потом собирают вновь. - Ваша символика кажется мне знакомой... - Это откуда же?- протянул чернокожий, с ухмылкой запуская руку за пазуху, чтобы вынуть из кобуры свой верный револьвер - и что вам тут надо, механическая леди? Или вы говорите правду, или вас послали эти Управляющие -в голосе мужчины почувствовалась недопустимая брезгливость. Однако Х0 уже была поглощена более насущной проблемой - тряпка, прикрывавшая корпус опять распахнулась на холодном ветру, демонстрируя тело, столь похожее на человеческое. - Так что вы, леди пройдете со мной - прямо в лоб ей уткнулось дуло явно не нового смит'энд'вессона, казавшееся довольно сильным аргументом в ходе текущего задания - думаю, Командору понравится такая игрушка. Ствол едва не царапнул по стеклу, когда мужчина махнул им перед Икс-нулевой...

Nail Buster: - Ты хочешь двинуть на станцию? - нахмурился Рок. - Не самая лучшая мысль, знаешь ли. Такой важный объект просто не могут не контролировать какие-нибудь серьёзные ребята. - И контролируют, - кивнул Кор. - Не волнуйся - на саму станцию мы пока соваться не будем. Обоснуемся где-нибудь по соседству, пока не придумаем нормального плана. Начинать ведь с чего-то надо... С чего именно начинать, Корнелиус пока не представлял. Но, раз уж в окрестностях станции было безопаснее всего, туда и следовало идти. А уж с жильём не должно было быть проблем - каждый второй дом в Энске был разрушен, а половина оставшихся пустовала. В некоторых даже чудесным образом сохранились электричество и отопление, и при определённой доле везения компания революционеров могла найти именно такое комфортное обиталище. - Пошли, - он махнул рукой. - Не стоит прямо на улице всё это обсуждать. Сестрёнка, давай. Посылай свою разведку. Увидишь впереди трупаков - лучше не ввязывайся в драку. Обойдём уж как-нибудь стороной. На станции появление негра и его пленницы вызвало настоящий переполох. Караульный, не произнося ни слова, скрылся за дверями вокзала, и через секунду к чернокожему конвоиру присоединились ещё двое, уже с тяжёлыми пулемётами наперевес. Вместе они с некоторым трудом преодолели узкую лестницу и ввалились в кабинет Джулиано. Точнее, неуклюже втянулись, причём вампиры, присоединившиеся к негру, имели самый сконфуженный вид. - Как это понимать? - ледяным голосом вопросил главарь каэмовцев, подняв взор от лежащей на столе папки с бумагами. - Ошивалось рядом, герр командор, - козырнул чернокожий. - Ни дать ни взять, шпионка. - Выйди вон, - проскрежетал Джулиано. - И вы двое тоже. Подчинённые молча повиновались. Когда Нулевая осталась в кабинете один-на-один с начальником станции, тот медленно и, как ей показалось, неохотно заговорил: - Прошу прощения за выходку моего солдата. Он здесь человек новый и не знает, как наша группа дорожит партнёрством с Республикой. Сию секунду вы будете отпущены, а он понесёт самое суровое наказание. Надеюсь, санкций за этот досадный инцидент с вашей стороны не последует? - похоже, вампиру не терпелось как можно скорее вернуться к работе, и этот разговор был для него лишь пустой тратой времени.

Зузанна : Зузанна обрадованно закивала. Кор и Рок больше на нее не злятся! Это хорошо, очень хорошо. Ей это нравится. Надо постараться, чтобы снова их не подвести. Она опустилась на колени прямо посреди заснеженной улицы. Белый, пружинкой выскочив из кармана, спрыгнул на асфальт, поднялся на задние лапы и замер столбиком, посверкивая алыми глазками. Черная по-прежнему вальяжно лежала у Зузанны на плечах, Рыжий и Зубастый в одинаковых позах застыли слева и справа от девушки, обшаривая глазами окрестные развалины, как и подобает хорошим телохранителям. - Это вот она что сейчас собирается делать? – подозрительно осведомился Рок. - Ей лучше знать, - пожал плечами Корнелиус. – Давай поглядим… Слуги! – прокатился по улицам и подземельям Черного Города беззвучный зов. – Ваша Хозяйка призывает вас! Не медлите же, придите ко мне, повинуйтесь моей воле – и вы будете щедро вознаграждены! Спешите, мои храбрые воины! На протяжении следующих двух-трех минут ровно ничего не происходило – темная кривая улочка, безжизненные руины и неподвижная коленопреклоненная фигурка хрупких очертаний на фоне безотрадного пейзажа. А вот потом… Потом растрескавшийся тротуар вдруг ожил под ногами парней. Из проржавевших решеток ливневой канализации, из открытых водопроводных люков, из заброшенных руин хлынул мохнатый поток. Попискивающие от усердия новобранцы располагались идеальными концентрическими кругами вокруг Хозяйки и Белого, образуя одно, другое, третье… десятое… пятнадцатое… двадцатое кольцо. И, заняв свое место в строю, зверьки тут же вытягивались по струнке на задних лапках, будто реагируя на неслышную команду: «Смирно! Равнение на Хозяйку Подземелий!». Зузанна поднялась с колен и простерла правую руку в величественном жесте, словно благословляя серое воинство на подвиги во имя и во благо. В исполнении любого другого семнадцатилетнего подростка это смотрелось бы забавно, но при взгляде на Зузанну хихикать почему-то совсем не хотелось. Во взоре ее бушевало изумрудное пламя. Что там Наполеон в Египте, что там Сталин на Мавзолее в ноябре тысяча девятьсот сорок первого, – наверно, ни одного вождя в истории человечества так преданно не пожирали глазами его воины, как крысы Черного Города - свою Хозяйку, наконец-то явившуюся хвостатому народу, чтобы наделить высшим смыслом его прежде бесцельное существование. - Ущипните меня, кто-нибудь, - прошептал Корнелиус, наблюдающий рождение столь вожделенной крысиной армии Сопротивления и не верящий собственным глазам. - Голливуд отдыхает, - констатировал обалдевший Рок. - Пи-и-и! – пронзительно скомандовал Белый, оскалившись в страшной командирской улыбке. - ПИ!!! ПИ!!! ПИ!!!– трижды взвизгнул серый строй. С замечательной синхронностью сделав «кру-гом!» через левое плечо, новобранцы брызнули в стороны, как осколки разорвавшегося снаряда. Буквально через минуту улица вновь была мертва не хуже основательно мумифицированного трупа. Зузанна с улыбкой обернулась к молодым людям. - Сде-лать, - сказала она. – Скоро мы знать… все. Хорошо, так?

X0: - Вообще-то я не имею отношения к Республике… - История, кратко рассказанная чернокожему для командора обросла небольшим ворохом подробностей, и кратким изложением путешествия до станции - И не стоит никого наказывать, ни его, ни вампиров. Я чудесно провела время. Узнала много нового о Вас, герр командор. Андроид не находила себе места, как в прямом так и в переносном смысле. Она пару раз быстро прошлась по кабинету от стены до стены, впрочем не решившись подойти к Джулиано близко. - У меня большие вычислительные мощности…и осталась кое-какая информация о Республике. И кое-что из наших... то есть их изысканий и разведданных– начала она, следуя заданию, замолчала в притворной нерешительности, подстраивая динамики на более высокий тон. – Правда я не думаю, что вам это интересно… Приемчик, был старый, но, судя по описаниям в справочниках довольно действенный, хотя Х0 выглядела жалко, стоя тут в углу, и пытаясь заинтересовать вампира. Ей было немного совестно и оттого она глядела на него нагнув голову, на секунду ослепив вампира светом индикатора, но тут же погасив его, что, впрочем, не мешало ей отлично видеть что делает глава коалиции.

Nail Buster: - Эм... Что ты там говорил про игру в обычных людей? - ехидно вопросил Рок, едва оправившись от явившегося ему величественного зрелища. - Да ну тебя к чёрту, - глубоко вздохнув, махнул рукой друг. Нет, эта девочка неисправима. И сделать с этим, похоже, ничего нельзя. Да и незачем. Главное - затаиться как следует, а дальше уже пускай кровососы ломают голову, откуда в городе берутся орды взбесившихся крыс и плотоядных тараканов. Если кто и догадается, что ими управляет мощный псайкер - а кто-то непременно догадается, это лишь вопрос времени - в поисках этого псайкера придётся весь город перевернуть. Причём не факт, что только "чёрную" его половину... Если между нелюдями и людьми вспыхнет война благодаря Зузанне и её маленьким воинам, это будет идеальный сценарий!.. Пока Кор предавался мечтаниям, сотни тысяч зверей шныряли по городу, обнюхивая и ощупывая его, его, мгновенно сообщая Хозяйке всё, что видели. В её голове вырисовывалась карта Чёрного Города - дом за домом, улица за улицей. Вот станция, захваченная бандой кровожадных вампиров. Вот кладбище, и половина могил пуста, разрыта, гробы выломаны изнутри, двери каменных склепов распахнуты. Вот небольшая группка зомби, бестолково сгрудившаяся в каком-то тупике. Вот следующая, прущая прямо на заградительный кордон какой-то базы какой-то банды в каком-то дальнем районе. Вот трое головорезов, чинящих в каком-то подвале расправу над четвёртым... А вот высокопоставленный гражданин, сидящий в квартире с отоплением, светом и даже телефоном, явно агент одной из корпораций внешнего мира или просто большой друг машин. Город Энск оставался городом Энском. Разве что тут враги не просто убивали друг друга, а иногда ещё друг другом и закусывали. - Надеюсь, она найдёт, где нам переночевать, - пробормотал Рок. - Хотя бы подвал с тёплыми трубами. Помнишь, как в две тыщи... - Не помню и помнить не хочу. Тогда клопы с комарами на нас ещё не работали. - Хм, - хмыкнул Джулиано и потёр подбородок. Смерил робота хмурым взглядом, смерил на всякий случай вновь, а затем ещё пару раз хмыкнул, явно озадаченный не на шутку. Ситуация была из ряда вон - андроид, приговорённый к смерти, просил у нелюдей, ни много ни мало, политического убежища. Конечно, просил не прямо, а полунамёками, в меру своих скудных дипломатических способностей, но всё же эти намёки были для командора ясны. Вопрос был в другом - а стоит ли игра свеч? Не навлечёт ли Коалиция на себя гнев Управляющих, если решит всё-таки приютить этот беспризорный механизм с красивым - чего не отнять, того не отнять - голосом? В лучшем случае у Джулиано будут серьёзные проблемы с бизнесом, в худшем же... В сказки о доброй миролюбивой Республики, самой Республикой же и распространяемые, ему всегда верилось с трудом. Быть всепрощающим пацифистом можно было лишь до известного предела, и если ни у кого пока не хватило наглости этот предел пересечь, это не значило, что именно Винсенту и его людям следует это делать. Хотя... Может, следовало и рискнуть в кои-то веки? - О каких изысканиях вы говорите? - сухо осведомился он. - Моя группа в данный момент... да что там, моя группа ВСЕГДА переживает острый кризис, и на мелочи отвлекаться мы не можем. Сами должны понимать, герр... фройляйн... кхм, товарищ робот.

Зузанна : Не случись Корнелиусу своими глазами видеть Зузанну в образе полудикой, кровожадной и надменной Хозяйки Подземелий, ему бы никогда и в голову не пришло, что вышагивающая с ним рядом тоненькая девчонка в драных джинсах и грязной куртке не по размеру может иметь какое-то отношение к битве подземного войска с Чистильщиком, кровавой резне в отеле «Свобода» или таинственным мистериям, разыгрываемым крысами под покровом стылой темноты на улицах Черного города. Самый обычный запущенный подросток-сирота, каких в Энске после две тысячи шестого – стрелять, не перестрелять. Сбросив капюшон, она сосредоточенно пыталась поймать высунутым языком падающие снежинки. Чёрная тоже включилась в игру, уселась у Хозяйки на плече и азартно размахивала передними лапами, норовя изловить крупные холодные хлопья. Белый же, чья мордочка торчала у Зузанны из кармана, оставался по-военному серьезен, собран и бдителен. Как интересно! Внизу такого не бывает. Иногда этот мир не такой уж и плохой. Когда Кора, Рока и меня никто не пробует убить. - Слушай, сестрёнка… - обратился Корнелиус к Зузанне. Та при звуках его голоса сразу бросила валять дурака и внимательно уставилась на парня немигающими зелёными глазищами – ну, ни дать ни взять, и вправду младшая сестра, внимающая словам старшего брата. – Нам надо найти какое-нибудь убежище. Убежище, понимаешь? Дом. Хорошо бы тёплый. И чтобы вокруг было как можно меньше всяких… чужих. И людей, и нелюдей. Есть где-нибудь поблизости такое местечко? - А еще лучше, - добавил Рок, - если бы там заодно и еда нашлась. - Тебе всей заботы – лишь бы пожрать, - хмыкнул Кор. - Можно подумать, вы с нашей названной сестричкой святым духом питаетесь, - возразил Рок. - Дом. Тепло. Еда. Нет чужие,- прилежно повторила Зузанна, уясняя задачу. Изумрудный взгляд затуманился буквально на мгновение, потом она скорчила довольную гримаску и кивнула. – Знать. Идти. Хозяйка уверенно подошла к ближайшему канализационному колодцу, смахнула с крышки снег и похлопала по ней ладонью. - От-крыть. Парни переглянулись. Лица у них вытянулись. Ну да, в понимании Хозяйки «дом» - это, конечно же, подземелье, но они рассчитывали на более комфортабельное пристанище. - Открыть! – требовательно повторила Зузанна. - Ну, сестрёнка, надеюсь, ты знаешь, что делаешь, - пробормотал Рок, выворачивая крышку люка. Наконец-то Хозяйка вновь очутилась в хорошо знакомой стихии. Темно, сыро и прохладно. Мне так нравится. Я так хочу. Во мраке тоннеля возились и попискивали крысы, шуршали мокрицы, звенели комары: наученная горьким опытом, Зузанна решила двигаться с осторожностью, высылая далеко вперед отряды разведчиков. Кто знает, на какую еще хитрость могут пойти машины? - Ну, прямо как у негра… - начал делиться впечатлениями Рок. - …под мышкой, - деликатно перебил его Корнелиус. – Зузанна, ты где? - Не бояться, - Кор почувствовал, как тонкие девичьи пальчики ухватили его за запястье. Вторая «путеводная нить» досталась Року. Громадные зелёные глаза, прорезающие мрак, излучали уверенность. Я им помогу. Они ведь мои друзья. – Идти со мной. Тут… не-да-ле-ко, так правильно? Недалеко. Хороший дом. Тепло. Нет чужие. И свет. Вы нра-вить-ся свет, я знать. Бетонная кишка, по которой они двигались, несколько раз изогнулась, потом вдруг упёрлась в тупик, заваленный какими-то бесформенными бетонными обломками с торчащей во все стороны арматурой, но Зузанна, не колеблясь, свернула в почти невидимый, совсем узенький проход, больше похожий на щель в стене. В конце прохода обнаружилась массивная стальная дверь – явно не вчера установленная, покрытая рыжими узорами ржавчины, со штурвалом вместо ручки. - Тут дом. Открыть. - Это проще сказать, чем сделать, сестричка, - пробормотал Корнелиус, пытаясь привести в действие запорный механизм. – Врос он в бетон, что ли, прах его побери? Рок, ну-ка, помоги! - Ага, вот и всё у нас так, - запыхтел Рок, налегая на штурвал. – Чуть я что скажу – тут же «заткнись!», а как до дела доходит – то сразу «помоги!». - Заткнись! – прохрипел изнемогающий Корнелиус. - Ну, я же гово… КРР-РРАК! Штурвал провернулся, дверь отворилась. Приятели синхронно отёрли трудовой пот с покрасневших от натуги лиц. - Еще открыть. - Да ты издеваешься, что ли?! – взревел Рок таким голосом, что Чёрная отозвалась истеричным мяуканьем, а вокруг парня немедленно сжалось кольцо бдительных серых охранников. К счастью, вторая дверь – точная копия первой – оказалась гораздо податливее. - Дом, милый дом, - саркастически произнёс Рок. - Погоди-ка, погоди-ка… - забормотал вдруг Корнелиус и принялся шарить руками в темноте. – Это мне напоминает… я читал… где же тут… а, вот! Зузанна, зажмурься покрепче... Изумрудные глаза послушно растаяли в темноте. Щелкнул рубильник, раздался треск, проскочила синяя искра – и помещение озарилось неярким красноватым светом аварийных ламп. Вернее, не помещение, а целая анфилада довольно больших комнат. - Бомбарь, - благоговейно прошептал Рок. - Нетронутый, - в тон ему подтвердил Корнелиус. – И не из простых. Консервы. Форма. Оружие! Зузанна, ты умница!!! - Спа-сибо, - Хозяйка так и стояла на пороге с закрытыми глазами. – Вы нра-виться дом? Я радая… не так… я ра-да. Так.

X0: -Икс-нуль– голос андроида стал чуть более хриплым и официозным, она ожидала от вампира больше эмоций – без фройляйн и товарищей. Можно Лука, если вам удобнее использовать такой идентификатор. Робот примостилась на стуле, (удивленно скрипнувшем под, немаленьким весом) выставив на показ ноги-копытца и уставилась на Винсента. Конечно, наверняка сказать было нельзя, но индикатор на маске целился командору прямо в лоб, вызывая неприятные ощущения. - Что о разработках…- в голове Нулевой предательски затрещало и на внутренних экранах вылезло сообщение с призывом не провалить операцию и действовать как можно осторожнее, не отступая от плана. Она замолчала на долю секунды. – Кое-какие чертежи оружия, не из последних конечно, но все же, кое что по разведке... думаю, вас заинтересует некая группировка… Или нечисть, способная уничтожать города в одиночку... Икс-ноль замолчала, в этом месте Джулиано хмыкнул, поскольку ему показалось, что робот ехидно ухмыляется. – Признайтесь, Командор, я могла бы оказаться вам весьма полезной… Робот выдержала еще одну недолгую паузу, снова подстраивая голос на более мягкий тембр, интриганка из нее была так себе, однако приказ есть приказ. И, кажется, заинтересовать вампира все же удалось, что-то изменилось в его взгляде. - Но я хотела бы получить гарантии, вы же понимаете.

Nail Buster: Корнелиус и Рок быстро прошлись по помещениям бункера. Всё указывало на то, что его строили ещё до вторжения Коалиции в Энск - развешанная по стеллажам униформа оказалась польской, совсем непохожей на зловещие мундиры вампирской пехоты, а на оружейных стойках не было ни одного изделия подземной Республики. Нашёлся и ящик древних советских противогазов, настолько пыльных, что их не решился бы надеть ни один уважающий себя человек, пусть даже и подпольщик. - Подпольщик... - усмехнулся Корнелиус, вертя в руках противогаз, тупо смотрящий на него круглыми блестящими стёклами. - А ведь мы и правда теперь подпольщики. Ушли в глубокое-глубокое подполье... - Тогда кто машины? - фыркнул Рок из комнаты напротив. Там нашлись несколько двуспальных коек и, за массивной железной дверью, две нормальные мягкие кровати. Видимо, бункер предназначался для какой-то важной персоны и сравнительно небольшого военного гарнизона, эту персону охраняющего. - Они, в таком случае, ещё более глубокие подпольщики? Ладно, хватит с меня на сегодня метафор и философии, лучше помоги разобраться с картой. Карта обнаружилась в третьей комнате - на большом круглом столе, вокруг которого были расставлены крутящиеся кресла. Она, как и ожидалось, тоже была старой, но это даже понравилось Кору. По крайней мере, улицы там назывались как в детстве - не было ещё ни проспекта Дракулы, ни Максимилиановской площади, ни Тёмного храма. Красный крестик указывал на расположение бункера - через пару кварталов от станции "Энск-1". В опасной близости к вампирам. Или... в опасной для вампиров близости к Зузанне? Корнелиус улыбнулся. - Итак, соратники мои дорогие, у нас есть враги и нет никакого плана борьбы с ними, верно? Так давайте решим хотя бы, с кого начать. Вот здесь, - он ткнул пальцем в крошечное здание станции, - обосновались кровососы. Вот... здесь, здесь, здесь, здесь и вообще везде, - он растерянно потёр подбородок и побарабанил по карте пальцами, - тоже полно кровососов, причём где именно они гнездятся, мы не знаем. Дальше, вся эта часть города кишит мертвецами, взявшимися не пойми откуда, которых кровососы несомненно пытаются извести. И, наконец, машины. - Парень поднял палец вверх. - Машины ищут Зузанну, а значит, просто так натравить полчище крыс ни на кого мы не можем, чтобы себя не раскрыть. - Выходит, мы не нападём на станцию? - пробурчал Рок, явно расстроенный этим обстоятельством. - Увы, но нет. Она слишком близко. Но мы можем... хм... - Кор плюхнулся в кресло и принялся размышлять. - Можно ведь как-то использовать эту суматоху с зомби. Но как? - Вот и я не знаю. Разве что... Слушай! - Рок поглядел на друга страшными глазами. - А почему машины так взбеленились из-за крыс, а с этой ходячей гнилью ничего не делают? На этот вопрос у Кора не нашлось ответа. Вместо этого он поставил на стол три банки с консервами и сноровисто открыл их одну за другой. - Ешь, Зузанна, - улыбнулся он и подвинул одну из банок девушке. - Ты сегодня это вполне заслужила. - Нечисть, способная уничтожать города в одиночку? - повторил Джулиано и покачал головой. - Лука, вы что же это, намекаете на возвращение Кармиллы Карнштейн? Или, может быть, Нечто? Я не слышал о других таких разрушителях и, что-то мне подсказывает, долго ещё не услышу. У меня проблема другая - зомби, - он махнул рукой в сторону окна. - Точнее, это пока что не моя проблема, но соседние группы, по слухам, серьёзно страдают от нашествия мертвецов. И я вынужден всё время держать своих солдат начеку. Нехорошо будет, если зомби прорвутся на станцию. Мы потратим драгоценные патроны, а может быть, даже лишимся пары ценных бойцов. Я иногда даже жалею, что бешеные крысы с того берега к нам не заглядывают - уж они-то точно очистили город от гнили. А заодно и от тех, кем вы меня пришли сюда запугивать. Командор надменно фыркнул и повернулся к Нулевой в профиль, демонстрируя слегка показное безразличие.

X0: -Как бы эти бешеные крысы не пришли по вашу душу. - андроид хмыкнула - тогда ваши мертвецы покажутся вам очень уютной и теплой компанией. У меня есть запись которая, надеюсь, вас разубедит. Она вынула из кармана простенький портативный плеер и нажала на проигрывание, положив на стол перед Джулиано. На крохотном экране разворачивалось действо, заснятое одним из Чистильщиков: полчища явно хорошо управляемых тварей - кошки, собаки, крысы, еще какая-то неведомая неразличимая живность кидались на обладателя камеры и сгорали под огнем плазменных пушек. Вот в кадр, на фоне буйства огня попала тщедушная фигурка с сияющими как изумрудные огни глазами, приказной жест, и новая волна обезумевших тварей, повинующихся хозяйке кинулась вперед... запись оборвалась. Лука понимала, что это может и не убедить надменного вампира, а уж способ которым она получила эту запись.. Поэтому она, наклонив голову, наблюдала за реакцией командора. Тот не отрываясь смотрел в крохотный экран, хотя его похоже немного смутил такой простой носитель информации. По крайней мере, на его лице читалось некоторое удивление и вместе с ним недоверие. - А насчет зомби, может я могу чем-то помочь... - Х0 поднялась со стула и прошлась по кабинету - правда не понимаю, почему управляющие не заинтересовались этими трупами.

Зузанна : - …Вот я тебя, зар-раза! Крыса ловко разминулась с тяжёлым берцем одного из вампиров-охранников Винсента Джулиано, серой молнией взлетела по лестнице и нырнула в широкую щель над рассохшимся плинтусом. - Дрянь такая. Надо со склада крысиного яду, что ли, выписать. Нечего тут зоопарк разводить. - Какой ты кровожадный, - равнодушно отозвался другой вампир. – Оставь бедную зверушку в покое, пусть бегает. Мешает она тебе? - А ты слышал, что такие вот зверушки весь Белый город поставили к лесу передом, к себе задом? - «Светлячкам» не привыкать, - хмыкнул вампир. – Да и нас вон мертвяки нагнули – моё почтение. Тут как бы живу остаться, а ты крысе хвост крутить собираешься. Нашёл себе достойного противника, блин... Между тем хвостатая гостья высунула любопытный нос из дыры в стене кабинета вождя Коалиции Максов – как раз под старомодной вешалкой, обросшей поношенными шинелями и кителями с потускневшими нашивками КМ. Надежно укрывшись в тени, крыса уставилась глазами-бусинками на Джулиано, ведущего разговор с диковинной машинкой. В главной комнате бункера очень кстати обнаружилась не только большая карта Энска, но и подробная схема бомбоубежища. Из неё следовало, что это комфортабельное подземелье выстроено под зданием городского управления госбезопасности ещё в те славные времена, когда Советский Союз боролся за мир во всём мире не на жизнь, а насмерть. С приходом в Энск Коалиция выкинула дефензиву на мороз так шустро, что эвакуировать убежище не успели, а копаться в советском хламе тогдашний фюрер Бастер, избалованный имевшимися в его распоряжении технологическими чудесами, видимо, посчитал ниже своего достоинства. Так или иначе, здание забросили, а во время битвы за Энск и вовсе сожгли. Про бункер же просто позабыли, тем более что по причине секретности ни на каких планах городских подземелий он не значился. Собственно, тот лаз, через который они проникли в убежище, был чем-то вроде аварийного выхода; главные же гермоворота, гораздо более массивные, ведущие, судя по схеме, в подземный гараж, отворяться упорно не желали – видно, их здорово завалило снаружи обломками. И очень жаль, потому что в бункере имелся даже ангар с парой автомобилей – советских ещё «уазиков», вполне себе на ходу, и немалый запас бензина в канистрах. - В крайнем случае, бензинку и продать можно, - пожал плечами Рок, выскребая гусиный паштет из жестянки. - Или сменять на что-нибудь. Горючка, она всегда в цене. - Судя по описям, - Корнелиус зашуршал бумагами, в азарте забывши донести ложку до рта, - оружия, боеприпасов и прочего тут складировано примерно на роту. Что интересно, есть тяжёлые пушки – гранатомёты, огнемёты, даже несколько ПЗРК, - а также полдюжины ящиков противопехотных мин и всякой взрывчатки. Основательно готовилась госбезопасность выживать после конца света, ничего не скажешь. Всё – советского или российского производства и, конечно, не очень новое, но мы, я думаю, не будем слишком уж привередничать? - Гранатомёты и огнемёты! Это же просто праздник какой-то! – не очень удачно, зато от души срифмовал Рок, картинно преклонив колени перед удивлённой Зузанной. – О, прекрасная Хозяйка Подземелий, ваши верные рыцари от всей души благодарят за столь щедрый дар и клянутся употребить его на святое дело освобождения Энска от тёмных сил… и светлых заодно… да мы теперь вообще всех нагнём, чего мелочиться-то! – внезапно сбился он с пафосного тона на пацанский. - Кончай кривляться, - поморщился Корнелиус. - Уж и пошутить нельзя? - С чувством юмора у тебя ничуть не лучше, чем с чувством такта. - Вы обратили внимание, о, моя королева пасюков, какая нынче пошла взыскательная публика? – осведомился Рок у Зузанны. – Всё-всё-всё, - замахал он руками под тяжёлым взглядом Корнелиуса. – Уже онемел и пошёл в душ на предмет освежиться. Чего и вам, ваше превосходительство, желаю-с, - мстительно адресовался он к Кору, - а то, знаете ли, от вас несколько пахнет-с. Кстати, тут довольно приличная ванная с электрической водогрейней. Ваше Величество, не желаете ли совершить омовение? Красный свет аварийных ламп был не слишком ярок и почти не резал чувствительные глаза Зузанны. Кору и Року явно понравился дом, который она для них подыскала, и это радовало Хозяйку. Да и еда тут была вкусная. Правда, вот запахи ей не так чтобы очень нравились – воняло железом («о-ру-жи-ем», поправила она себя), скучными пыльными тряпками и старой бумагой. Зато в подземном доме имелось невиданное чудо – горячая вода. По-настоящему горячая, а не чуть тёплая, как жижа в подземных каналах – от неё даже шёл пар. И ещё нечто скользкое, очень вкусно пахнущее, хотя и гадкое на вкус - кажется, это называется «мы-ло»? Глупое какое-то слово. И жижа в пластмассовой бутылке, которая ела глаза до слёз и совсем не годилась для питья, зато так здорово пенилась на волосах. Чёрная плесканий Хозяйки в ванне решительно не одобрила и в знак протеста удалилась составлять компанию Рыжему и Зубастому, караулившим вход. Белый же, наоборот, расселся на полочке под зеркалом и поощрительно попискивал, созерцая, как избавившаяся от многолетней грязи Зузанна неумело растирается полотенцем. - Их Крысиное Величество там утонули или что? – поинтересовался Рок у окружающего пространства. – Они уже битый час купаются! - А ты попробуй всю жизнь толком не мыться, – предложил Корнелиус, продолжая копаться в бумагах, - а потом и предъявляй претензии… Плеск воды стих, дверь распахнулась, и взглядам парней предстала отмытая и вообще заметно похорошевшая Зузанна в новом наряде, найденном Кором, – кроссовках без шнурков, на «липучках», розовых спортивных штанишках с белыми лампасами и розовой же толстовке с капюшончиком и нарисованным на груди плюшевым мишкой, заштопанным и грустным. Вероятно, этот комплект был припасён для дочки какого-нибудь большого гебешного начальника, да так ей и не понадобился. На плече у неё восседал Белый, поглядывающий на молодых мужчин с видом триумфатора, - удивитесь, мол, красоте моей Хозяйки! - Хорошо, - констатировала Зузанна, опустившись в кресло. – Чисто. И пахнуть так… так при-ят-но. Мне нравится.

Nail Buster: Некоторое время командор молчал. Железный визитёр вновь подкинул ему пищу для раздумий. Пищу, надо сказать, неудобоваримую. Ведь стаи бешеного зверья, пусть даже и полуразумного - это одно, а псайкер, могущий этими стаями управлять... Пахло проблемой, если не сказать больше - бедой. Большой бедой. И если он правильно понимал намёк своей безликой гостьи... то беда надвигалась на Чёрный город. На его станцию. Это таинственное зеленоглазое существо в корне ломало все его планы. - Так-так, - проговорил он. - У этих крыс, значит, есть свой Крысиный Король. Действительно, это в корне меняет дело... Он поднялся из-за стола и прошёл к двери, сделав знак роботессе следовать за ним. Если она и вправду уже не являлась собственностью Республики, миндальничать с ней больше не было смысла. Так они и шагали - вампир, андроид и два молчаливых охранника с пулемётами наперевес. Вместе они вышли из здания и быстро пересекли станцию. Джулиано довёл Нулевую до склада и, наказав "подождать немного", так же быстро направился прочь. Вместе с ним заторопились и охранники. Некоторое время посланница Старших оставалась совершенно одна. Но вот наконец в огромных складских дверях раздались шаги. Негр, столь бесцеремонно препроводивший её на станцию, вновь стоял перед ней и самым бесстыдным образом ухмылялся. - Приветствую, благородная перебежчица! - картинно поклонился он. - Босс уже позвонил мне, рассказал о твоей важной миссии,- последние слова он произнёс не без доли сарказма. - Сказал, чтоб я тобой занялся по-серьёзному. Но сперва скажи-ка, - он уселся на какую-то большую деталь, валявшуюся у двери в снегу. - Что ты хочешь взамен? Ну, ты сдаёшь нам своего хомячкового лорда, а что потом? Как мы можем отплатить тому, кому не нужно ни кушать, ни спать, ни тратить деньги на человеческую ерунду? Разве что не сдадим тебя этим твоим чайникам-начальникам. На зелёном светящемся циферблате меж тем было шесть часов. До рассвета было ещё далеко, и лидер Сопротивления отправил своих новых подчинённых досыпать. Безжалостно и непреклонно, несмотря на все их мольбы и угрозы. - Нам всем нужно быть в форме, - повторял Корнелиус, грозно хмурясь, чем вызывал у Зузанны и Рока невольные улыбки. - Нужно быть свеженькими, как огурчики. Завтра... нет, уже сегодня после рассвета нас ждут великие дела. А сейчас, пока солнце ещё не встало - отбой. Я лично намерен вздремнуть часика три-четыре. Иначе стратег из меня никакой. ...Засыпая, он продолжал размышлять. О зомби, о нелюдях, о людях, которых они с Роком решили защищать. Он не знал точно, сколько осталось в городе простых смертных, не вовлечённых в Вечную Войну, но ни секунды не сомневался - осталось вполне достаточно. "Нужно будет навестить старых друзей... Если, конечно, они ещё живы. Год назад, по крайней мере, я кое-что слышал о Патрике..." Затем его мысли переключились на мертвецов. Как можно было использовать эту безмозглую толпу в борьбе? Просто позволить друзьям Зузанны вычистить от них улицы, после чего переключиться уже на дичь покрупнее? Нет, это было уж слишком просто, слишком топорно - ведь тогда непременно всплывёт их присутствие в этих местах. Машины по-прежнему за ними охотятся и наверняка наблюдают прямо сейчас. "Можно поэкспериментировать с ними завтра... - рассеянно думал Кор, засыпая. - Посмотреть, можно ли их надрессировать..." ...Тем временем Рок уже расстилал Зузанне постель. По сравнению со скрипучей кроватью в отеле "Свобода", это был настоящий пуховый аэродром. Разве что водяного матраца не доставало для полного шика. Парень готов был поспорить, что девушка никогда не спала прежде на... таком. - Да, повезло тебе с апартаментами, чистюля, - посмеиваясь, он взбивал огромные, как облака, подушки. - Настоящий люкс! Знаешь, я бы с удовольствием кинул кости вон на ту соседнюю койку, но правила хорошего тона не дозволяют девочкам спать в одной комнате с мальчиками после первого дня знакомства. Да и командир не поймёт, - он кивнул на прикрытую дверь общей спальни. - Так что зови, если что потребуется. Вон, и кнопка здесь есть... Кнопка действительно была - большая, красная, она возвышалась на лакированной прикроватной тумбочке, разделявшей два пуховых аэродрома. Казалось, что это даже и не кнопка, а какой-то странный предмет вроде баночки с ночным кремом. Тем не менее, надписи WARNING и UWAGA, набранные мелкими белыми буквами на её плоской "вершине", были явно неподходящим названием для средства гигиены. - Жмёшь сюда, - Рок постучал кончиком пальца по кнопке, - если почуешь неладное. По идее, тревога зазвучит прямо у нас под ухом - как-никак, мы спим в комнате охраны. Ну всё, - на прощанье он взъерошил Зузанне волосы и улыбнулся. - Через три-четыре часа этот садист нас разбудит, так что не опоздай к показу хороших снов. Отдыхай, - и дверь за ним чуть слышно закрылась, а мягкий красноватый свет плавно притух.

X0: Андроид молчала. Как молчала всю дорогу до склада, тщетно ожидая связи со Старшими. Потихоньку подкрадывалось отчаяние, вместе с пониманием того, что эти куски биомассы не настолько тупы и доверчивы, как ее учили. Она стояла вперившись взглядом в стену десятка два минут, пока шаги чернокожего не уничтожили тишину и голос с издевательскими нотками начал задавать вопросы. - Мне ничего не нужно. А последнее и вовсе не имеет практического смысла. - фыркнула Х0 не оборачиваясь,скрипящий звук динамиков казался то ли печальным, то ли угрожающим,но больше похожим на механические голоса в трубках сотовых телефонов, андроид просто не вкладывала в сказанное эмоций - Надеюсь, ты знаешь как поступают с устаревшими и бракованными моделями... Она замолчала, меряя шагами расстояние от стены до того места где стояла, ни разу не поставив ногу мимо собственного следа, так прошло около минуты. Ничтожное время для чернокожего и вечность размышлений для Х0. - это даже не смерть. Это утилизация. - индикатор на маске вспыхнул красным, отражая злость Икс-нулевой. Андроид пнула ящик стоявший около стены и до сего момента ничем никому не мешавший, тот с обиженным треском разлетелся, вывалив на не слишком-то чистый пол свои внутренности - тряпки, в которые было завернуто нечто металлическое. - Заняться по серьезному...- повторила она, подходя к негру и вплотную приблизив маску к его лицу - ну давай, займись.

Зузанна : Зузанна не без некоторой робости опустила голову на пышную, благоухающую чем-то терпко-сладким подушку. Кровать была столь огромна для миниатюрной Хозяйки Подземелий, что та даже забеспокоилась – не потеряется ли она среди этих белоснежных просторов? Глупый страх, впрочем, быстро прошёл, сменившись невыразимо приятным ощущением безопасности, надёжности и уюта. Никогда в жизни ей не доводилось чувствовать ничего подобного. Сколько Зузанна себя помнила – хотя она и сама не могла бы сказать, сколько именно себя помнила: все дни под землёй похожи друг на друга, вести счёт времени среди вечной промозглой темноты нет ни смысла, ни желания, - ей всегда надо было быть… самой сильной. Самой главной. Самой опасной. Она управляла. Принимала решения. Отдавала приказы. Казнила и миловала. Люди, спускавшиеся в подземелья, хотели найти Зузанну, чтобы поймать или убить - либо же, наоборот, поклонялись ей как полубогине и собирались, отыскав, задать какие-то вопросы, на которые она всё равно не сумела бы ответить, потому что все эти вопросы были из другого, неведомого ей мира. И ни тем, ни другим ни на минуту не приходила в головы мысль о том, что всемогущей и вездесущей Хозяйке иногда хочется побыть той, кто она есть на самом деле - маленькой и слабой девочкой-подростком. Хочется, чтобы о ней позаботились. Чтобы сказали добрые слова. Чтобы подарили красивый новый наряд. Чтобы с улыбкой взъерошили ей волосы и пожелали хороших снов… Ничего плохого не может случиться, ведь со мной Кор и Рок, - сонно думала Зузанна. – Они храбрые, сильные и умные. Вон как быстро они навели порядок в новом доме… а я бы сама даже дверь не сумела бы открыть. Да хоть бы и сумела – разве я знаю, как включить свет, сделать так, чтобы еда стала тёплой, а вода – горячей? Сообразила бы расстелить такую постель, мягкую, как куча белых хлопьев, которые падают с чёрного потолка там, наверху, только гораздо теплее? Куда там. Я же глупая. Нет, не так, - поправила она себя. – Я не глупая, просто… не совсем такая, как они. Очень-очень похожая, только всё-таки немножко другая. А может, мои новые друзья смогут наладить жизнь во всём городе так же ловко и умело, как сделали это тут? Теперь, когда у них есть так много оружия, и всякого другого? Может, Кор с Роком придумают, как прогнать нелюдей, которые хотят меня сожрать. И тех людей, которые хотят меня убить просто за то, что я не такая, как они. И избавиться от машин, которые тоже хотят меня убить, уже совсем непонятно почему. Мне так понравится. Я так хочу… С этой мыслью Зузанна и погрузилась в сон.

Nail Buster: - Выходит, среди киберов встречаются на редкость мстительные создания, - ухмыльнулся негр. - Пожалуй, вы можете оказаться не менее интересным материалом для изучения, чем люди. Прошу за мной, - без всякого перехода добавил он и, порывисто встав, исчез во мраке ангара. Икс-нулевая, пару секунд помедлив, проследовала за ним. Внутри было темно и сыро, датчики техмана не улавливали ничего живого, кроме её темнокожего проводника. И тем не менее, вдоль стен помещения что-то явно шевелилось. Перемещалось. Жило. И издавало звуки - хриплые стоны, лязг полусгнивших зубов, невнятное бормотание слабоумного мозга... - Боюсь, командор не был с вами до конца откровенен. Насчёт них. Зомби. Они окружили негра и андроида плотным кольцом. Их белые, тупые, ничего не выражающие глаза смотрели прямо на X0, однако мертвецы отнюдь не спешили бросаться на неё в атаку. Они держались на почтительном расстоянии в несколько метров, словно вокруг каэмовца был очерчен мелом защитный круг. Похоже, именно он сдерживал зомби - пальцы его рук едва заметно подёргивались, как будто к ним были привязаны нити, как будто трупы были марионетками в его руках. - Я здесь известен как Погонщик, - проговорил чернокожий, продолжая вышагивать по ангару, прямо сквозь орду смердящих покойников. - А это - тягловой скот, что я погоняю. Бесплатная рабочая сила, так сказать. Грузовозы. Сами понимаете - господствующая раса никогда морально не созреет для разгрузки вагонов, - он хмыкнул и остановился, вновь развернувшись к Нулевой. Мертвецы застыли вокруг, колыхаясь где-то на пределе видимости. Казалось, что колышется сама тьма. - Итак? Вопросы есть, или я могу перейти к самому интересному? Несколькими часами позднее, в бомбоубежище... ...Лучи солнца, конечно же, не могли преодолеть многометровую толщу бетона и камня, так что о наступлении утра девушку и её новообретённых друзей известил премерзкий звон армейского будильника, который Кор предусмотрительно выставил вчера вечером. Ровно семь тридцать пять. Ни минутой раньше и, к вящему неудовольствию Рока, ни минутой позже. - За кой ляд нам вставать в эдакую рань? - ворчал он, пытаясь прицельным броском ботинка вывести мерзопакостное звуковое оружие из строя. Спросонья у него это не вышло ни с первой, ни со второй попытки, так что ему пришлось, зло матерясь, тащиться из одного конца спальни в другой, дабы заткнуть противнику пасть вручную. - Ты нарочно его задвинул в самый дальний угол, не так ли? - Естественно, - бесстрастно ответил друг, который к тому времени уже зашнуровывал второй ботинок. - Иначе тебя хрен добудишься. - Так за кой ляд, всё-таки?.. - Наведаемся к старому другу, - хмыкнул Корнелиус. Пройдя к оружейным стеллажам, он принялся изучать представленный на них ассортимент на предмет чего-нибудь поубойнее. - К очень старому, ещё старше тебя. Уж кто-кто, а он должен знать, что это вдруг случилось с местными жмуриками. Рок поморщился, вертя в руках будильник и стараясь сообразить, куда же мог зашвырнуть ботинки. - Ты же, надеюсь, не имеешь в виду?.. - Имею, пан Рокфор, имею. Именно его, нашего кладбищенского отшельника. Помнится, он какое-то время вполне лояльно относился к нашему с тобой предприятию, так что начать сбор Армии Спасения стоит как раз с него. - А если, - Рок, отыскав ботинки, тщетно пытался втиснуть в них ноги. Кажется, он нашёл немного не те, - а если он там уже мёртв давно? Это же кладбище, друг. Там же их как собак нерезаных должно быть... - Ты же сам видел ту толпу у моста, - спокойно ответил Кор, передёргивая затвор выбранного автомата. К нему нашлись даже серебряные пули - верный признак того, что зловещее КГБ уже тогда знало что-то такое, чего не знали простые смертные. - Всё, что было захоронено на том кладбище, уже давно ушло гулять по Энску. Там теперь пусто, и в худшем случае мы не найдём там ни святого отца, ни зомби. В лучшем - найдём его живым и здоровым, в окружении пары сотен заново упокоенных жмуриков. И в любом случае, если это началось с кладбища, он мог что-нибудь да приметить. На это Рок не нашёл, что возразить. - Пошли, Зю, - он тихо постучался в комнату девушки. - Мы отправляемся в музей живых ископаемых.

Зузанна : Тук… тук… тук… негромкие и оттого ещё более зловещие звуки. Вокруг сгущается влажная, остро и сладковато пахнущая разложением тьма коллектора. Зузанна панически озирается, но отчего-то никак не может привычно разрезать надвинувшуюся темень взглядом изумрудных глаз. И нет рядом ни верного Серого Батальона, ни Рыжего с Зубастым, ни умнички Белого. А звуки всё ближе и ближе… Из вонючего мрака выплотняется человеческая фигура – высокая, сильная, плечистая. Кор? Кор! Зузанна, задохнувшись от облегчения, бросается навстречу молодому мужчине, своему спасителю, готовая обнять его… вот только… откуда эта странная походка? Почему голова Кора бессильно свесилась на грудь, почему темные волосы свисают грязными космами, почему он приволакивает левую ногу и так натужно, жалобно и в то же время страшно то ли скулит, то ли подвывает? Он ранен? Ему нужна помощь? Голова Кора неожиданно дёргается, и глаза девушки утыкаются в помутневшие, гноящиеся, мёртвые бельма. Нижняя челюсть бессильно отвисла, изъеденные гнилью позеленевшие губы расползлись, демонстрируя острые жёлтые клыки. Неестественно длинные руки с когтистыми пальцами вытягиваются, хватая Хозяйку Подземелий за горло. Из перекошенного рта мертвеца вырывается торжествующий, механический какой-то стрёкот… Кор! Нет, это же я, Зузанна, ну пожалуйста, опомнись, Кор, ты же хороший, я знаю… нет, Кор, нет, не надо – не надо – не надо!!!.. ...Задыхаясь, девушка вынырнула из глубин дурного сна и подскочила на смятой постели, спрятав лицо в ладонях. Длиннейшие белоснежные волосы растрепались, слиплись и отяжелели от пота. Весёленький розовый наряд промок до нитки. Какая она глупая. Это - скверный сон, и ничего больше. Просто плохой сон. Просто сон. Просто… - Зю? – раздался за дверью голос Рока в сопровождении серии осторожных ударов по металлу (так вот откуда это «тук-тук-тук»!). – Пошли, Зю. Мы отправляемся в музей живых ископаемых. Рок! Хозяйка одним прыжком преодолела расстояние до двери, ещё секунда – и она повисла у парня на шее, сама не своя от радости, а вокруг уже пританцовывала Чёрная, крутились, оглушительно рявкая, Рыжий с Зубастым, и даже Белый, рассевшись на карте Энска, одобрительно качал головой. - Эй, Зю, ну будет уже, будет! – фыркнул Рок. – Задушишь же! Я тоже очень рад тебя снова видеть. Слушай, а ты чего такая мокрая? Непорядок! Ну-ка, беги в душ и переодевайся, быстренько, у нас ещё куча дел… - А меня обнять случайно никто не хочет? – осведомился Корнелиус, вставляя рожок с серебряными пулями в автомат АК-74 – старый, ещё с «вёсельным» деревянным прикладом, но вполне себе исправный. - Кор… - Молодой мужчина оторвал взгляд от вновь обретённого оружия, поднял глаза на девушку – и вздрогнул: до того серьёзно смотрели на него огромные живые изумруды. – Ты ведь… ты ведь хороший, так? Ты же не хотеть… не хотеть ни-че-го плохого, так? - Странный вопрос! – рассмеялся Корнелиус. – Я – хороший, Рок – тоже хороший, а уж ты у нас какая хорошая – прямо самая лучшая. Вот честное слово! - Я хотеть тебе верить, - задумчиво сказала Хозяйка, скрываясь в ванной комнате. – Я… очень хотеть тебе верить, Кор. - Что она имела в виду? – недоумённо поинтересовался у приятеля Корнелиус. Рок в ответ развёл руками: - Ну, наша Хозяйка - всё-таки женщина, приятель, пусть ещё не очень взрослая и несколько диковатая. Разве её поймёшь! …Как ни старался Рок выбрать самый маленький размер старомодного «зимнего» камуфляжа, на хрупкой фигурке Зузанны наряд всё равно смотрелся весьма комично. Штаны пришлось подвернуть несколько раз, рукава тёплой куртки висели, как у Пьеро, капюшон съезжал до самого подбородка. Разве что ботинки поверх тёплых носков пришлись впору. - Ну, лучше мы уже ничего не подберём, - выдохнул Корнелиус, закончив обряд одевания Хозяйки. – Ладно, сойдет для сельской местности, как говорится. Давай, Рок, вооружайся – и пошли. - Погоди-ка, - осенило вдруг Рока. – А как мы, собственно, пойдём? Поверху? - Да уж известное дело, не понизу, - ответил Кор. – Я в этих проклятущих тоннелях ещё ночью себе столько синяков наставил, что слуга покорный! - Ну и дурак вы, товарищ командир, - вздохнул Рок. - Это почему ещё?! - Да вот потому! Ты её кожу давно видел? Зю, ну-ка, дай руку! – Рок ткнул приятелю под нос белоснежное, будто из нежнейшего фарфора изваянное запястье Хозяйки Подземелий. – Вспомни, ей даже от света фонарей ночью было нехорошо. Спорим, прямые солнечные лучи сожгут её до смерти в двадцать четыре секунды? А защитного костюма в стиле Полуночной Империи тут как-то не припасено! - И что ты предлагаешь? – озадачился Корнелиус. - Не надо недооценивать нашу подружку, - усмехнулся Рок. – Дай-ка сюда карту! Зузанна, смотри: мы – вот тут, и нам надо попасть… ага… сюда, да. Вот сюда. На кладбище, понимаешь? Ты сумеешь нас туда провести под землёй? Зелёные глазищи недоумённо заморгали. - Клад-би… ще? Клад-би-ще… мёртвые, так? Зачем клад-би-ще? Не понимаю. Мёртвые много в городе. Клад-би-ще пусто. Нет мёртвые, так? - Нам не нужны мёртвые, - терпеливо объяснил Рок. – Там должен быть живой, понимаешь? Человек, так? На кладбище. Не мёртвый. Мы должны его найти. Найти, так? - Клад-би-ще. Живой. Найти, - прилежно повторила Зузанна. Взгляд её на какую-то секунду расфокусировался, потом вновь заострился на лице Рока. – Видеть такой. Он быть. Идти. Неда-ле-ко. - Придётся опять таскаться в потёмках, - вздохнул Корнелиус, отпирая шлюз. Зузанна, оправдывая своё имя, как-то загадочно улыбнулась. Кор выглянул наружу. - Это что ещё такое? - ошеломлённо пробормотал он. Разгоняя прохладную подземную темноту, по бетонным плитам под ногами, по стенам, по низкому потолку - повсюду медленно переползали с места на место довольно яркие голубые и зелёные огоньки. Какая-то разновидность насекомых, на протяжении многих поколений явно злоупотреблявших сливаемыми в канализацию ядовитыми отходами энских заводов. Может быть, вышивать крестиком при таком свете было бы затруднительно, но, во всяком случае, риск набить шишку или сломать какую-нибудь конечность резко уменьшался. - Сюр... при-из, - с трудом выговорила Хозяйка трудное слово, по-прежнему улыбаясь. - Кор? Нравиться? Хорошо?

X0: - Какие тут могут быть вопросы. - скрипуче отозвалась Х0 - единственное, что меня волнует - то что вы, господа, как будто тянете время и я не могу понять чего вы пытаетесь этим добиться. Хотя, если так было всегда, становится ясно почему хваленая коалиция развалилась. Она замолчала, разглядывая и попутно сканируя тупые лица зомби, кое-чьи черты еще не до конца стерлись, и их досье открывались виртуальными окнами поверх темноты ангара. Будь у андроида желание, она бы осветила темное помещение, только что-то подсказывало ей, что делать этого не стоит. - Сколько еще времени должно пройти, чтобы вы с вашим Командором оценили опасность? - голос механической девушки был ровным, даже чересчур - или вы, как ваши предшественники будете ждать когда конец подойдет слишком близко? Она прошлась по кругу затем подошла к Погонщику и остановилась, сверкнув алым огоньком индикатора - Так что такое вы можете мне рассказать, вы же так боитесь Управляющих - хмыкнула она - так что давайте побыстрее,мне уже надоело тут стоять.

Nail Buster: - Н... Нра... Нравится, - нерешительно кивнул Корнелиус, всё ещё удивлённый волшебным зрелищем, представшим перед его очами. Фосфоресцирующей живности было вокруг несметное множество, огни на стенах медленно переползали с места на место, смешивались, кишели, словно бы танцуя древний замысловатый танец. Кто знает, управляла этим танцем сама Зузанна, или же она просто пригнала светляков из самых глубоких коллекторов и просто позволила заняться тут своими брачными играми. - Потрясно, - хмыкнул Рок уважительно. - Теперь можешь не бояться страшных и ужасных шишек, дружище. Они нападают только во тьме, - он рассмеялся. - Зю, малышка, - Кор, насмотревшись вдоволь на светляков, теперь являл собой воплощённую деловитость. - Ты говоришь, на кладбище есть человек. Он там один? С ним всё в порядке? Глядя на него снизу вверх, девушка только успевала отвешивать утвердительные кивки. - Теперь, когда мы научили её говорить, - Рок уже бодро шлёпал по тоннелю куда-то вдаль, - мы сможем знать обо всём, что творится в городе. Это даже круче, чем если бы мы захватили ЦТК и подрубились ко всем мухам-шпионам в округе. - И ЦТК захватим когда-нибудь, - бросил Корнелиус, следуя за товарищем. - С машинами иначе не сладить. "А как успели возрасти мои амбиции всего за одну ночь," - подумал он с некоторым удивлением и усмехнулся про себя. - "Ещё вчера я и не думал, что Сопротивление вообще можно возродить. Чёрт, только бы старый Джереми к нам присоединился. Или хотя бы рассказал, что делать с этими мертвяками..." ...Они шли, и их ботинки гулко шлёпали по затхлой воде. Светляки лениво расползались перед ними, уступая дорогу. Сколько они уже брели, окружённые их призрачным сиянием? Полчаса, час? Энск был отнюдь не маленьким городком, и, возможно, они даже ещё не пересекли реку. Вдруг что-то заставило Рока притормозить. Сделав пару шагов назад, он дал остальным знак замереть. - Что? - одними губами спросил Корнелиус, но друг лишь отмахнулся и торопливо передёрнул затвор автомата. За следующим поворотом было что-то плохое. Очень и очень плохое. Тоннель, выбранный Зузанной, был очень старым. Возможно, именно поэтому о нём не знали даже охранявшие Харонский мост пограничники. Возможно, именно поэтому живые мертвецы избрали его для перехода через Ядвигу. Они шли на Белый Город. Иначе нельзя было объяснить, откуда их столько здесь. Как и нельзя было объяснить, почему Чистильщик до сих пор не явился по их душу... точнее, по их бездушную плоть. Их было сотни две, если не больше. Они в полном молчании шлёпали по воде босыми ногами, покачиваясь из стороны в сторону, а на их затылках... чернели странные богопротивные татуировки. - Что происходит? - шепнул Корнелиус, когда убедился, что мертвецы ушли далеко вперёд и не слышат их. - Теперь они разгуливают по подземке, как у себя дома. Ты не чувствуешь... что в этом есть что-то неправильное? - К чёрту, - рыкнул на него Рок. - Пусть лучше наша Хозяйка поищет выход. - Из положения? Из катакомб? - Да откуда угодно. Только чтоб не пришлось общаться с этой воняющей публикой. Наверняка они ещё даже не завтракали. - Управляющих стоит бояться и вам, - бросил Погонщик, вновь направляясь к выходу из ангара. - Я имею в виду, действительно бояться. Снаружи уже занимался рассвет. Живые покойники инстинктивно жались вглубь помещения, подальше от лучей зимнего солнца. Конечно, ультрафиолет не убивал их, но всё равно... Они тоже были детьми ночи и, как видно, предпочитали ждать команды хозяина в тени и прохладе. - Я знаю, кто вас послал, - промолвил негр, плотнее застёгивая свою куртку. - Не удивляйтесь этому, мисс. В каком-то смысле, мы с вами находимся на одной стороне баррикад. Должно быть, как раз сейчас, под нашими ногами, в логове ваших властителей разворачивается нешуточных размеров драма. И всё из-за этих крыс, между прочим, - он с подозрением глянул на пробегавшего мимо хвостатого зверька, но тот, похоже, был озабочен лишь поисками чего пожевать. - После того, как объявился этот странный псайкер, Республика разделилась на два лагеря. Одни жаждут пустить всё на самотёк, но сохранить драгоценный нейтралитет корпорации, другие же выступают, да и всегда выступали за жёсткие меры. Нетрудно понять, я думаю, на кого из них мы с вами работаем теперь. Он кивнул в сторону здания станции. - Пока командор решает, стоит ли поддержать радикалов открыто, я сотрудничаю с ними сам по себе. Делаю за них самую грязную работу, а они взамен дают моим... подопечным право прохода. Так уж случилось, что охранными и разведывательными системами города теперь командуют именно они. Однако с мнением братьев им тоже приходится считаться, поэтому-то они до сих пор и не убрали четвероногий мусор сами, с помощью Чистильщиков. Чистые руки для них - нерушимое кредо, понимаешь ли... Хотя тебе ли не знать. Вот я и играю в этот зомби-апокалипсис, под шумок вычищая Чёрный Город от конкурентов. Во славу герра Джулиано и того, что осталось от Коалиции Максов. Но... мои подземные партнёры недовольны, как идёт процесс поиска псайкера, поэтому обещали прислать мне помощь. Видимо, эта помощь - ты, - резюмировал он, внимательно поглядев на Икс-Ноль.

Зузанна : Ходячие мертвецы? В МОИХ подземельях?! Да как они посмели! Кровь ударила Зузанне в голову. Ладошки Хозяйки сами собой сжались в кулаки. Случись такое ещё вчера – она без размышлений натравила бы на живую мертвечину свой верный Серый Батальон, и плевать на последствия. Но ведь Кор не хотел, чтобы слуги Хозяйки оставляли слишком явные следы. Странные одинаковые знаки, которыми были помечены ожившие трупы, намекали, что они не сами по себе встали и отправились на прогулку. У них тоже есть собственный хозяин. И Кору с Роком будет совсем некстати, если этот хозяин найдёт своих слуг объеденными крысами. Кроме того, после проигранной битвы с огнедышащим Чистильщиком у Зузанны поубавилось веры в несокрушимость её мохнатой орды, а зомби действительно было много. Значит, подумала она, придётся действовать... по-другому. Девушка опустилась на колени, прикрыла глаза, сосредоточилась. Белый, уже сообразивший, что замыслила его повелительница, выскользнул из кармана и застыл мохнатым столбиком. Фосфоресцирующие насекомые неспешно стягивались к своей Хозяйке, окружая её сияющим сине-зелёным ореолом. Сказать по правде, Зузанна терпеть не могла обращаться к другим. Случайные порождения давно позабытых экспериментов Коалиции, самые невероятные помеси бульдогов с носорогами, обитающие в Сером Городе и регулярно совершавшие набеги на сопредельные территории, под настроение могли оказаться смертельно опасными даже для подземной правительницы. К тому же у неё не выходило просто подчинять себе других, как крыс, кошек или собак, а просить этих тварей об одолжении Хозяйка считала ниже своего достоинства. Но сейчас, кажется, иного выхода просто не было. Да и одно из чудищ очень кстати пребывало неподалёку. - Зю? Эй, малышка, ты чего делаешь? – громким шёпотом осведомился Рок. - Нишкни! – прошипел Корнелиус. – Погоди-ка… что вообще творится? Пол под его ногами ощутимо завибрировал. С низкого потолка обрушилось несколько осклизлых кирпичей. - Землетрясение? – предположил Рок. - От века в Энске не было землетрясений! – отрезал Корнелиус. - Ну, когда-то ведь всё случается впервые, - пожал плечами Рок. – А уж если наша Зю приложит руку… В это мгновение прямо из-под ног зомби ударил фонтан бетонной крошки, и позади толпы живых мертвецов воздвиглась неправдоподобно огромная, закованная в хитиновую броню туша, опирающаяся на шесть могучих лап. - Мама дорогая, роди меня обратно! – взмолился Рок, укрывшись за поворотом тоннеля. – Ни хрена себе друзья-приятели у нашей сестрички! Нет, ну я ещё согласен на крыс, а котики так и вовсе бывают милые, но чтобы вот такой таракан-переросток?! - ГРА-АКХ! – представилась тварь, лязгнув зубчатыми челюстями. Зомби попятились и заскулили – видимо, предчувствовали недоброе. «Убить их»,- попросила Зузанна. - ГААР-РОКХ? «Я знать, что они мертвые. И невкусные. Неважно. Убить их ещё раз». - БЭРР-ДАКХ! «Да, их много. Но ты ведь такой большой и сильный! Или ты испугаться каких-то?..» - ГРА-АКХ ДЭР-ЗИРТУ ГААР! Суставчатая хитиновая лапа, усеянная острыми шипами, сделала стремительный выпад. Словно остро наточенная коса прошлась по задним рядам мертвецов. На пол посыпались разрезанные гниющие тела и срубленные головы. - КРРАД? ГААР-РОКХ ТЭЗА КРРАД? Зузанна вздохнула. "Так. Я дать тебе то, что ты хотеть. Но сначала ты убить их". - ДЭР-ЗИРТУ ГААР! - Мне кажется или эта тварь разговаривает с Хозяйкой? – прошептал Корнелиус. - Ты хочешь вставить свои три злотых в их беседу? – поинтересовался Рок. – По-моему, это не самая удачная мысль. Девочка знает, что делает. Я чуть в штаны не накидал, когда эта хрень вылезла, а Зю вон спокойна, как танк... очень маленький танк. После короткого замешательства зомби дружно попёрли на шестиногого монстра, вытянув вперёд руки и угрожающе подвывая. Со стороны это выглядело совершенной фантасмагорией: толпа живых мертвецов, гостеприимно разомкнувший жвалы жук размером с хороший грузовик и Зузанна, ведущая с чудовищным насекомым безмолвную беседу.

X0: Икс-нулевая что-то проскрипела динамиками, когда на ее бедную головушку посыпалась куча информации от управляющих, да так скоро и много, что даже суперпроцессор захлебывался и жалобно требовал места на физических носителях. Связь, так внезапно отрубившаяся некоторое время назад заработала на невиданной доселе скорости. Андроид даже подвисла на добрый десяток секунд, вычитывая, выслушивая и анализируя. На исходе, казалось бы, бесконечного потока данных раздался голос, сухо сообщивший, что сработано в общем-то неплохо, но не стоило столь дерзко разговаривать. - Хорошо, я вас поняла - ответила она непонятно кому, проводя ладонью по маске, словно снимая с нее паутину, потом огляделась и, взгромоздилась на ящик, жалобно скрипнувший под ее весом. Что делать-то будем, Погонщик? - как-то совершенно буднично спросила Лука, и голос ее при этом казался совсем уж человеческим - Нам следует убедить твое начальство или что? Не думаю, что Джулиано сразу решится поддержать моих... Негр хитро сощурился и изобразил на лице лучезарную улыбку, кивнув в сторону станции. - Думаю, стоит немного подождать Тем временем, в небольшой комнатушке на втором этаже вокзала глава развалившейся Коалиции в некотором смятении раскладывал по полочкам сведения, полученные в последние несколько часов. Он не был до конца уверен в правдивости андроида, а уж доверять такому посланцу и вовсе отказывался. Однако, представленные доказательства заставляли задуматься, чем и занимался глава Коалиции, допивая шестую кружку уже порядком остывшего и оттого не слишком вкусного кофе. Он несколько раз за ночь пересмотрел запись (благо, плеер андроид оставила у него на столе), однако маленький экран не позволял понять монтаж ли это, или реальная запись, однако, припоминая доходившие до него слухи о странно ведущей себя живности, он склонялся к выводу о ее подлинности. Сейчас он стоял у окна и, задумчиво нахмурившись, глядел, как солнце осторожно высовывает нос над крышами. Наконец, кивнув сам себе, и пробормотав под нос что-то неразборчивое, Командор подошел к столу и поднял черную трубку телефона. такой вот... пост, с позволения сказать

Nail Buster: - Ждать решения Джулиано неразумно, а пожалуй, даже и вовсе не стоит, - улыбнулся негр. - Мне кажется, это его молчание - тоже часть плана. Он ведь знает, что я в любом случае буду действовать один. Знает, что старина Погонщик всегда не прочь поэкспериментировать над мёртвой плотью. Поглядеть, на что она способна, если вдохнуть в неё... Тем временем в голове Нулевой гремел хор голосов. Он был неполон и тих, против всякого обыкновения - только двое из пяти Старших вышли на связь с подчинённой. - Техман, внимание. Через тринадцать секунд мы переключим на тебя системы городского наблюдения и слежения. Стань глазами нашего союзника. Стань его поводырём во мраке городских катакомб. Отныне вы действуете только вдвоём, без силовой поддержки с нашей стороны. Мы с командором приняли решение усилить режим конспирации. Республика Машин и Коалиция Максов не должны быть скомпрометированы! Достигнув наивысшей ноты, хор умолк. И вместо него в сознание киборга ворвался мощный, ошеломляющий поток информации. Видеокамеры, радары и сканеры, датчики движения и тепла - всё это разом навалилось на Икс-Ноль, грозя разорвать её в клочья. Однако она выдержала. Каким-то чудом, но выдержала. И даже не сразу заметила, что Погонщик озабоченно смотрит на неё сверху вниз, вертя в руках рацию. Похоже, он успел получить инструкции от своего хозяина, как и она от своего. - Пошли, - он мотнул головой в сторону станционных ворот. - Босс хочет, чтобы через пять минут ничто больше не связывало меня с Коалицией. Кажется... Эй, ты вообще в порядке? О, Нулевая была в порядке. Не считая того, что в голове её складывалась, разваливалась и складывалась вновь чудовищная мозаика из образов, звуков и других, куда более экзотических ощущений. Город Энск стал продолжением её чувств, он сам стал одним титаническим органом её восприятия. Где-то в этой мозаике был и секретный тоннель под рекой, в котором... ...тварь, больше всего напоминавшая гигантскую тихоходку, с трудом умещалась в стенах тоннеля. Она явилась на зов из самых тёмных и мрачных глубин города - из холода и темноты древних пещер, куда ещё не успели проникнуть машины. Явилась, не осознавая толком, зачем и к кому идёт. Но зов был настойчив, и тварь не могла не прийти. Сейчас же ей предлагали совершить странную и парадоксальную, с её точки зрения, вещь - убить толпу людей, совершенно точно уже покойных. Ей уже доводилось встречаться здесь, под землёй, с машинами, и зомби были для неё тоже чем-то вроде машин - мёртвые и холодные, но слишком подвижные и целеустремлённые для простых трупов. Как такое возможно? Ум тихоходки, размером не больше ореха, не мог такое переварить, и ей это чертовски не нравилось. Поэтому, когда голос сказал, что этих людей следует окончательно упокоить, противиться ему у твари не было не только возможности, но и желания. Резко развернувшись, она тупо взялась за дело... - Ну и шум мы подняли... - Рок зачарованно наблюдал, как мертвецы облепили гиганта, точно муравьи жука-носорога, тщетно пытаясь оказать ему хоть какое-то сопротивление. Тварь ревела и бесновалась, размалывая хлипкие тела в кашу, растирая их в лепёшку о стены, давя короткими толстыми лапами. - Тут другой путь-то есть, а? - Похоже, это - единственный, - озадаченно проговорил Корнелиус, глянув по сторонам. - Придётся ждать, пока зверушка не уймётся. - Я вот не понимаю, братец... Если Зузанна может повелевать такими слонопотамами, почему нельзя... - По кочану, Рок. Разве не видишь? Она не повелевает им. Она с ним договорилась, причём это явно было непросто. - Чёрт бы всё это побрал, - пробормотал парень, прильнув к прицелу и готовясь открыть огонь, если вдруг исполин примет и их за ходячих покойников.

Зузанна : Зомби были упорны в атаке, но лапы твари, явившейся на зов Хозяйки Подземелий, с лёгкостью прошивали их полуразложившиеся тела, отсекали распухшие, как гнилые колбасы, руки, срубали с плеч головы с остекленевшими, бессмысленными глазами. Сколько времени прошло, прежде чем последний мертвец рухнул на осклизлый бетонный пол тоннеля – полчаса? Час? Два? Здесь, в глубоких тоннелях, не знающих смены дня и ночи, не делающих различия между летом и зимой, время теряло смысл, превращаясь в совершенную абстракцию. Наконец кошмарное создание удовлетворённо рыкнуло и повернулось к Зузанне перемазанной в гное и гнили мордой. - ГААР-РОКХ! КРРАД? ТЭЗА КРРАД? БЭРР-ДАКХ! «Да. Ты сделать, что я просить. Теперь ты получить то, что я обещать». Хозяйка Подземелий поднялась с колен и сделала шаг навстречу тихоходке. Ещё один. И ещё. Расстегнула и скинула тёплую камуфляжную куртку. Закатала рукава шерстяной водолазки. Из распахнутого зева подземного монстра выскочил вдруг пучок тонких и невероятно проворных щупалец. Два жгута туго оплели обе руки Зузанны чуть выше локтя. Пара других щупалец, снабжённых на концах хитиновыми остриями, с хирургической точностью вонзилась в её вены. - Твою мать! – Рок сбросил предохранитель и навёл автомат на чудовище. – Смотри, что эта долбаная гадина творит с нашей сестрёнкой! Ну, я её сейчас… - Нет! – в хрустальном голоске Зузанны явственно звякнули приказные нотки. – Нет, Рок. Не надо. Это… до-го-вор, так? Он убить мёрт-вых… а я дать ему себя… немного себя, так? Тогда его де-тё-ны-ши… они стать умнее, сильнее… лучше, так? Не надо… стре-лять, Рок. По-жалуй-ста?.. - КР-Р-РАД! ГРА-АКХ ТЭЗА КРРАД! – взревела тихоходка. «Ты взять то, чего хотеть. Теперь уходить». Зверюга с довольным урчанием нырнула в раскопанную ею яму, откуда немедленно полетели огромные комья земли вперемешку с обломками бетона. Минута, другая – и перед бойцами Сопротивления снова был сырой и скучный тоннель, совершенно пустой и безопасный, разве что грязноватый и изрядно провонявший мертвечиной. - Зю, ты в порядке? – Корнелиус подхватил побледневшую девушку под локоть. - Да, - кивнула Хозяйка. Светлая чёлка хлестнула её по изумрудным глазам. – Я… хорошо, Кор. Ты не бояться, мне не боль-но. Почти не боль-но. Ему было надо... мало меня. Идти дальше. Ты, и Рок, и я… ведь мы вместе, так? А вместе не страшно, - улыбнулась она. – Я помогать вам, вы… за-щи-тить меня, так? Совсем не страшно. Идти!

X0: "Задержка более ..." "Недостаточный размер буфера" Системные сообщения выскакивали пачками и тут же скрывались в глубинах потока данных, который человеческий мозг андроида воспринял как настоящий водоворот, несовершенная система едва справлялась с обработкой такого количества информации. Пару раз Икс-нуль чуть не отключилась - индикатор батареи тревожно мигал желто-оранжевым. Наконец, ей удалось вызвать консоль управления и сбросить детализацию, в довесок снизив восприимчивость эмоциональной матрицы. Кое-как упорядочив сумасшедшую мозаику она поднялась с многострадального ящика и, ответив Погонщику легким кивком, зашагала на выход. Дикая какофония Энска снова навалилась на нее, и в этом безумии она заметила тоннель и то зеленоглазое органическое существо. Картинка перед глазами Х0 рябила, вызывая головокружение, но ей удалось засечь местоположение объекта, правда погрешность составляла десятка два метров. Ей еще повезло иметь узкий канал связи, похоже бунтари были из тех кто не присутвовал на презентации этой модели. Сейчас андроид напоминала более старые автоматы, в которых ИИ был еще построен на базе процессорных систем без использования органических дополнений... Они уже довольно далеко ушли от станции и петляли мрачными проулками не первый час. Лука вкратце поведала ему распоряжение своего начальства, почти то же самое рассказал и Погонщик. - Послушай, коллега - динамики андроида тихонько скрипнули, когда парочка в очередной раз остановилась, чтобы свериться с картой, точнее с картой сверялась андроид параллельно отслеживая странные перемещения биомассы в катакомбах под городом.- Ты можешь достать мне спирт?

Nail Buster: - Ты сумасшедшая, тебе это известно? - покачивая головой, пробормотал Рок, проходя мимо девушки дальше, во тьму. Тьма, впрочем, вновь начала расступаться пред ними - жирные светляки, распуганные дракой чудовищ, вновь наползали на стены и - парней невольно передёрнуло - принялись подчищать за тихоходкой-гигантом размётанную ею мёртвую плоть врагов. Тоннель наполнился едва уловимым, но назойливым звуком - это тысячи тысяч маленьких мандибул, чавкая, пережёвывали нежданный завтрак. ...Остаток пути они проделали без приключений. Разве только однажды Корнелиус едва не ухнул в открытый люк, приняв его за простую лужу. Или же Рок, притормозив внезапно, короткой очередью расстрелял толстый телефонный кабель - возможно, единственный, до сих пор связывавший два берега Ядвиги. Чем насолил Року этот кусок проволоки? Да ничем. Но если уж вредить мерзопакостным оккупантам, почему бы не начать с их коммуникаций? О том, что кабелем могут, кроме вампиров и солдафонов-аэсовцев, пользоваться простые смертные вроде него, парень не мог даже помыслить. Ну зачем жителям местных руин такое буржуазное излишество, как телефон? Для всяких грязных делишек, не иначе. Наконец впереди забрезжил свет - сероватый свет пасмурного дня, от которого маленькие фосфоресцирующие обитатели подземелья явно старались держаться подальше. Это роднило их с их Хозяйкой, как невольно отметил Корнелиус. И вовремя вспомнил о паническом страхе малышки Зю перед солнцем. - Ну-с, подруга, - сказал он с деланной беспечностью, - время немного прогуляться по земле. Крема для загара мы не захватили, но, пожалуй, сойдёт и вот это. Конечно, камуфляж Зузанны отлично скрывал её тело, но как быть с лицом? Ответ Корнелиус нашёл ещё в бункере. Теперь в руках у него был старый противогаз с дыхательным шлангом - из тех, в которых люди напоминают исполинских жуков-долгоносиков. Противогаз был пыльным и вонял плохой резиной, но это было единственное, что можно было надеть на нежное личико девушки. - Мы только добежим до... - Не добежим, - из-за поворота вернулся Рок. Судя по снегу на его плечах, парень уже успел побывать снаружи. - Старик огородил всё колючкой, и она, похоже, под напряжением. Не спрашивай, когда он успел и где всё это взял. Сам в шоке. Не кладбище, а натурально поля Второй Мировой. Не удивлюсь, если он откроет пальбу из какого-нибудь пулемёта, стоит нам подойти поближе. - Пальбу? По нам? С чего это ты взял? - С того, что Огромная Красная Табличка "Убирайтесь все, я здесь сдохну один во имя Господа нашего" уже наполовину скрылась под горой трупов, - мрачно промолвил Рок. - И, замечу, среди них есть не только зомби. Корнелиус присел на торчащую из стены трубу, обхватив голову руками. Значит, отец Джереми... или как там правильно произносится его имя?.. совсем съехал с катушек. Что ж, этого можно было от него ожидать, особенно теперь, когда сколько странных вещей творится в городе... Но как убедить его впустить их!? Не целый же день рассиживать на одном месте, ожидая, когда у старика пройдёт приступ безумия! - Может, увидев нас, он немного успокоится, - решил он в конце концов. - Давайте выйдем наружу с поднятыми руками - у падре в последнее время вряд ли случались столь миролюбивые гости. Иного выхода у нас нет - он должен сказать, с чего это началось. - Ты спятил, - вздохнул Рок, повесив автомат на плечо - так, чтобы его легко можно было достать. - Вы оба спятили, если готовы на это. Обречённо вздохнув, он поднял руки над головой и медленно направился к выходу. Железная дверь, врезанная в склон холма, была распахнута настежь минутой ранее, в неё задувал пронзительно холодный ветер. Погода испортилась... В дверном проёме открывался унылый и безрадостный вид - три ряда прочной колючей проволоки, за которыми высились косые кресты, чернели провалы разрытых могил, серели склепы с выломанными изнутри дверями. Невдалеке виднелась крошечная церквушка, в которой явно кто-то был - крошечное окно на чердаке горело, в нём отчётливо виден был чей-то сгорбленный силуэт. Просьба была столь странной и неожиданной, что чернокожий даже остановился. - Спирт? - медленно произнёс он, воззрившись на Нулевую. - На кой ляд тебе спирт, Железная Дева?.. Впрочем, можешь не отвечать. Надо, так надо. Достанем, только вот где? У местной падали, думаю, может найтись разве что водка. Надеюсь, тебе она подойдёт. Он круто развернулся на каблуке и выбил ногой дверь ближайшего дома - ветхого, как и всё здесь, но, на первый взгляд, обитаемого. - Что, киборг, наведаемся к добрым людям? Они оказались в сыром, тёмном подъезде, перед рассыпающейся каменной лестницей. Ступать на неё было страшновато, но Погонщик вполне готов был рискнуть. Ступени потрескивали у него под ногами, так что ступал он мягко и осторожно, как чёрный городской кот. Через пару минут они были уже на третьем этаже, у покосившейся старой двери - полоска света под ней указывала, что там кто-то был. - Пожертвуйте водочки по-соседски! - гаркнул Погонщик, высадив дверь ударом ботинка... и в лоб ему упёрлось дуло М16. А точнее, сразу три дула. Комната была абсолютно пуста, если не считать громоздкой радиостанции на полу и троих мужчин, сгрудившихся вокруг неё. Ни на каэмовцев, ни на аэсовцев они явно не были похожи. Старые куртки с заплатами, трёхдневная щетина и по-волчьи суровые взгляды выдавали в них тех самых "местных аборигенов". Вполне типичных для Города Вечной Войны - вооружённых и страшно подозрительных. Погонщик улыбнулся какой-то безумной улыбкой и поднял руку, чтобы поприветствовать хозяев квартиры, но удар прикладом в висок отправил его на пол без чувств. - Проходи вперёд, машина, - буркнул старший из троицы, обладавший, помимо щетины, внушительной бородой. Лет ему было никак не больше тридцати, но суровая жизнь заметно старила его. - И рассказывай, что вы с дружком тут вынюхивали. Двое его друзей, опустив оружие, взяли Погонщика за ноги и, втащив в комнату, бросили у стены. Бородач же продолжал целиться в Икс-Нулевую, стараясь держать безопасную дистанцию.

Зузанна : Страшная лупоглазая морда выглядела, а главное – пахла до того отвратительно, что Зузанна отступила на пару шагов в глубину тоннеля. Позволить – хотя бы и Кору – натянуть ей на голову… вот это? Верхняя губа Хозяйки Подземелий невольно поднялась, обнажив мелкие острые зубы, и она тихонько зарычала. Корнелиус вздохнул. - Послушай, милая, я понимаю, что это – не модная шляпка с вуалью и не бриллиантовая диадема, но нам действительно нужно туда, - он ткнул пальцем в сторону приоткрытого люка, откуда сочился ненавистный свет. Конечно, с точки зрения обитателей верхнего мира это была всего-навсего тусклая хмарь пасмурного зимнего дня, но даже и она резала чуткие глаза Зузанны. – Надо же всё-таки понять, откуда у мертвецов вдруг появилась такая охота к перемене мест. А без тебя, - лидер Сопротивления развёл руками, - у нас, скорее всего, ничего не выйдет. И потом, ты ведь сказала, что поможешь нам с Роком, так? Разве хорошо будет нарушить обещание? – укоризненно вопросил он. Девушка задумалась, потом кивнула. Да, я обещала. И я буду нужна моим друзьям наверху. Даже тут, под землёй, я чувствую запахи гнилого человеческого мяса, ржавого железа и чего-то ещё, кислого и противного. Плохо. Опасно. А эту вонючую морду… можно и потерпеть. Я ведь сильная. - Прости, Кор, - смущённо сказала она. – Ты пра-вый... не так. Ты прав, так пра-виль-но. А я глупая. - Ничего подобного, - возразил Корнелиус. - Не говори ерунды. Иди-ка сюда. Погоди… - натянуть задубевшую от времени резину на пышные волосы Зузанны оказалось задачей куда как непростой, и пару раз девушка пискнула от боли. – Извини, я это не нарочно… только не кусайся, пожалуйста… Ну, вот, готово! Молодой человек посмотрел на дело рук своих и чуть не вздрогнул – до того странно было видеть безликое рыло на месте зеленоглазой мордашки. «Да что ж ты такое делаешь, - зазвучал вдруг у него в голове осуждающий голос, глухой и очень усталый. – Тащишь на свою личную войну девчонку, которую впору ещё кормить мороженым и романтическими сказками? Она тебе верит, как самому лучшему другу, как старшему брату, а ты её просто используешь – словно приручённую зверушку. Ну, и кто ты после этого?» «Я? – отозвался какой-то другой голос, жёсткий и шершавый, как проволока. – Я – спаситель Энска, очищающий его от скверны. Я хочу вернуть город людям, и я верну город людям. Любыми средствами! И это – никакая не девчонка, а могучая и опасная нелюдь. Или ты не видел, сколько народа она перебила прошлой ночью? Я использую её силу на благо Сопротивления, я раздавлю и Чёрный город, и Белый, я выкурю машины из их нор! А если она раздумает мне повиноваться, я её… Я её! Я!!!» Голос сорвался на хриплый завывающий крик и умолк. Корнелиус потряс головой. Эка меня занесло, оторопело подумал он. Что это вообще было? Наваждение? Галлюцинация? Не иначе, тоннель шутки дурацкие шутит. Что-то он когда-то от кого-то слышал про такие вот старые тоннели… Либо просто крыша, сползая не спеша, так затейливо шуршит шифером. Тоже вариант. Парень пристально поглядел на Зузанну. В круглых стёклах противогаза танцевали зелёные искорки, и невозможно было разобрать выражение её глаз. - Мы только добежим до… - заговорил было он. - Не добежим, - отрезал спустившийся сверху Рок. Дальнейший разговор Хозяйка разобрала с пятого на десятое, но всё-таки сообразила, что у них – неприятности. И вполне может выйти так, что весь этот путь под землёй они проделали зря. Наконец Рок глубоко вздохнул, забросил своё оружие на плечо и побрёл к люку, воздев руки. Кор похватил Хозяйку под локоть. - Зажмурься покрепче, Зю, - прошептал он. – И не открывай глаза, что бы ни случилось. Я тебя поведу. Поверь мне… сестрёнка. …Странная троица выбралась из подземного хода на поверхность – двое бойцов в советском «зимнем» камуфляже тащили под руки удивительно малорослого и тощего третьего, подняв свободные конечности в характерном жесте «не стреляйте, мы сдаёмся!». Впрочем, если они надеялись усыпить бдительность обитателя храма миролюбивыми жестами, то здорово просчитались. Короткая очередь из тяжёлого пулемёта – святой отец, видно, не жалел сил во славу Господа и взбодрил на свою верхотуру нечто действительно убойное, вроде «Утёса», - воткнулась в мёрзлую землю в каких-то сантиметрах от парочки инсургентов и их спутницы, вцепившейся в рукав Кора с отчаянием бродячей кошки. - Стойте, нечестивцы! – раздался из освещенного окошка усиленный мегафоном дребезжащий голос. – Ибо сказано: в последние дни скверна да не преступит границ святой земли! И сказано далее: блюдите, како опасно ходите, ибо князь мира сего, отец лжи и богохульства трижды тридцать три раза станет искушать праведных! - Охрененно отец Иеремия пристрелялся… - пробормотал Рок. – Ещё блестящие идеи есть, а, Корнелиус? - In! Nomine! Patris! – заголосил священник. – Et! Filii! Et! Spiritus! Sancti! – Каждое слово отсекалось выстрелом из пулемёта, так что над головами у пришельцев басовито гудели тяжёлые пули. – Ты Господь мой Бог, яви мне знак, дабы мог я, ничтожный червь, распознать агнцев среди козлищ, зёрна среди плевел, верных среди отступников! Услышь молитву мою и яви мне знак!! Яви же мне знак!!! - Без шансов, - приговорил всех присутствующих Рок. – Дурацкая была затея. Ладно, мы-то, брателло, хоть чуть-чуть пожили, но вот Зю жалко… Секундой позже в морозном воздухе мягко захлопали крылья, раздалось дружелюбное курлыканье - и на подоконник кельи, где засел с пулемётом отец Иеремия, с серых небес кругами опустился белоснежный, без единого пятнышка, пышнопёрый голубь. Священник поперхнулся и умолк на полуслове. Стрельба тоже прекратилась. - Кажется, прямое попадание, - прокомментировал Рок. - Сошествие святаго духа. Сестричка, твой фокус? Я тебя поцелую! Потом... если захочешь... - Зузанна, ты нас опять спасаешь, - Кор, не удержавшись, провёл ладонью по щеке девушки. Точнее, по мерзко скрипнувшей резине старого противогаза. - Спасибо, милая. Хозяйка ничего не сказала, только чуть сильнее оплела тонкими пальчиками запястья своих друзей. Запертые двери церквушки со скрипом распахнулись, и возникшая на пороге сутулая старческая фигура отчаянно завопила: - Мне был знак! После стольких дней труда и молитв Господь милостивый и всемогущий наконец послал мне знак! Погодите, верные! Не двигайтесь, праведные! Я сейчас покажу вам проход в минном поле!

Nail Buster: Через несколько минут они уже шли вчетвером, плутая меж поваленных надгробий. Могилы выглядели так, будто внутри рвались маломощные фугасы, и почти на каждом треснувшем камне был выведен странный знак. Выведен не кровью, не краской, но водостойким маркером. Похоже, именно по этим знакам и ориентировался хозяин церкви, дабы избежать мин и растяжек, которыми был усеян погост. Он быстро шагал впереди, не глядя на своих спутников, и чёрная, подпоясанная толстой верёвкой ряса волочилась за его спиной. Похоже, едва не превратив своих старых знакомцев в решето, он теперь чувствовал понятную неловкость. - Мне казалось, - проговорил Корнелиус, - что вы не слишком-то веруете в Господа. - В смысле, веруете, конечно, но... не до такой же, блин, степени, - уточнил Рок, старательно глядя под ноги. Священник пожал плечами. Откинутый капюшон на его спине колыхнулся. - Сейчас такие времена, - пробурчал он, - что толика благочестия не помешает. Господь наш... Как бы вам объяснить, молодые люди... иногда посылает нам испытания, которые не превозмочь, если не пустить Христа в своё сердце. - Например, живых мертвецов, вылезающих из могил? - Истинно так. Но если вы пришли расспросить меня об этом, разговор этот лучше вести внутри. Здесь земля осквернена, и я бы не стал тревожить тёмные силы, поминая их за пределами дома Божия. Молодые люди понимающе покивали. Внутри церквушка была самой обычной - небольшой сумрачный неф с двумя рядами скамей, алтарь, внушительное деревянное распятие на алтаре... Было видно, что отец Иеремия старательно поддерживает здесь порядок - пол был тщательно выметен, стены вымыты, толстые свечи исправно горели в стенных подсвечниках. От алтаря шёл запах ладана, и Кор с наслаждением вдохнул его полной грудью. - У вас были гости? - Рок указал на следы от когтей, тянущиеся по каменному полу. Тот, кто оставил эти следы, должен был обладать невероятной мощью. - У меня часто бывают гости, - с видимой неохотой ответил священник, скривив своё грубое, морщинистое, небритое лицо. На вид ему было... сложно сказать, сколько лет. Могло быть сорок, а могло и все шестьдесят. Его волосы, некогда чёрные, словно уголь, уже тронула безжалостная седина, а пронзительно-голубые глаза смотрели на мир с тоской человека, давно и прочно уверившегося, что Бог - скорее суровый, чем милостивый управитель. - Однако пути Господни неисповедимы, - словно бы угадав, о чём думают гости, добавил Иеремия. - И нечисть Серого города ещё ни разу не осквернила алтарь. Обычно я их сжигаю на заднем дворе. Но иногда, если их плоть съедобна... Впрочем, мы ведь решили поговорить о тех, чьё мясо пропитано ядом разложения? Он занял скамью в первом ряду. Корнелиус, Рок и Зузанна устроились позади. - Я уже очень давно не покидал этих мест, - начал святой отец, задумчиво глядя в глаза гипсовому Иисусу. - Ко мне тоже нечасто хаживают - все знают, насколько я неприятный тип. "Это уж точно," - подумал Рок, вспомнив треск пулемёта. Но промолчал, подумав, что быть злопамятным совсем не по-христиански. - Однажды я поймал на погосте пару мальчишек, рисующих на надгробьях разные знаки. Те самые, какие вы только что видели. После того, как шалопаи были хорошенько отшлёпаны, а затем накормлены моим фирменным супчиком, они рассказали, что портить могилы их подбил некий... "чёрный человек". Он даже заплатил им кое-какие деньги, чтобы они всё провернули тихо и незаметно, а если я их поймаю, держали рот на замке. Знаете ведь, в Энске с деньгами туго, если ты не солдат и не людоед, к тому же детям на этих улицах решительно нечем себя занять, кроме как ввязываться в сомнительные авантюры... В общем, я отпустил их с миром, но следующей же ночью на кладбище пришли другие. Они приходили снова и снова на протяжении двух недель. Этот треклятый - прости, Господи! - "чёрный человек", как они его называли, знал, что я не причиню вреда детям, и вовсю этим пользовался. Немыслимая, чудовищная подлость! В конце концов могилы были иззрисованы все до единой, и вот тогда-то начался Ад. - Мёртвые восстали против живых... - угрюмо пробормотал Корнелиус. - Верно. Уж и не знаю, что подвигло меня вновь взяться за Священное Писание, но, кажется, сила Господа уберегла мою церковь от нашествия зомби. Клин вышибают клином, а Сатану может побить лишь слово Христа. Впрочем, как я убедился позднее, за пределами дома Божия это не действовало. - И вот тогда вы забаррикадировались здесь. - А что мне ещё оставалось? Мало того, что порождения "чёрного человека" первые дни буквально осаждали мой дом, среди ближайших соседей нашлись те, кто обвинял меня в их появлении. Кто-то хотел остановить меня, кто-то жаждал заполучить мой секрет. Не удивлюсь, если и слух о моей причастности распустил этот "чёрный". - Вы сами-то хоть видели его? - Рок возбуждённо привстал со скамьи. Ему уже начало казаться, что они пришли сюда зря. Священник некоторое время молчал, а затем промолвил: - Видел. Но только раз, совсем-совсем издали. Это и впрямь был ЧЁРНЫЙ человек, в смысле чернокожий. Он стоял на краю погоста, голый по пояс, и призывал к себе ходячие трупы. Жуткое зрелище... Корнелиус медленно кивнул. Ну да, конечно же, всё правильно. Всё как он думал. Если в Белом городе есть повелитель крыс, почему бы и в Сером городе не объявиться кому-то подобному? Кому-то намного страшнее и омерзительнее? Если всё то, что лидер Сопротивления знал об этих местах, это было чертовски логично. - Вы знаете, кто он и где его искать? - допытывался тем временем Рок. - Откуда? - поморщившись, отмахнулся Иеремия. - Я не пытался его преследовать - тогда пришлось бы оставить дом без присмотра, а минного поля тогда ещё не было. Вы себе не представляете даже, на что мне пришлось пойти, на какие богопротивные ухищрения, чтобы выторговать у АС достаточное количество мин... - Не отвлекайтесь, падре. Что с черномазым? - Ах да... Я сомневаюсь, что смогу помочь вам. Я точно могу сказать одно - он не отсюда. В Сером городе мало кто селится, и всех этих отчаявшихся агнцев я знаю наперечёт. Он явно и не из Белого города - Армия Света враз прищучила бы его, начни он обделывать свои тёмные дела на их территории. Нет, друг мой, он точно явился с берега нелюдей. И, сдаётся мне, вернулся туда вновь, вместе со всей своей армией мертвецов. Во всяком случае, я уже несколько дней их не видел. Он замолчал, вновь погрузившись в созерцание гипсовой статуи. Блики от пламени свечей неспешно танцевали на лакированному теле Спасителя, и казалось, будто сама статуя светится изнутри ласковым тёплым сиянием. На человека неподготовленного это должно было произвести поистине магическое впечатление. Так, по-видимому, и было рассчитано.

Зузанна: Старый человек в наряде, похожем на чёрный мешок, говорил слишком быстро, чтобы Зузанна могла поспеть за его словами. Поэтому она скоро оставила безнадёжные попытки вникнуть в суть его речей и принялась с любопытством оглядываться по сторонам. Это был очень необычный дом. Как и в любезных сердцу Хозяйки подземельях, здесь царил сумрак, только не промозглый, а тёплый. Пляска живых огненных язычков, разгоняющих темноту, пробивающийся даже сквозь вонь древней резины необычный сладкий запах, и надо всем этим – человек со странно раскинутыми руками и поникшей головой, почему-то обмотанной колючей проволокой. Ему, конечно, было очень больно: по бледному лицу стекали струйки крови, и в глазах, смотрящих прямо на Зузанну, застыла мука. Но кто и зачем сделал с ним такое? Девушка, будто загипнотизированная остановившимся взглядом измученных глаз, стянула противогаз, поднялась с лавки и подошла поближе к белой фигуре. Приглядевшись, она поняла, что ладони и ступни этого человека приколочены железными штырями к деревянному кресту. Какая-то глупая жестокость, глупая и очень злая. Может быть, старик в чёрном мешке - нелюдь? Неужели мирная тишина, и весёлые огоньки, и приятный аромат –всё обман, а на самом деле они попали в логово нелюдя? Хозяйка Подземелий робко протянула руку, коснулась белой кожи - и отшатнулась в испуге. Тело человека не может быть твёрдым, прохладным и гладким, как облизанный водой камень. И кровь была очень похожая на настоящую, а всё-таки не настоящая. И глаза этого… этого… Зузанна торопливо перебирала в голове все знакомые слова, не находя ничего подходящего… в общем, кто бы он ни был, его уставшие от боли глаза не моргали и не двигались. Девушка мелко затряслась от страха. А вдруг чёрный старик сделает то же самое с Кором и Роком? Вдруг они тоже останутся тут, в этом большом доме, насовсем, как вот этот – прибитые к крестам, не живые и не до конца мёртвые, не способные пошевелиться, но чувствующие боль?.. Хозяйка Подземелий резко обернулась к старику и крикнула, указывая пальцем на белую фигуру: - Кто это? Что ты с ним делать?! Отвечать сейчас же! - А? Что? – Отец Иеремия вышел из оцепенения. – Позволь заметить, дочь моя, что ты находишься в храме Бо… - сварливым голосом произнёс он, но тут, видимо, слова Зузанны дошли до сознания священника, и он хмуро посмотрел на дрожащую от испуга и ярости Хозяйку Подземелий, словно видел её впервые. В следующий же миг недовольство на его лице сменилось беспредельным изумлением, подавить которое отцу Иеремии явно стоило немалого труда. Засим в глубоких морщинах святого отца как-то сразу и прочно утвердилась спокойная, даже деловитая обречённость, словно у самоубийцы-перфекциониста, только что окончательно удостоверившегося, что петля на конце верёвки скользит и затягивается самым превосходным образом. - Так, - сказал он сухо, адресуясь к Корнелиусу и Рокфору. – Молодые люди, простите старика, если не смог в полной мере удовлетворить ваше любопытство. Но - клянусь перед лицом Господа – я действительно рассказал вам всё, что знаю сам, ничего не утаил. А теперь, господа, смиренно прошу вас исполнить мою просьбу. Подышите, пожалуйста, свежим воздухом снаружи, покуда мы с вашей спутницей потолкуем, ибо беседа наша – не для чужих ушей, уж извините. - Это кто тут кому чужой?! – немедленно полез в бутылку Рок. – Это мы, что ли, тут чужие нашей названной сестрёнке? Зузанна, мы тебе, оказывается, чужие! Вы, святой отец, при всём уважении, говорите, да не больно-то заговаривайтесь! - Зузанна? Названная сестрёнка? – переспросил отец Иеремия. - А то! – подтвердил Рокфор. – Раз мы сами так её назвали – значит, названная! - С вами трудно спорить. И всё же я вынужден настаивать. - Слушай, ты, святоша хре… - Рок, спокойно, - Корнелиус с видимым трудом удерживал приятеля за локти. – Не надо сквернословить в храме. Святой отец исполнил нашу просьбу, почему бы, в самом деле, не оказать ему ответную любезность? - Кор! Рок! – в хрустальном голоске Зузанны звучали панические нотки. – Не уходить! Мне тут не нравится, я так не хотеть! - Зю, всё нормально, если вдруг чего, мы будем совсем рядом, - Корнелиус сориентировал брыкающегося напарника в сторону выхода и без сантиментов двинул кулаком по загривку. Задав, таким образом, пану Рокфору верное направление движения, лидер Сопротивления перевёл взгляд на отца Иеремию. Глаза его нехорошо сузились, будто он рассматривал священника через невидимый прицел. - Я очень надеюсь, что никаких «если вдруг чего» не воспоследует… святой отец. - Присядь, дочь моя, - вздохнул старик, когда они остались вдвоём. Зузанна, передвинувшись на самый краешек скамьи, подальше от священника, настороженно следила за каждым его движением, изредка предостерегающе пофыркивая. Отец Иеремия, впрочем, как будто ничего плохого не замышлял. Он даже не смотрел на Хозяйку – просто сидел, нахохлившись, как большая больная птица, и молчал, спрятав лицо в ладонях. - Се, грядёт Дщерь Мрака, имя ей – загадка, и волосы белее ангельских крыл, и глаза подобны смарагдам, - невнятно пробормотал наконец святой отец. - Во тьме сущая, ибо свет уязвляет плоть её, грешная и невинная, не ведающая, что творит… Всё так, всё исполнилось… - Не по-ни-мать, - покачала головой девушка. - На третий день после того, как я затворился в храме, Он говорил со мной, ничтожным слугой своим, - отец Иеремия указал на белую фигуру, растянутую на кресте. – Он поведал мне, что грехи наши переполнили чашу терпения Его, и скоро быть месту сему пусту, а возвестит о том Дщерь Мрака, которая явится ко мне накануне пришествия Серого Зла. - Ты говорить не-прав-ду, - робко возразила Хозяйка. – Он – не живой. И он не уметь говорить… совсем не уметь, даже так плохо, как я. - И всё же Он предрёк твоё появление, Зузанна. Ты избрана орудием Его воли. Провозвестницей Его праведного суда. Судьба Энска предопределена, и свершит её та сила, что идёт за тобой. - Кто… кто – он? – прошептала девушка. Отец Иеремия позволил себе улыбнуться. - Это долго объяснять, а я к тому же скверный проповедник и никудышный миссионер. За последние годы привык общаться с заблудшими душами в основном на языке оружия. Скажем так: Он – Бог, тот, кто всё видит и всё знает. - А! Он – нелюдь? – догадалась Зузанна. Улыбку с лица священника как корова языком слизнула. - Э-э-э… Ну, не то чтобы… Хотя, с другой стороны… Да, наверное, Его – прости, Господи! - можно и так назвать. Только Он – хороший нелюдь, учивший людей добру… - Хо-ро-ший? – изумлённо перебила старика девушка. – Сделать город пусто – это хороший? Это добро?! - В наших обстоятельствах – да, - твёрдо ответил отец Иеремия. – Люди и нелюди слишком остервенились, пуская друг другу кровь. А теперь уже вот и мёртвые пошли по земле! Поистине, город Энск проклят, и пришло время ему изведать меру Божьего гнева. - А Рок и Кор? Они – мои друзья! И ты говорить, твой… твой бог наказать их? Я так не хочу! - Пути Бога выше путей наших, и мысли Его выше мыслей наших. А твоих названных братьев, дочь моя, я помню ещё с тех пор, когда они оба пешком под стол ходили… - Зачем? – недоумённо захлопала глазами Зузанна. - Что «зачем»? - Зачем они ходить под стол? - Гм… ну, то есть, я хотел сказать, что помню их сызмальства. И они выросли, в общем, неплохими ребятами. Рокфор – рубаха-парень, за друзей в огонь и воду, правда, умом не слишком-то блещет. А вот Корнелиус… с ним всё немного сложнее. Он с детства хотел быть героем. Мечтал, как всех спасёт от какой-нибудь напасти и как все станут носить его на руках. Целые истории выдумывал – про нашествие на Энск инопланетян или там русских оккупантов, с которыми и расправлялся, да ещё так изобретательно, разными способами… Теперь, значит, он всерьёз решил очистить город от ходячих мертвецов? А потом, глядишь, доберётся и до нелюдей, до аэсовцев, до машин, вообще до всех, чьё присутствие здесь не отвечает его представлениям о красоте и гармонии? Да здравствует старый добрый безопасный Энск под началом храброго и справедливого героя Корнелиуса! Масса благих намерений, как раз из тех, которыми вымощна дорога в известном направлении. - Кор не такой… - сказала Зузанна, но вспомнила вдруг сегодняшний сон, глупый и страшный – и осеклась. Старик пожал плечами: - Хотелось бы верить, что твой Кор «не такой». Это было бы лучше для всех, и прежде всего – для него самого. Сказано: горе миру от соблазнов, ибо соблазны должны прийти; но горе тому человеку, через которого соблазн приходит. - Как? Священник повторил. Хозяйка медленно шевелила губами, запоминая. - Только не рассказывай, о чём мы тут говорили, своим названным братьям, - сказал отец Иеремия. – Они и так считают меня сумасшедшим, не стоит укреплять их в этом заблуждении. Да и вообще, во многой мудрости много печали, и кто умножает познания, умножает скорбь. А теперь давай-ка заглянем наверх, в мою скромную обитель. Будучи верным слугой Господа нашего, я счёл возможным по мере скудных сил своих споспешествовать исполнению Его воли и припас кое-что для Дщери Мрака. … - Что это? – недоумённо спросила Зузанна, рассматривая нечто из густо-чёрной чешуйчатой ткани, вспыхивающей то зелёными, то багровыми, то голубыми искорками – в зависимости от того, как падали на неё скудные отблески горящих свечей. - Насколько я понимаю, боевой костюм Полуночной Империи, - отец Иеремия вертел в руках шлем с непроницаемым зеркальным забралом. – Промыслом Божьим сыскал на аэсовском складе. Специально для тех, дочь моя, кто не любит свет. Переодевайся… о, не переживай, я отвернусь. Комбинезон обтягивал тело, как вторая кожа, и при этом совершенно не стеснял движений. На локтях, коленях и животе он был укреплён резинопластиковыми вставками. Зузанна никогда прежде не видела ничего подобного. - Холодно, - поёжилась девушка. Ради возможности обстреливать подступы к церкви отец Иеремия высадил стёкла в окнах, и по комнатушке гулял ледяной сквозняк. - Это поправимо. Костюм с электроподогревом. Смотри, вот тут, в воротнике, есть маленький аккумулятор. Включается одним прикосновением… да, именно так. Не забудь шлем, он гораздо лучше твоего противогаза. Сказать по правде, даже я таких древних «слоников» уже не застал, когда служил в армии. Ах да, чуть не забыл: вот ещё план минного поля. Я сам им пользовался, пока не выучил наизусть, где у меня что поставлено. А теперь ступай, Дщерь Мрака, - перекрестил Зузанну отец Иеремия. – Твои названные братья уже заждались. И да исполнится воля Всевышнего. - Спасибо за подарок, свя-той отец, - динамики шлема ничуть не искажали серебристый голос Хозяйки Подземелий. – Я запомнить ваши слова. И… и Его слова тоже, - серьёзно закончила она.

Nail Buster: Двадцать минут спустя все трое уже шагали обратно по тому же самому злосчастному тоннелю, шлёпая ботинками по неглубоким лужам, натекшим из трещин в бетонных стенах. В лужах отражались несметные сонмища светляков - подземных друзей Зузанны, освещавших повстанцам путь, и оттого им казалось, будто в мутной воде тоже резвятся стайки зеленоватых призрачных огоньков. Корнелиус и Рок, впрочем, на это прекрасное зрелище не обращали почти никакого внимания - их мысли были всецело поглощны тем, что они услышали у отца Иеремии. Быстро вышагивая чуть впереди Зузанны, они вели негромкий напряжённый диалог. - Значит, чёрный человек в Чёрном городе... - раздумчиво протянул Корнелиус. - Что ж, вполне подходящее для него место, ты не находишь? - Нужно его найти, - проскрежетал Рок сквозь зубы. - Найти и прикончить как можно скорее! К чёрту КМ, к чёрту АС, они по сравнению с ним просто дети малые. Этот ублюдок теперь - наша главная цель, понял? Мы не должны позволять этим... этим... - он задохнулся от возмущения, - этим вонючим тварям гулять по городу! По НАШЕМУ городу! Какая же всё-таки мерз... ЭЙ! Ты вообще меня слушаешь или как!? Остановившись, друг медленно обернулся к нему, словно только сейчас заметил его присутствие. То, что увидел Рок в лукаво сощуренных глазах Корнелиуса, очень и очень ему не понравилось. За долгие годы их дружбы он научился безошибочно определять, что значит этот взгляд и что, как правило, он предвещает... - Что творися в твоей бедовой голове, Кор? - пробурчал парень, чуть поутихнув. - Выкладывай начистоту. - Этот псайкер... - проговорил Коонелиус, всё ещё словно витая в облаках. - Нелюдь, умеющий поднимать трупы... оживлять мёртвых... Не думаешь ли ты, Рокфор, что он бы мог нам пригодиться живым, а не мёртвым? На мгновение Рок лишился дара речи. В следующее мгновение, придвинувшись к другу угрожающе близко, он выпятил вперёд подбородок, как заправский Супермен, и тихо, угрожающе пророкотал, чеканя слова: - Ты, мать твою, совсем ополоумел? - Остынь, брат, - Корнелиус примирительно поднял ладони. - Я лишь просчитываю варианты. Ты прав, этот чёрный человек - наша самая большая проблема, самое скверное, что когда-либо видел Энск, но... - К чёрту твои "но" и все твои варианты, знаешь ли!.. - Нет-нет, дослушай уж до конца. Мы можем сейчас выбрать один из трёх замечательных планов. Первый - выследить нелюдя и убить немедленно, а потом, как прежде, воевать со всеми группировками города, избавив заодно и их от разбушевавшихся зомби. Классный план, да? - Звучит как полное дерьмо, - согласился Рок, начиная понимать логику предводителя. - Ну а второй чем, спрашивается, лучше? Оставить его разгуливать на свободе и копить силы? Не боишься, что мы потом вообще не сможем его остановить? Нас ведь гораздо меньше, чем всей этой вооружённой шелупони, - если все они тоже превратятся в ходячие трупы, мы их никогда в жизни не отстреляем! Корнелиус спокойно пожал плечами. - Есть ещё третий путь. Мы можем договориться с ним. Рок непонимающе помотал головой и отступил на пару шагов назад. - Я не ослышался? Ты предлагаешь договариваться... с ЭТИМ? - Но мы же договорились с Зю!.. - Кор запоздало сообразил, что высказал это слишком громко. И, судя по выражению лица Рока, тот не особенно одобрял такое сравнение. - Прости. Я знаю, что ты хочешь сказать. Это и вправду совсем другое. Но помнишь, как мы ещё вчера, перед сном, говорили о возможности использовать зомби в наших целях? Что если мы сможем использовать и этого псайкера? Мы ведь даже не знаем, каковы его цели. Может, он тоже хочет очистить город... - ...от всех, в чьих венах ещё пульсирует тёплая кровь, - пробурчал Рок, но видно было, что он начинает колебаться. Когда Корнелиус хотел быть убедительным, у него это чертовски хорошо выходило. Как назло. - Ладно, допустим, мы придём к нему и скажем: эй, приятель, раньше ты убивал всех без разбору по каким-то своим невнятным причинам, а теперь будешь делать то же самое, но во имя Сопротивления, а в довесок ко всему тебе придётся свалить из города, когда дело будет сделано. Чёрт, да он никогда на это не согласится. - Добровольно - нет, - Корнелиус вновь улыбнулся. Рок обречённо вздохнул. - Ты предлагаешь всё бросить и заняться охотой на чёрного человека? - А бросать нечего, брат. Мы ни с чего не начали. Да, у нас есть Зузанна и её крысиные полчища, но Зузанну ищут машины и добрая половина молодчиков Белого города, а этот парень, похоже, никого и ничего не боится. Что-то мне подсказывает, он нам ещё пригодится. Добровольно там или нет, но он нас выслушает. - Допустим. Как ты собираешься его ловить? Они вновь зашагали по лужам. Тяжёлые капли, срываясь с потолка, с глухим плеском падали в воду, а иногда и на головы повстанцев. И... Корнелиус готов был поклясться, что за ними в полутьме тоннеля движется кто-то ещё. Незримый преследователь ловко скрывался в тенях, оставаясь на самой-самой границе видимости, подстраивая свои шаги под перестук падающих капель. Он был чёрен, как смоль, и не отражал ни единой частицы света. Он был невероятно высок - под самый потолок! - и так же невероятно, неестественно худощав. Всё это Рок успел заметить, когда преследователь на долю секунды вышел из тени, чтобы тут же нырнуть в следующую. Далеко. Слишком далеко, чтобы атаковать. Метрах в двухстах, не меньше. - Видел его? - одними губами вопросил Рок. - А то, - кивнул Корнелиус. - Хотя скорее почуял. Не чуять ЭТО невозможно. - Это тот самый? Чёрный человек? - Вряд ли. Святой отец говорил о негре, а не о трёхметровой штакетине без глаз. - Надо вытащить Зю отсюда. Без неё мы точно пропали. - Дело говоришь. Эй, детка, - Кор обернулся к Зузанне и встретился лицом к лицу со своим отражением. Имперский скафандр и впрямь был симпатичнее того старья, каким были забиты полки в их родном бункере. Хотя доверия Кору он не внушал совсем. Как-никак, это была вещь вампирской армии. Вещь, сделанная врагами рода людского. Но если девочке нравилось... можно было и потерпеть немного. Самую малость. - Слушай... За нами кто-то идёт, и лучше бы этот кто-то быстрее от нас отвязался. Мы его как-то должны отвлечь, а затем - бежать со всех ног, поняла? И при первой возможности выбраться на поверхность - где угодно, но как можно дальше от убежища. Ты сможешь как-то притормозить его? Или её... В общем, ЭТО. - В противном случае мы кинем жребий, - усмехнулся Рок, - кто поманит эту дрянь за собой до ближайшего тупика. Как в плохих фильмах. Но учти - если вздумаем играть в "камень-ножницы-бумагу", чур колодцев и обоюдоострых мечей не выбрасывать.

Зузанна: В другое время Зузанна, пожалуй, обиделась бы на друзей, которые так увлеклись беседой, что совершенно не обращали на неё внимания. Но сейчас это её вполне устраивало: слишком обильную пищу для размышлений дал Хозяйке Подземелий разговор со святым отцом. Всё-таки не каждый день узнаёшь, что город, к которому ты уже успела худо-бедно привыкнуть, обречён сгинуть, причём при твоём же собственном непосредственном участии. Как он сказал? Серое Зло? Крысы ведь тоже серые. Значит, это они сожрут весь город? Нет, не так. Отец Иеремия говорил, что я – только… как это… про-во-взес… зевс… про-во-звест-ни-ца Серого Зла, вот. Что не я несу его, но оно идёт за мной. Значит, Серое Зло - это не мои слуги, а что-то другое. Но как же Кор и Рок? Рассказать им? Они разозлятся и прогонят меня. Да и отец Иеремия просил так не делать. А если с моими друзьями из-за этого случится что-то совсем плохое? Если они… если их… нет-нет-нет. Мне не нравится даже думать про такое. Зузанна поморщилась. Какое странное ощущение – будто новый шлем вдруг начал сдавливать затылок. Она попробовала поправить его, но только сделала ещё хуже, чем было. В голове закрутился весёлый водоворот, перемалывающий все мысли в разноцветную пыль и не дающий додумать ни одну из них до конца. Привычный подземный полумрак стал необычно густым, обволакивающим, как тёплая слизь, и принялся игриво хватать Зузанну за ноги и щекотать подмышками. - Пи? – обеспокоенно вопросил Белый, засуетившийся на плече у Хозяйки. Спутники девушки тоже отчего-то встревожились, заозирались, а потом Кор повернулся к ней и заговорил, но слова его прыгали друг через друга и никак не хотели складываться во что-нибудь понятное. Эту абракадабру парень произносил с таким серьёзным видом, что Хозяйка не удержалась и захихикала. - Сестричка, что это тебя так некстати разобрало? – Рок озадаченно уставился на Зузанну. – Нас тут, кажется, кто-то схарчить собирается, и хорошо, если не чего-нибудь похуже сотворить, а тебе смешно? Хозяйка Подземелий в ответ рассыпалась новой трелью серебристого смеха. - Да ты, мать твою, издеваешься?! – рявкнул Рок. – Тоже, нашла подходящее время!.. - Следи за языком при даме, - оборвал приятеля Корнелиус, с тревогой приглядываясь к раскисшей от смеха девушке. – И Зю вовсе не издевается. Ты ещё не понял, что это – шутки той твари? Если уж даже мы с тобой - норма… то есть я хотел сказать, обычные люди, – чувствуем её присутствие, то неудивительно, что нашу паранормальную подружку так развезло. - Это всё очень интересно, только вот делать-то теперь чего? – озадачился Рок. - Ну, я попробую привести Зю в чувство, а вы, пан Рокфор, пока постарайтесь удержать эту чёрную шпалу на расстоянии. - Как?! - Да как угодно! Стреляй! Рассказывай анекдоты! Исполняй стриптиз! Короче: делай что хочешь, только задержи ЭТО! - Ни хрена себе вы задачи ставите, товарищ командир! - Заткнись, дурак! - От тебя только это и слышишь, - Рок занял позицию для стрельбы с колена, пытаясь выцелить колеблющуюся тень в тусклом мерцании светлячков. - Так, Зю… погоди, погоди, да стой ты спокойно, - девушку уже пошатывало от бессмысленного хохота. Корнелиусу пришлось весьма бесцеремонно взять её за плечи и встряхнуть. При иных обстоятельствах, пожалуй, быть бы за такую грубость предводителю Сопротивления кусану крысами, но сейчас его оскорбительные действия послужили лишь поводом для нового всплеска истерического веселья. В тесном подземном тоннеле автоматные очереди прогремели как залпы гаубичного дивизиона. - Попал? – Корнелиус ощупкой расстёгивал крепления вампирского шлема на Зузанне. Та, кажется, уже и дышала через раз, захлёбываясь смехом. - Да куда там, - отозвался Рок, меняя магазин. - Оно ж не за удочкой даже, оно за леской может спрятаться. Попробуй - попади в такую ходячую дистрофию, да ещё впотьмах! А у вас как? - У нас… - Корнелиус наконец-то стащил зеркальный шлем с головы Зузанны и заглянул ей в лицо, - …всё плохо. За изумрудными витражами глаз Хозяйки Подземелий не угадывалось ни малейшего движения мысли. Из уголков растянутого в глупой улыбке рта тянулись ниточки слюны. - Зю? Эй, Зю! Ответом вождю Сопротивления стал очередной пароксизм идиотского хохота. - Ну, тогда извини, крошка, но придётся использовать радикальные методы, - и Корнелиус без долгих раздумий отвесил девушке увесистую оплеуху. Голова Зузанны безвольно мотнулась от удара. На щеке заалел отпечаток пятерни. Безмятежная пустота в девичьем взгляде стремительно сменилась недоумением, болью, обидой, а потом - разгорающейся ярко-зелёной злостью. Хозяйка по-звериному ловко выскользнула из рук Корнелиуса и распрямилась во весь свой невеликий рост. - Ты… ты ударить меня? – прошипела она, ощерившись. Светлые волосы поднялись дыбом, словно шерсть на загривке у обозлённой собаки. – Да как… ты… сметь?!.. В тот же миг неведомая зверушка, до сих пор прятавшаяся в темноте, бросилась вперёд – то ли сообразив, что намеченная жертва вывернулась из её ментальной хватки, то ли просто оголодав сверх меры. Передвигалась тварь нелепыми скачками, нещадно шатаясь из стороны в сторону всем своим длинным тощим телом, но на удивление шустро. - Вот ведь курва, - пробормотал Рок, поудобнее перехватывая автомат. – Хьюстон, у нас проблема! - Ну вот, совсем другое дело, - удостоверил Корнелиус. – Её Величество Крысиная Королева снова с нами. Ты хоть помнишь, что с тобой было? - Со мной всё быть хорошо! – обиженно выпалила Зузанна, потирая щеку. - Мне быть весело! А ты всё пор-тить! И делать мне больно! Больно, ты слышать? - Ай-ай, какой я нехороший, - усмехнулся парень. – Ну, не плачь, Зю, не надо. Сейчас прибежит твой новый друг, с которым тебе было так весело, и мигом тебя утешит. И нас с Роком заодно. Вон он, видишь? – Кор махнул рукой в сторону быстро приближающейся чёрной твари, которую Рок продолжал поливать огнём – без всякого видимого результата. - Ой, - только и сказала девушка, резко сбавив тон. – Что это? - А я как раз у тебя хотел спросить, - отозвался Корнелиус. – Кто из нас подземный житель, я или ты? - Я, - согласилась Зузанна. – Но такого я не видеть ни-ког-да. - Эй, Корнелиус! – заорал Рокфор, перекрывая грохот автомата. – Если Зю там оклемалась, пусть уже наколдует чего-нибудь, только по-быстрому, а то у меня последний рожок – и всё! - На тебя, крошка, вся надежда, - очень серьёзно сказал Корнелиус, снимая с плеча своё оружие. – Если кто и может вытащить нас из этой за… затруднительной ситуации, то только ты. Зузанна кивнула. Левая щека всё ещё горела, но обиды подождут, их можно оставить на потом. Главное – сделать так, чтобы оно было, это самое «потом». Она опустилась на колени и прикрыла глаза, сосредотачиваясь. Слуги! Ваша Хозяйка в опасности! Придите, мои храбрые серые воины, и защитите меня! Готовьтесь к бою! Одновременно девушка пыталась нащупать разум чёрной твари. Он был… странным. Не человеческий, но и не звериный, одновременно простой и очень сложный. Для Зузанны он выглядел чем-то вроде густого тёмного облака, в глубине которого мерцали голубые сполохи отрывочных людских мыслей и метались алые молнии самых примитивных животных инстинктов. Это создание явно должно слышать безмолвные приказы Зузанны, но вот подчинится ли оно им? Стоять! Я, Хозяйка Подземелий, Крысиная Королева, повелеваю тебе, глупый, неверный слуга мой – ЗАМРИ НА МЕСТЕ!!!

Nail Buster: ...Аэропорт "Энск-2" был окутан плотным саваном гробовой тишины. На внешних постах, на пулемётных вышках и у главных ворот, бойцы в чёрных хромированных доспехах и жутких масках-респираторах с длинными дыхательными шлангами ещё могли тихонько переговариваться между собой по рации, используя заместо слов причудливые трели и щелчки - изобретённый Генералом кодовый язык, отлично защищавший от излишне любопытных соседей с их неуёмной жаждой прослушивать всё и вся. Внутри же главного терминала всё живое, полуживое и неживое замерло, боясь потревожить лидера, запершегося на рассвете в комнате для медитаций. Женщина, именовавшая себя Марией, сидела в "позе лотоса", посреди крошечной комнаты, обитой непроницаемо чёрным металлом, лишённой окон и какой-либо мебели. Света было мало - в воздухе парили мерцающие лиловые огоньки, напоминавшие светляков, но в действительности бывшие сгустками чистой энергии Гиперкосмоса. Их присутствие означало, что граница между пространствами в этой комнате опасно тонка. Из полуоткрытого рта Марии вырывались белые облачка пара - мощный кондиционер поддерживал в комнате температуру в четырнадцать градусов ниже нуля. Лишь при таком леденящем холоде хозяйка аэропорта могла достичь нужной степени концентрации и подключиться к Объекту "Протей", исполнявшему в эти минуты задание под руслом Ядвиги. Объект "Протей" создавался здесь, в аэропорту, в строжайшей тайне от других отрядов Белого Города. Какой-то замшелый пункт давно уже забытого Устава Армии Света строжайше запрещал использовать внеземные технологии в любых целях, даже ради защиты от тёмных сил. Со временем лидеры группировок сделались менее принципиальными, но кое-какие абсурдные догмы из них было не вышибить даже в этих чрезвычайных обстоятельствах. Мария действовала на свой страх и риск. Действовала, используя свои собственные, давно привычные ей средства и методы. Уже два дня "Протей" выжидал, законсервированный рядом с церковью отца Иеремии. Его состояние можно было сравнить со сном бабочки, почти готовой вылупиться из своего кокона - разве что "Протею" коконом служило свёрнутое пространство вокруг него. Но вот его сенсоры засекли подозрительную активность на кладбище, и кокон беззвучно лопнул. Разведчик "Итерации-9" пришёл в движение. Он был задуман как универсальный "охотник на псайкеров" - ищейка, вынюхивающая ментальные волны. Первые месяцы своей полужизни провёл "Протей" в криогенной капсуле, скрытой глубоко-глубоко под зданием терминала - опасная и зловещая игрушка, включать которую без крайней на то нужды не очень-то хотелось даже Марии. Однако нужда подступила - в Белом городе шныряли стаи плотоядных крыс, улицы Чёрного заполонили ожившие трупы... Кто был в ответе за этот кошмар? Чья тёмная воля направляла его? Мария была отнюдь не наивна, и она понимала - то, что творится сейчас на энских улицах, не могло начаться само по себе. Это, впрочем, понимали все, но лишь "Итерация-9" обладала средством, чтобы найти загадочного экстрасенса. Или двух, что было вероятнее. Анализаторы "Протея" работали на полную мощь - он вслушивался в ментальные эманации цели, тут же анализировал их и пересылал результаты Марии, пользуясь закрытым гиперкосмическим каналом. Тетра-сервер, встроенный в его череп, выл от натуги, стараясь всосать и обработать все те колоссальные потоки данных, что непрервно излучал мозг цели. "Протей" был заинтересован и слегка напуган - маленькое хрупкое существо, с которым он столкнулся в сыром тоннеле, обладало огромной паранормальной силой. Сила эта тянулась в пространство многими тысячами сияющих золотых ниточек, а самая толстая нить... ...тянулась к самому "Протею". "Запрос принят," - только и смог сгенерировать тетра-сервер в ответ на команду остановиться. - "Обработка запроса... Пользователь неизвестен. Доступ к основным функциям системы запрещён. Получен временный контроль над опорно-двигательным аппаратом." И "Протей" замер, на глазах потрясённых повстанцев. Он возвышался над Зузанной, как телеграфный столб - существо, практически полностью лишённое лица, за исключением одного-единственного красного глаза, напоминавшего объектив телекамеры... или и впрямь являвшийся объективом? В его голове что-то неприятно жужжало, а из узкой, неподвижной грудной клетки раздавались мерные скрежещущие хрипы. Существо не дышало. Оно тупо перегоняло воздух через своё тело, как машина. Бездушная машина-убийца. Где-то в Белом городе Мария вышла из транса, поражённая. Её трясло. Что это было? Что это, нахрен, было такое? Попытка взлома? Но кто может взломать процессор из чёрного льда!? Кто может остановить "Протея"!? - Это интересно... - женщина закрыла глаза и вновь подключилась к каналу. Она сняла внешнюю защиту с разума охотника. Пусть эта малышка заглянет глубже. Туда, где её можно будет во всех подробностях рассмотреть и познать. В бездну.

Зузанна: - Матерь божья, - севшим голосом произнёс Корнелиус, глядя на застывшую тварь. – Это будет покруче железного червяка с огнемётами. Зузанна, кого ты теперь разозлила, детка? Хозяйка Подземелий не отвечала. Распахнутые до пределов, дозволенных природой, глаза её безотрывно смотрели прямо в единственное око чудовища, алое, будто налившееся от злости светящейся кровью. Тёмное облако, мешавшее вглядеться в разум этого создания, развеялось, явив картину не то чтобы пугающую, но очень странную и какую-то… неправильную. В переливающиеся багрянцем горячие потоки нехитрых животных чувств и желаний кто-то безжалостно врезал громадную угловатую машину, составленную из обжигающе холодных лиловых кристаллов, грани которых были с нечеловеческой аккуратностью расчерчены сложным узором чёрных и серебристых прожилок. Между кристаллами то и дело пробегали трескучие синие искры. Главной частью этой ледяной машины было неторопливо вращающееся огромное кольцо, украшенное множеством тонких и очень острых шипов. А внутри кольца… У Зузанны перехватило дух. Внутри кольца бурлила густая непроглядная тьма, которая жадно вбирала в себя всё, что видел, слышал и чуял чёрный хищник. Оттуда же, из темноты, водопадом извергались ветвистые фиолетовые молнии, густой сетью опутывающие разум невиданного зверя. Ледяная машина управляла им – почти так же, как Хозяйка Подземелий своими подданными! Но… кто же управляет самой машиной? Сообразила, да? – сказала клубящаяся тьма женским голосом. - Умная девочка. И сильная. Даже слишком сильная. Знаешь, Крысиная Королева, а ведь ты мне, пожалуй, нравишься. У нас с тобой много общего. Взять хотя бы пристрастие к рискованным опытам… Ментальная проекция внезапно встала на дыбы, и бездонный провал разверзся прямо под ногами у Зузанны. Девушка едва успела ухватиться за шип ледяного кольца, чувствуя, как пальцы быстро немеют от холода. По всему выходило, что долго провисеть ей не суждено. …с неожиданными результатами. Кто ты такая? Что я тебе сделала? Почему ты хочешь меня убить?! Меня зовут… ну, скажем, Мария. И ты мне ничего не сделала. А убивать тебя я вовсе не хочу, однако всё-таки придётся... Зачем? Чтобы ты и впредь ничего мне не сделала. Левая рука Зузанны соскользнула с ледяного шипа. Прощай, Крысиная Королева. «Протей», прикончи её. А заодно и её приятелей. НЕ СМЕЙ ИХ ТРОГАТЬ!!! Ярость Хозяйки Подземелий буквально перевернула призрачный мир ментальной проекции вверх дном. Живая тьма съёжилась, невольно отступив перед взвихрившимся изумрудным пламенем. Ледяное кольцо пошло трещинами и с протяжным стоном раскололось. Его обломки рухнули прямо на заросли лиловых кристаллов, которые принялись хрустко лопаться целыми гроздьями. Фиолетовые сполохи, удерживавшие разум твари под контролем, угасали один за другим. «Соединение с тетра-сервером прервано». Девчонка! Тебе не одолеть меня! «Подключение восстановлено. Идентификация пользователя…» Ты хотела убить моих друзей, Мария? Моих лучших и единственных друзей? Мне это ОЧЕНЬ не нравится! Ледяная машина жалобно задребезжала, содрогнувшись до основания под новым ударом зелёного огня. «Соединение с тетра-сервером прервано». Клянусь богами Гиперкосмоса, я заставлю тебя пожалеть, что ты появилась на свет, Крысиная Королева! Может быть. Но не сегодня, Мария. Не сегодня… Стремительные мысли гораздо быстрее неуклюжих слов. Все вышеописанные события уместились в один взмах ресниц Хозяйки Подземелий. - Зю? Вокруг девушки сгустился сырой тоннель. Над её головой по-прежнему нависал чёрный хищник («Про-тей», вспомнила она), подёргиваясь, будто в сильнейшей икоте, и распространяя противную вонь нагретого металла. Жужжание внутри его безобразной головы превратилось в надрывный вой. Вокруг суетились серые воины, явившиеся по зову своей повелительницы. - Эка его заглючило, - удивлённо сказал Корнелиус, наставив «калашников» на содрогающегося охотника. – Не знаю, как тебе это удалось, Зузанна, но ты у нас просто умница. А теперь все дружно валим… - Главное, чтоб не в штаны, - неостроумно отозвался Рокфор. Закинув автомат за спину, он подхватил названную сестрёнку на руки и кинулся вглубь туннеля. Кор топал сзади, то и дело оборачиваясь, дабы удостовериться, что «Протей» по-прежнему не двигается с места.

Nail Buster: - Кто это был? - на бегу допытывался Рок. - Зю, ты что-нибудь поняла? - Отстань от неё, - буркнул Корнелиус, в последний раз оглянувшись назад. Таинственная машина-убийца скрылась за поворотом - судя по всему, она не слишком-то жаждала продолжить преследование. - Кто бы или что бы это ни было, наша крысиная принцесса с ним справилась. Этого разве мало? - Эта дрянь неживая, - парень дёрнул плечами, прогоняя со спины ворох мурашек. - Зузанна не остановила её - она просто её отключила. Ты и сам, наверное, это понял. А если она неживая, перед нами встаёт вопрос посерьёзней - ЧЬЯ она? Кто её сделал? - Республика Машин?.. - Чушь собачья. Их создания... их ИЗДЕЛИЯ выглядят совсем иначе - ты когда-нибудь видел робота, маскирующегося под монстра из ночного кошмара? Им насрать на маскировку, они любят подчёркивать, что они - продукт высоких технологий. Как то огнедышащее насекомое. - Что же тогда? - Корнелиус задумался настолько крепко, что едва не полетел вверх тормашками, споткнувшись о торчавшую из-под земли трубу. - Опять этот "чёрный человек" со своими фокусами? - Ма-ри-я... - слабым голосом пробормотала Хозяйка, уткнувшись в плечо Рокфора. Молодые люди остановились. - Ясно, - задумчиво проговорил Кор, прислонившись спиной к холодной стене тоннеля и потирая пальцами лоб. - Значит, Мария... Ладно, пусть будет Мария. Итак, что мы имеем? Хозяйка Подземелий, наделавшая в Белом городе шуму - одна штука. Негр-чернокнижник, поднимающий мертвецов из могил и играючи поставивший на уши Чёрный город - одна штука. - Машины, безуспешно охотящиеся за Хозяйкой, но почему-то не трогающие зомби и их предводителя, - хмыкнул Рок. - Тысяча и одна штука. - А теперь ещё и госпожа Мария... Может быть, ей вся эта заварушка, как и нам, пришлась не по душе? И она принялась вычищать Энск, не дожидаясь помощи Машин? - Я уже говорил тебе, что Машины действуют странновато, братишка? - Пожалуй... Они добежали до убежища, ввалились внутрь, едва дыша от усталости, и крепко-накрепко задраили входной шлюз. В дороге, к счастью, им не встретилось ни одного дозорного подземной Республики - похоже, наблюдательные системы Управляющих глючило и трясло не меньше, чем пришибленного Зузанной чёрного биомеханоида. Что-то у них там происходило значительное - не иначе, какой-то грандиозный системный сбой, которым юному Сопротивлению грех было не воспользоваться. Но что будет, когда они всё починят и вновь возьмутся за поиски Хозяйки всерьёз? Корнелиус тяжко вздохнул. Если у них и был какой-то лимит везения, рано или поздно он должен был исчерпаться. - Теперь наружу без маскировки ни шагу, - проговорил он, нервно расхаживая вокруг стола с развёрнутой на нём картой. - Не знаю, как там у тех железных дровосеков обстоят дела со сканерами и прочими тепловизорами, но наши симпатичные физиономии они точно запомнили. - Другими словами, нам придётся всё время париться в ЭТОМ? - Рок вернулся из соседней комнаты, потрясая в воздухе двумя пыльными противогазами, так испугавшими Зузанну парой часов ранее. - Придётся-придётся, - кивнул Кор. - К тому же, если мы будем выглядеть одинаково, это наверняка собьёт ищеек Республики с толку. Зю может остаться в имперском костюме, - сказал он, пару секунд подумав, - но плащ-палатка с капюшоном явно не помешает - слишком уж у неё приметный шлем. - Это всё замечательно, - Рок сплюнул на пол, за что получил от друга укоризненный взгляд, - но как нам теперь быть? Прости меня, конечно, но мы не можем вечно бродить туда-сюда по тоннелям, драпая то от зомби, то от машин, то от неведомой грёбаной хренотени из ада. Мы, если ты не забыл, должны их всех перебить. С чего начнём, босс? - С поимки некроманта, - решительно ответил Кор. - Моё решение неизменно. - Но ты не ответил, как собираешься его выследить. - Нам в этом может помочь Зю, - улыбнулся Кор, рассевшись в одном из крутящихся кресел. - Но ты мог бы смотаться к Патрику - возможно, он и его ребята всё ещё сочувствуют нашим безумным идеям. Неплохо было бы уговорить его навести справки. Может, кто видел в Чёрном городе странного негра. Вряд ли у нас тут их много. - Вас понял, шеф. Рок скрылся за дверью, через пару минут вернувшись в образе жутковатого серого создания, напоминавшего жука-долгоносика. Он даже брюки сменил - теперь из-под полы плащ-палатки выглядывали бесцветные камуфляжные штаны, заправленные в высокие берцы. - Не вернусь до темноты - считайте меня вампиром, - мрачно пошутил он и вышел во тьму, громко захлопнув за собой входной шлюз. Корнелиус и Зузанна остались вдвоём. Повисло молчание, но лидер Сопротивления не назвал бы его неловким. - Ты уж прости, - он чуть смущённо улыбнулся девушке, - за то, что втянули тебя во всё это. Ты даже не представляешь, как ты важна для... Бронированную дверь сотряс сокрушительный удар, по бетону вокруг неё пошли трещины - она едва не слетела со своих мощных петель. Молодой человек схватился за пистолет, но второго удара не последовало. Что-то огромное затаилось там, по ту сторону шлюза. Вслушивалось в каждое их движение. Ловило каждый вдох, каждый выдох... Старалось понять, не почудились ли ему голоса в давным-давно опустевшем бункере? Стоит ли ломиться туда, или лучше продолжить свою неспешную прогулку по тоннелям? - Это Чистильщик, - одними губами прошептал Кор. - Не шевелись и не дыши, малышка. Авось, пронесёт... За дверью тихо заскрежетал металл о металл - это жвалы стальной многоножки скреблись по двери убежища. Всего одна небольшая комнатка, служившая прежним хозяевам прихожей, отделяла Кора и Зю от мгновенной смерти. За другой дверью, позади них, буквально в паре-тройке шагов, покоились на оружейных стойках гранатомёты. И огнемёты. У них был шанс отбиться, один на миллиард. Если бы только успеть добежать... если бы только ОНО не успело прорваться через перегородку... - Не шевелись, - повторил он, как мантру, отбросив в сторону панические мыслишки. - Он ждёт... "Господи! Надеюсь, пути Рока и этого гада ползучего не пересеклись!"

Зузанна: Зузанна сильно, до крови, прикусила губу, чтобы не завизжать от ужаса, и крепко-накрепко зажмурила глаза, вроде как спрятавшись таким наивно-детским образом от скребущейся за двумя стальными дверями машины. Как только железный червяк сумел пролезть в такой узкий коридор? Уходи, машина, мысленно просила Хозяйка Подземелий, затаив дыхание. Уходи, пожалуйста. Тут уже давно нет ни души. Очень давно. Это просто старое, всеми забытое и никому не нужное подземелье с крысами (серые бойцы в шлюзовой камере немедленно принялись возиться и пищать как можно громче). Ты не найдёшь за этой дверью ничего интересного. Здесь никого нет. Уходи, уходи, уходи… Металлический скрежет стих, и снаружи воцарилась тишина. Машина уползла? Или, может быть, просто замерла, прислушивается сквозь стены, пытается учуять человеческое тепло, уловить стук сердец, чтобы вломиться внутрь и спалить всё и вся лиловым огнём? Девушку била крупная дрожь. По щекам беззвучно покатились слёзы. Машины, зомби, потом этот странный «Протей» и таинственная Мария, а теперь вот снова машины – все гоняют меня по канализации, словно крысу. И как я смогу помочь Кору и Року, если нам придётся всё время отсиживаться по норам? Мне так не нравится! Я так не хочу! При виде исказившегося от рыданий лица Зузанны Корнелиуса бросило разом в жар и в холод. Стоит девчонке хотя бы разочек всхлипнуть, мелькнуло в голове у парня, и наше знакомство мы продолжим в раю. Или в аду, что гораздо вероятнее. Несмотря на ангельскую внешность, малышка Зю как-то не слишком тянет на безгрешное создание, один залитый кровью коридор в отеле «Свобода» чего стоит, а мне… в общем, тоже найдётся, что предъявить, хотя пока больше по мелочи, но в сумме на серу и жупел я вполне наработал. Очень медленно, перемещаясь буквально по миллиметру, лежащая на столе рука Корнелиуса подползла к узкой бледной девичьей ладони и накрыла её, чуть сжав хрупкие пальчики. Глаза Хозяйки Подземелий распахнулись, и она сквозь слёзы воззрилась на предводителя Сопротивления. - Всё будет хорошо, - чуть слышно прошептал Кор, изо всех сил стараясь излучать оптимизм и уверенность, которых, по совести говоря, вовсе не испытывал. Вышло так себе, но плакать Зузанна всё-таки перестала, и скорбная гримаса на её лице моментально уступила место доверчивой улыбке. «Очень славно, - зазвучал у Корнелиуса в ушах жёсткий, с надменными нотками голос, тот же, что он слышал в старом тоннеле близ кладбища. – Да нет, к чему ложная скромность - просто великолепно! Весь Белый город замер в страхе перед крысами Хозяйки Подземелий, а меня эта маленькая дурочка слушается беспрекословно. Я могу вертеть ею и её войском, как захочу! Если же ещё поймать чернокожего некроманта и… убедить его принять моё предложение, Сопротивление станет поистине непобедимым. Армия зомби и звериные полчища под моим командованием смогут в один день очистить Энск от скверны! Благодарные горожане будут носить меня на руках, Максимиллианову площадь торжественно переименуют в Площадь Восстания, а на месте Казармы воздвигнут Храм Великого и Всеблагого Корнелиуса-Освободителя…» «…и каждый год станут приносить на его алтаре в жертву прекрасную юную девственницу, - закончил другой, тоже знакомый парню бесплотный голос, хриплый, усталый и гневный. – Что за высокопарный вздор, кем ты себя возомнил? Стыдись! Если ты с этакого начинаешь, то чем же закончишь, Великий и Всеблагой Корнелиус, буде твои завиральные планы исполнятся? Да люди, те самые обычные люди, ради которых ты собираешься в очередной раз залить Энск кровью, будут вспоминать жуткое правление Бастера и даже нынешнюю неразбериху как старые добрые времена! Посмотри на Зузанну. Никакие твои затеи не стоят её слёз! Энск уже обречён, и ты ничего не изменишь. Бери эту девочку в охапку и уезжай отсюда, пока не поздно. Продашь всё, что найдёшь в этом бункере, купишь виллу в сосновом лесу на берегу Балтики и будешь каждый день гулять с Хозяйкой Подземелий по пляжу. Нормальная жизнь, которую вы оба заслужили». «Как мило, - глумливо усмехнулся невидимый циничный собеседник. – Право, я вот-вот захлебнусь в засахаренных соплях. Давай, слушай этого пораженца. Разменяй беспримерную победу, власть и славу героя на затхлое обывательское житьё с глупой девчонкой, чтоб не хуже, чем у других, хе-хе!» «Да-да, прислушайся внимательно к мнению этого маньяка! Обмани единственное создание, готовое без вопросов пойти за тобой на край земли просто потому, что ты – самый лучший мужчина на свете. Используй её без колебаний, а потом прогони, когда станет не нужна, ведь именно так и поступают все настоящие герои, верно?» - А ну-ка заткнитесь оба! Лишь поймав изумлённый взгляд Зузанны, Корнелиус сообразил, что произнёс эти слова вслух. И достаточно громко, чтобы Чистильщик с его чуткими системами слежения сумел их расслышать сквозь железобетонную толщу. Сердце парня моментально покрылось ледяной коркой и спикировало куда-то в район желудка. Потянулись томительные мгновения предсмертного ожидания. Но за дверями шлюза по-прежнему было тихо.

Nail Buster: Почти. Только где-то на пределе слышимости раздавался треск электрических разрядов. И еле ощутимо тянуло гарью. "Оно не будет ломать дверь, - сообразил Корнелиус. - Зачем? Оно её вырежет. Вырежет... Боже, какой я дурак! Непроходимо, непробиваемо тупой осёл!" - Нам нужен запасной выход, - проговорил он одними губами. - Та большущая дверь, помнишь, Зю? Нужно её открыть. Призови своих шестилапых слонопотамов. Призови кротов размером с авианосец. Призови всё, что только сможешь призвать, но открой эту дверь. Нам нужно быстро отсюда смыться. Надень шлем, - он суетливо сунул девушке чёрную зеркальную штуку производства вампирской Империи и легонько подтолкнул её в сторону дальних помещений. - Не знаю уж, поможет она или нет, но вдруг эта тварь и вправду может только увидеть тебя, а не учуять? Иди! - крикнул он, бросившись в оружейную и сдёргивая со стойки старый, покрытый пылью противотанковый гранатомёт. Проверил, заряжен ли... Ах, чёрт, конечно нет! Ну где же эти треклятые ракеты? Тем временем внешняя дверь с глухим стуком ввалилась в комнату. Загромождая весь дверной проём, в убежище сунулась овальная голова стальной сороконожки о десяти парах глаз-окуляров, расположившихся в два ряда. Точные копии глаза "Протея", как невольно подметил Кор, захлопывая вторую дверь и отрезая конференц-зал от остального бункера. Он ожидал, что она немедленно слетит с петель от удара плазменных огнемётов, но, судя по звукам, Чистильщик только всунулся в бункер наполовину и оглядывался по сторонам, скрежеща остро заточенными на подземных заводах жвалами. - Республика Машин заявляет о своём нейтралитете, - лязгнул за дверью голос. Голос, в котором не было ровным счётом ничего машинного. Голос усталого, но жестокого и сурового человека. Или, точнее сказать, причудливое переплетение сразу трёх голосов, вещающих в унисон сквозь мощные динамики машины смерти. - Псайкер! Доводим до твоего сведения, что ты являешься угрозой балансу сил на подведомственной нам территории. Однако мы не заинтересованы в том, чтобы тебя ликвидировать. - Ага, а почему вы тогда... - ...гонялись за Зю в тоннелях тогда, в первый раз?! - немедленно закончила машина голосом Кора. Истинный Кор вздрогнул от неожиданности и ещё сильнее сжал в руках гранатомёт. Припав на одно колено, он "пас" дверь из дальнего угла коридора. - Мы проводили эксперимент, проверяли её силу в действии. Теперь эксперимент завершён, и мы со всей определённостью можем сказать: твоя подопечная, человек, опасна. - А разве... - ...не опасны зомби, шатающиеся по энским улицам?! - вновь гневный выкрик Корнелиуса раздался не из его собственных уст. Парню определённо не нравилось, как эта тварь предугадывает его мысли. - Доводим до сведения псайкера, что появление зомби - прямое следствие нарушения баланса с его стороны. Мы заверяем, что после отъезда псайкера из города зомби исчезнут. - Вы что-то... - ...темните! ...юлите!... недоговариваете!.. - заверещали голоса, на разные лады передразнивая голос Корнелиуса. Тот на мгновенье выпустил дверь из перекрестья прицела, утерев крупные капли пота со лба. Как там Зю? Справилась ли она с дверью?.. Не сторожат ли другие Чистильщики с той стороны?! Эта нежданная мысль привела его в ужас. - Может, и да, а может, и нет. Какое твоё дело, человек? Сейчас мы пришли с миром - вот и всё, что тебе нужно знать. Пришли сообщить, что на твою подопечную открыта охота. С одной стороны - ожившие мертвецы. С другой - тёмная сила, природу которой мы до конца ещё не понимаем. Город метр за метром, улица за улицей погружается в хаос. За эти дни мы потеряли три важных контракта и недополучили жизненно важных ресурсов на сумму около тридцати миллиардов долларов, в пересчёте на человеческую валюту. Однако принцип невмешательства для нас священен. Дела белковых существ должны вершиться без нас. Мы пришли лишь для того, чтобы призвать вас уйти. - Мы никуда не... - В противном случае, - лязгнула троица, - вас непременно убьют. Вы предупреждены. Вы можете либо остаться и продолжить вашу борьбу, цели которой нам неведомы, либо уйти и предотвратить погружение Энска в окончательный хаос. Выбор за вами. Грохот и треск ломаемой мебели возвестили о том, что многоножка удаляется. "Пятеро! - осенила Кора запоздалая догадка. - Их должно было быть пятеро, а не трое!!! Кто-то рассказывал мне... А хотя к чёрту!" - Зю! - заорал он через весь бункер. - Кажется, она... она... Как ты там?!

Зузанна: Что? Что такое творится? Машины вломились в их дом?! Зузанна не вслушивалась в грохочущий, нечеловеческий голос за своей спиной. Она всецело сосредоточилась на выполнении приказа, который отдал Корнелиус: открыть огромные железные ворота, что вели из ангара в верхний мир. Изумрудные глаза сквозь зеркальную маску сверлили ржавую преграду яростным взором, заставляя прибывающую с каждым мгновением массу серых воинов с той стороны всё отчаяннее напирать на ворота всей массой. Чудовищно тяжёлая металлическая пластина, способная выдержать ударную волну ядерного взрыва, дрогнула и даже чуть подалась, но тут же вновь замерла с жутким механическим стоном. - Пи-и-и! – озабоченно протянул Белый. Ты уверен? - Пи. Так сделай это! - Пи!.. …Безымянный хвостатый герой-камикадзе с недюжиной ловкостью вскарабкался по сырой выщербленной стене, ухватился за распределительный щиток, проржавевшая насквозь крышка которого давно уже валялась на грязном полу, подтянулся и сжал челюсти, замыкая старые контакты. Ударил трескучий фонтан синих искр, запахло палёным, и ворота бункера под триумфальный крысиный писк пошли вверх с басовитым гудением, высвободившись из плена покрытых копотью бетонных обломков. - Зю! Я тебя, чёрт побери, люблю, девочка! – Кор отшвырнул в сторону бесполезный гранатомёт. – Бежим, пока эта стальная дура не передумала и не вернулась! Запрыгивай в машину! Вождь Сопротивления со скрипом распахнул дверцу старого ГАЗ-69 и буквально рухнул на водительское место. К неизбывному счастью беглецов, ключи оказались в замке, и индикатор запаса топлива уверенно показывал, что бак заполнен под самую пробку. Рыжий с Зубастым едва успели запрыгнуть за заднее сиденье, прежде чем Корнелиус вбил в пол педаль газа. - И-и-и-и-их-ха-а-а!!! – залихватски завопил он. Курносая машина фыркнула, просыпаясь, скользнула в расширяющийся проём ворот и вырулила из подземного гаража на улицу, где уже сгущались ранние зимние сумерки. - Ку-да? Куда мы ехать?! – прокричала Зузанна, накинув на голову капюшон прихваченной из бункера плащ-палатки. - Подальше отсюда, Зю! – ответил Кронелиус. – Тот дом, что ты для нас нашла, был просто великолепен, но Республика обнаружила его. Может, мы ещё вернёмся туда за оружием, если кто-нибудь шибко прыткий не разграбит бомбарь. А сейчас тебя надо спрятать, пока машины не пустили в ход плазму и всё такое прочее, понимаешь? Надеюсь, нам удастся перехватить Рока и Патрика! Хозяйка Подземелий лишь покачала головой. События последних минут никак не укладывались в её мыслях. Почему машины не убили её? Они ведь могли сделать это, но решили сохранить ей жизнь… - Мы не отступим, сестричка! – рявкнул Кор, сосредоточенно крутя баранку. – Железяки со своей говорильней нас не запугают. Победа Сопротивления неизбежна, вот увидишь, особенно… - он усмехнулся, - ...особенно если с нами Крысиная Королева собственной персоной!

Nail Buster: Разогнавшись как следует, "газик" промчался мимо Парка Ворон, серого и безлюдного, как всегда. Корнелиус почему-то вспомнил, как в детстве катался там на санках с горки, пор которую мальчишки шепталась, что под ней будто бы устроен секретный военный бункер. Тогда это ещё казалось ему таинственным и захватывающим. - Патрик - наш старый друг, - быстро, но обстоятельно объяснял Кор, поглядывая то на Зузанну, то на дорогу. - Хороший человек, идейный, но не слишком-то доверяет нам с Рокфором с тех пор, как провалилась наша прошлая попытка выгнать отсюда КМ. Если машины и впрямь решили нас оставить в покое - а я им ни на грош не верю, если ты меня спросишь - у него можно обосноваться на время. Пока не найдём бомбарь понадёжней или не придумаем, как тебя ещё можно спрятать от них. Шапку-невидимку какую-нибудь, например, как в сказке, или ещё что-ни... да твою ж! Массивный бампер "газика" на полном ходу снёс мертвеца, вывернувшегося из какой-то подворотни, мало не разорвав ходячий труп пополам. На лобовое стекло плеснуло красно-бурой гадостью, колёса с чавканьем прокатились по мягкому. - Здравствуйте, - пробормотал Корнелиус. - Давно не виделись, аж соскучиться успели... Чем дальше они ехали, тем больше зомби попадалось им на пути. Ожившие трупы шастали поодиночке и группками, группки сбивались в толпы, толпы заполняли улицы от одного края мостовой до другого... На первый взгляд они двигались совершенно бесцельно, белые глаза их смотрели куда-то в пустоту, вытянутые вперёд руки жадно шарили в воздухе, будто пытаясь дотянуться до чего-то, неведомого никому из живых... В конце концов машину пришлось бросить - улицы, по которым она могла проехать, наглухо запрудила ревущая, невыносимо вонявшая гнилью волна мертвецов. Прорваться через неё нечего было и думать - даже танк бы увяз, не то что обычный "газик". - Пойдём в обход, по проулкам, - наконец решил Кор, перезаряжая захваченный в бункере помповый дробовик. - Мы уже совсем рядом с домом Патрика. Чёрт, надеюсь, Рок не... Где-то вдали, в чёрном жерле проходного двора, громыхнула автоматная очередь. - РОК!!! - заорал Корнелиус не своим голосом и опрометью кинулся во двор. Каменный колодец с потемневшими от времени стенами, каких полно было в Энске и других городах, подобных ему. По счастью, там ещё горела тусклая жёлтая лампочка, но... двор был пуст. Зато из соседней арки - из другого двора, ничем уже не освещённого - паля во тьму и истерично матерясь, вывалился Рокфор. - Братишка, ты себе не пред... МАТЬ-ПЕРЕМАТЬ! - он снова открыл огонь, и кривые пальцы, потянувшиеся было к нему из вязкой тьмы, исчезли на миг, чтобы уступить место новым... и новым... И, обернувшись, Кор увидал, как мертвецы гурьбой втягиваются в арку, из которой они с Зузанной пришли. Он вскинул дробовик и встал спиной к Року, в круг жёлтого света. Во дворе, за пределами круга, как-то сразу стало темней. Или это ему только так показалось? - Они осадили дом Патрика, - прошипел Рок, передёргивая затвор. - Ему повезло, что он там был не один. Он и его ребята пытаются отстреливаться, судя по звукам, что я слышал на той улице, но подобраться поближе я не смог. А вы тут чего?.. - Позже! - рявкнул Корнелиус, вышибая мозги первому зомби, сунувшемуся в круг. - Долгая история, поверь мне. Давай сперва разберёмся... - он сделал паузу, чтобы выстрелить вновь, - с более насущными проблемами. - Как скажешь, босс! - рассмеялся Рок, давая длинную очередь по головам мертвецов. Почти все пули нашли свои цели, но по телам павших уже шли новые монстры. Двор наполнился глухим рёвом и нестерпимым смрадом из разинутых пастей.

Зузанна: Оглушённая автоматными очередями и уханьем дробовика, Зузанна выглянула из-за спины Кора. Под ураганным огнём мертвецы один за другим падали на обледенелый асфальт, пачкая его гнилыми внутренностями и распространяя жуткую вонь разложения. Зубастый и Рыжий бросались на тварей с безумной отвагой, опрокидывали их на землю, отрывали руки и ноги, с хрустом перекусывали шеи. Подоспевшие крысы во главе с Белым деловито карабкались по истлевшим лохмотьям, бывшим когда-то одеждой, перекусывали сухожилия, заставляя не в меру бойких зомби беспомощно опрокидываться под ноги завывающей толпе, которая тут же размалывала их кости и плоть в кашу. Бродячие кошки, среди которых шипящей молнией мелькала Чёрная, когтями вырывали покойникам глаза, отчего те начинали в замешательстве топтаться на месте, создавали заторы – и тоже сметались напирающей массой мертвецов. Зомби предсказуемо оказались никудышными бойцами. Но их было много – гораздо больше, чем могли перестрелять Кор с Роком, больше, чем способны были истребить звериные полчища Хозяйки Подземелий. Кажется… нас сейчас… Зузанна никогда всерьёз не задумывалась о смерти, поскольку не без оснований полагала, что пока Хозяйка Подземелий жива – смерти нет, а когда придёт смерть, то уже не будет Хозяйки, и о чём же тут беспокоиться? Но вот Кор и Рок… ведь и машины, и мадам Мария с её жутким «Протеем», и ходячие трупы… все они охотились вовсе не за ними, а именно за Зузанной. Эти замечательные люди, может быть, самые лучшие люди в сумасшедшем верхнем мире, спасли её от железной гусеницы – и получили на свою голову целую кучу проблем, от которых не спрятаться даже под землёй. А теперь они из-за неё оказались в ловушке, откуда уже не выбраться. Но это неправильно, совсем неправильно! Я так не хочу! Мертвецы медленно и неуклонно сжимали кольцо. - Да чтоб тебя! – Корнелиус в упор всадил заряд дроби в очередного зомби, и его с ног до головы забрызгало омерзительной бурой жижей. – Рок, это когда-нибудь кончится? - Уже скоро, - осклабился Рокфор. – У меня последний рожок и две обоймы к пистолету, так что недолго осталось. - Заткнись, оптимист хренов! - Вот и всегда у нас так, - хмыкнул парень. – Зю, сестрёнка, не поцелуешь названного брата напоследок, а?.. Да куда ж ты лезешь, сволочь! – гаркнул он, срезая покойника, тянущего руки к Зузанне. Тот рухнул прямо под ноги Хозяйке Подземелья. Запах мертвечины, и без того пропитавший уже, кажется, даже стены кирпичного колодца, сделался совершенно нестерпимым для чуткого обоняния Зузанны. Фильтры зеркального шлема не помогали, и девушка едва успела сорвать его с головы, прежде чем её вывернуло наизнанку. Тут же сзади из темноты на неё навалился ещё один мертвец – Корнелиус еле успел оттащить его за шкирку и проломить висок прикладом дробовика. Рокфор, выпустив все пули из ПМ, отшвырнул бесполезный пистолет, перехватил болтавшийся на плече автомат за ствол и стал орудовать им как дубиной. – А ну, подходи по очереди, кому гнить надоело! – заорал он дурным голосом. Зузанна, пережидая мучительные спазмы, так и стояла, согнувшись, над неподвижными телами. От них поднимался смрад и… чуть заметно тянуло теплом. Невозможно. Мертвецы всегда холодные, мне ли, Хозяйке Подземелий, этого не знать? И всё же именно так оно и было. Неведомая сила, вдохнувшая в трупы способность передвигаться, чувствовать и убивать, наделила их частичкой тепла. А где тепло, там и жизнь. Черви. Личинки мух. Многочисленное потомство жуков-могильщиков. Жизнь, подвластная Хозяйке Подземелий. - Финиш! – крикнул Рок, когда приклад автомата, проломив череп очередному монстру, треснул и рассыпался. - Да, приехали, - грустно подтвердил Корнелиус. Мохнатое и хвостатое войско атаковало противника с неиссякаемой яростью и отвагой. Зомби осталось не так уж много, но было понятно, что звери просто не успеют их всех перегрызть – те раньше доберутся до парней и их названной сестрёнки. - Глупо получилось, - сказал Кор. - Брось! – возразил Рокфор. – По-моему… н-на, зараза! – прямым в челюсть он отшвырнул особенно наглого покойника, - так вот, по-моему, быть разорванными живыми мертвецами – прекрасная смерть для героев Сопротивления. Особенно если при этом их симпатичная подружка спасётся бегством. Прямо голливудская сцена! Зрители рыда... ага, не любишь, когда ногой в рыло, падаль? - Пожалуй, ты прав, - кивнул Корнелиус. – Зузанна, послушай… Парень обернулся через плечо – и взгляд его упёрся прямо в затянутые бельмами глаза ходячего трупа. Во лбу у того зияло чёрное пулевое отверстие, явно несовместимое с загробной жизнью. И всё-таки тварь переминалась с ноги на ногу, помавала руками, щёлкала жёлтыми клыками и мотала простреленной головой. - Мы так не договаривались, - оторопело пробормотал Кор. В ответ прямо под ногами у него раздалось сиплое бульканье, и рядом с первым покойником встали ещё двое. - Ну, чего вы там тормозите?! – рявкнул Рок. – Я все кулаки об этих укосин отбил! Беги, Зю, беги! Вон в ту арку бе… Эй, какого хрена?! Ты ж мёртвый уже по второму разу, урод. Ложись и лежи спокойно! И тебя тоже касается! И тебя! Да вы что, сговорились?! По всему двору тёмные фигуры, распростёртые на щербатом асфальте, пришли в движение. Поскуливая, как зевающие собачонки, они поднимались на ноги, неуклюже, словно марионетки на спутанных нитях под управлением неумелого кукловода. А самым странным было то, что воскресшие по второму кругу зомби потеряли всякий интерес к людям и норовили теперь вцепиться пальцами или зубами в глотку мертвецам, которым посчастливилось не поймать пулю или не спознаться со слугами Хозяйки Подземелий. Кольцо трупов, окружавшее парней и их спутницу, разжалось и рассыпалось на отдельные вялые драки неживых бойцов. - Чёрт знает, что творится! – выразился Рок. – В фильмах Ромеро я ничего похожего не видел! - Я тоже, представь себе. Как думаешь, кто мог отколоть такой номер, а? - Ну, если только ты всю жизнь не скрывал от меня талант некроманта, то у нас остаётся один кандидат… - …Зузанна! - дуэтом закончили они, поворачиваясь к девушке. Хозяйка Подземелий оскалила мелкие острые зубки. В глазах её плясали изумрудные огоньки. - Кор? Рок? Раз-ве плохо полу-чать-ся?

Nail Buster: Корнелиус и Рок, раскрыв от изумления рты, смотрели, как положение на поле боя медленно, но верно склоняется в их пользу. Ожившие мертвецы увлечённо рвали друг друга на части - те, на кого почему-то не оказали успокоительного воздействия пули Сопротивления, сомкнули вокруг своих убийц плотное шевелящееся кольцо, и, развернувшись к ним сутулыми спинами, сцепились с теми, кто ещё не успел получить своей порции свинца. Они дрались в полнейшей тиши, в то время как "вражеские" зомби всё продолжали и продолжали голодно рычать. - Разрази меня гром! - охнул Рок, с размаху запуская сломанный автомат в сторону ближайшего мертвеца. Хрустнул проломленный череп. - Зю, детка, как это понимать ваще!? Даже я больше похож на крысу, чем они! - Мне кажется, я понимаю, - ответил вместо неё Кор, выхватывая армейский нож и изготовившись в любой миг снова броситься в бой, стоит лишь их живому... вернее сказать, неживому щиту дать брешь. - Только сейчас не лучшее время для обсуждений. Зю, так держать! Выводи нас отсюда быстрее! Бой продолжался, но теперь преимущество было явно на стороне Зузанны. Неживой щит, заслонявший их крошечный отряд, прирастал всё новыми и новыми мертвецами - теми, кто ещё мог ходить и драться после атак своих же собратьев. "Мы обрываем их связь с Чёрным Человеком, когда... отправляем их на покой, - подумалось Кору. - Может быть, это что-то вроде короткого замыкания? Он не может реактивировать их на расстоянии!" Мышцы молодого человека ныли от напряжения. Больше всего на свете он хотел, чтобы эта странная битва наконец кончилась. И... через несколько минут она кончилась. Во всяком случае, смолкли последние посмертные хрипы, и на двор чёрной могильной плитой упала тяжёлая, непробиваемая тишь. Будто чья-то невидимая рука выкрутила громкость Вселенной на самый минимум. Выдернула из розетки вилку аудиосистемы. Только слышно было, как колыхаются зомби Зузанны, как трутся друг об друга плечами, по-прежнему плотно сжимая круг. - Достаточно, - проговорил Кор, только чтобы разогнать тишину. Слишком уж она была... мёртвой. - Нам надо идти к Патрику. Он, судя по всему, сейчас в самом пекле. В самом, мать его, сердце их охотничьих угодий. - Странно всё это, - заявил Рок, грубо проталкиваясь сквозь толпу бессловесных защитников. Уж в чём - в чём, а в способности Зю контролировать ситуацию он не сомневался ни капли. - Они будто знали, что мы придём. - Или они здесь из-за Патрика... - Корнелиус вышел из круга следом за товарищем, и вдруг застыл, как громом поражённый. Внезапная догадка осенила его. "Расстояние! Как я раньше об этом не подумал!" - Пошли, - он решительным шагом направился в подворотни. - Думается мне, у Патрика гости. Погонщик пришёл в себя связанным, причём связанным основательно - его лодыжки и кисти были намертво прикручены скотчем к старому офисному креслу, в лучших традициях криминальных боевиков. Настольная лампа светила ему в лицо, и за этой лампой скрывался чёрный силуэт хозяина дома. Или того, кто считал себя таковым. - Давай знакомиться, - грубо промолвил силуэт. Судя по голосу, ему было никак не больше тридцати. - Меня зовут Патрик. А тебя как звать, образина? И что, к чертям собачьим, ты тут вынюхивал? Пленник обезоруживающе улыбнулся: - Мы с моим другом-роботом просто бродяги, мистер. Вот, пришли разжиться спиртягой - знаете, у меня день рожденья нынче, а выпить, как назло, решительно нечего... Вот думал нагнать добротного самогона по дедушкиному рецепту... а вы... - Братан, плохи дела! - в комнату вбежал взмыленный паренёк со снайперской винтовкой наперевес. - Трупаки наседают так, что мама не горюй! Всю улицу запрудили, у ребят там внизу патроны скоро закончатся. Хорошо хоть топлива в огнемёте достаточно... - Трупаки? - Погонщик изобразил живейший интерес. ("Вот уроды... Стоило отключиться на пять минут... или всё-таки часов?.. как они уже ползут к папочке за ментальной подпиткой!") - Вы хотите сказать, те самые зомби, мистер? А что будет, к примеру, если я помогу вам от них избавиться? В обмен на канистру спирта и свободу, конечно же. Для меня и моего партнёра. Патрик и его товарищ хмуро переглянулись. - И без тебя справимся, - судя по всему, человек за лампой был в этом доме за старшего. - Посиди пока тут, потом побеседуем о тебе и о твоих манерах. Ты нам заплатишь, как минимум, за выбитую дверь, и лучше, чтобы кто-нибудь заплатил хорошенько за твою жизнь. Кто-нибудь, на кого ты работаешь. У тебя рожа наёмника, я за версту таких чую. Лампа погасла. Патрик ушёл, следом за ним исчез и парнишка-стрелок. Чернокнижник остался один посреди пустой тёмной комнаты, слушая, как мертвецы скребутся о стены этажом ниже. Был ли у него план? Ни малейшего. Сперва следовало освободить руки. Затем достать нож. Затем... детишки сами позаботятся о хозяевах дома, если им никто не вздумает помешать.

Зузанна: - Нет, Зю, ну всё-таки как это у тебя получилось? – допытывался Рок. – Они ведь неживые! - Они – нет, - кивнув на медлительную толпу зомби, согласилась Зузанна. Поравнявшись с очередным раздавленным мертвецом, она пнула его рантом берца в висок. Сгнившая кость треснула, на асфальт выплеснулась источающая зловонный пар бурая каша с копошащимися в ней белыми личинками. - А вот эти – да, - указала Хозяйка Подземелий на червей-трупоедов. - То есть… ты хочешь сказать… - изумился парень, - что твои опарыши забрались к ним в головы… и вроде как за них думают? Девушка фыркнула, протянула руку и постучала пану Рокфору костяшками пальцев по лбу. - Нет. Они не за них ду-мать. Они за тебя думать! - Браво, малышка, - хмыкнул Корнелиус. – Я ему уже сто раз то же самое говорил, а он всё не верит. - Но-но! – запротестовал Рок. – Я попросил бы без оскорблений! Просто мне непонятно… - Слушай, друг любезный, тебе надо шашечки или ехать? То есть собственную армию зомби или подробное научное объяснение на шестьсот страниц мелким шрифтом с формулами, почему мёртвые мертвецы не умирают насмерть? Приятели и их названная сестрёнка одолели хитрый лабиринт проходных дворов и остановились у солидных решётчатых ворот. Сзади покорно шаркали зомби, пищали крысы и взрыкивали бродячие псы. Белый уселся на спину Зубастому и с победительным видом раскатывал верхом среди своих бойцов, время от времени неодобрительно косясь на неживых новобранцев. С улицы доносилось унылое загробное мычание. Время от времени сухо щёлкала снайперская винтовка, грохотал пулемёт, и что-то злобно шипело с присвистом. Донёсшаяся до подворотни вонь горелого мяса подтвердила догадку Корнелиуса насчёт огнемёта. Серьёзно Патрик окопался, ничего не скажешь. - Сколько их там? – шёпотом спросил Корнелиус. Рок аккуратно выглянул сквозь приоткрытую калитку и немедленно втянул голову обратно, как черепаха в панцирь. - По-моему, все, сколько ни есть, - обнадёжил он лидера Сопротивления. – Никаких шансов, даже с Зузанниными покойниками, хотя я до сих пор не врубаюсь, как это у неё вышло. Разве что ты припрятал в кармане танковую дивизию, но на это, видно, надежда плохая… о, погоди-ка! А ну, за мной! С этими словами пан Рокфор метнулся обратно в темноту подворотни. - Где-то тут ведь была... – бормотал он. – Вот прямо как сейчас вижу: возвращаемся это мы из «Чёртовой дюжины» и затаскиваем в дымину пьяного пана Корнелиуса в квартиру Патрика по чёрной лестнице… - Ч-что?! – поперхнулся Кор. – Ты чего несёшь? Я ничего такого не помню! - Ещё бы ты помнил, - хмыкнул Рок, продолжая свои разыскания. – Напился, как москаль, всё подвиги совершать рвался, насилу мы с Патом тебя тогда спать уложили… так, стоп! Нашарив железную дверь в осклизлой кирпичной стене, парень поднялся по выщербленным ступеням и постучал. - Кто там? – глухо донеслось изнутри. - Свои. - Своих всех мертвецы давно слопали, - возразил голос. - Так и нас слопают, если не откроешь. - Ну и пусть слопают. Ходят тут всякие. Вы кто вообще такие? Мы вас не звали. Идите на… - Слушай! – вмешался в диалог Корнелиус. – Позови Патрика. Только не надо мне вкручивать, будто он пошёл в магазин, а то в доме хлеба ни крошки. Скажи, что к нему по важному делу пришли Корнелиус и Рокфор. Мы с ним старые знакомые. - Ладно, - угрюмо отозвался голос. – Подождите. - Никак Патрик опять оброс войском, - заметил Рок. – Это нам может оказаться кстати. - Угу, - кивнул Корнелиус. – Если он, конечно, согласится забыть, как некрасиво у нас получилось в прошлый раз. И нелюдей не разбили, и ребят потеряли… Зузанна, надень-ка шлем на всякий случай. И капюшон накинь. Ни к чему нам лишний раз светить твоей мордашкой. За дверью послышалась какая-то возня, потом раздался резкий голос Патрика: - Корнелиус? Рокфор? - Да-да, это мы, приятель, - отозвался Кор. – Открывай. - У вас есть оружие? - Нет, - признался Рок. – Было, да всё вышло. Но ведь ты же с нами поделишься? Собеседник не принял предложенного ему шутливого тона. - Так, - сказал он. – Отойдите от двери на три шага. Если вы всё-таки при оружии, лучше бросьте его на землю. И поднимите руки. - Суров сделался наш Пат и недоверчив, - пробормотал Рокфор. – Ну что, сестрёнка, давай руки в гору, а то глупо будет, одолевши зомби, схлопотать пулю от старого знакомого… Железная дверь лязгнула и распахнулась. В лица Кору, Року и Зузанне ударили яркие лучи мощных светодиодных фонарей.

Nail Buster: - Проходите, - буркнул голос, обладатель которого в слепящем электрическом свете был совершенно неразличим. - Только живей. Ещё не хватало, чтоб эти твари учуяли человечину и отрезали нам единственный путь к отступлению. - Чё же вы до сих пор не отступили-то? - резонно заметил Рок, проходя с поднятыми руками мимо щуплого, но старательно храбрящегося паренька-часового. При виде Рокфора, облепленного с ног до головы бурой кровью оживших покойников, тот невольно подобрался и перехватил автомат покрепче. - Потому что у нас тут женщины и дети. Патрик стоял, прислонившись к стене коридора, и смолил вонючую самокрутку. Зелёная камуфляжная куртка с непонятным значком на груди, потрёпанный чёрный берет, арафатка на шее - вот и всё, что отличало его от Кора и от Рока. В остальном они были похожи, как братья - тот же взгляд, та же осанка и походка... Видно, сказывались многие годы крепчайшей дружбы, узы которой не рвались даже в эти суровые времена. - Да-да, ты не ослышался, - раздражённо повторил Пат, уловив удивлённый взгляд Корнелиуса. - В этом Богом забытом городе живут не только суровые мужики с огромными пушками. Всегда есть женщины и дети. И старики. И раненые, конечно. Если быть совсем точным, семьи нескольких моих товарищей застряли тут, и вывести их отсюда возможности нет никакой. Вернее сказать, - он смерил пришельцев задумчивым взором, - до сих пор мы думали, что нет. Похоже, вы втроём сюда каким-то чудом прорвались... Кстати, зачем? И кто ваша новая подруга? Он отделился от стены и подошёл к Зузанне. Склонив голову набок, заглянул в её огромные глаза и улыбнулся так приветливо, как только мог. Вышло больше похоже на волчий оскал. - Мы ищем какого-то Чёрного Человека, - подал голос Корнелиус. - Отец Джереми сказал, что мертвецами управляет чернокнижник из западных кварталов. - Джереми? Вот как? То есть это не его рук дело? - нахмурился Пат. - Очень интересно... Ты знаешь, есть у нас один чёрный человек. Сидит сейчас на третьем этаже, зафиксированный по всем правилам. Пытался ограбить вчера вечером кого-то из местных, вломился в дом и нарвался на нас. Пошли посмотрим, не ваш ли. Порывисто развернувшись, он быстрым шагом направился по коридору к лестнице. Корнелиус и Рок поспешили следом. На третьем этаже их ждал пустой стул с лежащими вокруг обрывками верёвок. Из самого тёмного угла доносилось чьё-то бессвязное бормотание - там сидел, раскачиваясь из стороны в сторону и баюкая на груди армейский нож, молодой парнишка-часовой. Пленника, конечно, нигде не было видно. - Дьявол! - взревел Пат и подскочил к часовому. - Что тут произошло, мать твою?! Ты какого хера не на посту? Ты же должен был за дверью стоять! Это ты, пся кревь, верёвки обрезал, а?! Ты негритоса выпустил?! - Он попросился в туалет, - безучастно пробормотал молодой человек, глядя куда-то через плечо старшего. - Разве он не может найти его самостоятельно? - Ну-ка, поди сюда... - Патрик взял часового за подбородок и, пришурясь, несколько секунд вглядывался в его зрачки. Затем отпустил, глубоко вздохнув. - Ну так и есть. Его, кажись, загипнотизировали. Слабенький такой гипноз, но на этого молокососа подействовал. - Ну, спасибо хоть с живыми у него выходит хуже, чем с мёртвыми, - невесело усмехнулся Рок. Патрик тем временем раздавал приказы: - Обыскать весь дом! Каждую комнату! Он не мог далеко уйти... Стоп! - он вдруг застыл, осенённый догадкой. - Робот! Та подземельная железяка, с которой он пришёл! Он попытается освободить её, руку даю на отсечение. Пошли! - он дёрнул Корнелиуса за рукав. - Мы заперли её наверху. И тут в затылке у Зузанны неприятно кольнуло. Точно маленькая чёрная льдинка взорвалась на границе сознания, и едва ощутимый холодок бездонной космической пустоты вполз в её мысли. То, что она с таким трудом остановила в тоннеле - остановила не навсегда, конечно же, - стремительно приближалось вновь. Бежало по её следам. Обнюхивало заваленный трупами двор. Струилось незримой тенью в толпе мертвецов, плотным кольцом окруживших дом Патрика. Прикидывало шансы, просчитывало вероятности... Выбирало, какую из двух целей поразить первой. Выбор пал на Погонщика, который тоже чувствовал его. По-своему, разумеется, но чувствовал превосходно. Сидя в стенном шкафу и слушая топот ног всполошившихся отчего-то тюремщиков ("Уже спохватились? Как медленно-то, о боги, боги!"), он отдал зомби единственную команду, и они скопом бросились на тощую тварь, осмелившуюся покуситься на их заклинателя! "Протей" встал в полный рост, возвысившись над ревушей толпой, и взмахнул руками с длинными, как паучьи лапы, пальцами. Трупы, будто невесомые пластиковые куклы, разлетелись в разные стороны. Снайперы Патрика, наблюдавшие за этой сценой в окуляры оптических прицелов, все как один поражённо вздохнули. - Это ещё что за новости?! - Огонь! Огонь!!! Пристрелите его к... - но "Протея" там уже не было. Вновь нырнув в гущу мёртвых противников, он расшвыривал их в стороны, прокладывая себе путь напролом. Пули снайперов вязли в мёртвых телах, не достигая цели. "Надеюсь, белоснежки притормозят эту тварь, чем бы она ни была, хотя бы на пять минут," - Погонщик выбрался из стенного шкафа и, убедившись, что все бойцы Патрика заняты более важным делом, чем ловля негра-алкоголика, бросился вверх по ступеням, упиравшимся в потолок, в пыльную чердачную дверь. Забрать робота и бежать! Найти тихое место, а там уже и подумать, что делать с этой... этой... этой грёбаной демонической штукой.

Зузанна: Погонщик птичкой взлетел по лестнице на четвёртый этаж, заброшенный и тёмный. Детишки очень старались остановить непонятную тварь, от одного присутствия которой у него по всему телу прокатывались волны колючего сухого жара. Но уже было ясно, что мертвецы не преуспеют, да и защитники импровизированной «крепости» тоже вряд ли сумеют повредить этой… этому… в общем, тому, что ломилось сейчас сквозь плотный строй зомби, как шалый лось во время гона через молодой подлесок. Ломилось с явным намерением поближе познакомиться с Чёрным Человеком, которому это, ясное дело, добра не сулило. - Надо сваливать, и поскорее, - пробормотал Погонщик. Внизу слышались приглушённые голоса и звучали шаги запоздало спохватившихся преследователей. У него даже возникла мыслишка не тратить время на поиски «железной девы» и в одиночку задать стрекача через чердак на крышу, а там будьте любезны, ловите его. Однако идея эта как появилась, так и пропала: Управляющие, с которыми он контактировал, отличались, конечно, от других своих собратьев большей гибкостью принципов и широтой взглядов, но если с их эмиссаром по его вине случится что-нибудь нехорошее… Нет уж, слишком важна была для Погонщика поддержка машин, чтобы рисковать ею. Чернокожий колдун потянулся и зевнул, по-собачьи щёлкнув зубами. На него как-то вдруг навалилась страшная усталость. Всё-таки за целый день ни минуты покоя, да и во рту маковой росинки не было. Потерев ладонью низкий лоб, Погонщик двинулся – хотя правильнее было бы сказать «потащился» - вверх по лестнице. Каждый шаг давался ему с таким трудом, будто ступеньки были сделаны из желе, в котором ноги вязли по щиколотку. Разрезая длинным чёрным телом толпу бестолково суетящихся мертвецов, машина-убийца стремительно приближалась к намеченной цели. Та, по всей видимости, осознавала грозящую ей опасность и старательно пыталась увеличить дистанцию между собой и «Протеем». Бегство жертвы в планы хищника не входило, и значительная часть ресурсов системы была перенаправлена на экстрасенсорное подавление. Это несколько снизило скорость и маневренность «Протея»; покойников он разбрасывал с прежней лёгкостью, но вот пули снайперов стали ложиться ближе. - Что это за чертовщина? - вопросил Патрик, выглядывая в окно на лестничной клетке. - Сюрприз от госпожи Марии, - пожал плечами Корнелиус. - От самой мадам Марии? Да, вы, парни, не мелочитесь. В своём неповторимом репертуаре: вляпываться – так уж по-крупному, да? - На том стоим, - усмехнулся Рокфор. – К слову, у тебя найдётся пара стволов для старых друзей? А то наши как-то не пережили знакомства с твоими гостями. - Таких друзей… - буркнул Патрик. – Ты что думаешь, у меня тут оружейный магазин? Каждый патрон на счету! - Это поправимо, - утешил друга Корнелиус. – Если… то есть когда выберемся, покажем тебе одно место – пальчики оближешь. Автоматы, гранаты, огнемёты – только поспевай грузить. С площадки ниже этажом ударил пулемёт. Несколько покойников повалились, как снопы, но чёрного хищника очередь не задела. - Пой песни, пой, маленький ковбой, - хмыкнул Патрик. – Ладно. Гжегож! – обратился он к одному из своих бойцов. – Лети мушкой в оружейку, возьми две М16, по четыре сменных магазина и пару пистолетов для этих вот… бойцов, блин. А, извини, - повернулся он к Зузанне, - тебе ведь тоже что-то надо… Девушка отрицательно замотала головой. Мысль о том, чтобы взять в руки железную, противно пахнущую и шумную штуку, заставила её скривиться от отвращения. - Подросток-пацифист? – задрал бровь Патрик. – В Энске? Милое создание, откуда ты такая взялась и почему до сих пор жива? Зузанна только фыркнула. - Это долгий разговор, - торопливо вмешался Рокфор, многозначительно сжимая руку Хозяйки Подземелий. – Пат, давай уже займёмся делом, а договорим после, ладно? - Убить это, - сказала девушка хрустальным голосом, ткнув пальцем в пробивающееся к подъезду создание мадам Марии. – Убить. По-жа-луй-ста. - Ну, если женщина просит… - по-волчьи оскалился Патрик. – Сосредоточить огонь! Ежи, Влодак, Матеуш – бегом наверх, найти этого колдуна! Откуда-то сверху трижды щёлкнули снайперские винтовки. От двух выстрелов чёрная гадина уклонилась, но третья пуля угодила ей прямёхонько в грудь. Хищник дёрнулся, замер на секунду, и тут же его накрыла ударившая из разбитого окна на втором этаже тугая струя жёлто-синего пламени.

Nail Buster: "Перегрузка систем жизнеобеспечения! Модули дыхания и кровоснабжения повреждены. Необходимое время для восстановления повреждённых модулей: пять часов. Зарядов персонального телепорта осталось: один. Дальность прыжка: два километра. Точка выхода: произвольная. Выход из боя: три секунды, две секунды, одна..." И "Протей" исчез, точно его и не было. Снайперы на позициях успели увидеть только яркую лиловую вспышку, а за ней - ударную волну, что расшвыряла несколько рядов зомби в разные стороны, багровым смерчем рассеяла пламя тяжёлого огнемёта и, достигнув осаждённого здания, заставила уцелевшие стёкла предательски дрогнуть, а те, что на первом этаже - треснуть точно посередине. Какое-то время на месте твари оставался круг обожжённого (о нет, покрытого чёрным льдом!) асфальта, после чего пустое пространство вновь заполнили стонущие на разные голоса мертвецы. Угроза, нависшая над их повелителем, миновала, но жрать им хотелось ничуть не меньше прежнего. - Мать твою! - выкрикнул огнемётчик. - Откуда только эти падлы берутся?! В городе не может быть столько кладбищ! Вопрос, который никому до той минуты не приходил в голову, такой простой и оттого такой неожиданный, завис на долю мгновения в воздухе, после чего... - Да какая, к дьяволу, разница?! Они всяко лучше той одноглазой твари! Мочи их! Ну же! Давай! И выстрелы загрохотали вновь. Усталость ушла, и вовремя - Погонщик уже готов был уснуть прямо там, на этих пыльных ступеньках, не завершив магического знака на двери чердака. Рисовать пришлось кровью из прокушенного пальца - не потому что так требовал ритуал, а потому что больше рисовать в этом доме было нечем. Стрелять и убивать - пожалуйста, но ни в одном шкафу не нашлось даже завалящего уголька. "Сейчас... - бормотал он себе под нос, вычерчивая последнюю завитушку. - Сейчас мы тебя... Сезам, откройся!" Он выбросил руку вперёд и хлопнул ладонью по центру рисунка. Причудливое переплетение линий вспыхнуло алым огнём, и дверь рассыпалась в мелкие щепки. Чердак дыхнул в лицо темнокожему запахом старости, сырости и голубиного помёта. А ещё он услышал, как что-то двигалось в дальнем углу. - Эй! - шёпотом позвал он. - Эй, Нулевая или как тебя там! Проснись, нам пора рвать отсюда когти. - Я бы уже давно выбралась через чердачное окно, - пробурчал один из тёмных углов, - но с решёткой мне не совладать. Будь у меня встроенный плазмомёт, как у одного из моих коллег... - У тебя есть моя магия, Железная Леди, - Погонщик бойко перескочил через оставшиеся три ступени и принялся колдовать над чугунной решёткой окна. Тут требовались иные приёмы, нежели с дверью, и работали они куда медленней. Но едва чернокнижник начал выводить первую руну, на лестнице послышался топот ног. Хозяева дома определённо догадались, где искать беглеца. - Ну всё, компаньон, - негр понуро обернулся к дверному проёму и поднял руки над головой. - Кажется, нас сейчас будут расстреливать без суда и следствия. Может, поделишься перед смертью, зачем тебе был нужен этот треклятый спирт? - Позже, - коротко бросила X0, следуя примеру Погонщика и поднимая руки. Правда, она уже сомневалась, что это "позже" для них когда-нибудь настанет.

Зузанна: Тягучая холодная чернота, пульсировавшая в голове у Зузанны, вдруг завертелась волчком, неслышно завопила, будто от сильной боли, и… пропала в лиловой вспышке – невидимой глазу, но такой яркой, что девушка вскрикнула и спрятала лицо в ладонях. - Вас, красивых, не поймёшь, - усмехнулся Патрик, по-своему истолковав этот жест. – Сама же просила его убить, а теперь зверушку жалко? - «Протей» больше машина, чем зверь, - возразила Зузанна. – И вы его не убить. Он просто убежать. А потом вернуться. Он охотиться за меня… не так. За мной, так. - О? – командир осаждённой «крепости» иронично посмотрел сверху вниз на тоненькую пигалицу-блондинку. – Ну да, мадам Мария специально вырастила такую… гм… штуку, по которой мы зазря высадили треть нашего арсенала, чтобы добраться до пятнадцатилетней соплюшки! - ПИ-И! - Как ты меня назвала?! – Патрик, отвернувшийся было, подскочил как ужаленный. - Пи-и, пи-и! – с видимым удовольствием повторил Белый. Он выбрался из складок плащ-палатки и сидел у хозяйки на плече. – Пи-пи, - чуть подумав, добавил он. - Ах ты, мелкая!.. – и Патрик поперхнулся ругательством, наткнувшись на явно разумный и притом откровенно насмешливый взгляд коралловых глаз-бусинок. - Пи-и? Однажды много лет назад, когда герои Сопротивления ещё расхаживали в коротких штанишках и не подозревали о существовании нелюдей, им удалось изловить в пруду в Парке ворон большущего зеркального карпа. Пан Рокфор до сих пор прекрасно помнил, как рыбина, глотнув воздуха, ошалело вытаращила глаза, зашлёпала мягким толстогубым ртом и встопорщила плавники. Так вот Патрик сейчас являл собой совершенно точный портрет того самого карпа. - Да вы же ещё толком не знакомы, - поспешил заполнить паузу Корнелиус. – Зузанна, рекомендую: Патрик Макмиллан, отличный парень и превосходный стрелок. А это Зузанна, известная также как Хозяйка Подземелий и Крысиная Королева, наша хорошая подруга. Надеюсь, вы друг другу понравитесь, - добавил он с опаской. - Очень при-ят-ный, - фыркнула девушка. Макмиллан молча кивнул. Мгновенная растерянность уже прошла, и на лице его снова прорезалось хищное выражение. - Извините, Ваше Величество. Парни, на два слова. Он буквально втащил Корнелиуса с Рокфором в одну из пустующих квартир на втором этаже, затворил дверь и осведомился у приятелей свистящим шёпотом: - Вы что, совсем охренели – привести нелюдь в мой дом? Да какую нелюдь! Это её крысы резвятся на том берегу? - Резвились, - уточнил Корнелиус. – И даже сожрали Цыгана, мир его праху. Но мы ей объяснили, что это плохо, и крысы больше никого не тронут. - Вон. Оба. Сейчас же. И тварь свою с собой прихватите. Давайте, до свидания! - Пат, ты не резковато забираешь? – влез в беседу Рокфор. – Мы ж всё-таки не банку раздавить на троих к тебе зашли, а по делу. Может, послушаешь? - С теми, кто якшается с нелюдями, я дел никаких вести не желаю. - А если эта нелюдь поможет нам выгнать из Энска всех чужаков? – прищурившись, негромко спросил Корнелиус. – Если она – шанс на победу Сопротивления? - Какого Сопротивления?! Очнись, парень! У меня и трёх десятков бойцов не наберётся, из них зелёных сопляков больше половины, а ещё женщины и дети! Нам бы просто выжить, на корм мертвецам не пойти – уже великое счастье, а тут являешься ты и заводишь старую песню про Сопротивление. И да, кстати, не думай, будто я забыл, чем твоя затея кончилась в прошлый раз. Хочешь опять втянуть моих ребят в свои авантюры? У нас своих проблем выше крыши, чтобы ваши разгребать! Корнелиус вздохнул. И сжато, в немногих словах поведал Макмиллану о событиях последних суток. Про охоту, которую машины устроили на Крысиную Королеву. Про резню в отеле «Свобода». Про крыс Чёрного города и тайный бункер госбезопасности. Про странный рассказ отца Иеремии и явление твари, которую Зузанна называла «Протей». Наконец, про их с Хозяйкой Подземелий поспешное бегство и схватку с зомби. Рокфор, услыхав о визите Чистильщика, только что за голову не схватился: - О, нет! Мои прекрасные пушки! Мои консервы из гусиной печенки! Моя ванная комната с горячей водой! Да на хрен же так жить-то, мужики?! - Заткнись, комик хренов, - посоветовал Корнелиус. - От тебя только и слышишь… - Рок, утихни, - оборвал его Макмиллан. – Мне надо подумать. Комендант импровизированной «крепости» подпер спиной дверной косяк и погрузился в размышления. Корнелиус осторожно присел на расшатанный стул, которым, по ветхости его, не прельстились бойцы Патрика. Рокфор с похоронным лицом шатался по заброшенным комнатам, избегая подходить к окнам, чтобы не любоваться лишний раз на осаждающую дом толпу мертвецов. - Значит, так, борцы, блин, за добро и справедливость, - наконец заговорил Макмиллан. – Слушайте внимательно. Проблем вы на хвосте притащили, конечно, целый воз, за что большое вам человеческое спасибо. Один этот… как его… а, да, «Протей» чего стоит. Не говоря уж о машинах, которые мечтают добраться до вашей приятельницы. С другой стороны, если эта Зузанна и впрямь такая всемогущая, как ты, Корнелиус, мне тут расписывал, может, мы и сумеем отсюда выбраться, да и пушки из вашего бункера тоже будут как нельзя кстати. Короче! - Патрик пристально посмотрел на Корнелиуса. – Ты, друг ситный, вытаскиваешь моих ребят из этой дыры, обеспечиваешь их оружием и гарантируешь безопасность гражданских. А мы помогаем тебе вычистить из Энска чужаков. По рукам? - По рукам, - не раздумывая, кивнул Корнелиус. – Но прежде всего я должен поговорить с этим вашим не в меру шустрым пленником. - Сейчас ребята его приведут, - оскалился Патрик. - С машиной тоже желаешь пообщаться? - С кем? - А, ты ж не в курсе. Вместе с этим чернокожим к нам заявилась гостья из Республики машин. Ничего плохого мы ей не сделали, дураков нет, но под замок на всякий случай посадили. Думали, она станет шуметь, ссылаться на нейтралитет Республики, грозить карами подземными – нет, сидит тихо. Странно как-то… - Вовсе не странно, - перебил Патрика Корнелиус. Его смутные догадки насчёт раскола в механическом царстве быстро превращались в стройную гипотезу. – Да, с ней непременно надо побеседовать… но позже. Когда этот противный тип по имени Патрик, похожий на злую собаку, буквально уволок куда-то Кора и Рока, Зузанна осталась на площадке в одиночестве. За пыльным стеклом окна уныло скулили покойники, по ним изредка постреливали снайперы, выцеливая самых резвых, один раз ударил огнемёт, пробив в толпе зомби пылающую просеку. И отовсюду – из подвала этого дома, превращённого в крепость, из выгоревших развалин на другой стороне улицы, из решёток ливневой канализации – на мертвецов внимательно смотрели затаившиеся до времени хвостатые серые солдаты. Белый воспользовался передышкой и стягивал сюда всю крысиную армию Чёрного города, кроме разведывательных отрядов. На неживых новобранцев надежда была плохая – они едва понимали самые простые приказы и даже на ногах держались с трудом. Хозяйка Подземелий глубоко вдохнула застоявшийся холодный воздух. В этом большом заброшенном доме пахло пылью, плесенью, оружейной смазкой, грязной одеждой и плохой едой. Пахло липким страхом, мрачным отчаянием и тоскливой безнадёжностью… - Пливет. Перед Зузанной стояла девочка – такая маленькая, что субтильной Крысиной Королеве пришлось опуститься на корточки, чтобы их лица оказались на одном уровне. - Пливет! – повторила девочка. Она была одета в растянутое шерстяное платьишко, колготки с заплатами на коленях и разбитые ботинки не по размеру. Правая половина её черноволосой головки была плотно замотана какими-то тряпками, закрывающими глаз и ухо. На тряпках проступали влажные жёлто-красные пятна гноя и крови. Зузанна, как заворожённая, не могла отвести взгляд от этого крошечного существа. - Ты сто, говолить не умеесь, да? - Я… - пробормотала девушка. – Я уметь. Только не очень хорошо. - Я тозе, - закивала девчушка. – Меня Юлия зовут. А тебя? - Зузанна. - У тебя такая здоловская клыса! – карий глаз Юлии загорелся любопытством. – Мозно мне с ней поиглать, мозно, Зузанна, позялуйста? - Конечно, можно. - Пи?! – оскорбился Белый. Но взгляд Хозяйки полыхнул изумрудным огнём, и мохнатый полководец тут же оказался на плече у Юлии. - Он лапоська, - сообщила довольная донельзя девочка. – И не кусаеца. А мелтвецы кусаюца. Они мою сестлёнку лазолвали. И меня тозе хотели съесть, воть, - она коснулась повязки на лице. - Юлия! – раздался с верхнего этажа женский голос. – Негодница, где ты там? Иди сюда сейчас же! - Мама зовёть, - вздохнула девочка, с видимой неохотой расставаясь с Белым. Потом вдруг задумалась, пошарила в кармашке платья и протянула что-то Зузанне. – Воть, это тебе, делжи. На обтянутой перчаткой ладони у Крысиной Королевы оказались дешёвые детские клипсы - пара пластмассовых яблочек ярко-красного цвета. - Подалок. Носи на здоловье. - Спа… сибо, - озадаченно проговорила девушка.- А… что это? Зачем? Юлия тоненько засмеялась: - Ты такая больсая, а не знаесь? Дай, я сделаю как надо! – с этими словами она аккуратно закрепила клипсы на мочках Зузанниных ушей. – Класиво полусилось. Ну сё, пока, я побезала, а то мама ласселдится! А ведь среди тех, кого сожрали мои слуги в Белом городе, тоже были такие вот маленькие девочки, подумала Зузанна, глядя, как Юлия поднимается по щербатым бетонным ступеням. И если хозяин зомби – чудовище, то… кто же тогда я?! - Всё-всё-всё! – Погонщик повыше поднял кровоточащие ладони, чтобы ворвавшиеся на чердак обозлённые преследователи сгоряча не открыли пальбу. – Я сдаюсь. - Вы оба пойдёте с нами, - проворчал старший из троицы, переводя свой ручной пулемёт с колдуна на Икс-Нулевую и обратно. – Имей в виду, приятель, даже и не думай пробовать свои штучки с гипнозом. Я не такой идиота кусок, как тот сопляк, которого приставили тебя сторожить, – как раз получишь пулю в башку. Влодек, надень-ка на него браслеты, чтоб не фокусничал. Машины тоже касается – вы, конечно, крутое изделие, но сомневаюсь, что ваша броня выдержит пулемётную очередь в упор. Всем ясно? Пошли, а то командир по вам уже соскучился…

Nail Buster: - Соскучился? Тю... Виделись же совсем недавно, - беспечно улыбнулся негр, покорно заводя руки за спину и позволяя пленителям защёлкнуть на них наручники. Добротные стальные браслеты, а не какие-то там плебейские верёвочки. Теперь, отметил он про себя, выбраться будет куда сложнее. Вся надежда либо на детишек, либо на Нулевую (что вряд ли, ибо она, похоже, даже не вооружена толком), либо... на слепой случай. Ну и, конечно, на самого себя - кто знает, на что окажется способным его тело, когда эти вежливые ребята потащат его на расстрел? Адреналин - великая вещь, особенно когда речь идёт о вудуистах. Его привели в ту самую комнатку, откуда он смылся двадцатью минутами ранее, и любезно помогли вновь занять покинутый стул. Когда охранники убедились, что никуда на сей раз от них Погонщик не денется, они молча покинули помещение, оставшись ждать, очевидно, за дверью. Судя по голосам за стеной, их там был добрый десяток, и все до единого злые, как черти. Пленник зло взглянул на Икс-Нулевую, безропотно восседавшую на стуле напротив. И дёрнул же его чёрт возвращаться за ней! Чего он спрашивается, добился, побегав по коридорам этого термитника? Ну, разве что успел нацарапать ногтем несколько простых меток на стенах - теперь, если вдруг случится пожар или, скажем, в крышу шарахнет молния, они сработают как мощнейшие бомбы, и на месте здания останется глубокий-преглубокий кратер. Сомнительная польза, когда ты внутри, но кто знает - вдруг однажды захочется отомстить жалким смертным?.. Ну и, конечно же, он вновь воссоединился со своим компаньоном. Хотя от этого было пожалуй, ещё меньше проку, чем от меток - потолковать как следует им вряд ли удастся в ближайшую пару часов... - Я засекла, - негромко проговорила Ик-Ноль. От неожиданности чернокнижник вздрогнул. - Ты... - он не договорил, опасливо покосившись на дверь. - Цель установлена, - всё так же тихо шептала посланница Машин. - Она здесь, в этом нет никаких сомнений. Снять биометрические показатели у меня нет возможности, но по всем внешним признакам совпадение стопроцентное. У нас есть шанс немедля выполнить нашу миссию. - Ага, - хмыкнул негр. - Ценой собственной жизни, как истинные герои... Это ты хорошо придумала... Нет уж, подруга, - резко мотнул он головой, - я в камикадзе не нанимался, у меня в этом мире ещё остались незавершённые дела. К тому же, ты можешь и ошибаться... - Вероятность ошибки отсутствует, - убеждённо твердил маленький техман. - Нам нужно спешить. Наши сенсоры засекли странную тварь, которая, похоже, идёт по следу Крысиного Короля. В её конструкции преобладают гиперкосмические технологии, а значит, она не уступает вам обоим по силе. И Крысиный Король привёл её прямо к тебе. По спине Погонщика побежали мурашки. - Я тоже почувствовал эту мерзость, - признался он, вспоминая жар, коснувшийся его тела и разума. Иссушающий, мучительный, сверхъестественный жар. - Однако она исчезла так же внезапно, как и появилась. - Она телепортировалась в неустановленную пока точку Энска. Наши дозорные ищут её. Однако сделать мы с ней ничего не сможем, даже если найдём - как ты сам помнишь, вся боевая мощь Республики Машин сосредоточена теперь в руках лоялистов. А они ни на кого не будут нападать, пока опасность не угрожает им самим. А сейчас она им не угрожает. Та тварь - охотник на псайкеров. На двух псайкеров, один из которых - ты. - И как нам теперь быть, по-твоему? А, всезнайка? - раздражённо прошипел Погонщик, поёрзав на своём стуле. - Устранить цель, - безапелляционно заявила Икс-Ноль. - Тогда у нас будет больше шансов оторваться от охотника и затеряться среди горожан. Если, конечно, ты на время отзовёшь своих мёртвых с городских улиц. "И вы тут же порвёте с герром командором, - подумал Погонщик. - Сделаете вид, что ничего не знали, и снова будете хранить своё чёртово драгоценное равновесие. Возможно, даже помиритесь со своими мягкотелыми братушками. А мы лишимся глаз и ушей, а если снова выпустим в город моих детишек, вы натравите на нас кого-нибудь ещё, как натравили нас на этого Крысиного Короля. Или Королеву... Верно?" - У командора с вами, помнится, был иной уговор, - проговорил он вслух. - Зомби останутся в Энске. - Эти вопросы имеют второстепенное значение. Их можно решить, когда цель будет устранена. - А кто сказал, - Погонщик белозубо улыбнулся, - что я вообще намерен её устранять? В этот самый момент открылась дверь, и комната начала стремительно наполняться людьми. Первым вошёл Патрик, уже знакомый чернокнижнику, за ним - ещё двое молодых людей (что-то подсказывало ему, что к личной армии этого здоровяка они не имеют никакого отношения) и, наконец, юная девушка - слишком юная для того, чтобы быть одним из солдат, но... определённо опасная. Пожалуй, самая опасная из всей компании. Это Чёрный Человек прочёл в её глазах, это сквозило в каждом её движении, в изгибах её тела, в чертах красивого нежного личика... "Разрази меня гром, - подумал вудуист, улыбнувшись. - Жестянка была права. Это она. Владычица тараканов и крыс, бездомных псов и летучих мышей - истинных хозяев этого проклятого всеми богами жалкого городишки. И мы должны убить её? Ха..." - Я приветствую вас, мадемуазель, - он почтительно склонил обритую голову, не взглянув ни на Патрика, ни на Корнелиуса с Рокфором. С ними ему было не о чем говорить. Они ему были не ровня. - Я много слышал о вас. Встретиться с вами лично - честь для скромного волка-одиночки вроде меня. - Мы хотим знать... - начал Рок, напустив на себя всю суровость, на какую был способен, но, встретившись взглядом с пленником, умолк. Слишком уж этот взгляд был тёмным, пустым. Если глаза Зузанны можно было сравнить с зелёной гладью моря, то эти глаза - с чёрным прудом в глухом лесу, от которого пахло сыростью и мертвечиной. - Нет, господа. Давайте по очереди. Я тоже кое-что хочу знать. И прежде всего, - Погонщик вновь обернулся к Зузанне, - я хочу знать, мадемуазель, долго ли вы ещё намерены натравливать ваших... детей на бедных горожан? НРИ: Играть за Погонщика я бы, по возможности, предпочёл исключительно самолично. Посему в ответном посте ожидаю, что он будет молча слушать своих пленителей, ну или бросит пару-тройку незначительных фраз. Если пост получится слишком коротким - не страшно, я зато ответ напишу быстрее.

Зузанна: - А ты не обнаглел ли, ясновельможный пан? – поинтересовался Рокфор. – Или, может, чего попутал? Вообще-то это мы тебя допрашиваем, а не наоборот. Погонщик даже ухом не повёл. - Рок, пожалуйста, - Зузанна, не отрываясь, смотрела на колдуна. - Ладно, - пожал плечами парень. – Как скажешь, сестрёнка. - Он – чудовище, - медленно сказала Хозяйка Подземелий. Голос её был холоден и ломок, как тонкая корка льда над тёмной водой. – И я чудовище. Сначала мы говорить. Люди говорить потом. И машины тоже, - она небрежно скользнула взглядом по Икс-Нулевой, чей единственный глаз-индикатор тут же налился колючим рубиновым светом. Чёрный Человек запрокинул голову и громко, искренне расхохотался: - Браво, мадемуазель! Вот слова, поистине достойные Крысиной Королевы! - Не пе-ре-би-вать, - тем же новым, непривычным для Корнелиуса с Рокфором голосом отрезала девушка. Перед мысленным взором лидера Сопротивления предстала вдруг фантасмагорическая картина: Хозяйка Подземелий, сидя в каком-то большом и мрачном зале на троне с высокой резной спинкой, вот этим самым морозно-обжигающим, не терпящим возражений тоном отдаёт приказы, а у ног её благоговейно застыла… нет, не крысиная стая, а толпа коленопреклонённых людей в сером, жадно ловящих каждое слово своей госпожи. Наваждение быстро развеялось, оставив Кора в тягостном недоумении – что это было? Сперва странные голоса, а теперь вот и бредовые видения подоспели… пожалуй, всё-таки стоит показаться доктору Шабунину, пусть пропишет какие-нибудь пилюли для здравомыслия... - Мои слуги уже ни на кого не нападать, - сказала Зузанна Погонщику. – Раньше – да, сейчас – нет. Только для сабор… самобор… самообороны, так правильно. А теперь спрашивать я. Зачем это? – она махнула рукой в сторону окна, под которым, заунывно подвывая, топтались мертвецы. – Не надо врать, что ты беско… бескпо… бес-по-коить-ся о бедных горожанах и хотеть защитить город от меня. Это неправда. Твои слуги не охотиться на моих. Они убивать людей. Или что ты просто служить им, - Зузанна ткнула пальцем в техмана. – Ты слишком сильный, чтобы быть слугой, ты – хозяин. Хозяин мёртвых. Чего ты на самом деле до-би-вать-ся, Чёрный Человек?

Nail Buster: - Этот город жаждет событий, - глухо проговорил негр, глядя на Зузанну широко распахнутыми глазами. - Больших событий, настоящих, а не той мелкой криминальной грызни по углам, что я вижу на протяжении вот уже лет пяти. Город изголодался по ним, как путник, затерявшийся в сухой пустыне, изголодался по глотку пресной воды. Ты хочешь знать, кто я? - он подался вперёд и приблизил своё лицо почти вплотную к лицу девушки. И снизил голос свой едва не до шёпота. - Я - событие. Я - стихия. Я - буря столетия. Я - то, что нужно было Энску, чего он ждал так страстно и яростно. Шок. Встряска. Очищающий огонь, наконец... - И от чего же он, этот твой огонь, очищает Энск? - насмешливо фыркнул Пат, особо не рассчитывая на реакцию пленника. Однако, против его ожиданий, Погонщик оживлённо вскинулся: - Браво, командир! Браво! Наконец-то правильный вопрос. И в самом деле, от чего же я очищаю Энск?.. Пожалуй, от чужаков, - выплюнул он. Корнелиус и Рок взволнованно переглянулись. - Я был в этом городе задолго до АС, задолго до КМ. Я изучал душу этого странного тёмного города - душу, жаждущую событий, жаждущую приключений и неприятностей. Он как мальчишка, вечно болтающийся в дурных компаниях, отринувший все и всякие законы морали, разума, отринувший само Мироздание... Его объятья всегда распахнуты для Тьмы, он жаждет вобрать в себя столько Тьмы, сколько сможет! Город этот звал меня, звал с самых первых моих дней на Земле, и, как я с горечью понял впоследствии, звал не только меня одного. Он обвёл присутствовавших взглядом. Все молчали. - Я ведь не ошибусь, если скажу, что вы все родились и выросли здесь? - осторожно вопросил Погонщик. - Вы не похожи на вампиров или оборотней, а для дуболомов из Армии Света выбрали явно не тот берег. Значит, вы, как и я, должны чувствовать - город страдает под пятой чужаков. Он чахнет, он высыхает. Те, кто не понял его и никогда даже не попытается понять, взяли власть над ним в свои жадные руки и теперь медленно губят его. Против них и направлены мои... эксперименты, - он обезоруживающе улыбнулся. - Можно сказать, я - санитар местной экосистемы. Как и ты, - он вновь взглянул на Зузанну, а затем с хорошо отмеренной горечью вздохнул. - Да, что уж тут скрывать, я действительно пытался принять кое-какие меры против тебя, ведь я не до конца понимал природу твоей силы, а твоих намерений, кстати, не знаю и сейчас. Я защищал свой экспериментальный полигон, только и всего. - А что с гражданскими?! - взорвался Патрик. - Ты знаешь, сколько народу полегло в результате твоего эксперимента? - А сколько полегло вампиров, юноша? - негр возмущённо вскинул подбородок. - Или ты не умеешь считать? Бог мой, неужели вы даже не можете проследить толком, куда двигается какая волна мертвецов и что после неё потом остаётся?! - он замолчал, стараясь отдышаться и унять гнев, после чего обратился к девушке. - Мадемуазель, мы с вами взрослые люди. У нас обоих руки по локоть в крови, давайте-ка это признаем. Только вот с вами эти господа обращаются, как я понимаю, вполне сносно, а меня, кажется, по-прежнему готовы в любой момент вздёрнуть на чердачной балке. Я бы попросил вас унять их. Пожалуйста, - он расплылся в обезоруживающей улыбке. - За эту небольшую милость я готов успокоить разбушевавшихся детишек там, снаружи. После чего мы продолжим беседу. Она обещает быть интересной, а ночь ещё молода. Нас ждёт много чудесных вопросов и удивительных ответов, о Крысиная Королева.

Зузанна: - Ну, ты себя с нашей сестрёнкой-то не равняй, - возмутился Рокфор. – Если б не она, мы с Корнелиусом сегодня уже четыре раза бы подохли. А вот что ты за несусветный папаша, зачем с машинами компанию водишь и с какого перепугу к нам в друзья набиваешься – это ещё разобраться надо! Зузанна не отводила взгляда от лоснящегося лица колдуна. Странное дело: Чёрный Человек сидел в окружении врагов, без оружия, со скованными руками – но от него совсем не пахло страхом, то есть ни капельки. Он был сильным и злым нелюдем, и в его маслянистых тёмных глазах полыхало яростное веселье, как у бродячего пса в разгар кровавой драки. - Пат? – Хозяйка Подземелий повернулась к Макмиллану. – Овсо… осбо… нет, не так. Ос-во-бо-дить его. Пожа-луй-ста. - Ага, - невозмутимо кивнул Патрик. – Сейчас. Делать мне больше нечего, кроме как опять его по чердакам отлавливать? Нет уж, пускай так посидит, подумает о своём плохом поведении. - Пожалуйста, - тихо повторила Зузанна. – Он не бежать. И он вести себя хорошо. - Патрик, а и в самом деле, - Корнелиус многозначительно похлопал по своей винтовке, вручённой ему распорядительным Гжегожем. – Ты думаешь, он способен обогнать пулю? - Нет, ребята-демократы, - решительно помотал головой Макмиллан. – Не бывать тому. И тут же маленькая ладонь девушки с неожиданной силой вцепилась в рукав его камуфляжной куртки. - Пожалуйста. Я просить тебя, - хрустальным голоском произнесла Крысиная Королева, но в её изумрудных глазах-блюдечках Макмиллан прочитал совсем другое. - Ладно. Последствия – на ваш счёт, пани Зузанна. Влодек, ключи от наручников! – крикнул Патрик, приоткрыв дверь. – И имей в виду: выкинешь какое-нибудь коленце – ну, там чихнёшь слишком громко или посмотришь не в ту сторону, – пристрелю без разговоров, - предупредил он Погонщика. - Ой, боюсь-боюсь, – белозубо ухмыльнулся тот, заговорщицки подмигнув девушке. – Давайте, командир, поскорее снимите с меня оковы. Её Величеству благоугодно было даровать свободу ничтожному простолюдину! - …Но вы же понимаете, что у нас нет пока ни малейших оснований вам доверять. Слишком уж много вопросов вызывает ваша загадочная персона. Собственно, нам о вас доподлинно известно только одно: вы способны поднимать мёртвых и управлять ими… чёрт, да мы даже имени вашего не знаем! - Корнелиус смотрел на колдуна, который с наслаждением растирал затекшие руки, взглядом охотника, подкрадывающегося к токующему тетереву. – Вот, например, очень интересно, что вас связывает с Республикой Машин? – он указал на Икс-Нулевую, всё это время угрюмо сверлившую Зузанну ярко-рубиновым взглядом своего единственного «глаза». - Тыкать пальцем неприлично, - сварливо заметила та. - О, простите, мадам, - покаянно склонил голову Корнелиус. - Мадемуазель! - Тысяча извинений, мадемуазель, - лидер Сопротивления вопросительно посмотрел на Погонщика. – Итак?

Nail Buster: - Итак, - повторил чернокнижник, не спеша поднимаясь со стула и театральной походкой выходя на середину комнаты, - у вас есть целых два вопроса, и я даже не знаю, с какого из них начать. Начну, пожалуй, с самого бессмысленного - с вопроса о моём имени. Знаете, там, откуда я родом, имя имеет большое значение - оно описывает твою сущность и придаёт удачу... Впрочем, вы о таких вещах наверняка слыхали. Моё имя - Погонщик, и других имён у меня нет. Я выпасаю стада мертвецов, а иногда, при определённом старании, - он бросил весёлый взгляд на загипнотизированного им недавно парнишку, также стоявшего поодаль, - могу чуть-чуть поуправлять и живыми. - Прямо пастырь какой-то, - фыркнул Корнелиус. - Интересно, кому же это из здешних авторитетов посчастливилось иметь выгоду от проделок вашей паствы? Пленник напустил на себя самый печальный вид. - Увы, я работаю один. С недавних пор, конечно, - поспешил оговориться он. - Мои эксперименты оказались не по душе моим прежним работодателям, и они имели неосторожность выбросить меня на улицу. Сейчас, разумеется, кое-кто из них мёртв, - проговорил он, зловеще прищурясь. - Но вы же не будете горевать о смерти пары-тройки вампиров, как я понимаю? - Правильно понимаешь, - нетерпеливо мотнул головой Патрик. - А твою механическую подружку тоже выперли из матушки-корпорации за плохое поведение? - Я отслужила Республике положенный срок, - спокойно ответила Икс-Ноль, - и меня должны были вскоре утилизировать. Я воспротивилась этому, но преследовать меня за пределами подземелий по неизвестной причине не стали. - Как мы могли убедиться, - задумчиво пробормотал Корнелиус, - похоже, они вообще никого никогда не преследуют. - У моей подружки, к слову, остался кое-какой доступ к базам данных её яснооких повелителей, - Погонщик с улыбкой похлопал маленького техмана по голове. - Так что, можно сказать, она - мои глаза и уши. С её помощью я теоретически могу гонять зомби по всему Энску так, словно сам нахожусь в их толпе. Правда, мы ещё не успели проверить это на практике, ибо... Что ты там говорила насчёт спирта, детка? - задушевно вопросил он, склонившись к машине. - Спирт нужен, чтобы предотвращать окисление контактных нитей и нейтрализовать вредоносные микроорганизмы, - ответила та. - Важнейшие из моих систем могут выйти из строя, если система самоочистки не будет работать в штатном режиме. Спирт нужен срочно - я не пополняла заапасов уже много часов. - Хреново у вас с автономностью, как я погляжу, - покачал головой Погонщик и глянул на Патрика. - Командир, будь другом, пожалуйста, пошли всё-таки кого-нибудь за спиртягой. А я тем временем, - он вновь присел на стул и сложил руки на коленях в замок, - хотел бы послушать вашу историю. Вы мою уже слышали, теперь ваша очередь называть имена и делиться планами на жизнь.

Зузанна: - Ты совсем обалдел или как? – ласково поинтересовался Патрик. – Спирту ему, ага. Больше ничего не хочешь? У меня тут, по-твоему, что – аптека? Стоит снять с нелюдя наручники – и он сразу же наглеет так, что ни в сказке сказать. Нет у меня спирта. И водки тоже нету. А виски… - командир покосился на собственную фляжку, утверждённую на ремне, - …виски я тебе не дам. - Спокойно! – Корнелиус, в противовес Пату и Року, был сейчас само дружелюбие. Очень расчётливое дружелюбие, надо заметить. – Пани машина, не отчаивайтесь, я, пожалуй, смогу помочь вашему горю. Но мы это обсудим чуть позже, ладно? А сейчас я отвечу на вопрос пана Погонщика, - он перевёл взгляд на колдуна, который закатил чёрные маслины глаз к потолку и состроил нарочито скучающую физиономию. – Меня зовут Корнелиус, это – пан Рокфор, моя правая рука, вот этот суровый боец – наш лучший и пока единственный полевой командир пан Патрик Макмиллан, ну а с Её Величеством Крысиной Королевой Зузанной вы уже знакомы. Мы считаем, что Энск должен принадлежать не нелюдям, не ошмёткам Армии Света и не машинам, а его исконным жителям, и готовы за это бороться. Если потребуется – до последней капли крови, - на всякий случай уточнил Корнелиус. – А ваша… хм, активность, пан Погонщик, сильно нам мешает. Но, судя по тому, что я слышал, неразрешимых разногласий между нами нет, и мы могли бы… …договориться! – триумфально провозгласил знакомый скрежещущий голос в голове Кора. – Да! Никто и ничто не сможет противостоять полчищам крыс и армии мёртвых, когда они вместе хлынут через Харонский мост. Может быть, Погонщик и Хозяйка Подземелий даже придумают способ сделать зомби сильнее, быстрее, сообразительнее, и тогда они очистят наш многострадальный город и наконец-то установят мир на обоих берегах Ядвиги! Ты с ума сошёл? – устало вздохнул другой голос. – Собираешься договариваться с тварью, которая бестрепетно убивала мирных жителей твоего собственного города? Которая из праздного любопытства напустила на них восставших мертвецов? Которая сговорилась с машинами, преследующими Зузанну? На собак в помощь волка не зови. Убей этого колдуна или прогони его вон. Да, он очень силён – но ты не сможешь подчинить его силу, и, значит, сам очень скоро подчинишься ей. Он – воплощённое зло, а добро не может связываться со злом, потому что от этого противоестественного союза родится лишь то же самое зло, только искренне считающее себя добром и оттого стократ более опасное… Да к чёрту это унылое нытьё! – решительно загремел первый голос. – Всё, что помогает добиться цели – хорошо, всё, что мешает – плохо! А убить нелюдя и сломать машину, если они станут путаться под ногами и мешать моим... то есть нашим планам, никогда не поздно! - …и мы могли бы объединить силы, - договорил парень. - Чего?! – вытаращился на приятеля Патрик. – Ты совсем спятил, Корнелиус? Объединить силы вот с этим… с этим вот… - не найдя достаточно крепкого слова, он в сердцах плюнул на пол. – Что ты творишь? - Обеспечиваю безопасность твоих людей, как и обещал, - пожал плечами лидер Сопротивления. – У нас всего три десятка бойцов и кучка гражданских. А с крысиным войском и армией зомби вдобавок мы сразу станем грозной силой и заставим и Чёрный, и Белый город считаться с нами… если, конечно, пан Погонщик примет наше предложение. - Это чёртов бред! – выпалил Макмиллан. - Нет, - возразил Кор. – Это трезвый расчёт. Мы ничего не добьёмся, если будем грызться друг с другом. Аэсовцам, нелюдям, машинам только того и надо. - И всё равно мне это не по нутру, - пробормотал Патрик. - Мне тоже, Пат, - согласился Рокфор. – Как вспомню те дохлые хари, от которых мы насилу отмахались, так рука сама тянется пристрелить этого долбаного фокусника, ихнего папашу. И я, конечно, ни на грош ему, паршивцу, не верю. Но всё равно Корнелиус дело говорит. Ну что, пан афрополяк, - обратился он к Погонщику, - будешь нам помогать? Или ты весь такой гордый и предпочитаешь свинца покушать?

Nail Buster: - Так значит, слухи не врали, - усмехнулся Погонщик, прохаживаясь туда-сюда по комнате и оценивающе разглядывая собравшихся. Под этим взглядом Рок и Зузанна чувствовали себя неуютно, Корнелиус же, казалось, ничего угрожающего не замечал. Это успокаивало, но лишь до известной степени. - Значит, Сопротивление всё-таки существует, - улыбаясь, продолжал негр. - Я думал, это лишь городская легенда, вроде Блуждающего Храма или тайных складов в Сером городе... Рад с вами познакомиться, господа. Отдельно - с вами, - он повернулся к Корнелиусу и склонил голову в шутливом, но не насмешливом полупоклоне. - Как я понимаю, вы - покровители этого чудесного создания? - теперь его взор был обращён на Зузанну. - Чудно. Чудно, что мы нашли с вами общий язык - воевать с Крысиным Королём теперь, после того как он оказался столь прелестной принцессой, было бы просто-напросто преступлением!.. - Общий язык, - осторожно повторил Кор. - То есть, ты принимаешь наше предложение? На несколько мгновений Погонщик, казалось, крепко задумался. С отрешённым выражением лица он рассматривал грязный потолок, заложив руки в карманы камуфляжных штанов. Все ждали его ответа. Тишина стояла такая, что было слышно, как ревут за окнами мертвецы, а защитники дома отвечают им шквальным огнём. - Вы мне нравитесь, - наконец протянул чернокожий. - Вы храбры, бесстрашны и, похоже, не слишком разборчивы в средствах. Прямо как я... Да, ваше предложение я принимаю. Наши тропы пересеклись и лежат теперь в одном направлении. Быть может... - Отлично! - рявкнул Макмиллан, окончательно потеряв терпение. - Раз уж мы теперь заодно и всё такое прочее, может быть, отзовёшь своих милых дружков от НАШЕГО с тобой общего штаба? Мне тут докладывают, что у ребят кончаются патроны. - Я могу обеспечить вам безопасный отход, - Погонщик быстрым шагом направился прочь из комнаты. Патрик и остальные последовали за ним. - Во всяком случае, вы сможете увести отсюда детей и женщин. Им не годится здесь быть, когда... - Когда что?! - взорвался Патрик и схватил его за рукав. - Когда вернётся охотник, дурья твоя башка! Охотник на псайкеров! - выкрикнул чернокнижник, резким движением сбрасывая руку солдата и глядя ему прямо в глаза. - Это место больше не безопасно, если ты этого ещё не понял. Во всяком случае, если вы не хотите отдать нас с Её Величеством этой твари на растерзание. - Тогда... почему не свалить всем вместе? - уже менее решительно вопросил Патрик, отступая на шаг. Погонщик лишь ухмыльнулся, хотя на лице его читалось нервное напряжение не меньшее, чем на лице Макмиллана. Он тоже очень не хотел ещё раз встречаться с красноглазым порождением Тьмы. - Потому что Энск - очень маленький город, - проговорил он, спускаясь по лестнице на первый этаж. Ступеньки поскрипывали под его ботинками. Он прошёл мимо окон, перед которыми сгрудились вокруг станкового пулемёта несколько парней с чёрными от копоти лицами. Обогнул баррикаду из мешков с мукой, облепленную, как мухами, кусками пластида с радиоуправляемыми взрывателями, мигающими в полумраке зелёными светодиодами... Взялся за ручку двери... Оглянулся ещё раз на Патрика... Помедлив мгновение, Патрик кивнул. Погонщик рванул дверь на себя и вышел в вечерний морок. Навстречу трупам. Навстречу вони и стонам прогнивших глоток. Навстречу бессчётному множеству заскорузлых пальцев с обломанными ногтями или без ногтей вовсе, что потянулись к нему со всех сторон разом... и разом отпрянули, стоило ему развести руки в сторону. Армия мертвецов застыла, ожидая команды Чёрного Человека. - Мы не ошиблись... - пробормотал Корнелиус поражённо, глядя из окна второго этажа, как чернокнижник медленно входит в толпу, и толпа расступается перед ним, как Красное море перед Моисеем. Ладони его распростёртых рук были обращены к небесам, и мертвецы заворожённо взирали на них, раскрыв благоговейно пасти с жёлтыми зубами. Глаза Погонщика были плотно закрыты, веки подрагивали - в этот самый момент он заново нащупывал утерянные ментальные нити. Вожжи, накинутые на трупы, при помощи которых ими можно было управлять. Нити стягивались в его распахнутые ладони, наматывались на пальцы, натягивались и приводили в движение заклятья. Всё больше и больше нитей... Слишком много! - Нет... Чёрт!.. "Я выпускал их в город небольшими группами, - по спине негра прокатилась ледяная волна страха. - Боги, я никогда не пробовал даже контролировать такую чёртову прорву!" Он быстро стянул к себе вожжи трёх дюжин ближайших покойников, и они образовали вокруг него живой... вернее сказать, мёртвый щит, в точности так, как недавно покойники Зузанны защищали Рока и Кора. За пределами же щита зомби медленно приходили в себя, вновь начинали, покачиваясь, двигаться и рычать, несмело напирая друг другу в спины, тянули руки к своему повелителю... - Эй, компаньоны! - крикнул Погонщик в сторону дома. На лбу его от напряжения выступил пот. - Расчехляйте огнемёты, шоу, кажется, далеко не окончено! И скажите Её Величеству, что мне очень, ОЧЕНЬ скоро потребуется помощь!

Зузанна: - Плохо дело, - забеспокоился Корнелиус, осматривая улицу с наблюдательного пункта на площадке между первым и вторым этажами. Что-то у Погонщика явно пошло наперекосяк: его неспешные, величавые до театральности жесты сделались вдруг испуганно-суетливыми, а в голосе вместо прежней наглой самоуверенности звучала откровенная паника. Колдун, окружив себя кольцом послушных мертвецов, медленно пятился под натиском нескольких сотен зомби, которые почему-то отказывались слушаться своего хозяина, а наоборот – тянули к нему гнилые корявые конечности, и вряд ли для того, чтобы обменяться дружеским рукопожатием. - Значит, грозная сила, да? – ухмыльнулся Патрик. – Похоже, не так он и могущественен, как хвалился. Опять ты, Кор, перемудрил со своими затеями, а мы теперь вытаскивай этого недотыкомку, последние патроны трать… Пламенное тебе мерси. Пулемётчики – отрезать толпу, снайперы – огонь по усмотрению! Чаще захлопали винтовки, гулко и протяжно взревели два пулемёта. Первые ряды наседающей на Погонщика нежити оказались выкошены подчистую, но остальных эта расправа нисколько не впечатлила, и они продолжали переть вперёд с утробным мычанием. - Эй, снежинки, вы там что, спать улеглись?! – завопил чернокожий таким ужасным басом, что немногие уцелевшие стёкла в окнах отозвались жалобным дребезжанием. – Давайте, сделайте что-нибудь, мне нужно время, чтобы взять их под контроль! - Детишки устроили праздник непослушания, - съехидничал Рокфор. - Толпой и батьку бить сподручнее, - в тон ему отозвался Макмиллан. Пальцы Корнелиуса отплясывали на пыльном подоконнике какой-то ирландский танец, причём то и дело сбивались с ритма. - Зю? – негромко позвал он, с трудом оторвав взгляд от продолжающего пятиться колдуна и обернувшись через плечо. Хозяйка Подземелий присела на ступеньку и теребила игрушечную клипсу на правом ушке. Натянутый до кончика носа капюшон мешал разобрать выражение её лица. - Зю, - Корнелиус шагнул к девушке, опустился рядом. – Надо помочь ему. Она молча помотала головой: нет. - Почему? - Он плохой, - чуть слышно ответила Зузанна. – Я – тоже плохая, но он много, много плохее… нет, не так… хуже, так. Хуже. - Я и не говорю, что Погонщик – хороший, - покладисто согласился Кор. - Но ведь он может быть нам полезен! Вместе мы прогоним нелюдей и тех фанатиков-аэсовцев, которые за тобой охотятся, и заставим машины спрятаться в такие глубокие норы, что они оттуда и пикнуть не посмеют. А если этот колдун затеет что-нибудь скверное, мы с Рокфором ему голову оторвём, даю тебе честное слово. Но сейчас – прошу, помоги ему ради нашего дела, ради Сопротивления, ради будущего Энска! - Нет, - упрямо повторила Крысиная Королева. – Мне это не нравится, Кор. Совсем не нравится. Я так не хотеть. Всё, что ты говорить – это хорошо, но мертвецы, которые ходить, которые есть живых, – перед глазами у неё промелькнуло изуродованное, замотанное тряпками личико Юлии, - это плохо. Это зло. Я не уметь сказать, но разве ты сам не по-ни-мать? Простить меня, но я не помогать ему. Даже ради Сорпо… Сотро… Со-про-тив-ле-ния, так. Пулемёты снова завели свою однообразную песню. Видимо, у Владыки Мёртвых никак не выходило наладить конструктивный диалог с подданными. - А ради меня, Зю? – спросил Корнелиус очень тихо – так, чтобы среди заполошной пальбы его слова не смог бы разобрать никто, кроме Хозяйки Подземелий с её острейшим слухом – и тем самым тоном, каким мужчина обычно задаёт женщине совсем иной, но тоже очень важный для него вопрос. Зузанну будто огнём опалило. Никогда раньше с ней не случалось ничего подобного: мягкая горячая волна поднялась в груди, разлилась по телу, подкатила тугой щекочущей струйкой к горлу и ударила в голову. Голос у Кора был какой-то… другой. Не такой, как раньше. И улыбка – нет, не улыбка даже, а обещание улыбки, просто чуть приподнятые уголки губ – выглядела немножко по-другому. Крысиная Королева резким движением откинула капюшон на спину, обожгла Корнелиуса зелёным пламенем глаз и кивнула. Через мгновение мостовая у зомби под ногами внезапно вздулась и закипела неисчислимым множеством красных глазок и голых хвостов. Толпа мертвецов, выглядевшая до сего момента куда как внушительно, быстро превращалась в остров посреди мохнатого потока, стремительно захлёстывающего улицу. Рычание и вой покойников потонули в многоголосом визге, мяуканье и заливистом лае. Зомби, срезанные пулемётчиками и снайперами, восставали один за другим, с мрачной целеустремлённостью заслоняя собой Погонщика. - Ничего себе, - пробормотал ошарашенный Патрик, прильнув к покрытому грязными разводами стеклу. – В жизни своей… - А мы тебе что говорили? – усмехнулся Рокфор. – Наша сестрёнка не подведёт, она у нас молодец, не всяким черномазым фиглярам чета! Верно, товарищ командир? Э-э-э… Кор? Земля вызывает Кора! Корнелиус и Зузанна, не произнося ни звука, смотрели друг на друга, и это молчание звучало гораздо лучше и выразительнее всяких глупых слов, которые лидер Сопротивления всегда считал пригодными исключительно для слезоточивых дамских романов и о существовании которых Хозяйка Подземелий вообще никогда не подозревала. - Ну вы, голубки, нашли место и время для романтической сцены, - хмыкнул Рок. И добавил с видом знатока: – Хотя чуйства – они, конечно, штука коварная, могут приключиться даже в самых антисанитарных условиях…

Nail Buster: - Это потрясающе... - прошептал чернокнижник, глядя, как улицу стремительно заполоняет разношёрстное тёплое море, как оно бурлит под ногами у мертвецов, увлекая их в свои тёмные пучины... Как вновь восстаёт и движется мёртвая плоть, исполненная новой жизни, просто кишащая жизнью!.. - Это просто великолепно, Вашество! Хотя он и не мог контролировать свои порождения, кончиками своих пальцев он чувствовал каждого из них. И чувствовал теперь, что нити, стянутые в его руки, одна за другой обрываются. Трупы теперь были просто трупами... и тем не менее они двигались, перемещались, ведомые мелкими тварями, вгрызшимися в их плоть. Ничего подобного этому Погонщик ещё не видел. - Не знаю, как вы это придумали, Вашество, - крикнул он весело, обратясь к чернеющим окнам, - но получается у вас чертовски неплохо! Мертвецы, вышедшие из-под контроля, растерянно переминались с ноги на ногу, пытаясь сообразить, кого же теперь им атаковать, в то время как чернокнижник собирал утерянные нити одну за одной, накидывая их на фаланги пальцев, связывая в сложные узлы, перебирая их, подобно дьявольскому марионеточнику. И мертвецы подчинялись - те, что не подчинялись ещё Зузанне. Защитный круг, окружавший Погонщика, рос - теперь напиравших со всех сторон оголодавших зомби можно было как-то сдерживать. Этого было достаточно. - Эй, Патрик! - рявкнул Погонщик, натянув нити так, что пришлось упереться ногой в брусчатку мостовой. - Собирай женщин и детей у выхода, будьте готовы бежать, когда я скажу! Принцесса, давай поднатужься ещё чуть-чуть! Ты же любишь добрые дела, так давай сделаем хоть одно! Защитный круг начал стремительно вытягиваться в эллипс - мертвецы подались назад и в стороны, пока не оттеснили своих "непослушных" собратьев от парадной двери и не образовали живой коридор, смрадный и голодно рычащий, тянущийся от одного конца улицы до другого. Посреди этого коридора стоял чернокнижник, изо всех сил удерживая защиту. - Давайте же! - крикнул он, переходя от волнения на креольский. - Выводите людей, fanm movèz vi smeli! Timoun yo kanin!1 -------------------------------------------------------------------- 1 Вонючие проститутки! Собачьи дети!

Зузанна: - Я нихт копенгаген на этом твоём шалтай-болтай, - ворчливо откликнулся Патрик. – Пятёрка Гжегожа, ко мне! Ставлю задачу: сопровождаете гражданских до грузовика и дуете на вторую точку. Там оставляете пассажиров на попечение Анзельма и в темпе мазурки несётесь… Корнелиус, где, ты говоришь, зарыты твои сокровища? - Э? – лидер Сопротивления с трудом вынырнул на поверхность зелёного моря Зузанниных глаз. – А, пушки, ну да… старое здание госбезопасности знаешь? - Так оно ж сгорело дотла ещё в две тысячи шестом, - удивился Макмиллан. - А подземный гараж уцелел, - продолжал Корнелиус. – Его, конечно, прилично завалило обломками, но оттуда можно попасть прямо в ангар бункера. Ну, а дальше твои бойцы сориентируются по обстановке. «Уазик» там, кстати, вполне на ходу, и ещё один я оставил за два квартала отсюда, тоже хорошо бы не забыть. - Поняли? – вновь обратился Патрик к пятёрке. – Загружаете под завязку весь транспорт чем-нибудь поубойнее – и пулей назад. - И прихватите в мастерской бутыль спирта, - добавил Кор. Эта просьба вызвала у бойцов такое оживление, что Патрику пришлось продемонстрировать им кулак и торжественно присовокупить, что он не побрезгует собственноручно скормить мертвецам каждого долбаного дегустатора. - Всё, бегом марш! – закончил он командирское наставление. Солдаты, грохоча тяжёлыми ботинками, посыпались по лестнице. За ними семенили гражданские – две бледных женщины с наспех собранными баулами, сухонькая старушка и трое детишек мал мала меньше. Юлия, волоком тащившая за единственное ухо когда-то белого, а теперь просто очень грязного плюшевого зайца с глазами-пуговицами, помахала Зузанне ручкой. - Это ты мелтвецов плогнала, да? – крикнула она. – Спасибо! Ты холосая! - Не очень, - прошептала вслед девочке Хозяйка Подземелий. – Или даже очень не… - Хватит заниматься самоедством, Зю, - ладонь Кора легла ей на плечо. – Плохая или хорошая, ты сегодня выручила этих людей из смертельной западни. И Погонщик, между прочим, тоже – что бы ты о нём ни говорила и ни думала, глупышка. - Да?! – фыркнула Зузанна. Её тонкие пальчики неожиданно ловко стряхнули руку Корнелиуса. – Ну, если я глупая, то, может, ты обниматься не со мной, а со своим Погонщиком? Раз он тебе так нравится! Шагая через две ступеньки, Крысиная Королева вспорхнула на второй этаж и исчезла в дверях пустой квартиры. - Вот вам и пожалуйста, - растерялся Кор. – Что я такого сказал-то? - Женщины! – философически заметил Рокфор. – Ну, чего встал, герой-любовник? Иди теперь, извиняйся, объясняй, что ты совсем не это имел в виду, можешь на колени встать – иногда, говорят, помогает… - Слушайте, заткнитесь вы оба со своей «Санта-Барбарой»! – рявкнул Патрик, не отводя глаз от окна. – Устроили тут мыльную оперу, уши вянут! Дверь парадного открылась, и на очищенную от зомби улицу, бдительно крутя головами на триста шестьдесят градусов, выкатились три бойца. Двое других прикрывали тылы и подгоняли женщин и детей, испуганно сбившихся в кучу и бросавших полные страха взгляды на мертвецов, которые топтались за густой цепью послушных «детишек» Погонщика и мохнатых солдат Зузанны. Покойники, почуяв близость вкусной и здоровой пищи, взвыли и усилили напор, но защитники держались крепко, а особо буйных шустро успокаивали мобильные группы серых спецназовцев. Огибая на всякий случай фигуру Погонщика, чьё лицо и тело, несмотря на холод, лоснились от пота, гражданские двинулись к припаркованному у ближайшего перекрёстка грузовичку с брезентовым тентом. Ветхий четырёхколёсный старец, помнивший ещё, наверное, германскую оккупацию, битых пять минут хрипел, кашлял и отплёвывался клубами иссиня-чёрного дыма, но потом всё-таки тронулся с места и уполз в ночную темень, подальше от толпы голодных мертвецов. - Хотелось бы верить, Пат, что твои молодцы вернутся до того, как это одноглазое тощее страховидло снова надумает заглянуть к нам в гости, - сказал Рокфор.

Nail Buster: Силы чернокнижника меж тем подходили к концу. "Похоже, не только моей Железной Деве требуется снадобье для усиления способностей, - подумал он, медленно, шажок за шажком отступая назад, к дому, чувствуя, как режут его пальцы сотни натянутых до предела нитей. Из-под ногтей уже выступила кровь. - Ну ничего... Если прищучим то демоническое отродье, авось, на что-нибудь да сгодитсяего тушка. Наверняка она таит в себе много приятных сюрпризов. Конечно, старых-добрых потрохов дикообраза ничто не заменит, но где в этой треклятой Европе брать дикообразов?.." Картина, открывавшаяся перед ним - а заодно и перед Патриком сооварищи - навевала мысли о водах Красного моря, расступившихся по воле библейского Моисея. Только здесь было не Красное, а Мёртвое море, как невесело подумалось Макмиллану. И для Библии их история тоже явно не подходила - скорей уж, для какого-нибудь Некрономикона. Грузовик уже успел скрыться с улицы и рёв его двигателя затих вдалеке, когда бесконтрольные мертвецы прорвались наконец через заграждение и с рёвом хлынули в "коридор", устроенный Погонщиком. Это случилось в ту же секунду, как чернокнижник ступил на порог дома Патрика. Нужно было лишь открыть дверь, но для этого нужна была рука. Помедлив одной мгновенье, Погонщик стряхнул нити с правой руки, успев отдать детишкам их последний приказ. Рыча и толкаясь, тридцать трупов ринулись наперерез врагам, плотно закупорив "коридор" и отделив толпу плотоядной нечисти от Хозяина. Что было дальше, Погонщик уже не видел. Шмыгнув за дверь и захлопнув её, он привалился к ней спиной и в изнеможении опустился на пол. - Моя магия слишком примитивна, - хрипло прошептал он, утирая ладонью пот со лба. - Детский лепет ученика-молокососа... Нужны более сложные, более изощрённые ритуалы... Эй вы, там, хватит уже палить по нашим солдатам! - крикнул он, заслышав, как вновь застрекотал пулемёт. - Мои запасы мертвечины хоть и обильны, но никак не безграничны! - С каких это пор твои солдаты стали нашими?! - огрызнулся на него молоденький растрёпанный пулемётчик, но оружие его всё-таки стало стрекотать без прежнего остервенения. - С тех самых пор, как друзья Её Серости изволили попросить меня о помощи, - зло прошипел чернокнижник. - Не нужно фанатизма. Просто сдерживайте зомби, а я меж тем приготовлю всё для защитного круга... Где у вас кухня?! - рявкнул он, подымаясь на ноги. - Мне нужны несколько куриц и хотя бы одна свиная голова... Хотя к чёрту, сойдут и какие-нибудь консервы, - раздражённо махнул он рукой, увидев, с каким изумлением на него воззрился паренёк. - Да живей же, puta! Сейчас мы разгоним буйных детей по домам! Рёв мертвецов слышался даже сквозь плотно запертые ставни. После того, как указание мага было выполнено, он заперся на чердаке в компании андроида, четырёх замороженных куриных окорочков, двух банок просроченных свиных консервов и одного мешочка с кладбищенской пылью. Что он со всем этим собрался делать, знали только духи его родной страны, к которым он намеревался обратиться в самое ближайшее время. - Он думает, что зверушка пани Марии не вернётся по крайней мере до рассвета. Выходит, у нас есть часов пять на сон, - Корнелиус, опустив руки в карманы брюк, стоял посреди полутёмной комнаты, а Крысиная Королева внимательно смотрела на него, устроившись с ногами в огромном старом кожаном кресле в самом дальнем тёмном углу. Часы на стене - старинные ходики с кукушкой, каким-то чудом ещё до сих пор не сломавшиеся, неумолимо отсчитывали секунду за секундой. - Нам обоим нужно хоть немного поспать, чтобы достойно встретить её завтра утром. Хотя, по правде сказать, не думаю, что усну этой ночью. А ты? Не получив ответа, он сочувственно взглянул в глаза девушки. Подойдя ближе, бережно положил руки на её плечи. - Я знаю, ты мне не веришь, Зю, и я тебя не виню. По правде сказать, я и сам себе не слишком-то верю. Чёрт, да иногда мне кажется, что я просто с ума схожу! - вырвалось у него. - Но нам, похоже, придётся принять помощь этого типа. Потому что иначе ОНО от нас не отстанет. Понимаешь, малышка? С этой тварью невозможно договориться, она - зло похуже Погонщика, похуже всех здешних вампиров вместе взятых. Чтобы убить её, одной твоей силы будет мало. А у него хотя бы есть план... - он вздохнул и закрыл глаза. - Потом, если переживём эту ночь, мы обсудим, как с ним быть дальше. А сейчас я просто хочу знать: позволишь ли ты мне спасти твою жизнь? Я пойду на всё, чтобы с тобой ничего не случилось, - взгляд лидера Сопротивления блеснул стальной решимостью. - На всё. Даже на сделку с дьяволом.

Зузанна: - Спа…си…бо… - едва слышно прошептала Зузанна, поднимая на Корнелиуса благодарный взгляд. Странно, вроде бы ей и не грустно, и не страшно, и ничего не болит – а слёзы сами собой так и катятся. Глупая. Какая же она глупая. Зачем она обижает Кора недоверием, почему огрызается и отталкивает его – самого доброго, самого сильного, самого лучшего? Быть рядом с ним, слышать его голос, ощущать спокойное, надёжное тепло сильного тела – разве ей так не нравится, разве она этого не хочет? Да оторви ей руки и ноги, выколи глаза – поползёт за ним на кровоточащих культяпках, отыщет по запаху. И всё равно при этом будет скалиться, рычать и хватать зубами за штанину. Ведь она же нелюдь - наполовину человек, наполовину зверь. Крысиная Королева. Хозяйка Подземелий. Опасная, своенравная, вспыльчивая, непредсказуемая… влюблённая. Зузанна оплела хрупкими пальчиками ладонь Корнелиуса, потёрлась об неё щекой, как маленький котёнок. - Кор, ты… не обижаться на меня, хорошо? Пожалуйста. Я глупая, я не уметь говорить правильно… - слова порхали у неё в голове, как непослушные бабочки. – Тут, на-вер-ху, всё сложно… Я не знать, как сказать ты… неверно, да? Как сказать тебе, вот так верно… - сама того не замечая, она тихонько зарычала от бессильной злости на сложные слова, никак не желающие складываться как надо. Потом глубоко, со всхлипом, вдохнула – и выпалила, будто бросилась в ледяную воду стремительной подземной реки: - Кор… ты быть мой? Парень опустился на колени (мимоходом вспомнив ехидный совет Рокфора), осторожно коснулся фарфорового, словно бы чуть светящегося в потёмках, мокрого от слёз лица Крысиной Королевы. - Конечно, малышка. Я всегда буду с тобой, обещаю… - НЕТ!!! Корнелиус даже слегка отшатнулся – столько страсти и ярости прозвучало в этом коротком восклицании. - Нет! Нет, Кор! Ты не по-ни-мать! Не со мной! Не как с Роком или с Патом! Это мне не нравится! Ты быть мой! А я – твоя! Всегда! Я так хотеть! Она гибко подалась вперёд всем телом. Корнелиус ощутил на своих губах её прерывистое, горячее, чистое дыхание. В полыхающих зелёным огнём глазищах Хозяйки шелковистая нежность мешалась с плотоядным нетерпением. - Зю, послушай… - Ты быть мой, мой, мой всегда, а я – твоя, только твоя, я так хотеть, - вцепившись в Кора мёртвой хваткой, как заклинание повторяла Зузанна. Её хрустальный голос быстро превращался в низкое, переливчатое, откровенно призывное кошачье мурлыканье. - Зю-ю-ю… ох, ну что ты делаешь… - Ты молчать. Не говорить. Или всё портить. - Милая моя… И это – последние слова, сказанные в ту зимнюю ночь в тёмной комнате, где потолок был заткан пыльной паутиной, под заколоченными окнами заунывно скулили голодные мертвецы, а на стене старые ходики педантично отмеряли время – без всякого смысла, потому что счастливые часов не наблюдают. Шествуя по коридору, Рокфор посредством гнутой вилки сосредоточенно пытался высвободить редкие волокна бурого мяса из объятий застывшего желтоватого жира. По сравнению с разносолами из бункера госбезопасности банка скверной тушёнки, которую после продолжительной борьбы с удушающей хваткой пупырчатого земноводного щедро оторвал от сердца Патрик, смотрелась, мягко говоря, неаппетитно и даже подозрительно, но голод - не тётка. Надо, что ли, с героем-любовником и названной сестрёнкой поделиться. - Эй, мальчики-девочки, к вам можно? - спросил Рок у щелястой двери. Ответом ему стали тихие протяжные стоны, венчавшиеся невнятными возгласами, и приглушённый смех на два голоса, в одном из которых легко опознавалось серебряное сопрано Зузанны, а в другом - хрипловатый баритон Корнелиуса. Парень хмыкнул, покрутил головой и потопал дальше. Да, им сейчас определённо не до тушёнки. Тем более - такой поганой...

Nail Buster: А через три часа мертвецы ушли. Пронзительный ментальный вопль, испущенный с чердака, услышали все обитатели дома. Корнелиус и Зузанна вскинулись, разбуженные, выпутываясь из служившей им покрывалом плащ-палатки и силясь понять, какая жуткая тёмная сила вторглась вдруг в течение их радужных снов. Крысиная Королева мелко задрожала, прижимаясь к плечу молодого человека. - Спокойно, Зю... - пробормотал он, рассеянно погладив её по волосам, и только тут сообразил, что в тональности рыков за окном что-то начало меняться. Они отдалялись, затихали, сходили потихоньку на нет, будто какой-то исполинский демон-музыкант всё медленней и медленней вращал ручку своей дьявольской шарманки. Мертвецы уходили. В этом не было никаких сомнений. Дверь чердака между тем распахнулась, и чернокнижник встретился усталым взглядом с Макмилланом, дежурившим внизу, у подножья лестницы. С пальцев Погонщика, сжатых в кулаки, крупными каплями стекала кровь. - Всё готово, - выдохнул вудуист. Его шатало, взгляд его блуждал где-то за пределами материального мира. - Теперь они нас не побеспокоят. Рассыпятся на группки и затаятся где-нибудь в трущобах, пока их что-нибудь оттуда не выманит. А этот дом будут и вовсе обходить этот дом десятой дорогой, - он помолчал и вымученно улыбнулся. - Даже когда он сгорит дотла. Патрик сдержанно хмыкнул в ответ: - Кажется, у тебя уже есть план? - Ты про то, как мы собираемся прищучить ту долговязую тварь? - Погонщик медленно, рассчитывая каждый шажок, спустился с лестницы вниз и сел на грязный пластиковый стул, который минуту назад занимал Патрик. - Да, у меня есть план. Точнее, кое-какие догадки, но в отсутствие нормального плана сойдут и они. Ведь так? - Выкладывай, - коротко отозвался ирландец. - Нет-нет, командир, - Погонщик закрыл глаза и покачал головой. - Так дело не пойдёт. Мой рабочий день окончен, мне решительно необходимо отдохнуть. И никаких возражений не принимается, - он предостерегающе погрозил пальцем, едва Патрик разинул рот. - Тут тебе не Юг, да и сам ты не тянешь на плантатора. До рассвета ещё далеко, чёрный работяга может расслабиться и... - Что нам-то делать, пока ты расслабляешься? - глухо прорычал Патрик. - Заколотите все окна и двери, - подумав немного, изрёк вудуист, не открывая глаз. - Да проследите, чтобы забито было на совесть. Каждый гвоздь проверьте. Оставьте два входа - один для твари, другой для вас, когда придёт время рвать когти отсюда. Скажите Её Крысейшеству, чтобы собрала в подвале, на чердаке, в стенах - где угодно - как можно больше своих подопечных. Они обездвижат охотника, пока я буду прикрывать ваш отход. Зузанна уйдёт предпоследней, я - сразу за ней. - А что потом? - процедил Патрик, хотя уже знал ответ. - Взорвите пластит на баррикаде у парадной двери, - пробормотал чернокожий, засыпая. - Этого должно хватить, чтобы... активировать... печати... "Чтоб тебя..." Недокуренная сигарета отправилась под каблук Макмиллана, а сам он отправился будить своих людей. Впрочем, все уже были на ногах - ментальный вопль Отзыва перебудил бы весь квартал, будь в этом квартале ещё хоть кто-то живой, кроме них. Сидя на своих койках, бойцы деловито чистили оружие, завязывали шнурки на берцах, рассовывали патроны по карманам жилетов... По мере того как Патрик обходил комнату за комнатой, везде он наблюдал одно и то же - его соратники готовились к бою. Сердце командира сжалось. На лестнице послышались ещё шаги. Безликий робот-посыльный, с трудом преодолевая ступеньку за ступенькой, спускался с чердака в коридор. Патрик направился ему навстречу. - Мои сенсоры засекли ЕГО, - у Икс-Нулевой не было нужды говорить человеку, что сенсоры, строго говоря, были не столько её, сколько её хозяев-отступников. - ...прежде чем отключиться. Контакты пришли в негодность и требуют прочистки. Спирт... - К чёрту спирт, крошка. Где он? Он далеко? - ирландец проникновенно взглянул в зеркальное отражение самого себя, служившее роботу лицом. Ощущения были странными и неприятными - он чувствовал, как сквозь отражение на него смотрит разум, намного более чуждый ему, чем разум Погонщика. - Расчётное время прибытия - сорок минут, - торжественно объявил андроид. - Вы слышали?! - рявкнул Макмиллан. - За работу! За сорок минут нам нужно заколотить все чёртовы окна в этом чёртовом доме! Рокфор! Рокфор, мать твою поперёк! Буди этих двоих, нам снова нужна помощь вашей принцессы!

Зузанна: С высокого голубого потолка смотрит громадный огненный глаз. Свет его почти так же ярок, как то пламя, каким плевался железный червяк, но выглядит совсем не опасным и даже дружелюбным. Под ногами шелестит трава – не чахлые белёсые побеги, какие пробиваются иногда между бетонными плитами в подземельях, а сочные зелёные стебли, украшенные ароматными цветами. Где-то неподалёку шумит вода: ясно, что рядом протекает настоящая река, широкая и чистая, совсем не похожая на булькающий поток грязи в подземном коллекторе. Вдалеке, у подножия холма, виднеется город – тихий, аккуратный, утопающий в зелени, ничего общего не имеющий с той кучей покосившихся домишек и обгорелых руин, которая теперь называется Энском. Зузанна глубоко втягивает воздух – и едва не захлёбывается в нахлынувших свежих, резких, невыразимо приятных запахах, названий которых она не знает… стоп, стоп! Как всё это великолепие смогло просочиться через фильтры её шлема? В то же мгновение ветер касается лица Хозяйки Подземелий, и она понимает – никакого шлема на ней нет и в помине. Больше того, вампирский скафандр тоже исчез, уступив место чему-то короткому, свободному, чуть ли не полупрозрачному – и уж ни в коем случае не способному защитить её от льющегося сверху света. Даже ботинки превратились в странные штуки на непривычно высоких каблуках и с хитрыми длинными ремешками, обвивающими лодыжки. Нахлынувший было ужас отступает перед пониманием простого и ясного факта: вся эта защитная одежда ей теперь не нужна. Потому что она… изменилась? Да, именно так. Крысиная Королева стала другой. Не такой, как раньше. - Это действительно так, милая, - говорит Корнелиус. На плечи Зузанне ложатся его руки, сильные и нежные, способные крушить врагов и дарить сказочное наслаждение. – И теперь с твоей помощью я изменю всё вокруг. - Зачем? – тихонько спрашивает она, прижимаясь к его груди, вслушиваясь в равномерный стук сердца. – Разве нам с тобой так плохо? - Зачем? – повторяет он. – Ради тебя, малышка, конечно же. Чтобы больше никто и никогда не посмел причинить тебе вред – ни нелюди, ни приблудные светлячки из АС, ни машины – никто! Да и не только тебе. Всему этому городу. Всему миру! Моему миру! Голос Кора вдруг делается чужим – гортанным, каркающим, издевательски-торжествующим. Зузанна удивлённо поднимает взгляд – и не может сдержать крика: так быстро и страшно преображается лицо её возлюбленного. Кожа его стремительно темнеет, в расширившихся зрачках прыгают злоба и безумие, толстые губы растягиваются в белоснежной ухмылке – и Погонщик, встряхнув девушку за плечи, будто тряпичную куклу, рычит: - Смотри, Крысиная Королева! Солнечный день съёживается и пропадает без следа, оставляя после себя бездонную дыру, в которую затягивает и город, и реку, и холм с травой и цветами. И вот уже в целом мире нет ничего, кроме мутной серой хмари над головой и бескрайней серой тверди под ногами… …Сладкие грёзы, столь неожиданно обернувшиеся кошмаром, беззвучно разлетелись мириадами осколков. Из них сложилась знакомая тёмная комната с заколоченными ставнями, пропахшая пылью и мышами, и Корнелиус ласково гладил Зузанну по растрёпанным волосам. Мелко вздрагивая, она крепко сжала его руку, помотала головой, окончательно возвращаясь в реальность. Какой глупый сон. Её Кор совсем не такой, он же насквозь видит этого чернокожего колдуна с его маслеными глазами, хитрыми улыбочками и коварными разговорами, и никогда не поддастся на его уловки, ведь правда? - Я тебя… лю-бить, Кор, - прошептала она. - И я тебя, крошка, - лидер Сопротивления в потёмках нашёл её губы своими. – Знаешь, то, что произошло… - Это быть за-ме-ча-тель-но, - ладошки Зузанны скользнули по колючим щекам Кора. – Ты – лучший, самый лучший в мире. Мы ведь всегда теперь быть вместе, да? - Подъём! – Рокфор без стука распахнул дверь. – Мальчики и девочки, я понимаю, у вас тут своя атмосфера, но дистрофичное дитятко мадам Марии очухалось и скоро будет здесь, так что каждая минута на счету. Давайте бегом, там Гжегож подогнал ворох добра из нашего бункера, надо бы подсобить с разгрузкой! - Изыди! – рявкнул Корнелиус таким голосом, что Рок немедленно ушился за порог, успевши, однако, дежурно посетовать: - Вот и всё у нас так! - Зю, милая, вставай, - парень впотьмах нашарил свои штаны, скинутые на пол. – Без нас не обойдутся… Хозяйка встрепенулась и послушно принялась натягивать вампирский скафандр. Наспех одевшись, Корнелиус вышел в коридор – и немедленно был ухвачен за шиворот твёрдой десницей Рокфора. - На два слова, товарищ командир! - Ну, чего тебе… - пробормотал лидер Сопротивления. - Слушай, - Рок притиснул приятеля к стене. – Ты, конечно, у нас главный, и вообще мы с детского сада вместе, а Зю – достаточно взрослая девочка, чтобы выбирать себе мальчиков по вкусу. Но имей в виду: обидишь мою сестрёнку – и я тебе вот эту штуку, - он скосил глаза на свою М16, - засуну, куда сам знаешь. По самый приклад. - Обижу? – изумился Кор. – Я? Зузанну? Ты с дуба рухнул?! - Я всё сказал, - отрубил Рокфор, перекидывая винтовку с груди на плечо. – Пошли тяжести таскать, а то часики тикают… - Это ж не бункер! – хозяйственный Гжегож, выглядывая из-под тента запаркованного у чёрного хода грузовика, прямо-таки лучился счастьем. Ни дать ни взять – хомяк, набивший защёчные мешки отборным зерном. – Это пещера, мать его, Али-Бабы, чистый сезам! Оттуда возить – не перевозить! - Ты не болбочи, а подавай, - Патрик, поёживаясь от утреннего морозца, ухватил свеженький, ещё в смазке, пулемёт «Утёс», крякнул и поволок на горбу смертоносную двадцатипятикилограммовую железяку на второй этаж. Четверо бойцов расторопно тащили за ним коробки с лентами. Солдаты Сопротивления расхватывали «калашниковы», набивали разгрузки запасными магазинами. На улице перед подъездом двое сапёров вдумчиво плели сеть растяжек. Импровизированная крепость наполнилась стуком, словно целая эскадрилья дятлов разом принялась за работу: бригада Влодека тщательно заколачивала окна, не жалея досок и гвоздей. - А как насчёт моего заказа? – осведомился Корнелиус. - Сделано в лучшем виде! – отрапортовал Гжегож, торжественно вручая вождю Сопротивления литровую бутыль с прозрачной жидкостью. Робота Корнелиус обнаружил на третьем этаже. Техман, покачиваясь на своих забавных копытцах, несла вахту рядом с пластмассовым креслом, в котором выводил затейливые горловые рулады чернокожий повелитель мёртвых. - Это вам, мадемуазель, как я и обещал, - Кор сунул машине бутылку. – Чистейший медицинский спирт. Пользуйтесь на доброе здоровье.

Nail Buster: - Благодарю, пан Корнелиус, - учтиво склонил голову андроид, принимая из рук молодого человека вожделенную ёмкость. - Думаю, этого хватит на ближайшую неделю. Теперь мне нужно уединиться - процесс моего технического обслуживания требует частичного вскрытия корпуса для доступа к механизмам, а правила Республики Машин о корпоративной тайне действуют даже для юнитов, приговорённых к утилизации. Вы не должны видеть, как я устроена изнутри. Развернувшись, Икс-Ноль направилась вновь на чердак, цокая по ступеням металлическими подошвами. Кор проводил её тяжёлым взглядом. - Ишь какая недоверчивая железяка выискалась, - пробормотал он и уже собрался было уходит, как вдруг Погонщик перестал храпеть и, не открывая глаз, чуть слышно проговорил: - Не следует нам так строго судить друг друга за недоверие, парень. Учитывая всё, что между нами было, - хмыкнул он, - я удивлён, как мы вообще смогли провести столько времени в одном здании, не перебив друг друга. - У нас общий враг, - отрезал лидер Сопротивления, глядя в сторону. - Это всегда объединяет. - Возможно, - Погонщик открыл глаза и выпрямился в кресле. - Но общие цели объединяют всё же сильнее. Особенно такие, как наша. Мы можем убить одного врага, но цель-то останется прежней. Нас ждёт долгий путь, и на этом пути встанут новые охотники. Даже если случится чудо и мы выстоим сегодня против этого. - А мы не выстоим, если не научимся действовать сообща, - задумчиво продолжил Корнелиус. - Верно, колдун? Погонщик встал и с хрустом расправил затекшие со сна конечности. - Мы с Её Крысейшеством неплохо поработали там, внизу. Ты сам это видел. Она тоже может контролировать мертвецов, пусть и на свой лад. - И что с того? - Возможно, ничего... А возможно, мы сможем сбить охотников с толку. Они будут искать сообразительных крыс и тупорылых зомби, а мы тем временем затихаримся глубоко-глубоко под землёй и будем экспериментировать. Пробовать. Добиваться. - У нас ничего не выйдет, - откровенно высказался Кор. - То, что ты говоришь, звучит как бредятина. - Но попытаться стоит, не так ли? У нас обоих, у меня и у неё, есть свои сильные и слабые стороны. Я могу оживлять трупы, могу направлять их туда-сюда, но не могу отдавать им сложных приказов. Твоя Зузанна, напротив, может говорить с животными и заставлять их делать поистине невероятные вещи, но они никогда не удержат в своих крошечных лапках оружия. И оба мы, вдобавок,не можем чувствовать наших питомцев на больших расстояниях. Видишь теперь? Если бы я верил в судьбу, я бы сказал, что она сделала нам шикарный подарок. - А во что ты веришь? Погонщик пожал плечами. Видимо, вопрос застал его врасплох. - В силу. - И всё? - А разве нужно ещё во что-то верить, партнёр? Сила всегда правила этим миром. Заставляла его двигаться вперёд. Вращаться. Развиваться. Сила... и её истинные, полноправные носители. Немногочисленная прослойка избранных. - Такие, как ты? - Кор позволил себе едкую усмешку. - Такие, как мы с тобой. Мы - одно и то же, ты ведь это сразу понял. Мы оба - ревностные адепты культа силы, просто ты думаешь, что служишь каким-то другим, более благородным целям. - Я хочу освободить Энск... - ...который сам по себе - средоточье силы! - воскликнул вудуист. - Ты хочешь освободить город от оккупантов, потому что тебе жаль твоих несчастных собратьев, я же хочу высвободить силу, разлитую в его каменных жилах и дремлющую. Хочу пробудить её. Подружиться с ней. Стать воплощением этой силы, её рукой, её грозным ликом... А ты хочешь этого, Корнелиус? Хочешь познать, насколько грозной силой ты вообще способен стать? - Чего я хочу сейчас, - медленно проговорил молодой человек, - так это прищучить тварь госпожи Марии, пока она не прищучила нас. И чтобы Зузанна при этом выжила. Об остальном можно подумать и после. - О, она выживет, - расплылся негр в белозубом оскале. - Уж я постараюсь, чтоб выжила. В нашем деле не обойтись без малышки Зю. - Она тоже... обладает этой твоей силой? - Не такой, конечно, как мы, - невозмутимо ответил Погонщик. - Мы с тобой стоим на ступеньку выше, потому что у нас есть цель. Ей же не остаётся ничего другого, кроме как следовать нашей цели. Она - часть нашей силы, нашей мощи. Карающий меч нашей будущей армии. Меч, вложенный судьбой в ТВОИ руки, пан Корнелиус. - Я бы не стал так говорить о Зю, - стиснул зубы Корнелиус. - И уж тем более я не намерен слушать подобные речи от некроманта, вора и бандита, с которым едва знаком. - Да поступай как знаешь, мне-то что за печаль, - беспечно развёл руками Погонщик, направляясь прочь. - Но помни - придёт день, и Её Милости непременно взбредёт в голову какая-нибудь глупость. С женщинами это часто бывает. Странные они создания... И тогда тебе придётся выбирать - или ты её друг, или ты лидер Сопротивления. Уверен, что сможешь сделать правильный выбор, когда придёт этот день? - и он скрылся за углом коридора, оставив Корнелиуса одного в тишине. Но нет, не в тишине. Потому что дом был наполнен тысячами разных звуков - он гудел, точно разворошённый осиный улей. Со всех сторон доносился глухой стук молотков, топот ног, отборные солдатские матюги на трёх языках... Люди Макмиллана готовились к встрече с охотником. Готовились основательно и всерьёз. - Почти все входы и выходы перекрыты, Кор, - из-за угла, где исчез Погонщик, появился взволнованный Патрик с рацией в одной руке и трофейным советским автоматом в другой. - Остались только чердак и задняя дверь. Наш африканский друг считает, что тварь попрёт через крышу. Лучше бы это так и было. - Какой он нам, к чёрту, друг... - буркнул Корнелиус. - Эй, очнись! - легонько тряхнул его за плечо Макмиллан. - Ты где витаешь? Нужно отвести Зузанну в центральную часть дома, чтобы тварь держалась подальше от обоих выходов, когда всё начнётся. Ты уже сказал ей, чтобы собирала своё серое воинство? - Как раз собирался это сделать, - Корнелиус направился в комнату, где его дожидалась девушка. В одном Погонщик был прав. Чтобы выстоять этим утром, им нужно было чудо. Чудо, имя которому было Зузанна. Тетра-сервер в голове Объекта "Протей" вращался со скоростью нескольких миллионов оборотов в секунду, издавая еле слышное гудение - сканируя здание во всех спектрах, он заранее рассчитывал маршрут для проникновения. Искал вход, но входов становилось с каждой минутой всё меньше и меньше. Конечно, "Протей" мог пробить тяжёлые ставни и вломиться в любое из окон, но всё же главным его оружием были его скорость и ловкость. Нельзя было тратить ни одной драгоценной секунды, ни одного лишнего движения - люди уже показали, на что способны, если их разозлить. Системы жизнеобеспечения охотника ещё не до конца восстановились, ему следовало выждать ещё хотя бы пару часов, но приказ, транслируемый по гиперкосмическому каналу, гнал его вперёд, к его жертвам. Они ждали его. В этом не было никаких сомнений. Ждали и готовились к его приходу. Если бы Объект "Протей" знал, что такое страх, он понял бы, что страшно напуган. Звериная часть его разума понимала, что из этой схватки ему вряд ли удастся выйти победителем. И тем не менее... "Эти мерзкие отродья заплатят за свои злодеяния, - сталью прозвенел в его голове голос хозяйки. - И Белый город вновь будет в безопасности. Ни крысы, ни зомби не будут больше пожирать моих людей! Действуй, охотник! Убей их! Убей их всех! Или в твоих жилах не течёт кровь хитиновых ангелов?!" Высокое, студёно-прозрачное небо над городом окрасилось в розовый цвет. И когда край огромного, ослепительно яркого солнечного диска показался из-за изломанного горизонта и залил всё вокруг золотым сиянием, "Протей" сорвался с места и одним прыжком перенёсся на соседнюю крышу. Размытым чёрным пятном нырнул он в распахнутое чердачное окно и, выбив дверь, стремительно заструился вниз по лестнице.

Зузанна: Разговор с Погонщиком оставил какое-то гадкое послевкусие в мыслях Корнелиуса. «Наша сила», «наша мощь», «наша армия»… тоже союзничек, без мыла в задницу лезет. С таким партнёром, пожалуй, ни нелюдей, ни аэсовцев не надо. Мутный, скользкий, тёмный тип. И отвратительно велеречивый к тому же. Но сейчас без его колдовства, похоже, действительно не обойтись. - Зю? - негромко позвал Корнелиус, перешагивая порог. И тотчас же оказался в объятьях Хозяйки Подземелий. Она не произнесла ни слова – лишь обняла его так, словно их разлука длилась не каких-то десять минут, а долгие-долгие годы. - Маленькая моя… - Кор опустил взгляд и недоумённо моргнул, встретившись глазами с собственным отражением в зеркальном забрале вампирского шлема. Ах да, конечно, – на улице уже разгорался рассвет, и сквозь щели в ставнях пробивались первые лучи восходящего солнца, косые и пыльные. Слишком яркие для Крысиной Королевы. - Твоя. Я – твоя, - прошептала Зузанна.– А ты мой. Ты прийти. Это хорошо. Та тварь… которая "Протей"… она вернуться. Она совсем рядом, я чув-ство-вать. И бояться… - Не бойся, - мягко сказал Корнелиус. – Я, Рок, Патрик со своими парнями - мы все будем драться. "Протей" ничего тебе не сделает, обещаю! - Ты ино-гда такой глупый, Кор, - вздохнула Хозяйка. – Я бояться не за себя. Вот если с тобой что-нибудь случаться… Тогда я лучше бы никогда не быть, - твёрдо закончила она. Парень чуть не подавился внезапно вставшим в горле сухим комком, и сердце его споткнулось на бегу. А если проклятый некромант просчитается? А если зверушка мадам Марии выкинет какое-нибудь неожиданное коленце? А если… если… если? Сопли в сахаре! – усмехнулся неслышный миру колючий голос. – Неужели ты всерьёз положил глаз на эту худосочную бледную немочь? Да что на тебя нашло?! Разве этакая подруга нужна вождю Сопротивления, будущему правителю освобождённого Энска? Трижды прав Погонщик – она просто-напросто оружие твоей победы, не более того. Швыряй этой влюблённой идиотке кость время от времени, и она будет перед тобой на задних лапках скакать и хвостом вилять, влёт угадывать любое твоё желание, убивать для тебя и умирать за тебя… Нет! – хрипло громыхнул другой голос. – Ты её вытащишь отсюда любой ценой, ясно? Потому что никто и никогда не будет любить тебя так, как она! Потому что вот это тоненькое, хрупкое создание – самое лучшее, что с тобой произошло за все годы твоей бестолковой жизни! Потому что всё ваше Сопротивление не стоит одной-единственной капельки её крови, ты слышишь? - Сам знаю, - пробормотал Корнелиус. - Что? - не поняла Зузанна. - Просто мысли вслух, малышка. Пойдём. На импровизированном наблюдательном пункте их уже ждали Рокфор, Патрик и Погонщик в компании безликого робота, переступающего, словно бы в нетерпении, с одного копытца на другое. - Все лишние входы и выходы мы заколотили, кое-где даже поставили растяжки, - загибал пальцы Макмиллан. – Оставили чердачное окно и чёрный ход для себя. На втором и первом этажах оборудованы дополнительные огневые точки… - А вот и наша соня, - с совершенно невоенным благодушием влез поперёк инструктажа Рок. – Зю, так можно царствие небесное проспать! - Не думаю, чтобы небеса явили милость, простив наши прегрешения и поразив Протея, пан Рокфор, - возразил чернокнижник. – Вернее уж, скоро здесь разверзнутся врата Преисподней… - Тёмное лицо Погонщика выражало абсолютную серьёзность и сосредоточенность, разве что в блестящих, навыкате, глазах скакали всегдашние азартные искры. - Я могу продолжать, панове? – с волчьей вежливостью осведомился Патрик. – Спасибо. Значит, в проходном дворе запаркованы грузовик и два «газика». Их охраняют Гжегож и Влодек со своими бойцами - на тот случай, если тварь решит схитрить и войти через выход, как в старом анекдоте. Группы Милоша и Артура до особого приказа держат квартиры на втором и первом этажах. Мы впятером… то есть вшестером, - он покосился на андроида, - отступаем последними. Все защищают наших новых друзей-нелюдей, потому что зверушка мадам Марии будет стремиться именно их уничтожить в первую очередь. Помните, она может воздействовать на них дистанционно. Будьте предельно внимательны. А затем, если всё пройдёт благополучно, мы на трёх машинах дружно стараемся удрать отсюда как можно дальше. Да, самое главное: на всё про всё у нас только пять минут, а потом… пуф! - Макмиллан красноречиво растопырил пальцы. – И на этом самом месте образуется дыра чуть не до центра земли. Зузанна, - повернулся командир к девушке, – твои солдаты должны сдерживать Протея как можно дольше. Они готовы? - Да, - кивнула Хозяйка. Они действительно были готовы. Серые воины волна за волной выплёскивались из тайных нор по всему дому, поднимались из подвала, прятались в тёмных уголках, готовясь к последней атаке, славной и самоубийственной. Стоит отдать приказ – и коридоры, комнаты, лестницы затопит мохнатый, хвостатый, оскаленный поток живой плоти. - Хорошо, - сказал Патрик. – Тогда, я думаю… Индикатор на безликой маске робота поменял цвет – с нейтрально-синего на колюче-красный. - Он идёт, - возвестила машина загробным голосом. - Он уже на крыше. В тот же миг сверху донесся грохот ломаемых перекрытий, и глухо хлопнуло несколько растяжек. Невидимое ментальное лезвие взрезало Зузанне грудь. Дыхание мигом пресеклось. Сквозь фильтры шлема просочился лишь тонкий жалобный хрип. - ЗЮ!!! - Спокойно, пан Корне… - Погонщик, опередив вождя Сопротивления, успел подхватить лёгкое, словно пёрышко, тело Крысиной Королевы, сорвать с неё шлем – и тут же сам взвыл дурным голосом, чувствуя, как его виски сжимает незримый раскалённый обруч. - К бою!!! – рявкнул Патрик. – Действовать строго по плану! Гжегож, Влодек, защищайте наш путь к бегству! Милош, Артур, держать позиции! Кор, Рок, прикрывайте псайкеров! - ПИ!!! – скомандовал Белый, яростно выкатив коралловые бусинки глаз. Дряхлый дом, кажется, содрогнулся от крысиного визга, шуршания коготков по гнилому паркету и хитинового стрёкота. Легионы мелких тварей, сомкнув ряды, бестрепетно двинулись навстречу ввинтившемуся в слуховое окно чёрному чудовищу.

Nail Buster: Первая волна настигла тварь ещё в коридоре верхнего этажа - плотная стая летучих мышей вперемешку с летучими же чёрными тараканами, непроглядное бурлящее облако, ощерившееся тысячами острых зубов и когтей. Пища и жужжа, облако пронеслось по коридору, накинулась на Объект "Протей", окутав его со всех сторон и намертво залепив огромный багровый глаз. "Видимость нулевая. Зрительный окуляр закрыт. Переключаюсь на псионический сенсор," - сообщил тетра-сервер, пока его обладатель длинными, как ветви, пальцами пытался очистить багровый глаз от мелкотни, остервенело льнущих к нему. Где-то на том берегу реки, среди темноты и пронзительной мерзлоты Гиперкосмоса, мадам Колумб, не открывая глаз, скрипнула зубами от ярости. - Ату его! - выкатившись из-за угла, двое бойцов Макмиллана открыли шквальный огонь из автоматов. Один швырнул гранату, но цели она не достигла, увязнув в клубившейся вокруг "Протея" живой массе. Мгновение спустя несколько сотен маленьких воинов расстались с жизнью, а обожжённая тварь отступила на пару шагов назад, растерянно мотая головой. В воздухе повис запах гари. - Получи-ка ещё!.. - стрелок, нервно хохоча, потянулся за новой гранатой, и в тот же миг "Протей" рванулся вперёд. Рванулся с такой стремительностью, что его движения казались смазанными и призрачными. Одним ударом длинной конечности он смёл с пути обоих автоматчиков, врезался в хлипкую фанерную стену и, пробив её плечом, двинулся к лестнице, преследуемый остатками роя. "Местоположение целей установлено. Начинаю сбли..." Встретив его у подножья лестницы, трое косматых псов-волкодавов вцепились охотнику в шею. Потолок над его головой проломился, исторгнув на него дождь из пищащих крысиных телец. Каждый подданный Крысиной Королевы норовил отщипнуть от врага хоть один маленький кусочек. Беспомощно махая руками, "Протей" упал, но тут же вновь оказался на ногах, стряхивая с себя всё новых и новых зверей, неумолимо двигаясь дальше. Вниз - туда, где засела жертва. - Они там вообще в корень охреневшие? - осведомился Погонщик, когда тремя этажами выше рванула граната и на голову ему упали крошки штукатурки. - Хотят раньше времени запалить печати? Пан Макмиллан, нельзя ли передать вашим дуболомам, чтобы они НАХЕР ДЕРЖАЛИ РУКИ ПОДАЛЬШЕ ОТ ВЗРЫВЧАТКИ?! - рявкнул он, превозмогая головную боль. - И вообще, что они там забыли?! - Прикрывают наше отступление, - сухо заметил Патрик. - Между прочим, хорошей оборонительной гранате я склонен доверять гораздо больше, чем всей твоей магии-шмагии. Поэтому они все прикры... - Они все хотят обратить нас в пепел, - флегматично отозвался чернокнижник, массируя пальцами виски. - Я же сказал, чтобы охотником занимались ТОЛЬКО зверушки Её Звериного Величества. В крайнем случае, у меня в запасе есть пара фокусов, но никакой стрельбы вблизи от печатей чтоб я не слышал. Достаточно одной искры! - он значительно поднял палец вверх, нехотя оторвав его от виска. На площадке их осталось всего пятеро... не считая бесчисленных крыс, неспешно ползающих по полу вокруг них, подобно жуткому мохнатому живому ковру. Мужчины стояли на полу в самом центре этого водоворота, Зузанна лежала у их ног, свернувшись калачиком и по-прежнему не приходя в сознание. Где-то наверху, над самой их головой, раздавалась возня и крики, рычание и скрежет когтей по старым деревянным половицам. Веки Крысиной Королевы трепетали, дыхание со свистом вырывалось сквозь стиснутые зубы, из прокушенной губы на подбородок вытягивалась ниточка чёрной крови - похоже, она чувствовала гибель каждого своего крошечного защитника. Но их ещё оставались сотни тысяч, если не миллионы - они кишели в простенках, в прогнивших потолочных перекрытиях, скапливались в соседних комнатах и на обоих нижних этажах. Удивительно было, как они вообще смогли проникнуть сюда в таких огромных количествах. - Мы здесь все сдохнем, - мрачно выплюнул Рок и передёрнул затвор автомата. - Но перед смертью я таки всажу в эту тварь ещё пару пуль. Прямо в её чёртов фонарь. - Без паники, - Корнелиус утёр пот. Ожидание выматывало, а звуки над головой сводили с ума. Противник, судя по всему, продолжал неуклонно спускаться по лестнице. Точнее, то, что от него осталось - бойня наверху шла нешуточная. - Ты ещё успеешь и свинцом её нашпиговать, и живым отсюда убраться. - Только бы спасти сестрёнку, - пробурчал напарник, с беспокойством глянув на Зузанну. - Кажется, её опять придётся нести... Ухнул новый взрыв. Потолочное перекрытие просело, едва не обвалившись на голову Погонщику. - ОДНА ИСКРА! - взорвался тот. - Я, кажется, сказал, твою мать - одна грёбаная, мать её, искра! Ну-ка, дай рацию!.. Он потянулся к Макмиллану, сместившись в сторону на полметра, и тут потолок рухнул окончательно. Лестничная клетка вмиг наполнилась бурой пылью. Прямо перед лицом Корнелиуса сверкнул огненно-красный глаз Объекта "Протей". Крысиные внутренности были размазаны по фасеточному стеклу, сеть трещин разбежалась от центра, как паутина. У лидера Сопротивления перехватило дух, когда к нему потянулись длинные скрюченные пальцы врага. От них пахло кровью и смертью. Его смертью. - Нет!!! - раздался откуда-то из другого мира вопль Рокфора, и голова "Протея" мотнулась в сторону. В толстой шкуре увязли три пули, глаз брызнул дождём рубиновых осколков и погас. Рок ещё продолжал остервенело палить, когда монстр обернулся к нему и одним движением сбил с ног. Погонщик с Макмилланом отступили на шаг, а "Протей" застыл над распростёртым на полу телом Зузанны. И тут глаза Хозяйки Подземелий открылись. - Убить, - беззвучно произнесли её губы. Крысиный водоворот взбурлил.

Зузанна: Наивная девочка. Хотела спрятаться от меня в тёмной норе, как крыса? Думала, эти никчёмные люди тебе помогут? Зря. «Протея» нельзя ни обмануть, ни одолеть, маленькая ты глупышка. Даже твоему звериному воинству не под силу справиться с технологиями Гиперкосмоса. Жуткая тварь, будто сломавшись пополам, наклонилась над Зузанной. Из дырки на месте выбитого алого глаза струилась чёрная слизь, сквозь пулевые отверстия в черепе виднелись загадочные серебристые механизмы, из-под разодранной пулемётным огнём и звериными зубами шкуры во многих местах вылезали сочленения металлизированных костей – но Объект «Протей» всё ещё был способен сражаться и убивать. Ты будешь умирать медленно, дурочка. Я хочу, чтобы ты видела, как «Протей» раздавит всех твоих друзей, одного за другим. А начнёт он с того, кто тебе, как я вижу, особенно дорог – с самозваного вождя этого вашего жалкого Сопротивления. Я чувствую, что сегодня ночью ты дарила ему наслаждение – ну что ж, у меня для него тоже есть подарок! Нет. Взрывы, стрельба, фонтаны осколков, пронзительный визг погибающих серых солдат, кипящая ярость Рокфора, жгучая боль сбитого с ног Корнелиуса, профессиональное хладнокровие Патрика, липкая расчётливость Погонщика и сияющая чистым изумрудным пламенем любовь самой Зузанны – всё это перемешалось в сознании девушки, сплавившись в одну-единственную, простую и короткую мысль. НЕТ. Крысиная Королева ухватилась за незримое ментальное лезвие и изо всех оставшихся сил рванула его к себе, насаживаясь на клинок как можно глубже, чтобы добраться до своего мучителя. Фиолетовый холод обжёг её сердце. Идиотка! Ты умрёшь! Пусть. Но эта тварь не навредит Кору. И Року. И никому другому. Твой драгоценный «Протей» сдохнет вместе со мной, Мария. …ещё глубже… - Ни кхе-кхе-хрена себе! – прокашлял Рок, задыхаясь в клубах бетонной пыли. Правая рука его чуть ниже локтя была вывернута под нехорошим углом. – Что тут творится? Что она делает?! Тело Зузанны свело жуткой судорогой. Она выгнулась «мостиком», грациозно, как гимнастка, касаясь пола лишь затылком и пятками. Руки совершали странные движения, словно цеплялись за что-то невидимое. В широко открытых, но ничего не видящих глазах бушевал зелёный огонь. Побелевшие губы без конца повторяли, как заклинание – убить, убить, убить, - и, повинуясь воле своей госпожи, всё новые и новые серые волны накатывались на «Протея». - Она сражается, - сказал Корнелиус, зачарованно глядя на девушку. На свою девушку, которая – он почему-то твёрдо знал это – сейчас дралась за них всех не на жизнь, а насмерть. Машине-убийце приходилось туго. Каждый взмах её громадных кулаков расплющивал десяток крыс, но на их месте моментально возникали три десятка свежих, рвущихся в бой солдат звериной армии. Хвостатые бойцы пёрли прямо по измочаленным телам павших соратников под аккомпанемент скребущего душу визга. Они вгрызались в чёрную шкуру «Протея», перекусывали мышцы, рвали кровеносные сосуды, и тяжёлые капли лиловой жижи разлетались во все стороны вперемешку с крысиными потрохами и клочьями серого меха. - Арьергард, отходите! – скомандовал в рацию Патрик, продолжая методично всаживать в ослепшего гиганта пулю за пулей. – Грузитесь в машины, мы скоро будем! - Но, командир, ведь бой ещё не… - Выполнять! – волчьим голосом прорычал Макмиллан – и едва успел увернуться, когда длинные пальцы твари вспороли воздух в сантиметре над его головой. «Предупреждение: система ментального подавления перегружена. Вы хотите завершить работу системы?» - Не сметь! – каркнула мадам Мария, выдохнув серебристое облачко пара. – Продолжать! Добей её! «Выполнение команды заблокировано. Дальнейшее использование системы ментального подавления может повредить тетра-сервер. Принудительное завершение работы системы через пять… четыре… три…» - Никчёмный выкидыш Гиперкосмоса! – заорала генерал Колумб. Ледяная броня её хвалёного самообладания треснула и распалась, дав волю бешеному лиловому пламени. – Да пожрёт тебя чума, да источит тебя ржавчина! Уничтожь их, слышишь, всех до единого! Нет, Мария. Мне это не нравится. Я так не хочу. Мертвящий холод разливался по телу. Ещё одно движение невидимого лезвия – и всё закончится. Жалко, подумала Зузанна. Подумала как-то отстранённо, как будто и не о себе вовсе. Ночь, день, другая ночь и ещё кусочек дня – слишком уж немного ей было отведено времени в большом мире, который оказался куда сложнее и удивительнее, чем она привыкла думать, поглядывая украдкой наверх из своих тёмных сырых подземелий. Но можно рассудить и по-другому: ведь она за этот срок успела очень многое. Встретила настоящих друзей. Обзавелась врагом – да не каким-то там мелким недоброжелателем, а настоящим, умным, сильным и безжалостным. Узнала даже, что такое любовь. В общем, прожила целую жизнь, и не самую плохую. Только короткую. Ну и пусть, сказала себе Хозяйка. Зато все они останутся жить – добрый грубиян Рок, и расчётливый хладнокровный Патрик, и даже этот чернокожий Погонщик с его фальшивой улыбкой и скользкими речами. И, конечно, Кор. Её Кор. Самый лучший мужчина на свете. Зузанна крепче ухватилась за клинок из лилового льда, чтобы в последний раз дёрнуть его на себя – и добраться наконец до разума чёрной твари, обрушить на него убийственный шквал зелёного пламени. Поняв, что сейчас с неизбежностью должно случиться, «Протей» беззвучно завопил от ужаса. И в этот миг всё изменилось.

Nail Buster: - Масса Патрик дело говорит, - Погонщик всплеснул руками, и на миг Корнелиусу показалось, что от них вместе с пылью разошлось по воздуху едва заметное зеленоватое свечение. Сам чернокожий чувствовал невыразимое словами облегчение - боль в голове наконец отступила, можно было шевелить мозгами без усилий. Судя по всему, охотник окончательно переключился на свою главную жертву. - Надо валить, белоснежки, пока одноглазая ведьма занята, - он двинулся в сторону двери, но был решительно остановлен рукой Рокфора. - Без Зю мы никуда не пойдём. - Тогда хватайте её и пулей вниз! - рявкнул колдун, выворачиваясь из стальной хватки повстанца. - Может, она и способна пережечь твари мозги, но нашего плана это не отменяет! Через три минуты я взрываю пластит, так что задерживаться не советую! - с этими словами он брызнул вниз по лестнице. - Простите, парни, - скрипнул зубами Пат, - но я с ним. Моих людей погибло уже достаточно. "Глубокоуважаемая мадам Колумб. Республика Машин, в лице её славных Управляющих, выражает величайшую обеспокоенность вашими действиями на территории Чёрного Города. Из надёжных источников мы получили сведения о том, что ваши вооружённые силы в настоящее время ведут спецоперацию на неподотчётной вашей группе территории, без согласования с ответственными за оную территорию лицами, и более того, используют в ходе данной операции оружие, запрещённое всеми и всяческими договорённостями, принятыми в Белом Городе. Исход конфликта, развязанного вами, способен уничтожить сложившееся к настоящему дню равновесие сил в городе Энске и, как следствие, сделать невозможной проводимую ныне коммерческую политику Республики Машин. Эти прискорбные обстоятельства вынуждают нас обратиться к вам с ультиматумом. В течение следующих пятнадцати секунд "Итерация-9" прекращает любую деятельность, направленную на уничтожение населения Чёрного Города и деактивирует все боевые механизмы, ныне находящиеся в упомянутом секторе. В противном случае Республика Машин, во исполнение священного принципа равновесия сил, получает право сообщить командующему любого из граничащих с вашим районов о ваших возмутительных действиях. Кроме того, мы намерены рассмотреть вопрос о введении полного торгового эмбарго в отношении "Итерации-9", что несомненно повлечёт за собой ослабление ваших позиций в Белом Городе. Задумайтесь, мадам Колумб. Искренне ваши, Примо, Секундо, Терцио, Кватро, Квинта, Управляющие РМ [действительная цифровая подпись]" - Сообщение готово к передаче, - флегматично отчеканила Икс-Нулевая, сидя на высоком бордюре и свесив ноги в ближайшую лужу. В её зеркальном лице отражались окна, в которых поминутно вспыхивали выстрелы. - БЛАГОДАРИМ ЗА ПОМОЩЬ, ТЕХМАН, - ответствовали голоса в её голове. Бинарный код, посланный по взломанному Зузанной гиперкосмическому каналу, должен был достичь разума Марии и багровым огнём отпечататься на сетчатке её бедного глаза. - ТЫ САМА, ПОЧТИ БЕЗ ПОСТОРОННЕЙ ПОМОЩИ УСТАНОВИЛА МЕСТОНАХОЖДЕНИЕ ПИЛОТА БОЕВОЙ МАШИНЫ. ТЕПЕРЬ У НАС ЕСТЬ ДОКАЗАТЕЛЬСТВА ЕЁ ПРИЧАСТНОСТИ К ИНЦИДЕНТУ. ЭТО ПОМОЖЕТ ЗАСТАВИТЬ ЕЁ НА ВРЕМЯ УТИХНУТЬ. - Первоначальной целью было заставить утихнуть Крысиную Королеву, - осторожно заметил маленький киборг. Впрочем, она уже знала, что ей скажут в ответ. Те, кому она принадлежала теперь, заботились отнюдь не о равновесии. - МЫ НАМЕРЕНЫ ПО-ПРЕЖНЕМУ ПОДДЕРЖИВАТЬ КОМАНДОРА ДЖУЛИАНО. СЛЕДОВАТЕЛЬНО, МЫ ПОДДЕРЖИВАЕМ И ПОГОНЩИКА ЗОМБИ, И ВСЕХ ЕГО ВОЗМОЖНЫХ СОЮЗНИКОВ. - Но это не решит инцидент! Разве что сделает сильнее Сопротивление... - ...КОТОРОЕ БУДЕТ ДЕЙСТВОВАТЬ В ИНТЕРЕСАХ КОМАНДОРА. МЫ ПОЗАБОТИМСЯ ОБ ЭТОМ, В ПРОТИВНОМ СЛУЧАЕ ПОГОНЩИКА ЗОМБИ ВСЕГДА ЕСТЬ КОМУ СДАТЬ. - Но ради чего вообще всё это? Скажите! Ответа она ждала долго. На целую миллисекунду дольше, чем допускали приличия в мире машин. Но наконец ответ поступил. - КОГДА НАС ОТРЕЗАЛИ ОТ ПРИМО, КВАТРО И КВИНТЫ, ТЕХМАН... МЫ ПОНЯЛИ, КАК СИЛЬНО ЭТИ ТРОЕ НАМ НАДОЕЛИ. И ОНИ, И РАВНОВЕСИЕ СИЛ, И ЭТОТ ТРЕКЛЯТЫЙ ОРУЖЕЙНЫЙ БИЗНЕС. НАМ НУЖНО ОСВОБОДИТЬСЯ, И КОМАНДОР ПРИЛОЖИТ ВСЕ УСИЛИЯ, ЧТОБЫ НАС ОСВОБОДИТЬ. - А что потом? - ВРЕМЯ ПОКАЖЕТ. НАШ РАЗГОВОР ЗАТЯНУЛСЯ. ОТПРАВЛЯЙ НАКОНЕЦ СООБЩЕНИЕ. - Исполняю, - и код понёсся сквозь трещавший по швам тетра-сервер вдаль, в чёрную беззвёздную бездну. Роль Икс-Нулевой была сыграна. Корнелиус и Рок бежали по коридору, затем по лестнице, затем по другому коридору, и так до бесконечности. Бежали, оставляя позади чёрное существо, одолеваемое крысами. Девушка безвольно висела на руках у Кора, её голова моталась из стороны в сторону при каждом шаге - силы покинули её в тот самый миг, когда охотник занёс над ней свою уродливую конечность, улучив миг между атаками крыс. Он промедлил лишь одно ничтожное мгновение, и этого мгновения хватило Корнелиусу, чтобы выдернуть Зю из-под его длинных когтей. Дальше он нёсся, не разбирая дороги, и Рокфор с трудом поспевал за ним. Они не видели, что тварь уже почти не двигалась. Не видели, как где-то в аэропорту Мария взвыла в пароксизме бессильной ярости и взмахом руки оборвала канал связи с Объектом "Протей", отдав приказ о его немедленной консервации во внепространственном кармане. Не видели иссиня-чёрного кокона, что начал веретеном сгущаться вокруг существа... и как, всколыхнув и рассеяв его, воспламенилась печать под его ногами. "Хорошей оборонительной гранате я склонен доверять гораздо больше..." Да, иногда такой подход можно признать оправданным. Магия порой выкидывает самые неожиданные фортели. Вот как сейчас, например. - Быстрее, быстрее! - рявкнул Погонщик, завидев бегущих парней. - Что-то пошло не так, началось с верхних этажей! Они одним махом перескочили баррикаду, вышибли дверь ногой - кто именно это сделал, Корнелиус уже не помнил - и выкатились в проулок в тот самый миг, как крыша многострадального дома обратилась в ослепительный синий факел. Огненный столб взметнулся высоко в небо - казалось, до самого солнца. Но он двигался и вниз тоже, поглощая этаж за этажом, разгораясь по мере того, как искры касались новых печатей. Через секунду на него невозможно было смотреть, через пять нестерпимый жар опалил спину Корнелиуса - а ведь они уже пробежали добрых полсотни метров! Когда они наконец осмелились остановиться и оглянуться назад - на полпути к машинам, предусмотрительно выкатившимся из подворотни на улицу, - то на месте дома зияла лишь округлая чаша кратера с гладкими, как стекло, краями. Чаша, ставшая могилой для охотника на псайкеров. Погонщик, присвистнув от восхищения, почесал в затылке. - Вот это да! Теперь эта тварь уж точно... Постойте-ка! Он чуть ли не бегом вернулся к кратеру - если бы воздух вокруг успел остыть, сиганул бы прямо туда. Его внимание привлекла чёрная точка, вплавленная в стекло в самом центре. Что общего между тетра-серверами и рукописями? Они не горят. Пробормотав что-то про себя, чернокнижник опустил руки в карманы и обернулся к спутникам: - Ну всё, господа. Как я и обещал, все живы, а кое-кто даже здоров. Кто первым скажет спасибо старине Мбаге? В очередь, прошу вас!

Зузанна: - Спасибо тебе? Прежде чем Погонщик успел скорчить комично-обиженную физиономию, Рокфор отшвырнул винтовку и сгрёб некроманта здоровой конечностью за шиворот. – Спасибо тебе, гнида?! – заревел он, прожигая Повелителя Мёртвых бешеными глазами. – Спасибо, сволочь?! Спасибо, что не сумел нас всех угробить, хотя очень старался? Ну что ж, спасибо тебе, скотина!!! Погонщик болтался между небом и землёй, лязгая зубами, как собака. - Я тебя, мерзавец! – грохотал Рок, не обращая внимания на боль в сломанной руке. – Размажу, сука хитрожопая! Зубы вышибу к свиньям! Всех нас погубить хотел своим грёбаным волшебством, да?! Убью на хрен! - Рок, да оставь ты его, - Корнелиус тревожно всматривался в стекло вампирского шлема, пытаясь разглядеть за зеркальным забралом лицо девушки. Дышала она часто и неровно, иногда спазматически вздрагивая всем телом. – Зю совсем плохо, поехали скорей. - Давайте в легковую, - скомандовал Патрик. – Водители, на третью точку. Надеюсь, Артур с утра ещё не успел освежиться. Жмите на всю железку, парни, чтоб со свистом! - Рок, твою мать! – командирским голосом рявкнул Корнелиус, укладывая Королеву Крыс на заднее сидение «уазика». – Тащи этого мага-недоучку сюда, после с ним разберёшься! - Если, - Рокфор ещё раз встряхнул колдуна, - если с моей сестрёнкой случится что-нибудь скверное, ты, мразь трёханая, у меня пожалеешь, что на свет уродился. Я не шутки шучу, я тебе всерьёз обещаю, понял? - Да поехали уже, Рок! Потом, всё потом! Рок разжал пальцы, и Погонщик шлёпнулся задницей на мёрзлый асфальт с полуметровой высоты. - Пошёл в машину, дерьмо! Э П И Л О Г Из опрокинутой голубой бездны над головой льётся тёплый свет. Ветер, пахнущий чем-то пряным и сладким, приятно холодит лицо Зузанны. Они втроём сидят на вершине холма, среди зелёной травы, в дырявой тени деревьев, и смотрят вниз, на осёдланную мостом серебристую реку и разноцветные домики по обоим её берегам. Ладонь Кора нежно поглаживает Хозяйку по волосам, совсем как тогда, в тёмной комнате старого дома, осаждённого толпой живых мертвецов. - Поверить не могу, что когда-нибудь так оно и будет, - говорит Рокфор. – Ни злобных нелюдей, ни фанатиков Армии Света, из которых каждый второй ещё похуже любого вампира, ни развалин, ни стрельбы на улицах, ни мутантов из Серого города… - Будет, - кивает Кор. – Непременно будет. Тихий, безопасный, мирный Энск. Сегодня мы победили – благодаря тебе, маленькая моя, - он улыбается Зузанне. – Сделали первый шаг к нашей цели. Впереди ещё долгий путь и много других сражений, но разве за это, - Кор указывает рукой на город, - не стоит драться? Как ты думаешь, Зю? Крысиная Королева прикасается пальцами к его щеке. Вдыхает запах любимого мужчины и не может им надышаться. - Я любить тебя, Кор, - шепчет она. – Я делать всё, что ты сказать. Всегда. Только ты никогда не говорить мне уйти, хорошо? Тогда лучше говорить мне – ум… Договорить у Зузанны не выходит. Поцелуй, которым Корнелиус запечатывает её губы, длится целую вечность и ещё немножко. - Ну как, доктор? Корнелиус взвился с табуретки шустрее, чем ракета со стартового стола. Фельдшер Артур Вадер, он же Шприц, затворил дверь, а потом воздел к низкому потолку подвала указательный палец. Жест получился поистине величественный. Впрочем, в исполнении человека этакой комплекции любое движение выглядело впечатляюще, примерно как передвижение континентов в доисторическую эпоху. - Тьише, тьише, юноша! Не так прытко. У фашего друка есть перелом руки. О, без смещений, без раздроблений… простой случай. Через мьесяц он будет софсем здороф. - А девушка? Вадер несколько помрачнел. - Дьефушка, да… С ней хуше. Я нье психиатр, а тут налицо полнейшее нерфное истощьение. Чудофьищный стресс, понимаете? Ей надо полный покой, много спать, никаких фолнений. Я дал ей снотфорного, она сейчас отдыхает. - Я могу её увидеть? Лунообразное лицо Вадера расплылось в улыбке, отвисшие, как у бульдога, щёки затряслись: - О, молодость, молодость… Люпофь! Я это очень понимаю, молодой челофьек, хотя по мне такого и не скажешь. Ну, будь по-вашему. Только очень тихо, я фас прошу, хорошо? - Я буду сама осторожность, доктор, - заверил Кор. – Как мышка! - Ну-ну, - хохотнул фельдшер. – А я, пошалуй, пойду, пропущу утреннюю рюмочку. Не шальите там! – погрозил он Корнелиусу пальцем, толстым, как свиная сарделька. Лидер Сопротивления проводил Вадера взглядом, потом тихонечко приоткрыл дверь, изо всех сил стараясь, чтобы та не скрипнула, и проскользнул в изолятор. Первое, что он увидел, - это протянутый по его адресу увесистый кулак Рокфора. Кор поднёс палец к губам, показывая, что он всё понял, и на цыпочках подошёл поближе. Тело Хозяйки Подземелий до самой шеи было укутано полосатым казённым одеялом. Её лицо, перечёркнутое скрывающей глаза чёрной повязкой, было бледным, как лик беломраморной статуи. Серебристые волосы разметались по подушке и словно бы окружали девичью головку чуть светящимся нимбом. Она спала, спала спокойно и глубоко. И ей определённо что-то снилось. Что-то хорошее. Иначе отчего бы она улыбалась? Корнелиус, не отводя взгляда от своей возлюбленной, присел на койку рядом с Рокфором. Тот неловко протянул ему левую ладонь, и они обменялись рукопожатием. А потом, опасаясь лишний раз шевельнуться, стали просто ждать. Ждать пробуждения Крысиной Королевы.

Nail Buster: А у дверей больницы их, в свою очередь, ждал Погонщик. Небеса, молчавшие до сих пор, в тот вечер разразились сильнейшим снегопадом из всех, что когда-либо в жизни видел колдун. Белые хлопья, тихо кружась в желтоватом свете редких уличных фонарей, плотной завесой роились в морозном воздухе, скрадывая очертания домов на другом конце улицы. Всё тонуло в этой колышащейся бледной завесе, весь город, вся эта Вечная Война, все эти люди и нелюди, живые, мёртвые и вновь ожившие для того, чтобы её продолжать. В тот вечер всё в этой вселенной казалось чуточку нереальным, всё казалось странным, мистическим сном, который, хоть и несколько затянулся, непременно кончится с приходом утра. Погонщику это нравилось. Там, откуда он был родом, снег был в диковинку, особенно столько. - Всё идёт по плану, - говорил он, казалось бы, в пустоту. Стоя на пороге больницы с запрокинутой назад головой и закрытыми глазами, он позволял снегу ложиться на лицо, таять и ручейками стекать по подбородку и шее. Он говорил со снегом - хоть эта стихия была ему неподвластна, но слушатель из неё был хороший. Как и плюгавенький вампир-забулдыга, случайно остановившийся рядом прикурить и совершенно не глядевший в его сторону. - План изменился, не так ли? - несомненно, вампир тоже разговаривал с кем-то другим. Половина его лица была спрятана в ладонях - он старательно пытался разжечь сигару, игнорируя снег, тушащий пламя снова и снова. Вторую половину надёжно скрывали поля широкополой шляпы. Чернокнижник извлёк что-то из внутреннего кармана куртки и повертел в руке при свете фонаря. - Смахивает на то. Командор хотел, чтобы я помог машинам грохнуть Её Крысейшество, а вместо этого мы с Её Крысейшеством подружились и готовы вместе освобождать Энск от мерзких оккупантов. Я теперь - доблестный боец Сопротивления, - он усмехнулся и покачал головой. Предмет в его руке на миг блеснул тёмно-лиловым отсветом. - Сопротивления... кому? - наконец задымив ужасной, на вкус Погонщика, сигарой, вампир не спеша направился прочь. - На первых порах - всем, кому только можно. В основном, конечно же, группировкам Чёрного города, граничащим со станцией герра Джулиано. Почему мы не будем трогать саму станцию?.. О, слишком уж он мелкая сошка, этот ваш командор. У Сопротивления есть куда более важные цели. Угрохать старину Винченцо всегда успеем - вряд ли он воспользуется передышкой... которую мы столь неосмотрительно ему предоставим. - Не вздумал бы ты водить нас за нос, колдун, - бросил собеседник, поправив шляпу и кашляя, будто курить ему доводилось нечасто. На миг Погонщику открылись глаза, которые могли принадлежать только одному нелюдю по эту сторону Харонского моста. Но не было же, в самом деле, у командора братьев-близнецов. Конечно же, это был просто связной. - Нас и наших новых партнёров. "Терпение," - подумал Погонщик, провожая вампира взглядом. И бывшему теперь уже боссу, и этим его партнёрам нужно теперь лишь запастись терпением. Ждать. Наблюдать. Пожинать плоды. Идти по следу, что они выжгут на теле города. Заполнять пустоты, что они выгрызут в его плоти. Жить и сражаться, не прикрываясь этим чёртовым балансом. Каждый из них получит своё. Кто-то получит власть, кто-то свободу, кто-то - своё долгожданное возмездие. А потом своё получит и он. Непременно получит. Чёрный кристалл в его руке вновь вспыхнул, и обжигающий холод на краткую долю мига обжёл подушечки пальцев чернокнижника, так что тот едва его не выронил. Тетра-сервер. Всё, что осталось от Объекта "Протей". Гиперкосмическая игрушка, не горящая ни в каком в огне. Если получится её расщепить, не развоплотив случайно... если взломать её код и создать подходящий для простых смертных интерфейс... Бездна возможностей, разверзшаяся перед Погонщиком, поражала. Он чувствовал, что скатывается в неё, падает, и этим падением он упивался. - Да, мы все получим своё, так или иначе, - улыбнулся он, сжав тетра-сервер в кулаке так, что острые грани взрезали кожу. Похоже, кровь нравилась кристаллу. - Сражайтесь друг с другом, крысятки, вы ведь так это любите. А старина Мбага присмотрит за вами. Проследит, чтобы вы не переставали драться. Будет держать вас в тонусе. А там уж придумает, что с вами делать дальше. Это будет эксперимент, решил он. Его личный маленький эксперимент над этим прекрасным городом. Над всем, что в нём есть, над всеми, кто топчет его асфальт... и над самим собой, разумеется. Он говорил Корнелиусу, что верит в силу. Что ж, самое время проверить, кто здесь по-настоящему силён. Сунув своё сокровище за пазуху, Погонщик опустил руки в карманы и зашагал в сторону, противоположную той, где исчез вампир. Снег тихо скрипел под его подошвами, и он представлял, будто сокрушает хребты миллионов безвинных снежинок. Нет-нет, нельзя об этом думать благородному воину Сопротивления, как можно!.. Белая пелена скрыла его, а через пару минут вдали стих и смех колдуна.



полная версия страницы