Форум » Фронтовые сводки » Серая Рать » Ответить

Серая Рать

Nail Buster: Место действия: город Энск, Польша Время действия: январь 2011 года Участники: Nail Buster, Зузанна, X0 Действующие лица: Хозяйка Подземелий Зузанна, киборг-техман X0 Сюжет: Казалось бы, что может произойти такого страшного или необычного в городе Энске, где стали обычными даже самые чудовищные видения и кошмары? Но нет, теперь раздираемый Бесконечной Войной город подкинул своим кровожадным обитателям новую загадку - неужели клопы, крысы и тараканы сделались... разумными!? У них что, развивается некое подобие коллективного разума, или же они просто ни с того ни с сего стали вести себя организованно и слаженно, как муравьи или даже человечья армия? Или, может быть, животными управляет что-то неведомое, таящееся в тёмных глубинах городских подземелий? Если это так, грех не попытаться заполучить эту силу в свои руки... и использовать её против ненавистных оккупантов, заполонивших родной город! Необходимое пояснение: Вам, фройляйн Зузанна, предлагается сыграть ключевую роль в создании таинственной Серой Рати - "четвёртой силы", которая спустя несколько месяцев будет терроризировать героев соседних квестов. Путешествие Энска в параллельные миры, как мы знаем, тоже свершится не без участия этих ребят. А пока что это просто мирные граждане города, перманентно голодные и страшно недовольные тем, что их дома превратили в гигантское стрельбище. Которым страшно нужна ударная сила. Ваш пост первый. Можете просто отписать, как вам живётся в холоде и сырости. А можете начать и иначе... Главное - вы в Энске, а точнее, под Энском. Все вопросы и предложения - в личку.

Ответов - 90, стр: 1 2 3 4 5 All

Nail Buster: - Выходит, среди киберов встречаются на редкость мстительные создания, - ухмыльнулся негр. - Пожалуй, вы можете оказаться не менее интересным материалом для изучения, чем люди. Прошу за мной, - без всякого перехода добавил он и, порывисто встав, исчез во мраке ангара. Икс-нулевая, пару секунд помедлив, проследовала за ним. Внутри было темно и сыро, датчики техмана не улавливали ничего живого, кроме её темнокожего проводника. И тем не менее, вдоль стен помещения что-то явно шевелилось. Перемещалось. Жило. И издавало звуки - хриплые стоны, лязг полусгнивших зубов, невнятное бормотание слабоумного мозга... - Боюсь, командор не был с вами до конца откровенен. Насчёт них. Зомби. Они окружили негра и андроида плотным кольцом. Их белые, тупые, ничего не выражающие глаза смотрели прямо на X0, однако мертвецы отнюдь не спешили бросаться на неё в атаку. Они держались на почтительном расстоянии в несколько метров, словно вокруг каэмовца был очерчен мелом защитный круг. Похоже, именно он сдерживал зомби - пальцы его рук едва заметно подёргивались, как будто к ним были привязаны нити, как будто трупы были марионетками в его руках. - Я здесь известен как Погонщик, - проговорил чернокожий, продолжая вышагивать по ангару, прямо сквозь орду смердящих покойников. - А это - тягловой скот, что я погоняю. Бесплатная рабочая сила, так сказать. Грузовозы. Сами понимаете - господствующая раса никогда морально не созреет для разгрузки вагонов, - он хмыкнул и остановился, вновь развернувшись к Нулевой. Мертвецы застыли вокруг, колыхаясь где-то на пределе видимости. Казалось, что колышется сама тьма. - Итак? Вопросы есть, или я могу перейти к самому интересному? Несколькими часами позднее, в бомбоубежище... ...Лучи солнца, конечно же, не могли преодолеть многометровую толщу бетона и камня, так что о наступлении утра девушку и её новообретённых друзей известил премерзкий звон армейского будильника, который Кор предусмотрительно выставил вчера вечером. Ровно семь тридцать пять. Ни минутой раньше и, к вящему неудовольствию Рока, ни минутой позже. - За кой ляд нам вставать в эдакую рань? - ворчал он, пытаясь прицельным броском ботинка вывести мерзопакостное звуковое оружие из строя. Спросонья у него это не вышло ни с первой, ни со второй попытки, так что ему пришлось, зло матерясь, тащиться из одного конца спальни в другой, дабы заткнуть противнику пасть вручную. - Ты нарочно его задвинул в самый дальний угол, не так ли? - Естественно, - бесстрастно ответил друг, который к тому времени уже зашнуровывал второй ботинок. - Иначе тебя хрен добудишься. - Так за кой ляд, всё-таки?.. - Наведаемся к старому другу, - хмыкнул Корнелиус. Пройдя к оружейным стеллажам, он принялся изучать представленный на них ассортимент на предмет чего-нибудь поубойнее. - К очень старому, ещё старше тебя. Уж кто-кто, а он должен знать, что это вдруг случилось с местными жмуриками. Рок поморщился, вертя в руках будильник и стараясь сообразить, куда же мог зашвырнуть ботинки. - Ты же, надеюсь, не имеешь в виду?.. - Имею, пан Рокфор, имею. Именно его, нашего кладбищенского отшельника. Помнится, он какое-то время вполне лояльно относился к нашему с тобой предприятию, так что начать сбор Армии Спасения стоит как раз с него. - А если, - Рок, отыскав ботинки, тщетно пытался втиснуть в них ноги. Кажется, он нашёл немного не те, - а если он там уже мёртв давно? Это же кладбище, друг. Там же их как собак нерезаных должно быть... - Ты же сам видел ту толпу у моста, - спокойно ответил Кор, передёргивая затвор выбранного автомата. К нему нашлись даже серебряные пули - верный признак того, что зловещее КГБ уже тогда знало что-то такое, чего не знали простые смертные. - Всё, что было захоронено на том кладбище, уже давно ушло гулять по Энску. Там теперь пусто, и в худшем случае мы не найдём там ни святого отца, ни зомби. В лучшем - найдём его живым и здоровым, в окружении пары сотен заново упокоенных жмуриков. И в любом случае, если это началось с кладбища, он мог что-нибудь да приметить. На это Рок не нашёл, что возразить. - Пошли, Зю, - он тихо постучался в комнату девушки. - Мы отправляемся в музей живых ископаемых.

Зузанна : Тук… тук… тук… негромкие и оттого ещё более зловещие звуки. Вокруг сгущается влажная, остро и сладковато пахнущая разложением тьма коллектора. Зузанна панически озирается, но отчего-то никак не может привычно разрезать надвинувшуюся темень взглядом изумрудных глаз. И нет рядом ни верного Серого Батальона, ни Рыжего с Зубастым, ни умнички Белого. А звуки всё ближе и ближе… Из вонючего мрака выплотняется человеческая фигура – высокая, сильная, плечистая. Кор? Кор! Зузанна, задохнувшись от облегчения, бросается навстречу молодому мужчине, своему спасителю, готовая обнять его… вот только… откуда эта странная походка? Почему голова Кора бессильно свесилась на грудь, почему темные волосы свисают грязными космами, почему он приволакивает левую ногу и так натужно, жалобно и в то же время страшно то ли скулит, то ли подвывает? Он ранен? Ему нужна помощь? Голова Кора неожиданно дёргается, и глаза девушки утыкаются в помутневшие, гноящиеся, мёртвые бельма. Нижняя челюсть бессильно отвисла, изъеденные гнилью позеленевшие губы расползлись, демонстрируя острые жёлтые клыки. Неестественно длинные руки с когтистыми пальцами вытягиваются, хватая Хозяйку Подземелий за горло. Из перекошенного рта мертвеца вырывается торжествующий, механический какой-то стрёкот… Кор! Нет, это же я, Зузанна, ну пожалуйста, опомнись, Кор, ты же хороший, я знаю… нет, Кор, нет, не надо – не надо – не надо!!!.. ...Задыхаясь, девушка вынырнула из глубин дурного сна и подскочила на смятой постели, спрятав лицо в ладонях. Длиннейшие белоснежные волосы растрепались, слиплись и отяжелели от пота. Весёленький розовый наряд промок до нитки. Какая она глупая. Это - скверный сон, и ничего больше. Просто плохой сон. Просто сон. Просто… - Зю? – раздался за дверью голос Рока в сопровождении серии осторожных ударов по металлу (так вот откуда это «тук-тук-тук»!). – Пошли, Зю. Мы отправляемся в музей живых ископаемых. Рок! Хозяйка одним прыжком преодолела расстояние до двери, ещё секунда – и она повисла у парня на шее, сама не своя от радости, а вокруг уже пританцовывала Чёрная, крутились, оглушительно рявкая, Рыжий с Зубастым, и даже Белый, рассевшись на карте Энска, одобрительно качал головой. - Эй, Зю, ну будет уже, будет! – фыркнул Рок. – Задушишь же! Я тоже очень рад тебя снова видеть. Слушай, а ты чего такая мокрая? Непорядок! Ну-ка, беги в душ и переодевайся, быстренько, у нас ещё куча дел… - А меня обнять случайно никто не хочет? – осведомился Корнелиус, вставляя рожок с серебряными пулями в автомат АК-74 – старый, ещё с «вёсельным» деревянным прикладом, но вполне себе исправный. - Кор… - Молодой мужчина оторвал взгляд от вновь обретённого оружия, поднял глаза на девушку – и вздрогнул: до того серьёзно смотрели на него огромные живые изумруды. – Ты ведь… ты ведь хороший, так? Ты же не хотеть… не хотеть ни-че-го плохого, так? - Странный вопрос! – рассмеялся Корнелиус. – Я – хороший, Рок – тоже хороший, а уж ты у нас какая хорошая – прямо самая лучшая. Вот честное слово! - Я хотеть тебе верить, - задумчиво сказала Хозяйка, скрываясь в ванной комнате. – Я… очень хотеть тебе верить, Кор. - Что она имела в виду? – недоумённо поинтересовался у приятеля Корнелиус. Рок в ответ развёл руками: - Ну, наша Хозяйка - всё-таки женщина, приятель, пусть ещё не очень взрослая и несколько диковатая. Разве её поймёшь! …Как ни старался Рок выбрать самый маленький размер старомодного «зимнего» камуфляжа, на хрупкой фигурке Зузанны наряд всё равно смотрелся весьма комично. Штаны пришлось подвернуть несколько раз, рукава тёплой куртки висели, как у Пьеро, капюшон съезжал до самого подбородка. Разве что ботинки поверх тёплых носков пришлись впору. - Ну, лучше мы уже ничего не подберём, - выдохнул Корнелиус, закончив обряд одевания Хозяйки. – Ладно, сойдет для сельской местности, как говорится. Давай, Рок, вооружайся – и пошли. - Погоди-ка, - осенило вдруг Рока. – А как мы, собственно, пойдём? Поверху? - Да уж известное дело, не понизу, - ответил Кор. – Я в этих проклятущих тоннелях ещё ночью себе столько синяков наставил, что слуга покорный! - Ну и дурак вы, товарищ командир, - вздохнул Рок. - Это почему ещё?! - Да вот потому! Ты её кожу давно видел? Зю, ну-ка, дай руку! – Рок ткнул приятелю под нос белоснежное, будто из нежнейшего фарфора изваянное запястье Хозяйки Подземелий. – Вспомни, ей даже от света фонарей ночью было нехорошо. Спорим, прямые солнечные лучи сожгут её до смерти в двадцать четыре секунды? А защитного костюма в стиле Полуночной Империи тут как-то не припасено! - И что ты предлагаешь? – озадачился Корнелиус. - Не надо недооценивать нашу подружку, - усмехнулся Рок. – Дай-ка сюда карту! Зузанна, смотри: мы – вот тут, и нам надо попасть… ага… сюда, да. Вот сюда. На кладбище, понимаешь? Ты сумеешь нас туда провести под землёй? Зелёные глазищи недоумённо заморгали. - Клад-би… ще? Клад-би-ще… мёртвые, так? Зачем клад-би-ще? Не понимаю. Мёртвые много в городе. Клад-би-ще пусто. Нет мёртвые, так? - Нам не нужны мёртвые, - терпеливо объяснил Рок. – Там должен быть живой, понимаешь? Человек, так? На кладбище. Не мёртвый. Мы должны его найти. Найти, так? - Клад-би-ще. Живой. Найти, - прилежно повторила Зузанна. Взгляд её на какую-то секунду расфокусировался, потом вновь заострился на лице Рока. – Видеть такой. Он быть. Идти. Неда-ле-ко. - Придётся опять таскаться в потёмках, - вздохнул Корнелиус, отпирая шлюз. Зузанна, оправдывая своё имя, как-то загадочно улыбнулась. Кор выглянул наружу. - Это что ещё такое? - ошеломлённо пробормотал он. Разгоняя прохладную подземную темноту, по бетонным плитам под ногами, по стенам, по низкому потолку - повсюду медленно переползали с места на место довольно яркие голубые и зелёные огоньки. Какая-то разновидность насекомых, на протяжении многих поколений явно злоупотреблявших сливаемыми в канализацию ядовитыми отходами энских заводов. Может быть, вышивать крестиком при таком свете было бы затруднительно, но, во всяком случае, риск набить шишку или сломать какую-нибудь конечность резко уменьшался. - Сюр... при-из, - с трудом выговорила Хозяйка трудное слово, по-прежнему улыбаясь. - Кор? Нравиться? Хорошо?

X0: - Какие тут могут быть вопросы. - скрипуче отозвалась Х0 - единственное, что меня волнует - то что вы, господа, как будто тянете время и я не могу понять чего вы пытаетесь этим добиться. Хотя, если так было всегда, становится ясно почему хваленая коалиция развалилась. Она замолчала, разглядывая и попутно сканируя тупые лица зомби, кое-чьи черты еще не до конца стерлись, и их досье открывались виртуальными окнами поверх темноты ангара. Будь у андроида желание, она бы осветила темное помещение, только что-то подсказывало ей, что делать этого не стоит. - Сколько еще времени должно пройти, чтобы вы с вашим Командором оценили опасность? - голос механической девушки был ровным, даже чересчур - или вы, как ваши предшественники будете ждать когда конец подойдет слишком близко? Она прошлась по кругу затем подошла к Погонщику и остановилась, сверкнув алым огоньком индикатора - Так что такое вы можете мне рассказать, вы же так боитесь Управляющих - хмыкнула она - так что давайте побыстрее,мне уже надоело тут стоять.

Nail Buster: - Н... Нра... Нравится, - нерешительно кивнул Корнелиус, всё ещё удивлённый волшебным зрелищем, представшим перед его очами. Фосфоресцирующей живности было вокруг несметное множество, огни на стенах медленно переползали с места на место, смешивались, кишели, словно бы танцуя древний замысловатый танец. Кто знает, управляла этим танцем сама Зузанна, или же она просто пригнала светляков из самых глубоких коллекторов и просто позволила заняться тут своими брачными играми. - Потрясно, - хмыкнул Рок уважительно. - Теперь можешь не бояться страшных и ужасных шишек, дружище. Они нападают только во тьме, - он рассмеялся. - Зю, малышка, - Кор, насмотревшись вдоволь на светляков, теперь являл собой воплощённую деловитость. - Ты говоришь, на кладбище есть человек. Он там один? С ним всё в порядке? Глядя на него снизу вверх, девушка только успевала отвешивать утвердительные кивки. - Теперь, когда мы научили её говорить, - Рок уже бодро шлёпал по тоннелю куда-то вдаль, - мы сможем знать обо всём, что творится в городе. Это даже круче, чем если бы мы захватили ЦТК и подрубились ко всем мухам-шпионам в округе. - И ЦТК захватим когда-нибудь, - бросил Корнелиус, следуя за товарищем. - С машинами иначе не сладить. "А как успели возрасти мои амбиции всего за одну ночь," - подумал он с некоторым удивлением и усмехнулся про себя. - "Ещё вчера я и не думал, что Сопротивление вообще можно возродить. Чёрт, только бы старый Джереми к нам присоединился. Или хотя бы рассказал, что делать с этими мертвяками..." ...Они шли, и их ботинки гулко шлёпали по затхлой воде. Светляки лениво расползались перед ними, уступая дорогу. Сколько они уже брели, окружённые их призрачным сиянием? Полчаса, час? Энск был отнюдь не маленьким городком, и, возможно, они даже ещё не пересекли реку. Вдруг что-то заставило Рока притормозить. Сделав пару шагов назад, он дал остальным знак замереть. - Что? - одними губами спросил Корнелиус, но друг лишь отмахнулся и торопливо передёрнул затвор автомата. За следующим поворотом было что-то плохое. Очень и очень плохое. Тоннель, выбранный Зузанной, был очень старым. Возможно, именно поэтому о нём не знали даже охранявшие Харонский мост пограничники. Возможно, именно поэтому живые мертвецы избрали его для перехода через Ядвигу. Они шли на Белый Город. Иначе нельзя было объяснить, откуда их столько здесь. Как и нельзя было объяснить, почему Чистильщик до сих пор не явился по их душу... точнее, по их бездушную плоть. Их было сотни две, если не больше. Они в полном молчании шлёпали по воде босыми ногами, покачиваясь из стороны в сторону, а на их затылках... чернели странные богопротивные татуировки. - Что происходит? - шепнул Корнелиус, когда убедился, что мертвецы ушли далеко вперёд и не слышат их. - Теперь они разгуливают по подземке, как у себя дома. Ты не чувствуешь... что в этом есть что-то неправильное? - К чёрту, - рыкнул на него Рок. - Пусть лучше наша Хозяйка поищет выход. - Из положения? Из катакомб? - Да откуда угодно. Только чтоб не пришлось общаться с этой воняющей публикой. Наверняка они ещё даже не завтракали. - Управляющих стоит бояться и вам, - бросил Погонщик, вновь направляясь к выходу из ангара. - Я имею в виду, действительно бояться. Снаружи уже занимался рассвет. Живые покойники инстинктивно жались вглубь помещения, подальше от лучей зимнего солнца. Конечно, ультрафиолет не убивал их, но всё равно... Они тоже были детьми ночи и, как видно, предпочитали ждать команды хозяина в тени и прохладе. - Я знаю, кто вас послал, - промолвил негр, плотнее застёгивая свою куртку. - Не удивляйтесь этому, мисс. В каком-то смысле, мы с вами находимся на одной стороне баррикад. Должно быть, как раз сейчас, под нашими ногами, в логове ваших властителей разворачивается нешуточных размеров драма. И всё из-за этих крыс, между прочим, - он с подозрением глянул на пробегавшего мимо хвостатого зверька, но тот, похоже, был озабочен лишь поисками чего пожевать. - После того, как объявился этот странный псайкер, Республика разделилась на два лагеря. Одни жаждут пустить всё на самотёк, но сохранить драгоценный нейтралитет корпорации, другие же выступают, да и всегда выступали за жёсткие меры. Нетрудно понять, я думаю, на кого из них мы с вами работаем теперь. Он кивнул в сторону здания станции. - Пока командор решает, стоит ли поддержать радикалов открыто, я сотрудничаю с ними сам по себе. Делаю за них самую грязную работу, а они взамен дают моим... подопечным право прохода. Так уж случилось, что охранными и разведывательными системами города теперь командуют именно они. Однако с мнением братьев им тоже приходится считаться, поэтому-то они до сих пор и не убрали четвероногий мусор сами, с помощью Чистильщиков. Чистые руки для них - нерушимое кредо, понимаешь ли... Хотя тебе ли не знать. Вот я и играю в этот зомби-апокалипсис, под шумок вычищая Чёрный Город от конкурентов. Во славу герра Джулиано и того, что осталось от Коалиции Максов. Но... мои подземные партнёры недовольны, как идёт процесс поиска псайкера, поэтому обещали прислать мне помощь. Видимо, эта помощь - ты, - резюмировал он, внимательно поглядев на Икс-Ноль.

Зузанна : Ходячие мертвецы? В МОИХ подземельях?! Да как они посмели! Кровь ударила Зузанне в голову. Ладошки Хозяйки сами собой сжались в кулаки. Случись такое ещё вчера – она без размышлений натравила бы на живую мертвечину свой верный Серый Батальон, и плевать на последствия. Но ведь Кор не хотел, чтобы слуги Хозяйки оставляли слишком явные следы. Странные одинаковые знаки, которыми были помечены ожившие трупы, намекали, что они не сами по себе встали и отправились на прогулку. У них тоже есть собственный хозяин. И Кору с Роком будет совсем некстати, если этот хозяин найдёт своих слуг объеденными крысами. Кроме того, после проигранной битвы с огнедышащим Чистильщиком у Зузанны поубавилось веры в несокрушимость её мохнатой орды, а зомби действительно было много. Значит, подумала она, придётся действовать... по-другому. Девушка опустилась на колени, прикрыла глаза, сосредоточилась. Белый, уже сообразивший, что замыслила его повелительница, выскользнул из кармана и застыл мохнатым столбиком. Фосфоресцирующие насекомые неспешно стягивались к своей Хозяйке, окружая её сияющим сине-зелёным ореолом. Сказать по правде, Зузанна терпеть не могла обращаться к другим. Случайные порождения давно позабытых экспериментов Коалиции, самые невероятные помеси бульдогов с носорогами, обитающие в Сером Городе и регулярно совершавшие набеги на сопредельные территории, под настроение могли оказаться смертельно опасными даже для подземной правительницы. К тому же у неё не выходило просто подчинять себе других, как крыс, кошек или собак, а просить этих тварей об одолжении Хозяйка считала ниже своего достоинства. Но сейчас, кажется, иного выхода просто не было. Да и одно из чудищ очень кстати пребывало неподалёку. - Зю? Эй, малышка, ты чего делаешь? – громким шёпотом осведомился Рок. - Нишкни! – прошипел Корнелиус. – Погоди-ка… что вообще творится? Пол под его ногами ощутимо завибрировал. С низкого потолка обрушилось несколько осклизлых кирпичей. - Землетрясение? – предположил Рок. - От века в Энске не было землетрясений! – отрезал Корнелиус. - Ну, когда-то ведь всё случается впервые, - пожал плечами Рок. – А уж если наша Зю приложит руку… В это мгновение прямо из-под ног зомби ударил фонтан бетонной крошки, и позади толпы живых мертвецов воздвиглась неправдоподобно огромная, закованная в хитиновую броню туша, опирающаяся на шесть могучих лап. - Мама дорогая, роди меня обратно! – взмолился Рок, укрывшись за поворотом тоннеля. – Ни хрена себе друзья-приятели у нашей сестрички! Нет, ну я ещё согласен на крыс, а котики так и вовсе бывают милые, но чтобы вот такой таракан-переросток?! - ГРА-АКХ! – представилась тварь, лязгнув зубчатыми челюстями. Зомби попятились и заскулили – видимо, предчувствовали недоброе. «Убить их»,- попросила Зузанна. - ГААР-РОКХ? «Я знать, что они мертвые. И невкусные. Неважно. Убить их ещё раз». - БЭРР-ДАКХ! «Да, их много. Но ты ведь такой большой и сильный! Или ты испугаться каких-то?..» - ГРА-АКХ ДЭР-ЗИРТУ ГААР! Суставчатая хитиновая лапа, усеянная острыми шипами, сделала стремительный выпад. Словно остро наточенная коса прошлась по задним рядам мертвецов. На пол посыпались разрезанные гниющие тела и срубленные головы. - КРРАД? ГААР-РОКХ ТЭЗА КРРАД? Зузанна вздохнула. "Так. Я дать тебе то, что ты хотеть. Но сначала ты убить их". - ДЭР-ЗИРТУ ГААР! - Мне кажется или эта тварь разговаривает с Хозяйкой? – прошептал Корнелиус. - Ты хочешь вставить свои три злотых в их беседу? – поинтересовался Рок. – По-моему, это не самая удачная мысль. Девочка знает, что делает. Я чуть в штаны не накидал, когда эта хрень вылезла, а Зю вон спокойна, как танк... очень маленький танк. После короткого замешательства зомби дружно попёрли на шестиногого монстра, вытянув вперёд руки и угрожающе подвывая. Со стороны это выглядело совершенной фантасмагорией: толпа живых мертвецов, гостеприимно разомкнувший жвалы жук размером с хороший грузовик и Зузанна, ведущая с чудовищным насекомым безмолвную беседу.

X0: Икс-нулевая что-то проскрипела динамиками, когда на ее бедную головушку посыпалась куча информации от управляющих, да так скоро и много, что даже суперпроцессор захлебывался и жалобно требовал места на физических носителях. Связь, так внезапно отрубившаяся некоторое время назад заработала на невиданной доселе скорости. Андроид даже подвисла на добрый десяток секунд, вычитывая, выслушивая и анализируя. На исходе, казалось бы, бесконечного потока данных раздался голос, сухо сообщивший, что сработано в общем-то неплохо, но не стоило столь дерзко разговаривать. - Хорошо, я вас поняла - ответила она непонятно кому, проводя ладонью по маске, словно снимая с нее паутину, потом огляделась и, взгромоздилась на ящик, жалобно скрипнувший под ее весом. Что делать-то будем, Погонщик? - как-то совершенно буднично спросила Лука, и голос ее при этом казался совсем уж человеческим - Нам следует убедить твое начальство или что? Не думаю, что Джулиано сразу решится поддержать моих... Негр хитро сощурился и изобразил на лице лучезарную улыбку, кивнув в сторону станции. - Думаю, стоит немного подождать Тем временем, в небольшой комнатушке на втором этаже вокзала глава развалившейся Коалиции в некотором смятении раскладывал по полочкам сведения, полученные в последние несколько часов. Он не был до конца уверен в правдивости андроида, а уж доверять такому посланцу и вовсе отказывался. Однако, представленные доказательства заставляли задуматься, чем и занимался глава Коалиции, допивая шестую кружку уже порядком остывшего и оттого не слишком вкусного кофе. Он несколько раз за ночь пересмотрел запись (благо, плеер андроид оставила у него на столе), однако маленький экран не позволял понять монтаж ли это, или реальная запись, однако, припоминая доходившие до него слухи о странно ведущей себя живности, он склонялся к выводу о ее подлинности. Сейчас он стоял у окна и, задумчиво нахмурившись, глядел, как солнце осторожно высовывает нос над крышами. Наконец, кивнув сам себе, и пробормотав под нос что-то неразборчивое, Командор подошел к столу и поднял черную трубку телефона. такой вот... пост, с позволения сказать

Nail Buster: - Ждать решения Джулиано неразумно, а пожалуй, даже и вовсе не стоит, - улыбнулся негр. - Мне кажется, это его молчание - тоже часть плана. Он ведь знает, что я в любом случае буду действовать один. Знает, что старина Погонщик всегда не прочь поэкспериментировать над мёртвой плотью. Поглядеть, на что она способна, если вдохнуть в неё... Тем временем в голове Нулевой гремел хор голосов. Он был неполон и тих, против всякого обыкновения - только двое из пяти Старших вышли на связь с подчинённой. - Техман, внимание. Через тринадцать секунд мы переключим на тебя системы городского наблюдения и слежения. Стань глазами нашего союзника. Стань его поводырём во мраке городских катакомб. Отныне вы действуете только вдвоём, без силовой поддержки с нашей стороны. Мы с командором приняли решение усилить режим конспирации. Республика Машин и Коалиция Максов не должны быть скомпрометированы! Достигнув наивысшей ноты, хор умолк. И вместо него в сознание киборга ворвался мощный, ошеломляющий поток информации. Видеокамеры, радары и сканеры, датчики движения и тепла - всё это разом навалилось на Икс-Ноль, грозя разорвать её в клочья. Однако она выдержала. Каким-то чудом, но выдержала. И даже не сразу заметила, что Погонщик озабоченно смотрит на неё сверху вниз, вертя в руках рацию. Похоже, он успел получить инструкции от своего хозяина, как и она от своего. - Пошли, - он мотнул головой в сторону станционных ворот. - Босс хочет, чтобы через пять минут ничто больше не связывало меня с Коалицией. Кажется... Эй, ты вообще в порядке? О, Нулевая была в порядке. Не считая того, что в голове её складывалась, разваливалась и складывалась вновь чудовищная мозаика из образов, звуков и других, куда более экзотических ощущений. Город Энск стал продолжением её чувств, он сам стал одним титаническим органом её восприятия. Где-то в этой мозаике был и секретный тоннель под рекой, в котором... ...тварь, больше всего напоминавшая гигантскую тихоходку, с трудом умещалась в стенах тоннеля. Она явилась на зов из самых тёмных и мрачных глубин города - из холода и темноты древних пещер, куда ещё не успели проникнуть машины. Явилась, не осознавая толком, зачем и к кому идёт. Но зов был настойчив, и тварь не могла не прийти. Сейчас же ей предлагали совершить странную и парадоксальную, с её точки зрения, вещь - убить толпу людей, совершенно точно уже покойных. Ей уже доводилось встречаться здесь, под землёй, с машинами, и зомби были для неё тоже чем-то вроде машин - мёртвые и холодные, но слишком подвижные и целеустремлённые для простых трупов. Как такое возможно? Ум тихоходки, размером не больше ореха, не мог такое переварить, и ей это чертовски не нравилось. Поэтому, когда голос сказал, что этих людей следует окончательно упокоить, противиться ему у твари не было не только возможности, но и желания. Резко развернувшись, она тупо взялась за дело... - Ну и шум мы подняли... - Рок зачарованно наблюдал, как мертвецы облепили гиганта, точно муравьи жука-носорога, тщетно пытаясь оказать ему хоть какое-то сопротивление. Тварь ревела и бесновалась, размалывая хлипкие тела в кашу, растирая их в лепёшку о стены, давя короткими толстыми лапами. - Тут другой путь-то есть, а? - Похоже, это - единственный, - озадаченно проговорил Корнелиус, глянув по сторонам. - Придётся ждать, пока зверушка не уймётся. - Я вот не понимаю, братец... Если Зузанна может повелевать такими слонопотамами, почему нельзя... - По кочану, Рок. Разве не видишь? Она не повелевает им. Она с ним договорилась, причём это явно было непросто. - Чёрт бы всё это побрал, - пробормотал парень, прильнув к прицелу и готовясь открыть огонь, если вдруг исполин примет и их за ходячих покойников.

Зузанна : Зомби были упорны в атаке, но лапы твари, явившейся на зов Хозяйки Подземелий, с лёгкостью прошивали их полуразложившиеся тела, отсекали распухшие, как гнилые колбасы, руки, срубали с плеч головы с остекленевшими, бессмысленными глазами. Сколько времени прошло, прежде чем последний мертвец рухнул на осклизлый бетонный пол тоннеля – полчаса? Час? Два? Здесь, в глубоких тоннелях, не знающих смены дня и ночи, не делающих различия между летом и зимой, время теряло смысл, превращаясь в совершенную абстракцию. Наконец кошмарное создание удовлетворённо рыкнуло и повернулось к Зузанне перемазанной в гное и гнили мордой. - ГААР-РОКХ! КРРАД? ТЭЗА КРРАД? БЭРР-ДАКХ! «Да. Ты сделать, что я просить. Теперь ты получить то, что я обещать». Хозяйка Подземелий поднялась с колен и сделала шаг навстречу тихоходке. Ещё один. И ещё. Расстегнула и скинула тёплую камуфляжную куртку. Закатала рукава шерстяной водолазки. Из распахнутого зева подземного монстра выскочил вдруг пучок тонких и невероятно проворных щупалец. Два жгута туго оплели обе руки Зузанны чуть выше локтя. Пара других щупалец, снабжённых на концах хитиновыми остриями, с хирургической точностью вонзилась в её вены. - Твою мать! – Рок сбросил предохранитель и навёл автомат на чудовище. – Смотри, что эта долбаная гадина творит с нашей сестрёнкой! Ну, я её сейчас… - Нет! – в хрустальном голоске Зузанны явственно звякнули приказные нотки. – Нет, Рок. Не надо. Это… до-го-вор, так? Он убить мёрт-вых… а я дать ему себя… немного себя, так? Тогда его де-тё-ны-ши… они стать умнее, сильнее… лучше, так? Не надо… стре-лять, Рок. По-жалуй-ста?.. - КР-Р-РАД! ГРА-АКХ ТЭЗА КРРАД! – взревела тихоходка. «Ты взять то, чего хотеть. Теперь уходить». Зверюга с довольным урчанием нырнула в раскопанную ею яму, откуда немедленно полетели огромные комья земли вперемешку с обломками бетона. Минута, другая – и перед бойцами Сопротивления снова был сырой и скучный тоннель, совершенно пустой и безопасный, разве что грязноватый и изрядно провонявший мертвечиной. - Зю, ты в порядке? – Корнелиус подхватил побледневшую девушку под локоть. - Да, - кивнула Хозяйка. Светлая чёлка хлестнула её по изумрудным глазам. – Я… хорошо, Кор. Ты не бояться, мне не боль-но. Почти не боль-но. Ему было надо... мало меня. Идти дальше. Ты, и Рок, и я… ведь мы вместе, так? А вместе не страшно, - улыбнулась она. – Я помогать вам, вы… за-щи-тить меня, так? Совсем не страшно. Идти!

X0: "Задержка более ..." "Недостаточный размер буфера" Системные сообщения выскакивали пачками и тут же скрывались в глубинах потока данных, который человеческий мозг андроида воспринял как настоящий водоворот, несовершенная система едва справлялась с обработкой такого количества информации. Пару раз Икс-нуль чуть не отключилась - индикатор батареи тревожно мигал желто-оранжевым. Наконец, ей удалось вызвать консоль управления и сбросить детализацию, в довесок снизив восприимчивость эмоциональной матрицы. Кое-как упорядочив сумасшедшую мозаику она поднялась с многострадального ящика и, ответив Погонщику легким кивком, зашагала на выход. Дикая какофония Энска снова навалилась на нее, и в этом безумии она заметила тоннель и то зеленоглазое органическое существо. Картинка перед глазами Х0 рябила, вызывая головокружение, но ей удалось засечь местоположение объекта, правда погрешность составляла десятка два метров. Ей еще повезло иметь узкий канал связи, похоже бунтари были из тех кто не присутвовал на презентации этой модели. Сейчас андроид напоминала более старые автоматы, в которых ИИ был еще построен на базе процессорных систем без использования органических дополнений... Они уже довольно далеко ушли от станции и петляли мрачными проулками не первый час. Лука вкратце поведала ему распоряжение своего начальства, почти то же самое рассказал и Погонщик. - Послушай, коллега - динамики андроида тихонько скрипнули, когда парочка в очередной раз остановилась, чтобы свериться с картой, точнее с картой сверялась андроид параллельно отслеживая странные перемещения биомассы в катакомбах под городом.- Ты можешь достать мне спирт?

Nail Buster: - Ты сумасшедшая, тебе это известно? - покачивая головой, пробормотал Рок, проходя мимо девушки дальше, во тьму. Тьма, впрочем, вновь начала расступаться пред ними - жирные светляки, распуганные дракой чудовищ, вновь наползали на стены и - парней невольно передёрнуло - принялись подчищать за тихоходкой-гигантом размётанную ею мёртвую плоть врагов. Тоннель наполнился едва уловимым, но назойливым звуком - это тысячи тысяч маленьких мандибул, чавкая, пережёвывали нежданный завтрак. ...Остаток пути они проделали без приключений. Разве только однажды Корнелиус едва не ухнул в открытый люк, приняв его за простую лужу. Или же Рок, притормозив внезапно, короткой очередью расстрелял толстый телефонный кабель - возможно, единственный, до сих пор связывавший два берега Ядвиги. Чем насолил Року этот кусок проволоки? Да ничем. Но если уж вредить мерзопакостным оккупантам, почему бы не начать с их коммуникаций? О том, что кабелем могут, кроме вампиров и солдафонов-аэсовцев, пользоваться простые смертные вроде него, парень не мог даже помыслить. Ну зачем жителям местных руин такое буржуазное излишество, как телефон? Для всяких грязных делишек, не иначе. Наконец впереди забрезжил свет - сероватый свет пасмурного дня, от которого маленькие фосфоресцирующие обитатели подземелья явно старались держаться подальше. Это роднило их с их Хозяйкой, как невольно отметил Корнелиус. И вовремя вспомнил о паническом страхе малышки Зю перед солнцем. - Ну-с, подруга, - сказал он с деланной беспечностью, - время немного прогуляться по земле. Крема для загара мы не захватили, но, пожалуй, сойдёт и вот это. Конечно, камуфляж Зузанны отлично скрывал её тело, но как быть с лицом? Ответ Корнелиус нашёл ещё в бункере. Теперь в руках у него был старый противогаз с дыхательным шлангом - из тех, в которых люди напоминают исполинских жуков-долгоносиков. Противогаз был пыльным и вонял плохой резиной, но это было единственное, что можно было надеть на нежное личико девушки. - Мы только добежим до... - Не добежим, - из-за поворота вернулся Рок. Судя по снегу на его плечах, парень уже успел побывать снаружи. - Старик огородил всё колючкой, и она, похоже, под напряжением. Не спрашивай, когда он успел и где всё это взял. Сам в шоке. Не кладбище, а натурально поля Второй Мировой. Не удивлюсь, если он откроет пальбу из какого-нибудь пулемёта, стоит нам подойти поближе. - Пальбу? По нам? С чего это ты взял? - С того, что Огромная Красная Табличка "Убирайтесь все, я здесь сдохну один во имя Господа нашего" уже наполовину скрылась под горой трупов, - мрачно промолвил Рок. - И, замечу, среди них есть не только зомби. Корнелиус присел на торчащую из стены трубу, обхватив голову руками. Значит, отец Джереми... или как там правильно произносится его имя?.. совсем съехал с катушек. Что ж, этого можно было от него ожидать, особенно теперь, когда сколько странных вещей творится в городе... Но как убедить его впустить их!? Не целый же день рассиживать на одном месте, ожидая, когда у старика пройдёт приступ безумия! - Может, увидев нас, он немного успокоится, - решил он в конце концов. - Давайте выйдем наружу с поднятыми руками - у падре в последнее время вряд ли случались столь миролюбивые гости. Иного выхода у нас нет - он должен сказать, с чего это началось. - Ты спятил, - вздохнул Рок, повесив автомат на плечо - так, чтобы его легко можно было достать. - Вы оба спятили, если готовы на это. Обречённо вздохнув, он поднял руки над головой и медленно направился к выходу. Железная дверь, врезанная в склон холма, была распахнута настежь минутой ранее, в неё задувал пронзительно холодный ветер. Погода испортилась... В дверном проёме открывался унылый и безрадостный вид - три ряда прочной колючей проволоки, за которыми высились косые кресты, чернели провалы разрытых могил, серели склепы с выломанными изнутри дверями. Невдалеке виднелась крошечная церквушка, в которой явно кто-то был - крошечное окно на чердаке горело, в нём отчётливо виден был чей-то сгорбленный силуэт. Просьба была столь странной и неожиданной, что чернокожий даже остановился. - Спирт? - медленно произнёс он, воззрившись на Нулевую. - На кой ляд тебе спирт, Железная Дева?.. Впрочем, можешь не отвечать. Надо, так надо. Достанем, только вот где? У местной падали, думаю, может найтись разве что водка. Надеюсь, тебе она подойдёт. Он круто развернулся на каблуке и выбил ногой дверь ближайшего дома - ветхого, как и всё здесь, но, на первый взгляд, обитаемого. - Что, киборг, наведаемся к добрым людям? Они оказались в сыром, тёмном подъезде, перед рассыпающейся каменной лестницей. Ступать на неё было страшновато, но Погонщик вполне готов был рискнуть. Ступени потрескивали у него под ногами, так что ступал он мягко и осторожно, как чёрный городской кот. Через пару минут они были уже на третьем этаже, у покосившейся старой двери - полоска света под ней указывала, что там кто-то был. - Пожертвуйте водочки по-соседски! - гаркнул Погонщик, высадив дверь ударом ботинка... и в лоб ему упёрлось дуло М16. А точнее, сразу три дула. Комната была абсолютно пуста, если не считать громоздкой радиостанции на полу и троих мужчин, сгрудившихся вокруг неё. Ни на каэмовцев, ни на аэсовцев они явно не были похожи. Старые куртки с заплатами, трёхдневная щетина и по-волчьи суровые взгляды выдавали в них тех самых "местных аборигенов". Вполне типичных для Города Вечной Войны - вооружённых и страшно подозрительных. Погонщик улыбнулся какой-то безумной улыбкой и поднял руку, чтобы поприветствовать хозяев квартиры, но удар прикладом в висок отправил его на пол без чувств. - Проходи вперёд, машина, - буркнул старший из троицы, обладавший, помимо щетины, внушительной бородой. Лет ему было никак не больше тридцати, но суровая жизнь заметно старила его. - И рассказывай, что вы с дружком тут вынюхивали. Двое его друзей, опустив оружие, взяли Погонщика за ноги и, втащив в комнату, бросили у стены. Бородач же продолжал целиться в Икс-Нулевую, стараясь держать безопасную дистанцию.

Зузанна : Страшная лупоглазая морда выглядела, а главное – пахла до того отвратительно, что Зузанна отступила на пару шагов в глубину тоннеля. Позволить – хотя бы и Кору – натянуть ей на голову… вот это? Верхняя губа Хозяйки Подземелий невольно поднялась, обнажив мелкие острые зубы, и она тихонько зарычала. Корнелиус вздохнул. - Послушай, милая, я понимаю, что это – не модная шляпка с вуалью и не бриллиантовая диадема, но нам действительно нужно туда, - он ткнул пальцем в сторону приоткрытого люка, откуда сочился ненавистный свет. Конечно, с точки зрения обитателей верхнего мира это была всего-навсего тусклая хмарь пасмурного зимнего дня, но даже и она резала чуткие глаза Зузанны. – Надо же всё-таки понять, откуда у мертвецов вдруг появилась такая охота к перемене мест. А без тебя, - лидер Сопротивления развёл руками, - у нас, скорее всего, ничего не выйдет. И потом, ты ведь сказала, что поможешь нам с Роком, так? Разве хорошо будет нарушить обещание? – укоризненно вопросил он. Девушка задумалась, потом кивнула. Да, я обещала. И я буду нужна моим друзьям наверху. Даже тут, под землёй, я чувствую запахи гнилого человеческого мяса, ржавого железа и чего-то ещё, кислого и противного. Плохо. Опасно. А эту вонючую морду… можно и потерпеть. Я ведь сильная. - Прости, Кор, - смущённо сказала она. – Ты пра-вый... не так. Ты прав, так пра-виль-но. А я глупая. - Ничего подобного, - возразил Корнелиус. - Не говори ерунды. Иди-ка сюда. Погоди… - натянуть задубевшую от времени резину на пышные волосы Зузанны оказалось задачей куда как непростой, и пару раз девушка пискнула от боли. – Извини, я это не нарочно… только не кусайся, пожалуйста… Ну, вот, готово! Молодой человек посмотрел на дело рук своих и чуть не вздрогнул – до того странно было видеть безликое рыло на месте зеленоглазой мордашки. «Да что ж ты такое делаешь, - зазвучал вдруг у него в голове осуждающий голос, глухой и очень усталый. – Тащишь на свою личную войну девчонку, которую впору ещё кормить мороженым и романтическими сказками? Она тебе верит, как самому лучшему другу, как старшему брату, а ты её просто используешь – словно приручённую зверушку. Ну, и кто ты после этого?» «Я? – отозвался какой-то другой голос, жёсткий и шершавый, как проволока. – Я – спаситель Энска, очищающий его от скверны. Я хочу вернуть город людям, и я верну город людям. Любыми средствами! И это – никакая не девчонка, а могучая и опасная нелюдь. Или ты не видел, сколько народа она перебила прошлой ночью? Я использую её силу на благо Сопротивления, я раздавлю и Чёрный город, и Белый, я выкурю машины из их нор! А если она раздумает мне повиноваться, я её… Я её! Я!!!» Голос сорвался на хриплый завывающий крик и умолк. Корнелиус потряс головой. Эка меня занесло, оторопело подумал он. Что это вообще было? Наваждение? Галлюцинация? Не иначе, тоннель шутки дурацкие шутит. Что-то он когда-то от кого-то слышал про такие вот старые тоннели… Либо просто крыша, сползая не спеша, так затейливо шуршит шифером. Тоже вариант. Парень пристально поглядел на Зузанну. В круглых стёклах противогаза танцевали зелёные искорки, и невозможно было разобрать выражение её глаз. - Мы только добежим до… - заговорил было он. - Не добежим, - отрезал спустившийся сверху Рок. Дальнейший разговор Хозяйка разобрала с пятого на десятое, но всё-таки сообразила, что у них – неприятности. И вполне может выйти так, что весь этот путь под землёй они проделали зря. Наконец Рок глубоко вздохнул, забросил своё оружие на плечо и побрёл к люку, воздев руки. Кор похватил Хозяйку под локоть. - Зажмурься покрепче, Зю, - прошептал он. – И не открывай глаза, что бы ни случилось. Я тебя поведу. Поверь мне… сестрёнка. …Странная троица выбралась из подземного хода на поверхность – двое бойцов в советском «зимнем» камуфляже тащили под руки удивительно малорослого и тощего третьего, подняв свободные конечности в характерном жесте «не стреляйте, мы сдаёмся!». Впрочем, если они надеялись усыпить бдительность обитателя храма миролюбивыми жестами, то здорово просчитались. Короткая очередь из тяжёлого пулемёта – святой отец, видно, не жалел сил во славу Господа и взбодрил на свою верхотуру нечто действительно убойное, вроде «Утёса», - воткнулась в мёрзлую землю в каких-то сантиметрах от парочки инсургентов и их спутницы, вцепившейся в рукав Кора с отчаянием бродячей кошки. - Стойте, нечестивцы! – раздался из освещенного окошка усиленный мегафоном дребезжащий голос. – Ибо сказано: в последние дни скверна да не преступит границ святой земли! И сказано далее: блюдите, како опасно ходите, ибо князь мира сего, отец лжи и богохульства трижды тридцать три раза станет искушать праведных! - Охрененно отец Иеремия пристрелялся… - пробормотал Рок. – Ещё блестящие идеи есть, а, Корнелиус? - In! Nomine! Patris! – заголосил священник. – Et! Filii! Et! Spiritus! Sancti! – Каждое слово отсекалось выстрелом из пулемёта, так что над головами у пришельцев басовито гудели тяжёлые пули. – Ты Господь мой Бог, яви мне знак, дабы мог я, ничтожный червь, распознать агнцев среди козлищ, зёрна среди плевел, верных среди отступников! Услышь молитву мою и яви мне знак!! Яви же мне знак!!! - Без шансов, - приговорил всех присутствующих Рок. – Дурацкая была затея. Ладно, мы-то, брателло, хоть чуть-чуть пожили, но вот Зю жалко… Секундой позже в морозном воздухе мягко захлопали крылья, раздалось дружелюбное курлыканье - и на подоконник кельи, где засел с пулемётом отец Иеремия, с серых небес кругами опустился белоснежный, без единого пятнышка, пышнопёрый голубь. Священник поперхнулся и умолк на полуслове. Стрельба тоже прекратилась. - Кажется, прямое попадание, - прокомментировал Рок. - Сошествие святаго духа. Сестричка, твой фокус? Я тебя поцелую! Потом... если захочешь... - Зузанна, ты нас опять спасаешь, - Кор, не удержавшись, провёл ладонью по щеке девушки. Точнее, по мерзко скрипнувшей резине старого противогаза. - Спасибо, милая. Хозяйка ничего не сказала, только чуть сильнее оплела тонкими пальчиками запястья своих друзей. Запертые двери церквушки со скрипом распахнулись, и возникшая на пороге сутулая старческая фигура отчаянно завопила: - Мне был знак! После стольких дней труда и молитв Господь милостивый и всемогущий наконец послал мне знак! Погодите, верные! Не двигайтесь, праведные! Я сейчас покажу вам проход в минном поле!

Nail Buster: Через несколько минут они уже шли вчетвером, плутая меж поваленных надгробий. Могилы выглядели так, будто внутри рвались маломощные фугасы, и почти на каждом треснувшем камне был выведен странный знак. Выведен не кровью, не краской, но водостойким маркером. Похоже, именно по этим знакам и ориентировался хозяин церкви, дабы избежать мин и растяжек, которыми был усеян погост. Он быстро шагал впереди, не глядя на своих спутников, и чёрная, подпоясанная толстой верёвкой ряса волочилась за его спиной. Похоже, едва не превратив своих старых знакомцев в решето, он теперь чувствовал понятную неловкость. - Мне казалось, - проговорил Корнелиус, - что вы не слишком-то веруете в Господа. - В смысле, веруете, конечно, но... не до такой же, блин, степени, - уточнил Рок, старательно глядя под ноги. Священник пожал плечами. Откинутый капюшон на его спине колыхнулся. - Сейчас такие времена, - пробурчал он, - что толика благочестия не помешает. Господь наш... Как бы вам объяснить, молодые люди... иногда посылает нам испытания, которые не превозмочь, если не пустить Христа в своё сердце. - Например, живых мертвецов, вылезающих из могил? - Истинно так. Но если вы пришли расспросить меня об этом, разговор этот лучше вести внутри. Здесь земля осквернена, и я бы не стал тревожить тёмные силы, поминая их за пределами дома Божия. Молодые люди понимающе покивали. Внутри церквушка была самой обычной - небольшой сумрачный неф с двумя рядами скамей, алтарь, внушительное деревянное распятие на алтаре... Было видно, что отец Иеремия старательно поддерживает здесь порядок - пол был тщательно выметен, стены вымыты, толстые свечи исправно горели в стенных подсвечниках. От алтаря шёл запах ладана, и Кор с наслаждением вдохнул его полной грудью. - У вас были гости? - Рок указал на следы от когтей, тянущиеся по каменному полу. Тот, кто оставил эти следы, должен был обладать невероятной мощью. - У меня часто бывают гости, - с видимой неохотой ответил священник, скривив своё грубое, морщинистое, небритое лицо. На вид ему было... сложно сказать, сколько лет. Могло быть сорок, а могло и все шестьдесят. Его волосы, некогда чёрные, словно уголь, уже тронула безжалостная седина, а пронзительно-голубые глаза смотрели на мир с тоской человека, давно и прочно уверившегося, что Бог - скорее суровый, чем милостивый управитель. - Однако пути Господни неисповедимы, - словно бы угадав, о чём думают гости, добавил Иеремия. - И нечисть Серого города ещё ни разу не осквернила алтарь. Обычно я их сжигаю на заднем дворе. Но иногда, если их плоть съедобна... Впрочем, мы ведь решили поговорить о тех, чьё мясо пропитано ядом разложения? Он занял скамью в первом ряду. Корнелиус, Рок и Зузанна устроились позади. - Я уже очень давно не покидал этих мест, - начал святой отец, задумчиво глядя в глаза гипсовому Иисусу. - Ко мне тоже нечасто хаживают - все знают, насколько я неприятный тип. "Это уж точно," - подумал Рок, вспомнив треск пулемёта. Но промолчал, подумав, что быть злопамятным совсем не по-христиански. - Однажды я поймал на погосте пару мальчишек, рисующих на надгробьях разные знаки. Те самые, какие вы только что видели. После того, как шалопаи были хорошенько отшлёпаны, а затем накормлены моим фирменным супчиком, они рассказали, что портить могилы их подбил некий... "чёрный человек". Он даже заплатил им кое-какие деньги, чтобы они всё провернули тихо и незаметно, а если я их поймаю, держали рот на замке. Знаете ведь, в Энске с деньгами туго, если ты не солдат и не людоед, к тому же детям на этих улицах решительно нечем себя занять, кроме как ввязываться в сомнительные авантюры... В общем, я отпустил их с миром, но следующей же ночью на кладбище пришли другие. Они приходили снова и снова на протяжении двух недель. Этот треклятый - прости, Господи! - "чёрный человек", как они его называли, знал, что я не причиню вреда детям, и вовсю этим пользовался. Немыслимая, чудовищная подлость! В конце концов могилы были иззрисованы все до единой, и вот тогда-то начался Ад. - Мёртвые восстали против живых... - угрюмо пробормотал Корнелиус. - Верно. Уж и не знаю, что подвигло меня вновь взяться за Священное Писание, но, кажется, сила Господа уберегла мою церковь от нашествия зомби. Клин вышибают клином, а Сатану может побить лишь слово Христа. Впрочем, как я убедился позднее, за пределами дома Божия это не действовало. - И вот тогда вы забаррикадировались здесь. - А что мне ещё оставалось? Мало того, что порождения "чёрного человека" первые дни буквально осаждали мой дом, среди ближайших соседей нашлись те, кто обвинял меня в их появлении. Кто-то хотел остановить меня, кто-то жаждал заполучить мой секрет. Не удивлюсь, если и слух о моей причастности распустил этот "чёрный". - Вы сами-то хоть видели его? - Рок возбуждённо привстал со скамьи. Ему уже начало казаться, что они пришли сюда зря. Священник некоторое время молчал, а затем промолвил: - Видел. Но только раз, совсем-совсем издали. Это и впрямь был ЧЁРНЫЙ человек, в смысле чернокожий. Он стоял на краю погоста, голый по пояс, и призывал к себе ходячие трупы. Жуткое зрелище... Корнелиус медленно кивнул. Ну да, конечно же, всё правильно. Всё как он думал. Если в Белом городе есть повелитель крыс, почему бы и в Сером городе не объявиться кому-то подобному? Кому-то намного страшнее и омерзительнее? Если всё то, что лидер Сопротивления знал об этих местах, это было чертовски логично. - Вы знаете, кто он и где его искать? - допытывался тем временем Рок. - Откуда? - поморщившись, отмахнулся Иеремия. - Я не пытался его преследовать - тогда пришлось бы оставить дом без присмотра, а минного поля тогда ещё не было. Вы себе не представляете даже, на что мне пришлось пойти, на какие богопротивные ухищрения, чтобы выторговать у АС достаточное количество мин... - Не отвлекайтесь, падре. Что с черномазым? - Ах да... Я сомневаюсь, что смогу помочь вам. Я точно могу сказать одно - он не отсюда. В Сером городе мало кто селится, и всех этих отчаявшихся агнцев я знаю наперечёт. Он явно и не из Белого города - Армия Света враз прищучила бы его, начни он обделывать свои тёмные дела на их территории. Нет, друг мой, он точно явился с берега нелюдей. И, сдаётся мне, вернулся туда вновь, вместе со всей своей армией мертвецов. Во всяком случае, я уже несколько дней их не видел. Он замолчал, вновь погрузившись в созерцание гипсовой статуи. Блики от пламени свечей неспешно танцевали на лакированному теле Спасителя, и казалось, будто сама статуя светится изнутри ласковым тёплым сиянием. На человека неподготовленного это должно было произвести поистине магическое впечатление. Так, по-видимому, и было рассчитано.

Зузанна: Старый человек в наряде, похожем на чёрный мешок, говорил слишком быстро, чтобы Зузанна могла поспеть за его словами. Поэтому она скоро оставила безнадёжные попытки вникнуть в суть его речей и принялась с любопытством оглядываться по сторонам. Это был очень необычный дом. Как и в любезных сердцу Хозяйки подземельях, здесь царил сумрак, только не промозглый, а тёплый. Пляска живых огненных язычков, разгоняющих темноту, пробивающийся даже сквозь вонь древней резины необычный сладкий запах, и надо всем этим – человек со странно раскинутыми руками и поникшей головой, почему-то обмотанной колючей проволокой. Ему, конечно, было очень больно: по бледному лицу стекали струйки крови, и в глазах, смотрящих прямо на Зузанну, застыла мука. Но кто и зачем сделал с ним такое? Девушка, будто загипнотизированная остановившимся взглядом измученных глаз, стянула противогаз, поднялась с лавки и подошла поближе к белой фигуре. Приглядевшись, она поняла, что ладони и ступни этого человека приколочены железными штырями к деревянному кресту. Какая-то глупая жестокость, глупая и очень злая. Может быть, старик в чёрном мешке - нелюдь? Неужели мирная тишина, и весёлые огоньки, и приятный аромат –всё обман, а на самом деле они попали в логово нелюдя? Хозяйка Подземелий робко протянула руку, коснулась белой кожи - и отшатнулась в испуге. Тело человека не может быть твёрдым, прохладным и гладким, как облизанный водой камень. И кровь была очень похожая на настоящую, а всё-таки не настоящая. И глаза этого… этого… Зузанна торопливо перебирала в голове все знакомые слова, не находя ничего подходящего… в общем, кто бы он ни был, его уставшие от боли глаза не моргали и не двигались. Девушка мелко затряслась от страха. А вдруг чёрный старик сделает то же самое с Кором и Роком? Вдруг они тоже останутся тут, в этом большом доме, насовсем, как вот этот – прибитые к крестам, не живые и не до конца мёртвые, не способные пошевелиться, но чувствующие боль?.. Хозяйка Подземелий резко обернулась к старику и крикнула, указывая пальцем на белую фигуру: - Кто это? Что ты с ним делать?! Отвечать сейчас же! - А? Что? – Отец Иеремия вышел из оцепенения. – Позволь заметить, дочь моя, что ты находишься в храме Бо… - сварливым голосом произнёс он, но тут, видимо, слова Зузанны дошли до сознания священника, и он хмуро посмотрел на дрожащую от испуга и ярости Хозяйку Подземелий, словно видел её впервые. В следующий же миг недовольство на его лице сменилось беспредельным изумлением, подавить которое отцу Иеремии явно стоило немалого труда. Засим в глубоких морщинах святого отца как-то сразу и прочно утвердилась спокойная, даже деловитая обречённость, словно у самоубийцы-перфекциониста, только что окончательно удостоверившегося, что петля на конце верёвки скользит и затягивается самым превосходным образом. - Так, - сказал он сухо, адресуясь к Корнелиусу и Рокфору. – Молодые люди, простите старика, если не смог в полной мере удовлетворить ваше любопытство. Но - клянусь перед лицом Господа – я действительно рассказал вам всё, что знаю сам, ничего не утаил. А теперь, господа, смиренно прошу вас исполнить мою просьбу. Подышите, пожалуйста, свежим воздухом снаружи, покуда мы с вашей спутницей потолкуем, ибо беседа наша – не для чужих ушей, уж извините. - Это кто тут кому чужой?! – немедленно полез в бутылку Рок. – Это мы, что ли, тут чужие нашей названной сестрёнке? Зузанна, мы тебе, оказывается, чужие! Вы, святой отец, при всём уважении, говорите, да не больно-то заговаривайтесь! - Зузанна? Названная сестрёнка? – переспросил отец Иеремия. - А то! – подтвердил Рокфор. – Раз мы сами так её назвали – значит, названная! - С вами трудно спорить. И всё же я вынужден настаивать. - Слушай, ты, святоша хре… - Рок, спокойно, - Корнелиус с видимым трудом удерживал приятеля за локти. – Не надо сквернословить в храме. Святой отец исполнил нашу просьбу, почему бы, в самом деле, не оказать ему ответную любезность? - Кор! Рок! – в хрустальном голоске Зузанны звучали панические нотки. – Не уходить! Мне тут не нравится, я так не хотеть! - Зю, всё нормально, если вдруг чего, мы будем совсем рядом, - Корнелиус сориентировал брыкающегося напарника в сторону выхода и без сантиментов двинул кулаком по загривку. Задав, таким образом, пану Рокфору верное направление движения, лидер Сопротивления перевёл взгляд на отца Иеремию. Глаза его нехорошо сузились, будто он рассматривал священника через невидимый прицел. - Я очень надеюсь, что никаких «если вдруг чего» не воспоследует… святой отец. - Присядь, дочь моя, - вздохнул старик, когда они остались вдвоём. Зузанна, передвинувшись на самый краешек скамьи, подальше от священника, настороженно следила за каждым его движением, изредка предостерегающе пофыркивая. Отец Иеремия, впрочем, как будто ничего плохого не замышлял. Он даже не смотрел на Хозяйку – просто сидел, нахохлившись, как большая больная птица, и молчал, спрятав лицо в ладонях. - Се, грядёт Дщерь Мрака, имя ей – загадка, и волосы белее ангельских крыл, и глаза подобны смарагдам, - невнятно пробормотал наконец святой отец. - Во тьме сущая, ибо свет уязвляет плоть её, грешная и невинная, не ведающая, что творит… Всё так, всё исполнилось… - Не по-ни-мать, - покачала головой девушка. - На третий день после того, как я затворился в храме, Он говорил со мной, ничтожным слугой своим, - отец Иеремия указал на белую фигуру, растянутую на кресте. – Он поведал мне, что грехи наши переполнили чашу терпения Его, и скоро быть месту сему пусту, а возвестит о том Дщерь Мрака, которая явится ко мне накануне пришествия Серого Зла. - Ты говорить не-прав-ду, - робко возразила Хозяйка. – Он – не живой. И он не уметь говорить… совсем не уметь, даже так плохо, как я. - И всё же Он предрёк твоё появление, Зузанна. Ты избрана орудием Его воли. Провозвестницей Его праведного суда. Судьба Энска предопределена, и свершит её та сила, что идёт за тобой. - Кто… кто – он? – прошептала девушка. Отец Иеремия позволил себе улыбнуться. - Это долго объяснять, а я к тому же скверный проповедник и никудышный миссионер. За последние годы привык общаться с заблудшими душами в основном на языке оружия. Скажем так: Он – Бог, тот, кто всё видит и всё знает. - А! Он – нелюдь? – догадалась Зузанна. Улыбку с лица священника как корова языком слизнула. - Э-э-э… Ну, не то чтобы… Хотя, с другой стороны… Да, наверное, Его – прости, Господи! - можно и так назвать. Только Он – хороший нелюдь, учивший людей добру… - Хо-ро-ший? – изумлённо перебила старика девушка. – Сделать город пусто – это хороший? Это добро?! - В наших обстоятельствах – да, - твёрдо ответил отец Иеремия. – Люди и нелюди слишком остервенились, пуская друг другу кровь. А теперь уже вот и мёртвые пошли по земле! Поистине, город Энск проклят, и пришло время ему изведать меру Божьего гнева. - А Рок и Кор? Они – мои друзья! И ты говорить, твой… твой бог наказать их? Я так не хочу! - Пути Бога выше путей наших, и мысли Его выше мыслей наших. А твоих названных братьев, дочь моя, я помню ещё с тех пор, когда они оба пешком под стол ходили… - Зачем? – недоумённо захлопала глазами Зузанна. - Что «зачем»? - Зачем они ходить под стол? - Гм… ну, то есть, я хотел сказать, что помню их сызмальства. И они выросли, в общем, неплохими ребятами. Рокфор – рубаха-парень, за друзей в огонь и воду, правда, умом не слишком-то блещет. А вот Корнелиус… с ним всё немного сложнее. Он с детства хотел быть героем. Мечтал, как всех спасёт от какой-нибудь напасти и как все станут носить его на руках. Целые истории выдумывал – про нашествие на Энск инопланетян или там русских оккупантов, с которыми и расправлялся, да ещё так изобретательно, разными способами… Теперь, значит, он всерьёз решил очистить город от ходячих мертвецов? А потом, глядишь, доберётся и до нелюдей, до аэсовцев, до машин, вообще до всех, чьё присутствие здесь не отвечает его представлениям о красоте и гармонии? Да здравствует старый добрый безопасный Энск под началом храброго и справедливого героя Корнелиуса! Масса благих намерений, как раз из тех, которыми вымощна дорога в известном направлении. - Кор не такой… - сказала Зузанна, но вспомнила вдруг сегодняшний сон, глупый и страшный – и осеклась. Старик пожал плечами: - Хотелось бы верить, что твой Кор «не такой». Это было бы лучше для всех, и прежде всего – для него самого. Сказано: горе миру от соблазнов, ибо соблазны должны прийти; но горе тому человеку, через которого соблазн приходит. - Как? Священник повторил. Хозяйка медленно шевелила губами, запоминая. - Только не рассказывай, о чём мы тут говорили, своим названным братьям, - сказал отец Иеремия. – Они и так считают меня сумасшедшим, не стоит укреплять их в этом заблуждении. Да и вообще, во многой мудрости много печали, и кто умножает познания, умножает скорбь. А теперь давай-ка заглянем наверх, в мою скромную обитель. Будучи верным слугой Господа нашего, я счёл возможным по мере скудных сил своих споспешествовать исполнению Его воли и припас кое-что для Дщери Мрака. … - Что это? – недоумённо спросила Зузанна, рассматривая нечто из густо-чёрной чешуйчатой ткани, вспыхивающей то зелёными, то багровыми, то голубыми искорками – в зависимости от того, как падали на неё скудные отблески горящих свечей. - Насколько я понимаю, боевой костюм Полуночной Империи, - отец Иеремия вертел в руках шлем с непроницаемым зеркальным забралом. – Промыслом Божьим сыскал на аэсовском складе. Специально для тех, дочь моя, кто не любит свет. Переодевайся… о, не переживай, я отвернусь. Комбинезон обтягивал тело, как вторая кожа, и при этом совершенно не стеснял движений. На локтях, коленях и животе он был укреплён резинопластиковыми вставками. Зузанна никогда прежде не видела ничего подобного. - Холодно, - поёжилась девушка. Ради возможности обстреливать подступы к церкви отец Иеремия высадил стёкла в окнах, и по комнатушке гулял ледяной сквозняк. - Это поправимо. Костюм с электроподогревом. Смотри, вот тут, в воротнике, есть маленький аккумулятор. Включается одним прикосновением… да, именно так. Не забудь шлем, он гораздо лучше твоего противогаза. Сказать по правде, даже я таких древних «слоников» уже не застал, когда служил в армии. Ах да, чуть не забыл: вот ещё план минного поля. Я сам им пользовался, пока не выучил наизусть, где у меня что поставлено. А теперь ступай, Дщерь Мрака, - перекрестил Зузанну отец Иеремия. – Твои названные братья уже заждались. И да исполнится воля Всевышнего. - Спасибо за подарок, свя-той отец, - динамики шлема ничуть не искажали серебристый голос Хозяйки Подземелий. – Я запомнить ваши слова. И… и Его слова тоже, - серьёзно закончила она.

Nail Buster: Двадцать минут спустя все трое уже шагали обратно по тому же самому злосчастному тоннелю, шлёпая ботинками по неглубоким лужам, натекшим из трещин в бетонных стенах. В лужах отражались несметные сонмища светляков - подземных друзей Зузанны, освещавших повстанцам путь, и оттого им казалось, будто в мутной воде тоже резвятся стайки зеленоватых призрачных огоньков. Корнелиус и Рок, впрочем, на это прекрасное зрелище не обращали почти никакого внимания - их мысли были всецело поглощны тем, что они услышали у отца Иеремии. Быстро вышагивая чуть впереди Зузанны, они вели негромкий напряжённый диалог. - Значит, чёрный человек в Чёрном городе... - раздумчиво протянул Корнелиус. - Что ж, вполне подходящее для него место, ты не находишь? - Нужно его найти, - проскрежетал Рок сквозь зубы. - Найти и прикончить как можно скорее! К чёрту КМ, к чёрту АС, они по сравнению с ним просто дети малые. Этот ублюдок теперь - наша главная цель, понял? Мы не должны позволять этим... этим... - он задохнулся от возмущения, - этим вонючим тварям гулять по городу! По НАШЕМУ городу! Какая же всё-таки мерз... ЭЙ! Ты вообще меня слушаешь или как!? Остановившись, друг медленно обернулся к нему, словно только сейчас заметил его присутствие. То, что увидел Рок в лукаво сощуренных глазах Корнелиуса, очень и очень ему не понравилось. За долгие годы их дружбы он научился безошибочно определять, что значит этот взгляд и что, как правило, он предвещает... - Что творися в твоей бедовой голове, Кор? - пробурчал парень, чуть поутихнув. - Выкладывай начистоту. - Этот псайкер... - проговорил Коонелиус, всё ещё словно витая в облаках. - Нелюдь, умеющий поднимать трупы... оживлять мёртвых... Не думаешь ли ты, Рокфор, что он бы мог нам пригодиться живым, а не мёртвым? На мгновение Рок лишился дара речи. В следующее мгновение, придвинувшись к другу угрожающе близко, он выпятил вперёд подбородок, как заправский Супермен, и тихо, угрожающе пророкотал, чеканя слова: - Ты, мать твою, совсем ополоумел? - Остынь, брат, - Корнелиус примирительно поднял ладони. - Я лишь просчитываю варианты. Ты прав, этот чёрный человек - наша самая большая проблема, самое скверное, что когда-либо видел Энск, но... - К чёрту твои "но" и все твои варианты, знаешь ли!.. - Нет-нет, дослушай уж до конца. Мы можем сейчас выбрать один из трёх замечательных планов. Первый - выследить нелюдя и убить немедленно, а потом, как прежде, воевать со всеми группировками города, избавив заодно и их от разбушевавшихся зомби. Классный план, да? - Звучит как полное дерьмо, - согласился Рок, начиная понимать логику предводителя. - Ну а второй чем, спрашивается, лучше? Оставить его разгуливать на свободе и копить силы? Не боишься, что мы потом вообще не сможем его остановить? Нас ведь гораздо меньше, чем всей этой вооружённой шелупони, - если все они тоже превратятся в ходячие трупы, мы их никогда в жизни не отстреляем! Корнелиус спокойно пожал плечами. - Есть ещё третий путь. Мы можем договориться с ним. Рок непонимающе помотал головой и отступил на пару шагов назад. - Я не ослышался? Ты предлагаешь договариваться... с ЭТИМ? - Но мы же договорились с Зю!.. - Кор запоздало сообразил, что высказал это слишком громко. И, судя по выражению лица Рока, тот не особенно одобрял такое сравнение. - Прости. Я знаю, что ты хочешь сказать. Это и вправду совсем другое. Но помнишь, как мы ещё вчера, перед сном, говорили о возможности использовать зомби в наших целях? Что если мы сможем использовать и этого псайкера? Мы ведь даже не знаем, каковы его цели. Может, он тоже хочет очистить город... - ...от всех, в чьих венах ещё пульсирует тёплая кровь, - пробурчал Рок, но видно было, что он начинает колебаться. Когда Корнелиус хотел быть убедительным, у него это чертовски хорошо выходило. Как назло. - Ладно, допустим, мы придём к нему и скажем: эй, приятель, раньше ты убивал всех без разбору по каким-то своим невнятным причинам, а теперь будешь делать то же самое, но во имя Сопротивления, а в довесок ко всему тебе придётся свалить из города, когда дело будет сделано. Чёрт, да он никогда на это не согласится. - Добровольно - нет, - Корнелиус вновь улыбнулся. Рок обречённо вздохнул. - Ты предлагаешь всё бросить и заняться охотой на чёрного человека? - А бросать нечего, брат. Мы ни с чего не начали. Да, у нас есть Зузанна и её крысиные полчища, но Зузанну ищут машины и добрая половина молодчиков Белого города, а этот парень, похоже, никого и ничего не боится. Что-то мне подсказывает, он нам ещё пригодится. Добровольно там или нет, но он нас выслушает. - Допустим. Как ты собираешься его ловить? Они вновь зашагали по лужам. Тяжёлые капли, срываясь с потолка, с глухим плеском падали в воду, а иногда и на головы повстанцев. И... Корнелиус готов был поклясться, что за ними в полутьме тоннеля движется кто-то ещё. Незримый преследователь ловко скрывался в тенях, оставаясь на самой-самой границе видимости, подстраивая свои шаги под перестук падающих капель. Он был чёрен, как смоль, и не отражал ни единой частицы света. Он был невероятно высок - под самый потолок! - и так же невероятно, неестественно худощав. Всё это Рок успел заметить, когда преследователь на долю секунды вышел из тени, чтобы тут же нырнуть в следующую. Далеко. Слишком далеко, чтобы атаковать. Метрах в двухстах, не меньше. - Видел его? - одними губами вопросил Рок. - А то, - кивнул Корнелиус. - Хотя скорее почуял. Не чуять ЭТО невозможно. - Это тот самый? Чёрный человек? - Вряд ли. Святой отец говорил о негре, а не о трёхметровой штакетине без глаз. - Надо вытащить Зю отсюда. Без неё мы точно пропали. - Дело говоришь. Эй, детка, - Кор обернулся к Зузанне и встретился лицом к лицу со своим отражением. Имперский скафандр и впрямь был симпатичнее того старья, каким были забиты полки в их родном бункере. Хотя доверия Кору он не внушал совсем. Как-никак, это была вещь вампирской армии. Вещь, сделанная врагами рода людского. Но если девочке нравилось... можно было и потерпеть немного. Самую малость. - Слушай... За нами кто-то идёт, и лучше бы этот кто-то быстрее от нас отвязался. Мы его как-то должны отвлечь, а затем - бежать со всех ног, поняла? И при первой возможности выбраться на поверхность - где угодно, но как можно дальше от убежища. Ты сможешь как-то притормозить его? Или её... В общем, ЭТО. - В противном случае мы кинем жребий, - усмехнулся Рок, - кто поманит эту дрянь за собой до ближайшего тупика. Как в плохих фильмах. Но учти - если вздумаем играть в "камень-ножницы-бумагу", чур колодцев и обоюдоострых мечей не выбрасывать.

Зузанна: В другое время Зузанна, пожалуй, обиделась бы на друзей, которые так увлеклись беседой, что совершенно не обращали на неё внимания. Но сейчас это её вполне устраивало: слишком обильную пищу для размышлений дал Хозяйке Подземелий разговор со святым отцом. Всё-таки не каждый день узнаёшь, что город, к которому ты уже успела худо-бедно привыкнуть, обречён сгинуть, причём при твоём же собственном непосредственном участии. Как он сказал? Серое Зло? Крысы ведь тоже серые. Значит, это они сожрут весь город? Нет, не так. Отец Иеремия говорил, что я – только… как это… про-во-взес… зевс… про-во-звест-ни-ца Серого Зла, вот. Что не я несу его, но оно идёт за мной. Значит, Серое Зло - это не мои слуги, а что-то другое. Но как же Кор и Рок? Рассказать им? Они разозлятся и прогонят меня. Да и отец Иеремия просил так не делать. А если с моими друзьями из-за этого случится что-то совсем плохое? Если они… если их… нет-нет-нет. Мне не нравится даже думать про такое. Зузанна поморщилась. Какое странное ощущение – будто новый шлем вдруг начал сдавливать затылок. Она попробовала поправить его, но только сделала ещё хуже, чем было. В голове закрутился весёлый водоворот, перемалывающий все мысли в разноцветную пыль и не дающий додумать ни одну из них до конца. Привычный подземный полумрак стал необычно густым, обволакивающим, как тёплая слизь, и принялся игриво хватать Зузанну за ноги и щекотать подмышками. - Пи? – обеспокоенно вопросил Белый, засуетившийся на плече у Хозяйки. Спутники девушки тоже отчего-то встревожились, заозирались, а потом Кор повернулся к ней и заговорил, но слова его прыгали друг через друга и никак не хотели складываться во что-нибудь понятное. Эту абракадабру парень произносил с таким серьёзным видом, что Хозяйка не удержалась и захихикала. - Сестричка, что это тебя так некстати разобрало? – Рок озадаченно уставился на Зузанну. – Нас тут, кажется, кто-то схарчить собирается, и хорошо, если не чего-нибудь похуже сотворить, а тебе смешно? Хозяйка Подземелий в ответ рассыпалась новой трелью серебристого смеха. - Да ты, мать твою, издеваешься?! – рявкнул Рок. – Тоже, нашла подходящее время!.. - Следи за языком при даме, - оборвал приятеля Корнелиус, с тревогой приглядываясь к раскисшей от смеха девушке. – И Зю вовсе не издевается. Ты ещё не понял, что это – шутки той твари? Если уж даже мы с тобой - норма… то есть я хотел сказать, обычные люди, – чувствуем её присутствие, то неудивительно, что нашу паранормальную подружку так развезло. - Это всё очень интересно, только вот делать-то теперь чего? – озадачился Рок. - Ну, я попробую привести Зю в чувство, а вы, пан Рокфор, пока постарайтесь удержать эту чёрную шпалу на расстоянии. - Как?! - Да как угодно! Стреляй! Рассказывай анекдоты! Исполняй стриптиз! Короче: делай что хочешь, только задержи ЭТО! - Ни хрена себе вы задачи ставите, товарищ командир! - Заткнись, дурак! - От тебя только это и слышишь, - Рок занял позицию для стрельбы с колена, пытаясь выцелить колеблющуюся тень в тусклом мерцании светлячков. - Так, Зю… погоди, погоди, да стой ты спокойно, - девушку уже пошатывало от бессмысленного хохота. Корнелиусу пришлось весьма бесцеремонно взять её за плечи и встряхнуть. При иных обстоятельствах, пожалуй, быть бы за такую грубость предводителю Сопротивления кусану крысами, но сейчас его оскорбительные действия послужили лишь поводом для нового всплеска истерического веселья. В тесном подземном тоннеле автоматные очереди прогремели как залпы гаубичного дивизиона. - Попал? – Корнелиус ощупкой расстёгивал крепления вампирского шлема на Зузанне. Та, кажется, уже и дышала через раз, захлёбываясь смехом. - Да куда там, - отозвался Рок, меняя магазин. - Оно ж не за удочкой даже, оно за леской может спрятаться. Попробуй - попади в такую ходячую дистрофию, да ещё впотьмах! А у вас как? - У нас… - Корнелиус наконец-то стащил зеркальный шлем с головы Зузанны и заглянул ей в лицо, - …всё плохо. За изумрудными витражами глаз Хозяйки Подземелий не угадывалось ни малейшего движения мысли. Из уголков растянутого в глупой улыбке рта тянулись ниточки слюны. - Зю? Эй, Зю! Ответом вождю Сопротивления стал очередной пароксизм идиотского хохота. - Ну, тогда извини, крошка, но придётся использовать радикальные методы, - и Корнелиус без долгих раздумий отвесил девушке увесистую оплеуху. Голова Зузанны безвольно мотнулась от удара. На щеке заалел отпечаток пятерни. Безмятежная пустота в девичьем взгляде стремительно сменилась недоумением, болью, обидой, а потом - разгорающейся ярко-зелёной злостью. Хозяйка по-звериному ловко выскользнула из рук Корнелиуса и распрямилась во весь свой невеликий рост. - Ты… ты ударить меня? – прошипела она, ощерившись. Светлые волосы поднялись дыбом, словно шерсть на загривке у обозлённой собаки. – Да как… ты… сметь?!.. В тот же миг неведомая зверушка, до сих пор прятавшаяся в темноте, бросилась вперёд – то ли сообразив, что намеченная жертва вывернулась из её ментальной хватки, то ли просто оголодав сверх меры. Передвигалась тварь нелепыми скачками, нещадно шатаясь из стороны в сторону всем своим длинным тощим телом, но на удивление шустро. - Вот ведь курва, - пробормотал Рок, поудобнее перехватывая автомат. – Хьюстон, у нас проблема! - Ну вот, совсем другое дело, - удостоверил Корнелиус. – Её Величество Крысиная Королева снова с нами. Ты хоть помнишь, что с тобой было? - Со мной всё быть хорошо! – обиженно выпалила Зузанна, потирая щеку. - Мне быть весело! А ты всё пор-тить! И делать мне больно! Больно, ты слышать? - Ай-ай, какой я нехороший, - усмехнулся парень. – Ну, не плачь, Зю, не надо. Сейчас прибежит твой новый друг, с которым тебе было так весело, и мигом тебя утешит. И нас с Роком заодно. Вон он, видишь? – Кор махнул рукой в сторону быстро приближающейся чёрной твари, которую Рок продолжал поливать огнём – без всякого видимого результата. - Ой, - только и сказала девушка, резко сбавив тон. – Что это? - А я как раз у тебя хотел спросить, - отозвался Корнелиус. – Кто из нас подземный житель, я или ты? - Я, - согласилась Зузанна. – Но такого я не видеть ни-ког-да. - Эй, Корнелиус! – заорал Рокфор, перекрывая грохот автомата. – Если Зю там оклемалась, пусть уже наколдует чего-нибудь, только по-быстрому, а то у меня последний рожок – и всё! - На тебя, крошка, вся надежда, - очень серьёзно сказал Корнелиус, снимая с плеча своё оружие. – Если кто и может вытащить нас из этой за… затруднительной ситуации, то только ты. Зузанна кивнула. Левая щека всё ещё горела, но обиды подождут, их можно оставить на потом. Главное – сделать так, чтобы оно было, это самое «потом». Она опустилась на колени и прикрыла глаза, сосредотачиваясь. Слуги! Ваша Хозяйка в опасности! Придите, мои храбрые серые воины, и защитите меня! Готовьтесь к бою! Одновременно девушка пыталась нащупать разум чёрной твари. Он был… странным. Не человеческий, но и не звериный, одновременно простой и очень сложный. Для Зузанны он выглядел чем-то вроде густого тёмного облака, в глубине которого мерцали голубые сполохи отрывочных людских мыслей и метались алые молнии самых примитивных животных инстинктов. Это создание явно должно слышать безмолвные приказы Зузанны, но вот подчинится ли оно им? Стоять! Я, Хозяйка Подземелий, Крысиная Королева, повелеваю тебе, глупый, неверный слуга мой – ЗАМРИ НА МЕСТЕ!!!

Nail Buster: ...Аэропорт "Энск-2" был окутан плотным саваном гробовой тишины. На внешних постах, на пулемётных вышках и у главных ворот, бойцы в чёрных хромированных доспехах и жутких масках-респираторах с длинными дыхательными шлангами ещё могли тихонько переговариваться между собой по рации, используя заместо слов причудливые трели и щелчки - изобретённый Генералом кодовый язык, отлично защищавший от излишне любопытных соседей с их неуёмной жаждой прослушивать всё и вся. Внутри же главного терминала всё живое, полуживое и неживое замерло, боясь потревожить лидера, запершегося на рассвете в комнате для медитаций. Женщина, именовавшая себя Марией, сидела в "позе лотоса", посреди крошечной комнаты, обитой непроницаемо чёрным металлом, лишённой окон и какой-либо мебели. Света было мало - в воздухе парили мерцающие лиловые огоньки, напоминавшие светляков, но в действительности бывшие сгустками чистой энергии Гиперкосмоса. Их присутствие означало, что граница между пространствами в этой комнате опасно тонка. Из полуоткрытого рта Марии вырывались белые облачка пара - мощный кондиционер поддерживал в комнате температуру в четырнадцать градусов ниже нуля. Лишь при таком леденящем холоде хозяйка аэропорта могла достичь нужной степени концентрации и подключиться к Объекту "Протей", исполнявшему в эти минуты задание под руслом Ядвиги. Объект "Протей" создавался здесь, в аэропорту, в строжайшей тайне от других отрядов Белого Города. Какой-то замшелый пункт давно уже забытого Устава Армии Света строжайше запрещал использовать внеземные технологии в любых целях, даже ради защиты от тёмных сил. Со временем лидеры группировок сделались менее принципиальными, но кое-какие абсурдные догмы из них было не вышибить даже в этих чрезвычайных обстоятельствах. Мария действовала на свой страх и риск. Действовала, используя свои собственные, давно привычные ей средства и методы. Уже два дня "Протей" выжидал, законсервированный рядом с церковью отца Иеремии. Его состояние можно было сравнить со сном бабочки, почти готовой вылупиться из своего кокона - разве что "Протею" коконом служило свёрнутое пространство вокруг него. Но вот его сенсоры засекли подозрительную активность на кладбище, и кокон беззвучно лопнул. Разведчик "Итерации-9" пришёл в движение. Он был задуман как универсальный "охотник на псайкеров" - ищейка, вынюхивающая ментальные волны. Первые месяцы своей полужизни провёл "Протей" в криогенной капсуле, скрытой глубоко-глубоко под зданием терминала - опасная и зловещая игрушка, включать которую без крайней на то нужды не очень-то хотелось даже Марии. Однако нужда подступила - в Белом городе шныряли стаи плотоядных крыс, улицы Чёрного заполонили ожившие трупы... Кто был в ответе за этот кошмар? Чья тёмная воля направляла его? Мария была отнюдь не наивна, и она понимала - то, что творится сейчас на энских улицах, не могло начаться само по себе. Это, впрочем, понимали все, но лишь "Итерация-9" обладала средством, чтобы найти загадочного экстрасенса. Или двух, что было вероятнее. Анализаторы "Протея" работали на полную мощь - он вслушивался в ментальные эманации цели, тут же анализировал их и пересылал результаты Марии, пользуясь закрытым гиперкосмическим каналом. Тетра-сервер, встроенный в его череп, выл от натуги, стараясь всосать и обработать все те колоссальные потоки данных, что непрервно излучал мозг цели. "Протей" был заинтересован и слегка напуган - маленькое хрупкое существо, с которым он столкнулся в сыром тоннеле, обладало огромной паранормальной силой. Сила эта тянулась в пространство многими тысячами сияющих золотых ниточек, а самая толстая нить... ...тянулась к самому "Протею". "Запрос принят," - только и смог сгенерировать тетра-сервер в ответ на команду остановиться. - "Обработка запроса... Пользователь неизвестен. Доступ к основным функциям системы запрещён. Получен временный контроль над опорно-двигательным аппаратом." И "Протей" замер, на глазах потрясённых повстанцев. Он возвышался над Зузанной, как телеграфный столб - существо, практически полностью лишённое лица, за исключением одного-единственного красного глаза, напоминавшего объектив телекамеры... или и впрямь являвшийся объективом? В его голове что-то неприятно жужжало, а из узкой, неподвижной грудной клетки раздавались мерные скрежещущие хрипы. Существо не дышало. Оно тупо перегоняло воздух через своё тело, как машина. Бездушная машина-убийца. Где-то в Белом городе Мария вышла из транса, поражённая. Её трясло. Что это было? Что это, нахрен, было такое? Попытка взлома? Но кто может взломать процессор из чёрного льда!? Кто может остановить "Протея"!? - Это интересно... - женщина закрыла глаза и вновь подключилась к каналу. Она сняла внешнюю защиту с разума охотника. Пусть эта малышка заглянет глубже. Туда, где её можно будет во всех подробностях рассмотреть и познать. В бездну.

Зузанна: - Матерь божья, - севшим голосом произнёс Корнелиус, глядя на застывшую тварь. – Это будет покруче железного червяка с огнемётами. Зузанна, кого ты теперь разозлила, детка? Хозяйка Подземелий не отвечала. Распахнутые до пределов, дозволенных природой, глаза её безотрывно смотрели прямо в единственное око чудовища, алое, будто налившееся от злости светящейся кровью. Тёмное облако, мешавшее вглядеться в разум этого создания, развеялось, явив картину не то чтобы пугающую, но очень странную и какую-то… неправильную. В переливающиеся багрянцем горячие потоки нехитрых животных чувств и желаний кто-то безжалостно врезал громадную угловатую машину, составленную из обжигающе холодных лиловых кристаллов, грани которых были с нечеловеческой аккуратностью расчерчены сложным узором чёрных и серебристых прожилок. Между кристаллами то и дело пробегали трескучие синие искры. Главной частью этой ледяной машины было неторопливо вращающееся огромное кольцо, украшенное множеством тонких и очень острых шипов. А внутри кольца… У Зузанны перехватило дух. Внутри кольца бурлила густая непроглядная тьма, которая жадно вбирала в себя всё, что видел, слышал и чуял чёрный хищник. Оттуда же, из темноты, водопадом извергались ветвистые фиолетовые молнии, густой сетью опутывающие разум невиданного зверя. Ледяная машина управляла им – почти так же, как Хозяйка Подземелий своими подданными! Но… кто же управляет самой машиной? Сообразила, да? – сказала клубящаяся тьма женским голосом. - Умная девочка. И сильная. Даже слишком сильная. Знаешь, Крысиная Королева, а ведь ты мне, пожалуй, нравишься. У нас с тобой много общего. Взять хотя бы пристрастие к рискованным опытам… Ментальная проекция внезапно встала на дыбы, и бездонный провал разверзся прямо под ногами у Зузанны. Девушка едва успела ухватиться за шип ледяного кольца, чувствуя, как пальцы быстро немеют от холода. По всему выходило, что долго провисеть ей не суждено. …с неожиданными результатами. Кто ты такая? Что я тебе сделала? Почему ты хочешь меня убить?! Меня зовут… ну, скажем, Мария. И ты мне ничего не сделала. А убивать тебя я вовсе не хочу, однако всё-таки придётся... Зачем? Чтобы ты и впредь ничего мне не сделала. Левая рука Зузанны соскользнула с ледяного шипа. Прощай, Крысиная Королева. «Протей», прикончи её. А заодно и её приятелей. НЕ СМЕЙ ИХ ТРОГАТЬ!!! Ярость Хозяйки Подземелий буквально перевернула призрачный мир ментальной проекции вверх дном. Живая тьма съёжилась, невольно отступив перед взвихрившимся изумрудным пламенем. Ледяное кольцо пошло трещинами и с протяжным стоном раскололось. Его обломки рухнули прямо на заросли лиловых кристаллов, которые принялись хрустко лопаться целыми гроздьями. Фиолетовые сполохи, удерживавшие разум твари под контролем, угасали один за другим. «Соединение с тетра-сервером прервано». Девчонка! Тебе не одолеть меня! «Подключение восстановлено. Идентификация пользователя…» Ты хотела убить моих друзей, Мария? Моих лучших и единственных друзей? Мне это ОЧЕНЬ не нравится! Ледяная машина жалобно задребезжала, содрогнувшись до основания под новым ударом зелёного огня. «Соединение с тетра-сервером прервано». Клянусь богами Гиперкосмоса, я заставлю тебя пожалеть, что ты появилась на свет, Крысиная Королева! Может быть. Но не сегодня, Мария. Не сегодня… Стремительные мысли гораздо быстрее неуклюжих слов. Все вышеописанные события уместились в один взмах ресниц Хозяйки Подземелий. - Зю? Вокруг девушки сгустился сырой тоннель. Над её головой по-прежнему нависал чёрный хищник («Про-тей», вспомнила она), подёргиваясь, будто в сильнейшей икоте, и распространяя противную вонь нагретого металла. Жужжание внутри его безобразной головы превратилось в надрывный вой. Вокруг суетились серые воины, явившиеся по зову своей повелительницы. - Эка его заглючило, - удивлённо сказал Корнелиус, наставив «калашников» на содрогающегося охотника. – Не знаю, как тебе это удалось, Зузанна, но ты у нас просто умница. А теперь все дружно валим… - Главное, чтоб не в штаны, - неостроумно отозвался Рокфор. Закинув автомат за спину, он подхватил названную сестрёнку на руки и кинулся вглубь туннеля. Кор топал сзади, то и дело оборачиваясь, дабы удостовериться, что «Протей» по-прежнему не двигается с места.

Nail Buster: - Кто это был? - на бегу допытывался Рок. - Зю, ты что-нибудь поняла? - Отстань от неё, - буркнул Корнелиус, в последний раз оглянувшись назад. Таинственная машина-убийца скрылась за поворотом - судя по всему, она не слишком-то жаждала продолжить преследование. - Кто бы или что бы это ни было, наша крысиная принцесса с ним справилась. Этого разве мало? - Эта дрянь неживая, - парень дёрнул плечами, прогоняя со спины ворох мурашек. - Зузанна не остановила её - она просто её отключила. Ты и сам, наверное, это понял. А если она неживая, перед нами встаёт вопрос посерьёзней - ЧЬЯ она? Кто её сделал? - Республика Машин?.. - Чушь собачья. Их создания... их ИЗДЕЛИЯ выглядят совсем иначе - ты когда-нибудь видел робота, маскирующегося под монстра из ночного кошмара? Им насрать на маскировку, они любят подчёркивать, что они - продукт высоких технологий. Как то огнедышащее насекомое. - Что же тогда? - Корнелиус задумался настолько крепко, что едва не полетел вверх тормашками, споткнувшись о торчавшую из-под земли трубу. - Опять этот "чёрный человек" со своими фокусами? - Ма-ри-я... - слабым голосом пробормотала Хозяйка, уткнувшись в плечо Рокфора. Молодые люди остановились. - Ясно, - задумчиво проговорил Кор, прислонившись спиной к холодной стене тоннеля и потирая пальцами лоб. - Значит, Мария... Ладно, пусть будет Мария. Итак, что мы имеем? Хозяйка Подземелий, наделавшая в Белом городе шуму - одна штука. Негр-чернокнижник, поднимающий мертвецов из могил и играючи поставивший на уши Чёрный город - одна штука. - Машины, безуспешно охотящиеся за Хозяйкой, но почему-то не трогающие зомби и их предводителя, - хмыкнул Рок. - Тысяча и одна штука. - А теперь ещё и госпожа Мария... Может быть, ей вся эта заварушка, как и нам, пришлась не по душе? И она принялась вычищать Энск, не дожидаясь помощи Машин? - Я уже говорил тебе, что Машины действуют странновато, братишка? - Пожалуй... Они добежали до убежища, ввалились внутрь, едва дыша от усталости, и крепко-накрепко задраили входной шлюз. В дороге, к счастью, им не встретилось ни одного дозорного подземной Республики - похоже, наблюдательные системы Управляющих глючило и трясло не меньше, чем пришибленного Зузанной чёрного биомеханоида. Что-то у них там происходило значительное - не иначе, какой-то грандиозный системный сбой, которым юному Сопротивлению грех было не воспользоваться. Но что будет, когда они всё починят и вновь возьмутся за поиски Хозяйки всерьёз? Корнелиус тяжко вздохнул. Если у них и был какой-то лимит везения, рано или поздно он должен был исчерпаться. - Теперь наружу без маскировки ни шагу, - проговорил он, нервно расхаживая вокруг стола с развёрнутой на нём картой. - Не знаю, как там у тех железных дровосеков обстоят дела со сканерами и прочими тепловизорами, но наши симпатичные физиономии они точно запомнили. - Другими словами, нам придётся всё время париться в ЭТОМ? - Рок вернулся из соседней комнаты, потрясая в воздухе двумя пыльными противогазами, так испугавшими Зузанну парой часов ранее. - Придётся-придётся, - кивнул Кор. - К тому же, если мы будем выглядеть одинаково, это наверняка собьёт ищеек Республики с толку. Зю может остаться в имперском костюме, - сказал он, пару секунд подумав, - но плащ-палатка с капюшоном явно не помешает - слишком уж у неё приметный шлем. - Это всё замечательно, - Рок сплюнул на пол, за что получил от друга укоризненный взгляд, - но как нам теперь быть? Прости меня, конечно, но мы не можем вечно бродить туда-сюда по тоннелям, драпая то от зомби, то от машин, то от неведомой грёбаной хренотени из ада. Мы, если ты не забыл, должны их всех перебить. С чего начнём, босс? - С поимки некроманта, - решительно ответил Кор. - Моё решение неизменно. - Но ты не ответил, как собираешься его выследить. - Нам в этом может помочь Зю, - улыбнулся Кор, рассевшись в одном из крутящихся кресел. - Но ты мог бы смотаться к Патрику - возможно, он и его ребята всё ещё сочувствуют нашим безумным идеям. Неплохо было бы уговорить его навести справки. Может, кто видел в Чёрном городе странного негра. Вряд ли у нас тут их много. - Вас понял, шеф. Рок скрылся за дверью, через пару минут вернувшись в образе жутковатого серого создания, напоминавшего жука-долгоносика. Он даже брюки сменил - теперь из-под полы плащ-палатки выглядывали бесцветные камуфляжные штаны, заправленные в высокие берцы. - Не вернусь до темноты - считайте меня вампиром, - мрачно пошутил он и вышел во тьму, громко захлопнув за собой входной шлюз. Корнелиус и Зузанна остались вдвоём. Повисло молчание, но лидер Сопротивления не назвал бы его неловким. - Ты уж прости, - он чуть смущённо улыбнулся девушке, - за то, что втянули тебя во всё это. Ты даже не представляешь, как ты важна для... Бронированную дверь сотряс сокрушительный удар, по бетону вокруг неё пошли трещины - она едва не слетела со своих мощных петель. Молодой человек схватился за пистолет, но второго удара не последовало. Что-то огромное затаилось там, по ту сторону шлюза. Вслушивалось в каждое их движение. Ловило каждый вдох, каждый выдох... Старалось понять, не почудились ли ему голоса в давным-давно опустевшем бункере? Стоит ли ломиться туда, или лучше продолжить свою неспешную прогулку по тоннелям? - Это Чистильщик, - одними губами прошептал Кор. - Не шевелись и не дыши, малышка. Авось, пронесёт... За дверью тихо заскрежетал металл о металл - это жвалы стальной многоножки скреблись по двери убежища. Всего одна небольшая комнатка, служившая прежним хозяевам прихожей, отделяла Кора и Зю от мгновенной смерти. За другой дверью, позади них, буквально в паре-тройке шагов, покоились на оружейных стойках гранатомёты. И огнемёты. У них был шанс отбиться, один на миллиард. Если бы только успеть добежать... если бы только ОНО не успело прорваться через перегородку... - Не шевелись, - повторил он, как мантру, отбросив в сторону панические мыслишки. - Он ждёт... "Господи! Надеюсь, пути Рока и этого гада ползучего не пересеклись!"

Зузанна: Зузанна сильно, до крови, прикусила губу, чтобы не завизжать от ужаса, и крепко-накрепко зажмурила глаза, вроде как спрятавшись таким наивно-детским образом от скребущейся за двумя стальными дверями машины. Как только железный червяк сумел пролезть в такой узкий коридор? Уходи, машина, мысленно просила Хозяйка Подземелий, затаив дыхание. Уходи, пожалуйста. Тут уже давно нет ни души. Очень давно. Это просто старое, всеми забытое и никому не нужное подземелье с крысами (серые бойцы в шлюзовой камере немедленно принялись возиться и пищать как можно громче). Ты не найдёшь за этой дверью ничего интересного. Здесь никого нет. Уходи, уходи, уходи… Металлический скрежет стих, и снаружи воцарилась тишина. Машина уползла? Или, может быть, просто замерла, прислушивается сквозь стены, пытается учуять человеческое тепло, уловить стук сердец, чтобы вломиться внутрь и спалить всё и вся лиловым огнём? Девушку била крупная дрожь. По щекам беззвучно покатились слёзы. Машины, зомби, потом этот странный «Протей» и таинственная Мария, а теперь вот снова машины – все гоняют меня по канализации, словно крысу. И как я смогу помочь Кору и Року, если нам придётся всё время отсиживаться по норам? Мне так не нравится! Я так не хочу! При виде исказившегося от рыданий лица Зузанны Корнелиуса бросило разом в жар и в холод. Стоит девчонке хотя бы разочек всхлипнуть, мелькнуло в голове у парня, и наше знакомство мы продолжим в раю. Или в аду, что гораздо вероятнее. Несмотря на ангельскую внешность, малышка Зю как-то не слишком тянет на безгрешное создание, один залитый кровью коридор в отеле «Свобода» чего стоит, а мне… в общем, тоже найдётся, что предъявить, хотя пока больше по мелочи, но в сумме на серу и жупел я вполне наработал. Очень медленно, перемещаясь буквально по миллиметру, лежащая на столе рука Корнелиуса подползла к узкой бледной девичьей ладони и накрыла её, чуть сжав хрупкие пальчики. Глаза Хозяйки Подземелий распахнулись, и она сквозь слёзы воззрилась на предводителя Сопротивления. - Всё будет хорошо, - чуть слышно прошептал Кор, изо всех сил стараясь излучать оптимизм и уверенность, которых, по совести говоря, вовсе не испытывал. Вышло так себе, но плакать Зузанна всё-таки перестала, и скорбная гримаса на её лице моментально уступила место доверчивой улыбке. «Очень славно, - зазвучал у Корнелиуса в ушах жёсткий, с надменными нотками голос, тот же, что он слышал в старом тоннеле близ кладбища. – Да нет, к чему ложная скромность - просто великолепно! Весь Белый город замер в страхе перед крысами Хозяйки Подземелий, а меня эта маленькая дурочка слушается беспрекословно. Я могу вертеть ею и её войском, как захочу! Если же ещё поймать чернокожего некроманта и… убедить его принять моё предложение, Сопротивление станет поистине непобедимым. Армия зомби и звериные полчища под моим командованием смогут в один день очистить Энск от скверны! Благодарные горожане будут носить меня на руках, Максимиллианову площадь торжественно переименуют в Площадь Восстания, а на месте Казармы воздвигнут Храм Великого и Всеблагого Корнелиуса-Освободителя…» «…и каждый год станут приносить на его алтаре в жертву прекрасную юную девственницу, - закончил другой, тоже знакомый парню бесплотный голос, хриплый, усталый и гневный. – Что за высокопарный вздор, кем ты себя возомнил? Стыдись! Если ты с этакого начинаешь, то чем же закончишь, Великий и Всеблагой Корнелиус, буде твои завиральные планы исполнятся? Да люди, те самые обычные люди, ради которых ты собираешься в очередной раз залить Энск кровью, будут вспоминать жуткое правление Бастера и даже нынешнюю неразбериху как старые добрые времена! Посмотри на Зузанну. Никакие твои затеи не стоят её слёз! Энск уже обречён, и ты ничего не изменишь. Бери эту девочку в охапку и уезжай отсюда, пока не поздно. Продашь всё, что найдёшь в этом бункере, купишь виллу в сосновом лесу на берегу Балтики и будешь каждый день гулять с Хозяйкой Подземелий по пляжу. Нормальная жизнь, которую вы оба заслужили». «Как мило, - глумливо усмехнулся невидимый циничный собеседник. – Право, я вот-вот захлебнусь в засахаренных соплях. Давай, слушай этого пораженца. Разменяй беспримерную победу, власть и славу героя на затхлое обывательское житьё с глупой девчонкой, чтоб не хуже, чем у других, хе-хе!» «Да-да, прислушайся внимательно к мнению этого маньяка! Обмани единственное создание, готовое без вопросов пойти за тобой на край земли просто потому, что ты – самый лучший мужчина на свете. Используй её без колебаний, а потом прогони, когда станет не нужна, ведь именно так и поступают все настоящие герои, верно?» - А ну-ка заткнитесь оба! Лишь поймав изумлённый взгляд Зузанны, Корнелиус сообразил, что произнёс эти слова вслух. И достаточно громко, чтобы Чистильщик с его чуткими системами слежения сумел их расслышать сквозь железобетонную толщу. Сердце парня моментально покрылось ледяной коркой и спикировало куда-то в район желудка. Потянулись томительные мгновения предсмертного ожидания. Но за дверями шлюза по-прежнему было тихо.

Nail Buster: Почти. Только где-то на пределе слышимости раздавался треск электрических разрядов. И еле ощутимо тянуло гарью. "Оно не будет ломать дверь, - сообразил Корнелиус. - Зачем? Оно её вырежет. Вырежет... Боже, какой я дурак! Непроходимо, непробиваемо тупой осёл!" - Нам нужен запасной выход, - проговорил он одними губами. - Та большущая дверь, помнишь, Зю? Нужно её открыть. Призови своих шестилапых слонопотамов. Призови кротов размером с авианосец. Призови всё, что только сможешь призвать, но открой эту дверь. Нам нужно быстро отсюда смыться. Надень шлем, - он суетливо сунул девушке чёрную зеркальную штуку производства вампирской Империи и легонько подтолкнул её в сторону дальних помещений. - Не знаю уж, поможет она или нет, но вдруг эта тварь и вправду может только увидеть тебя, а не учуять? Иди! - крикнул он, бросившись в оружейную и сдёргивая со стойки старый, покрытый пылью противотанковый гранатомёт. Проверил, заряжен ли... Ах, чёрт, конечно нет! Ну где же эти треклятые ракеты? Тем временем внешняя дверь с глухим стуком ввалилась в комнату. Загромождая весь дверной проём, в убежище сунулась овальная голова стальной сороконожки о десяти парах глаз-окуляров, расположившихся в два ряда. Точные копии глаза "Протея", как невольно подметил Кор, захлопывая вторую дверь и отрезая конференц-зал от остального бункера. Он ожидал, что она немедленно слетит с петель от удара плазменных огнемётов, но, судя по звукам, Чистильщик только всунулся в бункер наполовину и оглядывался по сторонам, скрежеща остро заточенными на подземных заводах жвалами. - Республика Машин заявляет о своём нейтралитете, - лязгнул за дверью голос. Голос, в котором не было ровным счётом ничего машинного. Голос усталого, но жестокого и сурового человека. Или, точнее сказать, причудливое переплетение сразу трёх голосов, вещающих в унисон сквозь мощные динамики машины смерти. - Псайкер! Доводим до твоего сведения, что ты являешься угрозой балансу сил на подведомственной нам территории. Однако мы не заинтересованы в том, чтобы тебя ликвидировать. - Ага, а почему вы тогда... - ...гонялись за Зю в тоннелях тогда, в первый раз?! - немедленно закончила машина голосом Кора. Истинный Кор вздрогнул от неожиданности и ещё сильнее сжал в руках гранатомёт. Припав на одно колено, он "пас" дверь из дальнего угла коридора. - Мы проводили эксперимент, проверяли её силу в действии. Теперь эксперимент завершён, и мы со всей определённостью можем сказать: твоя подопечная, человек, опасна. - А разве... - ...не опасны зомби, шатающиеся по энским улицам?! - вновь гневный выкрик Корнелиуса раздался не из его собственных уст. Парню определённо не нравилось, как эта тварь предугадывает его мысли. - Доводим до сведения псайкера, что появление зомби - прямое следствие нарушения баланса с его стороны. Мы заверяем, что после отъезда псайкера из города зомби исчезнут. - Вы что-то... - ...темните! ...юлите!... недоговариваете!.. - заверещали голоса, на разные лады передразнивая голос Корнелиуса. Тот на мгновенье выпустил дверь из перекрестья прицела, утерев крупные капли пота со лба. Как там Зю? Справилась ли она с дверью?.. Не сторожат ли другие Чистильщики с той стороны?! Эта нежданная мысль привела его в ужас. - Может, и да, а может, и нет. Какое твоё дело, человек? Сейчас мы пришли с миром - вот и всё, что тебе нужно знать. Пришли сообщить, что на твою подопечную открыта охота. С одной стороны - ожившие мертвецы. С другой - тёмная сила, природу которой мы до конца ещё не понимаем. Город метр за метром, улица за улицей погружается в хаос. За эти дни мы потеряли три важных контракта и недополучили жизненно важных ресурсов на сумму около тридцати миллиардов долларов, в пересчёте на человеческую валюту. Однако принцип невмешательства для нас священен. Дела белковых существ должны вершиться без нас. Мы пришли лишь для того, чтобы призвать вас уйти. - Мы никуда не... - В противном случае, - лязгнула троица, - вас непременно убьют. Вы предупреждены. Вы можете либо остаться и продолжить вашу борьбу, цели которой нам неведомы, либо уйти и предотвратить погружение Энска в окончательный хаос. Выбор за вами. Грохот и треск ломаемой мебели возвестили о том, что многоножка удаляется. "Пятеро! - осенила Кора запоздалая догадка. - Их должно было быть пятеро, а не трое!!! Кто-то рассказывал мне... А хотя к чёрту!" - Зю! - заорал он через весь бункер. - Кажется, она... она... Как ты там?!



полная версия страницы