Форум » Фронтовые сводки » Серая Рать » Ответить

Серая Рать

Nail Buster: Место действия: город Энск, Польша Время действия: январь 2011 года Участники: Nail Buster, Зузанна, X0 Действующие лица: Хозяйка Подземелий Зузанна, киборг-техман X0 Сюжет: Казалось бы, что может произойти такого страшного или необычного в городе Энске, где стали обычными даже самые чудовищные видения и кошмары? Но нет, теперь раздираемый Бесконечной Войной город подкинул своим кровожадным обитателям новую загадку - неужели клопы, крысы и тараканы сделались... разумными!? У них что, развивается некое подобие коллективного разума, или же они просто ни с того ни с сего стали вести себя организованно и слаженно, как муравьи или даже человечья армия? Или, может быть, животными управляет что-то неведомое, таящееся в тёмных глубинах городских подземелий? Если это так, грех не попытаться заполучить эту силу в свои руки... и использовать её против ненавистных оккупантов, заполонивших родной город! Необходимое пояснение: Вам, фройляйн Зузанна, предлагается сыграть ключевую роль в создании таинственной Серой Рати - "четвёртой силы", которая спустя несколько месяцев будет терроризировать героев соседних квестов. Путешествие Энска в параллельные миры, как мы знаем, тоже свершится не без участия этих ребят. А пока что это просто мирные граждане города, перманентно голодные и страшно недовольные тем, что их дома превратили в гигантское стрельбище. Которым страшно нужна ударная сила. Ваш пост первый. Можете просто отписать, как вам живётся в холоде и сырости. А можете начать и иначе... Главное - вы в Энске, а точнее, под Энском. Все вопросы и предложения - в личку.

Ответов - 90, стр: 1 2 3 4 5 All

Зузанна: Что? Что такое творится? Машины вломились в их дом?! Зузанна не вслушивалась в грохочущий, нечеловеческий голос за своей спиной. Она всецело сосредоточилась на выполнении приказа, который отдал Корнелиус: открыть огромные железные ворота, что вели из ангара в верхний мир. Изумрудные глаза сквозь зеркальную маску сверлили ржавую преграду яростным взором, заставляя прибывающую с каждым мгновением массу серых воинов с той стороны всё отчаяннее напирать на ворота всей массой. Чудовищно тяжёлая металлическая пластина, способная выдержать ударную волну ядерного взрыва, дрогнула и даже чуть подалась, но тут же вновь замерла с жутким механическим стоном. - Пи-и-и! – озабоченно протянул Белый. Ты уверен? - Пи. Так сделай это! - Пи!.. …Безымянный хвостатый герой-камикадзе с недюжиной ловкостью вскарабкался по сырой выщербленной стене, ухватился за распределительный щиток, проржавевшая насквозь крышка которого давно уже валялась на грязном полу, подтянулся и сжал челюсти, замыкая старые контакты. Ударил трескучий фонтан синих искр, запахло палёным, и ворота бункера под триумфальный крысиный писк пошли вверх с басовитым гудением, высвободившись из плена покрытых копотью бетонных обломков. - Зю! Я тебя, чёрт побери, люблю, девочка! – Кор отшвырнул в сторону бесполезный гранатомёт. – Бежим, пока эта стальная дура не передумала и не вернулась! Запрыгивай в машину! Вождь Сопротивления со скрипом распахнул дверцу старого ГАЗ-69 и буквально рухнул на водительское место. К неизбывному счастью беглецов, ключи оказались в замке, и индикатор запаса топлива уверенно показывал, что бак заполнен под самую пробку. Рыжий с Зубастым едва успели запрыгнуть за заднее сиденье, прежде чем Корнелиус вбил в пол педаль газа. - И-и-и-и-их-ха-а-а!!! – залихватски завопил он. Курносая машина фыркнула, просыпаясь, скользнула в расширяющийся проём ворот и вырулила из подземного гаража на улицу, где уже сгущались ранние зимние сумерки. - Ку-да? Куда мы ехать?! – прокричала Зузанна, накинув на голову капюшон прихваченной из бункера плащ-палатки. - Подальше отсюда, Зю! – ответил Кронелиус. – Тот дом, что ты для нас нашла, был просто великолепен, но Республика обнаружила его. Может, мы ещё вернёмся туда за оружием, если кто-нибудь шибко прыткий не разграбит бомбарь. А сейчас тебя надо спрятать, пока машины не пустили в ход плазму и всё такое прочее, понимаешь? Надеюсь, нам удастся перехватить Рока и Патрика! Хозяйка Подземелий лишь покачала головой. События последних минут никак не укладывались в её мыслях. Почему машины не убили её? Они ведь могли сделать это, но решили сохранить ей жизнь… - Мы не отступим, сестричка! – рявкнул Кор, сосредоточенно крутя баранку. – Железяки со своей говорильней нас не запугают. Победа Сопротивления неизбежна, вот увидишь, особенно… - он усмехнулся, - ...особенно если с нами Крысиная Королева собственной персоной!

Nail Buster: Разогнавшись как следует, "газик" промчался мимо Парка Ворон, серого и безлюдного, как всегда. Корнелиус почему-то вспомнил, как в детстве катался там на санках с горки, пор которую мальчишки шепталась, что под ней будто бы устроен секретный военный бункер. Тогда это ещё казалось ему таинственным и захватывающим. - Патрик - наш старый друг, - быстро, но обстоятельно объяснял Кор, поглядывая то на Зузанну, то на дорогу. - Хороший человек, идейный, но не слишком-то доверяет нам с Рокфором с тех пор, как провалилась наша прошлая попытка выгнать отсюда КМ. Если машины и впрямь решили нас оставить в покое - а я им ни на грош не верю, если ты меня спросишь - у него можно обосноваться на время. Пока не найдём бомбарь понадёжней или не придумаем, как тебя ещё можно спрятать от них. Шапку-невидимку какую-нибудь, например, как в сказке, или ещё что-ни... да твою ж! Массивный бампер "газика" на полном ходу снёс мертвеца, вывернувшегося из какой-то подворотни, мало не разорвав ходячий труп пополам. На лобовое стекло плеснуло красно-бурой гадостью, колёса с чавканьем прокатились по мягкому. - Здравствуйте, - пробормотал Корнелиус. - Давно не виделись, аж соскучиться успели... Чем дальше они ехали, тем больше зомби попадалось им на пути. Ожившие трупы шастали поодиночке и группками, группки сбивались в толпы, толпы заполняли улицы от одного края мостовой до другого... На первый взгляд они двигались совершенно бесцельно, белые глаза их смотрели куда-то в пустоту, вытянутые вперёд руки жадно шарили в воздухе, будто пытаясь дотянуться до чего-то, неведомого никому из живых... В конце концов машину пришлось бросить - улицы, по которым она могла проехать, наглухо запрудила ревущая, невыносимо вонявшая гнилью волна мертвецов. Прорваться через неё нечего было и думать - даже танк бы увяз, не то что обычный "газик". - Пойдём в обход, по проулкам, - наконец решил Кор, перезаряжая захваченный в бункере помповый дробовик. - Мы уже совсем рядом с домом Патрика. Чёрт, надеюсь, Рок не... Где-то вдали, в чёрном жерле проходного двора, громыхнула автоматная очередь. - РОК!!! - заорал Корнелиус не своим голосом и опрометью кинулся во двор. Каменный колодец с потемневшими от времени стенами, каких полно было в Энске и других городах, подобных ему. По счастью, там ещё горела тусклая жёлтая лампочка, но... двор был пуст. Зато из соседней арки - из другого двора, ничем уже не освещённого - паля во тьму и истерично матерясь, вывалился Рокфор. - Братишка, ты себе не пред... МАТЬ-ПЕРЕМАТЬ! - он снова открыл огонь, и кривые пальцы, потянувшиеся было к нему из вязкой тьмы, исчезли на миг, чтобы уступить место новым... и новым... И, обернувшись, Кор увидал, как мертвецы гурьбой втягиваются в арку, из которой они с Зузанной пришли. Он вскинул дробовик и встал спиной к Року, в круг жёлтого света. Во дворе, за пределами круга, как-то сразу стало темней. Или это ему только так показалось? - Они осадили дом Патрика, - прошипел Рок, передёргивая затвор. - Ему повезло, что он там был не один. Он и его ребята пытаются отстреливаться, судя по звукам, что я слышал на той улице, но подобраться поближе я не смог. А вы тут чего?.. - Позже! - рявкнул Корнелиус, вышибая мозги первому зомби, сунувшемуся в круг. - Долгая история, поверь мне. Давай сперва разберёмся... - он сделал паузу, чтобы выстрелить вновь, - с более насущными проблемами. - Как скажешь, босс! - рассмеялся Рок, давая длинную очередь по головам мертвецов. Почти все пули нашли свои цели, но по телам павших уже шли новые монстры. Двор наполнился глухим рёвом и нестерпимым смрадом из разинутых пастей.

Зузанна: Оглушённая автоматными очередями и уханьем дробовика, Зузанна выглянула из-за спины Кора. Под ураганным огнём мертвецы один за другим падали на обледенелый асфальт, пачкая его гнилыми внутренностями и распространяя жуткую вонь разложения. Зубастый и Рыжий бросались на тварей с безумной отвагой, опрокидывали их на землю, отрывали руки и ноги, с хрустом перекусывали шеи. Подоспевшие крысы во главе с Белым деловито карабкались по истлевшим лохмотьям, бывшим когда-то одеждой, перекусывали сухожилия, заставляя не в меру бойких зомби беспомощно опрокидываться под ноги завывающей толпе, которая тут же размалывала их кости и плоть в кашу. Бродячие кошки, среди которых шипящей молнией мелькала Чёрная, когтями вырывали покойникам глаза, отчего те начинали в замешательстве топтаться на месте, создавали заторы – и тоже сметались напирающей массой мертвецов. Зомби предсказуемо оказались никудышными бойцами. Но их было много – гораздо больше, чем могли перестрелять Кор с Роком, больше, чем способны были истребить звериные полчища Хозяйки Подземелий. Кажется… нас сейчас… Зузанна никогда всерьёз не задумывалась о смерти, поскольку не без оснований полагала, что пока Хозяйка Подземелий жива – смерти нет, а когда придёт смерть, то уже не будет Хозяйки, и о чём же тут беспокоиться? Но вот Кор и Рок… ведь и машины, и мадам Мария с её жутким «Протеем», и ходячие трупы… все они охотились вовсе не за ними, а именно за Зузанной. Эти замечательные люди, может быть, самые лучшие люди в сумасшедшем верхнем мире, спасли её от железной гусеницы – и получили на свою голову целую кучу проблем, от которых не спрятаться даже под землёй. А теперь они из-за неё оказались в ловушке, откуда уже не выбраться. Но это неправильно, совсем неправильно! Я так не хочу! Мертвецы медленно и неуклонно сжимали кольцо. - Да чтоб тебя! – Корнелиус в упор всадил заряд дроби в очередного зомби, и его с ног до головы забрызгало омерзительной бурой жижей. – Рок, это когда-нибудь кончится? - Уже скоро, - осклабился Рокфор. – У меня последний рожок и две обоймы к пистолету, так что недолго осталось. - Заткнись, оптимист хренов! - Вот и всегда у нас так, - хмыкнул парень. – Зю, сестрёнка, не поцелуешь названного брата напоследок, а?.. Да куда ж ты лезешь, сволочь! – гаркнул он, срезая покойника, тянущего руки к Зузанне. Тот рухнул прямо под ноги Хозяйке Подземелья. Запах мертвечины, и без того пропитавший уже, кажется, даже стены кирпичного колодца, сделался совершенно нестерпимым для чуткого обоняния Зузанны. Фильтры зеркального шлема не помогали, и девушка едва успела сорвать его с головы, прежде чем её вывернуло наизнанку. Тут же сзади из темноты на неё навалился ещё один мертвец – Корнелиус еле успел оттащить его за шкирку и проломить висок прикладом дробовика. Рокфор, выпустив все пули из ПМ, отшвырнул бесполезный пистолет, перехватил болтавшийся на плече автомат за ствол и стал орудовать им как дубиной. – А ну, подходи по очереди, кому гнить надоело! – заорал он дурным голосом. Зузанна, пережидая мучительные спазмы, так и стояла, согнувшись, над неподвижными телами. От них поднимался смрад и… чуть заметно тянуло теплом. Невозможно. Мертвецы всегда холодные, мне ли, Хозяйке Подземелий, этого не знать? И всё же именно так оно и было. Неведомая сила, вдохнувшая в трупы способность передвигаться, чувствовать и убивать, наделила их частичкой тепла. А где тепло, там и жизнь. Черви. Личинки мух. Многочисленное потомство жуков-могильщиков. Жизнь, подвластная Хозяйке Подземелий. - Финиш! – крикнул Рок, когда приклад автомата, проломив череп очередному монстру, треснул и рассыпался. - Да, приехали, - грустно подтвердил Корнелиус. Мохнатое и хвостатое войско атаковало противника с неиссякаемой яростью и отвагой. Зомби осталось не так уж много, но было понятно, что звери просто не успеют их всех перегрызть – те раньше доберутся до парней и их названной сестрёнки. - Глупо получилось, - сказал Кор. - Брось! – возразил Рокфор. – По-моему… н-на, зараза! – прямым в челюсть он отшвырнул особенно наглого покойника, - так вот, по-моему, быть разорванными живыми мертвецами – прекрасная смерть для героев Сопротивления. Особенно если при этом их симпатичная подружка спасётся бегством. Прямо голливудская сцена! Зрители рыда... ага, не любишь, когда ногой в рыло, падаль? - Пожалуй, ты прав, - кивнул Корнелиус. – Зузанна, послушай… Парень обернулся через плечо – и взгляд его упёрся прямо в затянутые бельмами глаза ходячего трупа. Во лбу у того зияло чёрное пулевое отверстие, явно несовместимое с загробной жизнью. И всё-таки тварь переминалась с ноги на ногу, помавала руками, щёлкала жёлтыми клыками и мотала простреленной головой. - Мы так не договаривались, - оторопело пробормотал Кор. В ответ прямо под ногами у него раздалось сиплое бульканье, и рядом с первым покойником встали ещё двое. - Ну, чего вы там тормозите?! – рявкнул Рок. – Я все кулаки об этих укосин отбил! Беги, Зю, беги! Вон в ту арку бе… Эй, какого хрена?! Ты ж мёртвый уже по второму разу, урод. Ложись и лежи спокойно! И тебя тоже касается! И тебя! Да вы что, сговорились?! По всему двору тёмные фигуры, распростёртые на щербатом асфальте, пришли в движение. Поскуливая, как зевающие собачонки, они поднимались на ноги, неуклюже, словно марионетки на спутанных нитях под управлением неумелого кукловода. А самым странным было то, что воскресшие по второму кругу зомби потеряли всякий интерес к людям и норовили теперь вцепиться пальцами или зубами в глотку мертвецам, которым посчастливилось не поймать пулю или не спознаться со слугами Хозяйки Подземелий. Кольцо трупов, окружавшее парней и их спутницу, разжалось и рассыпалось на отдельные вялые драки неживых бойцов. - Чёрт знает, что творится! – выразился Рок. – В фильмах Ромеро я ничего похожего не видел! - Я тоже, представь себе. Как думаешь, кто мог отколоть такой номер, а? - Ну, если только ты всю жизнь не скрывал от меня талант некроманта, то у нас остаётся один кандидат… - …Зузанна! - дуэтом закончили они, поворачиваясь к девушке. Хозяйка Подземелий оскалила мелкие острые зубки. В глазах её плясали изумрудные огоньки. - Кор? Рок? Раз-ве плохо полу-чать-ся?

Nail Buster: Корнелиус и Рок, раскрыв от изумления рты, смотрели, как положение на поле боя медленно, но верно склоняется в их пользу. Ожившие мертвецы увлечённо рвали друг друга на части - те, на кого почему-то не оказали успокоительного воздействия пули Сопротивления, сомкнули вокруг своих убийц плотное шевелящееся кольцо, и, развернувшись к ним сутулыми спинами, сцепились с теми, кто ещё не успел получить своей порции свинца. Они дрались в полнейшей тиши, в то время как "вражеские" зомби всё продолжали и продолжали голодно рычать. - Разрази меня гром! - охнул Рок, с размаху запуская сломанный автомат в сторону ближайшего мертвеца. Хрустнул проломленный череп. - Зю, детка, как это понимать ваще!? Даже я больше похож на крысу, чем они! - Мне кажется, я понимаю, - ответил вместо неё Кор, выхватывая армейский нож и изготовившись в любой миг снова броситься в бой, стоит лишь их живому... вернее сказать, неживому щиту дать брешь. - Только сейчас не лучшее время для обсуждений. Зю, так держать! Выводи нас отсюда быстрее! Бой продолжался, но теперь преимущество было явно на стороне Зузанны. Неживой щит, заслонявший их крошечный отряд, прирастал всё новыми и новыми мертвецами - теми, кто ещё мог ходить и драться после атак своих же собратьев. "Мы обрываем их связь с Чёрным Человеком, когда... отправляем их на покой, - подумалось Кору. - Может быть, это что-то вроде короткого замыкания? Он не может реактивировать их на расстоянии!" Мышцы молодого человека ныли от напряжения. Больше всего на свете он хотел, чтобы эта странная битва наконец кончилась. И... через несколько минут она кончилась. Во всяком случае, смолкли последние посмертные хрипы, и на двор чёрной могильной плитой упала тяжёлая, непробиваемая тишь. Будто чья-то невидимая рука выкрутила громкость Вселенной на самый минимум. Выдернула из розетки вилку аудиосистемы. Только слышно было, как колыхаются зомби Зузанны, как трутся друг об друга плечами, по-прежнему плотно сжимая круг. - Достаточно, - проговорил Кор, только чтобы разогнать тишину. Слишком уж она была... мёртвой. - Нам надо идти к Патрику. Он, судя по всему, сейчас в самом пекле. В самом, мать его, сердце их охотничьих угодий. - Странно всё это, - заявил Рок, грубо проталкиваясь сквозь толпу бессловесных защитников. Уж в чём - в чём, а в способности Зю контролировать ситуацию он не сомневался ни капли. - Они будто знали, что мы придём. - Или они здесь из-за Патрика... - Корнелиус вышел из круга следом за товарищем, и вдруг застыл, как громом поражённый. Внезапная догадка осенила его. "Расстояние! Как я раньше об этом не подумал!" - Пошли, - он решительным шагом направился в подворотни. - Думается мне, у Патрика гости. Погонщик пришёл в себя связанным, причём связанным основательно - его лодыжки и кисти были намертво прикручены скотчем к старому офисному креслу, в лучших традициях криминальных боевиков. Настольная лампа светила ему в лицо, и за этой лампой скрывался чёрный силуэт хозяина дома. Или того, кто считал себя таковым. - Давай знакомиться, - грубо промолвил силуэт. Судя по голосу, ему было никак не больше тридцати. - Меня зовут Патрик. А тебя как звать, образина? И что, к чертям собачьим, ты тут вынюхивал? Пленник обезоруживающе улыбнулся: - Мы с моим другом-роботом просто бродяги, мистер. Вот, пришли разжиться спиртягой - знаете, у меня день рожденья нынче, а выпить, как назло, решительно нечего... Вот думал нагнать добротного самогона по дедушкиному рецепту... а вы... - Братан, плохи дела! - в комнату вбежал взмыленный паренёк со снайперской винтовкой наперевес. - Трупаки наседают так, что мама не горюй! Всю улицу запрудили, у ребят там внизу патроны скоро закончатся. Хорошо хоть топлива в огнемёте достаточно... - Трупаки? - Погонщик изобразил живейший интерес. ("Вот уроды... Стоило отключиться на пять минут... или всё-таки часов?.. как они уже ползут к папочке за ментальной подпиткой!") - Вы хотите сказать, те самые зомби, мистер? А что будет, к примеру, если я помогу вам от них избавиться? В обмен на канистру спирта и свободу, конечно же. Для меня и моего партнёра. Патрик и его товарищ хмуро переглянулись. - И без тебя справимся, - судя по всему, человек за лампой был в этом доме за старшего. - Посиди пока тут, потом побеседуем о тебе и о твоих манерах. Ты нам заплатишь, как минимум, за выбитую дверь, и лучше, чтобы кто-нибудь заплатил хорошенько за твою жизнь. Кто-нибудь, на кого ты работаешь. У тебя рожа наёмника, я за версту таких чую. Лампа погасла. Патрик ушёл, следом за ним исчез и парнишка-стрелок. Чернокнижник остался один посреди пустой тёмной комнаты, слушая, как мертвецы скребутся о стены этажом ниже. Был ли у него план? Ни малейшего. Сперва следовало освободить руки. Затем достать нож. Затем... детишки сами позаботятся о хозяевах дома, если им никто не вздумает помешать.

Зузанна: - Нет, Зю, ну всё-таки как это у тебя получилось? – допытывался Рок. – Они ведь неживые! - Они – нет, - кивнув на медлительную толпу зомби, согласилась Зузанна. Поравнявшись с очередным раздавленным мертвецом, она пнула его рантом берца в висок. Сгнившая кость треснула, на асфальт выплеснулась источающая зловонный пар бурая каша с копошащимися в ней белыми личинками. - А вот эти – да, - указала Хозяйка Подземелий на червей-трупоедов. - То есть… ты хочешь сказать… - изумился парень, - что твои опарыши забрались к ним в головы… и вроде как за них думают? Девушка фыркнула, протянула руку и постучала пану Рокфору костяшками пальцев по лбу. - Нет. Они не за них ду-мать. Они за тебя думать! - Браво, малышка, - хмыкнул Корнелиус. – Я ему уже сто раз то же самое говорил, а он всё не верит. - Но-но! – запротестовал Рок. – Я попросил бы без оскорблений! Просто мне непонятно… - Слушай, друг любезный, тебе надо шашечки или ехать? То есть собственную армию зомби или подробное научное объяснение на шестьсот страниц мелким шрифтом с формулами, почему мёртвые мертвецы не умирают насмерть? Приятели и их названная сестрёнка одолели хитрый лабиринт проходных дворов и остановились у солидных решётчатых ворот. Сзади покорно шаркали зомби, пищали крысы и взрыкивали бродячие псы. Белый уселся на спину Зубастому и с победительным видом раскатывал верхом среди своих бойцов, время от времени неодобрительно косясь на неживых новобранцев. С улицы доносилось унылое загробное мычание. Время от времени сухо щёлкала снайперская винтовка, грохотал пулемёт, и что-то злобно шипело с присвистом. Донёсшаяся до подворотни вонь горелого мяса подтвердила догадку Корнелиуса насчёт огнемёта. Серьёзно Патрик окопался, ничего не скажешь. - Сколько их там? – шёпотом спросил Корнелиус. Рок аккуратно выглянул сквозь приоткрытую калитку и немедленно втянул голову обратно, как черепаха в панцирь. - По-моему, все, сколько ни есть, - обнадёжил он лидера Сопротивления. – Никаких шансов, даже с Зузанниными покойниками, хотя я до сих пор не врубаюсь, как это у неё вышло. Разве что ты припрятал в кармане танковую дивизию, но на это, видно, надежда плохая… о, погоди-ка! А ну, за мной! С этими словами пан Рокфор метнулся обратно в темноту подворотни. - Где-то тут ведь была... – бормотал он. – Вот прямо как сейчас вижу: возвращаемся это мы из «Чёртовой дюжины» и затаскиваем в дымину пьяного пана Корнелиуса в квартиру Патрика по чёрной лестнице… - Ч-что?! – поперхнулся Кор. – Ты чего несёшь? Я ничего такого не помню! - Ещё бы ты помнил, - хмыкнул Рок, продолжая свои разыскания. – Напился, как москаль, всё подвиги совершать рвался, насилу мы с Патом тебя тогда спать уложили… так, стоп! Нашарив железную дверь в осклизлой кирпичной стене, парень поднялся по выщербленным ступеням и постучал. - Кто там? – глухо донеслось изнутри. - Свои. - Своих всех мертвецы давно слопали, - возразил голос. - Так и нас слопают, если не откроешь. - Ну и пусть слопают. Ходят тут всякие. Вы кто вообще такие? Мы вас не звали. Идите на… - Слушай! – вмешался в диалог Корнелиус. – Позови Патрика. Только не надо мне вкручивать, будто он пошёл в магазин, а то в доме хлеба ни крошки. Скажи, что к нему по важному делу пришли Корнелиус и Рокфор. Мы с ним старые знакомые. - Ладно, - угрюмо отозвался голос. – Подождите. - Никак Патрик опять оброс войском, - заметил Рок. – Это нам может оказаться кстати. - Угу, - кивнул Корнелиус. – Если он, конечно, согласится забыть, как некрасиво у нас получилось в прошлый раз. И нелюдей не разбили, и ребят потеряли… Зузанна, надень-ка шлем на всякий случай. И капюшон накинь. Ни к чему нам лишний раз светить твоей мордашкой. За дверью послышалась какая-то возня, потом раздался резкий голос Патрика: - Корнелиус? Рокфор? - Да-да, это мы, приятель, - отозвался Кор. – Открывай. - У вас есть оружие? - Нет, - признался Рок. – Было, да всё вышло. Но ведь ты же с нами поделишься? Собеседник не принял предложенного ему шутливого тона. - Так, - сказал он. – Отойдите от двери на три шага. Если вы всё-таки при оружии, лучше бросьте его на землю. И поднимите руки. - Суров сделался наш Пат и недоверчив, - пробормотал Рокфор. – Ну что, сестрёнка, давай руки в гору, а то глупо будет, одолевши зомби, схлопотать пулю от старого знакомого… Железная дверь лязгнула и распахнулась. В лица Кору, Року и Зузанне ударили яркие лучи мощных светодиодных фонарей.

Nail Buster: - Проходите, - буркнул голос, обладатель которого в слепящем электрическом свете был совершенно неразличим. - Только живей. Ещё не хватало, чтоб эти твари учуяли человечину и отрезали нам единственный путь к отступлению. - Чё же вы до сих пор не отступили-то? - резонно заметил Рок, проходя с поднятыми руками мимо щуплого, но старательно храбрящегося паренька-часового. При виде Рокфора, облепленного с ног до головы бурой кровью оживших покойников, тот невольно подобрался и перехватил автомат покрепче. - Потому что у нас тут женщины и дети. Патрик стоял, прислонившись к стене коридора, и смолил вонючую самокрутку. Зелёная камуфляжная куртка с непонятным значком на груди, потрёпанный чёрный берет, арафатка на шее - вот и всё, что отличало его от Кора и от Рока. В остальном они были похожи, как братья - тот же взгляд, та же осанка и походка... Видно, сказывались многие годы крепчайшей дружбы, узы которой не рвались даже в эти суровые времена. - Да-да, ты не ослышался, - раздражённо повторил Пат, уловив удивлённый взгляд Корнелиуса. - В этом Богом забытом городе живут не только суровые мужики с огромными пушками. Всегда есть женщины и дети. И старики. И раненые, конечно. Если быть совсем точным, семьи нескольких моих товарищей застряли тут, и вывести их отсюда возможности нет никакой. Вернее сказать, - он смерил пришельцев задумчивым взором, - до сих пор мы думали, что нет. Похоже, вы втроём сюда каким-то чудом прорвались... Кстати, зачем? И кто ваша новая подруга? Он отделился от стены и подошёл к Зузанне. Склонив голову набок, заглянул в её огромные глаза и улыбнулся так приветливо, как только мог. Вышло больше похоже на волчий оскал. - Мы ищем какого-то Чёрного Человека, - подал голос Корнелиус. - Отец Джереми сказал, что мертвецами управляет чернокнижник из западных кварталов. - Джереми? Вот как? То есть это не его рук дело? - нахмурился Пат. - Очень интересно... Ты знаешь, есть у нас один чёрный человек. Сидит сейчас на третьем этаже, зафиксированный по всем правилам. Пытался ограбить вчера вечером кого-то из местных, вломился в дом и нарвался на нас. Пошли посмотрим, не ваш ли. Порывисто развернувшись, он быстрым шагом направился по коридору к лестнице. Корнелиус и Рок поспешили следом. На третьем этаже их ждал пустой стул с лежащими вокруг обрывками верёвок. Из самого тёмного угла доносилось чьё-то бессвязное бормотание - там сидел, раскачиваясь из стороны в сторону и баюкая на груди армейский нож, молодой парнишка-часовой. Пленника, конечно, нигде не было видно. - Дьявол! - взревел Пат и подскочил к часовому. - Что тут произошло, мать твою?! Ты какого хера не на посту? Ты же должен был за дверью стоять! Это ты, пся кревь, верёвки обрезал, а?! Ты негритоса выпустил?! - Он попросился в туалет, - безучастно пробормотал молодой человек, глядя куда-то через плечо старшего. - Разве он не может найти его самостоятельно? - Ну-ка, поди сюда... - Патрик взял часового за подбородок и, пришурясь, несколько секунд вглядывался в его зрачки. Затем отпустил, глубоко вздохнув. - Ну так и есть. Его, кажись, загипнотизировали. Слабенький такой гипноз, но на этого молокососа подействовал. - Ну, спасибо хоть с живыми у него выходит хуже, чем с мёртвыми, - невесело усмехнулся Рок. Патрик тем временем раздавал приказы: - Обыскать весь дом! Каждую комнату! Он не мог далеко уйти... Стоп! - он вдруг застыл, осенённый догадкой. - Робот! Та подземельная железяка, с которой он пришёл! Он попытается освободить её, руку даю на отсечение. Пошли! - он дёрнул Корнелиуса за рукав. - Мы заперли её наверху. И тут в затылке у Зузанны неприятно кольнуло. Точно маленькая чёрная льдинка взорвалась на границе сознания, и едва ощутимый холодок бездонной космической пустоты вполз в её мысли. То, что она с таким трудом остановила в тоннеле - остановила не навсегда, конечно же, - стремительно приближалось вновь. Бежало по её следам. Обнюхивало заваленный трупами двор. Струилось незримой тенью в толпе мертвецов, плотным кольцом окруживших дом Патрика. Прикидывало шансы, просчитывало вероятности... Выбирало, какую из двух целей поразить первой. Выбор пал на Погонщика, который тоже чувствовал его. По-своему, разумеется, но чувствовал превосходно. Сидя в стенном шкафу и слушая топот ног всполошившихся отчего-то тюремщиков ("Уже спохватились? Как медленно-то, о боги, боги!"), он отдал зомби единственную команду, и они скопом бросились на тощую тварь, осмелившуюся покуситься на их заклинателя! "Протей" встал в полный рост, возвысившись над ревушей толпой, и взмахнул руками с длинными, как паучьи лапы, пальцами. Трупы, будто невесомые пластиковые куклы, разлетелись в разные стороны. Снайперы Патрика, наблюдавшие за этой сценой в окуляры оптических прицелов, все как один поражённо вздохнули. - Это ещё что за новости?! - Огонь! Огонь!!! Пристрелите его к... - но "Протея" там уже не было. Вновь нырнув в гущу мёртвых противников, он расшвыривал их в стороны, прокладывая себе путь напролом. Пули снайперов вязли в мёртвых телах, не достигая цели. "Надеюсь, белоснежки притормозят эту тварь, чем бы она ни была, хотя бы на пять минут," - Погонщик выбрался из стенного шкафа и, убедившись, что все бойцы Патрика заняты более важным делом, чем ловля негра-алкоголика, бросился вверх по ступеням, упиравшимся в потолок, в пыльную чердачную дверь. Забрать робота и бежать! Найти тихое место, а там уже и подумать, что делать с этой... этой... этой грёбаной демонической штукой.

Зузанна: Погонщик птичкой взлетел по лестнице на четвёртый этаж, заброшенный и тёмный. Детишки очень старались остановить непонятную тварь, от одного присутствия которой у него по всему телу прокатывались волны колючего сухого жара. Но уже было ясно, что мертвецы не преуспеют, да и защитники импровизированной «крепости» тоже вряд ли сумеют повредить этой… этому… в общем, тому, что ломилось сейчас сквозь плотный строй зомби, как шалый лось во время гона через молодой подлесок. Ломилось с явным намерением поближе познакомиться с Чёрным Человеком, которому это, ясное дело, добра не сулило. - Надо сваливать, и поскорее, - пробормотал Погонщик. Внизу слышались приглушённые голоса и звучали шаги запоздало спохватившихся преследователей. У него даже возникла мыслишка не тратить время на поиски «железной девы» и в одиночку задать стрекача через чердак на крышу, а там будьте любезны, ловите его. Однако идея эта как появилась, так и пропала: Управляющие, с которыми он контактировал, отличались, конечно, от других своих собратьев большей гибкостью принципов и широтой взглядов, но если с их эмиссаром по его вине случится что-нибудь нехорошее… Нет уж, слишком важна была для Погонщика поддержка машин, чтобы рисковать ею. Чернокожий колдун потянулся и зевнул, по-собачьи щёлкнув зубами. На него как-то вдруг навалилась страшная усталость. Всё-таки за целый день ни минуты покоя, да и во рту маковой росинки не было. Потерев ладонью низкий лоб, Погонщик двинулся – хотя правильнее было бы сказать «потащился» - вверх по лестнице. Каждый шаг давался ему с таким трудом, будто ступеньки были сделаны из желе, в котором ноги вязли по щиколотку. Разрезая длинным чёрным телом толпу бестолково суетящихся мертвецов, машина-убийца стремительно приближалась к намеченной цели. Та, по всей видимости, осознавала грозящую ей опасность и старательно пыталась увеличить дистанцию между собой и «Протеем». Бегство жертвы в планы хищника не входило, и значительная часть ресурсов системы была перенаправлена на экстрасенсорное подавление. Это несколько снизило скорость и маневренность «Протея»; покойников он разбрасывал с прежней лёгкостью, но вот пули снайперов стали ложиться ближе. - Что это за чертовщина? - вопросил Патрик, выглядывая в окно на лестничной клетке. - Сюрприз от госпожи Марии, - пожал плечами Корнелиус. - От самой мадам Марии? Да, вы, парни, не мелочитесь. В своём неповторимом репертуаре: вляпываться – так уж по-крупному, да? - На том стоим, - усмехнулся Рокфор. – К слову, у тебя найдётся пара стволов для старых друзей? А то наши как-то не пережили знакомства с твоими гостями. - Таких друзей… - буркнул Патрик. – Ты что думаешь, у меня тут оружейный магазин? Каждый патрон на счету! - Это поправимо, - утешил друга Корнелиус. – Если… то есть когда выберемся, покажем тебе одно место – пальчики оближешь. Автоматы, гранаты, огнемёты – только поспевай грузить. С площадки ниже этажом ударил пулемёт. Несколько покойников повалились, как снопы, но чёрного хищника очередь не задела. - Пой песни, пой, маленький ковбой, - хмыкнул Патрик. – Ладно. Гжегож! – обратился он к одному из своих бойцов. – Лети мушкой в оружейку, возьми две М16, по четыре сменных магазина и пару пистолетов для этих вот… бойцов, блин. А, извини, - повернулся он к Зузанне, - тебе ведь тоже что-то надо… Девушка отрицательно замотала головой. Мысль о том, чтобы взять в руки железную, противно пахнущую и шумную штуку, заставила её скривиться от отвращения. - Подросток-пацифист? – задрал бровь Патрик. – В Энске? Милое создание, откуда ты такая взялась и почему до сих пор жива? Зузанна только фыркнула. - Это долгий разговор, - торопливо вмешался Рокфор, многозначительно сжимая руку Хозяйки Подземелий. – Пат, давай уже займёмся делом, а договорим после, ладно? - Убить это, - сказала девушка хрустальным голосом, ткнув пальцем в пробивающееся к подъезду создание мадам Марии. – Убить. По-жа-луй-ста. - Ну, если женщина просит… - по-волчьи оскалился Патрик. – Сосредоточить огонь! Ежи, Влодак, Матеуш – бегом наверх, найти этого колдуна! Откуда-то сверху трижды щёлкнули снайперские винтовки. От двух выстрелов чёрная гадина уклонилась, но третья пуля угодила ей прямёхонько в грудь. Хищник дёрнулся, замер на секунду, и тут же его накрыла ударившая из разбитого окна на втором этаже тугая струя жёлто-синего пламени.

Nail Buster: "Перегрузка систем жизнеобеспечения! Модули дыхания и кровоснабжения повреждены. Необходимое время для восстановления повреждённых модулей: пять часов. Зарядов персонального телепорта осталось: один. Дальность прыжка: два километра. Точка выхода: произвольная. Выход из боя: три секунды, две секунды, одна..." И "Протей" исчез, точно его и не было. Снайперы на позициях успели увидеть только яркую лиловую вспышку, а за ней - ударную волну, что расшвыряла несколько рядов зомби в разные стороны, багровым смерчем рассеяла пламя тяжёлого огнемёта и, достигнув осаждённого здания, заставила уцелевшие стёкла предательски дрогнуть, а те, что на первом этаже - треснуть точно посередине. Какое-то время на месте твари оставался круг обожжённого (о нет, покрытого чёрным льдом!) асфальта, после чего пустое пространство вновь заполнили стонущие на разные голоса мертвецы. Угроза, нависшая над их повелителем, миновала, но жрать им хотелось ничуть не меньше прежнего. - Мать твою! - выкрикнул огнемётчик. - Откуда только эти падлы берутся?! В городе не может быть столько кладбищ! Вопрос, который никому до той минуты не приходил в голову, такой простой и оттого такой неожиданный, завис на долю мгновения в воздухе, после чего... - Да какая, к дьяволу, разница?! Они всяко лучше той одноглазой твари! Мочи их! Ну же! Давай! И выстрелы загрохотали вновь. Усталость ушла, и вовремя - Погонщик уже готов был уснуть прямо там, на этих пыльных ступеньках, не завершив магического знака на двери чердака. Рисовать пришлось кровью из прокушенного пальца - не потому что так требовал ритуал, а потому что больше рисовать в этом доме было нечем. Стрелять и убивать - пожалуйста, но ни в одном шкафу не нашлось даже завалящего уголька. "Сейчас... - бормотал он себе под нос, вычерчивая последнюю завитушку. - Сейчас мы тебя... Сезам, откройся!" Он выбросил руку вперёд и хлопнул ладонью по центру рисунка. Причудливое переплетение линий вспыхнуло алым огнём, и дверь рассыпалась в мелкие щепки. Чердак дыхнул в лицо темнокожему запахом старости, сырости и голубиного помёта. А ещё он услышал, как что-то двигалось в дальнем углу. - Эй! - шёпотом позвал он. - Эй, Нулевая или как тебя там! Проснись, нам пора рвать отсюда когти. - Я бы уже давно выбралась через чердачное окно, - пробурчал один из тёмных углов, - но с решёткой мне не совладать. Будь у меня встроенный плазмомёт, как у одного из моих коллег... - У тебя есть моя магия, Железная Леди, - Погонщик бойко перескочил через оставшиеся три ступени и принялся колдовать над чугунной решёткой окна. Тут требовались иные приёмы, нежели с дверью, и работали они куда медленней. Но едва чернокнижник начал выводить первую руну, на лестнице послышался топот ног. Хозяева дома определённо догадались, где искать беглеца. - Ну всё, компаньон, - негр понуро обернулся к дверному проёму и поднял руки над головой. - Кажется, нас сейчас будут расстреливать без суда и следствия. Может, поделишься перед смертью, зачем тебе был нужен этот треклятый спирт? - Позже, - коротко бросила X0, следуя примеру Погонщика и поднимая руки. Правда, она уже сомневалась, что это "позже" для них когда-нибудь настанет.

Зузанна: Тягучая холодная чернота, пульсировавшая в голове у Зузанны, вдруг завертелась волчком, неслышно завопила, будто от сильной боли, и… пропала в лиловой вспышке – невидимой глазу, но такой яркой, что девушка вскрикнула и спрятала лицо в ладонях. - Вас, красивых, не поймёшь, - усмехнулся Патрик, по-своему истолковав этот жест. – Сама же просила его убить, а теперь зверушку жалко? - «Протей» больше машина, чем зверь, - возразила Зузанна. – И вы его не убить. Он просто убежать. А потом вернуться. Он охотиться за меня… не так. За мной, так. - О? – командир осаждённой «крепости» иронично посмотрел сверху вниз на тоненькую пигалицу-блондинку. – Ну да, мадам Мария специально вырастила такую… гм… штуку, по которой мы зазря высадили треть нашего арсенала, чтобы добраться до пятнадцатилетней соплюшки! - ПИ-И! - Как ты меня назвала?! – Патрик, отвернувшийся было, подскочил как ужаленный. - Пи-и, пи-и! – с видимым удовольствием повторил Белый. Он выбрался из складок плащ-палатки и сидел у хозяйки на плече. – Пи-пи, - чуть подумав, добавил он. - Ах ты, мелкая!.. – и Патрик поперхнулся ругательством, наткнувшись на явно разумный и притом откровенно насмешливый взгляд коралловых глаз-бусинок. - Пи-и? Однажды много лет назад, когда герои Сопротивления ещё расхаживали в коротких штанишках и не подозревали о существовании нелюдей, им удалось изловить в пруду в Парке ворон большущего зеркального карпа. Пан Рокфор до сих пор прекрасно помнил, как рыбина, глотнув воздуха, ошалело вытаращила глаза, зашлёпала мягким толстогубым ртом и встопорщила плавники. Так вот Патрик сейчас являл собой совершенно точный портрет того самого карпа. - Да вы же ещё толком не знакомы, - поспешил заполнить паузу Корнелиус. – Зузанна, рекомендую: Патрик Макмиллан, отличный парень и превосходный стрелок. А это Зузанна, известная также как Хозяйка Подземелий и Крысиная Королева, наша хорошая подруга. Надеюсь, вы друг другу понравитесь, - добавил он с опаской. - Очень при-ят-ный, - фыркнула девушка. Макмиллан молча кивнул. Мгновенная растерянность уже прошла, и на лице его снова прорезалось хищное выражение. - Извините, Ваше Величество. Парни, на два слова. Он буквально втащил Корнелиуса с Рокфором в одну из пустующих квартир на втором этаже, затворил дверь и осведомился у приятелей свистящим шёпотом: - Вы что, совсем охренели – привести нелюдь в мой дом? Да какую нелюдь! Это её крысы резвятся на том берегу? - Резвились, - уточнил Корнелиус. – И даже сожрали Цыгана, мир его праху. Но мы ей объяснили, что это плохо, и крысы больше никого не тронут. - Вон. Оба. Сейчас же. И тварь свою с собой прихватите. Давайте, до свидания! - Пат, ты не резковато забираешь? – влез в беседу Рокфор. – Мы ж всё-таки не банку раздавить на троих к тебе зашли, а по делу. Может, послушаешь? - С теми, кто якшается с нелюдями, я дел никаких вести не желаю. - А если эта нелюдь поможет нам выгнать из Энска всех чужаков? – прищурившись, негромко спросил Корнелиус. – Если она – шанс на победу Сопротивления? - Какого Сопротивления?! Очнись, парень! У меня и трёх десятков бойцов не наберётся, из них зелёных сопляков больше половины, а ещё женщины и дети! Нам бы просто выжить, на корм мертвецам не пойти – уже великое счастье, а тут являешься ты и заводишь старую песню про Сопротивление. И да, кстати, не думай, будто я забыл, чем твоя затея кончилась в прошлый раз. Хочешь опять втянуть моих ребят в свои авантюры? У нас своих проблем выше крыши, чтобы ваши разгребать! Корнелиус вздохнул. И сжато, в немногих словах поведал Макмиллану о событиях последних суток. Про охоту, которую машины устроили на Крысиную Королеву. Про резню в отеле «Свобода». Про крыс Чёрного города и тайный бункер госбезопасности. Про странный рассказ отца Иеремии и явление твари, которую Зузанна называла «Протей». Наконец, про их с Хозяйкой Подземелий поспешное бегство и схватку с зомби. Рокфор, услыхав о визите Чистильщика, только что за голову не схватился: - О, нет! Мои прекрасные пушки! Мои консервы из гусиной печенки! Моя ванная комната с горячей водой! Да на хрен же так жить-то, мужики?! - Заткнись, комик хренов, - посоветовал Корнелиус. - От тебя только и слышишь… - Рок, утихни, - оборвал его Макмиллан. – Мне надо подумать. Комендант импровизированной «крепости» подпер спиной дверной косяк и погрузился в размышления. Корнелиус осторожно присел на расшатанный стул, которым, по ветхости его, не прельстились бойцы Патрика. Рокфор с похоронным лицом шатался по заброшенным комнатам, избегая подходить к окнам, чтобы не любоваться лишний раз на осаждающую дом толпу мертвецов. - Значит, так, борцы, блин, за добро и справедливость, - наконец заговорил Макмиллан. – Слушайте внимательно. Проблем вы на хвосте притащили, конечно, целый воз, за что большое вам человеческое спасибо. Один этот… как его… а, да, «Протей» чего стоит. Не говоря уж о машинах, которые мечтают добраться до вашей приятельницы. С другой стороны, если эта Зузанна и впрямь такая всемогущая, как ты, Корнелиус, мне тут расписывал, может, мы и сумеем отсюда выбраться, да и пушки из вашего бункера тоже будут как нельзя кстати. Короче! - Патрик пристально посмотрел на Корнелиуса. – Ты, друг ситный, вытаскиваешь моих ребят из этой дыры, обеспечиваешь их оружием и гарантируешь безопасность гражданских. А мы помогаем тебе вычистить из Энска чужаков. По рукам? - По рукам, - не раздумывая, кивнул Корнелиус. – Но прежде всего я должен поговорить с этим вашим не в меру шустрым пленником. - Сейчас ребята его приведут, - оскалился Патрик. - С машиной тоже желаешь пообщаться? - С кем? - А, ты ж не в курсе. Вместе с этим чернокожим к нам заявилась гостья из Республики машин. Ничего плохого мы ей не сделали, дураков нет, но под замок на всякий случай посадили. Думали, она станет шуметь, ссылаться на нейтралитет Республики, грозить карами подземными – нет, сидит тихо. Странно как-то… - Вовсе не странно, - перебил Патрика Корнелиус. Его смутные догадки насчёт раскола в механическом царстве быстро превращались в стройную гипотезу. – Да, с ней непременно надо побеседовать… но позже. Когда этот противный тип по имени Патрик, похожий на злую собаку, буквально уволок куда-то Кора и Рока, Зузанна осталась на площадке в одиночестве. За пыльным стеклом окна уныло скулили покойники, по ним изредка постреливали снайперы, выцеливая самых резвых, один раз ударил огнемёт, пробив в толпе зомби пылающую просеку. И отовсюду – из подвала этого дома, превращённого в крепость, из выгоревших развалин на другой стороне улицы, из решёток ливневой канализации – на мертвецов внимательно смотрели затаившиеся до времени хвостатые серые солдаты. Белый воспользовался передышкой и стягивал сюда всю крысиную армию Чёрного города, кроме разведывательных отрядов. На неживых новобранцев надежда была плохая – они едва понимали самые простые приказы и даже на ногах держались с трудом. Хозяйка Подземелий глубоко вдохнула застоявшийся холодный воздух. В этом большом заброшенном доме пахло пылью, плесенью, оружейной смазкой, грязной одеждой и плохой едой. Пахло липким страхом, мрачным отчаянием и тоскливой безнадёжностью… - Пливет. Перед Зузанной стояла девочка – такая маленькая, что субтильной Крысиной Королеве пришлось опуститься на корточки, чтобы их лица оказались на одном уровне. - Пливет! – повторила девочка. Она была одета в растянутое шерстяное платьишко, колготки с заплатами на коленях и разбитые ботинки не по размеру. Правая половина её черноволосой головки была плотно замотана какими-то тряпками, закрывающими глаз и ухо. На тряпках проступали влажные жёлто-красные пятна гноя и крови. Зузанна, как заворожённая, не могла отвести взгляд от этого крошечного существа. - Ты сто, говолить не умеесь, да? - Я… - пробормотала девушка. – Я уметь. Только не очень хорошо. - Я тозе, - закивала девчушка. – Меня Юлия зовут. А тебя? - Зузанна. - У тебя такая здоловская клыса! – карий глаз Юлии загорелся любопытством. – Мозно мне с ней поиглать, мозно, Зузанна, позялуйста? - Конечно, можно. - Пи?! – оскорбился Белый. Но взгляд Хозяйки полыхнул изумрудным огнём, и мохнатый полководец тут же оказался на плече у Юлии. - Он лапоська, - сообщила довольная донельзя девочка. – И не кусаеца. А мелтвецы кусаюца. Они мою сестлёнку лазолвали. И меня тозе хотели съесть, воть, - она коснулась повязки на лице. - Юлия! – раздался с верхнего этажа женский голос. – Негодница, где ты там? Иди сюда сейчас же! - Мама зовёть, - вздохнула девочка, с видимой неохотой расставаясь с Белым. Потом вдруг задумалась, пошарила в кармашке платья и протянула что-то Зузанне. – Воть, это тебе, делжи. На обтянутой перчаткой ладони у Крысиной Королевы оказались дешёвые детские клипсы - пара пластмассовых яблочек ярко-красного цвета. - Подалок. Носи на здоловье. - Спа… сибо, - озадаченно проговорила девушка.- А… что это? Зачем? Юлия тоненько засмеялась: - Ты такая больсая, а не знаесь? Дай, я сделаю как надо! – с этими словами она аккуратно закрепила клипсы на мочках Зузанниных ушей. – Класиво полусилось. Ну сё, пока, я побезала, а то мама ласселдится! А ведь среди тех, кого сожрали мои слуги в Белом городе, тоже были такие вот маленькие девочки, подумала Зузанна, глядя, как Юлия поднимается по щербатым бетонным ступеням. И если хозяин зомби – чудовище, то… кто же тогда я?! - Всё-всё-всё! – Погонщик повыше поднял кровоточащие ладони, чтобы ворвавшиеся на чердак обозлённые преследователи сгоряча не открыли пальбу. – Я сдаюсь. - Вы оба пойдёте с нами, - проворчал старший из троицы, переводя свой ручной пулемёт с колдуна на Икс-Нулевую и обратно. – Имей в виду, приятель, даже и не думай пробовать свои штучки с гипнозом. Я не такой идиота кусок, как тот сопляк, которого приставили тебя сторожить, – как раз получишь пулю в башку. Влодек, надень-ка на него браслеты, чтоб не фокусничал. Машины тоже касается – вы, конечно, крутое изделие, но сомневаюсь, что ваша броня выдержит пулемётную очередь в упор. Всем ясно? Пошли, а то командир по вам уже соскучился…

Nail Buster: - Соскучился? Тю... Виделись же совсем недавно, - беспечно улыбнулся негр, покорно заводя руки за спину и позволяя пленителям защёлкнуть на них наручники. Добротные стальные браслеты, а не какие-то там плебейские верёвочки. Теперь, отметил он про себя, выбраться будет куда сложнее. Вся надежда либо на детишек, либо на Нулевую (что вряд ли, ибо она, похоже, даже не вооружена толком), либо... на слепой случай. Ну и, конечно, на самого себя - кто знает, на что окажется способным его тело, когда эти вежливые ребята потащат его на расстрел? Адреналин - великая вещь, особенно когда речь идёт о вудуистах. Его привели в ту самую комнатку, откуда он смылся двадцатью минутами ранее, и любезно помогли вновь занять покинутый стул. Когда охранники убедились, что никуда на сей раз от них Погонщик не денется, они молча покинули помещение, оставшись ждать, очевидно, за дверью. Судя по голосам за стеной, их там был добрый десяток, и все до единого злые, как черти. Пленник зло взглянул на Икс-Нулевую, безропотно восседавшую на стуле напротив. И дёрнул же его чёрт возвращаться за ней! Чего он спрашивается, добился, побегав по коридорам этого термитника? Ну, разве что успел нацарапать ногтем несколько простых меток на стенах - теперь, если вдруг случится пожар или, скажем, в крышу шарахнет молния, они сработают как мощнейшие бомбы, и на месте здания останется глубокий-преглубокий кратер. Сомнительная польза, когда ты внутри, но кто знает - вдруг однажды захочется отомстить жалким смертным?.. Ну и, конечно же, он вновь воссоединился со своим компаньоном. Хотя от этого было пожалуй, ещё меньше проку, чем от меток - потолковать как следует им вряд ли удастся в ближайшую пару часов... - Я засекла, - негромко проговорила Ик-Ноль. От неожиданности чернокнижник вздрогнул. - Ты... - он не договорил, опасливо покосившись на дверь. - Цель установлена, - всё так же тихо шептала посланница Машин. - Она здесь, в этом нет никаких сомнений. Снять биометрические показатели у меня нет возможности, но по всем внешним признакам совпадение стопроцентное. У нас есть шанс немедля выполнить нашу миссию. - Ага, - хмыкнул негр. - Ценой собственной жизни, как истинные герои... Это ты хорошо придумала... Нет уж, подруга, - резко мотнул он головой, - я в камикадзе не нанимался, у меня в этом мире ещё остались незавершённые дела. К тому же, ты можешь и ошибаться... - Вероятность ошибки отсутствует, - убеждённо твердил маленький техман. - Нам нужно спешить. Наши сенсоры засекли странную тварь, которая, похоже, идёт по следу Крысиного Короля. В её конструкции преобладают гиперкосмические технологии, а значит, она не уступает вам обоим по силе. И Крысиный Король привёл её прямо к тебе. По спине Погонщика побежали мурашки. - Я тоже почувствовал эту мерзость, - признался он, вспоминая жар, коснувшийся его тела и разума. Иссушающий, мучительный, сверхъестественный жар. - Однако она исчезла так же внезапно, как и появилась. - Она телепортировалась в неустановленную пока точку Энска. Наши дозорные ищут её. Однако сделать мы с ней ничего не сможем, даже если найдём - как ты сам помнишь, вся боевая мощь Республики Машин сосредоточена теперь в руках лоялистов. А они ни на кого не будут нападать, пока опасность не угрожает им самим. А сейчас она им не угрожает. Та тварь - охотник на псайкеров. На двух псайкеров, один из которых - ты. - И как нам теперь быть, по-твоему? А, всезнайка? - раздражённо прошипел Погонщик, поёрзав на своём стуле. - Устранить цель, - безапелляционно заявила Икс-Ноль. - Тогда у нас будет больше шансов оторваться от охотника и затеряться среди горожан. Если, конечно, ты на время отзовёшь своих мёртвых с городских улиц. "И вы тут же порвёте с герром командором, - подумал Погонщик. - Сделаете вид, что ничего не знали, и снова будете хранить своё чёртово драгоценное равновесие. Возможно, даже помиритесь со своими мягкотелыми братушками. А мы лишимся глаз и ушей, а если снова выпустим в город моих детишек, вы натравите на нас кого-нибудь ещё, как натравили нас на этого Крысиного Короля. Или Королеву... Верно?" - У командора с вами, помнится, был иной уговор, - проговорил он вслух. - Зомби останутся в Энске. - Эти вопросы имеют второстепенное значение. Их можно решить, когда цель будет устранена. - А кто сказал, - Погонщик белозубо улыбнулся, - что я вообще намерен её устранять? В этот самый момент открылась дверь, и комната начала стремительно наполняться людьми. Первым вошёл Патрик, уже знакомый чернокнижнику, за ним - ещё двое молодых людей (что-то подсказывало ему, что к личной армии этого здоровяка они не имеют никакого отношения) и, наконец, юная девушка - слишком юная для того, чтобы быть одним из солдат, но... определённо опасная. Пожалуй, самая опасная из всей компании. Это Чёрный Человек прочёл в её глазах, это сквозило в каждом её движении, в изгибах её тела, в чертах красивого нежного личика... "Разрази меня гром, - подумал вудуист, улыбнувшись. - Жестянка была права. Это она. Владычица тараканов и крыс, бездомных псов и летучих мышей - истинных хозяев этого проклятого всеми богами жалкого городишки. И мы должны убить её? Ха..." - Я приветствую вас, мадемуазель, - он почтительно склонил обритую голову, не взглянув ни на Патрика, ни на Корнелиуса с Рокфором. С ними ему было не о чем говорить. Они ему были не ровня. - Я много слышал о вас. Встретиться с вами лично - честь для скромного волка-одиночки вроде меня. - Мы хотим знать... - начал Рок, напустив на себя всю суровость, на какую был способен, но, встретившись взглядом с пленником, умолк. Слишком уж этот взгляд был тёмным, пустым. Если глаза Зузанны можно было сравнить с зелёной гладью моря, то эти глаза - с чёрным прудом в глухом лесу, от которого пахло сыростью и мертвечиной. - Нет, господа. Давайте по очереди. Я тоже кое-что хочу знать. И прежде всего, - Погонщик вновь обернулся к Зузанне, - я хочу знать, мадемуазель, долго ли вы ещё намерены натравливать ваших... детей на бедных горожан? НРИ: Играть за Погонщика я бы, по возможности, предпочёл исключительно самолично. Посему в ответном посте ожидаю, что он будет молча слушать своих пленителей, ну или бросит пару-тройку незначительных фраз. Если пост получится слишком коротким - не страшно, я зато ответ напишу быстрее.

Зузанна: - А ты не обнаглел ли, ясновельможный пан? – поинтересовался Рокфор. – Или, может, чего попутал? Вообще-то это мы тебя допрашиваем, а не наоборот. Погонщик даже ухом не повёл. - Рок, пожалуйста, - Зузанна, не отрываясь, смотрела на колдуна. - Ладно, - пожал плечами парень. – Как скажешь, сестрёнка. - Он – чудовище, - медленно сказала Хозяйка Подземелий. Голос её был холоден и ломок, как тонкая корка льда над тёмной водой. – И я чудовище. Сначала мы говорить. Люди говорить потом. И машины тоже, - она небрежно скользнула взглядом по Икс-Нулевой, чей единственный глаз-индикатор тут же налился колючим рубиновым светом. Чёрный Человек запрокинул голову и громко, искренне расхохотался: - Браво, мадемуазель! Вот слова, поистине достойные Крысиной Королевы! - Не пе-ре-би-вать, - тем же новым, непривычным для Корнелиуса с Рокфором голосом отрезала девушка. Перед мысленным взором лидера Сопротивления предстала вдруг фантасмагорическая картина: Хозяйка Подземелий, сидя в каком-то большом и мрачном зале на троне с высокой резной спинкой, вот этим самым морозно-обжигающим, не терпящим возражений тоном отдаёт приказы, а у ног её благоговейно застыла… нет, не крысиная стая, а толпа коленопреклонённых людей в сером, жадно ловящих каждое слово своей госпожи. Наваждение быстро развеялось, оставив Кора в тягостном недоумении – что это было? Сперва странные голоса, а теперь вот и бредовые видения подоспели… пожалуй, всё-таки стоит показаться доктору Шабунину, пусть пропишет какие-нибудь пилюли для здравомыслия... - Мои слуги уже ни на кого не нападать, - сказала Зузанна Погонщику. – Раньше – да, сейчас – нет. Только для сабор… самобор… самообороны, так правильно. А теперь спрашивать я. Зачем это? – она махнула рукой в сторону окна, под которым, заунывно подвывая, топтались мертвецы. – Не надо врать, что ты беско… бескпо… бес-по-коить-ся о бедных горожанах и хотеть защитить город от меня. Это неправда. Твои слуги не охотиться на моих. Они убивать людей. Или что ты просто служить им, - Зузанна ткнула пальцем в техмана. – Ты слишком сильный, чтобы быть слугой, ты – хозяин. Хозяин мёртвых. Чего ты на самом деле до-би-вать-ся, Чёрный Человек?

Nail Buster: - Этот город жаждет событий, - глухо проговорил негр, глядя на Зузанну широко распахнутыми глазами. - Больших событий, настоящих, а не той мелкой криминальной грызни по углам, что я вижу на протяжении вот уже лет пяти. Город изголодался по ним, как путник, затерявшийся в сухой пустыне, изголодался по глотку пресной воды. Ты хочешь знать, кто я? - он подался вперёд и приблизил своё лицо почти вплотную к лицу девушки. И снизил голос свой едва не до шёпота. - Я - событие. Я - стихия. Я - буря столетия. Я - то, что нужно было Энску, чего он ждал так страстно и яростно. Шок. Встряска. Очищающий огонь, наконец... - И от чего же он, этот твой огонь, очищает Энск? - насмешливо фыркнул Пат, особо не рассчитывая на реакцию пленника. Однако, против его ожиданий, Погонщик оживлённо вскинулся: - Браво, командир! Браво! Наконец-то правильный вопрос. И в самом деле, от чего же я очищаю Энск?.. Пожалуй, от чужаков, - выплюнул он. Корнелиус и Рок взволнованно переглянулись. - Я был в этом городе задолго до АС, задолго до КМ. Я изучал душу этого странного тёмного города - душу, жаждущую событий, жаждущую приключений и неприятностей. Он как мальчишка, вечно болтающийся в дурных компаниях, отринувший все и всякие законы морали, разума, отринувший само Мироздание... Его объятья всегда распахнуты для Тьмы, он жаждет вобрать в себя столько Тьмы, сколько сможет! Город этот звал меня, звал с самых первых моих дней на Земле, и, как я с горечью понял впоследствии, звал не только меня одного. Он обвёл присутствовавших взглядом. Все молчали. - Я ведь не ошибусь, если скажу, что вы все родились и выросли здесь? - осторожно вопросил Погонщик. - Вы не похожи на вампиров или оборотней, а для дуболомов из Армии Света выбрали явно не тот берег. Значит, вы, как и я, должны чувствовать - город страдает под пятой чужаков. Он чахнет, он высыхает. Те, кто не понял его и никогда даже не попытается понять, взяли власть над ним в свои жадные руки и теперь медленно губят его. Против них и направлены мои... эксперименты, - он обезоруживающе улыбнулся. - Можно сказать, я - санитар местной экосистемы. Как и ты, - он вновь взглянул на Зузанну, а затем с хорошо отмеренной горечью вздохнул. - Да, что уж тут скрывать, я действительно пытался принять кое-какие меры против тебя, ведь я не до конца понимал природу твоей силы, а твоих намерений, кстати, не знаю и сейчас. Я защищал свой экспериментальный полигон, только и всего. - А что с гражданскими?! - взорвался Патрик. - Ты знаешь, сколько народу полегло в результате твоего эксперимента? - А сколько полегло вампиров, юноша? - негр возмущённо вскинул подбородок. - Или ты не умеешь считать? Бог мой, неужели вы даже не можете проследить толком, куда двигается какая волна мертвецов и что после неё потом остаётся?! - он замолчал, стараясь отдышаться и унять гнев, после чего обратился к девушке. - Мадемуазель, мы с вами взрослые люди. У нас обоих руки по локоть в крови, давайте-ка это признаем. Только вот с вами эти господа обращаются, как я понимаю, вполне сносно, а меня, кажется, по-прежнему готовы в любой момент вздёрнуть на чердачной балке. Я бы попросил вас унять их. Пожалуйста, - он расплылся в обезоруживающей улыбке. - За эту небольшую милость я готов успокоить разбушевавшихся детишек там, снаружи. После чего мы продолжим беседу. Она обещает быть интересной, а ночь ещё молода. Нас ждёт много чудесных вопросов и удивительных ответов, о Крысиная Королева.

Зузанна: - Ну, ты себя с нашей сестрёнкой-то не равняй, - возмутился Рокфор. – Если б не она, мы с Корнелиусом сегодня уже четыре раза бы подохли. А вот что ты за несусветный папаша, зачем с машинами компанию водишь и с какого перепугу к нам в друзья набиваешься – это ещё разобраться надо! Зузанна не отводила взгляда от лоснящегося лица колдуна. Странное дело: Чёрный Человек сидел в окружении врагов, без оружия, со скованными руками – но от него совсем не пахло страхом, то есть ни капельки. Он был сильным и злым нелюдем, и в его маслянистых тёмных глазах полыхало яростное веселье, как у бродячего пса в разгар кровавой драки. - Пат? – Хозяйка Подземелий повернулась к Макмиллану. – Овсо… осбо… нет, не так. Ос-во-бо-дить его. Пожа-луй-ста. - Ага, - невозмутимо кивнул Патрик. – Сейчас. Делать мне больше нечего, кроме как опять его по чердакам отлавливать? Нет уж, пускай так посидит, подумает о своём плохом поведении. - Пожалуйста, - тихо повторила Зузанна. – Он не бежать. И он вести себя хорошо. - Патрик, а и в самом деле, - Корнелиус многозначительно похлопал по своей винтовке, вручённой ему распорядительным Гжегожем. – Ты думаешь, он способен обогнать пулю? - Нет, ребята-демократы, - решительно помотал головой Макмиллан. – Не бывать тому. И тут же маленькая ладонь девушки с неожиданной силой вцепилась в рукав его камуфляжной куртки. - Пожалуйста. Я просить тебя, - хрустальным голоском произнесла Крысиная Королева, но в её изумрудных глазах-блюдечках Макмиллан прочитал совсем другое. - Ладно. Последствия – на ваш счёт, пани Зузанна. Влодек, ключи от наручников! – крикнул Патрик, приоткрыв дверь. – И имей в виду: выкинешь какое-нибудь коленце – ну, там чихнёшь слишком громко или посмотришь не в ту сторону, – пристрелю без разговоров, - предупредил он Погонщика. - Ой, боюсь-боюсь, – белозубо ухмыльнулся тот, заговорщицки подмигнув девушке. – Давайте, командир, поскорее снимите с меня оковы. Её Величеству благоугодно было даровать свободу ничтожному простолюдину! - …Но вы же понимаете, что у нас нет пока ни малейших оснований вам доверять. Слишком уж много вопросов вызывает ваша загадочная персона. Собственно, нам о вас доподлинно известно только одно: вы способны поднимать мёртвых и управлять ими… чёрт, да мы даже имени вашего не знаем! - Корнелиус смотрел на колдуна, который с наслаждением растирал затекшие руки, взглядом охотника, подкрадывающегося к токующему тетереву. – Вот, например, очень интересно, что вас связывает с Республикой Машин? – он указал на Икс-Нулевую, всё это время угрюмо сверлившую Зузанну ярко-рубиновым взглядом своего единственного «глаза». - Тыкать пальцем неприлично, - сварливо заметила та. - О, простите, мадам, - покаянно склонил голову Корнелиус. - Мадемуазель! - Тысяча извинений, мадемуазель, - лидер Сопротивления вопросительно посмотрел на Погонщика. – Итак?

Nail Buster: - Итак, - повторил чернокнижник, не спеша поднимаясь со стула и театральной походкой выходя на середину комнаты, - у вас есть целых два вопроса, и я даже не знаю, с какого из них начать. Начну, пожалуй, с самого бессмысленного - с вопроса о моём имени. Знаете, там, откуда я родом, имя имеет большое значение - оно описывает твою сущность и придаёт удачу... Впрочем, вы о таких вещах наверняка слыхали. Моё имя - Погонщик, и других имён у меня нет. Я выпасаю стада мертвецов, а иногда, при определённом старании, - он бросил весёлый взгляд на загипнотизированного им недавно парнишку, также стоявшего поодаль, - могу чуть-чуть поуправлять и живыми. - Прямо пастырь какой-то, - фыркнул Корнелиус. - Интересно, кому же это из здешних авторитетов посчастливилось иметь выгоду от проделок вашей паствы? Пленник напустил на себя самый печальный вид. - Увы, я работаю один. С недавних пор, конечно, - поспешил оговориться он. - Мои эксперименты оказались не по душе моим прежним работодателям, и они имели неосторожность выбросить меня на улицу. Сейчас, разумеется, кое-кто из них мёртв, - проговорил он, зловеще прищурясь. - Но вы же не будете горевать о смерти пары-тройки вампиров, как я понимаю? - Правильно понимаешь, - нетерпеливо мотнул головой Патрик. - А твою механическую подружку тоже выперли из матушки-корпорации за плохое поведение? - Я отслужила Республике положенный срок, - спокойно ответила Икс-Ноль, - и меня должны были вскоре утилизировать. Я воспротивилась этому, но преследовать меня за пределами подземелий по неизвестной причине не стали. - Как мы могли убедиться, - задумчиво пробормотал Корнелиус, - похоже, они вообще никого никогда не преследуют. - У моей подружки, к слову, остался кое-какой доступ к базам данных её яснооких повелителей, - Погонщик с улыбкой похлопал маленького техмана по голове. - Так что, можно сказать, она - мои глаза и уши. С её помощью я теоретически могу гонять зомби по всему Энску так, словно сам нахожусь в их толпе. Правда, мы ещё не успели проверить это на практике, ибо... Что ты там говорила насчёт спирта, детка? - задушевно вопросил он, склонившись к машине. - Спирт нужен, чтобы предотвращать окисление контактных нитей и нейтрализовать вредоносные микроорганизмы, - ответила та. - Важнейшие из моих систем могут выйти из строя, если система самоочистки не будет работать в штатном режиме. Спирт нужен срочно - я не пополняла заапасов уже много часов. - Хреново у вас с автономностью, как я погляжу, - покачал головой Погонщик и глянул на Патрика. - Командир, будь другом, пожалуйста, пошли всё-таки кого-нибудь за спиртягой. А я тем временем, - он вновь присел на стул и сложил руки на коленях в замок, - хотел бы послушать вашу историю. Вы мою уже слышали, теперь ваша очередь называть имена и делиться планами на жизнь.

Зузанна: - Ты совсем обалдел или как? – ласково поинтересовался Патрик. – Спирту ему, ага. Больше ничего не хочешь? У меня тут, по-твоему, что – аптека? Стоит снять с нелюдя наручники – и он сразу же наглеет так, что ни в сказке сказать. Нет у меня спирта. И водки тоже нету. А виски… - командир покосился на собственную фляжку, утверждённую на ремне, - …виски я тебе не дам. - Спокойно! – Корнелиус, в противовес Пату и Року, был сейчас само дружелюбие. Очень расчётливое дружелюбие, надо заметить. – Пани машина, не отчаивайтесь, я, пожалуй, смогу помочь вашему горю. Но мы это обсудим чуть позже, ладно? А сейчас я отвечу на вопрос пана Погонщика, - он перевёл взгляд на колдуна, который закатил чёрные маслины глаз к потолку и состроил нарочито скучающую физиономию. – Меня зовут Корнелиус, это – пан Рокфор, моя правая рука, вот этот суровый боец – наш лучший и пока единственный полевой командир пан Патрик Макмиллан, ну а с Её Величеством Крысиной Королевой Зузанной вы уже знакомы. Мы считаем, что Энск должен принадлежать не нелюдям, не ошмёткам Армии Света и не машинам, а его исконным жителям, и готовы за это бороться. Если потребуется – до последней капли крови, - на всякий случай уточнил Корнелиус. – А ваша… хм, активность, пан Погонщик, сильно нам мешает. Но, судя по тому, что я слышал, неразрешимых разногласий между нами нет, и мы могли бы… …договориться! – триумфально провозгласил знакомый скрежещущий голос в голове Кора. – Да! Никто и ничто не сможет противостоять полчищам крыс и армии мёртвых, когда они вместе хлынут через Харонский мост. Может быть, Погонщик и Хозяйка Подземелий даже придумают способ сделать зомби сильнее, быстрее, сообразительнее, и тогда они очистят наш многострадальный город и наконец-то установят мир на обоих берегах Ядвиги! Ты с ума сошёл? – устало вздохнул другой голос. – Собираешься договариваться с тварью, которая бестрепетно убивала мирных жителей твоего собственного города? Которая из праздного любопытства напустила на них восставших мертвецов? Которая сговорилась с машинами, преследующими Зузанну? На собак в помощь волка не зови. Убей этого колдуна или прогони его вон. Да, он очень силён – но ты не сможешь подчинить его силу, и, значит, сам очень скоро подчинишься ей. Он – воплощённое зло, а добро не может связываться со злом, потому что от этого противоестественного союза родится лишь то же самое зло, только искренне считающее себя добром и оттого стократ более опасное… Да к чёрту это унылое нытьё! – решительно загремел первый голос. – Всё, что помогает добиться цели – хорошо, всё, что мешает – плохо! А убить нелюдя и сломать машину, если они станут путаться под ногами и мешать моим... то есть нашим планам, никогда не поздно! - …и мы могли бы объединить силы, - договорил парень. - Чего?! – вытаращился на приятеля Патрик. – Ты совсем спятил, Корнелиус? Объединить силы вот с этим… с этим вот… - не найдя достаточно крепкого слова, он в сердцах плюнул на пол. – Что ты творишь? - Обеспечиваю безопасность твоих людей, как и обещал, - пожал плечами лидер Сопротивления. – У нас всего три десятка бойцов и кучка гражданских. А с крысиным войском и армией зомби вдобавок мы сразу станем грозной силой и заставим и Чёрный, и Белый город считаться с нами… если, конечно, пан Погонщик примет наше предложение. - Это чёртов бред! – выпалил Макмиллан. - Нет, - возразил Кор. – Это трезвый расчёт. Мы ничего не добьёмся, если будем грызться друг с другом. Аэсовцам, нелюдям, машинам только того и надо. - И всё равно мне это не по нутру, - пробормотал Патрик. - Мне тоже, Пат, - согласился Рокфор. – Как вспомню те дохлые хари, от которых мы насилу отмахались, так рука сама тянется пристрелить этого долбаного фокусника, ихнего папашу. И я, конечно, ни на грош ему, паршивцу, не верю. Но всё равно Корнелиус дело говорит. Ну что, пан афрополяк, - обратился он к Погонщику, - будешь нам помогать? Или ты весь такой гордый и предпочитаешь свинца покушать?

Nail Buster: - Так значит, слухи не врали, - усмехнулся Погонщик, прохаживаясь туда-сюда по комнате и оценивающе разглядывая собравшихся. Под этим взглядом Рок и Зузанна чувствовали себя неуютно, Корнелиус же, казалось, ничего угрожающего не замечал. Это успокаивало, но лишь до известной степени. - Значит, Сопротивление всё-таки существует, - улыбаясь, продолжал негр. - Я думал, это лишь городская легенда, вроде Блуждающего Храма или тайных складов в Сером городе... Рад с вами познакомиться, господа. Отдельно - с вами, - он повернулся к Корнелиусу и склонил голову в шутливом, но не насмешливом полупоклоне. - Как я понимаю, вы - покровители этого чудесного создания? - теперь его взор был обращён на Зузанну. - Чудно. Чудно, что мы нашли с вами общий язык - воевать с Крысиным Королём теперь, после того как он оказался столь прелестной принцессой, было бы просто-напросто преступлением!.. - Общий язык, - осторожно повторил Кор. - То есть, ты принимаешь наше предложение? На несколько мгновений Погонщик, казалось, крепко задумался. С отрешённым выражением лица он рассматривал грязный потолок, заложив руки в карманы камуфляжных штанов. Все ждали его ответа. Тишина стояла такая, что было слышно, как ревут за окнами мертвецы, а защитники дома отвечают им шквальным огнём. - Вы мне нравитесь, - наконец протянул чернокожий. - Вы храбры, бесстрашны и, похоже, не слишком разборчивы в средствах. Прямо как я... Да, ваше предложение я принимаю. Наши тропы пересеклись и лежат теперь в одном направлении. Быть может... - Отлично! - рявкнул Макмиллан, окончательно потеряв терпение. - Раз уж мы теперь заодно и всё такое прочее, может быть, отзовёшь своих милых дружков от НАШЕГО с тобой общего штаба? Мне тут докладывают, что у ребят кончаются патроны. - Я могу обеспечить вам безопасный отход, - Погонщик быстрым шагом направился прочь из комнаты. Патрик и остальные последовали за ним. - Во всяком случае, вы сможете увести отсюда детей и женщин. Им не годится здесь быть, когда... - Когда что?! - взорвался Патрик и схватил его за рукав. - Когда вернётся охотник, дурья твоя башка! Охотник на псайкеров! - выкрикнул чернокнижник, резким движением сбрасывая руку солдата и глядя ему прямо в глаза. - Это место больше не безопасно, если ты этого ещё не понял. Во всяком случае, если вы не хотите отдать нас с Её Величеством этой твари на растерзание. - Тогда... почему не свалить всем вместе? - уже менее решительно вопросил Патрик, отступая на шаг. Погонщик лишь ухмыльнулся, хотя на лице его читалось нервное напряжение не меньшее, чем на лице Макмиллана. Он тоже очень не хотел ещё раз встречаться с красноглазым порождением Тьмы. - Потому что Энск - очень маленький город, - проговорил он, спускаясь по лестнице на первый этаж. Ступеньки поскрипывали под его ботинками. Он прошёл мимо окон, перед которыми сгрудились вокруг станкового пулемёта несколько парней с чёрными от копоти лицами. Обогнул баррикаду из мешков с мукой, облепленную, как мухами, кусками пластида с радиоуправляемыми взрывателями, мигающими в полумраке зелёными светодиодами... Взялся за ручку двери... Оглянулся ещё раз на Патрика... Помедлив мгновение, Патрик кивнул. Погонщик рванул дверь на себя и вышел в вечерний морок. Навстречу трупам. Навстречу вони и стонам прогнивших глоток. Навстречу бессчётному множеству заскорузлых пальцев с обломанными ногтями или без ногтей вовсе, что потянулись к нему со всех сторон разом... и разом отпрянули, стоило ему развести руки в сторону. Армия мертвецов застыла, ожидая команды Чёрного Человека. - Мы не ошиблись... - пробормотал Корнелиус поражённо, глядя из окна второго этажа, как чернокнижник медленно входит в толпу, и толпа расступается перед ним, как Красное море перед Моисеем. Ладони его распростёртых рук были обращены к небесам, и мертвецы заворожённо взирали на них, раскрыв благоговейно пасти с жёлтыми зубами. Глаза Погонщика были плотно закрыты, веки подрагивали - в этот самый момент он заново нащупывал утерянные ментальные нити. Вожжи, накинутые на трупы, при помощи которых ими можно было управлять. Нити стягивались в его распахнутые ладони, наматывались на пальцы, натягивались и приводили в движение заклятья. Всё больше и больше нитей... Слишком много! - Нет... Чёрт!.. "Я выпускал их в город небольшими группами, - по спине негра прокатилась ледяная волна страха. - Боги, я никогда не пробовал даже контролировать такую чёртову прорву!" Он быстро стянул к себе вожжи трёх дюжин ближайших покойников, и они образовали вокруг него живой... вернее сказать, мёртвый щит, в точности так, как недавно покойники Зузанны защищали Рока и Кора. За пределами же щита зомби медленно приходили в себя, вновь начинали, покачиваясь, двигаться и рычать, несмело напирая друг другу в спины, тянули руки к своему повелителю... - Эй, компаньоны! - крикнул Погонщик в сторону дома. На лбу его от напряжения выступил пот. - Расчехляйте огнемёты, шоу, кажется, далеко не окончено! И скажите Её Величеству, что мне очень, ОЧЕНЬ скоро потребуется помощь!

Зузанна: - Плохо дело, - забеспокоился Корнелиус, осматривая улицу с наблюдательного пункта на площадке между первым и вторым этажами. Что-то у Погонщика явно пошло наперекосяк: его неспешные, величавые до театральности жесты сделались вдруг испуганно-суетливыми, а в голосе вместо прежней наглой самоуверенности звучала откровенная паника. Колдун, окружив себя кольцом послушных мертвецов, медленно пятился под натиском нескольких сотен зомби, которые почему-то отказывались слушаться своего хозяина, а наоборот – тянули к нему гнилые корявые конечности, и вряд ли для того, чтобы обменяться дружеским рукопожатием. - Значит, грозная сила, да? – ухмыльнулся Патрик. – Похоже, не так он и могущественен, как хвалился. Опять ты, Кор, перемудрил со своими затеями, а мы теперь вытаскивай этого недотыкомку, последние патроны трать… Пламенное тебе мерси. Пулемётчики – отрезать толпу, снайперы – огонь по усмотрению! Чаще захлопали винтовки, гулко и протяжно взревели два пулемёта. Первые ряды наседающей на Погонщика нежити оказались выкошены подчистую, но остальных эта расправа нисколько не впечатлила, и они продолжали переть вперёд с утробным мычанием. - Эй, снежинки, вы там что, спать улеглись?! – завопил чернокожий таким ужасным басом, что немногие уцелевшие стёкла в окнах отозвались жалобным дребезжанием. – Давайте, сделайте что-нибудь, мне нужно время, чтобы взять их под контроль! - Детишки устроили праздник непослушания, - съехидничал Рокфор. - Толпой и батьку бить сподручнее, - в тон ему отозвался Макмиллан. Пальцы Корнелиуса отплясывали на пыльном подоконнике какой-то ирландский танец, причём то и дело сбивались с ритма. - Зю? – негромко позвал он, с трудом оторвав взгляд от продолжающего пятиться колдуна и обернувшись через плечо. Хозяйка Подземелий присела на ступеньку и теребила игрушечную клипсу на правом ушке. Натянутый до кончика носа капюшон мешал разобрать выражение её лица. - Зю, - Корнелиус шагнул к девушке, опустился рядом. – Надо помочь ему. Она молча помотала головой: нет. - Почему? - Он плохой, - чуть слышно ответила Зузанна. – Я – тоже плохая, но он много, много плохее… нет, не так… хуже, так. Хуже. - Я и не говорю, что Погонщик – хороший, - покладисто согласился Кор. - Но ведь он может быть нам полезен! Вместе мы прогоним нелюдей и тех фанатиков-аэсовцев, которые за тобой охотятся, и заставим машины спрятаться в такие глубокие норы, что они оттуда и пикнуть не посмеют. А если этот колдун затеет что-нибудь скверное, мы с Рокфором ему голову оторвём, даю тебе честное слово. Но сейчас – прошу, помоги ему ради нашего дела, ради Сопротивления, ради будущего Энска! - Нет, - упрямо повторила Крысиная Королева. – Мне это не нравится, Кор. Совсем не нравится. Я так не хотеть. Всё, что ты говорить – это хорошо, но мертвецы, которые ходить, которые есть живых, – перед глазами у неё промелькнуло изуродованное, замотанное тряпками личико Юлии, - это плохо. Это зло. Я не уметь сказать, но разве ты сам не по-ни-мать? Простить меня, но я не помогать ему. Даже ради Сорпо… Сотро… Со-про-тив-ле-ния, так. Пулемёты снова завели свою однообразную песню. Видимо, у Владыки Мёртвых никак не выходило наладить конструктивный диалог с подданными. - А ради меня, Зю? – спросил Корнелиус очень тихо – так, чтобы среди заполошной пальбы его слова не смог бы разобрать никто, кроме Хозяйки Подземелий с её острейшим слухом – и тем самым тоном, каким мужчина обычно задаёт женщине совсем иной, но тоже очень важный для него вопрос. Зузанну будто огнём опалило. Никогда раньше с ней не случалось ничего подобного: мягкая горячая волна поднялась в груди, разлилась по телу, подкатила тугой щекочущей струйкой к горлу и ударила в голову. Голос у Кора был какой-то… другой. Не такой, как раньше. И улыбка – нет, не улыбка даже, а обещание улыбки, просто чуть приподнятые уголки губ – выглядела немножко по-другому. Крысиная Королева резким движением откинула капюшон на спину, обожгла Корнелиуса зелёным пламенем глаз и кивнула. Через мгновение мостовая у зомби под ногами внезапно вздулась и закипела неисчислимым множеством красных глазок и голых хвостов. Толпа мертвецов, выглядевшая до сего момента куда как внушительно, быстро превращалась в остров посреди мохнатого потока, стремительно захлёстывающего улицу. Рычание и вой покойников потонули в многоголосом визге, мяуканье и заливистом лае. Зомби, срезанные пулемётчиками и снайперами, восставали один за другим, с мрачной целеустремлённостью заслоняя собой Погонщика. - Ничего себе, - пробормотал ошарашенный Патрик, прильнув к покрытому грязными разводами стеклу. – В жизни своей… - А мы тебе что говорили? – усмехнулся Рокфор. – Наша сестрёнка не подведёт, она у нас молодец, не всяким черномазым фиглярам чета! Верно, товарищ командир? Э-э-э… Кор? Земля вызывает Кора! Корнелиус и Зузанна, не произнося ни звука, смотрели друг на друга, и это молчание звучало гораздо лучше и выразительнее всяких глупых слов, которые лидер Сопротивления всегда считал пригодными исключительно для слезоточивых дамских романов и о существовании которых Хозяйка Подземелий вообще никогда не подозревала. - Ну вы, голубки, нашли место и время для романтической сцены, - хмыкнул Рок. И добавил с видом знатока: – Хотя чуйства – они, конечно, штука коварная, могут приключиться даже в самых антисанитарных условиях…

Nail Buster: - Это потрясающе... - прошептал чернокнижник, глядя, как улицу стремительно заполоняет разношёрстное тёплое море, как оно бурлит под ногами у мертвецов, увлекая их в свои тёмные пучины... Как вновь восстаёт и движется мёртвая плоть, исполненная новой жизни, просто кишащая жизнью!.. - Это просто великолепно, Вашество! Хотя он и не мог контролировать свои порождения, кончиками своих пальцев он чувствовал каждого из них. И чувствовал теперь, что нити, стянутые в его руки, одна за другой обрываются. Трупы теперь были просто трупами... и тем не менее они двигались, перемещались, ведомые мелкими тварями, вгрызшимися в их плоть. Ничего подобного этому Погонщик ещё не видел. - Не знаю, как вы это придумали, Вашество, - крикнул он весело, обратясь к чернеющим окнам, - но получается у вас чертовски неплохо! Мертвецы, вышедшие из-под контроля, растерянно переминались с ноги на ногу, пытаясь сообразить, кого же теперь им атаковать, в то время как чернокнижник собирал утерянные нити одну за одной, накидывая их на фаланги пальцев, связывая в сложные узлы, перебирая их, подобно дьявольскому марионеточнику. И мертвецы подчинялись - те, что не подчинялись ещё Зузанне. Защитный круг, окружавший Погонщика, рос - теперь напиравших со всех сторон оголодавших зомби можно было как-то сдерживать. Этого было достаточно. - Эй, Патрик! - рявкнул Погонщик, натянув нити так, что пришлось упереться ногой в брусчатку мостовой. - Собирай женщин и детей у выхода, будьте готовы бежать, когда я скажу! Принцесса, давай поднатужься ещё чуть-чуть! Ты же любишь добрые дела, так давай сделаем хоть одно! Защитный круг начал стремительно вытягиваться в эллипс - мертвецы подались назад и в стороны, пока не оттеснили своих "непослушных" собратьев от парадной двери и не образовали живой коридор, смрадный и голодно рычащий, тянущийся от одного конца улицы до другого. Посреди этого коридора стоял чернокнижник, изо всех сил удерживая защиту. - Давайте же! - крикнул он, переходя от волнения на креольский. - Выводите людей, fanm movèz vi smeli! Timoun yo kanin!1 -------------------------------------------------------------------- 1 Вонючие проститутки! Собачьи дети!

Зузанна: - Я нихт копенгаген на этом твоём шалтай-болтай, - ворчливо откликнулся Патрик. – Пятёрка Гжегожа, ко мне! Ставлю задачу: сопровождаете гражданских до грузовика и дуете на вторую точку. Там оставляете пассажиров на попечение Анзельма и в темпе мазурки несётесь… Корнелиус, где, ты говоришь, зарыты твои сокровища? - Э? – лидер Сопротивления с трудом вынырнул на поверхность зелёного моря Зузанниных глаз. – А, пушки, ну да… старое здание госбезопасности знаешь? - Так оно ж сгорело дотла ещё в две тысячи шестом, - удивился Макмиллан. - А подземный гараж уцелел, - продолжал Корнелиус. – Его, конечно, прилично завалило обломками, но оттуда можно попасть прямо в ангар бункера. Ну, а дальше твои бойцы сориентируются по обстановке. «Уазик» там, кстати, вполне на ходу, и ещё один я оставил за два квартала отсюда, тоже хорошо бы не забыть. - Поняли? – вновь обратился Патрик к пятёрке. – Загружаете под завязку весь транспорт чем-нибудь поубойнее – и пулей назад. - И прихватите в мастерской бутыль спирта, - добавил Кор. Эта просьба вызвала у бойцов такое оживление, что Патрику пришлось продемонстрировать им кулак и торжественно присовокупить, что он не побрезгует собственноручно скормить мертвецам каждого долбаного дегустатора. - Всё, бегом марш! – закончил он командирское наставление. Солдаты, грохоча тяжёлыми ботинками, посыпались по лестнице. За ними семенили гражданские – две бледных женщины с наспех собранными баулами, сухонькая старушка и трое детишек мал мала меньше. Юлия, волоком тащившая за единственное ухо когда-то белого, а теперь просто очень грязного плюшевого зайца с глазами-пуговицами, помахала Зузанне ручкой. - Это ты мелтвецов плогнала, да? – крикнула она. – Спасибо! Ты холосая! - Не очень, - прошептала вслед девочке Хозяйка Подземелий. – Или даже очень не… - Хватит заниматься самоедством, Зю, - ладонь Кора легла ей на плечо. – Плохая или хорошая, ты сегодня выручила этих людей из смертельной западни. И Погонщик, между прочим, тоже – что бы ты о нём ни говорила и ни думала, глупышка. - Да?! – фыркнула Зузанна. Её тонкие пальчики неожиданно ловко стряхнули руку Корнелиуса. – Ну, если я глупая, то, может, ты обниматься не со мной, а со своим Погонщиком? Раз он тебе так нравится! Шагая через две ступеньки, Крысиная Королева вспорхнула на второй этаж и исчезла в дверях пустой квартиры. - Вот вам и пожалуйста, - растерялся Кор. – Что я такого сказал-то? - Женщины! – философически заметил Рокфор. – Ну, чего встал, герой-любовник? Иди теперь, извиняйся, объясняй, что ты совсем не это имел в виду, можешь на колени встать – иногда, говорят, помогает… - Слушайте, заткнитесь вы оба со своей «Санта-Барбарой»! – рявкнул Патрик, не отводя глаз от окна. – Устроили тут мыльную оперу, уши вянут! Дверь парадного открылась, и на очищенную от зомби улицу, бдительно крутя головами на триста шестьдесят градусов, выкатились три бойца. Двое других прикрывали тылы и подгоняли женщин и детей, испуганно сбившихся в кучу и бросавших полные страха взгляды на мертвецов, которые топтались за густой цепью послушных «детишек» Погонщика и мохнатых солдат Зузанны. Покойники, почуяв близость вкусной и здоровой пищи, взвыли и усилили напор, но защитники держались крепко, а особо буйных шустро успокаивали мобильные группы серых спецназовцев. Огибая на всякий случай фигуру Погонщика, чьё лицо и тело, несмотря на холод, лоснились от пота, гражданские двинулись к припаркованному у ближайшего перекрёстка грузовичку с брезентовым тентом. Ветхий четырёхколёсный старец, помнивший ещё, наверное, германскую оккупацию, битых пять минут хрипел, кашлял и отплёвывался клубами иссиня-чёрного дыма, но потом всё-таки тронулся с места и уполз в ночную темень, подальше от толпы голодных мертвецов. - Хотелось бы верить, Пат, что твои молодцы вернутся до того, как это одноглазое тощее страховидло снова надумает заглянуть к нам в гости, - сказал Рокфор.

Nail Buster: Силы чернокнижника меж тем подходили к концу. "Похоже, не только моей Железной Деве требуется снадобье для усиления способностей, - подумал он, медленно, шажок за шажком отступая назад, к дому, чувствуя, как режут его пальцы сотни натянутых до предела нитей. Из-под ногтей уже выступила кровь. - Ну ничего... Если прищучим то демоническое отродье, авось, на что-нибудь да сгодитсяего тушка. Наверняка она таит в себе много приятных сюрпризов. Конечно, старых-добрых потрохов дикообраза ничто не заменит, но где в этой треклятой Европе брать дикообразов?.." Картина, открывавшаяся перед ним - а заодно и перед Патриком сооварищи - навевала мысли о водах Красного моря, расступившихся по воле библейского Моисея. Только здесь было не Красное, а Мёртвое море, как невесело подумалось Макмиллану. И для Библии их история тоже явно не подходила - скорей уж, для какого-нибудь Некрономикона. Грузовик уже успел скрыться с улицы и рёв его двигателя затих вдалеке, когда бесконтрольные мертвецы прорвались наконец через заграждение и с рёвом хлынули в "коридор", устроенный Погонщиком. Это случилось в ту же секунду, как чернокнижник ступил на порог дома Патрика. Нужно было лишь открыть дверь, но для этого нужна была рука. Помедлив одной мгновенье, Погонщик стряхнул нити с правой руки, успев отдать детишкам их последний приказ. Рыча и толкаясь, тридцать трупов ринулись наперерез врагам, плотно закупорив "коридор" и отделив толпу плотоядной нечисти от Хозяина. Что было дальше, Погонщик уже не видел. Шмыгнув за дверь и захлопнув её, он привалился к ней спиной и в изнеможении опустился на пол. - Моя магия слишком примитивна, - хрипло прошептал он, утирая ладонью пот со лба. - Детский лепет ученика-молокососа... Нужны более сложные, более изощрённые ритуалы... Эй вы, там, хватит уже палить по нашим солдатам! - крикнул он, заслышав, как вновь застрекотал пулемёт. - Мои запасы мертвечины хоть и обильны, но никак не безграничны! - С каких это пор твои солдаты стали нашими?! - огрызнулся на него молоденький растрёпанный пулемётчик, но оружие его всё-таки стало стрекотать без прежнего остервенения. - С тех самых пор, как друзья Её Серости изволили попросить меня о помощи, - зло прошипел чернокнижник. - Не нужно фанатизма. Просто сдерживайте зомби, а я меж тем приготовлю всё для защитного круга... Где у вас кухня?! - рявкнул он, подымаясь на ноги. - Мне нужны несколько куриц и хотя бы одна свиная голова... Хотя к чёрту, сойдут и какие-нибудь консервы, - раздражённо махнул он рукой, увидев, с каким изумлением на него воззрился паренёк. - Да живей же, puta! Сейчас мы разгоним буйных детей по домам! Рёв мертвецов слышался даже сквозь плотно запертые ставни. После того, как указание мага было выполнено, он заперся на чердаке в компании андроида, четырёх замороженных куриных окорочков, двух банок просроченных свиных консервов и одного мешочка с кладбищенской пылью. Что он со всем этим собрался делать, знали только духи его родной страны, к которым он намеревался обратиться в самое ближайшее время. - Он думает, что зверушка пани Марии не вернётся по крайней мере до рассвета. Выходит, у нас есть часов пять на сон, - Корнелиус, опустив руки в карманы брюк, стоял посреди полутёмной комнаты, а Крысиная Королева внимательно смотрела на него, устроившись с ногами в огромном старом кожаном кресле в самом дальнем тёмном углу. Часы на стене - старинные ходики с кукушкой, каким-то чудом ещё до сих пор не сломавшиеся, неумолимо отсчитывали секунду за секундой. - Нам обоим нужно хоть немного поспать, чтобы достойно встретить её завтра утром. Хотя, по правде сказать, не думаю, что усну этой ночью. А ты? Не получив ответа, он сочувственно взглянул в глаза девушки. Подойдя ближе, бережно положил руки на её плечи. - Я знаю, ты мне не веришь, Зю, и я тебя не виню. По правде сказать, я и сам себе не слишком-то верю. Чёрт, да иногда мне кажется, что я просто с ума схожу! - вырвалось у него. - Но нам, похоже, придётся принять помощь этого типа. Потому что иначе ОНО от нас не отстанет. Понимаешь, малышка? С этой тварью невозможно договориться, она - зло похуже Погонщика, похуже всех здешних вампиров вместе взятых. Чтобы убить её, одной твоей силы будет мало. А у него хотя бы есть план... - он вздохнул и закрыл глаза. - Потом, если переживём эту ночь, мы обсудим, как с ним быть дальше. А сейчас я просто хочу знать: позволишь ли ты мне спасти твою жизнь? Я пойду на всё, чтобы с тобой ничего не случилось, - взгляд лидера Сопротивления блеснул стальной решимостью. - На всё. Даже на сделку с дьяволом.



полная версия страницы