Форум » Фронтовые сводки » Кабак-Меж-Миров » Ответить

Кабак-Меж-Миров

Nail Buster: Место действия: Энск Время действия: локация вечная, вне времени Участники: для всех Действующие лица: опять-таки, для всех Категория: ролевой флуд, стёб Сюжет: Это уникальная, единственная в своём роде локация, предназначенная для свободного общения персонажей игры между собой (по аналогии с темой "Его величество Флуд" для общения игроков). В любое время сюда может прийти любой персонаж игры, пропустить рюмочку-другую виски и побеседовать о жизни, Вселенной и всяком таком со злейшими своими врагами или лучшими друзьями по сюжету ролевой. Требования к оформлению сообщений здесь мягче, за манчкинство и отступления от характера традиционно не ругают. Единственное правило - уважать соседа. Всё остальное можно. Описание локации: Это небольшое, но уютное питейное заведение находится в глухом безлюдном переулке, где гул проезжающей машины можно услышать реже, чем крики "помогите! убивают!" Внутри довольно светло и просторно, имеется барная стойка и несколько столиков - всё, что нужно, чтобы скоротать вечер за кружкой пива или стаканом виски. Откуда-то из дальнего угла разливается по помещению приятная, но не слащавая музыка. В Кабаке почти всегда есть бармен - знаменитый Эзергиль Нолан - и охранник человек без малейшего намека на чувство юмора. Не спит, не пьёт, не курит, не гуляет, пока кто-нить не войдет в бар или не выйдет из него.

Ответов - 209, стр: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 All

Wincent Juliano: - Ого! Кажется, вы накликали, Витольд! - с видимым удовольствием хмыкнул Винсент, оглядывая собиравшуюся в Кабаке публику. - Вот что называется не поминать лиха. Явление священника само по себе выглядело как хороший спектакль, а уж его монолог и вовсе заслуживал "Оскара" за лучшую мужскую роль второго плана. Китаец командора заинтересовал поначалу меньше, но от него веяло явно большей силой и решимостью. Наблюдать за его скупыми телодвижениями было ничуть не скучнее, чем за пафосным служителем культа. - Вот вы говорите - люди, люди... - улыбнулся он, отпив пива. - Люди - очаровательные существа, пан Вишневский. Они оттеняют нас, как и мы оттеняем их. Не было бы их - мы были бы другими, не было бы нас - их мир был бы совсем иным. Нет причин ненавидеть их или стараться избегать - в новом мире этой мелочности не найдётся места. Поэтому тренируйте ваше миролюбие на собственных соратниках, - он отсалютовал бокалом и сделал ещё глоток, вполглаза наблюдая за новопришедшими.

Ботаник: Священник не стал ждать реакции бармена на свое появление, нелюдь он и есть нелюдь, пусть уж работает молча, чем будет заполнять божье пространство своими нечестивыми словами. Он повернулся спиной к стойке и посмотрел на сидящих в кабаке вампиров, сдерживая себя от боевой молитвы и начала драки. Нейтральную территорию было принято не трогать служителям церкви, кроме крестоносцев. Инквизитор, как и другие монахи был лишь чистильщиком территории католической церкви, в чужих же землях было принято проводить проповедь и просвещать местных аборигенов Божественной Истиной. Когда в кабак вошел китаец, священник только скривил свое гневное лицо в некотором подобии улыбки. Тихое бормотание за одним столиком не вписывалось в общее умиротворенное пространство. Будучи еще молодым человеком, священника крайне смущала тихая обстановка, но долг обязывал оставаться хладнокровным в любой ситуации, по этому внутри него боролась молодость и долг перед обетом. - Taciturnitas stulo homini pro sapienta est*.- неизвестно к кому громко обратился священник и снова развернулся к стойке, довольный своим свободным владением латинского и чувством юмора. *Глупец, пока молчит, идет за умного.

Эзергиль: Эзергиль начал тихонько закипать. Ладно он с натяжкой мог принять ФРИКа с манией величия, двух наемников непонятной наружность, китайца (его Нолан мог принять поскольку знал его), но священика-фанатика?! Нет, нет и еще раз нет! Во первых КАК он сюда попал. Видимо сбой в портале или Нолану просто стало начхать (второе вероятнее). А еще этот гад будет тут проповедовать. Нолан попытался успокоиться и как подобает католику тихо произнес: -Господи прости мой гнев беспричинный. Каюсь. In nomine Patris, et Filii, et Spiritus Sancti. Amen * -после чего перекрестился и мысленно сказал самому себе: "богохульствуете батенька. В этом мире (кабаке если забыли) бог и дьявол вы" Вампир проигнорировал приступ шизофрении и решил все нормально раздать их заказы, чем и занялся *Во имя отца, и сына и святого духа. Аминь

Ботаник: - Lupus pilum mutat, non mentem*! Не думай, что сможешь обмануть меня, слугу суда Божьего. Я вижу всех здесь насквозь, и моя душа наполняется праведным гневом. Здесь все души заключены в мерзкие оковы дьявола и их спасением будет только полное упокоение. Как жаль, что это не юрисдикция Святой Католической Церкви, иначе вместо латыни я говорил бы с тобой на языке оружия. - Священник, как подобает всякому его сана, поблагодарил бармена и взял в руку бокал красного вина. Он тихо про себя пробормотал некоторые слова молитвы, прежде чем сделал большой глоток и на половину осушил бокал. Алкоголь быстро подействовал на юный организм, к нему не привыкший, и инквизитор быстро начал искать место, куда он бы хотел присесть. Лучшим решением ему показалась вампирша, одиноко сидевшая за столом в одном из углов кабака. - Можно к вам присесть? А все равно, меня ничто не остановит это сделать. - Священник сел напротив наемницы и прежде чем снова с ней заговорить допил свое вино. - Бармен, еще вина, мне! - сказал он и поставил пустой бокал на стол перед собой - Странно, мне всегда казалось, что mulier nunquam tacet**, а вы не произнесли ни слова, с тех пор как я здесь. - Инквизитор говорил уже более развязно, но прищуренные глазки все еще строго следили за обстановкой. *Волк меняет шерсть, но не натуру **женщина никогда не молчит

Эзергиль: -Таааааааааак. Я терпел долго. Я все понимаю. Разные виды, разные взгляды на жизнь. Но ревностного католика пусть и не человека, оскорблять!? Причем фактически у него дома. В чужой монастырь со своим уставом не ходят, падрэ. Даю вам возможность ответить мне, но учтите от того как вы ответите многое зависит.

Лао Вэй: Китаец некоторое время прислушивался к разговорам, ведущимся в кабаке, после чего наконец извлёк из пачки сигарету, прикурил её и выпустил в потолок струю табачного дыма. Тем временем в помещении зазвучала латынь, от чего Лао слегка усмехнулся и, обернувшись к фанатику произнёс: - Lingua latina non penis caninus est. - китаец постарался вложить в эти слова как можно больше уважения, но вышло всё равно сухо и безжизненно. Удовлетворив таким неоднозначным способом своё неожиданно проснувшееся чувство юмора, капитан АС вновь принял прежнее положение и вперился взглядом в одну точку, как будто и не произошло ничего. Единственное отличие состояло в том, что теперь Лао периодически стряхивал пепел в пепельницу.

Лисхен: Кивком поблагодарив бармена за новую кружку пива и не выпуская её в этот раз из рук (между тем уже оставив надежды восстановить историческую принадлежность первой кружки), Витольд многозначительно посмотрел на командора и улыбнулся. - Что ж, Винсент, вы можете прямо сейчас исповедаться падре, на латыни побеседовать с людьми о ваших планах на отношения с ними или убедить бармена, что ему стоит смириться с равноправием лдей и нелюдей, а я откланиваюсь. - Вампир сделал несколько больших глотков. - Я не собираюсь покинуть вашу организацию, потому что лучшего мне, увы, не дано, да и не в привычку мне бросать дело, за которое принялся, но всё-таки я остаюсь при своём, - Витольд залпом опустошил кружку, - а вы уж как хотите. Вишневский встал, поправил одежду, застегнул плащ, мерзко улыбнулся и, пожелав всем приятного вечера, скрылся за дверью кабака.

Ботаник: - Господин командующий сведущ в латинском языке, и в глупых шутках. - К обычному раздражению в голосе священника появились нотки обиды. Какой-никакой союзник предпочитает и дальше оставаться недоверчивым к католической миссии, к которой принадлежал фанатик. Священник грустно оглядел свой пустой бокал вина, который мог бы переключить его мысли, или просто сделать его еще более раскованным. Желание притупить свое сознание частенько появлялось у молодого служителя церкви, особенно когда ему приходилось слушать изречения вроде того, что высказал бармен-вампир. Фанатик повернулся к Эзергилю и пристально на него взглянул, пытаясь увидеть в чем же состоит подвох, но так быстро решить задачу вампир-католик он еще не был способен. - Ты несешь вздор. - единственное что нашлось у него сказать в ответ на слова бармена. - Как может нечисть поклоняться Богу, который проклял ее и подверг вечным страданиям за их грехи? Нечисть, что портит кровь и убивает христиан лишь ради собственной выгоды, не может чтить Бога, ее место в Аду, куда светлые воины Христа и служители Священной Инквизиции ее отправляют для защиты немощных христиан и братьев наших по вере.

Эзергиль: Нолан устало снял очки и сказал не своим голосом: -Ты сюда больше никогда не войдешь. Скажи спасибо, что выйдешь!- Эзергиль поднял священика в воздух силой мысли и тем же образом сломал ему руки и ноги, после чего неведомая сила выкинула святого отца из кабака.- Он больше никогда не сможет сюда войти! Ему сюда дверь закрыта!

Wincent Juliano: - Ох, как у вас тут шумно, - командор скривился и, за неимением другого собутыльника, пересел за соседний с китайцем стол. Конечно, он отчасти сам верил в то, что нёс Витольду про равноправие людей и нелюдей, однако за один стол с человеком сесть ему не позволяло какое-то застарелое внутреннее предубеждение. Возможно, следствие старой пропагандистской обработки. - Как дела в Белом городе, камрад? - беззлобно ухмыльнулся он и бросил бармену: - Почтенный! Два пива мне и председателю Мао!

Эзергиль: -Конечно! Сию минуту! -учтиво ответил вампир сервируя поднос. Подойдя к столику он выставил две пинты светлого пива, две темного (потому что не знал какое именно предпочтут клиенты) пиалу с сырными шариками в панировке и с орешками: -Прошу вас, господа, это за счет заведения. Уж простите что пришлось лицезреть... Такую картину -Эз явно был сам не в восторге от того что сделал со священиком, но по другому он не мог

Нясь: Входная дверь слегка приоткрылась и в образовавшуюся щель проскользнул непонятный зверь. Точнее попытался проскользнуть, ибо застрял на полпути. Буркнув что-то невразумительное и скорей всего нецензурное, зверь открыл дверь пошире и уже нормальной походкой вошел в кабак. - Всем добрый вечер, - прозвучал низковатый "металлический" голос. Закончив словесные реверансы, зверь бодро потопал к барной стойке и одним прыжком взгромоздился на стул. "Да, а стульчики-то можно было и побольше сделать...". Устроившись поудобнее, Нясь посмотрела сверху вниз на бармена и принялась постукивать кончиком хвоста по стойке.

Эзергиль: Эзергиль на оригинальность (не то слово) нового посетителя никак не среагировал. Так сказали видали и круче. Он вежливо склонил голову и сказал: -Здравствуйте. Хоте ли бы что-то заказать?

Нясь: Нясь вздрогнула, оторвавшись от каких-то своих мыслей, и проговорила: - А что у Вас есть? И кстати, чем лучше расплачиваться? Немного поерзав на стуле, Нясь наконец выбрала такую точку обзора, из которой можно было увидеть почти всех. Осторожность никогда не помешает.

Эзергиль: Вампир поправил очки и улыбнувшись сказал: -У нас есть ВСЕ. А расплачиваться можно любой валютой любого мира, хозработами или можете получить кредит, но расплачиваться придется все равно.

Нясь: Зверь тут же прижал длинные уши к голове, сразу сделавшись похожей на большую плюшевую игрушку. Придвинувшись в таком виде к Эзергилю, Нясь тихо-тихо произнесла: - А мясом вас не устроит? Сырым... - заметив приподнятую бровь бармена, тут же поправилась. - Нет, не человеческим, хотя и его я тоже могу достать... Посидев так еще секунд 10 и, не дождавшись от бармена ответа, зверь со вздохом достал откуда-то мятые и выпачканные в крови бумажки, на поверку оказавшиеся стодолларовыми банкнотами. Придвинул кучку денег поближе к бармену: - Сырных шариков. С чесноком. И побольше. И ментоловый ликер.

Эзергиль: Приняв купюры Нолан начал делать заказ и как бы мимоходом сказал: -Не надо решать за меня что я думаю. Мясом бы я взял в принципе. Ликер вам во что налить?

Нясь: Нясь презрительно хмыкнула - люди, что с них возьмешь. - В кружку. Вот у вас маленькие такие кружечки висят, с цветочками. В них, пожалуйста. С этими словами зверь превратился в маленькое существо. Существо перепрыгнуло со стула на стойку, уселось мордой к залу и закурило. По кабаку поплыл запах ментола...

Эзергиль: Эзергиль налил ликер и поставил миску с сырными шариками. После чего плюнув на всех посетителей ( и на гордых зверей, и на долбанутых фанатиков, и смешных ФРИКов) облокотился на стойку и закурил сигару

Нясь: ...Ликер кончился, сырные шарики - тоже. Бармен молча курил. немногочисленные посетители молчали. Скучно... Нясь по привычке сунула лапку в шерсть и... и ничего не обнаружила. Через пару минут до зверька дошло, что последнюю сигарету она выкурила полчаса назад. Огорченно вздохнув, зверек принялся лениво рассуждать: чтобы попросить сигарет, надо превратиться в Зверя. Но в облике зверя курить невозможно, следовательно надо превращаться обратно в маленького зверька. Но как же лениииво!.. Вкусный ликер мягко туманил голову, и зверек принял единственное, по его мнению, решение - подошел поближе к Эзергилю и легонько подергал вампира за рукав формы.



полная версия страницы